Дом извращений: Тим Пауэрс «Ужин во Дворце Извращений»

Содержание

Тим Пауэрс «Ужин во Дворце Извращений»

*Играет песня «I Don’t Want To Set The World On Fire» группы The Ink Spots*

— Война… Война никогда не меняется. Как и время выхода нашей передачи! В эфире «Вестник постапокалипсиса», добрый вечер!

*Звучат аплодисменты, включается свет. За столом из переделанного форда мустанга сидит молодой ведущий. Он искренне улыбается в камеру, только впечатление немного портят несколько отсутствующих зубов, под глазами небольшие мешки.*

— Меня зовут Френк Улыбашка *аплодисменты* и сегодня у нас в студии очень интересный гость: музыкант, избавитель, да и просто отличный парень – Грегорио Ривас!

*Звучат аплодисменты, прожектор освещает диван для гостей. Там сидит молодой мужчина с темными волосами, резкими чертами лица и щеголеватой бородой.*

— Здравствуйте Грегорио. Очень рад, что вы смогли сегодня к нам заглянуть.

— Добрый вечер Френк, и спасибо за приглашение, для меня это честь.

— Приятно слышать. И первый вопрос, дабы не тянуть – «избавитель», что это значит?

— Вы же в курсе про Сойера и его культ? Нет? Ну что ж. Сойер появился из ниоткуда и сколотил вокруг себя общину, их еще называют в народе «сойки». Сойки ездят стаями по городам, ловят отбившихся путешественников или потерявшихся юнцов. Они окружают их любовью и заботой, а потом проводят причастие…

— Причастие?

— Они им что-то дают, через прикосновение, после чего человек становится безвольным и полностью отдает себя в руки культистам.

*вздох ужаса*

— Грегорио, вы хотите сказать, им дают наркотики?

— Скорее всего.

— А вы?..

— А я ищу таких людей, ворую их у соек и избавляю от причастия. За деньги, конечно же.

*Одинокое «уууууу» в зале, после чего несогласного «зашикивают».*

— Мистер Ривас, вы делаете очень хорошее дело. Кроме того я слышал, что вы лучший в своем деле. Но как вы это делаете? Я имею в виду процесс «избавления».

— Это профессиональная тайна, но, так и быть, я вам расскажу – музыка и алкоголь.

*Ривас заговорщицки подмигивает в камеру, в зале слышны смешки.*

— Мы подготовили небольшой сюжет про мир мистера Риваса. Что скажете?

— С удовольствием посмотрю!

*Гаснет свет, под потолком зажигается проектор. Кадры городов сменяются планами пустыни и т.д. Звучит голос диктора.*

— Что случилось? Никто не знает. Оно случилось и все тут. Остатки цивилизации продолжают жить на руинах былого величия. По пустыням продолжают ходить караваны. Банды байкеров, или «ухарей», названы в честь мечей, издающих странный ухающий звук, колесят пустоши в поисках добычи. Правда не на мотоциклах, а на велосипедах. *смешки из зала* Предсказатели цепляют себе железки на зубы, и говорят, что слышат голоса в своем рту. Местная валюта – алкоголь. Старики помнят звездопад, после которого появился сам Сойер – бог или обманщик. Пока его сойки собирают урожай новых адептов, где делся сам Сойер? Какую тайну скрывает его секта?

*Включается свет, зал аплодирует. Ривас тоже аплодирует.*

— Очень хороший сюжет, мистер Улыбашка – коротко и по делу. Мне понравилось.

— Спасибо Грег. Можно я буду называть вас Грег? Вы не против? Так вот, Грег, а что за история с «Дворцом Извращений»?

— Хм… Ко мне пришел местная шишка, Ирвин Бёрроуз, и попросил спасти его дочь, Ури, от соек. Предложил баснословные деньги. Много денег!

— Но вы ведь согласились не через деньги, ведь так?

— Кхмм, нас с Ури раньше связывали отношения…

*зал улюлюкает*

— Вот я и отправился на ее поиск. И дорога привела меня к «Дворцу Извращений» — самый пугающий бордель, известный человечеству. А там уже и Сойер…

— Простите, Грег, режиссер говорит, что у нас осталось очень мало времени. Вы ведь музыкант. Может сыграете нам что-то?

— Да, конечно. Как насчет «Пети и волка»?

— Замечательно!

*Грегорио достает из-за дивана скрипку и начинает играть партию Пети из «Пети и волка». Свет начинает немного тускнеть.*

— А в следующем выпуске нашего шоу к нам придут очень интересные гости. Гордон Кранц расскажет о проблеме доставки писем в условиях, опасных для жизни, а Джоэл Миллер поведает секреты сбора грибов. И не стоит забывать про нашу кулинарную рубрику «Ты то, что ты ешь»! Ниган и Люсиль расскажут как легко и просто, в домашних условиях, приготовить нежнейшую отбивную. А с вами был Френк Улыбашка и Грегорио Ривас. До свидания!

*Свет гаснет, музыка играет еще некоторое время и тоже прекращается.*

Директор воспитательного дома покрывал своих воспитанников-извращенцев

За это он предстанет перед судом

Следственными органами Следственного комитета при прокуратуре РФ по Астраханской области завершено расследование уголовного дела в отношении директора федерального государственного социального учебно-воспитательного учреждения для детей и подростков с девиантным поведением «Специализированное профессиональное училище закрытого типа города Астрахани» (СПУЗТ) Юрия Абакумова, обвиняемого в халатности (ч. 1 ст.293 УК РФ). Как сообщили корреспонденту ИА «Высота 102» в пресс-службе регионального Следственного управления, в апреле 2008 года Абакумов был поставлен в известность сотрудниками психологической службы СПУЗТ о том, что в отношении 15-летнего воспитанника учреждения на протяжении нескольких месяцев совершается сексуальное насилие более старшими воспитанниками.
В целях создания видимости благополучия учреждения, положительных показателей работы Абакумов, сам являющийся отцом двоих детей, нарушил права воспитанника и укрыл данный факт от правоохранительных органов и контролирующих организаций. В результате халатности директора СПУЗТ, игнорировавшего неоднократные обращения самого подростка с просьбами оградить его от полового насилия, несовершеннолетний систематически продолжал подвергаться насильственным действиям сексуального характера на протяжении года.
Преступные действия несовершеннолетних насильников были пресечены лишь в декабре 2008 года, когда потерпевший в очередной раз сбежал из детского учреждения и самостоятельно обратился в правоохранительные органы.
Шесть подозреваемых в возрасте 15-17 лет незамедлительно были задержаны и арестованы. Собранные следственными органами доказательства суд посчитал достаточными для признания их виновными в совершении 14 преступлений, предусмотренных ч.2 ст.132 УК РФ (насильственные действия сексуального характера в отношении несовершеннолетнего). Всем назначено наказание от 2,5 до 5 лет лишения свободы.
Уголовное дело в отношении Юрия Абакумова направлено прокурору для утверждения обвинительно заключения.

D0 94 D0 Be D0 Bc D0 B8 D0 B7 D0 B2 D1 80 D0 B0 D1 89 D0 B5 D0 Bd D0 B8 D0 B9 Бесплатное Порно Видео

D0 94 D0 Be D0 Bc D0 B8 D0 B7 D0 B2 D1 80 D0 B0 D1 89 D0 B5 D0 Bd D0 B8 D0 B9 Бесплатное Порно Видео — Смотри Красивое и Возбуждающее D0 94 D0 Be D0 Bc D0 B8 D0 B7 D0 B2 D1 80 D0 B0 D1 89 D0 B5 D0 Bd D0 B8 D0 B9 Порно на kokobum.com

  Tags: D0 , мамаша , евро , массаж

  • Yasmeena: 3movs бесплатно и бесплатно xnxc порно видео d0

  • Ларкин любовь имеет BES синицы поставить свой член между ОЗП

  • 94 мин: хардкор бб

  • веб-камера девушки 94

  • пухлые любовь 94

  • еще одна азиатская BCS

  • Ad
  • BCS мамаша

  • классический цикл 94 (Gina J)

  • дама показывает все 94

  • лез tribbing 94

  • Ad
  • 94 минут горячей потной колготках секса

  • BCS команды бирки

  • лесби 94

  • межрасовые 94

  • фистинг удовольствие 94

  • волосатые девушки 94

  • сексуальная красотка мигающие Кейси Джеймсе обнажая грудь на открытом. ..

  • «Londons» смазанный вверх sextape * Предварительный просмотр

  • Ad
  • ас-94-4532 мм

  • Веб-камера любительское секс мастурбацией ебать (94)

  • chinesefemdom 94

  • 2 член в одну попку вау

  • Ad
  • _stacked_wife_loves_being_watched_

  • эротический видеочат веб-камера сессии 94

  • замочной скважины петли 222 70х и 80х — Сцена 2

  • уш-94 体育 会 レ ジ ェ ン ド коробка лучшие из лучших

  • t0ri б @ NGB @ BES 01

  • t0ri б @ NGB @ BES 02

  • л ^ су б @ NGB @ BES 02

  • хорошие б @ BES

  • 4manda г старый б @ NGB @ BES

  • BES друзей секса

  • d_be_letrip1. wmv

  • замочной скважины петли 94 1970-е годы — сцена 4

  • милый молодой в веб — эпизод 94

  • teenburg девушек и мастеров 94

  • Шприц compil 94

  • Dansk drenget БЮР 2013 NR 94

  • чешский любители 94

  • Dansk drenget БЮР 2012 Nummer 94

  • AFW-94

  • Skandinavisk drenget БЮР 2012 Nummer 94

  • любительский секс втроем 94

  • Датская мальчик 94

  • Горячая 94

  • m1ssal1c3_94

  • missalice_94_2014-10-24

  • тк Дженн @ б @ Be POV минет и ебать

  • felix_warner_ricky_roman_so_you_wanna_be_a_cocky_boy

  • колледжа Джок Камминг на его BES

  • beurself 42 ПИФ Gent с помощью дер Ikiss-sexdating (. су б @ NGB @ BES 04

  • частное домашнее горячее веб-камеру в прямом эфире секс ебать мастурба…

  • бесплатно жить секс взрослых кулачковый camshows чат (94)

  • 2 блондинка б @ BES в m0mmy г @ NGB @ нг

  • cum 94 rockin

  • мамаша и анальная забава с bc part1

  • geile reife fotze 94

  • мамаша мастурбирует 94

  • malka ligla kavo be shladkoo

  • бразильская бабушка трахает и кончает на bc

  • la coquine avec enzo sur beneluxxx. be

  • милая лилия с bc creampie

  • joi # 9 bc сладкий дразнить

  • carter bc

  • les coquines avec des blacks # 2 sur beneluxxx.be

  • любительская тройка 94

  • Веб-камера # 94

  • секс тайский fakeaway51043590113 bc

  • z44b 94 hugs u0026 lie

  • любительский 94

  • beurette du 94

  • andrea sky поклоняется большим черным петухам

  • видео 11 23 2557 be, 00 13 00

  • весорн тора золото т. 94,1

  • yourangel redtu be

  • видео 11 25 2557 be, 00 23 58

  • видео 11 24 2557 be, 00 15 02

  • видео 11 23 2557 be, 00 07 04

  • bc прекрасный мальчик

  • видео 11 25 2557 be, 00 28 58

  • видео 11 22 2557 be, 23 58 22

  • лесбиянки трибальные 94

  • bc fucking волосатая задница

  • be ngoc (24.12.2011)

  • be heo bj

  • видео 11 25 2557 be, 00 26 51

  • Застенчивые азиатские младенцы, целующиеся сосать язык, облизывая сос. ..

  • видео 11 25 2557 be, 00 25 21

  • азиатская веб-камера 94

  • vesporn.com tora gold vol 94.1

  • 2014 10 31 09 05 37 281.

  • firestarter3 bigtits redtu be

  • une bonne pipe sur beneluxxx.be

  • бледная скитая шлюха поклоняется черным монстрам

  • встряхнуть змею google eyed be sick

  • pics vids 94 003.avi

  • yourangel redtu be

  • домашняя тройка mmf 94

  • hz bc 1729

  • devo4ka v chate 94

  • видео 11 23 2557 be, 00 17 08

  • негров, владеющих дешевыми белыми шлюхами, плотными дырами

  • большой луч человека (выбор # 94)

  • случайная девушка трахается 94

  • maiala 94

  • un trio sauvage sur beneluxxx. be

  • видео 11 25 2557 be, 00 22 09

  • chicos lindos bes

  • Следующая страницаЛучшие Порно Видео | Новые Порно Видео

    ↑ На верх

    Русский | Deutsch | Español | Português | العربية | 한국어 | Deutsch | Chinese |
    Все порно ххх тубы, фотографии и другие торговые марки и авторские права являются собственностью их соответствующих владельцев.
    .Copyright © 2015 kokobum.com | dmca/copyright

    Дом Извращенцев [18+] — Дом Извращенцев

                                        
                                              

    С чего бы начать, Дорогой Дневник...

    Наверное, с того, что я ненавижу своего отца. Да, я говорила это, и не один раз между прочим, но сколько уже можно? Он постоянно приводит домой каких-то непонятных женщин, говорит, что они - мои новые матери, но они все также уходят в слезах из нашего дома. Ему уже под сорок, а он все еще не может "наесться" ночью этими "дамами". Чем он их вообще привлекает? Или он имеет тайный прием пикапа и флирта? Фиг с ним, но я не могу уже терпеть это безобразие! Хочу сбежать из дома, никогда не слышать эти стоны по ночам и уже жить, как нормальный ребенок. Вчера вечером он снова принес свое чудо в мини-платье, но никаких стонов и скрипов кровати не было слышно. Может быть она уже тогда убежала через окно или смыла себя в унитаз?

    24 июля. Твоя Мел.

    Утрецо говнецо. Утро для меня никогда не было любимым, оно то само успевает высыпаться? Пахнет чем-то вкусненьким. Неужели мой батюшка решил приготовить завтрак? Подозрительно...

    Выйдя из своего государства срача и хаоса, я прямиком направилась по следу этого дивного запаха на кухню. За кухонной плитой стояла вчерашняя женщина и что-то жарила. На столе стояла стопка блинов, на тарелках лежала яичница с сыром, а в кружках был разлит чай. Очень даже ничего, но меня не обхитрить, дорогуша. Странная картина вырисовывается, я то думала обнаружить ее каблук в унитазе. Обычно в это время бабы выбегают с криками: "У ТЕБЯ МАЛЕНЬКИЙ!", а сейчас это напоминает мне счастливую семью из какого-нибудь дешевого теле-сериала с плохим актерским составом.

    -Доброе утро, солнышко, - в кухню зашел батяня и поцеловал меня в лоб, а затем ту бабоньку.
    -Объясните мне на милость, что за ересь? - выскользнуло у меня изо рта. Только не матерись, спокойна, иначе пиздюли, спокойна, Мел, спокойно.
    -Вот эта прелестная девушка теперь моя новая супруга, - вальяжно протянул отец, пока садился за стол.
    -Ты говорил мне это уже не первую тысячу раз, я даже сбилась со счета. Лучше расскажи мне об этом существе, - я села за стол и принялась уплетать яички и блинчики.
    -Ее зовут Эбигейл Франческа. И на этот раз все серьезно, Мел. После завтрака мы переезжаем к ней домой.
    -Пф-ф-фу-у-у-у-у-у - с таким звуком я выплюнула чай из своего обожженного ротика. - Стой, придержи свои яйца, бать.  А если ты вдруг опять накосячишь и нас выгонят? И как это "мы" переезжаем? Езжай один, а я останусь здесь, - я сморщила свой крысиный нос, показывая свое недовольство батиными авантюрами.
    -Доча, - заладил он, -  я все прекрасно понимаю, в этом доме очень много воспоминаний связанных с... Ну ты понимаешь. Но нужно идти дальше. Насчет школы не переживай, я уже забрал документы.
    -Тебе понравится у нас дома, - влезла в разговор эта "Эбигейл". - Я тщательно подготовила твою комнату. Я знаю, что не стану тебе сразу мамой, я даже больше чем понимаю это, но давай подружимся для начала? - Эбигейл вытерла со стола пролитый чай и мило мне улыбнулась. Хм-м-м, вроде не приставучая, дам ей шанс, но не сразу.
    -А как же эта квартира? Она досталась мне от мамы! Только не говори мне...
    -Нет! Это исключено! Я оставлю квартиру тебе и ты имеешь полное право жить здесь после 18-летия.
    Потерпи меня еще 2 года и ты будешь свободна. Тем ни менее, ты уже не будешь доедать блинчики? Если нет, то я готов их принять у себя в животе, - я покосилась на папана и сожрала все блинчики. Моя мстя будет самой мстя из всех мстя, которые ты когда-либо видел!
    -Хорошо, так уж и быть. Но Эбигейл, берегитесь. Вы у меня на прицеле! - с этой угрозой я побежала собирать вещи. Почему я не закатила скандал? Просто я не такой человек. Главное, что он не продаст эту квартиру и я вернусь сюда через два года, Карл. Для папы это большой прорыв, да и Эбигейл выглядит мирно и довольно доброй. Не стерва, короче.

    Окно. Много много много много много ну о-о-о-очень много машин и малепусеньких людишек. Так и хочется вылезти из машины и раздавить этих букашек. Эх, мечты. Как хорошо, что никто не умеет читать мысли...

    Вечер.
    Фуф. Ну наконец-то машина остановилась, еще бы чуть-чуть и меня бы вырвало на Эбигейл. Я мирно вылезла из машины и достала свою сумку из багажника. Эби и папанька доставали другой багаж из машины, а я стояла как страус, который хотел чихнуть и теперь не знает, что делать дальше. Огромный дом, высокие ворота, ограждающие его, и охранник. Можно быть спокойным, что ей деньги от нас не нужны. Уже плюсик в ее пользу. Как я буду уживаться в этом доме одна? Они наверняка целыми днями будут на работе, насчет папы не уверенна, но Эбигейл похожа на бизнесвумен. Меня охватили сладкие мечты о роскошной жизни, пока я пересекала порог дома с сумками. Зайдя внутрь, Эбигейл показала мне мою комнату и убежала на крики о помощи из ходячего существа под названием: "батя". Он поругался с охранником и собакой. Когда успел?

    Комната просторная и очень светлая. Обои были в голубо-сиреневых тонах, а мебель была белая. Я обязательно сделаю ее черной, но выглядело по-царски. В комнате была еще одна дверь, по всей видимости в ванную. Уже отлично. Интересно, какая она? А вдруг там джакузи? Или маленькая водяная горка? С катающийся макакой! Открыв дверь, я не увидела горки и макаку в джакузи, а узрела парня, который стоял с какой-то вибрирующей штукой....

    В носу...

    Читать «Йошкин дом» — Райхер Виктория Яковлевна «neivid» — Страница 22

    Понь был так занят своими мечтаниями о тайном проникновении в дом и жизнь Коня, что ничего не делал у себя дома. Он не вытирал пыль, не мыл посуду и не полировал копыт. Он целыми днями представил себе, как бы день за днем тихо ходил по дому Коня (приклеив к подошвам бархатные подушечки, чтоб не было слышно шагов), как бы нашел себе постоянное место в комнате Коня (там, где Конь не проходит или проходит редко, а то наткнется), как бы знал все—все про жизнь Коня и как бы это было хорошо. Понь знал, что шапок—невидимок не существует, но ему очень нравилось мечтать. На фразе «как бы это было хорошо» он всегда улыбался сам себе, а так как до этой фразы Понь доходил в своих мыслях очень часто, то и улыбался он почти всегда, когда был один.

    Маленький Понь был так увлечен, что не замечал ничего вокруг себя. Он не слышал тихого—тихого шарканья чьих—то копыт по своим комнатам, не чувствовал чужого дыханья над своим ухом и не обращал внимания на то, что у его комнатной герани куда—то пропадают листья. А Конь только диву давался: ему казалось, что жизнь маленького Поня он изучит за день, максимум за два и пойдет себе дальше и воспользуется своей новой шапкой—невидимкой для изучения куда более любопытных экземпляров, нежели маленький глупый Понь, к которому он и пробрался—то почти машинально, просто по дороге. Но маленький глупый Понь все время улыбался, он бродил по своим комнатам и тихо чему—то улыбался, и Конь никак не мог понять — чему же он так радуется, и никак не мог бросить свои наблюдения и скакать дальше и злился, не понимая. Гордый невидимый Конь день за днем тихо ходил за Понем и пытался понять. А маленький глупый Понь тихо бродил по своим комнатам, думал об абсолютно недоступном Коне и улыбался.

    ИЗВРАЩЕНИЙ НЕ БЫВАЕТ. Андрогин

    Я хочу, чтоб меня звали Джон и Мэри

    И струилась жизнь моя в английском доме

    Где кудрявы резеда и земляника

    И камин в библиотеке после чая.

    Я хочу, чтоб меня звали Джон и Мэри, —

    Я б тогда пришел домой с охоты рано

    И спросил: «Скажи мне, Мэри, что случилось?

    Почему ты вся в расстройстве, дорогая?»

    И ответила бы я: «Послушай, милый.

    Я сегодня повстречала незнакомца.

    Он ходил у нас по лесу, как лесничий,

    И смотрел на все деревья, как разбойник.

    Я ходила собирать коренья маме,

    Ты ведь знаешь, мама нынче приболела,

    Я ходила, чтоб набрать грудного сбора,

    Но внезапно повстречала незнакомца».

    И тогда бы я ответил: «Дорогая,

    Ну какая тебе разница, скажи мне,

    Кто там ходит по опушке за калиткой,

    Если крепко спит мой пес напротив дома?»

    Но сказала бы я: «Джон, послушай, милый,

    Незнакомец этот в куртке и без шляпы,

    По плечам его безбожно вьются кудри,

    А глаза его зеленые, как листья».

    Я хочу, чтоб меня звали Джон и Мэри, —

    Я почувствовал бы легкую досаду:

    У меня глаза, как небо, голубые,

    А у Мэри, точно небо, голубые.

    У меня не вьются волосы, конечно,

    И конечно, не хожу я в лес без шляпы,

    И ответил я бы так: «Послушай, Мэри,

    Не ходила б ты по лесу, дорогая!

    Я не знаю, кто там ходит за опушкой,

    Я сегодня же пойду туда с собакой.

    Я сегодня же возьму с собой дубинку

    И ружье. И не волнуйся, дорогая.

    Я вернусь совсем не поздно, прямо к чаю,

    Прямо к чаю я вернусь, ты слышишь, Мэри?

    Ты же можешь вышивать пока в гостиной

    Или печь пирог с черникой и корицей».

    Я хочу, чтоб меня звали Джон и Мэри, — Я тогда скорей бы Джона проводила

    И дала ему с собою бутерброды,

    Термос кофе и большой пакет печенья.

    И рукою бы подольше помахала,

    У окна печально стоя, как невеста,

    А потом бы быстро—быстро побежала

    Отпереть калитку ту, что в лес выходит.

    И впустила бы скорее незнакомца.

    Терпеливо ожидавшего мгновенья.

    Чтоб войти в мой чистый дом почти беззвучно,

    На ходу снимая куртку без застежек.

    По плечам его безбожно вьются кудри.

    А глаза его зеленые, как листья.

    У меня глаза, как небо, голубые.

    И у Джона точно небо голубые.

    Я хочу, чтоб меня звали Джон и Мэри, — Незнакомец бы ушел от нас до чая,

    Ну а к чаю бы, конечно, Джон вернулся,

    Джон ни разу не нарушил обещаний.

    Я сказала бы: «Готов пирог с черникой!» — И на стол пирог поставила бы быстро,

    И уселся бы мой Джои удобно и кресло,

    И курил бы в нем, в окно спокойно глядя.

    Я хочу, чтоб меня звали Джон и Мэри, — Я сказал бы: «Не нашел я незнакомца!

    Ты, наверное, любимая, ошиблась:

    Не растет у нас в лесу зеленоглазых!

    Я искал его везде, и даже больше,

    И собаку я пускал ему но следу,

    Но собака не хотела потрудиться

    И все время поворачивала к дому».

    «Не бывает, не бывает, не бывает», —

    Я кивала бы в ответ бездумно Джону,

    А по лесу в это время незнакомец

    Быстро шел бы, сапогом пиная листья.

    Я хочу, чтоб меня звали Джон и Мэри,

    Хоть, по правде, я, конечно, незнакомец,

    Что идет сейчас но лесу, чуть шатаясь,

    Головой кудрявой ветки задевая.

    Я иду себе по лесу, чуть шатаясь,

    Головой кудрявой ветки я тревожу,

    Ни о чем не в силах думать, кроме неги,

    Из которой выход есть, но он — далече.

    И когда в кустах щелчок раздастся резкий,

    Упаду я, не заметив расстоянья,

    И зеленые глаза мои закрою,

    И тихонечко скажу себе «спасибо».

    Я лежу себе в траве среди деревьев—Мне печально, мне удобно, мне спокойно.

    Я иду себе домой, позвав собаку, — Мне довольно, мне удачно, мне спокойно.

    Я сижу себе в гостиной после чая—Мне уютно, мне печально, мне спокойно.

    Я хочу, чтоб меня звали Джон и Мэри,

    А то что это это за имя — Незнакомец?

    ИЗВРАЩЕНИЙ НЕ БЫВАЕТ. Онанист

    «Я хочу, чтоб меня звали Джон и Мэри» — мурлычу я из окна автобуса сам себе под нос и еду, еду. «Я хочу, чтоб меня звали Джон и Мэри». Странная песенка. Детская. Но зато точно про меня. Не помню, где я ее слышал, наверное, слышал где—то. Там еще дальше вроде бы даже какой—то сюжет, но я не запомнил слов, мне запомнилась только первая строчка. «Я хочу, чтоб меня звали Джон и Мэри». Хочу.

    Головы деревьев в непогоду похожи на растрепанные женские волосы, ласкаемые ветром. Вы никогда не замечали, что головы деревьев, гнущихся под ветром, похожи на растрепанные и яростно ласкаемые ветром женские волосы? Я еду в автобусе по улице засаженной с двух сторон то ли ивами, то ли липами, в общем, какие—то длинные ветви, длинные—длинные и ветер изо всех сил треплет их сильным дыханьем. Я смотрю на склоняющиеся ко мне головы растрепанных деревьев и думаю о том, что по улице идет девушка в ярко—красной куртке.

    По улице идет девушка в ярко—красной куртке. Куртка переливается красным цветом, она не просто красная, а какая—то нахально красная, вызывающе—красная, очень красная, краснее всего на этой улице. Я еду в автобусе, надо мной и автобусом изо всех сил гнут лохматые головы зеленые ивы, а может быть, липы, их зеленые волосы развеваются ветром, а по улице идет девушка в ярко—красной куртке. Я смотрю на девушку и не могу перестать смотреть. Автобус едет небыстро, а девушка идет изо всех сил, она спешит, и поэтому ярко—красная куртка спешит среди зеленых волос деревьев одновременно с моим автобусом — я смотрю на девушку и понимаю, что она — это я.

    Она — это я, потому что для меня это единственный способ не расставаться с ней сейчас навсегда. Если она — это не я, значит, мы сейчас разминемся, она уйдет, исчезнет среди деревьев и ее ярко—красная куртка достанется вовсе не мне. На это я пойти не могу, а у меня меня никогда не было такой красной куртки. У меня меня никогда не было такой красной куртки, а у нее — есть, поэтому она — это я. «Я хочу, чтоб меня звали Джон и Мэри» — напеваю я себе под нос и спешу, в своей красной куртке вниз по улице вдоль деревьев. Куда я иду?

    поджигал, бил, оставлял без еды и воды

    Творчество музыканта Мэрилина Мэнсона всегда вызывало крайне негативные эмоции. Оказывается, мужчина вел жестокую и безнравственную личную жизнь.

    О том, что певец Мэрилин Мэнсон очень жестоко обращался со своими женщинами стало известно несколько месяцев назад. Жертвы одна за одной начали рассказывать страшные истории, которые происходили с ним в доме у знаменитости. Сейчас же всплыли новые подробности странных предпочтений Мэрилина. Находясь в отношениях с некоторыми женщинами, певец их пытал, бил током и несколько дней держал в камере без еды и воды. 

    Настоящее имя Мэрилина Мэнсона — Брайан Уорнер. Британское издание решило провести глубокое расследование относительно жестоких сексуальных предпочтений мужчины. Новые подробности, которые всплыли против Брайана, вызвали настоящий резонанс. То как Мэнсон запугивал и издевался над своими жертвами, заставит правоохранительные органы пересмотреть наказание за содеянное.

    Такую “страшную” жизнь певец ведет уже не один год. Своих партнерш мужчина менял как перчатки, скорее всего даже не он из бросал, а наоборот. Именно по этой причине обвинение собралось достаточно много, закулисье личной жизни музыканта раскрыто во всех подробностях. Несколько самых отважных жертв подали иски против мужчины, обвиняя в жестоком обращении и абьюзе. Адвокаты же Уорнера отрицают все обвинения, заявляя, что они сфабрикованы. Женщины просто пытаются добиться финансового вознаграждения.

    Дом, где все происходило

    Данный особняк не принадлежит Мэрилину. Музыкант взял в аренду данное жилище, потом что оно максимально подходило для его утех. Расположено данное здание в Западном Голливуде. До Мэнсона этот особняк арендовали другие музыканты, которые работали не выходя из дома. В подвале они сделали стеклянную комнату, которая им служила студией звукозаписи. По техническим характеристикам эта комната является звукоизоляционной, что очень понравилось Мэрилину. 

    Как рассказывают жертвы и инсайдеры, данная стеклянная мини-комната служила для певца местом, где он мог воплотить в жизнь все свои извращенные фантазии. Здесь он пытал своих жертв и наблюдал за их поведением, через прозрачные стены.

    Об этой комнате рассказывала бывшая супруга музыканта, Эшли Морган призналась, что мужчина запирал ее за малейшие проступки, и не выпускал оттуда даже если она сильно об этом просила.  

    “Даже если бы я сильно кричала, то меня все равно никто бы не услышал. Сначала я била в стены, но потом поняла, что такое мое поведение вызывает наслаждение у него. Я поняла, что я даю ему то, ради чего он меня туда посадил. Поэтому обычно в такой ситуации я отключалась и старалась думать о чем-то другом” — рассказывает Эшли.

    Сам же Мэрилин ранее признавался о своих сексуальных предпочтениях, он даже с гордостью рассказывал о “подвигах” в интервью. Своей бывшей жене Мэнсон говорил, что может посадить в эту комнату любого человека, который по его мнению, себя плохо ведет.

    Как выглядит жилище музыканта внутри?

    Все те, кто однажды был в доме у Мэрилина поделились впечатлениями. Они утверждают, что вся мебель, ковры и шторы имеют черный цвет. Необходимо это для того, чтобы солнечный свет не попадал в жилище музыканта. Также стены дома украшены кровью, свастикой и различными вырезками из порно журналов. Персонал говорит, что для артиста важно поддержание низкой температуры в доме, если кто-то регулировал и делал воздух немного теплее, то Мэнсон выходил из себя и разбивал все, что попадалось под руки.  

    Показания последней жертвы

    Актриса Эсме Бьянко, известная по игре в сериале “Игра престолов” рассказывает, что именно в этом доме музыкант применял относительно ее физическое, моральное насилие. Женщина говорит, что Мэрилин запрещал ей спать, есть, пить, он бил ее электрическим током и насиловал в течении 2-х лет. Последней точкой кипения стала ситуация, когда артист накинулся на актрису с топором, не отдавая себе отчет.

    Психологическое давление на своих жертв

    Все жертвы музыканта утверждают, что Мэрилин Мэнсон обладает даром психологического давления. Он каким-то образом заставлял своих жертв следить друг за другом и рассказывать ему мельчайшие подробности их личной жизни.

    Изначально музыкант обещал своим женщинам роскошную жизнь, очень ласково и нежно относился, даже предлагал начать выбирать свадебные платья. Когда же женщина была в полном его владении, он начинал издевательства. 

    “Мэнсон — является тем человеком, который умеет находить в других слабые места. Он всегда умеет находить в человеке что-то такое, что может очень сильно всколыхнуть его, даже довести до полного отчаяния. После этого, каждый раз во время общения, он старается затронуть эту тему и надавать на больное место. Это всегда очень манипулятивно и мерзко” — рассказывает инсайдер.

    Модель Дита Фон Тиз является также бывшей женой артиста. Она состояла в официальном браке с мужчиной более семи лет. Женщина утверждает, что никаких подобных действия со стороны Мэрилина за эти годы не было. Сам музыкант также отрицает свою вину и утверждает, что его бывшие женщины искажают реальность. 

    «Эти извращения ведут к деградации!» — Столица С

    Бывший предприниматель, зарезавший соседа Богомола за «нехорошие приставания», получил 8,5 лет «строгача».

    В пятницу 13 мая Пролетарский райсуд поставил точку в нашумевшем деле об убийстве с «гомосексуальным подтекстом»! 43-летний житель дома № 62 по ул. Пушкина Дмитрий Ефремов был приговорен к 8,5 года строгого режима. При этом гособвинитель требовал для недавнего предпринимателя 10 «строгих» лет. Как установило следствие, разорившийся бизнесмен нанес своему 44-летнему безработному соседу Анатолию Захаркину по прозвищу Богомол более 20 ударов ножом, поразив сердце и печень. А затем выбросил завернутый в плед труп на заснеженную улицу. Такую безжалостную расправу Ефремов учинил за то, что сосед приставал к нему с «нехорошими намерениями». «Я родился в Советском Союзе, летал на военных самолетах, и мне непонятны подобные извращения, которые становятся в нашем обществе нормой!» — заявил осужденный в своем последнем слове. Исповедь «рожденного в СССР» в зале суда слушал ВАЛЕРИЙ ЯРЦЕВ.

    Во время судебного следствия адвокат зачитал характеристики на подзащитного Дмитрия Ефремова, выданные по двум его последним местам проживания. Сведения оказались противоречивыми.

    Жильцы дома № 62 по ул. Пушкина (именно там произошло убийство) сообщили, что обвиняемый злоупотребляет спиртным, собирает пьяные компании… А в бумагах, выданных председателем домового комитета дома № 34 по той же ул. Пушкина и также подписанных соседями, говорится обратное: «Зарекомендовал себя как примерный гражданин, дружелюбен, оказывает помощь, вежливый, добродушный, опрятный. Агрессии никогда не проявлял. Воспитанный, тактичный, коммуникабельный, морально устойчивый…». А вот как подсудимый себя зарекомендовал по месту работы в фирме «Инстал-Строй», где более пяти лет трудился директором: «Квалифицированный специалист, исполнительный работник, совершенствовал навыки, к работе относился творчески… Приветлив, обходителен, выдержан, тактичен… В затруднительных ситуациях всегда находит выход…». Именно такого мнения оказался о своем бывшем начальнике его заместитель. «Прошу не принимать во внимание характеристику, выданную по адресу: Пушкина, 62, где я проживал крайне редко, — поясняет Дмитрий Ефремов. — Нужно учесть лишь характеристику с Пушкина, 34 — с места моего фактического и длительного проживания!».

    Обнаженный окровавленный труп был обнаружен 28 декабря примерно в 6.30 около подъезда вышеуказанной пятиэтажки. В погибшем соседи признали обитателя первого этажа Анатолия Захаркина по прозвищу Богомол. Местным жителям он был известен как одинокий человек, который любил в пьяном виде рассуждать о религии. Злая судьба свела его с соседом Дмитрием Ефремовым, проживающим в комнате № 84. В свое время мужчина возглавлял фирму «Инсталстрой», занимающуюся строительными работами, оптовой и розничной торговлей. Но затем бизнес потерпел фиаско. Накануне Ефремов пригласил Богомола в гости. Начали с водки. Затем продолжили спиртовой настойкой из перца, приобретенной в аптеке. По данным следствия, преступление произошло после 01.00. Как рассказал на предварительном следствии обвиняемый, в какой-то момент он решил переключить телеканалы. Дистанционный пульт куда-то подевался. Пришлось нагнуться к панели телевизора. И именно в этот момент он услышал за спиной подозрительный шум. Обернулся — и удивился! Гость, приспустив свои штаны, приближался к нему. Хозяин схватил со стола кухонный нож и нанес Богомолу несколько ударов. Затем Дмитрий решил избавиться от умирающего человека. Но сил хватило лишь на то, чтобы вытащить «улику» на улицу и оставить возле соседнего подъезда…

    Суд интересуется у Дмитрия Ефремова по поводу того, удовлетворена ли его просьба на посещение молельной комнаты и библиотеки. Оказывается, такое разрешение до сих пор не получено… Затем служители Фемиды переходят к вопросу о здоровье подсудимого. «У меня нет большого пальца не левой руке! — говорит Ефремов и демонстрирует ладонь. — Травматическая ампутация! И другие пальцы перебиты. Это произошло буквально за три месяца до совершения убийства. Нанес себе травму циркулярной пилой, когда готовился к встрече бывших однокурсников вместе с дипломным руководителем…».

    На этом суд заканчивает следствие и переходит к прениям. Слово предоставляется гособвинителю. Тот не отрицает, что преступление могло произойти из-за «нехороших приставаний». «Действия подсудимого квалифицированы правильно! — констатирует прокурор. — Но такие действия иначе как безнравственными и жестокими не назовешь!. . Ефремов разозлился из-за намерения Захаркина вступить в половую связь… Будучи разозленным, он схватил кухонный нож и нанес более 20 ударов…

    Отягчающим обстоятельством является тот факт, что преступление было совершено в состоянии алкогольного опьянения. Это способствовало проявлению Ефремовым агрессии… Вместе с тем, подсудимый вину признал в полном объеме, указал, куда выбросил оружие преступления… Он имеет несовершеннолетнюю дочь. Следует также учесть его состояние здоровья…». В итоге прокурор предложил посадить Ефремова на 10 лет. В этот важный момент находящийся за решеткой бывший предприниматель выглядит спокойно. На лице никаких эмоций. Суд интересуется мнением потерпевшей — крестной погибшего Анатолия Захаркина. Согласна ли она с таким наказанием? «Еще раз говорю, я не Бог и не судья! — поднимается с места Раиса Алексеевна. — Пусть будет так, как вы решите!» Кстати, прежде в беседе с корр. «С» женщина рассказала, как долгие три недели не могла предать земле тело покойного. «Только почти через месяц смогла Анатолия похоронить, — признавалась Раиса Алексеевна. — Все это время он находился в морге. Тело даже разлагаться начало… Почему? Денег не было. Анатолий детдомовский, значит, государство должно было его бесплатно обуть, одеть и захоронить! А я за все сама платила. Со мной было плохо, когда я кресты и гробы заказывала. Для этого ходила с протянутой рукой и везде занимала деньги…».

    Тем временем слово берет адвокат, который просит значительно снизить запрошенный обвинением срок наказания. «На наш взгляд, он является слишком суровым! — восклицает защитник. — Смягчающим для Ефремова обстоятельством является аморальное поведение самого потерпевшего! Если бы тот не проявил подобный интерес к подсудимому, то такого преступления вообще бы не было… Прошу применить более мягкое наказание, чем предусмотрено законом за данное преступление!». «Вину признаю! — восклицает подсудимый Дмитрий Ефремов, когда ему предоставляется последнее слово. — Со всем согласен!. . Да, я совершил тяжкое преступление. Это большой грех. Раскаиваюсь! Но не в свое оправдание, а для объяснения хочу рассказать, почему так произошло… Я вырос в СССР, служил в армии, летал на военном самолете… (в конце 1980-х годов он получил профессию летчика в высшем авиационном училище — «С») Всегда работал… И вот эти половые извращения… Это одна из стадий деградации личности. Она ведет человека к вырождению. Всегда такое явление в обществе считалось тяжким грехом. А сейчас стало чуть ли не нормой! Тогда вопрос: что же будет с нами завтра?.. Завтра, получается, нормальный человек будет считаться в обществе ненормальным? Еще раз говорю: раскаиваюсь, прошу прощения у потерпевшей, родственников и близких…».

    После таких слов служители Фемиды удаляются в совещательную комнату. Через недолгое время звучит приговор: признать виновным в убийстве и назначить наказание в виде 8,5 лет строгого режима. Вердикт в силу пока не вступил.

    Рецензия на книгу: Дом ужасов извращения Карла Джона Ли

    Название: Horror House of Perversion: An Extreme Horror Novella

    Автор: Карл Джон Ли

    Дата выпуска: 20 августа 2021 г.

    Возвращение!

    Послушайте, не знаю, как вы, а я люблю загадочных людей, которые, кажется, существуют на периферии общества. То ли из-за возраста, то ли из-за недоверия к правительству/технологиям, то ли просто из-за презрения ко всему миру – эти люди меня бесконечно интересуют.

    Итак, в прошлом году приехал некто Карл Джон Ли со своей фантастической новеллой «Мутации кровавых зверей». грядущий мой роман.

    Говоря это – мне еще не мало подробностей. Я предполагаю, что ему от 65 до 80 лет. Я полагаю, что это основано на его неспособности использовать технологии, а также на историях, которыми он поделился — многие из них произошли в 70-х годах.

    Я был застигнут врасплох с «Кровавым зверем», поскольку это дебют, но с его историей написания сценариев и написания сценариев Ли знает, как плести пряжу.Я также был застигнут врасплох тем, что он установил его в наши дни.

    В своем втором релизе «Horror House of Perversion» он снова переносит события в наши дни, но адаптировал их по сценарию, написанному им около сорока лет назад, что просто феноменально. Мне очень понравилось, что мне прислали цифровую арку, но я также сделал предварительный заказ на книгу!

    Что понравилось: Сама история следует знакомому повествованию. Группа университетских друзей собирается на выходные в домике.Прошло много-много лет с тех пор, как они все были вместе.

    Быстро становится очевидным, что группа довольно нефункциональна, и большинство из них не изменилось с тех прежних дней. Но Карл Джон дал нам понять, что группа будет не просто развлекаться. Нет, в эти выходные что-то из их прошлого решило, что пришло время отомстить.

    Мне все равно, сколько лет Карлу Джону, человек может написать кровь и смерть. Прошло много времени с тех пор, как я читал описание, которое заставляло меня корчиться, но здесь у нас есть несколько, особенно когда части отделяются и когда что-то вставляется.

    Также было невероятно приятно увидеть историю, в которой мужчин убивают по одному. Это не был ваш типичный слэшер, где грудастая блондинка умирает быстрой смертью, сняв топ, и история была лучше для этого.

    Что мне не понравилось: Мне очень понравился этот, но я должен сказать — женщина, которая, казалось бы, управляет домом, на который они наткнулись, была действительно странной, и я не на 100% уверен, что ее персонаж действительно работал или имел цель. Нет, сотрите это.У нее была цель, она нашла раненых женщин и дала им дом, но я думаю, что ее роль была бы лучше, если бы мы знали немного о ней или имели больше предыстории конкретно для нее и ПОЧЕМУ она делает то, что она делала.

    Почему вы должны купить это: Если вам нравятся быстрые, жестокие чтения, наполненные старым ультранасилием, не ищите дальше. Карл Джон Ли владеет каждым словом, которое он размещает на странице, и ведет читателя вперед, как будто мы новый щенок в его классе дрессировки.Этот пролетел мимо, в нем было множество катарсических моментов, и если бы это был фильм, бюджет в основном был бы потрачен на кровь. Отличные вещи от автора, я надеюсь, что больше людей узнают об этом, но также и о том, кто продолжает выкладывать больше этих мрачных чтений.

    5/5

    Нравится:

    Нравится Загрузка…

    Родственные

    Дом ужасов извращений Карла Джона Ли

    Возвращение!

    Послушайте, не знаю, как вы, а я люблю загадочных людей, которые, кажется, существуют на периферии общества.То ли из-за возраста, то ли из-за недоверия к правительству/технологиям, то ли просто из-за презрения ко всему миру – эти люди меня бесконечно интересуют.

    Итак, в прошлом году прибыл некий Карл Джон Ли со своей фантастической новеллой «Мутации кровавых зверей».

    Возвращение!

    Послушайте, не знаю, как вы, а я люблю загадочных людей, которые, кажется, существуют на периферии общества.То ли из-за возраста, то ли из-за недоверия к правительству/технологиям, то ли просто из-за презрения ко всему миру – эти люди меня бесконечно интересуют.

    Итак, в прошлом году прибыл некий Карл Джон Ли со своей фантастической новеллой «Мутации кровавых зверей». грядущий мой роман.

    Говоря это – мне еще не мало подробностей. Я предполагаю, что ему от 65 до 80 лет.Я считаю, что это основано на его неспособности использовать технологии, а также на историях, которыми он поделился, многие из которых произошли в 70-х годах.

    Я был застигнут врасплох «Кровавым зверем», поскольку это дебют, но с его историей написания сценариев и написания сценариев Ли знает, как плести пряжу. Я также был застигнут врасплох тем, что он установил его в наши дни.

    В своем втором релизе «Horror House of Perversion» он снова переносит события в наши дни, но адаптировал их по сценарию, написанному им около сорока лет назад, что просто феноменально.Мне очень понравилось, что мне прислали цифровую арку, но я также сделал предварительный заказ на книгу!

    Что понравилось: Сама история следует знакомому повествованию. Группа университетских друзей собирается на выходные в домике. Прошло много-много лет с тех пор, как они все были вместе.

    Быстро становится очевидным, что группа довольно нефункциональна, и большинство из них не изменилось с тех прежних дней. Но Карл Джон дал нам понять, что группа будет не просто развлекаться. Нет, в эти выходные что-то из их прошлого решило, что пришло время отомстить.

    Мне все равно, сколько лет Карлу Джону, человек может написать кровь и смерть. Прошло много времени с тех пор, как я читал описание, которое заставляло меня корчиться, но здесь у нас есть несколько, особенно когда части отделяются и когда что-то вставляется.

    Было также невероятно приятно увидеть историю, в которой мужчин убивают по одному. Это не был ваш типичный слэшер, где грудастая блондинка умирает быстрой смертью, сняв топ, и история была лучше для этого.

    Что мне не понравилось: мне очень понравилось это, но я должен сказать — женщина, которая, казалось бы, управляет домом, на который они наткнулись, была действительно странной, и я не на 100% уверен, что ее персонаж действительно работал или имел цель .Нет, сотрите это. У нее была цель, она нашла раненых женщин и дала им дом, но я думаю, что ее роль была бы лучше, если бы мы знали немного о ней или имели больше предыстории конкретно для нее и ПОЧЕМУ она делает то, что она делала.

    Почему вы должны это купить: если вам нравятся быстрые, жестокие чтения, наполненные старым ультранасилием, не ищите дальше. Карл Джон Ли владеет каждым словом, которое он размещает на странице, и ведет читателя вперед, как будто мы новый щенок в его классе дрессировки.Этот пролетел мимо, в нем было множество катарсических моментов, и если бы это был фильм, бюджет в основном был бы потрачен на кровь. Отличные вещи от автора, я надеюсь, что больше людей узнают об этом, но также и о том, кто продолжает выкладывать больше этих мрачных чтений.

    Извращения М. Фуко Роджера Кимбалла

    Поскольку трудно или, скорее, невозможно представить человеческую жизнь как полностью безупречную и свободную от вины, мы должны использовать лучшие главы в ней для создания наиболее полного изображение и считать это истинным подобием.С другой стороны, любые ошибки или преступления, которые могут запятнать чью-либо карьеру и могут быть совершены из страсти или политической необходимости, мы должны рассматривать скорее как отступление от определенной добродетели, чем как продукты какого-либо врожденного порока. Мы не должны слишком настойчиво останавливаться на них в нашей истории, а скорее должны проявить снисходительность к человеческой природе за ее неспособность создать характер абсолютно хороший и бескомпромиссно преданный добродетели.
    — Плутарх, жизнь Кимона


    Я, без сомнения, не единственный, кто пишет, чтобы не иметь лица.Не спрашивайте, кто я, и не просите меня оставаться прежним: предоставьте нашим бюрократам и нашей полиции следить за тем, чтобы наши бумаги были в порядке.
    — Мишель Фуко, Археология знаний

    Оглядываясь назад на наш высокомерный скептический век, будущие историки, вероятно, с ошеломленным любопытством отнесутся к возрождению агиографии в 1980-х и 1990-х годах. Во-первых, в эти десятилетия ощущалась заметная нехватка, вероятно, hagioi или святых, достойных такого поминовения.Кроме того, разоблачительный нрав нашего времени не годится — по крайней мере, так можно было бы подумать — для задачи лести. Тем не менее амбициозная новая биография французского историка-философа Мишеля Фуко (урожденная Поль-Мишель, по имени его отца) Джеймса Миллера демонстрирует, что воля к боготворению может победить многие препятствия.

    Фуко, умерший от СПИДа в июне 1984 года в возрасте пятидесяти семи лет, долгое время был любимцем той же супер-шикарной академической толпы, которая поддалась деконструкции, Жака Деррида и других стареющих французских импортеров.Но там, где деконструктивисты специализируются на плодотворной идее о том, что язык относится только к самому себе ( il n’y a pas de hors texte , по знаменитой теперь фразе Деррида), Фуко сосредоточился на Власти. Он пришел с плохой новостью в плохой прозе, что каждое учреждение, каким бы безобидным оно ни казалось, «на самом деле» является сценой невыразимого господства и подчинения; что усилия по просвещенной реформе — приютов, тюрем, общества в целом — были не более чем оправданием расширения государственной власти; что человеческие отношения — это, по сути, смертельная борьба за господство; что сама истина есть просто коэффициент принуждения; «Удивительно ли, — спрашивал Фуко в Surveiller et punir (английский перевод: Discipline and Punish , 1977), — что тюрьмы напоминают фабрики, школы, казармы, больницы, которые все напоминают тюрьмы?» Такие «допросы», конечно, пользовались огромным успехом на семинарах для выпускников. И Миллер вполне может быть прав, утверждая, что к моменту своей смерти Фуко был «пожалуй, самым известным интеллектуалом в мире» — известным, по крайней мере, в американских университетах, где герметические споры о сексе и власти ведутся с смехотворной беспомощностью. волосатым и неопрятным. Во всем этом Фуко напоминал своего более талантливого соперника и товарища по левому движению Жана-Поля Сартра, чью блестящую карьеру Фуко делал все возможное, чтобы подражать, начиная с работы во Французской коммунистической партии в начале 1950-х годов.Это ему так и не удалось — он никогда не писал ничего столь оригинального и философски значимого, как Бытие и Ничто , никогда не имел того общественного авторитета, которым, увы, пользовался Сартр в послевоенные годы. Тем не менее у него были выдающиеся и преданные сторонники, в том числе такие известные личности, как историк Поль Вейн, его коллега по Коллеж де Франс, объявивший Фуко «самым важным событием в мысли нашего века».

    Воля к боготворению может победить многие препятствия.

    Как бы то ни было, он остается маловероятным кандидатом на канонизацию. Но само название этой новой биографии — Страсти Мишеля Фуко — обращает внимание читателей на то, что, во всяком случае, по мнению г-на Миллера, его сюжет представляет нам жизнь такой образцовой, самоотверженной добродетели, что она несет в себе сравнение со Страстями Иисуса Христа. (Ссылка на «Страсти» также не случайна: Миллер делает связь явной.) Горячий прием «Страсти Мишеля Фуко» предполагает, что г.Миллер, плодовитый культурный журналист, преподающий в Новой школе социальных исследований, не одинок в своей оценке. Конечно, было несколько несогласных, в основном от академических гомосексуальных активистов, которые считают, что г-н Миллер был недостаточно благоговейным. Но большинство критиков, в том числе такие знаменитости, как Александр Нехамас, Ричард Рорти и Аласдер Макинтайр, изо всех сил стараются выразить свое восхищение и «благодарность» игре мистера Миллера.

    Новым в этом спектакле является игнорирование Миллером приведенного выше предостережения Плутарха о том, что при написании о великом человеке следует сосредоточиться на «лучших главах» жизни и скрыть «любые преступления или ошибки».Хотя это может быть сомнительным советом для биографа, для агиографа он кажется незаменимым. Не то чтобы кто-нибудь, знакомый с жизненными очертаниями Фуко, мог считать его ангелом. Миллер описывает его как «интеллектуала нового типа», «скромного и без мистифицирующего притворства». Но это в лучшем случае неискренне. Правда, Фуко время от времени предавался некоторой ритуальной ложной скромности перед лекцией или при пренебрежительном отношении к более ранним работам в пользу своих нынешних предприятий.Но, как показал французский журналист Дидье Эрибон в более ранней биографии (и как Миллер невольно показал в своей собственной), высокомерие и мистификация были двумя отличительными чертами характера и творчества Фуко.  Эрибон отмечает, что в школе, где ужасающие гравюры Гойи с изображением жертв войны украшали его стены, Фуко «почти все ненавидели». Одноклассники помнят его как блестящего, но также отчужденного, саркастичного и жестокого человека. Он несколько раз пытался — и чаще угрожал — самоубийство. Саморазрушение, по сути, было еще одной навязчивой идеей Фуко, и Миллер прав, подчеркивая увлечение Фуко смертью.В этом, как и во многом другом, он следовал примеру маркиза де Сада, который долгое время был одним из его главных интеллектуальных и моральных героев. (Хотя, как отмечает Миллер, Фуко чувствовал, что Сад «не зашел достаточно далеко», поскольку по необъяснимым причинам он продолжал рассматривать тело как «сильно органическое».) Фуко начал получать удовольствие от воображения «фестивалей самоубийств» или «оргий» в секс и смерть смешались бы в окончательной анонимной встрече. Те, кто планируют самоубийство, размышлял он, могут искать «партнеров без имен, поводов умереть, освободившись от всякой идентичности.

    Миллер описывает Фуко как «одного из представительных людей — и выдающихся мыслителей — двадцатого века». Но его великое нововведение в этой книге состоит в том, чтобы уловить самое порочное и извращенное в Фуко — его пристрастие к садомазохистским сексуальным практикам — и прославить его как новую смелую форму добродетели — более того, специфически философской добродетели. Обратите внимание: Миллер не пытается оправдывать, потворствовать или терпеть пороки Фуко; он, например, не утверждает, что они были человеческими, слишком человеческими слабостями человека, который, тем не менее, был великим мыслителем.Такое отношение, в конце концов, несет в себе скрытую критику: мы оправдываем только то, что требует оправдания; мы терпим только то, что требует нашего терпения или широты взглядов.  То, что мы полностью одобряем, мы подтверждаем и празднуем; и прославление Фуко и всего, что он отстаивал, находится в центре внимания Миллера в этой книге.

    Неделя культуры.

    Рекомендации от редакции
    Новый критерий , доставленные прямо на ваш почтовый ящик.

    Мистер Миллер утверждает, что склонность Фуко к садомазохистскому сексу сама по себе была признаком замечательных этических авантюр.В самом деле, по его мнению, мы должны быть благодарны Фуко за его новаторское исследование запрещенных до сих пор форм удовольствия и сознания. В своем предисловии Миллер предполагает, что Фуко «в своем радикальном подходе к телу и его удовольствиям на самом деле был своего рода провидцем; и что в будущем, когда угроза СПИДа отступит, мужчины и женщины, как натуралы, так и геи, без стыда и страха возобновят телесные эксперименты, которые составляли неотъемлемую часть его собственных философских поисков.Другими словами, Миллер пытается зачислить в ряды добродетельных поведения и взглядов, которые еще пятнадцать минут назад повсеместно осуждались как патологические.

    Многие из его критиков радостно последовали его примеру. Например, видный исследователь Ницше Александр Нехамас в ходе своего длинного и исчерпывающего обзора книги Миллера для The New Republic с готовностью соглашается, что «садомазохизм был своего рода благословением в жизни Фуко. Это дало возможность испытать отношения власти как источник наслаждения.Следовательно, заключает Нехамас, «Фуко расширил границы того, что можно считать достойной восхищения человеческой жизнью». Опять же, Изабель де Куртиврон, заведующая кафедрой иностранных языков и литературы в Массачусетском технологическом институте, уверяет читателей в обзоре на первой странице номера The New York Times Book Review , что Фуко «расширил современные знания очень важными и оригинальными способами». Затем она хвалит Миллера «за то, что он отбросил пронизанные клише представления об определенных конкретных эротических практиках и предложил четкий и непредвзятый (даже поддерживающий) анализ инструментов и методов того, что он считает театром жестокости по обоюдному согласию.

    Многое можно было бы сказать об этой попытке приветствовать садомазохизм как бодрящий новый вариант «стиля жизни». Прежде всего, возможно, он демонстрирует тот духовный и интеллектуальный обломок, который может возникнуть даже сейчас — и даже для самых образованных умов — от последствий радикализма 1960-х годов. Не заблуждайтесь: за утешительной рекомендацией профессора де Куртиврона «непредвзятого» подхода к человеческой сексуальности и мечтами Миллера о «телесных экспериментах», происходящих «без стыда и страха», стоит видение полиморфной эмансипации, которая помогла превратить 1960-е годы в моральную и политическое фиаско это было. Среди множества артикуляций ложной свободы, появившихся в те годы, самым влиятельным был марксистско-фрейдистский трактат Герберта Маркузе « Эрос и цивилизация » (1966). Страстно подхваченный энтузиастами контркультуры, которые хотели верить, что разогрев их сексуальной жизни ускорит кончину капитализма и принесет начало тысячелетию, он описывает зловещую борьбу между «логикой господства» и «волей к удовлетворению», атакует « установленной реальности во имя принципа удовольствия» и громит «репрессивный порядок репродуктивной сексуальности.Очень фуко, все такое. Как и великолепная идея Маркузе о «репрессивной толерантности», согласно которой «то, что сегодня провозглашается и практикуется как толерантность» — Маркузе писал в 1965 году и имел в виду такие институты, как свобода слова и свобода собраний, — «во многих наиболее действенных его проявлений, служащих делу угнетения». Говоря простым оруэлловским языком: свобода — это тирания, тирания — это свобода.

    Аромат такого радикализма шестидесятых пронизывает книгу г-на Миллера и повсюду поддерживает его симпатию к Фуко. С учетом этого кажется вполне естественным, что среди других работ Миллера The Rolling Stone Illustrated History of Rock and Roll , которую он редактировал, и «Демократия на улицах»: от Порт-Гурона до осады Чикаго (1987). Я не знаком с предыдущей работой, но «Демократия на улицах» — это прямая ода Новым левым и их «коллективной мечте» о «партиципаторной демократии». В этой книге Миллер уже увековечил важнейшие «переживания отрыва» — «во время сидячих забастовок, маршей, жестоких столкновений» — и «дух экстатической свободы» шестидесятых.В некотором смысле «Страсти Мишеля Фуко» — это возрождение этой ранней книги, но с французской темой и большим количеством черной кожи.

    Поэтому неудивительно, что, когда Миллер доходит до les événements , студенческих бунтов 1968 года, его проза становится дифирамбической, а удовлетворенная ностальгия воспламеняет его воображение. Он как будто заново переживает свое потерянное — или, может быть, не совсем потерянное — детство.

    Расстройство было опьяняющим. Были сорваны рекламные щиты, вырваны с корнем вывески, снесены строительные леса и колючая проволока, припаркованные автомобили опрокинуты.Груды мусора смонтированы посреди бульваров. Настроение было головокружительное, атмосфера праздничная. «Все мгновенно осознали реальность своих желаний», — написал вскоре после этого один из участников, резюмируя царивший дух. «Никогда страсть к разрушению не проявлялась более созидательно». Самому Фуко, к сожалению, пришлось пропустить первую волну беспорядков, так как он преподавал в Тунисском университете. Но его любовник Даниэль Деферт был в Париже и держал его в курсе событий, часами поднося транзисторный приемник к телефонной трубке.Позже в том же году Фуко был назначен заведующим кафедрой философии во вновь созданном Венсенском университете под Парижем. Сорокатрехлетний профессор философии тогда получил шанс предаться опьянению. В январе 1969 года группа из пятисот студентов захватила административное здание и амфитеатр якобы в знак солидарности со своими отважными коллегами, которые ранее в тот же день заняли Сорбонну. На самом деле, как предполагает Миллер, реальная цель заключалась в том, чтобы «снова исследовать творческий потенциал беспорядка.Миллер очень высоко ценит «творческий потенциал беспорядка». Фуко был одним из немногих преподавателей, присоединившихся к студентам. Когда прибыла полиция, он последовал за непокорным ядром на крышу, чтобы «сопротивляться». Миллер с гордостью сообщает, что, хотя Фуко «радостно» швырял камни в полицию, он, тем не менее, был «осторожен, чтобы не испачкать свой красивый черный велюровый костюм».

    Вскоре после этого обнадеживающего эпизода Фуко побрил себе череп и стал вездесущим представителем контркультуры.Его «политика» была неизменно глупой, смесью торжественной болтовни о «преступлениях», власти и слежке, разбавленной необычайной тупостью в отношении ответственного применения власти в повседневной жизни. Фуко был ослеплен мыслью о том, что слово «субъект» (как в «субъект, который это читает») родственно слову «подчинение». «Оба значения, — размышлял он, — предполагают форму власти, которая подчиняет или подчиняет». Фуко выдавал себя за страстного сторонника свободы. В то же время он никогда не встречал революционной набожности, которая бы ему не нравилась.Он отстаивал различные крайние формы марксизма, в том числе маоизм; он поддерживал аятоллу Хомейни, даже когда фундаменталистские кадры аятоллы приступили к убийству тысяч иранских граждан. В 1978 году, оглядываясь на послевоенный период, он спрашивал: «Что могла значить политика, когда речь шла о выборе между сталинским СССР и трумэновской Америкой?» Нам многое говорит о том, что Фуко затруднился ответить на этот вопрос.

    Одна вещь, которая освежает в политических безумствах Фуко, заключается в том, что они, как правило, заставляют диковинные фигуры казаться сравнительно ручными.Например, в дебатах, которые транслировались по голландскому телевидению в начале семидесятых годов, известный американский радикал и лингвист Ноам Хомский выступает как голос здравомыслия и умеренности по сравнению с Фуко. Как сообщает Миллер, в то время как Хомский настаивал, что «мы должны действовать как чувствительные и ответственные люди», Фуко ответил, что такие идеи, как ответственность, чувствительность, справедливость и закон, были просто «символами идеологии», которые полностью лишены легитимности. «Пролетариат не ведет войны с господствующим классом потому, что считает такую ​​войну справедливой», — доказывал он.«Пролетариат воюет с господствующим классом, потому что… он хочет взять власть».

    Несмотря на то, что он достиг совершеннолетия в 1940-х и 1950-х годах, «общественный» Фуко в основе своей был ребенком шестидесятых: не по годам развитым, избалованным, эгоцентричным, полным дурацких политических чувств, терзаемым несбыточными фантазиями абсолютного экстаза. Он стал экспертом в прояснении нарциссических заблуждений шестидесятых с помощью неприступного и циничного жаргона современной французской философии. И в первую очередь этому, я думаю, он обязан своим огромным успехом как академический гуру.В философии Фуко «идеализм» шестидесятников окрашен в более темный оттенок. Но его требование освобождения от «всякой фиксированной формы», как неоднократно выражается Миллер, оставалось в силе. В интервью 1968 года Фуко предположил, что «грубый набросок будущего общества дан недавним опытом наркотиков, секса, коммун, других форм сознания и других форм индивидуальности. Если научный социализм возник из утопий девятнадцатого века, возможно, что настоящая социализация возникнет в 20-м веке из опыта .

    Наркотики, по сути, были одним из средств помощи, которыми Фуко свободно воспользовался в своих поисках «опыта». Он употреблял гашиш и марихуану в шестидесятых, но только в 1975 году впервые столкнулся с ЛСД. Г-н Миллер считает, что это имеет решающее значение для развития философа, и, по-видимому, так же считал и Фуко, который описал это в своих, несомненно, самых высоких похвалах. «Единственное, с чем я могу сравнить этот опыт в своей жизни, — как сообщается, сказал он в то время, — это секс с незнакомцем…Контакт с незнакомым телом дает переживание истины, подобное тому, что я переживаю сейчас». «Теперь я понимаю свою сексуальность», — заключил он. В свете судьбы Фуко то, что этот фармакологический праздник имел место в Долине Смерти, кажется мрачным. В любом случае первый опыт Фуко с галлюциногенами был настолько воодушевляющим, что он отложил черновики неопубликованных томов «История сексуальности» — какая потеря! Как отмечает Миллер, там были сотни страниц «о мастурбации, об инцесте, об истерии, об извращениях, о евгенике»: обо всех важных философских проблемах нашего времени.

    1975 год явно был annus mirabilis Фуко . Это ознаменовало не только его знакомство с удовольствиями от ЛСД, но и его первый визит в Калифорнийский район залива и знакомство с растущей садомазохистской субкультурой Сан-Франциско. Фуко и раньше «экспериментировал» с садомазохизмом — действительно, его склонность в этом вопросе стоила ему отношений с композитором Жаном Барраке. Но он никогда не сталкивался с чем-то столь непомерным, как то, что предлагал Сан-Франциско.По словам Миллера, философ, приближающийся к своему пятидесятилетию, нашел это «местом ошеломляющей чрезмерности, которая лишила его дара речи». Он объяснил, что бесчисленные городские гомосексуальные бани позволили Фуко справиться с его «пожизненным увлечением «непреодолимым, невыразимым, жутким, ошеломляющим, экстатичным», охватывающим «чистое насилие, бессловесный жест».

    Как всегда, Миллер представляет снисходительность Фуко к сексуальным пыткам, как если бы это была благородная экзистенциальная битва за большую мудрость и политическое освобождение. Таким образом, хотя садомазохизм — это тема, которую Миллер рано и часто обсуждает, его наиболее полное исследование предмета содержится в главе, названной по названию одной из книг Фуко «Воля к знанию». «Принимая новый уровень риска, — пишет Миллер, Фуко

    вновь приобщался к оргиям пыток, дрожа от «самых изысканных агоний», добровольно стирая себя, взрывая пределы сознания, позволяя реальной, телесной боли незаметно таять. в удовольствие через алхимию эротики… .Посредством опьянения, мечтательности, дионисийской самоотверженности художника, самых суровых аскетических практик и безудержного исследования садомазохистской эротики казалось возможным, хотя бы на короткое время, разрушить границы, разделяющие сознательное и бессознательное, разум и неразумие, удовольствие и удовольствие. боль — и, в конечном счете, жизнь и смерть — таким образом, резко показывая, насколько различия, занимающие центральное место в игре истины и лжи, податливы, неопределенны, случайны.

    Большую часть времени Миллер появляется как трезвый журналист-расследователь. Но стоит только упомянуть слово «трансцендентность», и он становится липким. Я подозреваю, что это рефлекс, приобретенный из-за слишком большого количества Алана Уоттса и других квази-мистических сладостей. Как у собаки Павлова невольно текла слюна, когда он слышал звон колокольчика, так и Миллер не может не нести чепуху всякий раз, когда кто-нибудь упоминает Диониса.

    С грустью отмечая, что мы, возможно, «никогда не узнаем» в точности, что сделал Фуко, взорвав границы сознания и стирая границы между удовольствием и болью, Миллер, тем не менее, ужасно конкретен в своих описаниях садомазохистского преступного мира, который часто посещал Фуко, мира, в котором , среди прочих аттракционов, «затыкание рта, прокалывание, резание, поражение электрическим током, растяжение на вешалках, заключение в тюрьму, клеймение… .«В зависимости от клуба, — добросовестно сообщает он, — можно было насладиться иллюзией рабства или испытать непосредственно физические виды «пыток» по собственному желанию». Фуко бросился в эту сцену с энтузиазмом, который поразил его. его друзья, быстро приобретая множество кожаной одежды и «для игры» различные зажимы, наручники, капюшоны, кляпы, кнуты, весла и другие «секс-игрушки».

    Высокомерие и мистификация были двумя отличительными чертами характера и письма Фуко.

    г.Обсуждение Миллером садомазохизма, безусловно, гротескно; это тоже иногда комично. Несмотря ни на что, Миллер — внимательный и прилежный ученый, и поэтому он считает своим долгом предоставить читателям полный список источников. В своих кратких заметках он сообщает нам, что его обсуждение основано на таких работах, как «Катакомбы: храм жопы», «Городские аборигены: торжество кожаной сексуальности» и «Рабочая книга нового кожевника: фотоиллюстрированное руководство по SM Sex Devices .«Что касается методов гомосексуального садо-мазохизма в эти годы, — объясняет он, — я полагался на Ларри Таунсенда, The Leatherman’s Handbook 11 ». Это делает невозмутимая подача.

    Помимо непреднамеренной комедии, все описание садомазохизма Миллера представляет собой лабиринт противоречий, дико колеблющийся между худшим видом поп-психологической болтовни и напыщенной «философской» проповедью. Пристрастившись к контркультурным банальностям о сексуальном освобождении и психической эмансипации, он не может понять, почему «С/М до сих пор остается одной из самых широко стигматизируемых сексуальных практик.Все-таки после стольких лет! С одной стороны, чтобы помочь преодолеть стигму, он отчаянно пытается детоксицировать субъекта, чтобы извращение выглядело «в целом безобидным» и нормальным. С другой стороны, он также чувствует себя обязанным представить практику сексуальных пыток как нечто смелое, «исследование» и «вызов». Кнуты и цепи на самом деле просто «реквизит»; встречи происходят «по обоюдному согласию»; боль «часто умеренная»; приверженцы садо-мазохизма «в целом… столь же ненасильственны и хорошо приспособлены, как и любой другой сегмент населения.Но даже когда он рассказывает нам о подушках, которые он нашел в «темнице» садо-мазохизма, чтобы сделать ее уютной, он также цитирует эксперта, который, настаивая на том, что «настоящее путешествие — ментальное», открыто признает, что «определенно боль и иногда небольшое количество крови». Только небольшое количество, правда.

    Одна из частых объяснительных стратегий Миллера включает путешествие по скользкому склону. Когда в последний раз у вас был приступ агрессии? Ну, тогда: разве мы все не тайные садисты? «В конце концов, — утверждает Миллер, — СМ на одном уровне просто делает явными садистские и мазохистские фантазии, неявно присутствующие в большинстве, а может быть, и во всех человеческих отношениях.Ах да, «на одном уровне». Миллеру, кажется, никогда не приходило в голову, что, даже если правда, что такие фантазии «имплицитно» играют роль в большинстве человеческих отношений (само по себе сомнительное утверждение), разница между «имплицитным» и «эксплицитным» как раз и есть различие, на основании которого весь мир морального поведения основан. Более того, вопрос об «отношениях» почти не затрагивается, поскольку, как подчеркивал сам Фуко, анонимность встреч составляла большую часть их привлекательности: «Вы встречаете мужчин [в клубах], которые относятся к вам так же, как и вы к ним: ничто но тело, с помощью которого возможны комбинации и производство удовольствия. Вы перестаете быть заключенным в собственном лице, в своем прошлом, в своей собственной идентичности».

    Даже Миллер признает — хотя и не говорит об этом прямо, — что в центре сексуальных навязчивых идей Фуко было не стремление к философскому пониманию, а стремление к забвению. «Полное тотальное удовольствие, — правильно заметил Фуко, — связано со смертью». Печальная ирония заключается в том, что этот апостол секса и гедонизма должен был, как и маркиз де Сад до него, изгнать удовольствие от секса.В одном из бесчисленных интервью, которые он давал в последующие годы, Фуко восхвалял садомазохизм как «творческое предприятие, одной из главных черт которого является то, что я называю десексуализацией удовольствия». Что патетически показательно, так это убеждение Фуко в том, что это был аргумент за садомазохизм. Он продолжил: «Идея о том, что телесное удовольствие всегда должно исходить из сексуального удовольствия, и идея о том, что сексуальное удовольствие является корнем всех наших возможных удовольствий, — я думаю, что это что-то совершенно неправильное. — Ну да, Мишель, в этом есть что-то совершенно неправильное. Но кто считает, что «телесное удовольствие всегда должно исходить из сексуального удовольствия»? Хорошо поели в последнее время? Понравилось гулять на солнышке? Частью неумолимой логики садомазохизма является то, что то, что начинается как целенаправленное культивирование сексуального удовольствия ради него самого, заканчивается полным уничтожением способности наслаждаться удовольствием. В самом деле, можно сказать, что погоня за еще более экстремальными ощущениями удовольствия, которая лежит в основе садомазохистского предприятия, истощает удовольствие от удовольствия.Желание забвения заканчивается забвением желания.

    Сексуальные приключения Фуко в начале 1980-х также неизбежно поднимают вопрос о СПИДе. Знал ли Фуко, что болен? Миллер изрядно ломает руки по этому вопросу. Он начинает с того, что говорит: «Нет, Фуко, вероятно, не знал». Но он также цитирует Даниэля Деферта, который думал, что его друг «на самом деле знал», что у него СПИД. «Когда он в последний раз ездил в Сан-Франциско, он воспринял это как лимит-опыта .Это ставит Миллера в затруднительное положение. Он считает, что «ограничение опыта» — это хорошо по определению. «Нет аморальности в том, чтобы содрогаться от единичных фантазий и диких импульсов, — пишет он, резюмируя «этический» пункт книги Фуко «Безумие и цивилизация ». скрытому, дионисийскому измерению человеческого бытия». Но что, если достижение предела предполагает заражение других людей смертельной болезнью? Что, если погоня за каким-то «ограниченным опытом» вовлекает человека в поведение, равносильное убийству? В конце концов, Миллер вафли.Он полностью за то, чтобы позволить тем, кто «думает иначе», участвовать в «потенциальных суицидальных актах страсти» с партнерами по обоюдному согласию. Но акты убийства? Во всяком случае, довольно ясно, что думал сам Фуко. Как он выразился в первом томе «Истории сексуальности» : «Фаустовское соглашение, искушение которого внушено нам развертыванием сексуальности, теперь таково: обменять жизнь во всей ее полноте на сам секс, на правда и суверенитет секса. Секс стоит того, чтобы умереть.

    Желание забвения заканчивается забвением желания.

    Или возьмем предположение, что Мишель Фуко — своего рода современная аватарка Фридриха Ницше. Не столько утверждается, сколько считается само собой разумеющимся, что Фуко, как и Ницше, был воплощением одинокого, но глубокого философского героя, мыслящего слишком глубоко — и слишком опасно — для большинства из нас. (За исключением, конечно, последователей Фуко: для 90 048 их 90 049 это минутная работа, чтобы избавиться от «западной метафизики», «буржуазного гуманизма» и тысячи других зол.) Сам Фуко усердно продвигал идею о том, что он был современным Фридрихом Ницше, а г-н Миллер возвел это сравнение в центральный принцип интерпретации. В своем предисловии он объявляет, что его книга — не столько биография, сколько отчет о «пожизненной борьбе одного человека за соблюдение гномического предписания Ницше — «стать тем, кто он есть». Неважно, что тридцать страниц спустя мы находим Фуко, настаивающего на том, что «Человек пишет, чтобы стать кем-то другим, а не тем, кто он есть»: индустрия Фуко процветает на таких «парадоксах». В любом случае, у кого есть время на такие тонкости, как логика, когда он занят рискованным «ницшеанским поиском», который мы находим Фуко в книге Миллера каждые пятьдесят страниц или около того?

    На самом деле сравнение Фуко и Ницше является клеветой на Ницше. По общему признанию, Ницше есть за что ответить, в том числе за популярность таких фигур, как Фуко. Но что бы ни думали о философии и влиянии Ницше, трудно не восхищаться его мужеством и целеустремленной приверженностью философской жизни.Измученный плохим здоровьем — мигренями, головокружениями, тяжелыми расстройствами пищеварения — Ницше был вынужден оставить свою преподавательскую должность в Базельском университете, когда ему было около тридцати пяти. С тех пор он вел изолированную, бедную, целомудренную жизнь, живя на различные дешевые пенсии в Италии и Швейцарии. У него было мало друзей. Его работа была почти полностью проигнорирована: Beyond Good and Evil , одна из его самых важных книг, была продана тиражом 114 экземпляров за год. Но он молча терпел.

    А Фуко? После посещения самых элитных французских школ — лицея Генриха IV, Ecole Normale Supérieure, Сорбонны — он занимал ряд академических должностей во Франции, Польше, Германии, Швеции и Тунисе. Работа была низкооплачиваемой, но подающему надежды философу помогали в его программе сопротивления щедрые субсидии от родителей. В 1950-х годах, когда он был скромным инструктором в Университете Уппсалы, он приобрел то, что Дидье Эрибон называет «великолепным бежевым Ягуаром» (в книге Миллера он белый), и начал ездить «как сумасшедший» по городу, шокируя своей уравновешенностью. Упсальское общество.Разговор о сложной конвенции! Эрибон также напоминает нам, что Фуко был опытным академическим политиком, умевшим добиваться продвижения по службе для себя и своих друзей. Это не значит, однако, что он скрывал свое презрение к узкой, буржуазной щепетильности. Попытка самоубийства и бросание камней в полицию едва ли были его единственными попытками «нарушить» общепринятый академический протокол. Например, когда он преподавал в Клермон-Ферране в начале 1960-х годов, он помогал своему возлюбленному Даниэлю Деферту.В ответ на вопрос совета факультета о том, почему он назначил Деферт, а не другую абитуриентку, женщину постарше и с большей квалификацией, он ответил: «Потому что нам здесь не нравятся старые девы». Более того, Фуко повсеместно пользовался уважением доверчивых интеллектуалов. Его книга Les Mots et les Chooses ( The Order of Things на английском языке) стала бестселлером в 1966 году, что принесло ему международную известность. Высшее признание пришло в 1970 году, когда в необычно юном возрасте сорока четырех лет Фуко был избран в Коллеж де Франс, самую вершину французской академической культуры.Миллер, как и большинство ученых, пишущих о Фуко, восхваляет его философскую смелость и готовность рисковать собой ради своих идей. «Более десяти лет, — пишет Миллер о репутации Фуко на момент его смерти, — его элегантный бритый череп был эмблемой политического мужества — символом сопротивления институтам, которые душили свободный дух и подавляли «правые быть другим». Ах да, какое сопротивление буржуазному обществу!

    Но Фуко отличался от Ницше не только внешними атрибутами.Фундаментальные мировоззрения двух мужчин были радикально различны. По сути, Фуко был обезьяной Ницше. Он перенял часть риторики Ницше о власти и подражал его словесной театральности. Но он так и не достиг ничего похожего на проницательность или оригинальность Ницше. Ницше мог серьезно ошибаться в своем понимании современности: он мог принять одну часть истории — рост секуляризма — за всю историю; но мало кто так честно боролся с проблемой нигилизма, как он.Фуко просто заигрывал с нигилизмом как с еще одним «опытом». Миллер прав, подчеркивая важность «опыта», особенно экстремального или «предельного» опыта, в жизни и творчестве Фуко; он ошибается, думая, что это была добродетель. Фуко был пристрастием к крайностям. Он в совершенстве олицетворял определенный тип декадентского романтика, тип, против которого предостерегал Ницше, говоря о «тех, кто страдает от оскудения жизни и ищет покоя, тишины, спокойного моря, искупления от самих себя через искусство и знание, или интоксикация, судороги, анестезия и сумасшествие. Ненасытная тяга Фуко к новым, все более захватывающим «опытам» была признаком слабости, а не дерзости. И здесь Ницше является гораздо лучшим проводником, чем Фуко. «Все люди сейчас слишком много переживают и слишком мало думают, — писал Ницше в 1880 году. — Они одновременно страдают от сильного голода и от колик и поэтому становятся все худее и худее, независимо от того, сколько они едят. говорит теперь: «Я ничего не пережил» — осёл».

    Мало кто так честно боролся с проблемой нигилизма, как Ницше.Фуко просто заигрывал с нигилизмом как с еще одним «опытом».

    Фуко однажды назвал свое письмо «лабиринтом». Он был прав. Вопрос в том, почему мы должны хотеть войти в него? Возможно, как настаивает Миллер, сочинения Фуко выражают «мощное желание реализовать определенную форму жизни». Но является ли это желаемой формой жизни? Личные извращения Фуко вовлекли его в личную трагедию. Прославление академиками его интеллектуальных извращений продолжает оставаться публичным скандалом. Карьера этого «репрезентативного человека» двадцатого века действительно представляет собой одну из крупнейших афер в новейшей интеллектуальной истории.


    Роджер Кимбалл является редактором и издателем The New Criterion , а также президентом и издателем Encounter Books. Его последние книги включают The Fortunes of Permanence: Culture and Anarchy in a Age of Amnesia  (St. Augustine’s Press) и Who Rules? Суверенитет, национализм и судьба свободы в двадцать первом веке (книги встреч).

    Первоначально эта статья была опубликована в The New Criterion, том 11, номер 7, на странице 10
    Copyright © 2022 The New Criterion | www.newcriterion.com
    https://newcriterion.com/issues/1993/3/the-perversions-of-m-foucault

    Полноценный набор символически заряженных извращений

    С его потенциалом для оплошностей и конфликтных личностей , званый обед — идеальный сценарий для комедии нравов. Как показывает Ли Хейвен Джонс на валлийском языке The Feast , он также созрел для ужасов. Конечно, у фильма много общего с такими родственниками фолк-хоррора, как Midsommar и The Wicker Man , но, учитывая острый взгляд Джонса на классовые трения, временами он может ощущаться как тайный духовный преемник The Rules of Игра .

    Молодая женщина Кади (Эннес Элви) появляется с мокрыми волосами у ворот модернистского дома из черного кирпича, построенного посреди сельской местности Уэльса. С ней был нанят вечер, чтобы помочь хозяйке дома Гленде (Ниа Робертс) организовать обед из трех блюд для ее семьи и гостей.Как местный житель, Кади не может быть более отличным от обитателей дома, богатой семьи, власти и слабостей, которые с этим связаны. Отец, Гвин (Джулиан Льюис Джонс), гордый алкоголик и член парламента. Один из его сыновей, Гвейридд (Сион Алун Дэвис), триатлонист, а другой, Гуто (Стеффан Сеннидд), позер-панк, подсел на героин. Что касается Гленды, выросшей на территории, когда она еще была фермой, она слишком компенсирует свое скромное происхождение тем, что обращается с Кади как с куском плесени.

    С потусторонним взглядом Кади почти не произносит ни слова. Только Гуто, кажется, замечает, но он слишком занят поиском дозы, чтобы сильно волноваться. Когда наступает ночь и приготовления к ужину идут полным ходом, создатели фильма наводят ужас на ситуацию с помощью строгих геометрических композиций и замедленного движения, создавая атмосферу угрозы. Черная, белая и кислотно-зеленая цветовая палитра резко выделяет дом из его естественного окружения, а резкие вырезы и графические сочетания шокируют и дезориентируют.И на протяжении всего этого саундтрек колеблется между тревожными народными мелодиями и звонким шумом в ушах.

    Тем временем на скатерти и блузке Кади необъяснимым образом появляются пятна. Красное перо падает с потолка комнаты для медитации Гленды. Оружие Чехова множится: ножи, шашлыки, топоры и дробовик, из которого Гвин, по словам Гвин, стрелял в кроликов, которых они едят на ужин (еще один намек на «Правила игры» ).Все это время на заднем плане маячит Кади, неподвижная и не в фокусе. К тому времени, когда Мейр (Лиза Палфри), соседний фермер, и Еврос (Родри Мейлир), бизнес-консультант Гвина, приходят на ужин, становится ясно, что что-то не так. с Кади. Спутанные волосы появляются в закуске, ее тошнит в тарелке с кроликом, а ее мычание оглушает Гвина, когда он пытается на нее напасть.

    Но Джонс представляет семью чудовищной в своем приземленном смысле: самовлюбленной, высокомерной, небрежно эксплуатирующей, неряшливой в пьяном виде и, что хуже всего, самодовольной.Еще более презренным является Еврос с его обжорством не только в отношении закусок, но и в отношении месторождений полезных ископаемых, которые он помогает Гвину добывать из собственности (и надеется извлечь из собственности Майра). Таким образом, Пир объединяет народные и экологические нити ужаса, предполагая, что эти горнодобывающие операции выпустили мстительный дух из-под холмов. Это редкий фильм ужасов, в котором симпатии зрителя так прямо связаны с монстром, и при этом не теряется его способность ужасать.

    Пир является образцом сдержанности в своей первой половине, намекая на насилие, дюйм за дюймом раскрывая семейные пороки и пороки.Какой бы восхитительно гротескной она ни была с точки зрения визуальных эффектов, вторая половина фильма не может полностью реализовать этот потенциал. Сдержанность выходит из-под контроля, поскольку создатели фильма прибегают к четким объяснениям, которые служат только для того, чтобы развеять беспокойство.

    Жестокие декорации не что иное, как воображение, но как символическое возмездие за грехи жертв они могут показаться вынужденными, даже морализаторскими. Это тем более разочаровывает, потому что, когда фильм перестает предлагать и начинает прямо констатировать, ужас рассеивается, не оставляя после себя никакого лагеря. Тем не менее, The Feast делает попытку привлечь внимание к современным, очень реальным тревогам по поводу неравенства в богатстве и экологического опустошения, не прибегая к жанровым тропам, предлагая нам подумать, как сама земля может прийти к тому, чтобы пировать на богатых.

    В ролях: Эннес Элви, Ниа Робертс, Джулиан Льюис Джонс, Стеффан Сеннидд, Сион Алун Дэвис, Лиза Палфри, Родри Мейлир Режиссер: Ли Хейвен Джонс : 93 мин. Рейтинг: NR Год: 2021

    Дом извращений ххх видео

    Дом извращений ххх видео | NudeVista

    Дом извращений! анальный фистинг, бисексуалы в настоящей оргии!

    21:33

    109

    37

    05:28

    82

    176

    05:41

    201

    94

    05:29

    7200

    2000

    20:06

    44

    39

    40:33

    987

    241

    09:11

    90

    46

    15:14

    306

    133

    19:03

    1200

    319

    06:27

    315

    122

    06:16

    2400

    821

    18:50

    949

    280

    22:47

    98

    45

    21:47

    1400

    348

    30:06

    244

    52

    06:31

    59

    29

    25:11

    62

    16

    05:00

    91

    44

    08:38

    148

    138

    21:26

    70

    37

    37:25

    1900

    486

    20:22

    168

    105

    07:01

    1400

    370

    19:02

    142

    52

    54:01

    204

    54

    08:41

    127

    59

    10:06

    328

    147

    35:06

    107

    81

    08:37

    128

    45

    07:01

    253

    78

    Рецензия на книгу

    : «Извращение справедливости: история Джеффри Эпштейна» Джули К.

    Браун

    ИЗВЕРЖЕНИЕ СПРАВЕДЛИВОСТИ
    История Джеффри Эпштейна
    Джули К. Браун

    Если бы вы попросили случайную выборку взрослых назвать худшего человека в Америке, сексуальный хищник Джеффри Эпштейн, вероятно, занял бы первое место. в списке. В эпоху интенсивной поляризации есть одна вещь, с которой могут согласиться все, левые и правые, радикалы и умеренные, фантазеры и реалисты.

    Эпштейна сегодня так повсеместно ругают, что легко забыть, что так было не всегда.Менее чем за год до того, как он умер в тюремной камере Манхэттена в 2019 году, ожидая суда по федеральным обвинениям в торговле людьми в целях сексуальной эксплуатации, самопровозглашенный финансист держал в быстром наборе многих самых богатых, умных и влиятельных людей в мире. Он колесил по планете на своем частном «Гольфстриме». У него был остров в Карибском море. Он финансировал сногсшибательные научные проекты, стремясь к бессмертию.

    Среди тех, кто позволил себя обмануть, оказались и журналисты. Эпштейн был ловким манипулятором, и многие из нас (в том числе в The New York Times) были поражены доступом к нему и ослеплены группой известных людей, которые его окружали.Слишком часто мы рассматривали Эпштейна как источник информации, который нужно культивировать, а не как хищника, которого нужно исследовать. Это была большая ошибка.

    К счастью, были исключения. В ноябре 2018 года Джули К. Браун, репортер The Miami Herald, опубликовала взрывное расследование в отношении Эпштейна, состоящее из трех частей. Браун сосредоточился на том, как десятью годами ранее Эпштейн уклонился от федерального уголовного расследования, признав себя виновным по двум обвинениям штата в подстрекательстве к проституции. Флорида и федеральные власти, как сообщил Браун, оказывали одну услугу за другой подозреваемому с политическими связями и его адвокатам с политическими связями, отменяя действия следователей и держа жертв в неведении.

    Сенсация Брауна вывела прокуроров и политиков из многолетнего оцепенения. Федеральная прокуратура Нью-Йорка возбудила новое уголовное расследование, в результате которого Эпштейн был арестован и обвинен следующим летом. Р. Александр Акоста, который в качестве прокурора США в Майами помог заключить любовную сделку с Эпштейном в 2008 году, ушел с поста министра труда.

    Теперь, спустя почти два года после того, как Эпштейн был найден повешенным в своей камере, что, по мнению властей, было самоубийством, Браун рассказывает, как она попала в историю всей жизни.Ее книга «Извращение справедливости» представляет собой подробный пересказ того, что потребовалось, чтобы разоблачить не только Эпштейна, но и сильно сломанную систему правосудия.

    Прочитав серию «Майами геральд», я уже знал основную сюжетную линию, но от этого меня не меньше сводило с ума зрелище того, как наладчики Эпштейна, включая таких юристов, как Кен Старр и Алан Дершовиц, приводили систему к катастрофическим последствиям.

    История того, как Браун подготовил это разоблачение, временами захватывает. Она описывает поиски жертв как иголка в стоге сена.Она рассказывает нам о совете, который дал ее терапевт, когда Браун пытался выяснить, как общаться с жертвами сексуального насилия. Она вспоминает о волнении, когда заговаривала источники, и о страхе, что подозрительные мужчины, в том числе непрошенный доставщик пиццы, следили за ней и ее партнером по журналистике Эмили Мишо. В лучшем случае «Извращение справедливости» проходит через адреналин Брауна.

    Браун ловко реконструирует сцены, связанные с жертвами Эпштейна, и позволяет этим молодым женщинам — некоторые, кажется, стали сильнее после своих испытаний, другие все еще дрожат от пережитого ужаса — говорить подробно и жгучими, порой наглядными подробностями.

    «Я не хотела, чтобы моя семья смотрела на меня по-другому», — сказала Браун одна женщина, которой было 16 лет, когда Эпштейн заманил ее в свою сеть. «Я не хотел, чтобы они думали, что я шлюха». Она добавила: «Я действительно хотела, чтобы мои родители пришли и спросили меня, что случилось». Женские голоса эхом разносятся по страницам; их рассказы разрушительны.

    Однако в другом месте Браун колеблется. Она вплетает свои личные истории в повествование своего репортажа об Эпштейне, и пересекающиеся временные рамки иногда запутываются в запутанные узлы.Она мечется между обезоруживающей откровенностью и клише, вызывающим закатывание глаз. В какой-то момент Браун начинает описывать свое вполне понятное разочарование, когда ее статьи в Herald даже не попали в шорт-лист Пулитцеровской премии — ее действительно ограбили, — но потом передумает. «Я стремилась к чему-то большему, чем Пулитцеровская премия: к справедливости», — пишет она.

    Браун неловко выражает недовольство своим редактором и другими коллегами из Herald. («Редакторы не всегда очень хорошие люди», — заявляет она.) Эффект резкий, как будто кто-то ругает человека, стоящего прямо за ней.

    Читатели, надеющиеся получить ответы на многие вопросы, которые продолжают крутиться вокруг Эпштейна, будут разочарованы. Как и когда он начал свою преступную жизнь? («Трудно сказать», — пишет Браун.) Как он стал таким богатым? (Браун ссылается на предыдущие отчеты, в которых указаны некоторые источники богатства Эпштейна, но она не копает дальше.) Почему нобелевские лауреаты, президенты и миллиардеры продолжали общаться с ним? Знали ли они о преступлениях Эпштейна? Они участвовали? Мы не знаем.

    Даже простой вопрос, явно близкий сердцу Брауна, остается без ответа: почему Акоста и его коллеги из Министерства юстиции в 2008 году позволили Эпштейну сорваться с крючка? Сериал Браун поднял важные вопросы о том, что казалось закулисными сделками, но за прошедшие годы она, похоже, не продвинулась в выяснении того, что на самом деле происходило за этими закрытыми дверями. Были ли эти государственные чиновники коррумпированы или некомпетентны? Кто стрелял? Мы не знаем.

    Вместо этого нам часто остаются инсинуации.Браун засоряет свою прозу пассивными глаголами и тщательно расставленными наречиями, которые дают ей возможность указать причину и следствие, не доказывая этого. Я сомневаюсь, что этот тип письма пережил бы процессы редактирования и проверки The Herald. По замыслу такая очистка причиняет журналистам неудобства, но повышает доверие к готовому продукту.

    В 2008 году наступает поворотный момент, когда суд округа Палм-Бич должен подписать соглашение штата о признании вины с Эпштейном, а затем вынести ему приговор за его преступление.Судья, председательствовавший в деле, неоднократно отклонял соглашения о признании вины. Но в день слушания, по причинам, которые Браун не может определить, неожиданно назначается новый судья для рассмотрения дела. Браун описывает это как «еще один прорыв для Эпштейна, который, вероятно, не был случайностью». Если, конечно, не было. Опять же, мы не знаем.

    Браун заранее сообщает нам об этом, чтобы отговорить своих соседей от вынюхивания вокруг: «Известно, что Эпштейн по крайней мере один раз прислал девушку к хозяину дома, чтобы он был счастлив, и заставил его заставить свою жену молчать. .Это заманчивый самородок. Но кто этот сосед? Он действительно молчал, потому что Эпштейн подкупил его девушкой? Разве его жена? Браун не говорит нам.

    Глава в конце книги называется «Джеффри Эпштейн не убивал себя». У меня возникло искушение перейти к концу, чтобы посмотреть, что раскопал Браун. У нее нет товаров, чтобы обосновать провокационное утверждение. Вместо этого она сбивает соломенного человека, нападая на журнал Rolling Stone за критику репортера Washington Post за то, что он поднимает вопросы об обстоятельствах смерти Эпштейна.(Понятно?) «Возможно, с новой администрацией в Белом доме кто-то, наконец, рассмотрит, как и почему умер Джеффри Эпштейн», — пишет она.

    Другой пример, менее важный, но все же резонансный для меня, — это когда Браун рассказывает о посещении отдела новостей The Times после того, как Эпштейну было предъявлено обвинение в 2019 году. Браун говорит, что упомянула журналистам Times, что Эпштейн принадлежал к «тайному клубу мальчиков-миллиардеров». В течение следующих нескольких месяцев The Times публиковала статьи, документирующие тесные связи между Эпштейном и очень богатыми людьми, в том числе статью о Билле Гейтсе. Браун утверждает, что «эта статья в New York Times, вероятно, возникла из-за моей глупой оговорки».

    Я понимаю, почему Браун считает это вероятным, но это не то, что произошло. (Я был редактором рассматриваемой статьи. Отношения Эпштейна с богатыми и знаменитыми показались нам очевидной целью репортажей. Я не знал о визите Брауна, пока не прочитал об этом в ее книге.) Я поймал себя на том, что задаюсь вопросом, какие еще неверные предположения, сделанные Брауном, и что я проскользнул мимо, не обращая внимания.

    Ничто из этого не умаляет масштабов первоначального достижения Брауна.В начале «Извращения справедливости» она пишет, что, если бы не ее репортаж в «Геральд», «Джеффри Эпштейн мог бы до сих пор колесить по миру, оскорбляя детей и молодых женщин». Это прикосновение грандиозно. Это также верно.

    Трамп гневно возражает против импичмента, называет его «извращением»

    Трамп гневно возражает против импичмента, называет его «извращением»

    Президент гневно возражает против статей Палаты представителей об импичменте в пламенном письме спикеру Палаты представителей Нэнси Пелоси .

    ВАШИНГТОН — Президент Дональд Трамп гневно возражает против статей об импичменте Палаты представителей, обвиняя демократов в «извращении правосудия и злоупотреблении властью» в их попытке отстранить его от должности.

    Во вторник в пламенном письме спикеру палаты представителей Нэнси Пелоси накануне ожидаемого импичмента Трамп утверждал, что не сделал ничего плохого, добиваясь иностранного расследования в отношении политических соперников, и критиковал демократов за то, что они сосредоточили внимание на импичменте, а не на других вопросах.

    Трамп также повторил свои возражения против процесса расследования Палаты представителей, заявив, что «обвиняемым в Салемских процессах над ведьмами было предоставлено больше надлежащей правовой процедуры».

    Трамп говорит, что не верит, что его письмо что-то изменит, но что он регистрирует свои возражения «ради истории».

    Тем временем в Капитолии демократы и республиканцы Палаты представителей спорили о правилах дебатов по историческим голосованиям в среду по импичменту Трампа, заменив возвышенную риторику конституционного долга жесткой политикой действия Палаты представителей и судебного процесса в Сенате, который, как ожидается, последует.

    Комитет по правилам палаты представителей с демократическим большинством заседал в течение дня во вторник, и законодатели обсуждали параметры дебатов в среду, кульминацией которых, как ожидается, станет голосование, которое сделает Трампа третьим президентом, которому будет объявлен импичмент в американской истории.

    «К сожалению, нам приходится быть здесь сегодня, но действия президента Соединенных Штатов делают это необходимым, — сказал председатель Джим Макговерн, штат Массачусетс. — Доказательства столь же ясны, сколь и неопровержимы».

    Он сказал, что президент «поставил под угрозу нашу национальную безопасность.и он подорвал нашу демократию» и добавил, что «каждый день, когда мы позволяем президенту Трампу вести себя так, как будто закон на него не распространяется, мы немного приближаемся» к правлению диктаторов.

    Республиканцы решительно не согласились. Республиканец, член палаты представителей Том Коул из Оклахомы сказал, что разногласия среди американцев по поводу импичмента должны быть достаточной причиной, чтобы не предпринимать этого редкого шага: «Когда половина американцев говорит вам, что вы делаете что-то не так, вы должны слушать».

    Демократы Палаты представителей планируют в среду начать дебаты и, вероятно, проголосовать за импичмент Трампу, официально обвинив его в злоупотреблении своей президентской властью в отношениях с Украиной, чтобы помочь себе в политическом плане, а затем препятствовать Конгрессу, блокируя более позднее расследование.Голоса последуют.

    Ожидается, что республиканцы не будут голосовать за импичмент Трампа. Но один за другим демократы собирают большинство из своих рядов законодателей, в том числе многие первокурсники, которые рискуют быть переизбранными осенью из округов, где популярен Трамп, объявили, что присоединятся к голосованию по двум статьям импичмента.

    «Мы должны объявить президенту импичмент», — говорится в заявлении члена палаты представителей от Демократической партии Крисси Хулахан из Пенсильвании, ветерана ВВС, которая входит в группу недавно избранных бывших сотрудников национальной безопасности, призывающих к импичменту.«Я скорблю о нашей нации. Но я не могу допустить, чтобы история отметила поведение нашего президента как нечто иное, кроме недопустимого нарушения его присяги».

    Спикер Нэнси Пелоси, которая предостерегла от проведения строго партийного импичмента, теперь почти наверняка получит цифры, когда начнется голосование.

    Поскольку импичмент, похоже, назначен Палатой представителей, внимание переключается на Сенат , который, согласно конституции, обязан провести судебное разбирательство по обвинениям. Ожидается, что он начнется в январе.

    Надеясь избавиться от длительных разбирательств, лидер большинства в Сенате Митч МакКоннелл отвергает предложение демократов о новых показаниях по импичменту в последнем призыве к Палате представителей «отвернуться от обрыва» ожидаемого в среду голосования.

    Замечания МакКоннелла Вторник фактически захлопнул дверь переговоров по сделке, предложенной лидером Демократической партии сенатором Чаком Шумером, который хочет созвать высокопоставленных чиновников Белого дома на судебный процесс в Сенате, который должен начаться в следующем году, если Палата представителей объявит импичмент Трампу на этой неделе.

    «Если дело демократов в палате представителей такое несовершенное, такое слабое, ответ не для судьи и присяжных, чтобы исправлять его здесь, в Сенате», — сказал Макконнелл. «Ответ заключается в том, что Палата представителей не должна начинать импичмент на этом основании».

    Предложение Шумера было первой увертюрой в том, что, как ожидалось, должно было стать переговорами между двумя лидерами по контурам недельного судебного разбирательства. Трамп хочет более эффектного судебного разбирательства, чтобы не только оправдать, но и оправдать его обвинения в импичменте со стороны Палаты представителей, хотя он дал указание чиновникам не появляться в Палате представителей.

    Макконнелл и большинство сенаторов Республиканской партии предпочитают быстрый суд, чтобы перейти от импичмента. Многие центристские демократы в Палате представителей начали сигнализировать о том, что они тоже готовы проголосовать и двигаться дальше. Сенатские демократы хотят получить известие от Джона Болтона, Мика Малвени и других, поскольку слушания приближаются к палате для судебного разбирательства.

    «Почему лидер, почему президент так боится, чтобы эти свидетели пришли для дачи показаний?» — спросил Шумер из зала Сената. «Они, безусловно, должны быть услышаны.

    Трампу грозят две статьи импичмента, выдвинутые демократами. Они говорят, что он злоупотреблял полномочиями своего офиса, оказывая давление на Украину, чтобы провести расследование против соперника-демократа Джо Байдена в преддверии выборов 2020 года, и препятствовал Конгрессу, агрессивно пытаясь заблокировать расследование Палаты представителей от его надзорных функций в рамках национальной системы сдержек и противовесов.

    Президент «предал нацию, злоупотребив своим высоким служебным положением, чтобы заручиться поддержкой иностранной державы для подрыва демократических выборов», — говорится в 650-страничном отчете Судебного комитета Палаты представителей.В отчете говорится, что он отказал союзнику в военной помощи в качестве рычага, и «Трамп таким поведением продемонстрировал, что он останется угрозой для национальной безопасности и Конституции, если ему позволят остаться на своем посту».

    В отчете говорится, что тогда президент предпринял беспрецедентную попытку заблокировать расследование и «скрыть» свои проступки. Отчет также включает опровержения республиканцев.

    Трамп, написавший в Твиттере со стороны после того, как дал указание Белому дому не участвовать в расследовании Палаты представителей, вновь заявил, что не сделал ничего плохого.Он продвигал расследование адвоката Руди Джулиани в отношении Байдена и широко развенчанную теорию о том, что на самом деле Украина, а не Россия вмешалась в выборы 2016 года – идея, наполненная заговором , которую другие республиканцы активно избегали.

    Американцев не обмануть, написал Трамп во вторник в Твиттере, «мошенничеством и охотой на ведьм, какими бы фальшивыми они ни были».

    Пока Палата представителей готовилась к голосованию в среду, многие демократы объявили, что будут голосовать за импичмент. Ожидается, что горстка или даже меньше выйдут из строя, поскольку спикер Пелоси ведет свое большинство к голосованию, которого она надеялась избежать, чтобы демократы взяли на себя.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.