Сепарация сына от матери: Мужская сепарация от матери: 4 стадии

Содержание

Мужская сепарация от матери: 4 стадии

В детстве ребенок очень зависим от своих родителей. Но весь период его взросления – это путь от зависимости к самостоятельности. Одна из главных родительских задач – не мешать ребенку отделяться и научить его жить без родителей. От этого будет зависеть его психическое здоровье, развитие его личности и отношения с противоположным полом.

Многих мам волнует вопрос, как вырастить из мальчика настоящего мужчину. При этом часто совершается одна и та же ошибка – мама не хочет отпускать от себя сына и всем своим поведением препятствует его самостоятельности.

Психолог Татьяна Смирнова о 4 стадиях сепарации мальчика от матери, о которых надо знать родителям.

Четыре стадии сепарации сына от матери

Возможности и перспективы здоровой сепарации сына от матери зависят от воспитания, и тех событий, которые происходят в детстве.

Есть несколько стадий отделения от родителей.

Изначально, ребенок находясь в материнской утробе, пребывает в полном слиянии с мамой и ни о какой сепарации не помышляет.

По мере того, как ребёночек растет, в животе ему становится тесновато. Через девять месяцев становится уже очень тесно и он, а вернее они вместе – и мама, и ребенок, начинают процесс родов.

И это первая и очевидная сепарация. Ребенок становится отдельным, хоть и очень, на некоторый период времени, зависимым от мамы.

В процессе родов, проходя родовые пути, он прикладывает много сил, к тому, чтобы появиться на свет.

Поэтому то, как проходят роды, может повлиять на личность будущего взрослого. Если роды были посредством кесарева сечения, то есть без активного участия младенца – он не получает важного первичного опыта преодоления, победы над трудностями..

Родившись, ребенок растет, воспринимает мир, и в разное время в разной степени нуждается в маме.

Если в детстве ребенок был отлучен, например по медицинским причинам, от мамы надолго – это тоже может отразиться на процессе последующей сепарации.

Есть очень много нюансов того, как рождение и воспитание могут повлиять на дальнейшее становление личности. И то, насколько свободным, обладающим собственным ресурсом, собственной энергией и жизненным планом будет человек, очень во многом зависит от завершенности сепарации.

Есть мамы, которые изначально, с самого рождения, воспитывают ребенка так, чтобы он навсегда остался её дитём и не получил самостоятельности.

В удачном варианте сепарация завершается годам к 18 – 20, но может не случиться вовсе.

Стадии сепарации.

Симбиоз

Если ребенок маленький, он смотрит на Маму, как на Бога (Естественно).

Если “ребенку” 30 лет – он, смотрит на маму, или на женщину, как на Бога – снизу вверх. (Как есть, но не естественно)

Если мужчина общается с женщиной “снизу” – он “застрял” в стадии симбиоза. В этой стадии он никуда не собирается сепарироваться, может проявляться инфантильно, и является очень “прилипшим” к женщине, ну, или, к маме.

Пуэр (не тот, который чай)

Латинское понятие puer aeternus, в переводе означающее “вечный юноша”, заимствовано из “Метаморфоз” Овидия.

В юнгианской психологии термин рuer aeternus используется для характеристики определенного типа мужчины: очаровательного, привлекательного, творческого, увлеченного своими мечтами и фантазиями. Такие мужчины зачастую сохраняют подростковую психологию, даже став взрослыми. Как правило, сами они полны жизни, но окружающие их люди испытывают подчас странную эмоциональную опустошенность.

Как это проявляется в отношениях с женщинами.

Такой мужчина, независимо от возраста, как-бы не наигрался, не нагулялся. Он многое берет, но не умеет давать равно в обмен. Он не готов принимать серьезных решений и брать ответственность.

Любя женщину, он не может быть с ней в постоянных стабильных отношениях. Он может изменять, уходить и снова возвращаться, исчезать, потом появляться и падать в ноги…
Такое непостоянство, легкомыслие характерны для мужчин, застрявших во второй стадии сепарации. В детском возрасте этой стадии соответствует тот возраст, когда ребенок познает мир, но имеет потребность возвращаться в безопасное убежище (к маме на ручки).

У взрослого мужчины, не прошедшего эту стадию в детстве, нет сил на прямую конфронтацию, и действует он как маятник – куда качнуло, там и будет. В мужско-женских отношениях это может порождать конфликты.

Прямая конфронтация

В детстве наступает тогда, когда внешний мир становится гораздо более привлекательным и многообещающим, чем жизнь за пазухой у мамы.

Тогда, чтобы выйти в большой мир, подростку нужно пойти на прямую конфронтацию. В это время детско-родительские конфликты усиливаются, и становятся невыносимыми еще и потому, что на этом этапе происходит обесценивание сыном матери. Чтобы проще было уйти, отделиться, ему может потребоваться обесценить мать.

Это может быть в виде оскорблений, пренебрежения, нежелания есть то, что мама готовит (лучше фастфуд).

Мужчина, застрявший на этой стадии сепарации, будет аналогичным образом проявляться в отношениях с женщинами – обесценивать, “все бабы д**ры”, и прочий шовинизм. В таком состоянии мужчина с трудом воспринимает ценность женщины и смотрит на нее наоборот, сверху вниз. Это может быть причиной разводов, разрыва отношений.

Стадия “Наконец-то!”

На этой стадии мужчина замечает женщину, признаёт её равенство, прислушивается к её мнению. При этом он может жить полностью автономно от мамы, или жены-мамы и справляться.

Мама теперь уже воспринимается, как любимая, как та, которая родила, но перестает быть “особенной” женщиной.

И тогда Мужчина может построить по-настоящему близкие и вдохновляющие отношения с Женщиной.

В нашей стране с этим есть сложность – “культурально и исторически” сложилось так, что далеко не все мужчины достигли полной сепарации. ВОВ и ряд предшествующих событий оказали свое влияние на гендерные механизмы.

Автор: Татьяна Смирнова

По материалам: www.b17.ru

Была ли эта информация полезной?

ДаНет

Сепарация от родителей во взрослом возрасте: психолог – о том, почему это важно и как это лучше всего сделать

Сепарация от родителей – важнейший этап становления личности. Однако многие из нас даже во взрослом возрасте продолжают испытывать болезненную и порой разрушительную зависимость от родителей, потребность в их любви и одобрении. Из-за чего возникает зависимость от родителей, к чему она приводит и как во взрослом возрасте сепарироваться от отца и матери – рассказывает Виктория Орлова, психолог по эмоциональным расстройствам.

Фото: Pexels.com

В чем заключается опасность зависимости от родителей?

Как понять, что ты до сих пор во взрослом возрасте не сепарировался от родителей?

Есть типичные признаки. Первый – это отсутствие автономности и опоры на себя. Когда человек до сих пор зависит от мнения и настроения своих родителей, постоянно созванивается с ними и советуется. Человек боится принимать самостоятельные решения, потому что они могут расстроить маму.

Когда человек не может построить отношения или, наоборот, находится в отношениях, но ведет себя очень по-детски, требует от мужа постоянного внимания, материнской включенности и любви.

Стремление нравиться родителям и заслуживать любовь. Такой человек выстраивает свою жизнь из желания что-то доказать: что его можно любить, что он хороший, умный.

Фото: Pexels.com

С какими проблемами сталкивается человек, который не сепарировался от родителей?

Отсутствие сепарации бьет по всем сферам жизни. Это могут быть болезненные отношения либо их отсутствие. Проблема в принятии решений, что приводит к внутренним конфликтам, невротическим расстройствам. Карьерные провалы, ситуации, когда человек не может двигаться по жизни и словно ходит по кругу. Это очень странные отношения с окружающими, когда человек стремится все время угодить, отношения, в которых отсутствуют личные границы. Такими людьми очень легко манипулировать.

Если человек не сепарировался, значит, он в детской позиции и, скорее всего, будет находить в своем окружении таких людей, которые будут занимать родительскую позицию.

Какими должны быть отношения с мамой?

Считается, что для ребенка одинаково вредны избыток и недостаток материнской любви: так ли это?

Действительно, это так. Нельзя только хвалить или, наоборот, обделять любовью. Когда мама все время восхищается ребенком, подстраивается под него, боится ругать, он вырастает уязвимым. Он будет не готов к взрослой жизни, в которой будут ситуации и люди, которые не захотят под него подстраиваться. Если мы хотим, чтобы ребенок был подготовлен и стрессоустойчив, нужно ему транслировать и показывать, что жизнь бывает разная.

Если мы говорим про недостаток материнской любви, то здесь формируется другая проблема – внутренняя пустота. Такой ребенок будет всю жизнь стремиться заслужить любовь и заполнить пустоту. Он вступает в зависимые отношения, требует, чтобы партнер долюбил его за родителей. Или с головой окунается в работу, чтобы доказать, что он хороший, что его можно любить.

Как во взрослом возрасте компенсировать недостаток материнской любви?

Во взрослом возрасте компенсировать недостаток материнской любви можно только через любовь к себе. Внутри себя нужно найти эту любящую, принимающую маму. Да, безусловно, это будет травма, но травму можно перевести в ресурс, переработать в энергию для того, чтобы двигаться вперед, достигать каких-то целей.

Важно помнить, что это естественная потребность: каждый человек хочет, чтобы его любили, уважали, ценили, это совершенно нормально.

Мама в любом случае любит своего ребенка, просто он не считывает поведение мамы как любовь и ему больше впечатывается в память, что его не любили. В терапии принято показывать человеку, что мама его любила: для этого вспоминают какое-нибудь событие из детства, где мама проявляла любовь.

Фото: Pexels.com

Как перестать пытаться завоевать материнское одобрение?

Нужно осознать, что нет никакого смысла все время пытаться что-то доказать, вместо того чтобы проживать свою осознанную жизнь, строить отношения, заниматься своими проектами, детьми. Человек тратит огромное количество жизненной энергии на эти травматические переживания.

Иначе уже в преклонном возрасте,вы рискуете вдруг понять, что прожили какую-то странную жизнь, гнались за чужими целями, которые в итоге не принесли вам никакого удовольствия, лишь бы заслужить любовь мамы.

Должна ли взрослая дочь поддерживать дистанцию в отношениях с матерью, чтобы не возникло эмоциональное привязывание?

Если дочь сепарировалась, то у нее не возникает эмоциональной привязанности и нет потребности всем делиться с матерью. У нее на первом месте она, на втором месте партнер, на третьем месте дети и только потом мама и папа.

В отношениях с матерью должны быть границы, но мама и дочь сами решают, что это будут за границы. Например, некоторые дочери просят о том, чтобы мама никак не высказывалась о их партнере. Безусловно, с мамой не нужно обсуждать тему секса, половых партнеров и т.д.

Это должны быть отношения матери и дочери, а не отношения подруг.

Многие стремятся построить со своими детьми дружеские отношения, и здесь большой вопрос – для чего человек это делает? Каждый должен быть в системе на своем месте: мать на месте матери, дочь на месте дочери.

Фото: Pexels.com

Как во взрослом возрасте сепарироваться от родителей

В какой момент стоит выходить из-под опеки родителей?

Желательно, чтобы человек в 18–21 год уже сепарировался, двигался к самостоятельности. Это значит, что нужно жить отдельно от родителей, стремиться к тому, чтобы финансово от них не зависеть, самостоятельно принимать решения. Избегать ситуаций, когда ты живешь отдельно, но мама каждый месяц дает 30 тысяч на квартиру. Потому что, когда родители дают вам финансовые средства, они занимают позицию сверху и вы от них зависите.

Естественно, есть моменты, когда мы нуждаемся в помощи. Например, человек заболел и не работал несколько месяцев. В таких случаях мы можем подстраховаться и обратиться к родителям за поддержкой, и это будет совершенно нормально.

Как стать эмоционально независимым человеком?

С эмоциональной привязанностью всегда сложнее. Чтобы стать эмоционально независимым, нужно научиться удовлетворять свои потребности.

Мы должны найти родителей внутри себя, которые могут нас поддержать в трудный момент. Это навык самостоятельно уметь справляться со своими эмоциональными состояниями, самостоятельно себя поддерживать, успокаивать.

Как во взрослом возрасте безболезненно выйти из-под контроля родителей?

Все хотят безболезненно отовсюду выходить, и все хотят безболезненно жить, безболезненно строить карьеру и т.д. Не получится это сделать: будут эмоции, будет в любом случае и грусть, переживания. Это совершенно нормально, просто от них не нужно бежать – нужно позволить себе эти эмоции испытывать.

Прежде всего стоит поговорить с мамой. Сказать: «Я тебя очень люблю и благодарю за все, но я уже взрослая, и я решила самостоятельно принимать решения». И здесь мама выбирает, как относиться: либо она скажет: «Хорошо, я тебя отпускаю», либо будет уходить в эмоции, в обиду. Нужно позволить маме испытывать эти эмоции.

Ответьте для себя на вопрос: вы хотите угождать маме или строить здоровые отношения с другими людьми, жить как взрослый человек? Иногда приходится делать этот сложный выбор, но, как правило, мама это переживает и потом отношения строит уже другим образом с позиции взрослый – взрослый, а это совершенно другой уровень.

Фото: Pexels.com

Какие этапы нужно пройти?

Нет четкого пошагового плана. Нужно смотреть конкретную ситуацию: что вам мешает сепарироваться – финансовая зависимость, неумение принимать решения или эмоциональная зависимость, – и уже от этого выстраивать этапы.

Как при этом не разрушить отношения с родителями?

Когда вы сепарируетесь, в какой-то момент может показаться, что отношения разваливаются, но на самом деле они просто трансформируются. Когда сепарация завершена, отношения, как правило, восстанавливаются и выходят на новый уровень.

Что будет, если взрослый ребенок так и не сепарируется от родителей?

Может возникнуть невротическое расстройство, депрессивное расстройство, а может быть, ребенок проживет нормальную жизнь. У нас половина жителей России так живет, и для многих совершенно нормально существовать в детской позиции. Но эта жизнь будет сильно отличаться от той жизни, которую проживают взрослые зрелые люди.

Ребенок во многом ограничен: в детстве мы не можем многое себе позволить, все за нас решают родители. В контексте взрослой жизни происходит то же самое: неавтономная личность, незрелая, не может реализовать свой потенциал. Ей сложно зарабатывать, строить здоровые отношения, сложно быть довольным, счастливым. Это механическая неосознанная жизнь.

Только зрелая личность может жить осознанно: у нее есть понимание того, что происходит, взрослый человек несет за себя ответственность, сам выбирает свой путь. Автономный от родителей человек очень хорошо чуствует эту свободу: у него фантазия играет, он свободен, он наполнен, у него много ресурса, потому что ничто его больше не держит. Он совершенно свободно действует, позволяет себе ошибаться, получает опыт, идет дальше. Захотел – переехал, сменил работу. Именно здесь проявляется чувство свободы.

Фото: Pexels.com

Вам также могут понравиться эти материалы:

Как повысить самооценку и перестать сравнивать себя с окружающими: рассказывает психолог

Что такое харассмент простыми словами и как его отличить от хорошего расположения

Быть в курсе!

Раз в неделю делимся статьями и новостями на темы моды, красоты, осознанности и жизни звезд

Отпустите сына, ради его же счастья.

Стадии отделения сына от матери | Большая 7 — Я

Сепарация ребенка от матери начинается с самого рождения. Пока ребенок находится в утробе матери, он полностью зависит от неё. Можно сказать, что в этот момент ребенок и мать – единый организм. Когда ребенок рождается, он проходит первую стадию отделения от матери. Он перестает быть частью её организма.

Сепарация сыновей отличается от сепарации дочерей. Мальчики сильнее привязаны к своим матерям, в отличие от девочек. Излишняя забота матери о сыне может стать причиной проблем становления личности будущего мужчины.

Какие этапы проходят сыновья, отделяясь от матери?

Мама – Бог


Когда ребенок рождается, он продолжает во всем зависеть о матери. Мама в этот момент является настоящим Богом для ребенка. Дарить сыну как можно больше любви важно и нужно, но необходимо помнить, что ваш мальчик не всегда будет младенцем. Некоторые женщины продолжают сюсюкаться со своими 30-ти летними сыновьями. В итоге мужчина застревает на данной стадии и превращается в «маминого сынка». Взрослый мужчина начинает проявлять инфантильность, как маленький ребенок.  Такой мужчина не сможет стать опорой для семьи. «Маменькин сынок» – тяжелый груз, как для матери, так и для будущей  жены.

Мама – убежище


Данная стадия продолжается до подросткового возраста. Ребенок активно познает мир, сталкивается с несправедливость, злостью, неприятностями. Именно в этот моменту сыну нужна мама, которая сможет поддержать его в трудных ситуациях. Мама выступает в роли убежища, в котором можно укрыться в случае возникновения разных передряг. В этот период ребенок должен иметь семейные обязательства и понимать ответственность за свои поступки. Если мальчик застревает на данной стадии, то из него может вырасти ветреный мужчина, который всегда убегает от трудных проблем. Такие мужчины не могут определить «хочу – не хочу; люблю – не люблю».

Приглашаем всех случайно зашедших на наш канал подписаться, ибо случайностей не бывает. Приглашаем посетить наш семейный сайт и канал на Дзене Печенька к Чаю , где мы с детьми выкладываем наши простые рецепты. На сайте вы найдете фильм о нашей Приёмной, многодетной семье.

Мама –  не авторитет


Эта стадия является конфликтной. Обычно она начинается в подростковый период. Сын пытается выражать свое «Я» через обесценивание своей матери. Подросток словно специально делает всё, чтобы создать конфликтую ситуацию. Любой контроль со стороны родителей воспринимается в штыки. Если парню не удалось преодолеть эту стадию сепарации, то во взрослом возрасте он продолжает демонстрировать свое пренебрежительное отношение к женщинам «все бабы – дуры». С таким мужчиной женщинам сложно выстраивать отношения, ведь он считает себя главным авторитетом.

Мама – союзница


Заключительная стадия сепарации, которая обычно завершается к 21 году. В этот момент парень начинает воспринимать маму, как союзника или друга. Он перестает ей перечить, но в то же время уже не воспринимает мать, как нечто Божественное. Мальчик становится мужчиной, который умеет отвечать за свои поступки и берет ответственность за свою жизнь на себя. Мама в этот период перестает быть главной женщиной в его жизни. Если парень не проходит данную стадию сепарации, то он продолжает зависеть от своей матери в эмоциональном плане и именно поэтому испытывает раздражение. Остальные женщины для такого мужчины выступают в роли развлечения. На этой стадии мужчина активно общается с другими женщинами, уделяет им внимание и ищет свою спутницу жизни.

Если все стадии отделения от матери прошли нормально, то мужчина понимает ценность женщины и воспринимает её наравне с самим собой. В этот период мужчина должен жить отдельно от матери. Мама перестает быть «особенной женщиной». Мужчина любит свою мать и благодарен ей за то, что она его родила.

Все перечисленные стадии проходит каждый мальчик, начиная с самого рождения. А вот заканчивается сепарация у всех в разном возрасте. В некоторых ситуациях мать никак не может отпустить сына, поэтому он становится инфантильным и постоянно конфликтующим «ребенком».

Мальчик, который так и не смог вовремя отделиться от своей мамы, никогда не сможет стать по-настоящему счастливым мужчиной. Сепарация – это важная часть становления полноценной личности. Помните, что ваш сын не может всю жизнь оставаться маленьким мальчиком, которому нужна помощь мамы 24 часа в сутки.

А вы уже столкнулись с сепарацией сына?

Очень ждем ваших историй о сепарации сыновей в комментариях.

Приглашаем всех случайно зашедших на наш канал подписаться, ибо случайностей не бывает. Приглашаем посетить наш семейный сайт и канал на Дзене Печенька к Чаю , где мы с детьми выкладываем наши простые рецепты. На сайте вы найдете фильм о нашей Приёмной, многодетной семье.

Сепарация от родителей: почему это важно

Сепарация означает «отделение». Сепарация пройдена, когда ребенок вырастает и перестает зависеть от родителей. Как определить, что это произошло? Бывает, что взрослый человек понимает, что у него этот процесс не завершен. Как завершить его во взрослом возрасте? Ответы на эти вопросы разберем в статье. 

Что такое сепарация

Вся жизнь ребенка — это процесс сепарации. Когда младенец рождается — это уже его первое отделение от матери.

Затем он начинает ходить, говорить, идет в детский сад, школу, выбирает профессию и учится. Со временем человек заводит семью и съезжает от родителей, начинает обеспечивать себя материально, одним словом — становится полностью самостоятельным.

Сепарация — постепенный процесс психологического отделения от родителей.

Если сепарация была пройдена вовремя и полноценно, то человек чувствует себя независимым на всех уровнях:

  • На эмоциональном. Вы знаете, что ваши чувства и эмоции могут не совпадать с родительскими. Вы принимаете свою историю детства — не чувствуете вину или обиду. Не нуждаетесь в одобрении своих действий.
  • На функциональном. Вы способны позаботиться о себе в физическом смысле, материально не зависите от родителей.
  • На ценностном. У вас сформирована собственная картина мира, и она может отличаться от родительской. Нет желания демонстративно жить иначе.
  • На конфликтном. Вы не боитесь отстаивать свою точку зрения и не соглашаться с родителями. При несогласии родителей способны справиться с чувством вины и остаться при своем мнении.

Признаки несовершенной сепарации

  • Вы живете вместе с родителями. За объективными причинами всегда скрываются внутренние мотивы — вы боитесь не справиться или почувствовать себя виноватым за то, что оставили родителей.
  • Вы финансово зависите от родителей.
  • Родители регулярно вас кормят или привозят еду.
  • Вы созваниваетесь с родителями по несколько раз на дню. Когда они не звонят, чувствуете сильную тревогу.
  • Важные решения вы принимаете только после согласования с родителями.
  • Вы тревожитесь за родителей или испытываете вину.
  • Вы чувствуете обиду, прокручиваете детские истории. Желаете что-то доказать, поэтому излишне стараетесь на работе или в личной жизни.
  • Находите себе материнскую фигуру в лице начальницы, мужа, подруги. Вы перекладываете на нее роль более мудрого человека, чтобы получать советы и согласовывать свои решения. Либо вы находите человека, полностью непохожего на родителей, чтобы дополучить от него любовь и внимание, которых вам не хватило в детстве.
  • Вам сложно ощущать свои границы, поэтому эмоции и мнения других людей воспринимаете, как свои собственные. В результате ваша самооценка неустойчива и зависит от окружающих.
  • Вам трудно отстаивать свое мнение. В детстве вы не сформировали навык отстаивания своего мнения в спорах с родителями, поэтому вам сложно это дается во взрослом возрасте.
  • Сценарии из родительской семьи повторяются в вашей жизни — вы также развелись или выбрали партнера с зависимостью.
  • Вам хочется уехать как можно дальше от родителей. Либо вы стремитесь жить совершенно иначе, чтобы показать родителям, как они были неправы.
  • Вы сильно тревожитесь за своих детей, излишне опекаете. Хотите быть лучше родителей и дать детям то, чего вам не хватало в детстве.

Как научиться разбираться в себе и людях? Стать психологом!

Пришлем на почту гид по профессии: с нуля до частной практики

Как завершить сепарацию во взрослом возрасте

Отношения — всегда двусторонний процесс. Родители могут пытаться удержать вас и даже манипулировать. Но только вы принимаете решение, откликаться на их эмоции или нет. Если вы сами поняли, что не прошли сепарацию, это уже хорошо. Осознание проблемы — первый шаг к решению. Что делать?

Если вы живете с родителями или материально от них зависите, то они продолжают видеть в вас ребенка, которому нужна помощь.

Начните с маленьких шагов

Собирайте информацию, изучайте стоимость и варианты жилья, учитесь готовить, разберитесь, как оплачивать счета, что в них входит. Изучите советы от коучей или начните читать статьи по финансовой грамотности. Часто страх связан с недостатком информации. Как только вы его преодолеете, вы почувствуете свободу.

Научитесь формулировать свое мнение по каждой ситуации — что я думаю и чувствую по этому поводу? Когда возникла небольшая проблема, остановитесь. Попробуйте не обращаться сразу, как привыкли, к маме, мужу, подруге. Проделайте это один раз. Получилось? Повторяйте так раз за разом и со временем вы научитесь слышать себя, создадите собственную опору.

Попробуйте взять паузу. Сделайте несколько глубоких вдохов, чтобы немного сгладить эмоции. Даже если по привычке набираете номер и звоните, спросите себя — что я думаю по этому поводу? Даже если захочется обязательно свериться с мамой или ответ покажется глупым, научитесь сначала спрашивать себя. Это будет уже первый шажок к сепарации.

Попробуйте медитации. Они научат замедляться, прислушиваться к своим мыслям и ощущениям, быть внимательным к себе и своему состоянию. Регулярная практика влияет на физиологическом уровне и снижает общий уровень тревожности.

Отделите свои установки от родительских.  Выпишите те установки, которые вас тревожат.  Например, женщина в 30 лет не замужем. Я правда считаю, что это ненормально? Или это мама так считает? Так уже появляется сепарационная граница между мной и родителями.

Определите свои отличия от мамы и папы. Выпишите минимум 10 отличий от каждого из них. Для каждого своего отличия найти 3 плюса.

Например, мои родители веселые, у них много друзей, их дом всегда полон гостей. А я интроверт, зато стремлюсь поддерживать глубокие отношения, бережно отношусь к другим людям, на работе меня ценят за способность концентрироваться на задаче.

Так вы определите, что есть в вас хорошего, даже если в этом вы не похожи на родителей.

Попробуйте себя в творчестве. Находите время для того, что позволяет чувствовать себя собой. Рисуйте, пишите, вышивайте, пробуйте что-то новое. К творчеству относятся и собственные проекты на работе или создание бизнеса.

Если есть возможность, обратитесь к психологу, чтобы он помог пройти процесс быстрее.

Сепарация от родителей — это естественный этап: по мере взросления дети обучаются разным навыкам и учатся самостоятельности. Завершение этого процесса становится вторым рождением человека — становлением его как личности, готовым ко взрослой, независимой жизни.

Книги, которые помогут и детям, и родителям:

  • Эшнер Л. Майерсон М. «Когда родители любят слишком сильно. Как помочь родителям и детям жить своей, а не чужой жизнью» — книга для родителей, которые чрезмерно опекают своих детей, и взрослых, страдающих от последствий такой нездоровой привязанности в отношениях со своими родителями.
  • Форвард С. «Токсичные родители» — книга о проблемах насилия в семье, как исцелить своего внутреннего ребенка и выйти из сценария созависимости.
  • Эльячефф К., Эйниш Н. «Дочки-матери. 3-й лишний?» — в книге рассмотрены взаимоотношений матери с дочерьми на примерах классической и современной литературы, известных фильмов.
  • Эрхардт У. «Хорошие девочки отправляются на небеса, а плохие – куда захотят» — книга показывает, как концепция покорной и покладистой девушки отражается на всех сферах жизни.
  • Аверкиева В. «Свой путь. Дневник сепарации с родителями. Версия для отпускающего родителя» — дневник для родителей детей от 14 лет. Поможет развернуться в сторону своей жизни, наполнить ее, оставаясь в контакте с ребенком.
  • Аверкиева В. «Дневник сепарации “Свой путь” для взрослого ребенка» — дневник для людей разного возраста, помогает бережно и с заботой о себе пройти процесс сепарации от родителей, найти опору в себе и смело двигаться в самостоятельную жизнь.

Четыре стадии сепарации сына от матери

Возможности и перспективы здоровой сепарации сына от матери зависят от воспитания, и тех событий, которые происходят в детстве. Есть несколько стадий отделения от родителей. Изначально, ребенок находясь в материнской утробе, пребывает в полном слиянии с мамой и ни о какой сепарации не помышляет. По мере того как ребенок растет, в животе ему становится тесновато. Через 9 месяцев становится уже очень тесно и он, а вернее они вместе –и мама и ребенок, начинают процесс родов. И это первая и очевидная сепарация. Ребенок становится отдельным, хоть и очень, на некоторый период времени, зависимым от мамы. В процессе родов, проходя родовые пути, он прикладывает много сил, к тому, чтобы появиться на свет. Поэтому то, как проходят роды, может повлиять на личность будущего взрослого. Если роды были посредством Кесарева сечения, то есть без активного участия младенца – он не получает важного первичного опыта преодоления, победы над трудностями… Родившись, ребенок растет, воспринимает мир, и в разное время в разной степени нуждается в маме. Если в детстве ребенок был отлучен от мамы надолго – это тоже может отразиться на процессе последующей сепарации. То, насколько свободным, обладающим собственным ресурсом, собственной энергией и жизненным планом будет человек, очень во многом зависит от завершенности сепарации. Есть мамы, которые изначально, с самого рождения, воспитывают ребенка так, чтобы он навсегда остался ее дитем и не получил самостоятельности. В удачном варианте сепарация завершается годам к 18-20, но может не случится вовсе.

Стадии сепарации

1. Симбиоз. Если ребенок маленький, он смотрит на Маму как на Бога (естественно). Если «ребенку» 30 лет – он, смотрит на маму, или женщину как на Бога – снизу вверх (как есть, но не естественно). Если мужчина общается с женщиной «снизу» — он «застрял» в стадии симбиоза. В этой стадии он никуда не собирается сепарироваться, может проявляться инфантильно, и является очень «прилипшим» к женщине, ну, или, к маме…

2. Пуэр («вечный юноша»). Итак, это мужчина с подростковой психологией. Как это проявляется в отношениях с женщинами. Такой мужчина, независимо от возраста, как-бы не наигрался, не нагулялся. Он много берет, но не умеет давать равно в обмен. Он не готов принимать серьезных решений и брать ответственность.

3. Прямая конфронтация. В детстве наступает тогда, когда внешний мир становится более привлекательным многообещающим, чем жизнь за пазухой у мамы. Тогда чтобы выйти в большой мир подростку нужно пойти на прямую конфронтацию. Конфликты с родителями усиливаются. Чтобы проще было уйти, отделиться, ему может потребоваться обесценить мать. Мужчина застрявший на этой стадии будет обесценивать женщин. В таком состоянии мужчина с трудом воспринимает ценность женщины и смотрит на нее сверху вниз. Это может быть причиной разводов.

4. Наконец-то! На этой стадии мужчина замечает женщину, признает ее равенство, прислушивается к ее мнению. При этом он может жить полностью автономно от мамы, или жены-мамы и справляться. Мама теперь воспринимается как любимая, как та, которая родила, но перестает быть «особенной» женщиной. И тогда Мужчина может построить по-настоящему близкие и вдохновляющие отношения с женщиной.

Учреждение здравоохранения «Гродненская университетская клиника» Врач-психотерапевт Потоцкая Елена Николаевна, тел 43-37-12

Понять и свалить: Статьи общества ➕1, 20.01.2021

Арине 30 лет. Она хорошо зарабатывает. У нее своя квартира, кот и неудачный брак за плечами. Раз в день она созванивается со своей мамой Кариной. Та знает о дочке почти все. У нее есть ключи от Арининой квартиры, и она легко может прийти туда без предупреждения. Когда Карина видит беспорядок, она начинает убирать квартиру дочери, укоряя ее за то, какая она нерадивая хозяйка: «Одного мужа уже потеряла, второго с таким отношением к быту не найдешь». На робкие возражения Арины, что она, мол, уже взрослая, мать отвечает: «Для меня ты навсегда останешься маленькой девочкой».

Алексею тоже 30 лет. Он не общался с матерью Ольгой два года. Конфликт начался после свадьбы Алексея. Ольге золовка не понравилась с самого начала. Слишком своенравная. Да и ребенка воспитывать не умеет. Внучка растет непослушной. «Я рожала мальчика для себя, — говорит о своем сыне Ольга, — а не для того, чтобы какая-то профурсетка его из семьи уводила и возила к своей матери помогать дачу строить. Я из-за него ночей не спала, помогала ему деньгами до 28 лет, а он со мной так обошелся». Хоть Алексей и чувствует вину перед матерью, он хочет сохранить мир в своей семье. Правда, и это у него получается с трудом. Он мало зарабатывает и периодически выпивает.

Обе эти семьи объединяет одна и та же проблема. Незавершенная сепарация с родителями. «Этот термин подразумевает процесс отделения ребенка от родителей, — говорит психолог Александр Куваев, — в результате которого человек учится не зависеть от семьи как на материальном, так и на эмоциональном уровнях. У него должны сформироваться собственные принципы существования и общая картина мира, не навязанные ему прошлым поколением. В результате правильной сепарации между членами семьи должны выстроиться уважительные отношения: взрослый — взрослый».

Обычно этот процесс у детей начинается в два года. Как он будет проходить, зависит от готовности родителей увидеть в своем ребенке отдельного человека.

В случае Арины и Алексея привязанность к родителям носит эмоциональный характер. Однако довольно часто подобная созависимость подкрепляется еще и материально. Согласно исследованию центра «Общественное мнение», в России вместе с родителями (своими или своих партнеров) живет каждый десятый. В возрастных категориях это выглядит так: 18% всех людей от 18 до 30 лет, 10% — от 31 до 45 лет, 12% — от 46 до 60 лет, 2% тех, кому больше 60 лет.

Незавершенность сепарационных процессов в большинстве российских семей во многом объясняется психологами культурно-генетическим наследием: патриархальностью устоев, жесткой иерархией, строгой религиозностью прошлых поколений. Традиционно русская дореволюционная семья жила общиной, а около 80% населения занималось сельским хозяйством. Для организации работ иерархия была просто необходима. Главным приоритетом клана было выживание или увеличение благосостояния. Вследствие этого браки были договорные: сыновья делили кров с родителями, а дочери, выходя замуж, переезжали в дом своего супруга, где бытом руководило старшее поколение.

После революции молодежь сама стала выбирать, с кем жить. Однако история внесла свои коррективы в новый семейный уклад. Гражданская война, голод, репрессии, Вторая мировая война оставили убитых горем женщин одних с детьми в сложных экономических и психологических обстоятельствах. Отголоски тех времен слышны до сих пор. Даже сейчас, когда голод ушел в прошлое, в домах есть бытовая техника и одноразовые подгузники, в семьях продолжает существовать установка, что дети — это не радость, а неимоверно тяжелый труд. Ребенка нужно «поднять». Психолог Людмила Петрановская красочно описывает этот механизм в статье «Травмы поколений». Мир изменился, а поведенческие схемы и реакции остались: женщины перенаправляют всю свою энергию и эмоции на ребенка, оставляя мужчину на периферии.

В результате в нашей стране детям сложнее сепарироваться именно от матерей. Непростая экономическая ситуация подстегивает родителей применять манипуляции, превращая любовь в разменную монету: «я на тебя жизнь положил — ты мне стакан в старости подашь». Таким образом, люди оказываются перед тяжелым выбором: либо родители, либо своя жизнь, либо собственные дети. Часто на подсознательном уровне они выбирают своих мам и пап, и не задумываясь живут по их правилам, забывая создать свои.

Однако не все модели поведения, которые предлагают родители, могут работать в наши дни. Современный мир меняется с такой бешеной скоростью, что старшие поколения далеко не всегда успевают под него подстроиться. В то же время сами молодые люди часто не желают взрослеть: не идут учиться, работать и интересуются только развлечениями. Они не знают, чего хотят, потому что всю жизнь за них все выбирали родители. Частично это является следствием незавершенной сепарации. Все чаще можно услышать точку зрения, что подростковый возраст надо продлить до 24 лет, так как из-за учебы в институте многие не успевают встать на ноги и продолжают финансово зависеть от родителей.

Первые признаки нарушений процессов сепарации можно отследить еще в детстве. Из-за собственных страхов родители нередко преувеличивают опасность окружающего мира, внушают ребенку (часто неосознанно), что он не в состоянии самостоятельно справляться с проблемами и ему необходима постоянная помощь. Малыша поднимают, если он упал, не дают сделать это самостоятельно. Кричат: «Осторожно!», переходя дорогу, даже если приближающуюся машину еще не видно. В результате у ребенка возникает ощущение враждебности мира и безопасности только в кругу семьи.

Нежелание ходить в детский сад или школу, трудности в общении с другими детьми становятся следствием того, что малышу сложно быть одному, без взрослых. Причина этого поведения — тревожность и гиперопека старших. Не в силах справиться со своими страхами самостоятельно, отец или мать переадресуют их ниже по семейной иерархии. Чтобы контролировать ребенка было проще, родитель с малых лет внушает ему чувства вины и собственной несостоятельности, которые остаются с человеком на протяжении долгих лет.

Если в подростковом возрасте родители продолжают опекать ребенка, не считаются с его мнением и его интересами, то они еще больше укрепляют нездоровую созависимость с ним. В итоге мы имеем два диаметрально противоположных сценария поведения у тинейджеров. По словам доцента МГУ Наталии Поскребышевой, «часть подростков подчиняется, считает, что родителям виднее, что у них действительно „нет ничего своего в этом доме“. Для подростка это практически равнозначно — „нет ничего своего в этом мире“, „нет собственного Я“. Другая часть подростков бунтует и идет „против“ родителей (часто не имея ни навыков аргументации в спорах, ни способов взять ответственность за свои поступки). В таком случае подросток стремится делать все наперекор родителям, впадая, по сути, в такую же зависимость только со знаком минус».

Выбор вуза также ярко свидетельствует о том, кто принимает судьбоносные решения в жизни подростка. Если ребенку доверяли, то уже к 16 годам он может сам определить, что ему на самом деле интересно. Однако часто родители не готовы предоставить подростку выбор — важен диплом, а не профессия, которую человек действительно любит. В результате нередко молодые люди заканчивают вуз лишь для родителей, теряя пять лет жизни только ради того, чтобы усмирить их тревогу. Ресурса как психологического, так и финансового, чтобы идти против семьи, у них просто нет.

Ярче всего незавершенная сепарация проявляется в период, когда человек пытается построить романтические отношения. Во-первых, ему сложно полностью отдаться процессу, когда самые яркие эмоции (даже негативные) он испытывает к родителям. Не каждый партнер готов играть не главную роль. Во-вторых, пытаясь сбежать от созависимых отношений с семьей, «ребенок» нередко попадает в такие же токсичные отношения с партнером, самостоятельно отдавая ему свою «территорию», так как не умеет говорить «нет» и отстаивать свое мнение. Фактически он не понимает, что такое границы, так как не успел построить их в детстве. Завершить строительство он пытается при помощи партнера, сливаясь с ним и забивая свои эмоциональные дыры новой любовью. Нередко подобные отношения приводят к абьюзу, как психологическому, так и физическому.

Часто романтические отношения не складываются вообще, потому что половозрелый человек продолжает вести себя, как ребенок: он живет на одной территории с родителями или берет у них деньги, а мать или отец контролируют его круг общения, критикуют стиль одежды, покупают продукты без согласования, всячески нарушают личные психологические и физические границы. Взрослый ребенок испытывает двойственные чувства: с одной стороны, ему хотелось бы быть независимым, с другой — ему нравится быть под опекой, перекладывать на других ответственность и получать заботу.

Люди, которые не прошли процесс сепарации, часто испытывают очень сильные негативные эмоции в отношении родителей вплоть до ненависти. В основном, это обида и чувство вины.

Фактически для такого человека не существует прошлого. Обиды не проходят и со временем могут переживаться снова и снова. В таких случаях не спасает и дистанция: разговоры с мамой или папой проекциями в голове «ребенка» продолжаются, и он все еще надеется их изменить. Психотерапевт Робин Норвуд пишет, что такое поведение абсолютно бесполезно и является признаком незрелой личности: «За всеми нашими усилиями изменить другого человека кроется эгоистичный по своей сути мотив: мы убеждены, что если он изменится, мы станем счастливыми. В желании стать счастливым нет ничего плохого, но, помещая источник счастья вовне, в чьи-то руки, мы отказываемся от своей способности изменить жизнь к лучшему и от своей ответственности за это».

Вырастая в атмосфере постоянной тревоги, ребенок и сам становится заложником семейных страхов. Ему сложно принимать решения, он не уверен в своих желаниях, не знает, чего он хочет, не готов взять на себя ответственность в тех или иных сферах своей жизни. Он часто прибегает к советам других. Вот что пишет о таких личностях психоаналитик Жизель Аррюс-Риведи в книге «Незрелые родители — взрослые дети»: «Инфантильный взрослый жалуется. Он постоянно ноет, чего-то требует, представляет себя жертвой других, судьбы, несчастливого стечения обстоятельств. И при этом никак не может определить, в чем заключается ущерб, который ему нанесли, и обман, от которого он пострадал. Он может описать их только в контексте „здесь и сейчас“, как хнычущий ребенок. Он хочет всегда и немедленно получить то, что есть у других. Зависть выходит на первый план, но расплывчатая и невразумительная, которая вызывает к жизни давнее чувство необъяснимой потери — источника всех обид».

«Сепарация — это важно, потому что, если ребенок не отделяется от родителя, он становится его психической функцией, как бы частью чужой личности, — объясняет психолог Александр Куваев. — Часто ребенок бывает козлом отпущения, куда сливается негатив, или энергетической подпиткой для поддержания вкуса к жизни, или, еще хуже, смыслом жизни. Поэтому и родители, и ребенок должны независимо друг от друга уметь справляться с жизнью и противостоять внешним обстоятельствам. Это необходимо для правильного развития и становления личности».

Если этого не происходит, то раздражение и агрессия копятся с обеих сторон, что временами приводит не только к конфликтам, но и к окончательному разрыву отношений. Из недавних громких примеров — история сэра Энтони Хопкинса, который 20 лет не контактирует со своей дочерью, или принц Гарри, которому пришлось уехать на другой континент и отказаться от всех титулов. Однако даже физический разрыв отношений отнюдь не гарантия личной независимости.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен.

Наталья Германович

Взрослый сын не хочет жить отдельно. Что делать? Как отселить сына после 18 лет

Прежде чем выгонять великовозрастного сыночка из дома, обвиняя его в лености и эгоизме, задумайтесь о глубинных причинах его поведения. Почему близость к маме и папе для него дороже свободы и самостоятельности?

Для начала следует спросить сына, почему он не торопится покидать родительское гнездо. Можно задать сразу три вопроса:

  • Тебе с нами удобно?
  • Тебе так выгодно?
  • Ты чувствуешь себя в безопасности?

Если сын утвердительно отвечает на все три, то желательно обратиться к психологу, в противном случае проблему можно решить своими силами.

Три этапа сепарации от родителей

Взрослый сын, которому удобно и выгодно жить в отчем доме, в своё время просто не прошёл необходимые этапы сепарации от родителей. Результатом сепарации (отделения) должно стать умение без посторонней помощи распоряжаться своей жизнью, принимать решения и нести за них ответственность.

Первый этап сепарации наступает в один год, когда ребёнок физически отторгается от мамы и пытается самостоятельно совершать простые действия: держать ложку, надевать носки или залезать на качели.

В этот период некоторые мамы стараются всё делать за ребёнка и ограждать его от малейших опасностей, в том числе мнимых. Например, они отбирают у малыша ложку и начинают его кормить, чтобы он не испачкался, или не позволяют ему скатиться с горки. «Нет-нет, ты ещё маленький!» — говорят они сыну. Такая гиперопека лишает ребёнка возможности научиться выживать без мамы.

Второй этап сепарации от родителей попадает на кризис трёх лет, когда ребёнок говорит сакраментальное «Я сам». В этом возрасте он проявляет признаки самостоятельности. Скажем, во время домашней уборки тянется к пылесосу. Что делает нерадивая мама? Она запрещает ему пылесосить со словами: «Ты ещё маленький. Вот когда вырастешь, тогда и будешь пылесосить». Тем самым ребёнку даются установки, что он ни с чем не может справиться без родителей.

Следующий этап сепарации приходится на подростковый возраст, когда сын вступает на путь самоидентификации. Парень может объявить родителям о том, что он, например, хочет стать музыкантом. В этом случае не очень дальновидные родители говорят «нет» и относят за сына документы в институт. Таким образом родители стремятся реализоваться за счёт сына, а тот оказывается перед выбором: либо пойти на конфликт, отдалиться от родителей и двигаться по жизни своим путём, либо согласиться с мамой и папой.

Как ускорить сепарацию

В возрасте 18 лет каждый человек, в принципе, готов уйти из семьи и начать самостоятельную жизнь. Это норма. Однако если ключевые этапы сепарации не пройдены, то молодой человек может сколь угодно долго жить под боком у родителей.

Чтобы исправить ситуацию, нужно научить сына «выживать» самому. Лучше поздно, чем никогда. Пусть молодой человек начнёт сам себе готовить и гладить вещи, ходить в магазин и, например, оплачивать ЖКХ. При этом нужно говорить сыну, что вы в него верите, что вы им гордитесь, что у него всё получится. Всё это нужно делать постепенно — нельзя в одночасье выгнать сына из квартиры.

Другое дело, если великовозрастному сыночку просто выгодно жить с родителями. Он ни за что не платит, живёт на всём готовеньком. У него нет психологической зависимости от родителей, он всего-навсего пользуется их добротой. Тогда можно проявить характер и дать сыну пинок, чтобы он съехал и начал жить самостоятельно.

Почему он такой несамостоятельный

Важно понимать, что гиперопека, которой сын подвергался в детстве, является не единственной причиной отсутствия у него тяги к самостоятельности. Иногда это может происходить из-за развода родителей, потери родственника или другой беды, под влиянием которой сын впадает в эмоциональную зависимость от одного из родителей, чаще всего от мамы.

Ещё одна распространённая причина несамостоятельности взрослого сына кроется в сценарии семьи. Под этим понятием понимаются неосознанные модели поведения, которые передаются из поколения в поколение. Например, если ваш муж был маменькиным сынком и долгое время жил с родителями, а вы сами до сих пор зависите от мнения матери, то высока вероятность, что ваш ребёнок будет следовать такому же сценарию.

Передача поведенческих моделей происходит на эмоциональном или вербальном уровнях. Например, когда родители одёргивают сына: «Что ты себя ведёшь как маленький?», «Без нас ты никуда!», «Кто тебе поможет, кроме нас?» Такие сентенции сопровождаются определённой мимикой и интонациями. Всё это формирует у ребёнка сценарный протокол и план его будущей жизни.

Переписать сценарий семьи сложно, но возможно. Для этого нужны усилия не только со стороны сына, который не хочет покидать родительское гнездо, но и со стороны самих родителей. Им следует проанализировать сценарий своей семьи, а также помочь ребёнку избавиться от навязанных моделей поведения и понять свои истинные желания.


Почему нельзя всегда жить с родителями?

Если мама всё делает за ребёнка в один год, в 17 лет и в 30, то сын в определённый момент перестаёт развиваться и теряет себя как целостную личность. Вокруг него возникают субличности: дома он один, на работе другой, с друзьями третий. Он не знает себя и даже не пытается узнать; он транслирует миру не свой уникальный образ, а образ тех людей, которые его окружают.

Такой человек не умеет принимать решения и нести за них ответственность. Во всех своих неудачах он обвиняет других людей, в том числе родителей. Он не знает своих истинных желаний, у него нет целей. Если, допустим, он решает жениться на любимой девушке, а та вдруг приходится не по нраву его маме, то он бросает любимую и потом всю жизнь по ней скучает. Мужчина, который в 30 лет живёт вместе с родителями ради собственного удобства и комфорта, в эмоциональном плане зачастую находится на уровне пятилетнего ребёнка.

Заполняя собственные пустоты родителями, посторонними увлечениями или материальными вещами, мы переходим в некое добровольное рабство. Единственный путь к свободе — это стать целостным. Узнать себя, принять себя настоящего.

Приближаясь к целостности, мы довольно скоро осознаём свои ошибки и недочёты, а вместе с ними и свои таланты. Тогда начинается другая жизнь. Готов ли сын к этому? Ему может мешать страх меняться. Лучший способ преодолеть этот страх заключается в том, чтобы начать действовать здесь и сейчас.

Сепарация — командная работа

Некоторые родители сами не хотят отпускать сына в свободное плавание и затрудняют ему путь обретения самостоятельности. Следует понимать, что процесс психологического отделения ребёнка от родителей — это двухсторонняя ситуация. Мама и папа тоже должны осознать необходимость раздельного проживания. Нужно исходить из того, что вы с ребёнком всегда будете самыми близкими друг другу людьми, но при этом вы идёте разными путями. Надо исходить из установки, что родители всегда рядом, но сын может всего достичь и без них.

Доктор Фил Кронк | Психологическое воздействие разлучения матери и ребенка

Доктор Фил Кронк | Гостевая колонка

          Мэри, знаете ли вы….

           Что ваш малыш – совершенный Агнец небес?

              Этот спящий ребенок, которого вы держите на руках

               – Великий Я Есть.

В мире есть только один ребенок.

Это собственный ребенок каждой матери.

Потеря родителя в результате насильственного разлучения наносит серьезный психологический вред.

В разлуке с родителем ребенок чувствует страх, покинутость, утрату… конец своего мира, крошечного и ограниченного, который держится вместе только благодаря материнскому прикосновению и любви. Комфорт в объятиях, безопасность в любящем взгляде исчезли.

Психологи изучили травмы и вред, причиняемый разлучением детей с родителями. Большое внимание было уделено британским детям, вывезенным из Лондона и отправленным на сельскохозяйственные угодья Англии во время Второй мировой войны.

Чем младше ребенок, тем больше травма.У очень маленьких детей нет слов. Неизгладимое впечатление производит сама их сущность, для которой в дальнейшей жизни не найти слов, чтобы успокоить прочные, но смутные воспоминания о боли.

Ребенок в таком странном месте находит мир, большой, шумный, занятой, неопределенный и непредсказуемый. Кто успокоит его или ее? Кто скажет: «Все в порядке. Ты в безопасности. Идти спать. Я тебя люблю.»

Маленькие дети живут в мире крайней зависимости. Психологическая травма, вызванная насильственным разделением, вызывает крайнюю болезненную тревогу.Ухудшение происходит из-за разрыва эмоциональных и физических связей. Правительство может попытаться удовлетворить физические потребности, такие как кров и еда, но в какой форме проявляется эмоциональный комфорт?

Дети немного старшего возраста находятся на стадии развития, которую психологи называют переходной стадией. Детям нужно за что-то держаться, что-то, что поможет этому «переходу» от зависимости к независимости. Некоторые предметы из дома, которые не могут быть найдены в изоляторе, часто поддерживают этот переход.

У детей более старшего возраста в центрах содержания под стражей может развиться оппозиционное, гневливое поведение и «симптомы». Их могут наказать за то, что они находятся в этом «нормальном» состоянии развития.

Симптомы, как видите, «полезны», только если они работают. Ночные кошмары успокаивают родителей. В центре содержания под стражей такие «симптомы» и поведение могут быть защитой ребенка от депрессии, разлуки и утраты. И за такое поведение они будут наказаны.

У этих детей мы увидим депрессию и отсутствие спонтанности.Спонтанное поведение проистекает только из надежности…и способности ребенка верить в стабильность его или ее окружения и его отношений с родителем.

Было установлено, что эмоциональный и психологический ущерб, вызванный насильственным разлучением с родителями, имеет далеко идущие последствия и долговременно влияет на многие аспекты дальнейшей жизни ребенка.

Маленькому ребенку нужен кто-то, кто скрепит хрупкие нити его существования.

Потому что, видите ли, в мире есть только один ребенок.

И Он — дитя, избавившее нас всех.

          Мэри, знаете ли вы…

          Что ваш малыш ходил там, где ступали ангелы?

               И когда вы целуете своего маленького ребенка

                Вы целуете лицо Бога.

Фил Кронк, MS, Ph.D. детский и взрослый клинический психолог и клинический нейропсихолог на пенсии. Доктор Кронк ведет еженедельную онлайн-колонку о психическом здоровье для веб-сайта Knoxville News Sentinel, knoxnews.ком. С ним можно связаться по телефону (865) 330-3633.

Влияние разлучения детей с родителями на развитие мозга

Истории о детях, разлученных со своими родителями на границе США и Мексики, вызвали возмущение в стране и во всем мире.

В среду был подписан указ об отмене политики, которую эксперты в области здравоохранения осудили как бесчеловечную и потенциально опасную. Однако семьи будут воссоединяться только в федеральной тюрьме, ожидая судебного преследования за незаконное пересечение границы.

Слушайте: добавить новый Мичиган Медицина Новости Breake на ваше устройство с поддержкой Alexa, или подписаться на наши ежедневные аудио обновления на iTunes , Google Play  и  Stitcher .

Помимо непосредственной травмы, эти вынужденные разлуки и отсутствие знакомого окружения или других доверенных взрослых могут иметь серьезные долгосрочные последствия для детей, говорит Яцек Дебиец, M.Д., доктор философии, психиатр и нейробиолог Мичиганского университета. Его исследования сосредоточены на том, как привязанность детенышей грызунов к их матерям влияет на мозг щенков, а также он помогает лечить травмированных детей.

Неврологические исследования и наблюдения за лечением других травмированных детей показывают, что их мозг, поведение и будущее могут резко измениться, говорит он. Дебиек отвечает на вопросы по этой проблеме здесь.

Что мы знаем о возможных последствиях разлуки с родителями в раннем возрасте?

Debec: Большое количество лабораторных исследований в области неврологии, включая мои собственные, были сосредоточены на влиянии невзгод раннего детства на развивающийся мозг.А материнская разлука, разлучение детенышей с матерью — одно из наиболее серьезных бедствий, которые изучались. Мы знаем, что это может привести к глубоким и долгосрочным изменениям. Вот почему решение решить текущую политическую проблему с помощью политики, которая может привести к пожизненным изменениям, вызывает такое беспокойство.

Проводились ли обсервационные исследования этих воздействий на детей?

Дебец: Да. Например, исследования румынских детей, выросших в детских домах в 20 веке, когда в стране не было системы приемных семей, предоставили знания о росте и развитии человека.

Исследователи изучали детей, когда они были помещены в приют, когда их усыновляли и позже в жизни, включая поведенческие тесты и визуализацию мозга. Они обнаружили, что это повлияло на академические достижения детей и общее функционирование. Они также обнаружили, что у тех, кто был усыновлен в возрасте до 2 лет или около того, был некоторый шанс обратить вспять последствия травмы разлуки, но у тех, кто был усыновлен позже, произошли необратимые изменения в их мозговых изображениях.

Это предоставило основные доказательства того, что раннее развитие после рождения имеет значение и что изменения могут быть необратимыми.

Почему важно изучать разделение животных и людей?

Debec: С животными, в основном с грызунами, мы можем сделать то, что никогда не смогли бы сделать с людьми: изменить невзгоды, с которыми они сталкиваются в раннем возрасте, и посмотреть, как это влияет на развитие мозга, поведение и многое другое.

БОЛЬШЕ ИЗ ЛАБОРАТОРИИ: Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку

Животные модели намного проще, чем люди, но многие функции, такие как реакция на угрозу и стресс, сохраняются эволюционно, поэтому они одинаковы у разных видов.У животных мы можем посмотреть на молекулярный уровень, чтобы увидеть изменения на уровне, который мы не можем увидеть у людей. Мы также можем рассмотреть защитные и превентивные факторы.

Например, для экспериментов по разделению исследователи обычно забирают детенышей грызунов у их матерей на три часа в день в течение нескольких дней подряд, хотя в противном случае они следят за тем, чтобы у них было все необходимое. Мы обнаруживаем изменения в созревании структур мозга и изменения в поведении по мере роста щенков.

Другие исследования изучали, что происходит, когда молодых приматов изолируют, и обнаружили долговременные изменения, когда разделение происходит на этой стадии.

Есть много вещей, которые вы можете узнать на животных моделях, которые можно применить к людям или уточнить наши представления о человеческих травмах. Например, открытие изменений в обработке угроз у животных привело к исследованиям того же эффекта у детей. А исследования биомаркеров, таких как уровень гормонов стресса в крови, у животных привели к изучению их роли в реакции детей на стресс и разлуку.

Почему общение с родителями и другими людьми в раннем детстве так важно?

Debec: Как у грызунов, так и у приматов, включая людей, детеныши не рождаются со всеми функциями, которые им понадобятся для жизни — они должны развивать их посредством взаимодействия с другими. И если они лишены этого, они могут никогда не развиться должным образом.

У человеческих детей это может включать все, от речи до социальных функций, например, как доверять другим или вести себя в группе. Все мелкие черты поведения, которые делают нас теми, кто мы есть как социальный вид, должны быть приобретены, а для этого нам нужна надежная привязанность к окружающим.

Исследования как на людях, так и на животных показали нам важность сигналов привязанности — способов узнать опекуна, например родителя, по виду, голосу, запаху или осязанию.Это сигналы безопасности, и когда у животного или ребенка есть эти сигналы, они чувствуют себя в безопасности.

Может ли присутствие родителей помочь ребенку во время травмы или потрясения?

Дебец: Да. Мы знаем, что чем младше ребенок в травматическое время, тем важнее эмоциональное состояние родителя по сравнению с внешним миром ребенка. Если родитель рядом, спокоен и любит, внешний хаос не имеет большого значения. Но если родитель отсутствует или не функционирует, это может усугубить последствия травмы.Даже если родителя нет рядом, поддержка других родственников или знакомых опекунов — социальная сеть ребенка — может компенсировать отсутствие родителя.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: Для беженцев, ищущих убежища, медицинские осмотры играют жизненно важную роль

По мере нашего развития нам нужна эта одна фигура, к которой мы можем привязаться за помощью, а если ее нет, чувство защищенности и защищенности подрывается. Как у человеческих детей, так и у молодых животных мы можем наблюдать последствия этого в тревожном поведении.

Что мы знаем о том, что происходит в мозгу животных и детей, разлученных с родителями?

Debec: Например, у детей, выросших в детских домах, структуры мозга, отвечающие за обработку угроз, в области миндалевидного тела созревают намного быстрее, чем обычно, и мы наблюдаем то же самое у грызунов. Они становятся независимыми в своей реакции на предполагаемую или реальную угрозу и не могут различать неоднозначные ситуации. Они могут интерпретировать ситуации как угрожающие, хотя на самом деле таковыми не являются, и их реакции в стрессовых ситуациях могут быть преувеличенными.

Развивающийся мозг по своей природе очень легко адаптируется, поэтому, когда окружающая среда меняется в раннем возрасте, адаптация становится долговременной. И мы можем видеть изменения на микроскопическом уровне, в экспрессии глюкокортикоидных рецепторов на нейронах или в системах, обрабатывающих стресс в мозге. Мы можем даже увидеть эпигенетические изменения — изменения в способе маркировки ДНК — из-за хронического воздействия гормонов стресса.

Могут ли эти изменения впоследствии привести к диагностируемым проблемам с психическим здоровьем?

Дебец: Да.Ранняя травма и разлука, которые мы наблюдаем сегодня, могут «запрограммировать» ребенка на всю жизнь, повышая риск депрессии, тревоги и психотических расстройств. Потенциально высока не только цена для отдельного человека, но и потенциальная цена для общества.

Чем текущая ситуация на границе отличается от других потерь и травм, которые может пережить ребенок, таких как смерть или лишение свободы одного из родителей, помещение в приемную семью?

Debec: Во всех этих ситуациях ребенку по-прежнему предоставляется индивидуальная поддержка.В случае внезапной смерти родителя, например, оставшаяся семья все еще существует, чтобы сделать остальную часть жизни ребенка предсказуемой; не все меняется сразу, и вокруг все еще есть знакомые взрослые. Связь с ребенком может быть не такой сильной, как связь с умершим родителем, но связь может смягчить воздействие.

То же самое верно и для детей с родителями-заключенными, хотя часто есть возможность установить контакт с родителем посредством визитов или звонков.

Детей на границе быстро разлучили с родителем, который, вероятно, очень напуган. Это может усилить дистресс ребенка.

Моя коллега Кэтрин Розенблюм проделала обширную работу по изучению детей родителей-военных, находящихся в командировках. Она и ее коллеги также обнаружили, что для детей важны забота, предоставляемая неработающим родителем, связь с демобилизованным родителем по телефону или другими способами, а также непрерывность учебы и занятий.

Когда детей помещают в приемные семьи, часто пытаются сохранить братьев и сестер вместе, что может оказать большую поддержку детям. И, конечно же, приемная семья заботится о нем. Но у детей, которые перемещаются между своей биологической семьей и приемной семьей или находятся в нескольких приемных семьях, может развиться деструктивное поведение, сформироваться ненадежная привязанность и недоверие или развиться склонность одинаково привязываться к незнакомым и знакомым людям. .

Детские дома, интернаты и ситуации, которые мы наблюдаем на границе — ситуации, когда дети не имеют связи со знакомыми взрослыми или даже братьями и сестрами, не находятся в привычной среде, не получают индивидуального ухода и могут даже не разговаривать на том же языке, что и воспитатели — очень разные.

Являются ли некоторые дети или животные более устойчивыми к последствиям травмы, чем другие?

Debiec: Долгосрочные последствия ранней детской травмы действительно различаются от человека к человеку, но то, что мы видим в исследованиях и в клинической практике, заключается в том, что надежная привязанность к кому-то имеет защитный фактор, как и стабильность окружающей среды. пока мозг развивается. Что-то или кто-то знакомый и известный, даже способность слышать только голос родителя, имеет значение.Так же как и предсказуемость окружения — непредсказуемость увеличивает стресс.

СМ. ТАКЖЕ: Новая теория о том, что на самом деле происходит в мозгу при посттравматическом стрессовом расстройстве

Тип травмы, ее продолжительность, возраст ребенка или животного, когда она произошла, а также генетические факторы, такие как семейный анамнез психических расстройств, могут изменить долговременную уязвимость.

Наш мозг продолжает развиваться до тех пор, пока нам не исполнится 25 лет, поэтому все функции, которые он контролирует, развиваются до этого времени.Нам еще многое предстоит узнать о взаимодействии генетических факторов и факторов окружающей среды при инициировании или смягчении последствий травмы.

Людей отличает от большинства других видов то, что мы можем привязываться на протяжении всей жизни. Так что, пока вокруг вас есть позитивные люди, травма может быть забуферена.

Haz clic para leer en español.

Что отделение от родителей делает с детьми: «Последствия катастрофические»

«Последствия катастрофические», — сказал Чарльз Нельсон, профессор педиатрии Гарвардской медицинской школы.«На эту тему так много исследований, что если бы люди вообще обращали внимание на науку, они бы никогда этого не делали».

Продолжение истории ниже рекламного объявления

Это исследование разлучения детей и родителей заставляет педиатров, психологов и других экспертов в области здравоохранения яростно выступать против новой политики администрации Трампа в отношении пересечения границы, которая за последние недели разлучила более 2000 детей иммигрантов со своими родителями.

Майкл Э. Миллер из The Post объясняет, чем приюты для детей иммигрантов, недавно разлученных со своими родителями, отличаются от других мест содержания под стражей.(Моника Ахтар/The Washington Post)

Американская академия педиатрии, Американский колледж врачей и Американская психиатрическая ассоциация выступили против этого, представляя более 250 000 врачей в Соединенных Штатах. Почти 7700 специалистов в области психического здоровья и 142 организации также подписали петицию, призывающую президента Трампа отменить эту политику.

«Делать вид, что разлученные дети не растут со шрапнелью этого травматического опыта, засевшего в их сознании, — значит игнорировать все, что мы знаем о развитии ребенка, мозге и травмах», — говорится в петиции.

История продолжается под рекламой

Нельсон изучал неврологический ущерб от разлучения детей и родителей — работа, которая, по его словам, часто доводила его до слез.

В 2000 году румынское правительство пригласило Нельсона и группу исследователей в свои государственные приюты для консультирования по поводу гуманитарного кризиса, вызванного предыдущей политикой страны.

На протяжении десятилетий румынский коммунистический диктатор Николае Чаушеску запрещал контроль над рождаемостью и аборты, а также ввел «налог на безбрачие» для семей, имеющих менее пяти детей.Чаушеску считал, что рост рождаемости в стране поднимет экономику Румынии. Вместо этого правительство открыло огромные государственные детские дома для более чем 100 000 детей, чьи родители не могли позволить себе их воспитание.

История продолжается под рекламой

В этих приютах, по словам Нельсона, «мы видели, как дети бесконтрольно раскачивались и били себя, бились головой о стены. Это было душераздирающе. Мы должны были установить для себя как исследователей правило, что мы никогда не будем плакать перед детьми. Всякий раз, когда кто-то из нас чувствовал, что плачет, мы выходили из комнаты».

По мере того, как дети становились старше, Нельсон и его коллеги начали обнаруживать тревожные различия в их мозгу.

У тех, кто разлучен со своими родителями в молодом возрасте, было намного меньше белого вещества, которое в основном состоит из волокон, передающих информацию по всему мозгу, а также намного меньше серого вещества, которое содержит тела клеток мозга, которые обрабатывают информацию и решить проблемы.

Продолжение истории под рекламой

Активность мозга детей оказалась намного ниже ожидаемой.«Если вы думаете о мозге как о лампочке, — сказал Нельсон, — это как если бы существовал диммер, который уменьшил их мощность со 100-ваттной до 30-ваттной».

Дети, которые были разлучены со своими родителями в первые два года жизни, в более позднем возрасте показали значительно более низкие результаты тестов на IQ. Их система реагирования «сражайся или беги» казалась необратимо сломанной. Стрессовые ситуации, которые обычно вызывают физиологические реакции у других людей — учащение пульса, потливость ладоней, — у детей ничего не провоцировали.

Что больше всего встревожило исследователей, так это продолжительность повреждения. В отличие от других частей тела, большинство клеток мозга не могут обновляться или восстанавливаться.

История продолжается ниже объявления

Причина, по которой разделение детей и родителей имеет такие разрушительные последствия, заключается в том, что они нарушают одну из самых фундаментальных и важных связей в биологии человека.

С момента рождения дети эмоционально привязываются к своим опекунам и наоборот, говорит Лиза Фортуна, медицинский директор отделения детской и подростковой психиатрии Бостонского медицинского центра. Исследования показывают, например, что контакт кожа к коже для новорожденных имеет решающее значение для их развития. «Наши тела выделяют гормоны, такие как окситоцин, при контакте, который укрепляет связь, помогая нам привязываться и соединяться», — сказал Фортуна.

Ощущение ребенком того, что означает безопасность, зависит от этих отношений. А без него участки мозга, отвечающие за привязанность и страх, — миндалевидное тело и гиппокамп — развиваются иначе. По словам Фортуны, причина, по которой у таких детей часто развивается посттравматическое стрессовое расстройство в более позднем возрасте, заключается в том, что эти нейроны начинают активироваться нерегулярно.«Часть их мозга, которая сортирует вещи на безопасные и опасные, работает не так, как должна. Вещи, которые не угрожают, кажутся угрожающими», — сказала она.

Продолжение истории ниже объявления

Исследования детей аборигенов в Австралии, которые были разлучены со своими семьями, также показали долгосрочные последствия. У них почти в два раза больше шансов быть арестованными или привлеченными к уголовной ответственности, чем у взрослых, на 60 процентов больше шансов иметь проблемы со злоупотреблением алкоголем и более чем в два раза больше шансов бороться с азартными играми.

В Китае, где каждый пятый ребенок живет в деревнях без родителей, которые мигрируют в поисках работы, исследования показали, что у «брошенных» детей в более позднем возрасте наблюдается заметно более высокий уровень тревоги и депрессии.

Другие исследования показали, что разлука приводит к усилению агрессии, замкнутости и когнитивным проблемам.

«Если вычесть из этого моральный, духовный и даже политический аспект, с чисто медицинской и научной точки зрения то, что мы, как страна, делаем с этими детьми на границе, бессовестно», — сказал Луис Х.Зайас, профессор психиатрии Техасского университета в Остине. «Вред, который причиняет наше правительство, потребуется целая жизнь, чтобы исправить его».

Психологическое влияние разлуки на детей

Автор: Крис Никсон — Обновлено: 25 июля 2021 г. | *Обсуждать

Когда родители разводятся, обе стороны больше всего думают о том, как это повлияет на их детей. Хотя около трети браков заканчиваются разводом, есть много случаев, когда несчастливые пары остаются вместе ради своих детей, просто чтобы оба родителя присутствовали по мере их взросления.

Но как разделение и развод влияют на детей? Неизбежно ли это так разрушительно, как думают некоторые люди? Есть много идей, например, что мальчики переносят это хуже, чем девочки. Но также было проведено множество исследований эффектов разлуки, которые развенчали множество мифов, а также дали некоторые интересные результаты.

Одним из общих факторов является то, что дети, как правило, испытывают сильный стресс, когда происходит разлука, но со временем они приспосабливаются, и это проходит. Этому выздоровлению может способствовать ряд факторов.

Основные психологические проблемы
Когда происходит разлука, очень характерно, что дети несчастливы и хотят, чтобы их родители остались вместе. Это несчастье может привести к низкой самооценке, поведенческим проблемам и чувству потери. Однако, если родители уделяют время общению с детьми, объясняя им, почему происходит расставание, и проявляют к ним любовь – и продолжают контакт, чтобы не чувствовать себя покинутыми родителем, который уезжает, – эти чувства обычно быстро исчезают. .

Это в краткосрочной перспективе. Есть также более долгосрочные последствия, которые могут возникнуть в результате разлуки или развода. Однако это, конечно, не относится ко всем детям из разлученных семей. Существует тенденция к более низким стандартам в школе, что в конечном итоге может означать, что во взрослом возрасте у них не будет хорошей работы. У детей из разлученных семей также могут быть более серьезные постоянные проблемы с поведением. Как правило, они начинают половую жизнь в более раннем возрасте, беременеют в более раннем возрасте и чаще употребляют алкоголь, курят и употребляют наркотики.

Тем не менее, не всегда сама разлука является главной причиной всего этого. Одним из основных факторов во всем этом является жизнь после разлуки, которая временами может быть низкооплачиваемой. Там, где оба родителя остаются очень вовлеченными в дела детей и очень их поддерживают, особенно там, где между родителями нет напряженности, результаты часто действительно очень хорошие.

Мифы о проблемах
Одно из распространенных предубеждений состоит в том, что мальчики не так хорошо приспосабливаются к разлуке, как девочки, но в исследованиях не было получено никаких доказательств, показывающих какие-либо различия между полами в этом отношении.Точно так же не имеет значения, сколько лет ребенку, когда происходит разделение, по крайней мере, с точки зрения долгосрочного результата. Согласно недавним исследованиям, отсутствие одного из родителей в семье не обязательно означает неблагоприятное воздействие на развитие ребенка. Все это просто мифы, сложившиеся со временем, не имеющие под собой реальной основы.
Последствия переселения
Пока отсутствующий родитель остается в одном и том же районе и существует регулярный контакт, можно поддерживать подобие семьи.Однако если отсутствующий родитель уезжает, то это нарушается и может означать несчастье и депрессию для ребенка из-за менее частых посещений. Следует отметить, однако, что у подростков такие вещи, как визиты на выходных, в любом случае становятся менее частыми, поскольку у них формируются свои собственные круги общения, которые они хотят поддерживать.

Там, где переезжает ребенок и родитель-резидент, уровень стресса еще выше, что вполне объяснимо. Мало того, что ребенок теряет одного родителя, ему или ей приходится приспосабливаться к новой школе и находить новых друзей, оставляя позади старые сети, созданные годами.Внезапное отсутствие стабильности и преемственности может привести к академическим и поведенческим проблемам. Опять же, это не всегда так, но для некоторых детей травма от переезда может быть больше, чем разлука.

Разлука дается нелегко, как взрослым, так и детям. Но с заботой, вниманием и контактом результаты не должны быть плохими.

Посетите Форум разделенных отцов… Это отличный ресурс, где вы можете спросить совета по таким темам, как доступ к детям, техническое обслуживание, CAFCASS, права отцов, суд, поведение или просто пообщаться с другими папами.

Вам также может понравиться…

Поделитесь своей историей, присоединитесь к обсуждению или обратитесь за советом..

Поэтому мне нужно знать ответ на вопрос, что делать, если вы остаетесь в том же районе, а ваши дети игнорируют вас и требуют, чтобы я ушел от человека, с которым у меня были отношения, иначе они отказались бы иметь со мной какое-либо дело, Меня обвиняют в том, что меня бросили, обзывали, хотя отец несколько раз переезжал из дома, поэтому я не знал, где они также пытались наложить на меня приказ, не пуская меня в школу., Я так растеряна и обижена, что чувствую себя виноватой за то, что вышла из токсичной ситуации.

Кел — 2 марта 21, 12:40

Я замужем 14 лет. Я знала, что наши отношения были ядовитыми, но у меня никогда не было экипажа, чтобы уйти. Теперь у нас есть ребенок младше 2 лет, и я готов уйти. Я узнал, что мои отношения были токсичными из-за эмоционального насилия (о котором я никогда не знал, что такое существует). Не знаю, как это повлияет на нашего малыша. Будет ли он продолжать свое насилие, используя нашего ребенка? Мне так трудно принять решение.

MyLife — 18 янв 21 в 13:17

Мне 56 лет, и мой отец ушел 50 лет назад без единого слова и с тех пор никаких контактов, и это негативно повлияло на мою жизнь. У меня есть проблемы с доверием и уважением, когда дело доходит до мужчин. Как мне избавиться от гнева

Dalyls Gma — 1 декабря 20 01:02

Я замужем уже 7 лет, у меня четверо замечательных детей. Они были причиной того, что я все еще продолжаю двигаться и пытаться заставить все работать на этот брак.Но с течением времени это кажется таким тяжелым, что с тяжелым сердцем я постоянно напоминала, что мой муж никогда не был честен со мной с первого дня нашей свадьбы. Когда мы еще встречаемся, мы пришли к обсуждению его, какова была бы моя позиция, если бы у него был ребенок от другой женщины во время его предыдущих отношений, и, учитывая эту идею, я четко говорю, что я не хочу связываться с кем-то у кого есть ребенок, потому что я просто даю мне представление о том, что человек безответственен, и я ненавижу это. а он сказал, что это просто вопрос и к нему это не имеет никакого отношения, так как его нет.И я ему верю. Всю нашу супружескую жизнь мне казалось, что с ним этого не случилось. Но в течение наших 5 лет он признался, что у него есть ребенок, и тот вопрос, который он мне задал, был преднамеренным. Посмотрите, каким эгоистом он был. Я чувствую себя преданным и полностью теряю к нему доверие. с того дня я не люблю проводить с ним время, а носить его в доме — такое бремя. Я чувствую стресс каждый раз, когда он требует от меня разговора. Мне казалось, что я страдаю каждый день своей жизни. Я не хочу, чтобы наши дети росли в неполной семье, но я также не хочу жить жизнью, полной гнева и стресса. Что я буду делать теперь? я просто запутался. Если бы не наши дети, я бы не поддерживал эти отношения. Это токсично и полно обиды

mommypen — 16 сентября 20 20 в 3:27

Я замужем уже 7 лет, у меня четверо замечательных детей. Они были причиной того, что я все еще продолжаю двигаться и пытаться заставить все работать на этот брак. Но с течением времени это кажется таким тяжелым, что с тяжелым сердцем я постоянно напоминала, что мой муж никогда не был честен со мной с первого дня нашей свадьбы.Когда мы еще встречаемся, мы пришли к обсуждению его, какова была бы моя позиция, если бы у него был ребенок от другой женщины во время его предыдущих отношений, и, учитывая эту идею, я четко говорю, что я не хочу связываться с кем-то у кого есть ребенок, потому что я просто даю мне представление о том, что человек безответственен, и я ненавижу это. а он сказал, что это просто вопрос и к нему это не имеет никакого отношения, так как его нет. И я ему верю. Всю нашу супружескую жизнь мне казалось, что с ним этого не случилось. Но в течение наших 5 лет он признался, что у него есть ребенок, и тот вопрос, который он мне задал, был преднамеренным. Посмотрите, каким эгоистом он был. Я чувствую себя преданным и полностью теряю к нему доверие. с того дня я не люблю проводить с ним время, а носить его в доме — такое бремя. Я чувствую стресс каждый раз, когда он требует от меня разговора. Мне казалось, что я страдаю каждый день своей жизни. Я не хочу, чтобы наши дети росли в неполной семье, но я также не хочу жить жизнью, полной гнева и стресса.Что я буду делать теперь? я просто запутался. Если бы не наши дети, я бы не поддерживал эти отношения. Это токсично и полно обиды

mommypen — 16 сентября 20 20 в 3:27

Дорогой Магиан Ада, Я не думаю, что вы понимаете, насколько мне помогли эти электронные письма. Вы помогли мне пройти через самые трудные и болезненные отношения в моей жизни. И я так счастлив, что сделал то, что ты сказал, потому что мой бывший хочет, чтобы я вернулся. Я не так хочу возвращаться к этому после прочтения ваших мыслей о том, действительно ли мы должны снова быть вместе, но он снова хочет меня, и я очень благодарен за вашу помощь и поддержку. Пожалуйста, продолжайте присылать их. Вы действительно удивительны! Я настоятельно рекомендую вам связаться с ним ([email protected]) -Стефани

stephanie — 30 июля 20 в 23:46

Я 58 лет. пожилой человек. Мои родители развелись, когда мне было 18 месяцев. Мы с мамой после развода переехали жить к бабушке с дедушкой. Мы жили в доме с двумя спальнями с бабушкой и дедушкой и тетей. Моя мама делала все возможное, чтобы я не видела своего папу. Папа делал все, что было в его силах, чтобы продолжать встречаться со мной.Я не помню времени, когда они абсолютно не ненавидели друг друга. Однажды я спросил маму, почему она развелась с моим отцом. Она сказала, что никогда не любила его. Сказал, что он не сделал ничего плохого, просто она его не любила. За это время я очень сблизился с дедушкой. Он был молочником и иногда брал меня с собой. Я абсолютно любил его. Он как бы вмешался там, где мой отец не мог быть там, и был для меня великим отцом. Перенесемся на 3-1/2 года вперед, и моя мать вышла замуж за другого мужчину по имени Уолли. Уолли был и остается самовлюбленным хулиганом. Вся жизнь с Уолли была посвящена Уолли. Он эгоцентричный человек. Уолли ненавидел меня, а я ненавидел его. Вот и все. Он и моя мать изо всех сил старались научить меня быть похожим на Уолли, потому что Уолли ненавидел моего отца. Но я был очень упрям ​​и не собирался предавать папу. Так что я дал отпор. Я был упрям, зол, полон ненависти к Уолли и моей матери за то, что они пытались превратить меня в то, чем я не был. Шли годы, а дела становились все хуже и хуже.Уолли отхлестал меня ремнем за все. И я имею в виду все… в Уолли не было пощады. Он постоянно дразнил меня, и когда мне надоело, я реагировала, а потом снова хлестала меня за то, что я не поддалась его издевательствам. Уолли ни разу не сказал, что люблю тебя, что ты отлично работаешь, я горжусь тобой или что-то положительное. Я был разочарованием, и точка. Перенесемся на несколько лет вперед, и моя сводная сестра Лори родилась. Лори была маленькой принцессой Уолли, и она дала понять, что ни при каких условиях я не должен прикасаться к ней. Я не мог удержать ее, а если мне и разрешалось целовать ее, то только в ее руку. Нет фотографий, на которых мы с ней вместе. Мы с Лори никогда не были близки, так как разница в возрасте у нас была 7 лет, и в конце концов я отказался от попыток быть ее братом. Боже мой, столько дерьма произошло, что до сих пор влияет на меня. Короче говоря, я наконец смогла жить с отцом, когда мне было 14. Я долго добивалась, чтобы моя мать отпустила меня жить с отцом, но она этого не хотела. Она продолжала говорить мне, что когда мне будет 16, я могу выбрать жить с ним.Ну, у моего отца был друг-адвокат, с которым он ходил в среднюю школу, и однажды субботним утром, после того как он забрал меня из дома моей матери, у нас была особая встреча с ним. Он сказал мне, что мне по закону разрешено выбирать, с кем я хочу жить с 12 лет. Это меня разозлило. Моя мать лгала мне все эти годы. Так что в воскресенье, когда мой папа отвез меня обратно в дом моей матери, мы уже решили, что это тот день. Я вошел в дом, пошел прямо в свою комнату, запихал все, что мог, в спортзал

TDub — 24 июля 20, 17:50

Мой партнер хочет взять нашего 3-летнего ребенка за границу на 2 недели, оставив меня (маму) дома. Его отец делал то же самое, когда он был ребенком, но я думаю, что 3 года слишком малы, так как в этом возрасте ребенок не имеет представления о времени. Я был бы очень признателен, если бы вы могли предложить какую-нибудь литературу, которую он мог бы прочитать, так как я не хочу травмировать нашего очень счастливого маленького мальчика. Спасибо

Хейзел — 11 июля 20, 9:10

привет, я сын двух родителей, которые разошлись, когда я родился, единственное воспоминание, которое у меня есть о том, что они были вместе, это когда я был тем, из-за чего они ссорились, что было, когда я был молод, с тех пор я летали туда-сюда между обоими родителями, постоянно переезжая из дома в дом.Прямо сейчас я чувствую, что моя жизнь полна беспорядка, потому что я, кажется, ужасно справляюсь со своими школьными заданиями, что вполне разумно, учитывая тот факт, что я действительно подросток, но я знаю, что могу добиться большего, я признаю это от время от времени я рассматривал легкий выход более одного раза в день из-за стресса, семейных проблем и проблем с гневом, и, как известно, время от времени я был немного неуравновешенным. Вдобавок к тому, что мои родители разошлись, я также попал в аварию, которая могла закончить ее для меня в молодом возрасте, что просто добавляет одну из многих причин, почему я ненавижу свою жизнь, но главное, что я ненавижу из-за моих родителей, живущих в разных странах, постоянно спрашивают: «Как вы думаете, кто из родителей лучше?» Я знаю, что это может показаться несложным вопросом, но этот вопрос всегда задает тот, у кого оба родителя живут под одной крышей.Возможно, я не дал много информации, но надеюсь, что дал вам небольшое представление о том, что может происходить в уме ребенка, который живет только с одним родителем. В остальном хорошего дня

широкая улыбка — 13 окт. 2019, 3:49

@nan.это именно то, что я собираюсь сделать, исчезнуть, я [сделал] был [контролируемым] матерью ребенка. она может иметь свою дочь. я [отказываюсь создавать больше проблем из-за нее]. с такими временными рамками ее ребенок не стоит правды богов.это мой последний пост.

c.laurie — 20 июля 2019, 4:00

Я ушла от своего партнера, с которым прожила 3,5 года, после того, как у нас случилась небольшая домашняя неприятность, которая случалась нечасто. У него двое детей от предыдущих отношений, а у меня есть семнадцатимесячный ребенок, который остается со мной. Отношения шли хорошо в финансовом плане, но провалились практически во всех остальных отношениях. Он говорит, что все проблемы мои, и что это моя вина, и только я могу это исправить. Я пошел на консультацию, чтобы попытаться справиться со своей болью, но я думаю, вы можете сказать слишком много, а также, по его словам, у меня были синяки от «аварии».Чем дальше я от него ухожу, тем меньше помню всех подробностей. В наших отношениях было много злости, но не опасной для жизни и не затрагивающей детей. Мой консультант говорит, что если я вернусь, она сообщит обо мне, и dss заберет моего ребенка. Поскольку я не присматриваю за детьми, он не может работать и ходить в школу, а денег нет. Я чувствую себя ужасно. Он говорит, что если я не вернусь к тому времени, когда ему нужно будет вернуться в школу, он полностью вычеркнет не только меня, но и нашего милого сына из своей жизни и просто исчезнет. Я больше года сидел дома, и он обо всем позаботился. Мне очень тяжело и напряжно придумывать, как сводить концы с концами, и не иметь возможности проводить все время с моим милым сыном. Я боюсь, и все болит прямо сейчас. Трудно отпустить то, что, как вы знаете, нехорошо, и вы не можете смотреть вперед, оглядываясь назад.

Нэн — 19 июля 2019, 17:52

Привет, я думаю о том, чтобы разорвать отношения, но у меня есть 2-летняя дочь, и я беспокоюсь о том, как разрыв повлияет на ее психологическую краткосрочную и долгосрочную перспективу, поскольку я в основном буду ее основным опекуном.Я бы планировал проводить с ней половину недели в своей квартире.

Бен — 7 мая 2019, 22:48

Привет, я думаю о том, чтобы разорвать отношения, но у меня есть 2-летняя дочь, и я беспокоюсь о том, как разрыв повлияет на нее психологически в краткосрочной и долгосрочной перспективе, поскольку я в основном буду ее основным опекуном? Я планировал иметь ее в течение половины недели.

Бен — 7 мая 19, 22:46

@Gemini.gods Правда, я (мне легко дается склонность к насилию).я вырос там, где только (альфа выживает) у некоторых людей есть ум, некоторые мужчины могут заполучить женщин, у некоторых мужчин есть большие деньги, некоторые мужчины могут делать деньги. драться как тюремная крыса.

Крис — 24 марта 2019, 8:36

@gemini.люди говорят, что у меня (психическое расстройство).правда в том, что я просто (сломлен), иначе я бы пошел в суд для посещения законным путем. был( сломался )я потянул(старый цыганский стиль).правда в том, что я люблю свою дочь и просто хочу, чтобы я был в лучшем положении, чтобы она могла приехать и остаться со мной (полный рабочий день).

Крис — 24 марта 19, 7:54

Здравствуйте, я в разлуке с мужем уже более 2 лет. У нас есть 4-летний сын. Мой бывший муж хочет ночного контакта, и он также хочет взять нашего сына за границу. Наш сын не привык разлучаться со мной. Его отец навещает его с тех пор, как мы расстались. У моего бывшего психическое расстройство, которое провоцирует его агрессию и насилие.Я беспокоюсь о безопасности нашего сына. Я не думаю, что ночной контакт будет полезен для нашего сына.

Близнецы — 24 марта 2019, 5:54

Привет, я в разводе с 2014 года, у меня 3 детей. Моему старшему сыну 12 лет, у него СДВГ, дочери 11 лет, младшему сыну 8 лет, у него СДВГ и аутизм. Все шло хорошо, всю неделю они жили со мной, а выходные проводили с отцом, который жил неподалеку. Затем моя жизнь вышла из-под контроля из-за психических заболеваний и алкоголизма, в результате чего я дважды попадал в реабилитационный центр, а дети переезжали в другой район со своим отцом и его новым партнером.Он пытался дать им новый старт, что я понимаю, и они замечательно устроились. Я трезв уже 8 месяцев и каждые выходные и праздники рожаю детей. Моя проблема в том, что двое младших выразили желание вернуться жить со мной, а мой старший нет. Я знаю, что должен быть готов даже рассмотреть это, но я не уверен, как это повлияет на них, если они разделятся? Любой совет приветствуется. Я не давал им никаких обещаний, так как не хочу давать им ложных надежд.Спасибо!

Laus — 19 января 2019, 15:22

Здравствуйте я мама двухлетнего ребенка. Мне пришлось оставить своего двухлетнего ребенка, так как меня обнял мой муж. Я разлучена с ребенком с 3 месяцев. С 2 месяцев я могу общаться с ребенком по скайпу по 2 часа в день. Чтобы воссоединиться с моим ребенком, потребуется еще 1-2 месяца. из-за некоторых проблем с правительством меня держат в Индии, а мой сын в США. Как я могу восстановить или помочь моему ребенку справиться с психологией разлуки?

Naughty — 4 ноя 18 в 11:26

киби — Ваш вопрос:

У меня проблемы с психическим здоровьем, и я терпеть не могу людей.я не могу видеть своего партнера, почти каждый раз, когда мы разговариваем, возникают вулканические ряды. я хочу переехать, но у нас трое детей, младшему 1 год, а старшему 7 лет. я так потерян и не знаю, что делать. есть какие-нибудь советы по этому поводу?


Наш ответ:

Я могу только предложить вам поговорить с вашим семейным врачом. Если у вас проблемы с психическим здоровьем, временами вам будет трудно видеть людей и находиться рядом с ними, но это не значит, что вы не переживете этот период с небольшой помощью. Поэтому важно убедиться, что вы обращаетесь за этой помощью.

SeparatedDads — 3 окт. 2017 в 15:07

у меня проблемы с психическим здоровьем, и я терпеть не могу людей… я не могу видеть своего партнера, почти каждый раз, когда мы разговариваем, происходят вулканические ссоры… я хочу переехать, но у нас трое детей, младшему 1 год и самый старый 7. я так потерян и не знаю, что делать. есть какие-нибудь советы по этому поводу?

киби — 29 сентября 2017 в 12:09

SirTwist — Ваш вопрос:

Мы с женой разлучены.Я узнал, что она принимала метамфетамин и опиаты. И кормила грудью. Поэтому я уехал из округа с нашей годовалой дочерью. Она навестила ее только один раз за 6 месяцев, прошедших с нашего отъезда. Я не могу сказать, является ли поведение моей дочери ранними ужасными двойками или это тревога разлуки. Мне пришлось немедленно отрезать ее от грудного вскармливания, и если она была основным компаньоном моей дочери в течение дня, то теперь это я. Она не может передать образ словами. Я не уверен в эффекте на нее.


Наш ответ:

Я думаю, что в этом случае вы, возможно, захотите посетить своего врача общей практики.Ваша дочь должна начать общаться в возрасте 18 месяцев/двух лет. Хотя существует большая вариабельность, большинство малышей могут сказать около 20 слов к 18 месяцам и 50 или более слов к тому времени, когда им исполняется два года. Когда вашему ребенку исполнится два года, по средним стандартам он должен составлять из двух слов простые предложения, такие как «папа дома» или «маленькая собачка». Ваша дочь также должна уметь идентифицировать определенные объекты, такие как; автомобиль, игрушка, собака, кошка, глаза, уши и т. д.Она также должна быть в состоянии выполнять простые команды, такие как «не трогай», «принеси папе игрушку» и т. д. Кроме того, если вы не получили согласия от своего бывшего на выезд из страны, имейте в виду, что с вас может быть выставлено обвинение. с похищением (полагаю, ваш бывший дал согласие на ваш выезд из страны).

SeparatedDads — 9 ноя 2016 в 13:03

Мы с женой разошлись. Я узнал, что она принимала метамфетамин и опиаты… и кормила грудью. Поэтому я уехал из округа с нашей годовалой дочерью.Она навестила ее только один раз за 6 месяцев, прошедших с нашего отъезда. Я не могу сказать, является ли поведение моей дочери ранними ужасными двойками или это тревога разлуки. Мне пришлось немедленно отрезать ее от грудного вскармливания, и если она была основным компаньоном моей дочери в течение дня, то теперь это я. Она не может передать образ словами. Я не уверен в эффекте на нее.

SirTwist — 9 ноября 2016, 4:04

Дорогая Диана Я восхищаюсь тем фактом, что вам и «папе» удалось прийти к взаимному согласию в отношении вашего сына, и сочувствую вашему беспокойству.Возможно, вы захотите поговорить с детским психологом и/или консультантом, имеющим квалификацию для работы с детьми, которые с помощью «Игры» узнают, как ваш сын относится к договоренности. Это либо даст вам уверенность в том, что вы поступаете правильно, либо позволит вам и «папе» заключить более выгодное соглашение. С любовью и восхищением.

История повторяется — 23 сентября 2014, 12:05

Дорогой папа, Лично я не согласен с обменом детьми. Я считаю, что детям нужна стабильная база и стабильный основной опекун, который будет давать им эмоциональную и умственную поддержку, в которой они нуждаются по мере их роста, а не переходить от опоры к должности, как бесчувственная кукла. .Я согласен с участием обоих родителей, если это безопасно и полезно для развития ребенка. У меня также лично есть проблема с Родителями, которые слишком легко разочаровываются друг в друге и своей Семье и выбирают более легкий вариант для себя в краткосрочной перспективе, но более сложный вариант для своих детей и в долгосрочной перспективе — распад Семьи. Личный опыт показал мне, что Родителям по-прежнему нужно вкладывать столько же времени, сил и труда в совместную работу в разлуке, сколько они сделали бы, если бы они все еще были вместе — ради своих Детей. Дети — невинные жертвы, застигнутые в эгоистичных поступках взрослых. Очевидно, что если жизни были в опасности — то Детям больше выгоды, чтобы уберечь их от вреда и сохранить их в безопасности и стабильности — без другого «Родителя». Я сочувствую вашему сыну, как, по вашим словам, он реагирует, но, поскольку я не знаю всей семейной истории, все, что я могу предложить, это обратиться за профессиональной помощью для вашего сына. помочь создать более позитивный и сплоченный фронт воспитания? В идеале найдите консультанта, имеющего квалификацию для работы с детьми.Они узнают мысли и чувства вашего Сына по этому поводу через «игру» и должны быть в состоянии посоветовать вам обоим более позитивный путь от этого. Возможно, даже подумать о том, чтобы поговорить с детским психологом. тем лучше для всех заинтересованных сторон. Это позволит вам получить необходимую помощь, поддержку, руководство и помощь, которые будут в наилучших интересах вашего сына. Затем, в случае необходимости, вы можете использовать все эти квалифицированные профессиональные оценки в суде. Удачи и любви вашему сыну.

История повторяется — 23 сентября 2014 г., 12:02

Дорогой лейтенант папа! Вы должны помнить, что, поскольку вы чаще находитесь вдали от дома, чем дома, вы чужой, входите и выходите из жизни своих детей. Они не знают вас, между ними нет связи, и они смущены, потому что, будучи детьми, нам говорят не разговаривать с незнакомцами, тем не менее, в их собственном доме время от времени появляется этот странный человек, с которым мама говорит им, что папа здесь. Чтобы понять ребенка, вы должны попытаться думать, как он.Попробуйте поставить себя на их место и представьте, как бы вы себя чувствовали и реагировали на все это, если бы это случилось с вами, когда вы были ребенком. которые принесут пользу вам, вашим детям и вашей семье. Если вы боретесь, возможно, стоит проконсультироваться с детским психологом и/или психодинамическим терапевтом для поддержки и руководства к более позитивному и мирному совместному будущему. Желаем удачи и полного восхищения за то, что замечали, беспокоились и пытались найти положительное решение — на благо ваших Детей. ~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~ ~~~~~~~~~~~~~~~ Дорогой Попс, Лично я не согласен с обменом детьми. Я считаю, что детям нужна стабильная база и стабильный основной опекун, который будет давать им эмоциональную и умственную поддержку, в которой они нуждаются по мере их роста, а не переходить от опоры к должности, как бесчувственная кукла. Я согласен с участием обоих родителей, если это безопасно и полезно для развития ребенка. У меня также лично есть проблема с Родителями, которые слишком легко разочаровываются друг в друге и своей Семье и выбирают более легкий вариант для себя в краткосрочной перспективе, но более сложный вариант для своих детей и в долгосрочной перспективе — распад Семьи.Личный опыт показал мне, что Родителям по-прежнему нужно вкладывать столько же времени, сил и труда в совместную работу в разлуке, сколько они сделали бы, если бы они все еще были вместе — ради своих Детей. Дети — невинные жертвы, застигнутые в эгоистичных поступках взрослых. Очевидно, что если жизни были в опасности — то Детям больше выгоды, чтобы уберечь их от вреда и сохранить их в безопасности и стабильности — без другого «Родителя». Я сочувствую вашему Сыну, тому, как, по вашим словам, он реагирует, но, поскольку я не знаю всей семейной истории, все, что я могу предложить, это обратиться за профессиональной помощью на благо вашего Сына.Пробовали ли вы с мамой «Консультирование пар», чтобы помочь построить более позитивный и сплоченный фронт воспитания? В идеале, найдите психолога, который имеет квалификацию для работы с детьми. Они узнают мысли и чувства вашего сына по этому поводу через «игру» и должен быть в состоянии посоветовать вам обоим более позитивный путь вперед от этого. Может быть, даже подумать о том, чтобы поговорить с детским психологом. Чем больше квалифицированных специалистов вы сможете привлечь, тем лучше для всех заинтересованных сторон. Это позволит вам получить правильную помощь, поддержку, руководство и помощь, которые будут в наилучших интересах вашего сына.Потом, если понадобится, можно будет использовать всех этих квалифицированных профессиональных задниц.

История повторяется — 23 сентября 2014 г. , 11:59

Я мама 2-летнего ребенка. Мы с его отцом расстались около года назад. В нашей разлуке мы договорились о том, сколько дней он проводит со мной и своим отцом, то есть по четыре дня каждый. У нас хорошие отношения как у родителей, и мы принимаем все решения за нашего сына вместе. Тем не менее, у всех остальных вокруг нас есть проблема с нашей договоренностью.Есть ли там реальная проблема? Влияет ли это на моего сына эмоционально и умственно? Как я могу ему помочь? Кажется, он не возражает против договоренности, за исключением того, что есть время, когда он не хочет идти со своим отцом? Что я могу сделать?

dieana — 27 августа 2014, 00:56

У меня есть 2-летний сын, которого я в значительной степени воспитывала одна, так как ему было 3 месяца, через год я оставил его мать и подал заявление на полную опеку, которую мне дали с мамой, которая посещает меня только каждые две недели. Затем через 6 месяцев она отвела меня обратно в суд для совместной опеки, которую судья дал ей, и приказал обменивать детей каждые 2 дня, моему сыну сейчас 29 месяцев, и каждый раз, когда я отвожу его к его мамам, он начинает кричать и кричать, что он не хочет идти. что я могу сделать? Пожалуйста, помогите мне с этим. Я первый родитель и отец-одиночка, который очень старается воспитать своего сына самостоятельно. Спасибо.

 попа — 16 июля 2014 года, 8:14

Я солдат, направленный на 12 месяцев в Афганистан. Я ушел из дома, когда моему сыну, с которым я был очень близок, было два с половиной года, и вернусь в три с половиной (приезд на две недели после 9 месяцев отсутствия, на его третий день рождения). Второй мой сын родился, пока меня не было. Я буду видеть его в течение двух недель, когда ему будет 6 месяцев, а затем в год.Мы еще не знаем друг друга. Какое влияние оказало это развертывание? Последний раз я отсутствовала 7 месяцев, когда сыну было 1,5 года. До моего отъезда он был одержим папой, а когда я вернулась, какое-то время был очень отстранен. Каждый раз, когда я уезжал на тренировку, две недели подряд, он реагировал очень сильно, эмоционально — либо игнорировал, стоя ко мне спиной, либо вскакивал у меня на руках и отказывался спускаться.

Папа-лейтенант — 27 августа 2012, 9:57

Титул:

МиссГ-жаГ-жаГ-нДоктор ПреподобныйПроф.Другое

(никогда не показано)

Проверка:

Помощь детям при разлуке и разводе

Если вы переживаете развод, вы, вероятно, обеспокоены тем, как это отразится на ваших детях. Это может быть трудным временем для них. Эмоции детей могут проходить этапы и меняться. Ваш ребенок может чувствовать грусть, растерянность, злость, вину или беспокойство по поводу того, что с ним произойдет. То, как вы справитесь с изменениями, будет иметь важное значение для благополучия вашего ребенка.

Что мы должны сказать нашим детям о нашем расставании/разводе?

  • Спланируйте, как вы расскажете своим детям . Если есть возможность, лучше, если оба родителя сделают это вместе. Подумайте о хорошем месте и времени для разговора. Будьте честны, но также помните о возрасте ваших детей, когда решаете, что им рассказать. Младшим детям потребуется меньше деталей. Дети постарше могут попросить дополнительную информацию.
  • Убедите своих детей, что вы все еще любите их  и что вы оба будете продолжать заботиться о них.Сообщите им, что у них будет много возможностей провести время с обоими родителями.
  • Совершенно ясно, что они не являются причиной разделения . Маленькие дети особенно будут переживать, что они виноваты в расставании или разводе. Объясните, что это проблема взрослых, и ваши дети ничего не могли сделать, чтобы ее предотвратить. Они также должны знать, что они (или другие) ничего не могут сделать, чтобы это изменить. Помогите им понять, что развод окончательный.
  • Поощряйте своих детей открыто говорить о своих чувствах.  Когда они говорят, внимательно слушайте и старайтесь не перебивать. Для детей нормально испытывать трудности с выражением своих чувств, поэтому наберитесь терпения. Хотя это может быть трудно, важно позволить им честно рассказать о своих страхах и опасениях. Отвечайте на любые вопросы настолько честно, насколько сможете.
  • Если вашему ребенку неудобно разговаривать с вами, помогите ему найти кого-то, кому он может доверять, например, другого члена семьи, врача, психолога или социального работника.
  • Расскажите своим детям только то, что им нужно знать .Не обсуждайте решения взрослых и не спорьте в присутствии детей. Они не должны участвовать ни в каких ваших встречах с адвокатом или другими лицами, связанными с раздельным проживанием или разводом.

Что мы можем сделать, чтобы облегчить переход?

  • Обсудите планы посещения  с другим родителем, прежде чем предлагать план своим детям.
  • После того, как вы оформите свои планы, открыто поговорите о том, как изменятся условия проживания .Четко определите, с кем будут жить ваши дети и когда. Они имеют право знать решения, которые принимаются от их имени. Помните, что планы могут измениться по мере взросления. Обсудите условия проживания со старшим ребенком или подростком и будьте готовы уважать их чувства по поводу того, где они хотят жить.
  • Сохраняйте процедуры как можно более нормальными . Дети чувствуют себя в безопасности и более уверенно, если знают, чего ожидать. Работайте над созданием общего распорядка дня для обоих домохозяйств.
  • Если у вас более одного ребенка , проводите время наедине с каждым ребенком.
  • Не говорите плохо о другом родителе своим детям, родственникам или друзьям . Если вы боретесь со своими чувствами и эмоциями, найдите поддерживающего друга или консультанта, с которым можно поговорить. Возможно, вам будет полезно установить «основные правила» при разговоре с другим родителем.
  • Дети могут чувствовать себя одинокими в этой ситуации. Если возможно, найдите другие семьи  с «двумя домами», чтобы ваш ребенок увидел, что они не единственные, чьи родители живут отдельно.
  • Будьте вежливы, когда ваших детей забирают или высаживают . Если вы любите и успокаиваете, это может помочь им справиться с переходом.
  • Позвольте вашему ребенку поговорить с другим родителем  в любое время. Старайтесь проявлять интерес ко времени, которое они проводят с другим родителем. Не намекайте словами или действиями на то, что ваш ребенок предает вас, если ему нравится проводить время вдали от вас.
  • Соблюдать разумные ограничения, установленные другим родителем .Не подрывайте авторитет другого родителя и не отменяйте решения, которые он или она приняли. Обсудите правила и дисциплину с другим родителем, чтобы быть максимально последовательным в обеих семьях.
  • Общайтесь напрямую с другим родителем и не ждите, что дети будут выступать в качестве посыльных . От них не следует ожидать предоставления вам информации о деятельности, друзьях или доходах другого родителя.
  • Ваши дети могут чувствовать, что их отношения с расширенной семьей , например с дядями и тётями, также меняются. Признайте эти чувства и дайте много возможностей сохранить эти связи.
  • Держите других важных взрослых в жизни ваших детей (учителей, воспитателей, тренеров) в курсе того, что происходит, чтобы они могли отслеживать любые предупреждающие признаки того, что ваш ребенок не справляется.
  • Поделитесь важной медицинской и школьной информацией  с другим родителем. Старайтесь вместе посещать собрания и встречи, чтобы вы оба могли быть в курсе.

Когда следует вызвать врача?

Вашему ребенку потребуется время, чтобы приспособиться к этим изменениям. Младший ребенок может начать вести себя так, как он уже вырос. Например, они могут попросить соску. Дети постарше могут рассердиться или почувствовать себя ошеломленными переменой. Все это нормальные реакции, и со временем они должны пройти.

Предупреждающие признаки того, что у вашего ребенка более серьезные проблемы, могут включать:

  • беспокойство,
  • печаль и депрессия,
  • изменение привычек в еде или сне,
  • неприятности в школе, или
  • агрессивное поведение.

Если поведение сохраняется или ухудшается, обратитесь к врачу.

Есть много источников поддержки, которые помогут вам и вашим детям в это трудное время. Если вам нужно, обратитесь за помощью к друзьям, родственникам, представителям сообщества или религиозным группам.

Также важно уделить время себе и дать себе время приспособиться к изменениям. Вы должны быть здоровы и отдыхать для своих детей.

Что делать, если есть более серьезная проблема?

К сожалению, бывают случаи, когда разлука или развод могут быть результатом жестокого обращения в отношениях или дома.В этом случае важно, чтобы вы нашли безопасное место для себя и своих детей. В вашем районе может быть приют, который может предложить необходимую вам поддержку.

Обратитесь к врачу или в местное агентство по защите детей, если вы считаете, что ваш ребенок подвергается насилию или безнадзорности.

Дополнительная информация от CPS

Рассмотрено следующими комитетами CPS

  • Комитет по психическому здоровью и нарушениям развития

Последнее обновление: август 2018 г.

Через три года после разделения семьи ее сын вернулся.Но ее жизни нет.

Когда Летисия Перен пожелала спокойной ночи своему 15-летнему сыну Йовани на посту пограничного патруля Техаса три года назад, он был еще достаточно мал, чтобы она, ростом менее пяти футов, немного наклонилась, когда положила положила руку ему на плечо и попросила его отдохнуть.

Ранее той ночью они вдвоем завершили свое долгое путешествие из Гватемалы, пройдя несколько часов под свистящим ветром пустыни, потеряв из виду собственные ноги в грязи, похожей на зыбучие пески.Агенты пограничной службы, задержавшие их за пределами Президио, штат Техас, поместили их в отдельные камеры. Измученная, госпожа Перен погрузилась в глубокий сон, но проснулась от нового кошмара.

Йовани пропала, ее отправили в приют в Аризоне. У г-жи Перен не было ни денег, ни адвоката. Когда она в следующий раз увидела его, прошло более двух лет.

На момент их воссоединения Йовани был последним ребенком, оставшимся под стражей, которого федеральное правительство сочло имеющим право на освобождение. Узы разорвались за 26 месяцев их разлуки — когда г-жаПерен был голосом по телефону на расстоянии более 1500 миль, когда Йовани завела новых друзей, пошла в новую школу, научилась жить без нее — медленно восстанавливалась.

К тому времени, когда они воссоединились, ее сын превратился в молодого человека, выше ее ростом и с низким голосом, которым он мог разговаривать на английском языке. Г-жа Перен, обезумевшая в течение времени, которое потребовалось, чтобы вернуть его, потеряла часть своих волос, и у нее развилось состояние, которое, вызванное стрессом, заставило ее лицо обвиснуть на одну сторону.

Спустя годы после того, как массовые разлучения семей мигрантов вызвали общенациональные протесты из-за нанесенной им травмы, общественное возмущение по поводу этой политики в значительной степени ослабло, поскольку тысячи родителей и детей в конечном итоге воссоединились.

Но для таких семей, как семья г-жи Перен, захваченных самой широко обсуждаемой попыткой администрации Трампа сдержать иммиграцию, история не закончилась вместе с политикой.

В какой-то степени мисс Перен и ее сыну повезло. Их спонсирует состоятельная семья, которая поселила их в своем просторном доме в богатом бруклинском районе.Группы добровольцев выступали в качестве неформальных социальных работников, выслеживая врачей для оказания бесплатной медицинской помощи и отвечая на телефонные звонки в кризисных ситуациях в любое время.

Но у таких групп сейчас не хватает ресурсов.

«Все вымотаны эмоционально, финансово, из-за загруженности», — сказала Джули Швитерт Коллазо, директор одной из таких групп «Семьи иммигрантов вместе». «Потребность бесконечна. Бывают случаи, когда я обзвонил столько людей, и никто мне не поможет».

И это иногда сбивает с толку госпожу.Перен, что она может чувствовать себя так беспокойно в доме, где они живут с Йовани, с его причудливыми приборами и произведениями искусства со всего мира. В доме ее детства в Гватемале был земляной пол, частично окруженный проволочной сеткой, а не внешними стенами.

Подробнее об иммиграции в США

Когда ей было 8 лет, мать отправила ее выполнять домашнюю работу в дома более богатых гватемальских семей, которые могли позволить ей прокормиться.

В 16 лет г-жа Перен влюбилась в мальчика своего возраста, в доме которого она работала.Но семья мальчика отвергла ее, потому что она была бедной, необразованной и коренной. После того, как Йовани родилась, она продолжала работать с ребенком, привязанным к ее спине, вытирая пыль, подметая и вытирая шваброй, пока не оказалась на грани обморока.

«Я бы сказала ему: я твой папа, я твоя мама, я твой брат, я твоя сестра, я твой друг», — сказала она. «Мы всегда были вместе, вдвоем».

Но к концу 2015 года беспредел в ее городе начал усиливаться. Члены банды призывали Йовани, которая тогда училась в средней школе, вступить в их ряды.В какой-то момент, по ее словам, мужчина приставил к ее голове пистолет и пригрозил убить Йовани, если она не будет получать несколько тысяч кетсалей в месяц, которых у нее не было.

Она решила двигаться на север, чтобы не рисковать тем, что может произойти дальше. Весть о разлуке семей на американской границе, которая только началась, не дошла до большей части Центральной Америки.

После того, как Йовани за ночь забрали из камеры пограничного патруля, мисс Перен провела семь месяцев, пытаясь понять, как вернуть его.В конце концов, не видя другого выхода, она согласилась на собственную депортацию, полагая, что могла бы бороться более эффективно, если бы была свободна.

После освобождения она и Йовани регулярно поддерживали связь через сообщения WhatsApp. Г-жа Перен не хотела, чтобы ее сын знал, как сильно она страдает. Йовани не хотел говорить ей, что его жизнь улучшается.

Проведя около девяти месяцев в детском приюте в Аризоне, который он назвал самым грустным местом, где он когда-либо был, Йовани был передан приемной семье в Техасе, где его тепло приняли.Родители подарили ему планшетный компьютер, на котором он снимал музыкальные клипы с другими мальчиками из Центральной Америки, живущими в доме. Йовани привязалась к 3-летнему сыну пары и помогала заботиться о нем. Пару раз в семье выдвигалась идея усыновить его, но г-жа Перен тут же отвергла эту идею.

В марте 2019 года юристы, добивавшиеся поддержки разлученных семей, выступили с презентацией в индуистском ашраме в Квинсе, которую время от времени посещала правозащитница индийского происхождения Сунита Вишванат.Она и ее муж Стефан Шоу решили, что в их большом доме, где они часто останавливались мультикультурные художники и другие активисты, проезжавшие через Нью-Йорк, могли бы легко разместиться мать и ребенок.

Они согласились взять на себя полную финансовую ответственность за г-жу Перен, если ей разрешат вернуться в Соединенные Штаты для воссоединения с Йовани.

В ночь перед приездом г-жи Перен в Нью-Йорк, более чем через два года после ее первого путешествия в Соединенные Штаты, г-н Шоу провел часы на Дуолинго, практикуя свой запинающийся испанский.Он был единственным в своей семье, кто знал язык.

Сидя в своей гостиной с репортером, г-н Шоу и г-жа Вишванат вместе с ее родителями и двумя сыновьями пары приветствовали г-жу Перен широкими улыбками. Она нервно смотрела на них, пока ее адвокаты переводили вопросы семьи:

Как прошел ваш полет? Вы устали? Голодный?

Они сели за стол с индийской едой, которую мисс Перен никогда раньше не видела. Она передвинула еду на своей тарелке.Г-жа Вишванат спросила, скоро ли ей предстоит сдавать экзамен на гражданство. Адвокаты г-жи Перен объяснили, что до такой возможности еще далеко. Ее дело о предоставлении убежища, первый шаг, даже не началось.

Мисс Перен пожелала спокойной ночи и устроилась в своей комнате: первой в ее жизни, которую ей не пришлось делить. Но она чувствовала себя такой одинокой и неспособной общаться, что плакала, пока не уснула.

Без работы г-жа Перен попала в привычную роль уборщицы, ожидая, пока правительство одобрит освобождение ее сына.Семья обескуражила ее, но она настаивала на том, что чистка и вытирание пыли успокаивают и что ей больше нечего делать.

После почти месяца ожидания Йовани она встретила его рейс в аэропорту Ла Гуардиа, но их отношения не сразу встали на свои места. Стоя у ворот, чтобы поприветствовать его, г-жа Перен расплакалась и яростно обняла его. Но потом они оба немного отшатнулись. Когда они шли к зоне выдачи багажа, чтобы забрать вещи Йовани, они не смотрели ей в глаза.В машине по дороге домой он общался по видеосвязи с друзьями, которых оставил в Техасе.

Присутствие Йовани сняло любое напряжение в доме, поскольку он наслаждался привязанностью принимающей семьи. Г-жа Вишванат начала обучать его чтению. Ее родители влюбились в него, потому что он выполнял работу по дому, не спрашивая. Йовани чуть не расплакался однажды днем, когда после того, как он объявил, что хочет стать кинорежиссером, мистер Шоу подарил ему бывшую в употреблении камеру Canon. Их 12-летний сын Сатья начал учить его играть на фортепиано.

Наладить отношения вне дома оказалось сложнее. Йовани пытался восстановить связь с некоторыми из детей, которых он встретил в заключении, которые с тех пор переехали в Нью-Йорк, но они жили в иммигрантских анклавах в Квинсе и Бронксе и работали, когда не учились в средней школе.

Когда разразилась пандемия коронавируса, семья вместе провела карантин в течение нескольких месяцев, после чего мистер Шоу, мисс Вишванат и их сын переехали в свой второй дом в Нью-Мексико. В конце концов к ним присоединились родители г-жи Вишванат, но г-жаПерен и Йовани должны были остаться в Нью-Йорке в качестве условия рассмотрения их иммиграционных дел.

Г-н Шоу и г-жа Вишванат договорились с организацией г-жи Швитерт Коллазо, «Семьи иммигрантов вместе», о еженедельной доставке продуктов и оставили достаточно денег на все, что может понадобиться г-же Перен. Было несколько недель, когда продукты не могли доставить, но г-жа Перен не хотела просить больше денег. Ей было стыдно, что она так долго зависела от семьи.

Однажды днем ​​она выбежала из дома и шла по улице в бешеном темпе, спрашивая всех, кто говорил по-испански, не знают ли они, где она может найти работу.Большинство, по ее словам, смотрели на нее как на сумасшедшую.

Перуанка рассказала ей о хасидском районе, где она могла бы встать в очередь на работу по уборке домов, но предупредила, что ей придется конкурировать с другими, говорящими по-английски. Первые несколько раз г-жа Перен возвращалась домой с пустыми руками. В конце концов, она начала получать работу по крайней мере один день в неделю.

«Это что-то, — сказала она однажды вечером, — но я не чувствую себя ближе к тому, чтобы быть независимой».

В некотором роде, мисс.Перен сказал, что ее жизнь намного лучше, чем раньше. Она и Йовани снова потеплели друг к другу. Они смеются и не ложатся спать допоздна, разговаривая.

Но даже сейчас они ведут легкий разговор, еще не готовы поделиться всем или выслушать честный отчет о более чем двух годах, проведенных врозь.

Мисс Перен говорит, что пришла к пониманию того, что воссоединение с сыном не восстановило узы, которые они когда-то разделяли. Вместо этого, по ее словам, они стали другими людьми в новом месте, строят отношения, которые в каком-то смысле только начинаются.

Реакция детей и приспособление к разлучению родителей и разводу

2. Реакция детей и приспособление к разлучению родителей и разводу

Исследовательская литература о влиянии раздельного проживания и развода на адаптацию детей и реакцию детей на эти события указывает на то, что потребности детей, живущих в условиях распада семьи, меняются в зависимости от возраста и обстоятельств. Исследование также показывает, что многие родители не в состоянии удовлетворить эти потребности, особенно в период сразу после развода.

Распад семьи обычно является сильным стрессом как для родителей, так и для детей. Исследователи сходятся во мнении, что этот период вызывает острые эмоциональные и психологические расстройства у большинства родителей и детей (Lamb et al., 1997). Большинство детей испытывают острый дистресс в течение первого года или около того после разлуки (Lamb et al., 1997). Некоторые исследователи обнаружили, что острые симптомы и стресс у детей все еще находятся на пиковом уровне через два года после развода родителей (цитаты в Lamb et al.1997), а одно исследование показало, что через два месяца после разлуки дети и родители испытывают на меньше стресса, чем через год (Hetherington et al. 1992, цитируется по Grych and Fincham 1992).

Тем не менее, в недавнем обзоре более 200 отчетов об исследованиях (в основном из Соединенного Королевства) сделан вывод о том, что детский стресс обычно носит кратковременный характер и со временем проходит (Rodgers and Pryor, 1998). Точно так же группа американских экспертов недавно пришла к выводу, что после первоначальных переживаний и трудностей большинство детей, переживших разлучение родителей и развод, вырастают во взрослых без заметных психологических или социальных шрамов или других неблагоприятных последствий (например,г., Лэмб и др. 1997 год; Келли 2000; Келли 1993; Амато 1994).

2.1 Начальные реакции детей разного возраста

Исследование показывает, что реакция детей на развод и разделение родителей сильно различается. Действительно, некоторые дети могут стать более счастливыми и менее огорченными, когда их родители разводятся (Amato 1994). Тем не менее, исследования выявили общие пути детских реакций в первые два года после разлучения родителей и развода в зависимости от пола и стадии развития (возраста) (см. цитаты из Hodges, 1991; Amato, 1994).Почти не существует исследований реакции младенцев или детей студенческого возраста. Для детей в этом возрасте ответы можно резюмировать следующим образом.

  • Дошкольники (от 2 до 5 лет). Эти дети слишком малы, чтобы понять значение развода, и поэтому, вероятно, будут сбиты с толку и боятся потерять и другого родителя. Они склонны винить себя в разводе родителей. Многие регрессируют в развитии, становятся агрессивными и закатывают истерики, особенно мальчики.
  • Дети младшего школьного возраста (от 5 до 8 лет). Эти дети могут достаточно понять значение развода, чтобы впасть в депрессию (Kelly, 1988, цит. по: Di Bias, 1996; Hodges, 1991), охваченные горем и опечаленные потерей семьи. Многие продолжают желать родительского примирения. Они также могут ощущать глубокий конфликт лояльности (Peterson and Zill, 1986; Brady et al., 1986, цит. по Fischer, 1997). Они достаточно эгоцентричны, чтобы рассматривать развод как личное неприятие, но могут быть достаточно зрелыми, чтобы возложить вину на кого-то другого, обычно на родителя.Исследования показывают, что дети в этом возрасте могут страдать в школе и в социальных отношениях (Demo and Adcock, 1988, Bloom и Dawson, 1991, цит. по: Di Bias, 1996). Половина их учителей в одном исследовании сообщили об изменениях в поведении (см. цитату в Hodges, 1991).
  • Старшие дети младшего школьного возраста (от 9 до 12 лет). Эти дети также могут быть подавлены, грустны и подавлены горем, но также чаще обвиняют и злятся на одного или обоих родителей. Однако дети в этом возрасте также могут видеть мир с точки зрения родителей и могут начать воспитывать борющегося родителя или младших братьев и сестер.
  • Подростки (от 12 до 16 лет) менее зависимы от семьи, и поэтому развод представляется им менее значимым. Тем не менее самооценка многих подростков (но в большей степени детей) падает во время развода родителей. Это может привести к тому, что подростки усомнятся в своей будущей способности поддерживать долгосрочные отношения с партнером, и многие испытывают сильный гнев по отношению к одному или обоим родителям. Кроме того, развод может спровоцировать задержку или ускорение вступления в подростковый возраст. В крайних случаях подростки могут стать суицидальными или правонарушителями (McKinnon and Wallerstein, 1986, цит. по Di Bias, 1996).

2.2 Реакция детей на дальнейший переход и изменение

Исследования также показывают, что повторный брак родителей и рождение большего количества детей от родителя, вступившего в повторный брак, могут быть очень тяжелыми для детей от первого брака (и иметь длительное влияние на их долговременную адаптацию). В частности, повторный брак родителей, когда дети находятся в подростковом возрасте, имеет тенденцию приводить к более устойчивым проблемам в семейных отношениях и адаптации подростков (т.грамм. Hetherington 1991, цит. по Bray and Hetherington 1993). Некоторые исследователи обнаружили, что маленькие дети, которые, по-видимому, хорошо адаптировались к своим новым семейным условиям, могут иметь вновь возникающие проблемы в подростковом возрасте (Bray and Berger 1992, цитируется по Bray and Hetherington 1993). Сами сводные семьи, как правило, менее сплочены, более дистанцированы в своих отношениях, более гибко реагируют на изменения и лишены четких ролевых ожиданий (см. цитаты из Bray and Hetherington, 1993). Они также более восприимчивы к стрессу (Anderson and White 1986, цит. по Bray and Hetherington 1993).

Даже в тех случаях, когда никакие критические события не разжигают их стресс, некоторые дети испытывают постоянные трудности после распада семьи, что приводит к плохой адаптации и трудной взрослой жизни. Выявленные факторы, приводящие к неблагоприятным исходам, как правило, присутствуют либо до, во время или после разлучения, либо возникают в контексте жизни детей после разлучения. Они обсуждаются в следующем разделе.

2.3 Детская долговременная коррекция

Существует значительный объем исследований о влиянии развода и раздельного проживания на адаптацию детей.Это исследование, как правило, носит перекрестный характер и направлено на выявление сравнительных уровней приспособления детей к разлуке и разводу родителей, а также факторов, связанных с плохими результатами. Стандартные меры адаптации детей в детстве включают антиобщественное поведение, снижение успеваемости в школе, состояния тревоги, депрессии и самооценки. Показатели долгосрочной корректировки в основном социально-экономические, включая образовательные достижения, привязанность к рабочей силе и количество разводов.Поскольку в большинстве поперечных исследований используются основные категории разведенных/не разведенных, краткосрочные эффекты часто смешиваются с долгосрочными эффектами.

Ранние исследования показали, что дети после развода с большей вероятностью проявляли агрессивное, импульсивное и антиобщественное поведение, имели больше социальных трудностей, были менее послушны авторитетам и демонстрировали более проблемное поведение в школе (например, Camera and Resnick, 1988; Emery 1988; Hetherington et al. 1982; Kurdek and Berg 1983; Warshak and Santrock 1983; Zill 1983; цитируется по Kelly 1993).Также было показано, что у них более низкая успеваемость, более негативная самооценка и более проблемные отношения как с матерями, так и с отцами (Amato and Keith 1991, цитируется по Amato 1994). Было показано, что во взрослом возрасте у них более низкое психологическое благополучие, меньше образования, меньше удовлетворенности браком, больше проблем с поведением, больше риск развода и более слабое физическое здоровье (Amato 1994). Одно недавнее продольное британское исследование показало, что отношение шансов на превышение клинического уровня по проблемам психического здоровья равнялось 1.70 лет в возрасте 23 лет и 1,85 года в возрасте 33 лет (Rodgers et al. 1997, цитируется в Вольчик и др. 2000).

Недавние обзоры литературы показывают, что в целом существует большая вероятность неблагоприятных исходов для детей из разлученных семей, и что это можно наблюдать через много лет после разлучения, даже во взрослом возрасте (Rodgers and Pryor, 1998; Kelly, 2000; Amato, 1994). ). Однако более поздние исследования и исследования с более сложной методологией сообщают о меньшем количестве различий между этими двумя группами, чем в более ранних исследованиях, и что размер различий невелик (Kelly 2000; Amato 1994).Что касается таких показателей, как самооценка, то большинство исследований указывают на отсутствие различий между детьми и подростками из разведенных семей и детьми, чьи родители все еще вместе, после временного снижения при разлуке (Kelly, 1993). Большинство разведенных детей попадают в средний диапазон приспособления по стандартным показателям (Amato 1994). Даже некоторые эффекты, сохраняющиеся во взрослой жизни, в конце концов, похоже, исчезают. Риски для психического здоровья британских детей после развода обострились в подростковом возрасте и в молодости, но к 33 годам большинство людей, переживших развод родителей в детстве, не отличались от детей из никогда не разведенных семей (Chase-Lansdale et al.1995, цитируется у Роджерса и Прайора, 1998).

При этом исследователи считают, что аспекты опыта развода явно увеличивают риск для многих детей, особенно для тех, кто сталкивается с большим риском, когда их родители разводятся и разводятся (Emery 1999; Hetherington 1999; McLanahan 1999; цитируется по Kelly 2000).

Кроме того, качественные исследования выявили стойкие эмоциональные проблемы у детей, связанные с разводом и разлучением родителей, которые следуют за ними во взрослом возрасте. Например, одно известное калифорнийское исследование показало, что 40 % детей все еще находились в депрессии через пять лет после развода (Wallerstein and Kelly, 1980, цитируется по Di Bias, 1996). Через десять лет после разлуки дети все еще чувствовали грусть, сожаление или «другие» и были обеспокоены рисками, связанными с будущим браком (Wallerstein and Kelly 1980, цитируется по Pedro-Carroll and Cowen 1985). Во взрослом возрасте только 60 процентов из них были женаты, по сравнению с 80 процентами из полных семей, и 38 процентов имели детей, по сравнению с 61 процентом детей из полных семей (Wallerstein et al.2000, цитируется в Anon 2000). Другое недавнее исследование показало, что студенты колледжей, чьи родители развелись до того, как они стали подростками, рассказывали о более болезненном детстве, чем дети. из интактных семей, но они не различались по показателям депрессии или тревоги (Laumann-Billings and Emery в печати, цитируется по Kelly 2000).

2.3.1 Корректировка по полу, возрасту и другим характеристикам

Самые последние исследования, по-видимому, противоречат общепринятому мнению о том, что развод оказывает более негативное влияние на мальчиков, чем на девочек. Один метаанализ исследований, в которых проводилось различие между последствиями развода для девочек и мальчиков, выявил более негативное влияние развода на мальчиков, чем на девочек, но только в отношении определенных показателей: социальных отношений, одиночества и сотрудничества. В других областях, таких как привязанность к учебе, мальчики страдают от не более пагубных последствий, чем девочки (Amato and Keith, 1991, цитируется по Amato, 1994). Однако крупное общенациональное исследование, проведенное недавно в Соединенных Штатах, не выявило гендерных различий, связанных с разводом (Vandewater and Lansford, 1998, цит. по: Kelly, 2000; Rodgers and Pryor, 1998).Другое исследование показало, что адаптация и достижения мальчиков и девочек после развода родителей различались в зависимости от возраста, времени, прошедшего после развода, типа воспитания, а также типа и масштаба родительского конфликта (Hetherington 1999, цит. по Kelly 2000).

Реакция детей младшего возраста на разлучение родителей кажется более острой, и ранние исследования показали, что развод оказывает наиболее неблагоприятное воздействие на детей младшего возраста (например, Allison and Furstenberg 1989, цитируется по Grych and Fincham, 1992). Однако во многих исследованиях возраст детей на момент развода смешивается со временем, прошедшим после развода, и возрастом оценки (Grych and Fincham, 1992). Недавний обзор преимущественно британских исследований пришел к выводу, что возраст ребенка на момент развода родителей сам по себе не важен (Rodgers and Pryor, 1998). Одно североамериканское исследование показало, что молодые люди из малоконфликтных семей с разведенными родителями были хуже приспособлены, чем дети из высококонфликтных семей, чьи родители развелись (Amato et al.1995, цитируется по Kelly 2000). Калифорнийское исследование показало, что через 10 лет дети, которые были моложе на момент разлучения, адаптировались лучше, чем дети, которые были старше на тот момент (Wallerstein and Blakeslee, 1989, цит. Амато 1994).

Многократные разводы также могут подвергать детей повторным конфликтам, ослаблению родительских обязанностей и финансовым трудностям. Таким образом, у некоторых детей стресс от развода накапливается в детстве по мере его повторения (Amato 1994; Rodgers and Pryor 1998). Риск неблагоприятных исходов для детей из сводных семей по сравнению с детьми из неполных семей оказывается выше для детей старшего возраста, особенно при более низкой успеваемости в школе, проблемах с сексуальной активностью и формированием отношений (Rodgers and Pryor, 1998).

Индивидуальная жизнестойкость детей также влияет на вероятность их положительной долгосрочной адаптации. Дети в высококонфликтных семьях или с плохо приспособленным главным родителем могут все еще преуспевать благодаря внутренним ресурсам.Невозможно предсказать, как поведут себя два отдельных ребенка в одинаковых обстоятельствах (Fischer, 1997). Некоторые эксперты предложили более адаптивный темперамент, более высокий интеллект и лучшие навыки выживания в качестве показателей большей устойчивости (Johnston, 1994). Одно исследование показало, что темперамент детей не влиял на их поведенческую адаптивность после развода родителей, когда у них была социальная поддержка, но влиял на их способность выдержать развод без социальной поддержки (Hetherington, 1989, цитируется по Grych and Fincham, 1992). Считается, что устойчивость коренится в ранней привязанности ребенка к родителю или родительской фигуре (например, Rutter 1979, цитируется по Kelly and Lamb 2000). Тем не менее, вмешательство может повысить устойчивость.

2.3.2 Пределы исследования

Существует относительно мало исследований о том, как развод и раздельное проживание влияют на небелых детей, не принадлежащих к среднему классу. Большинство существующих англоязычных исследований посвящено американским детям. Некоторые исследования, проведенные в США, показывают, что афроамериканские дети подвергаются меньшему риску из-за наличия одного родителя и бедности после разлучения, чем белые американские дети и афроамериканские дети в полных семьях (см. цитаты и обсуждение в Amato 1994).

Недавние исследования с осторожностью относятся к тому, что плохие результаты, переживаемые некоторыми детьми после развода, связаны с раздельным проживанием и разводом. Он также с осторожностью относится к выявлению индивидуальных факторов, действующих до, во время или после развода, которые определяют неблагоприятные исходы (Rodgers and Pryor, 1998). Некоторые факторы действительно кажутся важными, хотя их взаимосвязь неясна. Кроме того, исследователи также изучают, как положительные факторы могут защищать детей от отрицательных факторов (например,грамм. Вольчик и др. 2000).

Основываясь на существующих в основном перекрестных исследованиях, острый дистресс детей во время развода родителей и их более поздняя реакция на возникающие в результате условия проживания не являются важными факторами в долгосрочной адаптации детей. Тем не менее, было мало изучено влияние острого дистресса детей при разлучении родителей (критическое событие для них) на их долговременную адаптацию (Grych and Fincham, 1992). Авторы всеобъемлющего британского исследования призвали к дополнительным исследованиям того, как краткосрочный дистресс может повлиять на долгосрочные результаты (Rodgers and Pryor, 1998).

2.3.3 Корректировка для родителя-опекуна

Текущее мышление поддерживает широко распространенное мнение о том, что приспособление родителей-опекунов является ключевым фактором долгосрочного благополучия детей. Дети плохо приспособленных родителей-опекунов подвергаются гораздо более высокому риску плохого самочувствия (цитаты по Kelly 2000). У детей больше шансов на успех, если у родителя-опекуна хорошее психическое здоровье, хорошая социальная поддержка и хорошие навыки воспитания детей, т.е.е. ласков, адекватно наблюдает за ребенком, осуществляет некоторый контроль, объясняет правила, избегает жесткой дисциплины и последовательно дисциплинирует (например, Wallerstein 1986-87; см. цитаты в Amato 1994, Hetherington 1999, Buchanan et al. 1996, цитируется по Kelly 2000).

Другое недавнее исследование показало, что дети в семьях с одним родителем, чьи матери постоянно дисциплинируют и принимают их ребенка — две ключевые черты авторитетного воспитания — меньше интернализуются (например,грамм. депрессия) и экстернализации (например, прогулы) проблем, чем у детей, чьи матери этого не делают (Wolchik et al., 2000). Таким образом, последовательное и принимающее воспитание родителя-опекуна, по-видимому, защищает детей от неблагоприятных последствий других источников стресса, таких как экономические трудности. Дети, которые ощущают низкое признание и меньшую последовательность со стороны родителей, становятся более уязвимыми к стрессу, а дети, воспринимающие низкое принятие и последовательность и испытывающие множество стрессоров, являются наиболее уязвимыми из всех (Wolchik et al.2000).

2.3.4 Доступ к нежилому дому

Существующие исследования не дают единого мнения о важности постоянных отношений детей с их родителем-нерезидентом, как правило, с отцом (см. цитаты в O’Connor 2001; Kelly 2000). Большинство широкомасштабных исследований с использованием национальной базы данных не выявили связи между частотой посещений родителей и приспособлением ребенка (Kelly, 2000). Тем не менее, в нескольких исследованиях сообщается о положительных результатах для детей в кооперативных, малоконфликтных семьях, в которых отцы участвуют со своими детьми (цитаты в O’Connor, 2001, и в Kelly, 2000).Дети с большей вероятностью будут плохо себя чувствовать при постоянном доступе отцов в определенные семьи с высоким уровнем конфликтов, особенно мальчики в этих семьях (O’Connor, 2001). Один метаанализ 57 исследований также показал, что более поздние исследования контактов отца и ребенка дают более убедительные доказательства влияния отца на адаптацию детей, чем более ранние исследования (Amato and Gilbreth 1999, цит. по Kelly 2000). Обзор преимущественно британских исследований пришел к выводу, что продолжение контакта с родителем-нерезидентом может способствовать адаптации детей, но нет простой зависимости от частоты контактов (Rodgers and Pryor, 1998).

Постоянное участие родителей-нерезидентов в работе со своими детьми явно связано с их успеваемостью. Учебная деятельность детей снижается в меньшей степени, когда отцы участвуют в учебе и школьных занятиях ребенка после развода (McLanahan 1999, цитируется по Kelly 2000). У разведенных детей также меньше шансов получить высшее образование, отчасти потому, что стремление родителей к получению образования возрастает у подростков из никогда не разведенных семей, но снижается у подростков из разведенных семей (McLanahan 1999, цит. по Kelly 2000).Калифорнийское исследование также показало, что разведенные отцы часто не желали финансировать образование своих детей после окончания средней школы, особенно если они вступали в повторный брак и имели других детей (Wallerstein and Lewis, 1998).

2.3.5 Конфликт после разделения

Растущий объем литературы подтверждает, что конфликт между родителями после разлуки увеличивает риск плохого исхода у детей. Дети, чьи родители остаются враждебными и агрессивными, вовлеченными в непрекращающийся высокий конфликт, чаще имеют поведенческие проблемы, эмоциональные трудности и социальные трудности (Johnston, 1994).Им также чаще не хватает чувства собственного достоинства (Kelly, 1993). Риск неблагоприятных исходов возрастает, когда речь идет о насилии в семье, и возрастает еще выше, когда жестокому обращению подвергаются дети (Johnston, 1994). Тем не менее, исследования показали, что общие показатели приспособленности для большинства детей из семей, переживших хронические судебные разбирательства и острые конфликты после развода, также находятся в пределах нормы (Johnston et al. , 1989, цит. по Kelly, 1993).

Лонгитюдные исследования показали, что некоторые трудности, наблюдаемые у некоторых разведенных детей, существовали до развода (напр.грамм. Elliott and Richards 1991, цитируется в Kelly 1993), предполагая, что факторы, вызывающие эти трудности, могут предшествовать разводу или раздельному проживанию. Недавний анализ британских исследований пришел к выводу, что семейные конфликты до, во время и после разлуки могут быть стрессом для детей. Нет единого мнения о том, является ли дезадаптация детей в результате родительского конфликта главным образом результатом конфликта во время брака или после его распада (Rodgers and Pryor, 1998).

2.3.6 Экономические трудности

Развод и раздельное проживание часто приводят к существенному снижению уровня жизни детей, усиливая экономическую нестабильность и стресс в интернатном доме. Эти изменения усиливают деструктивный стресс разлуки для детей и влияют на их долговременную адаптацию (Kelly, 1993; цитаты из Amato, 1994). Исследования показали, что в США после развода доходы матерей-опекунов падают в среднем на 30 процентов (Lamb et al.1997). В Канаде доходы женщин, которые разошлись со своими супругами в середине 1990-х годов, упали в среднем на 23 процента в течение первого года (с поправкой на количество людей, которые проживали с ними), а к концу первого года средний доход матерей был на 31 процент меньше, чем их доход до развода (Galarneau and Sturrock, 1997).

Одно исследование, проведенное в США, показало, что разница в доходах после развода объясняет примерно половину связи между проживанием в семье с одним родителем и окончанием средней школы среди белых семей (McLanahan 1985, цит. по Amato 1994).Совсем недавно было подсчитано, что на экономические проблемы разведенных домохозяйств приходится до половины проблем адаптации, наблюдаемых у разведенных детей (McLanahan 1999, цит. по Kelly 2000). Другое исследование показало, что более низкие показатели разведенных детей по 27 из 34 исходов упали до 13, если принять во внимание разницу в доходах (Guidubaldi et al. , 1983, цит. по Amato, 1994).

Матери-опекуны также часто сталкиваются с нестабильностью работы и сменой места жительства в первые три года после развода (McLanahan and Booth, 1989, цитируется по Bray and Hetherington, 1993).Многие матери переезжают в более бедные районы, где меньше услуг и поддержки. Дети отрываются от своих друзей, другой социальной поддержки и привычного окружения. (Родители доступа также могут переехать в другой район с аналогичными, хотя и менее вредными последствиями для детей.)

2.4 Длительные трудности адаптации, возникающие из-за самих детей

Результаты поперечного исследования показывают, что долговременной адаптации разведенных детей лучше всего способствуют программы, которые помогают их родителям адаптироваться, устранять социальные и экономические факторы стресса, уменьшать межродительские конфликты и повторяющиеся судебные разбирательства по поводу опеки и доступа, и поощрять совместные родительские меры после разлучения с прочными связями между детьми и обоими их родителями.

Однако, как указывалось ранее, связь между острым дистрессом у детей во время разлуки с родителями и их долговременной адаптацией еще предстоит полностью изучить. Например, чем острее дистресс у ребенка, тем сложнее матери восстановить собственное равновесие и поддерживать позитивные отношения со своим ребенком (Wolchik et al., 2000).

Другие исследования также указывают на несколько способов, которыми собственные реакции детей на разлуку и более поздние обстоятельства могут повлиять на их приспособление.Это исследование дает обоснование для конкретных программ для детей в период разлучения родителей и в более поздние годы.

2.4.1 Шесть «Задач» настройки

Известные исследователи согласны с тем, что дети, которые не оправились от своих первоначальных страданий и трудностей во время разлуки родителей или во время последующих критических событий, могут столкнуться с трудностями позже, часто во взрослой жизни (Lamb et al. , 1997). . Качественный исследователь Джудит Валлерстайн разработала список из шести «задач», которые дети должны выполнить в период разлуки и после него, чтобы остаться на своем пути развития и стать хорошо приспособленными взрослыми (Wallerstein, 1983).Дети должны выполнить следующие задачи независимо от количества и вида внешних стрессоров в их семейных отношениях после разлучения:

  • признать реальность разделения;
  • отказаться от родительского конфликта и беспокойства и возобновить обычные занятия;
  • разрешить их потерю;
  • разрешить гнев и самобичевание;
  • принять постоянство развода или раздельного проживания; и
  • получить реалистичную надежду на отношения.

По мнению Валлерстайна, первоочередное внимание следует уделять обеспечению того, чтобы острые реакции родителей и детей на разлуку и развод не консолидировались и не становились хроническими (Wallerstein 1991), что затрудняет их искоренение в дальнейшем.

Задачи располагаются в последовательности с разными временными интервалами для каждой. Первые две задачи, например, следует выполнять немедленно, чтобы поддерживать успехи ребенка в учебе и развитии (Wallerstein, 1983).Эти задачи легли в основу многих программ, в настоящее время оказывающих поддержку детям, пережившим развод и развод родителей (см., например, Fischer, 1997).

Очевидно, что для выполнения некоторых из этих задач детям необходимо сотрудничество семьи и окружения. Например, родители, которые постоянно вовлекают своих детей в свои острые конфликты или в семейное насилие или издевательства, сделают практически невозможным для детей возобновление их когнитивного, эмоционального и поведенческого развития в школе и в других местах.Точно так же родители, которые винят своих детей в разлуке или в собственной неспособности эмоционально оправиться от разрыва, чрезвычайно затруднят для их детей перестать винить себя. Вмешательства могут быть необходимы, чтобы помочь детям вернуться на свой путь развития, несмотря на негативное влияние родителей.

Родители и посторонние люди также могут оказать помощь детям в выполнении этих задач. Например, родители и посторонние люди могут успешно заверить маленьких детей, что они , а не ответственны за разлуку и что их по-прежнему любят (Hodges, 1991).Таким образом, вмешательства могут помочь детям выполнить все эти задачи, особенно в период разлучения родителей.

2.4.2 Повышение сопротивляемости

Исследования также показывают, что дети, находящиеся в трудных обстоятельствах после разлуки, могут компенсировать воздействие некоторых факторов стресса, улучшая свои навыки преодоления трудностей и устойчивость к невзгодам. Большая часть этого исследования была сосредоточена на детях в семьях с высоким уровнем конфликтов.Ранние исследования высококонфликтного воспитания детей после разлучения показали, что все дети в таких семьях подвержены риску плохой адаптации в долгосрочной перспективе. Другое исследование, однако, сужает негативное воздействие до семей с высоким уровнем конфликтов, в которых конфликт не позволяет родителям сотрудничать в воспитании детей после разлуки (Camera and Resnick, 1989, цитируется по Kelly, 1993; Amato and Rezac, 1994). Некоторые родители могут найти способы сотрудничать в воспитании детей после развода, несмотря на свои острые конфликты.Родители, которые не могут этого сделать, склонны превращать своих детей в пешек в собственном конфликте. Исследования показывают, что дети подвергаются риску, когда в результате продолжающегося острого конфликта ребенок чувствует себя зажатым в середине. (Бьюкенен и др., 1991; Джонстон и др., 1989, цит. по: Келли, 1993).

Эти исследования измеряли «чувство пойманности» в соответствии с тем, как часто один из родителей просил ребенка передать сообщения другому родителю, задавал навязчивые вопросы о другом родителе или заставлял ребенка чувствовать, что он или она должен скрывать информацию или чувства по поводу другого родителя. другой родитель.Одно исследование показало, что подростки из семей с высоким уровнем конфликтов с большей вероятностью чувствовали себя пойманными, чем подростки из семей с низким уровнем конфликтов, но что 40 % семей с высоким уровнем конфликтов по-прежнему были ниже медианы по «чувству себя пойманными» (Kelly 1993). Исследование предполагает, что помощь детям в изучении способов держаться подальше от конфликта родителей изолирует их от него и позволяет им продолжать собственное развитие.

Некоторые исследователи также утверждали, что специальные программы для детей имеют смысл, даже если их корректировка во многом определяется внешними факторами, поскольку реакции детей могут быть более подвержены изменению, чем эти обстоятельства (Grych and Fincham, 1992).

2.4.3 Понимание раздельного проживания и развода, включая юридические процессы

Существует мало исследований собственных взглядов детей на их опыт развода и раздельного проживания. Имеющиеся исследования показывают, что детей часто неправильно информируют о разводе как о событии и процессе (Pruett 1999). Более того, то, что они действительно знают, часто неуместно, пугает и сбивает с толку (Pruett 1999) и может усугубить их страдания.

Имеются убедительные доказательства того, что многие родители не говорят со своими детьми о важности разлучения и связанных с ним юридических процессов (например, Mitchell, 1985, Walczak and Burns, 1984, цитируется в Garwood, 1990; Lyon et al. , 1998; Wallerstein and Lewis, 1998). ). Дети, опрошенные во время недавней оценки шотландской программы информирования родителей о разводе и раздельном проживании родителей, например, сообщили, что большинство их родителей не обсуждали с ними вопросы, связанные с разводом, в каких-либо подробностях (Mayes et al.2001). Только одна треть говорила со своими детьми о своих собственных чувствах, и такая же доля заявила, что они обсуждали чувства своего ребенка в связи с разлукой (Mayes et al., 2001. Тем не менее, половина из 84 шотландских родителей, которые отказались вовлекать своих детей в семейном примирении в Службе примирения семьи Лотиан недалеко от Эдинбурга в период с 1986 по 1988 год (чуть больше половины родителей в двухлетнем исследование) посчитали это излишним, заявив, что могут сами говорить со своими детьми (Garwood 1990).

Одно недавнее углубленное исследование 22 детей из Коннектикута показало, однако, что дети, тем не менее, соединяют воедино образы бракоразводного процесса, слушая родителей, свой собственный опыт судебного процесса и судебные процессы, показанные по телевидению (Pruett 1999). Но путаница в том, что означал развод, была скорее правилом, чем исключением. Обвинения, потери и страх разлуки и покинутости были частыми темами, особенно среди детей из семей с высоким уровнем конфликтов.Восприятие детьми собственной родительской некомпетентности смешалось с их пониманием юридического процесса разлучения, так что физическое разлучение родителей и сопутствующие судебные процессы были приравнены к потере отношений с родителями.

Дети также чувствовали себя оскорбленными и преданными со стороны адвокатов и судебных чиновников, которые «забирали деньги своих родителей», или «отдавали приказы, которые заставляли их родителей драться», «притворяясь», что помогают семье.У них было слишком много бесполезной информации о судебном процессе и слишком мало полезной (Pruett 1999). Авторы пришли к выводу, что родителям и юристам следует помочь понять, что дети должны знать и как предоставить им эту информацию.

Недавнее британское исследование также пришло к выводу, что четкие объяснения того, «что» происходит и «почему», могут помочь поддерживать общение и контакт между детьми и родителями во время стрессового периода развода. Информирование детей также может убедить маленьких детей в том, что их не бросают и что родитель может по-прежнему быть родителем, даже если он или она покидает дом, чтобы жить в другом месте (Rodgers and Pryor, 1998). Первые две из шести задач Валлерстайна также подразумевают, что детям необходимо рассказывать о значении разлучения их родителей по мере того, как оно происходит. Другие эксперты утверждают, что даже дошкольники испытывают острую потребность в информации о разводе родителей (Hodges, 1991).

Подростки и молодые люди, которых просят прокомментировать свои переживания во время разлуки и развода родителей, сильно жалуются на то, что их оставили в неведении (Lyon et al.1998 год; Валлерстайн и Льюис, 1998). Незнание того, что происходит, оставляло этих детей обиженными и злыми еще долго после того, как их тревога и страхи, вызванные разлукой, рассеялись.

Нет четкой связи между эмоциональным пониманием детьми разлуки с родителями (которому, как можно было бы надеяться, способствовало их когнитивное понимание) и их приспособлением. Оценка детской программы, проведенная в 1980-х годах, не обнаружила связи между эмоциональным пониманием развода детьми-участниками (что они не виноваты, что примирение маловероятно, но их не оставят) и их эмоциональной и поведенческой адаптацией (Розби и Deutsch 1985, цитируется по Grych and Fincham 1992).Дети в программе действительно улучшили свое понимание, но это не повлияло на их приспособление по сравнению с детьми в контрольной группе. С другой стороны, простое участие других детей в контрольной группе плацебо могло повлиять на их приспособление к (Grych and Fincham, 1992).

2.5 Способность родителей помочь детям адаптироваться

Очевидно, что родители должны помочь детям выполнить их «шесть задач» и оправиться от острого стресса, вызванного разлукой с родителями.Исследования действительно показывают, что поддерживающее воспитание в это время защищает детей от острого стресса (Brown, 1995; Bray and Hetherington, 1993; Tschann et al. , 1990, цитируется у Bonney, 1993), точно так же хорошо приспособленные родители способствуют более долгосрочной адаптации детей.

Однако исследования также показывают, что родители, как правило, менее всего способны помочь своим детям в это время. Многие исследователи считают, что способность родителей воспитывать и защищать своих детей заметно снижается в течение года или двух после раздельного проживания и развода (напр.грамм. Wallerstein and Kelly 1980, цитируется в Wallerstein 1986-87, 1991; Лэмб и др. 1997 год; Амато 1994). Родители сами перегружены, и поэтому у них остается меньше времени, эмоциональной энергии и внимания для своих детей, когда они больше всего в этом нуждаются.

Матери-опекуны жалуются на экономические трудности, перегруженность работой, проблемы с воспитанием детей и социальную изоляцию сразу после развода (Hetherington et al. 1982, цит. по Bray and Hetherington 1993). И матери, и отцы, независимо от условий опеки, с большей вероятностью будут иметь физические и психологические проблемы сразу после раздельного проживания или развода (Hetherington and Hagan, 1986, цитируется по Bray and Hetherington, 1993).

В результате родители могут стать менее теплыми и поддерживающими по отношению к своим детям, менее чуткими к их нуждам и более неустойчивыми в осуществлении родительской власти. Исследования показали, что родители проводят меньше времени со своими детьми, становятся более неустойчивыми или небрежными в присмотре за своими детьми и гораздо чаще злятся на них в течение первого или двух лет после расставания или развода (Hetherington et al., 1982, цит. Валлерстайн 1991). Один исследователь считает, что некоторые родители могут бессознательно (или даже сознательно) хотеть отказаться от ребенка, чтобы стереть воспоминания о несчастливом событии.Другие родители могут стать более привязанными к своим детям, но зависимым образом, так что ребенок начинает чувствовать ответственность за их благополучие (Wallerstein 1986-87). В своем лонгитюдном исследовании 130 разведенных или разлученных семей в Калифорнии Валлерстайн определила три связанные семейные функции, которые, как она пришла к выводу, объединяются для защиты ребенка в нормальных обстоятельствах: (1) достаточно гармоничные отношения между родителями, предполагающие взаимную поддержку; (2) достаточно чувствительные и дисциплинированные отношения между родителями и детьми и (3) достаточно психологически неповрежденный, нравственный родитель. Ее исследование также показало, что все эти функции были нарушены во время развода и раздельного проживания (например, Wallerstein 1986-87, 1991).

Одним из результатов снижения их родительских способностей является то, что родители теряют связь с потребностями и чувствами своих детей (Mitchell 1985, цит. по Garwood 1990; Wallerstein and Kelly 1980, цит. по Wallerstein 1991). Они не только меньше поддерживают своих детей, но и реже видят, что те нуждаются в поддержке. Валлерстайн приводит пример из своего исследования родителей в посредничестве, которые были сосредоточены на вопросах того, какую диету должны соблюдать дети во время свиданий.Тем временем один из детей все больше не мог отличить свои фантазии от реальности, а другой, когда его попросили нарисовать свою семью, нарисовал только тощую черную крысу, предупреждающий сигнал об остром бедствии (Wallerstein 1991).

Исследования показывают, что одной из причин, по которой родители теряют контакт с детьми, является отсутствие общения между родителями и детьми в период раздельного проживания и развода. Более того, это отсутствие общения часто включает в себя отсутствие объяснений по поводу раздельного проживания или развода, как указано выше (Mitchell 1985, Walczak and Burns 1984, цитируется по Garwood 1990).

Часто в этот период родители также не осознают пагубных последствий, которые их собственное поведение может оказать на их детей. Исследования показывают, что родители обычно недооценивают или игнорируют влияние своих конфликтов с другим супругом на своих детей. Они также не осознают, что втягивают своих детей в центр конфликта, требуя исключительной лояльности или используя ребенка для слежки за другим родителем или его подрыва (Арбетнот и Гордон, 1996; Арбутнот и др.1997).

Многие родители не в состоянии помочь своим детям в период разлуки, а усугубляют их стресс. Исследование предполагает, что один из эффективных способов помочь детям в это время — помочь родителям как можно быстрее оправиться от собственного стресса, снизив некоторые стрессы, с которыми они сталкиваются. Кроме того, программы для родителей направлены на то, чтобы сосредоточить внимание родителей на потребностях и интересах своих детей в этот период, чтобы они могли лучше реагировать на них.

Тем не менее, учитывая снижение способностей многих родителей в это время, необходима внешняя поддержка, чтобы помочь детям понять, что с ними происходит, как смириться с ситуацией и как справиться со своим бедствием. Первичные потребности кажутся тройственными: (1) уменьшить острый стресс у детей, чтобы помочь им поддерживать позитивные отношения с родителями и уменьшить вероятность того, что этот стресс помешает им выполнить свои шесть задач, и (2) помочь им выполнить первые два или три из их шести заданий, и (3) обучить их способам оградить себя от внешних источников стресса, таких как родительский конфликт после развода.Для некоторых детей внешняя поддержка, такая как детские группы, может также удовлетворить четвертую потребность в предоставлении им сети социальной или эмоциональной поддержки.

Исследование показывает, что точно так же, как большинство детей выздоравливают от острого стресса разлучения родителей, большинство родителей также выздоравливают и возобновляют родительскую заботу и защиту, которые они обеспечивали до разлуки (и эти выздоровления связаны) (Lamb et al. 1997). Таким образом, для большинства детей внешняя поддержка может быть больше всего необходима во время первоначального разлучения.У детей, находящихся в трудных обстоятельствах после разлуки, или у детей, переживающих неоднократные разлуки и разводы, потребности могут продолжаться намного дольше этого момента.

2.6 Что, по словам детей, им нужно

Точно так же, как мало исследований, посвященных взглядам детей на развод и разлучение родителей, также мало исследований о том, что, по мнению детей, им нужно, особенно во время первоначального разлучения. Дети постоянно говорят, что потеря регулярных контактов с родителем-нерезидентом — худшее, что может случиться с разводом их родителей (цитаты по Kelly, 1993). Большинство детей говорят, что им нужен контакт (или больше контактов) с родителем-нерезидентом (Lamb et al., 1997).

В период начальной разлуки дети, кажется, хотят поговорить о разлуке с другими детьми или сочувствующими взрослыми, кроме своих родителей. Три четверти детей, опрошенных в шотландском исследовании посредничества с участием детей в Lothian Family Conciliation, приветствовали идею создания детской группы, когда их спросили, хотят ли они ее (Garwood, 1990).

Кроме того, дети, опрошенные в ходе недавней оценки шотландской Информационной программы для родителей , сообщили, что хотят поговорить о разлуке с одним или двумя «особыми людьми», помимо своих родителей. Исследователи, проводившие домашние курсы для семей, переживающих развод, также обнаружили, что некоторые дети хотели говорить о проблемах, но не со своими родителями (Hughes, 2001). Исследователи, опрашивавшие маленьких детей из Коннектикута об их понимании развода родителей (Pruett, 1999), также пришли к выводу, что дети жаждут достоверной информации о разводе, его процедурах и его характерах. Они не получали эту информацию от своих родителей.

Тем не менее, многие дети, участвовавшие в шотландской программе, высказали серьезные опасения по поводу разговоров с другими о разводе родителей. Такие причины, как «неспособность доверять людям» и «чувство уязвимости», были приведены для того, чтобы не говорить о своих чувствах. Однако они, по-видимому, понимали, что говорить о том, что они чувствуют, чрезвычайно важно, когда речь идет о разводе родителей (Mayes et al., 2001). Оценка программы Centres jeunesse de Montréal Confidences показала, что менее пяти процентов детей, участвовавших в программе, были недовольны своим присутствием в ней (Vallant 1999).Наиболее частые причины, по которым они наслаждались этим, заключались в том, что это дало им возможность поговорить о разлуке (12 %) и встретиться с другими детьми в такой же ситуации (11 %). Однако еще 13 % заявили, что им скучно говорить о разлуке.

Как указывалось выше, одна из наиболее частых жалоб детей старшего возраста, оглядывающихся назад на свой опыт раздельного проживания родителей и развода, заключается в том, что родители и власти держали их в неведении (Lyon et al.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.