Гинеколог курцер – Звёздный акушер-гинеколог пойдёт под суд

Содержание

Курцер Марк Аркадьевич врач гинеколог, акушер-гинеколог. Запись на прием, отзывы, цены, где принимает в Москве на MedBooking.com

10

Татьяна

Благодарю за очень нужный и важный труд!!!

9.7

Татьяна

Поздравляю с профессиональным праздником! Огромное спасибо за заботу! Здоровья!!!

9.3

Никаэлла

Друзья, доктору Курцеру скоро 60! Если вам, как и мне Марк Аркадьевич помог в появлении нашего малыша, напишите вашу историю, поздравьте доктора с юбилеем! 

10

Лолита Пожарская

27 лет,как Марк Аркадьевич, уговорил меня на кесорево сечение и я стала мамой!Это утро помню,как вчера !Когда сегодня увидела по телевизору его награждение ,то обрадовалась за него и захотелось поздравить,пожелать успехов!Всю жизнь его помню и благодарю!Будет здорово,если и моя дочечка пойдет рожать к Марку Аркадьевичу!

10

Гришина Елена

15 05 2015 родила сына в Роддоме на Севастопольской . Кесарево делал Марк Аркадьевич . После 1 очень тяжелых родов Марк Аркадьевич решил сам меня оперировать . Я безумно Благодарна что судьба свела меня с этим человеком врачом С БОЛЬШОЙ БУКВЫ !!!! После первых неудачных родов в 16 роддоме Марк Аркадьевич меня Спас сохранил матку и вот в третий раз я жду малыша !!!!! И Марк Аркадьевич будет меня оперировать! !!!!! Марк Аркадьевич СПАСИБО ВАМ ЗА ВСЁ !!!!! ВЫ ВРАЧ С БОЛЬШОЙ БУКВЫ! !!!! ВЫ ПОДАРИЛИ МНЕ ВОЗМОЖНОСТЬ СТАТЬ МАМОЙ ТРИ РАЗА !!!!!!!

8

Юлия

У меня была проблемная беременность, поэтому мы решили обратиться к Марку Аркадьевичу. Он и наблюдал мою беременность, и принимал роды. Рожала кесарево. Никаких осложнений, доктор сделал все замечательно. И я, и малыш здоровы! Марк Аркадьевич, спасибо Вам огромное!

8.3

Светлана Любимова

У доктора Курцера наблюдаюсь уже несколько лет. Отличный гинеколог, очень внимательный и спокойный. Рекомендую всем!

8.7

Николай

Благодаря профессионализму Марка Аркадьевича мы смогли стать родителями. Он делал ЭКО моей жене и с первой попытки все получилось. Сейчас у нас подрастает замечательный сынок. Марк Аркадьевич Курцер — очень внимательный доктор и замечательный человек.

9

Ярослав

Гинеколог чисто женский врач, но если пара не может иметь детей, то его работу может оценить и мужчина. Мы делали ЭКО. Когда начинали об этом думать, не могли себе и представить, каким сложным будет наш путь. Много анализов, обследований, но ведь цель оправдывала средства. Врач проявил себя не только в плане высокой квалификации, но и чисто по-человечески он нас с женой поддерживал. В итоге у нас получилось, не могло не получиться с таким специалистом, как Курцер Марк Аркадьевич, я так считаю.

8.3

Арина Килютина

Огромное спасибо доктору Курцеру! Он вел мою непростую беременность и принимал роды. Врач от Бога, сделал все вируозно!

9

Наталья

Случай мой был не из простых. Пролежала под капельницами со второй недели беременности до самых родов. Потом сложная операция после кесарева. То, что я сейчас у меня растет сын, а я жива и здорова, заслуга этого акушера-гинеколога. Только сейчас понимаю, насколько мне с ним повезло.

9

Екатерина Семенова

С самого начала своей первой и долгожданной беременности наблюдалась у Марка Аркадьевича. Проходила она очень тяжело, с серьезными осложнениями для меня. Но несмотря на множество проблем со здоровьем и совсем не молодой возраст (37 лет), он помог мне сохранить, выносить и родить здорового ребенка. Сейчас нашей принцессе 3 месяца. У нас все хорошо. Я очень благодарна этому замечательному человеку, внимательному, опытному и талантливому врачу. Вы помогли мне обрести женское счастье и познать чувство материнства.

8.3

Роман Бегин

Благодарен доктору Курцеру за своевременную и квалифицированную помощь, оказанную при тяжелых родах у моей жены. Вы спасли самых дорогих мне людей!

8

Илона

После родов были разрывы, образовалась эрозия шейки матки. Врач назначил лечение, все зажило, даже операция не понадобилась. Спасибо.

7.7

Цыганкова Татьяна Борисовна

У меня было две беременности, но оба раза плод замирал на 20-й неделе. Я уже не надеялась стать мамой, а когда забеременела еще раз, сразу стала искать хорошего врача. Мне посоветовали обратиться к Марку Аркадьевичу. Сказать, что он замечательный врач – это ничего не сказать. Он врач от Бога! Он вел меня всю беременность, постоянно заставлял сдавать анализы, назначал лечение. Я очень боялась этой 20-й недели, но врач сказал, что не видит повода для беспокойства. Благодаря ему я родила сыночка!

7.3

Артемьева София

Марк Аркадьевич Курцер помог обрести мне счастье материнства. Благодаря опыту, знаниям тонкости своей профессии у меня растет сын.

7.3

Виктория Нестерова

У Марка Аркадьевича наблюдалась всю беременность. Доверяла доктору полностью, и была спокойна за свое здоровье, и здоровье малыша. Этот замечательный врач помог моему сынишке появиться на свет. Я и мой ребенок здоровы, а это для меня самое большое счастье. Низкий поклон, доктор!

5.3

Соколова Алена

Курцер Марк Аркадьевич принимал у меня первые роды. Все прошло хорошо, хотя я очень волновалась. Во время беременности наблюдалась у него. Рекомендую!

4.7

Маша В.

Марк Аркадьевич врач просто супер! Как говорится с гинекологами “дружила” с детства. Постоянно какая-то зараза цеплялась ко мне. Но лучше чем Курцер врачей просто нет. Врач дважды принимал у меня роды. Второй раз было кесарево. Все прошло хорошо. Малыш здоровенький. Большое человеческое спасибо!

medbooking.com

Марк Курцер: Сегодня плод для нас стал пациентом

Что поразительного в современном акушерстве, какова главная репродуктивная проблема большинства пациентов и как выбрать врача, чтобы не учить его в процессе родов рассказывает акушер-гинеколог Марк Аркадьевич Курцер, создатель и руководитель группы компаний «Мать и дитя», развивающей сегодня многопрофильные центры по всей стране.

М.А. Курцер известен как новатор и исследователь, автор метода, который позволяет иметь здоровых детей у пар с генетическими заболеваниями. Он разработал органосохраняющие методы при акушерских кровотечениях и перитонитах, а также при лечении миомы матки. Врач участвует в разработке и внедрении уникальных фетоскопических операций – на внутриутробном плоде. В 2016 году Марк Аркадьевич впервые в России провел открытую операцию на плоде при пороке spina bifida.

Самое поразительное – плод стал пациентом

– Какие есть мифы в акушерстве и гинекологии, в которые до сих пор верят и пациенты, и врачи?

– Какие-то мифы актуальны в большей степени, какие-то в меньшей. Например, мнение о том, что УЗИ вредно, сегодня уже практически не встречается, хотя иногда до сих пор приходится давать разъяснения – и это при том, что ультразвук уже делают около 50 лет и никаких тератогенных эффектов не доказано.

Так же и с эпидуральной анестезией. Есть люди, которые ее панически не хотят. Обычно я этим пациентам задаю вопрос: а если у вас будет аппендицит и его нужно будет удалять, вы тоже не будете делать обезболивание? Сейчас же никто не делает аппендэктомию без обезболивания, хотя есть группа пациентов, у которых порог чувствительности совсем другой, и, конечно, если не больно, нет отека шейки матки и нет медицинских противопоказаний, то можно рожать и без обезболивания.

Но мифы существуют до сих пор, и задача современных врачей – рассказывать, объяснять. В любом случае ничего без согласия пациентов производиться не может.

– Какие появились за последние годы новые, революционные медицинские технологии в области акушерства и гинекологии?

– Самое поразительное – это фетальная хирургия: плод стал пациентом, и теперь мы можем его оперировать и устранять то, что помешает ему нормально развиваться после рождения, делать так, чтобы он родился здоровым, не парализованным. Мы стали оперировать при пороке развития плода spina bifida и при многих других патологиях.

Мы также проводим эндоваскулярные операции, когда транспортным путем являются сосуды, и врачи по артериям или венам доходят до оперируемого органа, к примеру, до матки, и могут совершать с ним необходимые манипуляции, не разрезая ткани.

– Почему у нас «тонус матки» – это риск, который надо лечить, а на Западе нет?

– Существует разное состояние тонуса. Вообще, у любой матки всегда есть тонус, как сердце всегда сокращается, но иногда бывает повышенный тонус, при котором может произойти излитие вод.

У нас есть такие пациентки, у которых в 24 недели беременности изливались воды, и мы потом несколько месяцев сохраняли беременность, борясь с восходящей инфекцией и прочими проблемами. Поэтому, конечно, врачи иногда перестраховываются, но это значительно лучше, чем недооценить ситуацию и получать серьезнейшие осложнения, самое тяжелое из которых – это преждевременные роды.

– Правда ли, что на Западе нет практики сохранения беременности, особенно на ранних сроках?

– Не уверен, потому что те методики, которые пришли к нам с Запада, показывают, что там всегда проводится терапия, направленная на пролонгирование беременности, как и у нас.

– Нет ли там такого, что беременным назначают меньше лекарств, чем в России? У нас многие беременные пьют горстями самые разные препараты, в том числе такие, которые входят в список лекарств с недоказанной эффективностью…

– Вы говорите о явлении, которое называется полипрагмазия (одновременное, нередко необоснованное назначение множества лекарственных средств или лечебных процедур. – Ред.). Да, у российских врачей это немного есть, но из года в год мы пытаемся это уменьшить.

Если вы не доверяете врачу, то выбор неправильный

– Есть ли в России системная гинекологическая или акушерская проблема, на которую вы обратили бы внимание всех женщин?

– Системной проблемы нет. Процент бесплодия у нас такой же, как и во всех других странах, и процент преждевременных родов точно такой же. Однако, как и в других странах, у нас растет количество онкологических заболеваний репродуктивной сферы, и это требует ранней диагностики, профилактики, тестирования на мутации в генах BRCA-1, BRCA-2, которые иногда называют «генами Анжелины Джоли». И это требует серьезного подхода, потому что необходимо диагностировать не третью и четвертую стадии заболевания, а более ранние.

– В чем главная репродуктивная проблема современных мужчин и женщин, как вы считаете?

– Позднее обращение к врачу. Когда возникает репродуктивная проблема, надо приходить не через два года после ее появления, а через шесть месяцев, если не наступает беременность.

– Есть динамика в сторону увеличения частоты бесплодия?

– По моим данным – нет.

– Как изменились за последние годы рождаемость, возраст при первых родах, выживаемость новорожденных?

– Рождаемость в последние годы увеличивалась, но сейчас мы вступили в период ее спада. Увеличилось количество повторных родов – здесь, наверное, сыграла роль и государственная политика, и другие факторы, в том числе медицинская помощь. Это эффект эпидуральной анестезии, когда все проходит безболезненно и пациенты хотят второго, третьего, четвертого ребенка.

И, конечно, у нас тоже есть небольшая общемировая тенденция к тому, что первая беременность наступает позже, чем, скажем, это происходило в 80-е годы. Значительно улучшилась выживаемость и снизилась перинатальная и ранняя детская смертность.

Это происходит в первую очередь благодаря модернизации технического оснащения неонатальных отделений и акушерских стационаров и росту квалификации врачей.

– Мы говорим обо всей России или о крупных городах?

– Обо всей России.

– Какое поведение женщины в родах вы считаете вредным?

– Такой термин, как «вредное поведение в родах», даже представить себе не могу и считаю неприемлемым. Но хочу дать совет пациентам: надо доверять врачу. Если вы выбрали лечебное учреждение и выбрали врача, у которого собираетесь рожать, то надо полностью ему доверять, а не учить его в процессе родов. Если вы учите врача и ему не доверяете, то ваш выбор неправильный.

– В чем причина отсутствия нормальной родовой деятельности при идеальном течении беременности?

– Это не распространенная проблема, а просто или врачи, или сами пациенты спешат. Надо дать время, чтобы родовая деятельность развилась. Если врач терпелив и пациенты спокойны, если они понимают, что у одной женщины цикл 21 день, у другой 25, у третьей 28, а у четвертой 45, если они понимают, что роды не могут наступить ровно по звонку через 280 дней, потому что у каждого свои биологические часы, то врачу остается просто контролировать самочувствие ребенка и спокойно ждать естественного развития родовой деятельности.

– А почему происходит остановка родовой деятельности?

– Это достаточно редкое сейчас осложнение, оно называется вторичная слабость родовой деятельности. Для этого есть причины – истощение энергетических запасов матки и отсутствие регулярного сокращения миоцитов. Это бывает либо при очень крупном ребенке, либо при узком тазе, препятствующем нормальным родам, просто так такого не бывает.

Я мечтал построить больницу будущего

– Говорят, что тяжелые случаи вы обычно берете на себя, есть ли врачи, которым вы доверяете, как себе?

– Есть. Но с тяжелыми случаями так сложилось исторически, когда я еще работал в Центре планирования семьи и репродукции. Мой подход к решению проблемы очень часто в корне отличался от того, что хотели делать врачи.

Например, когда врачи говорят, что надо удалять матку, я говорю, что надо оставить матку, надо ее промыть, снять прорезавшиеся швы, наложить новые и сохранить.

И если я даю такие рекомендации и начинаю делать эту операцию, я уже становлюсь суперответственным за жизнь пациентки, и поэтому я забираю ее, чтобы ее вылечить, выходить – не потому, что я кому-то не доверяю, а потому, что я оперирую, я встал у стола и я отвечаю за жизнь этой женщины.

– Каким образом и когда вы учитесь? Ведь многое в России вы внедрили первым.

– Во-первых, читаю специальную литературу, во-вторых, присутствую на конгрессах, где идут дискуссии, в-третьих, посещаю другие клиники, в которых в самом деле учусь.

– А как вы распространяете эти знания в России?

– Потом я делаю подобную операцию у нас и рассказываю на наших конгрессах, публикую статьи. И это масштабируется по всей стране.

– Каковы ваши планы по развитию клиник «Мать и дитя»?

– Мы постоянно открываем новые клиники в регионах, на сегодняшний день мы самая динамично развивающаяся сеть частных клиник в России. В этом году открыли современный многофункциональный госпиталь в Самаре, две новые клиники – во Владимире и Нижнем Новгороде.

Недавно мы отметили пятилетие клинического госпиталя «Лапино», а сейчас готовимся к его расширению, потому что нам уже не хватает коечного фонда в имеющемся корпусе. Летом мы планируем начать строительство нового хирургического корпуса, где будет отделение нейрохирургии и химиотерапии, а после этого начнем строительство третьего, онкологического корпуса.

– Есть ли у вас глобальная профессиональная мечта или вы добились всего, о чем мечтали?

– Я мечтал построить больницу будущего, и мы открыли такое медицинское учреждение, в нем мы воплотили идею, которую вынашивали не один год, – многопрофильность. Помимо новейших технологий, самого современного оборудования и команды суперпрофессионалов, в нем есть важнейшая для нас возможность оперативно и своими силами решать все проблемы, которые могут возникнуть в ходе родов. Это обеспечивает максимальный уровень безопасности для наших пациентов.

Например, одно из самых распространенных осложнений при родах – это кровотечение. При нем для спасения жизни пациентки обычно удаляют матку. У нас есть отделение кардиохирургии и сосудистые хирурги, которые могут в течение нескольких минут прийти на помощь и провести операцию по перевязке сосудов. У нас бывают случаи, когда кардиохирурги снимают со стола плановую пациентку и оперируют роженицу, обеспечивая ей нормальную реабилитацию без необходимости переливания крови и дальнейшую возможность рожать.

У нас в госпитале мы имеем возможность решать медицинские проблемы всех пациентов от рождения до любого возраста – кстати, у нас в травматологии была пациентка 102 лет, которую мы успешно вылечили и отправили домой. Это тоже важно: в «Лапино» мы не боимся лечить и оперировать пожилых пациентов.

– На вашем сайте два главных раздела: «биография» и «учителя». Насколько для вас важным человеческим качеством является благодарность?

– Это большое, очень большое качество – для каждого человека. В моей личной судьбе и профессиональном становлении очень большую роль сыграла академик Галина Михайловна Савельева.

– А какие еще качества для вас принципиальны, особенно в отношении ваших сотрудников?

Трудолюбие – это важнейший фактор, адекватность и обучаемость. И порядочность.

– Вы постоянно видите тонкую нить, на которой висит человеческая жизнь. Это убеждает вас или, наоборот, разубеждает в существовании Бога, высшей силы?

– Да. Я убежден, что Бог есть. Но примеры привести не могу, это слишком личное.

Ксения Кнорре Дмитриева

Фото: Ефим Эрихман

www.pravmir.ru

Личный акушер. Марк Курцер. Алла Пугачёва. 50 мужчин Примадонны

Личный акушер. Марк Курцер

С этим человеком Пугачева познакомилась в 1995 году, когда, будучи замужем за Филиппом Киркоровым, собиралась родить ему ребенка и лежала в «Центре планирования семьи и репродукции человека» (ЦПСиР), в котором главным врачом (с 1994 года) был Марк Курцер. И дни, проведенные там, Примадонну приятно удивили.

Ведь каких-нибудь несколько лет назад — в 1991 году — она настояла на том, чтобы своего первого ребенка ее дочь Кристина уехала рожать за пределы СССР — в Англию. Пугачева считала, что в разваливающемся Советском Союзе и медицина была соответствующая. Поэтому, оставив прерогативу рожать детей в родных пенатах советским женщинам, Примадонна отправила свою дочь за тридевять земель.

Между тем, когда Кристина забеременела во второй раз (в 1997-м), вопрос, где рожать, уже так остро не стоял — только в России. К тому времени у семейства Пугачевых уже успел появиться свой личный акушер Марк Курцер, который хоть и не сумел помочь Пугачевой во второй раз стать матерью (тогда это было не в его силах), но обеспечил ей поистине райские условия содержания в ЦПСиР.

Курцер родился в июне 1957 года в Москве и закончил 2-й Московский мединститут имени Н. И. Пирогова. Несколько лет работал акушером-гинекологом, а в 1982–1994 годах он стал ассистентом кафедры МОЛ! МИ, затем доцентом. Когда в начале 90-х его бывшая начальница, профессор Галина Савельева, загорелась идеей строительства нового, образцового роддома, своей правой рукой там она выбрала Курцера. И с 1994 года он стал главврачом ЦПСиРа на Севастопольском проспекте в Москве.

М. А. Курцер — известный российский акушер-гинеколог, профессор, бизнесмен, создатель сети клиник «Мать и дитя»

Параллельно работе там Курцер в 2001 году начал создавать сеть медицинских клиник «Мать и дитя». В 2003 году Курцера назначили главным акушером-гинекологом Департамента здравоохранения города Москвы. А три года спустя он открыл первый частный роддом в России. Это событие не все в отрасли встретили с пониманием. Например, Милана Давыдова, главный редактор журнала «Компания», в своем издании написала следующее:

«Такая новость для нашей страны выглядит сногсшибательно. Малый и средний бизнес лишается льгот, госкомпаниям и госкорпорациям везде зеленый свет, а здесь на тебе — «Мать и дитя» с рыночной оценкой в миллиард долларов.

Кто же этот полноправный владелец компании, 55-летний Марк Курцер, чей бизнес с рентабельностью в 44 % не попал в сферу интересов ни государственных «Газпрома» (рентабельность в прошлом году 42,5 %) и «Роснано», ни частных АФК «Система» и «Миллхаус Кэпитал»? Курцер — персона непубличная. Помимо того, что он уже десять лет является главным акушером-гинекологом Москвы, говорят, что еще тесно дружит (якобы и охотятся вместе) с главой «Ростехнологий» Сергеем Чемезовым и его семьей.

А у последнего довольно обширные интересы в медицинской сфере. Частично это подтверждает тот факт, что сын Чемезова Станислав и Марк Курцер были акционерами клиники экстренной медицинской помощи в Татарстане, обанкротившейся в прошлом году.

Кроме того, Станиславу Чемезову принадлежит крупный пакет акций фирмы «Медфармтехнология». В общем, все как всегда: тесные связи чиновников и их родственников в бизнесе скрыть не удается. Понятно, что родить в максимально комфортных условиях — услуга очень востребованная. Это как элитное жилье или магазины премиум-класса. На них всегда найдется свой потребитель. И львиная доля «покупателей» такой услуги — сами же чиновники. Скажите, какая высокопоставленная дама пойдет рожать в обычный роддом? А какой более или менее состоятельный мужчина не сделает все, чтобы его супруга родила в комфортных условиях? Впрочем, в отличие от прочих «элитных» продуктов, когда покупатель готов платить за понты, медицинские услуги подразумевают качество оказываемой помощи. Если пациент не уверен в качестве «бесплатных» услуг, он поневоле будет платить. Марку Курцеру просто невыгодно, чтобы государственные клиники по качеству услуг не уступали частным.

В компании «Мать и дитя» ведение беременности и роды стоят $10 000, в государственном роддоме по контракту — $1500–2000, а уж без него и в $1000 можно уложиться. Известно, что контрактная система работает из рук вон плохо. Пациент скорее будет платить врачу, который, краснея, засунет деньги в карман, поздравив молодую маму. И все от бедности, на свой страх и риск. Ведь государственные роддомы так и остались в каменном веке. Кто рожал, тот в курсе. Благодарить за это надо, в том числе, и главного акушера-гинеколога Москвы, больше озабоченного размещением собственной компании на Лондонской бирже».

Между тем еще в 2005 году Курцер затеял строительство нового объекта — Перинатального центра. Его строили несколько лет, а когда закончили, Курцер ушел из ЦПСиР, сосредоточив все свои силы на руководстве сетью клиник «Мать и дитя» (к 2012 году будет объединять 12 медучреждений) и Перинатальным центром.

Как заявил его коллега Александр Румянцев: «Перинатальный центр — это прекрасный бизнес, где основные деньги получаются за счет услуг гостиничного уровня.

В Перинатальном центре женщина получает условия трех-, четырех- или пятизвездной гостиницы, где можно и жить с членами семьи, и получать прекрасный сервис. А за счет этих доходов Марк получил возможность выйти уже на третий виток бизнеса: сейчас он строит больницу в Лапино, где будут обслуживаться не только мать и дитя на всех этапах жизни, но и все остальные члены семьи».

Именно в Перинатальном центре в Лапино суррогатная мать и произведет на свет двойняшек Аллы Пугачевой и Максима Галкина — пятого по счету супруга Примадонны.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

biography.wikireading.ru

Отзывы о враче Курцер Марк Аркадьевич, акушер-гинеколог – НаПоправку

Пока еще свежи воспоминания хочу написать про свои роды и поблагодарить замечательной врача – Курцера Марка Аркадьевича за сохранение моей жизни и моих органов))). Во время второй беременности мне на узи был поставлен диагноз полное предлежание плаценты, какое то время я все надеялась что она поднимется, но мои надежды не оправдались. У меня рядом с домом находится 1 роддом, при котором есть КДО. Дай думаю схожу на всякий случай и там узи сделаю, проконсультируюсь. И на узи в КДО мне поставили под вопросом диагноз врастание… и посоветовали проконсультироваться в КДО при Центре планирования семьи и репродукции (г. Москва), т.к. у них есть оборудование которое поможет диагностировать точнее. Я пошла в ЖК и потребовала направление на консультацию в этот КДО и слава богу! Девочки, если у вас подозрение на врастание или проблемы с кровью, резусами и т.п. ОБЯЗАТЕЛЬНО ОТПРАВЛЯЙТЕСЬ В ЭТОТ ЦЕНТР!!! Они специализируются на данных проблемах. В обычном роддоме я могла бы остаться без матки… Пришла я в консультацию при центре, сделали мне УЗИ и МРТ матки и госпитализировали. До срока плановой операции я пролежала в центре около 2 месяцев. Лежала как мышка) не хотела экстренных незапланированных родов).И вот наконец 8 сентября меня повели в операционную. Оперировал меня главврач ЦПСиР – Курцер Марк Аркадьевич (он берет все случаи с вростанием и др. сложные случаи), ассистировала заведующая отд паталогии Лукашина Мария Владимировна (замечательная женщина)). И еще на операции присутствовали врачи из других роддомов – обучались) обступили стол как лемминги с мобилами и фотиками))), даже над головой висели).Первый час меня готовили к операции – катетер в шею, в бедро, в руку, эпидуралку в спину и т.д… Эпидуралка отключила чувствительность до груди. Подключили к аппарату который отсасывает кровь из раны, чистит и мне же обратно переливает (благодаря ему, кровопотеря была приемлимой). В 11 часов началась сама операция – пришел Курцер и остальные врачи. Т.к. предлежание плаценты полное – резать горизонтально, как обычно нельзя – разрез делают снизу и до пупка. Через несколько минут достали моего Данюшечку, помыли, показали мне – успела подумать только – сам мелкий, а яйца большие)))- и унесли. Врастание подтвердилось… Далее почти час мне перекрывали сосуды – эмболизация сосудов- 4 справа – 11 слева… а дальше была самая сложная часть операции – удаляли плаценту, которая вросла в области рубца, удаляли грыжу, которая образовалась где то там же… Весь процесс операции комментировался для врачей – так что мне было не скучно лежать… И наконец Марк Аркадьевич сказал мне что все прошло хорошо, он все зашил, матка осталась на месте). Пока зашивали чувствовала себя плюшевым зайцем – вся в стежках судя по комментариям. Полностью операция шла около 4 часов. Очень сложно вылежать, очень неприятные ощущения онемения ног от эпидуралки, я бы предпочла бы общий наркоз… но мне сказали так менее травматично и для ребенка полезнее… У меня седые волосы на голове появились… НО Я очень рада и благодарна что осталась жива! И что с моим малышом все нормально! В конце Марк Аркадьевич сказал фразу врачам – вот видите меня раньше ругали за то что я делал такие органосохраняющие операции, а не просто матку удалял, а теперь приходите ко мне учиться). У меня женщины после этого рожают). Я подумала что навряд ли после такой операции я еще раз рискну… Но то что у меня есть возможность родить когда нибудь себе дочку радует). Потом были пару ужасных дней сначала в палате интенсивной терапии, потом в обычной – когда не сесть, не повернуться без боли… Но все это мелочи. Сейчас я дома с моим сыном. Прошло 2 месяца. Выделения еще идут – сукровица какая то, но надеюсь скоро прекратятся. После меня оперировали еще одну женщину с врастанием плаценты – у нее случай был еще сложнее моего – плацента проросла не только в матку, но и в мочевой пузырь. И я была очень рада встретить ее в послеоперационном отделении живую и с остатками матки на месте). У нее родился 6 ребенок). На мой вопрос согласилась ли она перевязать трубы – она сказала – нет, зачем, что я предохраняться не умею?!))).В общем, рожайте и не бойтесь) Полежав в паталогии ЦПСиР, я насмотрелась столько сложных случаев – и ничего, все живы и здоровы) А от диагноза врастание плаценты у них уже больше 2 лет летальных случаев не было.Огромная благодарность замечательным врачам Марку Аркадьевичу, Марие Владимировне, чудесному анестезиологу и врачу который мучился с моими сосудами (к сожалению не знаю их имен), а также врачам патологии Евтееву, Векличу, Ирине Сергеевне за профессионализм и доброе отношение.

Читать полностью

napopravku.ru

Интервью Марка Курцера — Российский бизнес и технологии.

Как технологии изменили самую консервативную область медицины, возможно ли сейчас дистанционное ведение
беременности и что
это за маленькая коробочка, которая в 90-е спасла жизни тысячам пациентов?

Дистанционная медицина стала для нас палочкой-выручалочкой.

Марк Аркадьевич, можно ли сейчас, исходя из нынешней ситуации, представить себе постоянный дистанционный
контроль за состоянием
матери, за беременностью, чтобы женщина приходила на осмотр только тогда, когда это необходимо?

У нас, врачей, занимающихся беременностью, очень сложная ситуация. Если сравнивать нашу работу
акушера-гинеколога с работой
педиатра-неонатолога, у нас просто катастрофа. Педиатр-неонатолог видит ребенка, может по его крику и
гримасе, по цвету
кожных покровов, по рефлексам определить, как он себя чувствует, болеет или нет, как проходит терапия. А
представляете,
как тяжело нам? Ведь нашим лечащимся является плод: мы не можем его определить, не можем пропальпировать, не
видим цвета
кожных покровов, его реакции на боль – больно ему в этот момент или нет. Это значительно осложняет задачу.

Плюс еще сегодняшняя транспортная ситуация очень влияет на беременную. Не могу же я пациентке каждый
день или даже через
день говорить: «Приезжайте, я все-таки должен убедиться, что ваш плод хорошо себя чувствует». Либо мы
потеряем всех пациентов,
они перейдут к нормальным врачам, либо мы должны это понимать и каким-то образом чередовать риски и
достоверную информацию.

Здесь палочкой-выручалочкой является дистанционная медицина. Мы еще лет 9-10 назад стали использовать
дистанционную кардиотокографию,
кардиомониторирование плода. Мы выдаем пациенткам специальные гаджеты. Первые гаджеты (которые мы делали в
Израиле) весили
300-400 г и были где-то 10х10 см. Наши пациенты модифицировали их: стали фотографировать экраны, не
подключая к интернету,
и отправлять нам по WhatsApp основную кривую, которую мы расшифровывали. Так неожиданно наш дежурный врач
стал дежурным
администратором. А сейчас мы используем новые гаджеты: их делают в Китае, они весят всего несколько граммов,
маленькие,
фиксируются на передней брюшной стенке, и мы получаем четкие сигналы.

Появилось новое поколение устройств, когда к обычному смартфону подключается ультразвуковой датчик,
скачиваются программы.
Доктор может с этим приехать на дом или пациентка может поставить ультразвуковой датчик и получить картинку
ультразвука,
и я ее увижу у себя в кабинете. Вот те небольшие примеры дистанционного лечения, которое уже широко
используется. У нас
сейчас одновременно мониторятся на дому примерно 250 наших пациентов, мы все видим и понимаем, что с ними
происходит.

Клиники сети «Мать и дитя» расположены в разных российских регионах, не только в Москве. Помогают ли
телеком-технологии управлять
этим большим хозяйством, этим бизнесом?

Конечно. Возьмем простой вариант. Это диагностический. Мы проводим ультразвуковую или МРТ-диагностику. У нас
есть руководитель
всего направления службы, который получает большинство сигналов, которые ему приходят по различным каналам
коммуникации.
Он все расшифровывает и ставит вторую подпись. Сейчас он помогает коллегам в Новосибирске и Уфе и будет то
же самое делать
в Тюмени и Самаре, где мы строимся.

Следующий этап – это интегрировать умную операционную. Что значит умная операционная? Сейчас в основном
идут малоинвазивные
высокотехнологичные операции, когда мы камеру погружаем в брюшную полость с помощью лапароскопа и делаем
операцию. И
эту картинку мы видим у себя здесь.

Операция идет в Уфе, или в Новосибирске, или в Самаре будет – мы ее видим у себя.

Более опытные хирурги видят границу разреза, когда надо четко (например, при эндометриозе) видеть границу,
четко понимать
место преломления хирургической деятельности, где должен произойти разрез в ткани, не оставляя
патологического процесса
в организме пациента, при этом не лишая его функций определенных органов. И мы прямо проводим у себя на
мониторе черту,
хирург видит у себя, и по этому маркеру идет операция. Вот одни из немногих примеров.

Я уже не говорю о дистанционном получении анализов, когда анализ делается в одном месте, передается по
средствам коммуникации,
не теряется время, и врачи могут значительно быстрее приступать к различным видам лечения.

По сути дела, мы уже перешли к теме телемедицины. Каково ваше отношение к этому направлению?

Очень положительное. И сегодня это слово – «телемедицина» – стало очень модным.

Мне, для того чтобы поставить диагноз, видеть лицо пациента не обязательно, мне как врачу.

Я очень много сейчас дистанционно консультирую, ко мне обращаются из-за границы, я вхожу в определенную
группу специалистов
по проблеме, которой я занимаюсь, – врастанию плаценты в рубец на матке после кесарева сечения. То есть мне
присылается,
допустим, код операции, данные обследования, лабораторные данные, я делаю свой прогноз, говорю, что мы
считаем, что здесь
такой-то диагноз и такая-то тактика лечения, и отправляем. И мне для этого не нужно видеть пациента.

Иногда я консультирую, знаете, как по-настоящему. Я сижу у монитора. У меня в этот момент ощущение, что
не мне показывают
пациента, а меня — пациенту, чтобы он был уверен, что на самом деле Марк Аркадьевич консультирует. Я говорю:
«Здравствуйте».
Для меня совершенно не играет роли внешний вид, я не могу даже оценить внешность, оно мне и не нужно, потому
что у меня
есть анализы гемоглобина. Но если это требуется моим коллегам, то я озвучиваю диагноз и тактику, которая, я
считаю, необходима
пациенту. Но больше я это делаю заочно. Где-то 30% — очно, где-то 70% — заочно, по данным.

Рентгеноперационная: ангиограф Philips и ангиомат

Как вам кажется, по уровню развития и внедрения новейших технологий Россия в числе отстающих или
передовиков? С одной стороны,
если мы посмотрим на цифры, уровень проникновения интернета в Россию один из самых высоких. А что происходит
в вашей
сфере?

Мы абсолютно не отстающие. Все технологические методики есть у нас. Но вот что, например, меня расстраивает
в этом: да, все
это делается, но на зарубежном оборудовании. Нашего оборудования практически нет. И сегодня то, что я считаю
одним из
важных моментов, — это локализация производства. Как только начнется локализация производства, появятся
площадки, на
которых можно создавать подобную технику, к нам придут инженеры, мы будем делиться мыслями. Нам необходима
серьезная
технологическая и техническая поддержка КБ и инженерных групп, тогда мы уйдем вперед. Если бы была такая
возможность,
мы бы фонтанировали идеями. А сегодня мы работаем очень часто в интегрируемых операционных зарубежного
производства,
то же самое – с ультразвуковыми аппаратами с хорошим разрешением. Хотя вместе с тем у нас появились и
современные операционные
столы, и какие-то вещи революционные. Особенно автоматы лабораторные, которые мы используем. В это нужно
обязательно
стараться вкладываться, локализовать в нашей стране.

Основатель Alibaba Group Джек Ма как-то сказал: «Если вы спросите, почему мы сейчас успешны, эффективны, то
это потому, что
10 лет назад мы очень хорошо понимали, во что вкладываться и что мы будем делать. Если вы спросите сейчас,
продолжаем
ли мы ехать на тех же идеях, — нет, мы уже думаем о том, что будет через 10-15 лет».

С одной стороны, медицина — позволю себе так оценить — довольно консервативная область, это здоровье
человека. Но если
заглянуть на 5-10 лет вперед, то все-таки эти новые технологии еще могут изменить лицо медицины?

Я уверен, что так и произойдет: влияние общего научно-технического прогресса будет колоссальным. Здесь
должно быть большое
изменение нашей ментальности в связи с новыми технологиями. Все это приведет к изменению медицины. В первую
очередь уже
наметились очень большие изменения в персонифицированной превентивной медицине, которые повлияют на
диагностику на ранней
стадии заболевания и при этом изменят характер лечения, и совершенно будет другое лицо у реабилитационной
медицины. Это
будет абсолютно точно.

Марк Аркадьевич, вы можете вспомнить, с чего начиналось использование технологий в частной
телеком-индустрии, когда вы обзавелись
первым телефоном? Сейчас невозможно себе представить жизнь без смартфона. Когда он у вас появился и каким
был?

Мой первый мобильный телефон появился в 1994–1995 году, наверное. У него была крышка, он был увесистый. Но
такой был… поражал.
Но если честно говорить, то у меня сначала появился пейджер. Все ходили с пейджерами, и у меня был пейджер.
И мне приходили
вызовы, когда в больнице возникали серьезные осложнения. Пейджеры имели заведующие отделением, главные
врачи.

Я уверен, что в те годы эта информационная возможность спасла тысячи жизней и улучшила результаты лечения.

Потом, когда я стал руководителем лечебного учреждения, пейджеры были не нужны, нужны были телефоны. Но
удобство данного
вида связи, возможно, привело к тому, что все сами очень быстро приобрели различные мобильные телефоны,
выбрали себе
тарифы, которые могли позволить. Я настолько счастлив с различными средствами связи, что с ужасом думаю о
том, чтобы,
не дай бог, их не было или что по какой-то причине эфир будет молчать. Нет, наоборот, я ни о чем не жалею,
мне очень
нравится возможность быть мобильным. Что значит мобильным? Быть доступным для своих коллег, пациентов, для
членов семьи
и друзей. И я также рад, что я могу с каждым из них связаться в любое время.

businesstechnology25.tass.ru

Известный акушер-гинеколог Марк Курцер провел уникальную операцию в Тюмени

Совместно с врачами Перинатального центра в областной больнице №2 команда клиники «Мать и дитя» прооперировала женщину, у которой были серьезные осложнения после «Кесарева сечения». Плацента, которая питала ребенка, частично вросла в рубец от шва 10-летней давности. Врачи сначала извлекли малыша, а потом провели органосохраняющую операцию, которая продлилась три часа.

Марк Курцер

Еще несколько лет назад, эта женщина могла бы попросту лишиться матки — главного детородного органа. Первое «Кесарево сечение» было сделано ей по причине осложнений во время беременности. Через несколько лет она вновь решила стать матерью, но во время наблюдения выяснилось, что произошло врастание плаценты в старый рубец.

«Мы сделали гибридную операцию – это сочетание двух методов. Открытая операция «Кесарево сечение» и эндовоскулярная операция, когда через сосуды мы подошли к аорте и специально закрыли ее, чтобы не было большой кровопотери. В итоге родился здоровый ребенок.

Надо сказать в Тюмени — прекрасные операционные, как будто у себя, в Москве, оперировал. Здесь качественное наркозно-дыхательное оборудование, хорошие столы, профессиональные анестезиологи. Оперировали без общего наркоза под эпидуральной анестезией, даже разговаривали с пациенткой», — рассказал Марк Курцер.

Таких осложнений в прошлом году в Тюмени было 16, а за ближайших полгода – 8. Все разные по тяжести. Это многовато, пояснил Марк Курцер. И призвал искать причины возникновения патологии.

«Раньше такие операции делали только в Москве. Мы разрабатывали их хирургическую тактику более 12 лет и до сих пор мы берем таких пациентов к себе на операции, но из Тюменской области последние годы никто не приезжал, здесь сами справляются с этой проблемой», — отметил доктор.

Возможности УЗИ нового поколения

Он добавил, что впервые в Тюмени оперировал электроножом, ноу-хау понравилось хирургу. Главный акушер-гинеколог департамента здравоохранения Тюменской области Ирина Кукарская поблагодарила гостя за совместную работу.

«Сегодня был потрясающий мастер-класс, позвать всех не удалось, но будет видеозапись и фото, которые смогут изучить специалисты. Детализирован каждый шаг и акушеров-гинекологов, и сосудистых хирургов, и анестезиологов. Множество смежных специалистов присутствовали в операционной, и это была настоящая борьба за орган. Раньше удаление матки было распространено, теперь каждый раз идет битва за спасение этого женского органа. А автор органосохраняющей идеологии именно Марк Курцер, и это я считаю — настоящая революция в акушерстве и гинекологии. При сложнейшей операции пациентка потеряла всего 700 граммов крови, она вернется домой полноценной физически, психически и социально. Для нашего региона — это большая честь, что Марк Аркадьевич приезжает и привозит с собой целую команду лучших докторов. Мы им благодарны», — отметила Ирина Кукарская.

Видимо, академик РАН, глава Группы компаний «Мать и дитя» Марк Курцер рассчитывал, что эта операция — своеобразный мастер-класс для тюменских хирургов пройдет чуть быстрее. Поэтому он опоздал на начало конференции в Технопарке, задача которой была – познакомить местных акушеров–гинекологов со  стандартами работы в клиниках известного врача. Тюменских специалистов собралось немало.

«Марк Курцер — это легенда акушерства и гинекологии. Все что он умеет, что он внедряет очень ценно для врачей. Особенность его работы в том, что он продвигает науку и практику в сторону органосохраняющих операций и никогда не останавливается на достигнутом. Мы ежедневно сталкиваемся с проблемами невынашивания беременности, с бесплодием, поэтому получить новые знания и технологии – наша задача на этой конференции», — поделилась гостья встречи, заведующая женской консультацией Тюменского перинатального центра Тина Болдырева.

Специалисты рассказали о работе эмбриологической лаборатории, о методиках ЭКО и ведения беременности, а сам руководитель лечебной сети «Мать и дитя» представил докторам новые уникальные возможности узи-диагностики. По его словам, сейчас техника помогает увидеть самые редкие внутриутробные пороки, скорректировать их и сохранить плод и его здоровье. На смену простейшим узи-исследованиям приходит ультразвуковая томография, соноэластография, 3D и 4D – технологии.

Все новейшие аппараты будут использоваться и в работе Тюменского клинического госпиталя «Мать и дитя», строительство которого было начато накануне в Патрушево. Здесь по системе ОМС планируют проводить ЭКО, наблюдать беременных, вести консультации. Первая ласточка – небольшой центр на ул. Комсомольской. Он уже отработал месяц.

Так будет выглядеть госпиталь «Мать и дитя» в Тюмени

«У нас новейшее оборудование, прекрасная эмбриолаборатория. Основная команда — тюменские доктора. Особенность в том, что в нашем распоряжении опыт многих клиник, работающих в России, и у нас всегда есть возможность проконсультироваться с коллегами. Еще один важный момент – клиентоориентированность, мы стараемся найти подход к пациентам и нас этому обучают. Самый первый перенос эмбрионов дал нам положительный результат, у пациентки будет двойня, и она будет наблюдаться в нашей клинике. Причем это не единственная беременная женщина за первый месяц нашей работы», — рассказала врач-репродуктолог тюменской клиники «Мать и дитя» Марина Ганихина.

В финале мероприятий Марк Курцер и его специалисты пообщались с будущими мамами. Помимо ответов на вопросы и консультаций были разыграны призы от клиники и других спонсоров.

Елена КУХАЛЬСКАЯ,

фото автора

park72.ru

Жена Марка Курцера, фото! — Мужья и жены звезд

Марк Курцер, председатель совета директоров MD Medical Group, объединяющей семнадцать медицинских учреждений в Москве, Санкт-Петербурге, Уфе, Перми, Самаре, Иркутске и Ярославле, является самым богатым врачом-гинекологом России. Его взрослые дети уже нашли свой путь в жизни и стали успешными людьми, как например, сын Григорий, который сначала был банкиром, а потом перешел в службу безопасности «Роснефти». Однако о своей семье и частной жизни врач рассказывать не любит, поэтому информацию о том, сколько у него детей, и кто жена Марка Курцера, найти невозможно. Он делится с журналистами, что все его дети и пока единственная внучка родились в его клинике и все решения по ведению их родов принимал он сам.

На фото – Марк Курцер

Марк Аркадьевич Курцер родился в Москве, в семье, далекой от медицины. Но на выбор профессии, все же, родственники оказали влияние. По признанию Марка Аркадьевича, стать врачом посоветовал ему его дядя-физиолог. После школы он стал студентом Московского государственного медицинского института им. Пирогова. Курцер был способным студентом и очень скоро начал ассистировать на операциях. После окончания института, а потом и ординатуры Марк Курцер очень быстро приобрел репутацию  одного из самых лучших столичных врачей. Перед тем, как начать свой проект создания сети медицинских клиник «Мать и дитя», Курцер в течение семи лет проработал главврачом в Центре планирования семьи и репродукции человека. 

Работе Марк Курцер посвящает почти все свое время – его рабочий день длится двенадцать часов, а самые сложные операции он выполняет лично. Марк Аркадьевич организовал Школу молодых врачей акушеров-гинеколов-эндоскопистов, в рамках которой делится опытом своей работы. Его компания «Мать и дитя» вышла на лидирующие позиции на российском рынке, уступая лишь компании «Медси». В 2002 году Марк Курцер стал главным врачом-гинекологом Москвы и проработал в этой должности до 2012 года.

Услугами клиники «Мать и дитя» пользовались и пользуются большинство известнейших людей России, в том числе, звезды шоу-бизнеса, а всего за десять лет работы сеть клиник мирового уровня оказала помощь более, чем семидесяти тысячам пациентов. Свободное от работы время, которого у него не так уж и много, Марк Аркадьевич уделяет коллекционированию картин, многие из которых предоставляет на выставки. Жена Марка Курцера поддерживает его увлечение, считая, что оно дает возможность мужу отдыхать от его профессиональной деятельности.
Также читайте: Аамир Кхан, жена и Йен Сомерхолдер, жена

muzh-zhena.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о