Зураб шалвович маргиани биография – ᐈ Маргиани Зураб Шалвович 💊 Отзывы, врач Хирург , где принимает и цена

Содержание

Новые подробности гибели Пола Хлебникова

ВСЕ ФОТО Спустя несколько дней после убийства главного редактора российской версии американского журнала Forbes Пола (Павла) Хлебникова стали известны новые подробности его гибели
Архив NEWSru.com На самом деле журналист умер не в лифте 20-й горбольницы, а в машине "скорой помощи" еще по дороге. Ранения, полученные им, были несовместимы с жизнью. Потому что на самом деле Пол Хлебников получил не 4 ранения, как сообщалось прежде, а 10
AP Photo 9 июля в 22 часа около смертельно раненного Пола Хлебникова первой оказалась бригада "скорой помощи", которая просто проезжала по улице Докукина. Ее остановил один из случайных прохожих - свидетель стрельбы
Первый канал Врачи "скорой помощи" вызвали реанимобиль (бригаду интенсивной терапии), которая приехала через 7 минут. Именно на нем еще живого журналиста повезли в 20-ю больницу. В машине Хлебников начал терять сознание. В 23:35 сердце Хлебникова остановилось
Первый канал Несмотря на то что Пол Хлебников был мертв, врачи приняли решение перевезти его в операционную и там попытаться реанимировать.
Архив NEWSru.com

Спустя несколько дней после убийства главного редактора российской версии американского журнала Forbes Пола (Павла) Хлебникова стали известны новые подробности его гибели. Обстоятельства эти оказались гораздо более странными, чем об этом говорили в первые дни после трагедии.

- Журналист получил 10 ранений и умер не в лифте 20-й горбольницы
- Лифт застрял из-за перегруза: Хлебникова сопровождали не только медики


Журналист получил 10 ранений и умер не в лифте 20-й горбольницы

Как сообщает газета "Газета", на самом деле журналист умер не в лифте 20-й горбольницы, а в машине "скорой помощи" еще по дороге. Ранения, полученные им, были несовместимы с жизнью. Потому что на самом деле Пол Хлебников получил не 4 ранения, как сообщалось прежде, а 10, в том числе в голову и сердце. Стреляли наверняка - с такими ранами журналист выжить не мог.

9 июля в 22 часа около смертельно раненного Пола Хлебникова первой оказалась бригада "скорой помощи", которая просто проезжала по улице Докукина. Ее остановил один из случайных прохожих - свидетель стрельбы. Выбежав на проезжую часть, он стал размахивать руками.

Первыми словами, с которыми раненый Пол Хлебников обратился к врачам "скорой", были: "Я американский журналист, позвоните в ФСБ, чтобы они были в курсе".

По словам заведующей отделом учета и анализа смертности и перевозки граждан Станции скорой медицинской помощи Марины Захаровой, первая бригада "скорой" сразу начала разрывать одежду раненого, чтобы выяснить, куда попали пули, и наложить повязки.

"Сразу было сложно определить, сколько всего ранений и какие жизненно важные органы пострадали, - рассказала Марина Захарова. - Пулевое отверстие в височной области головы вообще заметили только по дороге в больницу, сначала думали, что это просто царапина. Крови было мало, и под волосами ее не было видно".

Врачи "скорой помощи" вызвали реанимобиль (бригаду интенсивной терапии), которая приехала через 7 минут. Именно на нем еще живого журналиста повезли в 20-ю больницу. В машине Хлебников начал задыхаться и терять сознание.

"Возможно, это произошло из-за транспортировки раненого на носилках, - считает Марина Захарова. - Сейчас много пишут, что в машине не было кислородных подушек. Но применять кислородные баллоны (а не подушки), которые, конечно же, имелись, нельзя было ни в коем случае: принудительная вентиляция только усилила бы внутреннее кровотечение в легких", - утверждает Захарова, проработавшая на "скорой" более сорока лет.

По дороге в больницу в 23:35 сердце Пола Хлебникова остановилось. Врачи реанимационной машины констатировали смерть при въезде во двор клиники.

Зураб Маргиани, дежурный хирург смены, выбежал навстречу машине "скорой", в которой везли Хлебникова.

"Как только я увидел его, - сказал Зураб Маргиани, - сразу понял, что он неживой. У него были расширенные зрачки и полное отсутствие пульса".

Несмотря на то что Пол Хлебников был мертв, врачи приняли решение перевезти его в операционную и там попытаться реанимировать.

"У человека всегда остается шанс на выживание, бывают случаи, когда сердце удается завести, - объяснил Маргиани. - Поэтому решение о транспортировке Пола в операционную было совершенно правильным". Полу несколько раз делали искусственное дыхание и непрямой массаж сердца, сначала в приемном отделении, а потом в лифте.

Пола Хлебникова переложили на больничную тележку и вкатили в один из грузоподъемников клиники, чтобы поднять его в операционный блок на седьмой этаж. В кабине не оказалась лифтера, который, соблюдая правила перевозки, должен сопровождать пассажиров. Из-за этого в грузоподъемник вошло одиннадцать человек вместо положенных шести.

По словам Зураба Маргиани, который внес в лифт носилки с телом Пола Хлебникова, "в последний момент внутрь буквально ворвались два человека, один из которых был в милицейской форме".

"На мой вопрос, что он тут делает, офицер ответил грубым тоном, что он выполняет приказ и должен охранять этого человека. Я сказал, что охранять уже некого, милиционер ничего не ответил и остался в лифте. Именно из-за этих двух человек и произошла перегрузка и лифт застрял", - рассказал хирург.

Как объяснил механик 20-й больницы, в случае перегрузки кабина лифта проседает на сорок сантиметров и автоматически блокирует подъемный механизм. "Произошла обычная перегрузка. Через две-три минуты приехал второй грузоподъемник с лифтером, и тележку быстро перекатили туда, - рассказал сотрудник технической службы больницы, - хотя первый лифт тоже был в исправном состоянии".

Когда тело доставили в операционную, врачи сделали кардиограмму и подтвердили остановку сердца Пола Хлебникова.

По словам Зураба Маргиани, врачи обнаружили на теле Пола Хлебникова 11 пулевых отверстий: три на грудной клетке справа, два на грудной клетке слева, два на голове, два на животе, по одному в бедре и ягодице.

"Какие из этих отверстий входные и выходные, сказать трудно, - пояснил Зураб Маргиани. - Теперь это может установить только судмедэкспертиза, но расположение отверстий на теле свидетельствует о том, что пуль, скорее всего, было не меньше 9, а может быть, и 10".

На вопрос, какое из этих ранений могло стать смертельным, Зураб Маргиани ответил: "Суммарно все они несовместимы с жизнью, но и каждое в отдельности могло привести к смерти: в грудной клетке слева могло быть ранение сердца, справа - легкого, а ранение в голову фактически не оставляло надежды выжить".

После того как Зураб Маргиани подтвердил "догоспитальную смерть", тело журналиста было доставлено в 4-й судебный морг в Лефортово. По результатам вскрытия судмедэксперты также насчитали одиннадцать пулевых отверстий. Однако всего в Хлебникова попало десять пуль: одно ранение в правую ногу оказалось сквозным.

Судя по почерку убийства, стреляли в Хлебникова далеко не дилетанты. Нападавшие, которые вели огонь на поражение очередями, использовали предположительно распространенный среди киллеров пистолет-пулемет Стечкина, который редко оставляет своей жертве шансы на жизнь.

Лифт застрял из-за перегруза: Хлебникова сопровождали не только медики

Вопрос о том, была ли оказана раненому журналисту своевременная и квалифицированная медицинская помощь, до сих пор остается открытым. Свою версию расследования гибели Пола Хлебникова также публикует газета "Известия". Газета по-прежнему не исключает, что Пола сгубило всего лишь то, что под рукой не оказалось элементарной кислородной подушки.

Как отмечает издание, после того как Хлебникова погрузили в карету "скорой помощи", сопровождать его разрешили только одному человеку - обозревателю журнала Newsweek Михаилу Фишману. По его словам, Пол к тому времени уже ничего не говорил. А до этого, когда он еще был в сознании, Пол сказал, что ему трудно дышать, он попросил кислородную подушку.

Однако, как отмечают "Известия" ее в карете "скорой помощи" не оказалось. Не оказалось ее и в реанимационном автомобиле, который приехал вслед за "скорой помощью". В нем Хлебникову сделали противошоковый укол и поставили капельницу. По пути у Хлебникова остановилось дыхание, и ему стали делать искусственное дыхание.

Когда машина подъехала к приемному покою хирургического отделения 20-й больницы, носилки с ним моментально вкатили в коридор и бегом повезли к лифтам. 50 метров от дверей приемного покоя до лифтов пробежали мигом. В здании два грузовых лифта, однако лифтер один. В ту минуту он загружал больного на пятом этаже.

Несмотря на то что без лифтера ездить в лифте категорически запрещено, Пола, не задумываясь, вкатили в свободный лифт. Все, кто присутствовал в это время в коридоре, зашли в лифт. Не позволили войти Фишману. Он остался ждать на первом этаже.

"Кроме больного, в лифте было девять человек, - рассказал "Известиям" дежуривший в тот день лифтер Зорик Ичинхорио, - пять врачей, два санитара и зачем-то еще два милиционера. А по инструкции больше пяти человек нельзя, иначе неизбежна перегрузка. Они нажали кнопку седьмого этажа, где был подготовлен операционный стол, но лифт почему-то поехал в подвал и там застрял. Мне сказали, чтобы я быстро спускался в подвал, загрузил больного в свой лифт и поднял на операционный этаж. Однако, когда я спустился и вышел из лифта, увидел, что у них не только застрял лифт, но и заклинило дверь. Они через дверь начали кричать, чтобы я скорее вызвал механика. Я побежал наверх к охраннику, где у нас находится телефон, и позвонил диспетчеру".

По словам лифтера, диспетчер сказал, что сейчас разыщет механика и пришлет к ним. Они стали ждать. Механика не было долго - минут 15 или 20.

"Механики у нас сидят в другом корпусе. В это время тот, который сопровождал больного (вероятно, Фишман. - "Известия") начал сильно нервничать. Он смотрел на часы и требовал от нас с охранником, чтобы мы взломали двери лифта. Я сказал, что взламывать нечем. Рядом была дверь, где сидят пожарники. Мужчина постучал к ним и потребовал пожарный топор, чтобы взломать дверь лифта. Они ему не открыли. Тогда он схватил стул и начал им выбивать дверь. Но тут наконец подошел механик. Мы спустились с ним в подвал, и он открыл дверь", - рассказал лифтер.

Врачи вышли и перешли к нему в лифт. "Я спросил: "Везти на седьмой этаж?" Мне ответили: "Поздно. Он уже мертвый". Вот как все было. Я не виноват в смерти американца. Врачи нарушили инструкцию и сели без меня в лифт. Я потом у них спрашивал относительно умершего. Врач мне сказал, что в нем восемь пуль, в том числе в голове. Делать что-либо было бесполезно", - сказал лифтер.

"Когда столько ранений, спасти уже никак невозможно, - заявил "Известиям" заведующий операционным отделением Евгений Китенко. - Хлебников уже был доставлен к нам без давления".

Подробней рассказать о том, отчего именно наступила смерть, заведующий операционным отделением категорически отказался и отослал к главврачу больницы Льву Тутанцеву.

В приемной Тутанцева заявили, что никаких комментариев по поводу смерти журналиста они давать не намерены, поскольку это врачебная тайна. Только в том случае, если департамент здравоохранения столицы разрешит ее раскрыть, они подумают. Корреспондент "Известий" попытался поговорить с кем-либо из хирургов, но его появление на 7-м этаже операционного отделения вызвало такую панику, что медсестра вызвала охрану.

Как отмечают "Известия", о причинах такой нервозности медперсонала 20-й больницы догадаться нетрудно. Когда пациент умирает в застрявшем лифте - это скандал. Возможно, Пола сгубило всего лишь то, что под рукой не оказалось элементарной кислородной подушки, заключает издание.

www.newsru.com

Маргиани Зураб Шалвович: 7 отзывов, хирург, где принимает