Диссоциальным расстройством личности: Асоциальное (диссоциальное) расстройство личности — диагностика и лечение в ЦМЗ «Альянс»

Содержание

Асоциальное (диссоциальное) расстройство личности — диагностика и лечение в ЦМЗ «Альянс»

Диссоциальное расстройство личности (социопатия) — это игнорирование социальных норм и правил, отсутствие привязанностей, агрессия и склонность к противоправным действиям. Социопат импульсивен и агрессивен, лишен симпатий и привязанностей, а следовательно, не испытывает мук совести, когда наносит вред окружающим. Однако при лечении у психотерапевта возможно улучшение поведения человека с диссоциальным расстройством, что облегчает жизнь не только окружающих, но и его самого.

Диссоциальное расстройство личности — это не болезнь, а особенность личности. Сгладить проявления характера и облегчить жизнь в социуме поможет врач-психотерапевт.

Данное состояние также обозначается терминами социопатия, антисоциальное расстройство личности, антисоциальная психопатия.

Как и при психотических состояниях, таким человеком движут импульсы. Однако в отличие от противоправных поступков при психозе, социопаты понимают, что нарушают нормы и правила общества.

Точная причина возникновения расстройства неизвестна, но основную роль играют генетические факторы (наследственность, случайные генетические мутации) и воспитание.

Симптоматика антисоциального расстройства личности

Диагноз «диссоциальное расстройство личности» психотерапевт ставит, если есть общие критерии расстройства личности и специфических признаков социопатии. К симптомам расстройства личности относятся:

  • расстройство начинается в раннем детстве, нет четких периодов обострения/выздоровления;
  • поведение человека не соответствует нормам общества;
  • психическая нестабильность, человек легко раздражается, выходит из себя;
  • характерны эгоцентричность, снижение эмпатии (сочувствия другим).

Критериями диссоциального расстройства личности являются:

  1. Пренебрежительное отношение к социальным правилам, нормам морали и закону и их осознанное нарушение.
  2. Отсутствие привязанностей к людям, равнодушие к чужим чувствам.
  3. Отсутствие мук совести.
  4. Склонность к лжи.
  5. Склонность к раздражению, гневу, насилию.
  6. Оправдание своих действий и обвинение других.

Лица с диссоциальным (психопатическим) расстройством личности осознают, что нарушают закон и нормы общества, а соблюдение этих норм другими расценивают как лицемерие и способ манипулировать. Сами склонны к манипуляциям и при необходимости стараются производить благоприятное впечатление. Отсутствие совести у них связано именно с неспособностью привязываться к другим людям, а следовательно, сострадать и раскаиваться. Диссоциальное расстройство личности часто становится подоплекой для совершения преступлений различной тяжести.

Лечение асоциального расстройства личности

Считается, что лица с диссоциальным расстройством практически никогда не обращаются за помощью. Однако часто социопаты ощущают потребность изменить жизнь из-за чувства внутренней пустоты, ведь привязанность к близким и общение с ними важны для гармоничного состояния личности.

Важно

Лечение диссоциального расстройства — курс индивидуальной психотерапии.

Помочь таким людям может врач-психотерапевт. Лицам с социопатией непросто наладить контакт с психотерапевтом, но при обоюдных усилиях индивидуальная психотерапия может иметь выраженный положительный эффект и облегчить жизнь пациента и людей рядом с ним. Медикаментозное лечение назначается редко, если социопатия сочетается с другим психическим заболеванием (невроз, депрессия).

Антисоциальное личностное расстройство — это не приговор. Профессиональный психотерапевт поможет человеку с диссоциальным расстройством жить в гармонии с собой и окружающим миром.

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Пограничные психические нарушения››

Диссоциальное расстройство личности — группа эмоционально тупых личностей. Основной аномалией, объединяющей эту группу психопатических личностей, принято считать недоразвитие высших нравственных чувств. Объединение лиц с признаками постоянной и общей социальной дезадаптации в рамках группы диссоциальных расстройств — дань социологическому подходу к психопатиям [Рощ В., Конрад Н., 1966]. Соответственно и выделение этого типа расстройства личности также проводится на основании социальных критериев, основным из которых является неспособность следовать господствующим социальным нормам, жить в согласии с законом. Социопаты равнодушны к общественным стандартам; это любители сильных ощущений, импульсивные, лишенные чувства ответственности, несмотря на многочисленные взыскания и кары они не способны извлечь уроки из негативного опыта.

Выделение этого типа расстройства личности, если подходить к проблеме с клинических позиций, представляется в значительной мере условным. В наши дни все большее подтверждение находит предположение П. Б. Ганнушкина (1933) о том, что это не группа однородных явлений, а лишь однотипное «развитие» разных конституциональных форм. Одни из них примыкают к кругу шизоидной психопатии (эмоционально холодные экспансивные шизоиды), другие — к эмоционально неустойчивым и нарциссическим расстройствам личности.

Эти, по определению K. Schneider (1959), «бездушные» психопаты лишены чувства сострадания, стыда, чести, раскаяния, совести. Их основной особенностью, по E. Kraepelin (1915), является болезненная бессердечность (gemiitlosigkeit).

Психопатические личности, объединяемые в эту группу, уже с ранних лет отличаются отсутствием всяких духовных интересов, распущенностью, эгоистичностью, импульсивностью. Они упрямы, сварливы, лживы, жестоки — издеваются над младшими, мучают животных, у них рано формируется оппозиция к родителям, а иногда и открытая враждебность к окружающим. В общении с людьми их отличает вспыльчивость, доходящая иногда до приступов ярости и гнева. В школе они сквернословят, затевают драки; не достигнув совершеннолетия, начинают воровать, убегают из дому, бродяжничают. Возможности социальной адаптации остаются низкими в течение ряда лет. Систематическая производственная деятельность для них непереносима. Их послужной список пестрит частыми прогулами и переменами места работы. Причем при увольнении, как правило, будущая занятость не планируется. В связи с отсутствием душевных побуждений, привязанностей, внимания к ближним они пренебрегают традициями, игнорируют социальные, моральные и правовые нормы и грубо нарушают семейный уклад. E. Kraepelin (1915), определяя психопатов этого круга как врагов общества, пишет: «Радость и горе окружающих трогают их так же мало, как свидетельства любви и дружбы, как угрозы и увещевания, как знаки презрения. Они невозмутимы и глухи, ничему не сочувствуют, ни к кому не испытывают привязанности, лишены чувства чести и стыда, равнодушны к хуле и похвале».

Самодовольство, твердая уверенность в своей правоте сочетаются у них с отсутствием критической оценки своих поступков. Любое взыскание или замечание расценивается как проявление несправедливости. Рано обнаруживающаяся склонность к злоупотреблению наркотиками и спиртными напитками нередко сочетается с плохой переносимостью алкоголя. В состоянии опьянения они становятся еще более злобными, конфликтными, дерутся, крушат все вокруг. Вся их жизнь — это цепь непрерывных конфликтов с общественным порядком: от подделки ценных бумаг, краж и ограблений до брутальных актов насилия. При этом ими руководят не только корыстные интересы, но и желание досадить, оскорбить окружающих.

В наиболее типичных, «ядерных» случаях этой группы с резко выраженными эмоциональными изменениями всегда необходима дифференциальная диагностика с эндогенным процессом, рано возникшая нравственная тупость нередко является признаком ранее перенесенного приступа или медленно развивающейся шизофрении с гебоидными проявлениями или хронической манией. Г. Е. Сухарева (1959) описывает формирование сходных психопатологических изменений на фоне глубокого органического дефекта. Диагноз диссоциального расстройства личности не оправдан при задержке умственного развития [Каплан Г., Сэдок Б., 1994; Горинов В. В., 1997].

9 признаков того, что перед вами социопат

У него нет совести, он врет и не краснеет, он вообще не краснеет, разве что от вина, но никогда — от вины. Знаете такого человека? Поздравляем. Хотя, впрочем, не с чем: скорее всего, вам довелось познакомиться с социопатом, и пока не поздно — бегите от него подальше. Общаться с ним вам не понравится.

Социопатия — диссоциальное расстройство личности, от которого может страдать кто угодно: ваш сосед, начальник, подруга, муж, ребенок, участковый и далее по списку. Расстройство не врожденное: если психопатом нужно родиться, то социопатия — следствие травмы, полученной в детстве, возможно, даже насилия, физического или эмоционального.

«Страдать» — не совсем точное слово: социопаты как раз от своего расстройства вовсе не страдают. А вот окружающим достается. Потому что социопаты их ни в грош не ставят, живут себе в свое удовольствие, и ничто не заставит их хотя бы посмотреть на свое поведение со стороны.

Холодные, зловеще привлекательные, не знающие сомнений и угрызений совести, не испытывающие страха и готовые идти на риск, эти люди опасны для окружающих. Только понять это довольно сложно: социопаты настолько обаятельны, что в них легко влюбиться, увидеть учителя, гуру, спасителя отечества. И только когда ваша жизнь будет разрушена или как минимум перевернута вверх тормашками, вы начнете озираться по сторонам и спрашивать, что это было.

Самая большая проблема с социопатом в том, что его трудно распознать.

Точнее, с ним легко обознаться: не умея испытывать такие чувства, как любовь, сострадание, стыд, чувство вины, они отлично знают, как их показать.

Это отличные актеры: не каждый психиатр сумеет точно определить с первого раза, что перед ним социопат. Что уж говорить о нас, простых смертных.

Проще всего спутать социопата с нарциссом — обаятельным самовлюбленным идиотом, который без конца красуется перед зеркалом и выкладывает селфи (согласно исследованию, проведенному в 2015 году в Государственном университете Огайо, мужчины, которые часто делают селфи и отбирают их для соцсетей, склонны к нарциссизму).

Но постойте. Социопат — вовсе не идиот. И у него могут быть на вас свои планы.

В 2005 году американский психолог Марта Стаут написала книжку, которая стала классикой, — «Социопат по соседству» («The Sociopath Next Door»). В ней она наглядно объясняет, как высоки наши шансы пострадать от действий социопатов, — потому что это не киношные персонажи.

Социопаты часто становятся преступниками — но гораздо чаще отсутствие совести приводит их к власти.

И они начинают управлять чужими жизнями так, как им удобно. Для этого даже не нужно объявлять себя гуру или становиться основателем секты.

9 признаков того, что вы во власти социопата

1. Он обаятелен

Социопаты обладают особой притягательной силой — и людям, нуждающимся в том, чтобы их опекали и направляли, нравится находиться рядом с таким сильным, мощным человеком. Это их успокаивает, придает уверенности в завтрашнем дне.

К тому же социопаты часто бывают сексуально привлекательны. Между прочим, они этим пользуются: неразборчивость в связях — одна из отличительных черт социопата.

2. Он непредсказуем

И это отличает его от брата-психопата, с которым его легко спутать. Эмоций не испытывают оба.

Но если психопат склонен хладнокровно строить и воплощать свои планы, то социопат способен на спонтанные, необъяснимые, часто рискованные поступки.

Он может нарушать правила и выходить за рамки общепринятого.

3. Он не испытывает стыда, сожаления или чувства вины

И обижаться на них за это бессмысленно: просто они так устроены, что подобные чувства им неведомы. Из-за этого, увы, они могут без зазрения совести предавать, лгать, интриговать, угрожать — в общем, всячески вредить другим людям.

Они действуют исключительно в своих интересах — и благодаря этому часто добиваются успеха в бизнесе и политике.

4. Он любит прихвастнуть

А точнее, преувеличить значимость своих достижений или исключительность полученного опыта. Рассказывая историю из своей жизни, социопат драматизирует события, приукрашивая, преувеличивая, выдумывая красочные детали, — но при этом звучит крайне убедительно.

5. Он должен победить любой ценой

С таким человеком лучше вообще не соперничать: в любой ситуации ему нужно одерживать верх, и он не побрезгует никакими средствами. Это отчаянный спорщик, который всегда выигрывает, а если его ловят на лжи, то будет изворачиваться до конца, но ни за что не признается.

6. Он очень умен

Высокий интеллект — штука редкая, и оттого особенно обидно, что социопаты используют свои интеллектуальные способности ради того, чтобы мошенничать и манипулировать другими людьми.

7. Он никого не любит

Социопат не способен испытывать любовь. Он может ее имитировать: он знает нужные слова и движения — так что вы и не догадываетесь, что, по сути, он совершенно холоден. Но на самом деле он не знает, что такое любовь, сопереживание или сочувствие.

8. Он никогда не извиняется

И неудивительно, мы ведь уже поняли, что он не испытывает чувства вины. Так к чему пустые слова, какие-то извинения? За что? Даже когда его ловят за руку или припирают к стенке, он не признается, что был неправ. Напротив, он переходит в атаку.

Попытайтесь прямо и аргументированно обвинить его в чем-то, приведя доказательства и примеры. В ответ он набросится с обвинениями на вас, заявит, что вы специально хотите его очернить и уже наверняка плетете тайный заговор.

9. Он часто представляет себя рыцарем с высокими моральными принципами

На деле он может быть мошенником, обманщиком, даже вором, но на словах всегда оказывается, что он отчаянно борется за правду. Он представляет себя чуть ли не единственным человеком, благодаря которому мир еще не рухнул.

В рабочих коллективах социопаты часто провоцируют конфликты, стравливают людей между собой, а себя объявляют спасителями, готовыми удержать компанию от распада и разорения.

Чего не надо делать при общении с социопатом

Вы, наверное, уже поняли, кто в вашем окружении социопат, и достаточно испугались. Самое неприятное в этой истории, что изменить социопата нельзя. Осталось понять, что делать, если, например, совсем избежать общения не получится. Или хотя бы — чего не делать, как предлагает в своем блоге Sociopath World М.И. Томас, автор книги «Confessions of a Sociopath» («Признания социопата»), вышедшей в США в 2014 году.

Запомните, что не работает при общении с социопатом:

1. Обвинения и контробвинения

Попытка обвинить социопата только приведет к скандалу, из которого вы выйдете, потерпев поражение.

2. Эмоции

Социопатам совершенно неинтересно слушать про то, что вы чувствуете по поводу их поведения. Никогда не проявляйте эмоции и не повышайте голос в споре с таким человеком.

3. Угрозы и ультиматумы

Любое давление, в том числе и эмоциональное, социопат воспринимает как вызов, как часть игры — и тут же включается в соревнование. В котором гарантированно выигрывает.

4. Рассуждение о добре и зле

Не пытайтесь давать оценок в споре: что такое хорошо и что такое плохо, социопат не знает, а значит, ему все равно.

Инстинкт Солнца – Медицинский центр в городе Харьков

Диссоциальное расстройство личности (социопатия, асоциальное расстройство личности, антисоциальная психопатия по Ганнушкину, антисоциальная личность по Мак-Вильямс) – расстройство личности, проявляющееся устойчивым асоциальным поведением, отсутствием чувства вины и стыда, импульсивностью, агрессивностью и нарушением способности к поддержанию близких отношений. Выявляется у 1% женщин и у 3% мужчин. Чаще поражает городских жителей, детей из многодетных семей и представителей малообеспеченных слоев населения. Исследователи утверждают, что пациенты с диссоциальным расстройством личности составляют до 75% контингента мест заключения. Вместе с тем, далеко не все социопаты становятся преступниками – часть больных совершает осуждаемые социумом, но формально не наказуемые действия. Лечение данной патологии осуществляют специалисты в области психиатрии, клинической психологии и психотерапии.

 

Причины диссоциального расстройства личности

 

Существует две противоположные теории развития данного расстройства.

Сторонники теории биогенетической предрасположенности указывают на то, что у близких родственников мужского пола социопатия встречается в пять раз чаще, чем в среднем по популяции. Кроме того, в семьях больных с диссоциальным расстройством личности нередко выявляются истерические расстройства. Исследователи считают, что это может свидетельствовать о наличии наследственного заболевания или мутации, провоцирующей развитие этих двух видов расстройств.

Последователи психологической теории рассматривают диссоциальное расстройство личности как результат влияния среды. Они полагают, что данная психопатия развивается при неправильном воспитании (безнадзорности или чрезмерной опеке), нехватке любви и внимания со стороны значимых взрослых. В качестве факторов, способствующих развитию диссоциального расстройства личности, сторонники данной теории рассматривают высокую криминальную активность членов семьи, наличие родственников, страдающих алкоголизмом и наркоманией, бедность и неблагоприятные социальные условия, обусловленные внезапным переездом из-за войны или тяжелой экономической обстановки.

Большинство специалистов в области психического здоровья занимают промежуточную позицию, считая, что диссоциальное расстройство личности развивается в результате взаимодействия внутренних (наследственных) и внешних (средовых) факторов. Определенное значение имеют сопутствующие психические расстройства (олигофрения, шизофрения), перенесенные болезни и травмы головного мозга. У больных часто выявляются нерезко выраженные неврологические нарушения и отклонения на ЭЭГ, что, по мнению специалистов, может свидетельствовать об органическом повреждении головного мозга в детском возрасте.

 

Симптомы диссоциального расстройства личности

 

Проявления расстройства у мальчиков обычно становятся видны уже в раннем школьном возрасте. У девочек симптомы появляются чуть позже – в период препубертата. Характерными чертами социопатии являются импульсивность, распущенность, упрямство, жестокость, лживость и эгоизм. Дети, страдающие диссоциальным расстройством личности, часто прогуливают школу, портят общественное имущество, участвуют в драках, издеваются над более слабыми сверстниками и детьми младшего возраста, мучают животных, убегают из дома, бродяжничают.

Отличительной особенностью пациентов с диссоциальным расстройством личности, является ранняя оппозиция по отношению к родителям. В социальных отношениях в зависимости от индивидуальных особенностей больного возможна либо открытая враждебность, либо неявное, но упорное пренебрежение интересами других людей. Дети и подростки с диссоциальным расстройством личности не испытывают угрызений совести, будучи пойманными при совершении неблаговидного поступка. Они моментально находят оправдания собственному поведению, перекладывая вину и ответственность на окружающих. Многие больные рано начинают курить, употреблять алкоголь и наркотики. Наблюдается высокая сексуальная активность в сочетании с неразборчивостью при выборе партнеров.

В зрелом возрасте больные обычно выглядят адекватными и социально адаптированными. Проблемы в общении у пациентов с диссоциальным расстройством личности отсутствуют – благодаря обаянию, своеобразному шарму и умению расположить к себе окружающих, они нередко производят приятное впечатление при поверхностных контактах. Отсутствие глубоких привязанностей, эгоизм и неспособность к сопереживанию провоцируют манипулятивное поведение. Больные диссоциальным расстройством личности легко лгут, часто используют других людей в своих интересах, угрожают суицидом, рассказывают о «тяжелой судьбе» или имитируют симптомы несуществующих соматических заболеваний, чтобы добиться определенных целей.

Основной целью пациентов, страдающих диссоциальным расстройством личности, является получение удовольствия, возможность «урвать» от жизни как можно больше наслаждений, невзирая на объективные обстоятельства. Больные уверены в правомочности своих желаний и своем праве на удовлетворение любых потребностей. Они никогда не упрекают себя, не чувствуют вины и стыда. Угроза наказания, осуждения или отвержения социумом не вызывает у них тревоги и депрессии. Если их проступки становятся известны окружающим, пациенты с диссоциальным расстройством личности легко находят объяснение и оправдание любым своим действиям. Больные практически не способны учиться на собственном опыте. Они либо не работают, либо опаздывают, прогуливают и перекладывают свои обязанности на других сотрудников и воспринимают любую критику, как несправедливую.

Эрик Берн выделяет два типа пациентов с диссоциальным расстройством личности: пассивный и активный. Пассивные социопаты не имеют внутренних ограничений в виде совести, правил приличия или человечности, но руководствуются нормами, установленными каким-то внешним авторитетом (религией, действующим законодательством). Такое поведение защищает их от открытых конфликтов с обществом и позволяет хотя бы частично (или формально) соответствовать требованиям социума.

Активные больные диссоциальным расстройством личности лишены как внутренних, так и внешних ограничений. При необходимости они в какое-то время могут демонстрировать окружающим свою ответственность, порядочность и готовность соблюдать правила социума, однако при малейшей возможности отказываются от любых ограничений и возвращаются к прежнему поведению. Активные социопаты чаще демонстрируют откровенно криминальное девиантное поведение, пассивные – скрытое, формально ненаказуемое (ложь, манипуляции, пренебрежение обязанностями).

Диссоциальное расстройство личности сохраняется в течение всей жизни. Некоторые пациенты создают изолированные от общества социальные группы, становясь лидерами сект или преступных группировок. После 40 лет криминальная активность больных обычно снижается. С возрастом у многих пациентов возникают сопутствующие аффективные и соматизированные расстройства. Часто развиваются наркомания и алкоголизм. Зависимость от психоактивных веществ в сочетании с асоциальным поведением становится причиной усугубляющейся социальной дезадаптации.

 

Диагностика диссоциального расстройства личности

 

Диагноз устанавливается на основании анамнеза жизни и беседы с пациентом. Для постановки диагноза «диссоциальное расстройство личности» необходимо наличие минимум трех критериев из следующего списка: неспособность к сопереживанию и бессердечие по отношению к окружающим; безответственность, пренебрежение ответственностью и нормами социума; неспособность к формированию устойчивых привязанностей при отсутствии проблем в общении; низкая устойчивость к фрустрации и агрессивное поведение; раздражительность; неспособность учитывать предыдущий негативный опыт; склонность перекладывать вину на других людей.

Диссоциальное расстройство личности дифференцируют с хронической манией, гебоидной шизофренией и вторичными изменениями личности, возникшими на фоне злоупотребления наркотиками, алкоголем и другими психоактивными веществами. Чтобы точнее оценить степень игнорирования обязанностей и пренебрежения установленными правилами, при постановке диагноза учитывают социальные условия и культурные нормы, характерные для региона проживания пациента.

 

Лечение диссоциального расстройства личности

 

Лечение социопатии представляет собой непростую задачу. Пациенты, страдающие данным расстройством, очень редко обращаются за профессиональной помощью, поскольку практически не испытывают отрицательных эмоций. Даже если больной диссоциальным расстройством личности ощущает свое «несовпадение» с другими людьми, чувствует, что ему не хватает чего-то важного, и приходит на прием к психологу или психотерапевту, шансы на улучшение невелики, так как социопаты практически неспособны устанавливать стабильные эмпатические отношения, необходимые для продуктивной психотерапевтической работы.

Как правило, инициаторами терапии диссоциального расстройства личности становятся сотрудники учебных заведений, работодатели или представители правоохранительных органов. Эффективность лечения в подобных случаях еще ниже, чем при самостоятельном обращении, поскольку к отсутствию мотивации и неспособности устанавливать альянс с терапевтом добавляется выраженное внутреннее сопротивление. Исключением иногда становятся группы самопомощи, в которых пациент, страдающий диссоциальным расстройством личности, может раскрыться, не боясь осуждения, и получить поддержку доброжелательно настроенных участников. Для результативной терапии необходимы два условия: наличие опытного ведущего, не поддающегося на манипуляции больного, и отсутствие или минимальное количество ведомых участников, которые могут попасть под влияние пациента.

При диссоциальном расстройстве личности с выраженной импульсивностью, а также при сопутствующих соматизированных, тревожных и депрессивных расстройствах применяют лекарственную терапию. Из-за высокой вероятности развития зависимостей и возможного снижения мотивации к психотерапевтической работе препараты назначают в малых дозах короткими курсами. При повышенной агрессивности используют литий. Прогноз на излечение неблагоприятный. В большинстве случаев диссоциальное расстройство личности практически не поддается коррекции.
 

Кто такие социопаты: 9 признаков диссоциального расстройства личности

По разным оценкам , социопаты составляют 3–4% населения Земли, большинство из них — мужчины. Если нас попросят привести пример социопата, то у многих, скорее всего, возникнет перед глазами главный герой книги «Американский психопат» Патрик Бэйтман, невероятный Энтони Хопкинс в роли Ганнибала Лектера из «Молчания ягнят» или всеми любимый Декстер. Но, как и у любого другого ментального расстройства, у социопатии (или диссоциального расстройства личности) есть целый спектр характеристик, при этом далеко не все социопаты — серийные убийцы. Разбираемся, кто же они на самом деле. Энтони Хопкинс в роли Ганнибала Лектера в фильме «Молчание ягнят»

Социопаты и психопаты — в чем разница

Очень часто значение слов «социопат» и «психопат» путают. Это два близких, но все же разных понятия. Людей с этими видами расстройств можно объединить одним словом — антисоциалы. У них есть общие черты: игнорирование чувств, прав и безопасности других, склонность к манипулированию и обману.

Социопаты более эксцентричны, они отличаются импульсивностью и часто ярко выраженной агрессией. Они не способны вести нормальную жизнь и творят зло, не задумываясь о последствиях. В психиатрии их принято называть низкофункциональными антисоциалами.

Более адаптированных или высокофункциональных антисоциалов принято называть психопатами. Такие, как правило, занимают высокие позиции в юридических фирмах, армиях, корпорациях и сферах, связанных с политикой. В глазах окружающих они часто выглядят порядочными людьми, у некоторых из них даже есть семьи или прочные отношения с партнером. Они никогда не проявляют себя столь ярко, как социопаты, однако взаимоотношения, в которые они вступают с другими людьми, часто рано или поздно оборачиваются плачевными последствиями для последних.

Обычно психопат не отдает себе отчет в том, что делает. Он может врать, воровать и даже убивать, но не испытывает при этом никаких моральных переживаний. Он может сделать вид, что переживает, потому что прекрасно умеет анализировать и имитировать поведение окружающих и знает, что от него ждут. Психопаты — отличные актеры. Социопаты же обычно понимают, что они делают что-то не так, хотя не всегда в этом уверены. Однако это не удерживает их от странных поступков.

Важно помнить одно: все психопаты — социопаты, но не все социопаты — психопаты.

Есть мнение, что психопатами рождаются, а социопатов формируют детские психотравмы и плохое воспитание (или его отсутствие). Но и в случае с социопатами должны быть генетические предпосылки. В 2002 году ученые из Университета штата Флорида провели исследование и пришли к выводу, что существует определенная вариация гена, контролирующего синтез фермента моноаминоксидазы А . Низкий уровень этого фермента часто связывают с агрессивным поведением и формированием социопатических черт у мужчин, которые в детстве недополучили любви и заботы или подвергались насилию. Мальчики, выросшие в похожих условиях, но без этого гена, симптомов социопатии не  проявляли .

Психо Почему трава у соседа всегда зеленее: что такое синдром упущенных возможностей и как с ним бороться

Признаки социопата

Он обаятелен, очарователен и харизматичен
Мадс Миккельсен в роли Ганнибала Лектера в фильме «Ганнибал»

У социопатов есть особая притягательная сила — тут как раз в пример можно привести всех тех «плохих» героев фильмов, сериалов и книг, которые вызывают у нас чувство симпатии, несмотря на то, что они, например, убивают людей.

Социопаты всегда говорят именно то, что мы хотим слышать. Люди, которые нуждаются в том, чтобы их опекали и направляли, будут чувствовать себя прекрасно рядом с таким сильным, ярким человеком. Часто женщинам такие личности кажутся очень сексуальными. Конечно, это не значит, что все привлекательные и харизматичные мужчины социопаты. Но если эти качества идут в комплекте с привычкой говорить то, что вы хотите услышать и что вас цепляет, лучше насторожиться.

Он разборчив

Исследование канадского психолога Анджелы Бук показало, что у социопатов особенно хорош нюх на слабых и уязвимых людей — оказалось, что они без труда способны определить тех, кто уже неоднократно становился жертвой агрессора, просто по походке, даже не разговаривая с ними.

Он непредсказуем

Непредсказуемость — главное его отличие от психопата. Психопат с легкостью строит и воплощает свои планы последовательно и хладнокровно, социопат же способен на спонтанные, часто рискованные поступки. Он нередко выходит за рамки общепринятого и нарушает правила.

Ему никогда не бывает стыдно

Социопаты никогда не испытывают чувства вины за свои действия. Именно из-за этого они могут с легкостью врать, предавать, интриговать и угрожать — в общем, всячески наносить вред окружающим. Социопаты действуют исключительно в своих интересах и благодаря этому часто добиваются успеха в политике и бизнесе.

У него не бывает близких отношений

Социопатам очень сложно выстраивать долгоиграющие эмоциональные связи. Поэтому часто у них нет друзей, а семейные отношения наполнены скандалами и ссорами. Социопаты не способны испытывать любовь, но могут ее имитировать, если это поможет им получить желаемое.

Психо Как распознать тревожное расстройство? Разбираемся с психологом
Он манипулирует окружающими

Социопаты пойдут на что угодно, чтобы добиться своих целей. Он без капли сомнения может подставить другого, чтобы получить желаемое. Если, например, человек постоянно пытается переубедить вас в каком-то вопросе, будучи уверенным в своей правоте и не слушая вашу сторону и аргументы, стоит задуматься над его мотивами.

Он часто бывает агрессивен

Удивительно, но социопаты могут быть жестокими и очаровательными одновременно. Социопаты склонны к физическому и эмоциональному насилию. Как правило, на начальном этапе общения они показывают себя с одной стороны, именно этим и привлекая, а потом открывают свое истинное лицо.

Он врет

Ложь социопатов принимает огромные масштабы. Они никогда не лгут по мелочам, но зато часто врут о невероятных событиях, которые с ними произошли, чтобы выглядеть интереснее и умнее. Также социопаты часто врут о состоянии здоровья. Так они вызывают жалость окружающих — это еще один способ найти себе жертву.

Он всегда прав и никогда не просит прощения

Даже если вы предъявите доказательство его ошибки, социопат все равно никогда этого не признает. Не чувствуя вины за свои поступки, они считают, что не сделали ничего плохого. Соответственно, и извиняться незачем.

Стоить оговориться, что некоторые из этих качеств могут проявляться у обычных, ментально здоровых людей. Ведь далеко не каждый любит признавать свои ошибки, а разборчивость в людях, например, может наоборот помочь не вписываться в потенциально несчастливые отношения. Но чем больше этих проявлений вы видите в одном человеке, тем выше вероятность, что перед вами — самый настоящий социопат. И лучше держаться от него подальше.

Как говорит американский психиатр и профессор Университета Айовы Дональд В. Блэк в своей книге «Плохие мальчики, плохие мужчины. Противостояние антисоциальному расстройству личности»: «Избегайте социопатов. Избегайте их изо всех сил. Иначе они просто разрушат вашу жизнь».

Что почитать

• М. Томас, «Исповедь социопата. Жить, не глядя в глаза»
• К. Тильман, «Социопаты»
• М. Стаут, «Социопат по соседству. Люди без совести против нас. Как распознать и противостоять»
• Д. Маккензи, «Psychopath Free. Как распознать лжеца и манипулятора среди партнеров, коллег, начальников и не стать жертвой обмана»
• С. Петри. «Токсичные люди: Самооборона без оружия»

Я живу с диссоциальным расстройством личности — The Village Казахстан

Про диагноз узнала случайно. Пару лет назад я ссорились с мамой и внезапно впала в странное состояние: начала задыхаться, царапать себя. Вызвали скорую, госпитализировать не стали, на следующий день я сама пошла к психиатру.

Специалист выявил несколько психических заболеваний, для этого я ходила на множество обследований. Диагностировали и дисфорию, и депрессию, и другие расстройства, но после нескольких сеансов психиатр поставила один диагноз — диссоциальное расстройство личности.

Оказывается, ДРЛ называют и психопатией, и социопатией, но это уже устаревшие названия. У человека с этим расстройством нет устоявшихся паттернов поведения в обществе, часто отсутствует совесть, понимание законов, системы и распорядка. Мне сказали, возможная причина — мутация мозга, но точно сказать не может никто. 

В обществе много стереотипов о социопатах, поэтому мне тоже было сложно принять этот диагноз: как так, разве это про меня? Но чем чаще ходила на приемы, узнавала о расстройстве, тем легче становилось. Начала понимать, почему так сложно было строить отношения с родными и друзьями, из-за чего меня называли манипулятором.

Врач объяснила, что причины деструктивного поведения — в травмах. Я выросла в дисфункциональной семье: мать-тиран, которая хоть и любит меня, но порядок любит больше. Отсутствующий и равнодушный отец. Брат, у которого тоже развилось агрессивное поведение. А еще в детстве я столкнулась с сексуальным насилием и домогательствами. Моя психика выстроила такое поведение, потому что нужно было выживать. А чтобы сделать это, пришлось пренебрегать чувствами других или использовать их ради своего блага.

Сейчас через боль и слезы на терапии я учусь прощать семью и себя, понимать поступки родных. Все-таки если бы не они, я могла попасть в тюрьму или ввязаться в нехорошие истории. Наконец поняла, что родные все-таки всегда как-то по-своему заботились обо мне. 

Диссоциальное расстройство личности - это... Что такое Диссоциальное расстройство личности?

Диссоциа́льное расстро́йство ли́чности (также Антисоциальное расстройство личности; Социопа́тия; устар. Антисоциальная психопа́тия; устар. Гебо́идная психопа́тия'; устар. Психопа́тия) — расстройство личности, характеризующееся игнорированием социальных норм, импульсивностью, агрессивностью и крайне ограниченной способностью формировать привязанности.

Диагноз

МКБ-10

Личностное расстройство, обычно обращающее на себя внимание грубым несоответствием между поведением и господствующими социальными нормами, характеризующееся следующим (диагностируется, при наличии общих диагностических критериев расстройства личности, по трём и более критериям):

  • А) бессердечное равнодушие к чувствам других;
  • Б) грубая и стойкая позиция безответственности и пренебрежения социальными правилами и обязанностями;
  • В) неспособность поддерживать взаимоотношения при отсутствии затруднений в их становлении;
  • Г) крайне низкая способность выдерживать фрустрацию, а также низкий порог разряда агрессии, включая насилие;
  • Д) неспособность испытывать чувство вины и извлекать пользу из жизненного опыта, особенно наказания;
  • Е) выраженная склонность обвинять окружающих или выдвигать благовидные объяснения своему поведению, приводящему субъекта к конфликту с обществом.

В качестве дополнительного признака может иметь место постоянная раздражительность. В детском и подростковом возрасте подтверждением диагноза может служить расстройство поведения, хотя оно и необязательно.

Примечание: Для этого расстройства рекомендуется учитывать соотношение культурных норм и региональных социальных условий для определения правил и обязанностей, которые игнорируются пациентом.

Включаются:

  • социопатическое расстройство;
  • социопатическая личность;
  • аморальная личность;
  • асоциальная личность;
  • антисоциальное расстройство;
  • антисоциальная личность;
  • психопатическое расстройство личности.

Исключаются:

DSM-IV

Для диагностирования необходимо, кроме общих критериев расстройства личности, наличие трёх и более из нижеперечисленных пунктов:

  1. Неспособность соответствовать социальным нормам, уважать законы, проявляющееся в систематическом их нарушении, приводящем к арестам;
  2. Лицемерие, проявляющееся в частой лжи, использовании псевдонимов, или обмане окружающих с целью извлечения выгоды;
  3. Импульсивность или неспособность планировать наперёд;
  4. Раздражительность и агрессивность, проявляющиеся в частых драках или других физических столкновениях;
  5. Рискованность, без учёта безопасности для себя и окружающих;
  6. Последовательная безответственность, проявляющаяся в повторяющейся неспособности выдерживать определённый режим работы, или выполнять финансовые обязательства;
  7. Отсутствие сожалений, проявляющееся в рационализации или безразличном отношении к причинению вреда другим, дурного обращения с другими, или воровства у других людей.

Антисоциальное поведение не должно быть отмечено только в течение эпизода шизофрении или мании.[2]

Описания различными авторами

Пётр Борисович Ганнушкин

В работах Петра Борисовича Ганнушкина о конституциональных психопатиях аналогом диссоциального расстройства личности выступает «антисоциальная психопатия». [3]

Мак-Вильямс

В работах Нэнси Мак-Вильямс диссоциальное расстройство личности описывается в рамках понятия «психопатическая личность» и его синонима «антисоциальная личность». Мак-Вильямс описывает данное расстройство личности как основанное на глубинной неспособности (или крайне ослабленной способности) формировать привязанности к другим людям, начиная с собственных родителей и заканчивая собственными детьми. С её точки зрения социопат не видит привязанностей и между другими людьми, и интерпретирует их взаимоотношения исключительно как взаимную манипуляцию. В соответствии со своим восприятием общества, социопат строит и свои отношения с окружающими людьми: на манипуляциях, ради удовлетворения собственных желаний. Так как привязанностей у социопата нет, чужие потребности и желания для него не имеют никакой ценности и он действует ориентируясь только на свои собственные. Так как он не ожидает, что кто-то будет учитывать его собственные потребности, единственный долгосрочный план по обеспечению безопасного сосуществования с обществом, который он может выстроить — это «заставить всех его слушаться». От окружающих социопат ожидает того же, и, как следствие, не видит долговременной пользы от соблюдения социальных норм, в том числе и юридически закреплённых — общественные нормы и нормы морали воспринимаются антисоциальным психопатом как средства принуждения и манипуляции. Социопаты не смущаясь лгут и совершают противоправные действия. В большинстве случаев ими движет своя собственная выгода/невыгода, но лишь в краткосрочном плане. Действуют импульсивно и не склонны к планированию. Ограничения свободы и исполнения их желаний воспринимают тяжело, стараются препятствовать этому доступными им методами, в основном с помощью угроз или применения физической силы. Отказ от применения силовых методов воспринимают как слабость. Могут некоторое время производить крайне положительное впечатление, чтобы, впоследствии, использовать его для своей выгоды. Не испытывают угрызений совести, а точнее не обладают совестью или обладают ей в крайне недоразвитой форме (развитие совести непосредственно связано с формированием чувства привязанности).

Важно понимать, что такие люди вполне «понимают» социальные нормы, но игнорируют их. Они способны взаимодействовать с обществом по его правилам, но не испытывают потребности в этом, и плохо контролируют собственную импульсивность.[4]

Роберт Д. Хаэр

Доктор философии по экспериментальной психологии, известный исследователь в области криминальной психологии, Роберт Д. Хаэр (англ.)русск. использует в своих работах слово «психопат» для обозначения людей с данным типом расстройства личности.[5]

Сопутствующие проблемы

Антисоциальные психопаты нетерпеливы и раздражительны. Им тяжело произвольно удерживать внимание на чём-то одном, как следствие имеют значительные трудности с обучением, не склонны к систематическому труду. Могут часто критиковать других, но никогда — себя; предпочитают списывать свои ошибки на обстоятельства и окружающих. Социопаты также, зачастую, не отдают себе отчёт в своих эмоциях, особенно негативных, и как бы не испытывают их. Это связано с тем, что у них сильно развито «отреагирование».

Черты личности антисоциальных психопатов часто приводят их к совершению преступлений, и, как следствие, к пребыванию в тюрьме, однако они никогда не сожалеют о совершении преступления, а только о том, что попались на этом. Также могут самореализовываться в качестве лидеров сект, преступных и мошеннических групп. Нередко становятся наркоманами или злоупотребляют алкоголем, но не столько потому, что избегают реальности, сколько потому, что потворствуют своим желаниям.

Этиология и патогенез

Причины до настоящего времени достоверно не выявлены. Существуют диаметрально противоположные точки зрения, согласно одной из которых социопатия является наследственным заболеванием или следствием генетического дефекта (возможно мутации), согласно другой — причины развития социопатии у индивида лежат исключительно в проблемах воспитания и социальной среды. Большинство психологов занимает по этому вопросу промежуточную позицию, склоняясь, в зависимости от своих убеждений, в ту или иную сторону. Существенное влияние может оказать наличие сопутствующих психических расстройств (психозы, шизофрения, олигофрения), а также наличие в анамнезе черепно-мозговых травм.

Терапия

Практически никогда самостоятельно не приходят к психотерапевтам и практически не способны формировать критически важный для многих терапий (прежде всего психоаналитической) рабочий альянс с терапевтом. Однако, порой ощущают, что отношения других людей, по-видимому, построены на иных принципах, чем у них, и как следствие — нехватку в себе чего-то важного, что в конце концов может привести их на сеанс к психологу[4].

Литература

См. также

Примечания

  1. МКБ-10, «F60.2x Диссоциальное расстройство личности».
  2. Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders: DSM-IV. — 4-е издание. — Вашингтон: American Psychiatric Publishing, май 1994. — 620 с. — ISBN 0-89042-061-0, ISBN 978-0890420614
  3. Ганнушкин П. Б. Клиника психопатий, их статика, динамика, систематика. — Нижний Новгород: Издательство Нижегородской государственной медицинской академии, 1998. — 124 с. — 5000 экз. — ISBN 5-86093-015-1
  4. 1 2 Нэнси Мак-Вильямс, «Психоаналитическая диагностика: Понимание структуры личности в клиническом процессе», глава «Психопатические (антисоциальные) личности», изд. «Класс», 1998.
  5. Роберт Д. Хаэр (англ.)русск.. Лишенные совести. Пугающий мир психопатов = Without Conscience. The disturbing world of the psychopaths among us / перевод Б. Л. Глушака. — Вильямс, 2007. — 288 с. — 5000 экз. — ISBN 978-5-8459-1103-2

Антисоциальное расстройство личности или диссоциальное расстройство личности

Синоним: антисоциальное расстройство личности

Эта статья относится к 10-му изданию Международной классификации болезней (МКБ-10), которая является официальной системой классификации специалистов в области психического здоровья, работающих в клинической практике NHS. . В литературе иногда упоминается классификационная система «Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам» (DSM), которая, хотя и используется в клинической практике в США, в основном используется для исследовательских целей в других местах.

Диссоциальное расстройство личности - одно из десяти расстройств личности, определенных в системе классификации МКБ-10. Это называется антисоциальным расстройством личности в классификационных системах DSM-IV и DSM-5 и до сих пор иногда упоминается профессионалами в Великобритании. Для получения дополнительной информации см. Отдельную статью о расстройствах личности и психопатии.

Люди с диссоциальным расстройством личности проявляют черты импульсивности, высокой отрицательной эмоциональности, низкой сознательности и связанного с этим поведения, включая безответственное и эксплуататорское поведение, безрассудство и лживость. [1, 2]

Люди с диссоциальным расстройством личности часто росли в условиях родительского конфликта и жесткого непоследовательного воспитания. Их детство, как правило, характеризовалось неадекватностью родителей и зачастую передачей заботы сторонним учреждениям. С этим связан высокий уровень прогулов, правонарушений и злоупотребления психоактивными веществами. [3] Это, в свою очередь, приводит к увеличению уровня безработицы, проблемам с жильем и трудностям во взаимоотношениях. Многие люди с диссоциальным расстройством личности имеют судимость и попадают в тюрьму или преждевременно умирают в результате безрассудного поведения. [1, 2]

Преступное поведение занимает центральное место в определении диссоциального расстройства личности, но это расстройство - это гораздо больше, чем просто преступное поведение. Ему часто предшествуют другие давние трудности (социально-экономические, образовательные, семейные, взаимоотношения). Психопатия считается очень тяжелой формой диссоциального расстройства личности. [2]

Руководство Национального института здравоохранения и повышения квалификации (NICE) демонстрирует прогресс от признания и определения к более эффективному управлению.Это руководство представляет серьезную проблему для служб охраны психического здоровья, служб злоупотребления психоактивными веществами, социальной помощи и системы уголовного правосудия. [1]

Эпидемиология

[1]
  • Распространенность диссоциального расстройства личности среди населения в целом варьируется в зависимости от используемого метода и географического положения. Два европейских исследования сообщили о распространенности 1–1,3% у мужчин и 0–0,2% у женщин.
  • Распространенность диссоциального расстройства личности среди заключенных составляет менее 50%.
  • Однако только 47% людей с диссоциальным расстройством личности имеют значительные записи об арестах.

Презентация

Возможности включают:

  • Нестабильные межличностные отношения.
  • Игнорирование последствий своего поведения.
  • Неспособность учиться на собственном опыте.
  • Эгоцентризм.
  • Пренебрежение чувствами других.
  • Широкий спектр межличностных и социальных нарушений.
  • Коморбидная депрессия и тревога.
  • Коморбидное злоупотребление алкоголем и наркотиками.

Важно отметить, что диссоциальное расстройство личности официально не диагностируется до 18 лет, но в анамнезе могут быть расстройства поведения до этого возраста.

Расстройства поведения могут проявляться как антиобщественное, агрессивное или вызывающее поведение, которое является постоянным и повторяющимся. Это включает агрессивное поведение (по отношению к людям или животным), разрушение собственности, обман, воровство и серьезное нарушение правил.

Диагностические критерии

[4]

Критерии DSM-IV подвергались критике за акцент на антисоциальном аспекте расстройства за счет основной структуры личности. Считается, что это привело к чрезмерной диагностике в некоторых условиях, например, в тюрьмах, и к занижению диагноза в обществе. Утверждение, что расстройство поведения в детстве должно быть предпосылкой, также вызывало проблемы. В DSM-5 были рассмотрены некоторые из этих критических замечаний, как и в системе МКБ-10, на которой основана эта статья.

Критерии МКБ-10

Должны быть выполнены общие критерии расстройства личности (F60).

Должны присутствовать по крайней мере три из следующих:

  • Бессердечное равнодушие к чувствам других.
  • Грубое и стойкое отношение к безответственности и пренебрежению социальными нормами, правилами и обязанностями.
  • Неспособность поддерживать длительные отношения, хотя нетрудно установить их.
  • Очень низкая толерантность к фрустрации и низкий порог разрядки агрессии, в том числе насилия.
  • Неспособность испытывать чувство вины или извлекать выгоду из неблагоприятного опыта, особенно наказания.
  • Выраженная склонность обвинять других или предлагать правдоподобные объяснения поведения, приводящего к конфликту субъекта с обществом.

Стойкая раздражительность и наличие расстройства поведения в детском и подростковом возрасте не требуются для постановки диагноза.

Дифференциальный диагноз

Диагностика может быть очень сложной из-за наложения функций и высокой частоты сопутствующих состояний и проблем.При постановке диагноза может быть полезен преморбидный анамнез и история развития, полученная от третьих лиц:

Исследования

  • Токсикологический скрининг, поскольку злоупотребление психоактивными веществами является обычным явлением (как и многие расстройства личности). Интоксикация может привести к тому, что пациенты будут иметь некоторые особенности расстройства личности. [5]
  • Скрининг на ВИЧ и другие инфекции, передаваемые половым путем, может быть целесообразным из-за плохого контроля над побуждениями и игнорирования риска, связанного с диссоциальным расстройством личности. [6]
  • Психологическое тестирование может подтвердить или направить клинический диагноз. NICE цитирует: [7]
    • Диагностическое интервью для DSM-IV расстройств личности (DIPD-IV)
    • Структурированное клиническое интервью для DSM-IV расстройств личности (SCID-II)
    • Структурированное интервью для DSM- IV Личность (SIDP-IV)
    • Международный экзамен на расстройство личности (IPDE)
    • График оценки личности (PAS)
    • Стандартизированная оценка личности (SAP).

Сопутствующие заболевания

[2]
  • Беспокойство.
  • Злоупотребление алкоголем.
  • Злоупотребление наркотиками.
  • Депрессия.
  • Синдром дефицита внимания с гиперактивностью (СДВГ) в детстве.

Менеджмент

[1, 8]

Диссоциальное расстройство личности представляет собой большую проблему для различных агентств, которым часто и почти неизбежно приходится управлять людьми с этим расстройством. Управление каким-либо одним агентством обычно невозможно или не рекомендуется.Не рекомендуется только лечение в рамках общей практики, и необходимо направление в психиатрические службы.

Практические советы

  • Такие пациенты могут создать очень сложные и пугающие проблемы для персонала первичного звена здравоохранения.
  • Важно выявить пациентов с диссоциальными расстройствами личности и заручиться их помощью для получения соответствующего направления.
  • Также важно выявлять пациентов, которым грозит агрессивное поведение. Оценка риска насилия не является рутинной процедурой в первичной медико-санитарной помощи, но, если такая оценка требуется, примите во внимание: [1]
    • Текущее или предыдущее насилие, включая степень тяжести, обстоятельства, причинителей и жертв.
    • Наличие коморбидных психических расстройств и / или злоупотребления психоактивными веществами.
    • Текущие жизненные стрессоры, отношения и жизненные события.
    • Дополнительная информация из письменных документов или семей и лиц, осуществляющих уход (при условии согласия человека и права на конфиденциальность), поскольку человек с диссоциальным расстройством личности не всегда может быть надежным.
  • После идентификации можно использовать индивидуальный план управления, чтобы избежать кризисов и эпизодов насилия. Это будет включать обучение персонала и сотрудничество с другими агентствами.Следует рассмотреть возможность использования «тревожных кнопок», компаньонов и других мер.

Лечение людей с диссоциальным расстройством личности должно включать широкий спектр услуг, в частности:

  • Психиатрические услуги.
  • Услуги по злоупотреблению психоактивными веществами.
  • Социальная помощь.
  • Система уголовного правосудия и связанные с ней судебно-психиатрические службы. [2]

Медикаментозное лечение

Ни один препарат не имеет разрешения на продажу в Великобритании специально для лечения диссоциального расстройства личности.Однако антидепрессанты и нейролептики часто используются для лечения некоторых сопутствующих проблем и симптомов в кризисной ситуации. NICE рекомендует принимать лекарства не дольше недели. [7] Кокрановский обзор изучал бромокриптин, нортриптилин и фенитоин, но не смог прийти к однозначному выводу. Однако авторы рекомендовали дальнейшие исследования этих препаратов. [9]

Психологические методы лечения

Психотерапия лежит в основе лечения расстройств личности в целом.Теоретически психотерапия направлена ​​на то, чтобы помочь пациентам справиться с расстройством, например:

  • Улучшение восприятия социальных и экологических стрессоров.
  • Улучшение реакции на социальные и экологические стрессоры.

Для достижения этих целей использовались различные виды психотерапии. Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) и групповая психотерапия, возможно, являются наиболее широко используемыми и доступными формами психотерапии. Они должны быть нацелены на снижение уровня преступного и антиобщественного поведения. [1]

Другие соображения

[1]
  • Хорошее общение важно между всеми заинтересованными сторонами, но особенно между медицинскими работниками и людьми с диссоциативным расстройством личности.
  • NICE рекомендует службам рассмотреть возможность создания сетей с диссоциативными расстройствами личности, по возможности связанных с другими сетями расстройств личности. Они могут быть организованы на уровне трастов первичной медико-санитарной помощи, местных властей, стратегических органов здравоохранения или государственных учреждений.Эти сети должны быть мультиагентскими.
  • При лечении и уходе следует учитывать потребности и предпочтения людей. Люди с диссоциальным расстройством личности должны иметь возможность принимать информированные решения о своем уходе и лечении в партнерстве со своими медицинскими работниками. Если этому человеку не исполнилось 16 лет, медицинские работники должны следовать рекомендациям, изложенным в разделе «Получение согласия: работа с детьми». [10]
  • Если человек соглашается, лица, осуществляющие уход (включая семью и друзей), должны иметь возможность участвовать в принятии решений о лечении и уходе.Семьям и опекунам также следует предоставить информацию и поддержку, в которых они нуждаются.

Осложнения

[2]
  • Самоубийство
  • Злоупотребление психоактивными веществами
  • Случайная травма
  • Депрессия
  • Убийство

Прогноз

[2]

Расстройство, которое раньше считалось пожизненным. Однако все больше исследований показывают, что со временем можно увидеть положительные изменения. Многие пациенты больше не соответствуют диагностическим критериям этого состояния через десять лет.Признано, что это состояние трудно диагностировать и что в этом «улучшении» частично может быть виноват неправильный диагноз, но также считается, что многие пациенты действительно поддаются терапевтическому вмешательству. Основные характеристики, такие как отсутствие сочувствия, не уменьшаются, но данные свидетельствуют о том, что пациенты лучше контролируют свою импульсивность и развивают чувство ответственности.

Профилактика

Заболеваемость диссоциальным расстройством личности снижается во время войны и во многих азиатских культурах.Это говорит о том, что социальная сплоченность и упор на сообщества, а не на отдельных лиц, являются важными превентивными факторами. [2] Таким образом, семьи или опекуны играют важную роль в профилактике и лечении диссоциального расстройства личности. [1] NICE предлагает службам разработать надежные методы выявления детей, подверженных риску развития поведенческих проблем, и чтобы уязвимые родители могли быть выявлены антенатально. Например, идентификация:

  • Родителей с другими проблемами психического здоровья или с серьезными проблемами, связанными с наркотиками или алкоголем.
  • Матери моложе 18 лет, особенно те, кто в детстве подвергался жестокому обращению.
  • Родители, ранее проживавшие в интернатных учреждениях.
  • Родители, имевшие значительный предыдущий или текущий контакт с системой уголовного правосудия.

Вмешательства, применяемые после выявления родителей из группы риска, многочисленны и различаются в зависимости от выявленных проблем и возраста. Примеры:

  • Курсы для родителей
  • Управление гневом
  • Решение когнитивных проблем
  • Семейная терапия
  • Многосистемная терапия
  • Многоплановое лечение
  • Приемная семья

Антисоциальное расстройство личности - симптомы и причины

Обзор

Антисоциальное расстройство личности, иногда называемое социопатией, - это психическое расстройство, при котором человек постоянно не проявляет уважения к добру и злу и игнорирует права и чувства других.Люди с антисоциальным расстройством личности склонны к враждебности, манипулированию или обращению с другими людьми грубо или с бездушным безразличием. Они не проявляют вины или раскаяния за свое поведение.

Лица с антиобщественным расстройством личности часто нарушают закон, становясь преступниками. Они могут лгать, вести себя агрессивно или импульсивно, а также иметь проблемы с употреблением наркотиков и алкоголя. Из-за этих характеристик люди с этим расстройством обычно не могут выполнять обязанности, связанные с семьей, работой или школой.

Продукты и услуги

Показать больше продуктов от Mayo Clinic

Симптомы

Могут включать признаки и симптомы антисоциального расстройства личности:

  • Игнорирование правильного и неправильного
  • Постоянная ложь или обман с целью эксплуатации других
  • Черствость, циничность и неуважение к другим
  • Использование обаяния или смекалки для манипулирования другими для личной выгоды или личного удовольствия
  • Высокомерие, чувство превосходства и крайняя самоуверенность
  • Повторяющиеся проблемы с законом, в том числе преступное поведение
  • Неоднократное нарушение прав других лиц путем запугивания и нечестности
  • Импульсивность или неспособность планировать наперед
  • Враждебность, выраженная раздражительность, возбуждение, агрессия или насилие
  • Отсутствие сочувствия к другим и отсутствие раскаяния в причинении вреда другим
  • Неоправданный риск или опасное поведение без учета собственной безопасности или безопасности других
  • Плохие или оскорбительные отношения
  • Неспособность учесть негативные последствия поведения или извлечь уроки из них
  • Постоянная безответственность и неоднократное невыполнение рабочих или финансовых обязательств

Взрослые с антисоциальным расстройством личности обычно проявляют симптомы расстройства поведения в возрасте до 15 лет.Признаки и симптомы расстройства поведения включают серьезные, стойкие поведенческие проблемы, такие как:

  • Агрессия по отношению к людям и животным
  • Уничтожение имущества
  • Коварство
  • Кража
  • Серьезное нарушение правил

Хотя антисоциальное расстройство личности считается пожизненным, у некоторых людей некоторые симптомы - особенно деструктивное и преступное поведение - могут со временем уменьшаться. Но неясно, является ли это снижение результатом старения или повышения осведомленности о последствиях антиобщественного поведения.

Когда обращаться к врачу

Люди с антисоциальным расстройством личности вряд ли обратятся за помощью самостоятельно. Если вы подозреваете, что у друга или члена семьи может быть заболевание, вы можете мягко посоветовать этому человеку обратиться за помощью к специалисту по психическому здоровью и предложить помощь в его поиске.

Причины

Личность - это сочетание мыслей, эмоций и поведения, которое делает каждого уникальным.Это то, как люди видят, понимают и относятся к внешнему миру, а также то, как они видят себя. Личность формируется в детстве в результате взаимодействия унаследованных тенденций и факторов окружающей среды.

Точная причина антисоциального расстройства личности неизвестна, но:

  • Гены могут сделать вас уязвимыми для развития антисоциального расстройства личности, а жизненные ситуации могут спровоцировать его развитие
  • Изменения в способах работы мозга могли возникнуть в процессе развития мозга

Факторы риска

Определенные факторы, по-видимому, увеличивают риск развития антисоциального расстройства личности, например:

  • Диагностика расстройства поведения у детей
  • В семейном анамнезе антисоциальное расстройство личности или другие расстройства личности или психические расстройства
  • Быть подвергнутым жестокому обращению или пренебрежению в детстве
  • Нестабильная, жестокая или хаотическая семейная жизнь в детстве

Мужчины подвержены большему риску антисоциального расстройства личности, чем женщины.

Осложнения

Осложнения, последствия и проблемы антисоциального расстройства личности могут включать, например:

  • Жестокое обращение с супругом, жестокое обращение с детьми или отсутствие заботы
  • Проблемы с употреблением алкоголя или психоактивных веществ
  • Находиться в СИЗО
  • Убийство или суицидальное поведение
  • Наличие других психических расстройств, таких как депрессия или тревога
  • Низкий социально-экономический статус и бездомность
  • Преждевременная смерть, обычно в результате насилия

Профилактика

Не существует надежного способа предотвратить развитие антисоциального расстройства личности у лиц из группы риска.Поскольку считается, что антисоциальное поведение уходит корнями в детство, родители, учителя и педиатры могут обнаружить ранние предупреждающие признаки. Это может помочь попытаться выявить тех, кто подвергается наибольшему риску, например детей, у которых есть признаки расстройства поведения, а затем предложить раннее вмешательство.

10 декабря 2019 г.

Антисоциальное расстройство личности - NHS

Расстройства личности - это состояния психического здоровья, которые влияют на то, как кто-то думает, воспринимает, чувствует или относится к другим.

Антисоциальное расстройство личности - это особенно сложный тип расстройства личности, характеризующийся импульсивным, безответственным и часто преступным поведением.

Человек с антисоциальным расстройством личности, как правило, склонен к манипуляциям, лукавит и безрассудно и не заботится о чувствах других людей.

Как и другие типы расстройства личности, антисоциальное расстройство личности находится в спектре, что означает, что оно может варьироваться по степени тяжести от случайного плохого поведения до неоднократного нарушения закона и совершения серьезных преступлений.

Считается, что психопаты страдают тяжелой формой антисоциального расстройства личности.

Посетите веб-сайт Mind для получения дополнительной информации о признаках антисоциального расстройства личности.

Признаки антисоциального расстройства личности

Человек с антисоциальным расстройством личности может:

  • эксплуатировать, манипулировать или нарушать права других людей
  • не беспокоиться, сожалеть или сожалеть о страданиях других людей
  • вести себя безответственно и проявлять пренебрежение к нормальным социальным условиям поведение
  • испытывают трудности с поддержанием долгосрочных отношений
  • не могут контролировать свой гнев
  • не испытывают чувства вины или не учатся на своих ошибках
  • обвиняют других в проблемах в своей жизни
  • неоднократно нарушают закон

антисоциальное расстройство личности будет иметь в анамнезе расстройство поведения в детстве, такое как прогулы (не посещение школы), правонарушение (например, совершение преступлений или злоупотребление психоактивными веществами) и другие деструктивные и агрессивные формы поведения.

У кого развивается антисоциальное расстройство личности?

Антисоциальное расстройство личности чаще встречается у мужчин, чем у женщин.

Неизвестно, почему у некоторых людей развивается антисоциальное расстройство личности, но считается, что роль играют как генетика, так и травматический опыт детства, такой как жестокое обращение с детьми или пренебрежение ими.

Человек с антисоциальным расстройством личности часто рос в сложных семейных обстоятельствах.

Один или оба родителя могут злоупотреблять алкоголем, и конфликты между родителями и грубое непоследовательное воспитание - обычное явление.

В результате этих проблем социальные службы могут привлекаться к уходу за ребенком.

Подобные трудности в детстве часто приводят к поведенческим проблемам в подростковом и взрослом возрасте.

Последствия антисоциального расстройства личности

Преступное поведение - ключевая особенность антисоциального расстройства личности, и существует высокий риск того, что кто-то с этим расстройством совершит преступления и попадет в тюрьму в какой-то момент своей жизни.

Было обнаружено, что мужчины с антисоциальным расстройством личности в 3-5 раз чаще злоупотребляют алкоголем и наркотиками, чем люди без этого расстройства, и имеют повышенный риск преждевременной смерти в результате безрассудного поведения или попытки самоубийства.

Люди с антисоциальным расстройством личности также с большей вероятностью будут иметь проблемы во взаимоотношениях в зрелом возрасте и будут безработными и бездомными.

Диагностика антисоциального расстройства личности

Чтобы получить диагноз антисоциального расстройства личности, человек обычно имеет в анамнезе расстройство поведения в возрасте до 15 лет.

Антисоциальное расстройство личности диагностируется после тщательного психологического обследования.

Диагноз может быть поставлен только в том случае, если этому человеку исполнилось 18 лет и к нему применимы по крайней мере 3 из следующих критериев:

  • неоднократное нарушение закона
  • неоднократное обман
  • импульсивный или неспособный заранее планировать раздражительность и агрессивность
  • безрассудное пренебрежение своей безопасностью или безопасностью других
  • неизменно безответственность
  • отсутствие раскаяния

Эти признаки не должны быть частью шизофренического или маниакального эпизода - они должны быть частью повседневная личность человека.

Такое поведение обычно становится наиболее экстремальным и вызывающим в подростковом возрасте и в начале 20-летнего возраста. Он может улучшиться к тому времени, когда человеку исполнится 40 лет.

Лечение антисоциального расстройства личности

В прошлом антисоциальное расстройство личности считалось пожизненным расстройством, но это не всегда так, и иногда его можно контролировать и лечить.

Данные свидетельствуют о том, что со временем поведение может улучшиться с помощью терапии, даже если основные характеристики, такие как отсутствие сочувствия, сохранятся.

Но антисоциальное расстройство личности - один из наиболее сложных для лечения типов расстройств личности.

Человек с антисоциальным расстройством личности также может неохотно обращаться за лечением и может начинать терапию только по решению суда.

Рекомендуемое лечение для людей с антисоциальным расстройством личности будет зависеть от их обстоятельств, принимая во внимание такие факторы, как возраст, историю правонарушений и наличие каких-либо связанных с этим проблем, таких как злоупотребление алкоголем или наркотиками.

Семья и друзья человека часто играют активную роль в принятии решений о лечении и уходе.

В некоторых случаях может потребоваться участие служб по злоупотреблению психоактивными веществами и социальной помощи.

Национальный институт здравоохранения и повышения квалификации (NICE) опубликовал рекомендации по ведению и профилактике антисоциального расстройства личности.

Говорящие методы лечения

Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) иногда используется для лечения антисоциального расстройства личности.

Это разговорная терапия, цель которой - помочь человеку справиться со своими проблемами, изменив образ мышления и поведения.

Терапия, основанная на ментализации (МБТ) - это еще один тип разговорной терапии, который становится все более популярным в лечении антисоциального расстройства личности.

Терапевт побуждает человека задуматься о том, как он думает и как его психическое состояние влияет на его поведение.

Демократические терапевтические сообщества (DTC)

Данные свидетельствуют о том, что программы на уровне общин могут быть эффективным долгосрочным методом лечения людей с антисоциальным расстройством личности и становятся все более популярными в тюрьмах.

DTC - это тип социальной терапии, направленный на снижение риска совершения правонарушения человеком, а также на его эмоциональные и психологические потребности.

Он основан на больших и малых терапевтических группах и фокусируется на проблемах сообщества, создавая среду, в которой и персонал, и заключенные вносят свой вклад в решения сообщества.

Также могут быть возможности для получения образования и профессиональной работы.

Рекомендуемая продолжительность лечения - 18 месяцев, так как у человека должно быть достаточно времени, чтобы внести изменения и применить новые навыки на практике.

Самомотивация - еще один важный фактор для принятия этого типа схемы. Например, человек должен быть готов работать как часть сообщества, участвовать в группах и быть объектом демократического процесса.

Министерство юстиции содержит дополнительную информацию о DTC в своем руководстве по работе с правонарушителями с расстройством личности.

Медицина

Доказательств в пользу использования лекарств для лечения антисоциального расстройства личности мало, хотя в некоторых случаях могут быть полезны некоторые антипсихотические и антидепрессанты.

Карбамазепин и литий могут помочь контролировать такие симптомы, как агрессия и импульсивное поведение, а класс антидепрессантов, называемых селективными ингибиторами обратного захвата серотонина (СИОЗС), может облегчить гнев и общие симптомы расстройства личности.

О расстройствах личности

Расстройства личности влияют на то, как кто-то думает, воспринимает, чувствует или относится к другим. Они варьируются от легких до тяжелых.

Признаки обычно появляются в подростковом возрасте и сохраняются в зрелом возрасте.Люди с расстройствами личности часто имеют другие проблемы с психическим здоровьем, особенно депрессию и злоупотребление психоактивными веществами.

Расстройства личности могут быть связаны с генетическими и семейными факторами, и переживания дистресса или страха в детстве, такие как пренебрежение или жестокое обращение, являются обычным явлением.

Хотя расстройства личности могут передаваться по наследству, считается, что психопатия имеет более высокий генетический компонент.

Лечение расстройств личности обычно включает курс психологической терапии.

Диссоциальное расстройство личности - wikidoc

Шаблон: DiseaseDisorder infobox

Главный редактор: C. Майкл Гибсон, M.S., M.D. [1]

Обзор

Диссоциальное расстройство личности - одно из нескольких психопатических расстройств личности, каждое из которых имеет разные рабочие определения и терминологию | терминологию в зависимости от используемой системы классификации психических расстройств. [1] Психопатия - это общая конструкция, которая отличается от конкретных диагнозов антисоциальных, психопатических, диссоциальных и социопатических расстройств личности, различных диагностических классификаций психопатии. [2] Диссоциальное расстройство личности - это диагностическая категория, установленная для психопатии в диагностических критериях МКБ-10, разработанных Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ). Он концептуально аналогичен диагностическим критериям антисоциального расстройства личности DSM-IV-TR. [3]

Критерии диссоциального расстройства личности по МКБ-10

В частности, диссоциальное расстройство личности описывается Всемирной организацией здравоохранения по следующим критериям:

  1. Бессердечное безразличие к чувствам других и отсутствие способности к сочувствию.
  2. Грубая и стойкая безответственность и пренебрежение социальными нормами, правилами и обязательствами.
  3. Неспособность поддерживать длительные отношения.
  4. Очень низкая толерантность к фрустрации и низкий порог разрядки агрессии, в том числе насилия.
  5. Неспособность испытывать чувство вины и извлекать пользу из опыта, особенно наказания.
  6. Заметная склонность обвинять других или предлагать правдоподобные объяснения поведения, приводящего к конфликту.
  7. Стойкая раздражительность.

Критерии конкретно исключают нарушения поведения. [3] Критерии диссоциального расстройства личности отличаются от критериев антисоциальных и социопатических расстройств личности. [4]

Путаница в терминологии

Хотя концептуально антисоциальные, диссоциальные и социопатические расстройства личности являются синонимами психопатии, с операционной точки зрения диагностические критерии этих расстройств определенно различны. [2] Это не эквивалентные расстройства. Самая большая разница заключается в акценте на делинквентном и преступном | преступном поведении, обнаруженном в версии DSM-IV-TR, антисоциальном расстройстве личности. При диссоциальном расстройстве личности больше внимания уделяется аффективным, межличностным и поведенческим компонентам, отсутствующим в критериях DSM-IV-R. [1]

Критерии антисоциального расстройства личности в значительной степени основаны на наблюдаемом поведении, в то время как критерии МКБ для диссоциального расстройства личности больше фокусируются на аффективных и межличностных дефицитах.Однако критерии МКБ не отражают общих личностных и поведенческих факторов психопатии. [2]

Нечеткое различие между этими диагностическими категориями и психопатией привело к путанице в диагнозе. Для системы психического здоровья и уголовного правосудия большое значение имеет различие между психопатией и антисоциальным расстройством личности. [5] Кроме того, термин «психопатический» больше не используется в Соединенном Королевстве, поскольку считается, что он имеет уничижительный оттенок. [6]

Результаты исследования

Было проведено большое количество исследований психопатии, введенных в пересмотренный контрольный список психопатии Зайца (PCL-R). Контрольный список оценивает как межличностные, так и аффективные компоненты, а также образ жизни и антисоциальные недостатки. Однако результаты исследования не могут быть легко экстраполированы на клинические диагнозы диссоциального расстройства личности или антисоциального расстройства личности. Результаты выборочного исследования заключаются в том, что от 50% до 80% заключенных в Англии и Уэльсе соответствуют диагностическим критериям диссоциального расстройства личности, но только 15% могут быть психопатическими согласно оценке PCL-R.Таким образом, результаты исследований психопатии еще не доказали свою актуальность в качестве помощи при диагностике и лечении диссоциальных или антисоциальных расстройств личности. [2]

Попытки соотнести диссоциальное расстройство личности имели методологические | методологические проблемы. Хотя в одном исследовании было показано, что высокий процент заключенных в Англии и Уэльсе соответствует критериям диссоциальной личности, поскольку диагноз диссоциальной личности включает пренебрежение социальными правилами и нормами, неудивительно, что одни и те же люди совершают преступления. [7]

Было проведено исследование с целью оценки сопутствующей патологии диссоциального расстройства личности с другими состояниями. Однако в нескольких проведенных исследованиях используется слишком много разных методологий, чтобы сделать твердые выводы, хотя кажется, что в психиатрических больницах низкая распространенность антисоциального расстройства личности / диссоциального расстройства личности. [8]

Лечение

На практике специалисты в области психического здоровья редко лечат диссоциальные расстройства личности, поскольку они считаются неизлечимыми и никакие вмешательства не доказали свою эффективность.В Англии и Уэльсе диагноз является основанием для содержания под стражей (тюремного заключения) | содержания в безопасных психиатрических больницах в соответствии с Законом о психическом здоровье, если лица с таким диагнозом совершили серьезные преступления, но поскольку такие люди вредны для других пациентов и не поддаются лечению, эта альтернатива в тюрьму не часто используется. [9]

См. Также

Список литературы

Шаблон: WH Шаблон: WS

Антисоциальное расстройство личности: причины, симптомы и лечение

Обзор

Что такое антисоциальное расстройство личности (АСРЛ)?

Антисоциальное расстройство личности (ASPD) - это состояние психического здоровья.Люди с ASPD проявляют неуважение к другим. Они не следуют общепринятым нормам или правилам. Люди с ASPD могут нарушать закон или причинять физический или эмоциональный вред окружающим. Они могут игнорировать последствия или отказаться нести ответственность за свои действия.

ASPD - одно из многих расстройств личности. Расстройства личности влияют на то, как кто-то думает или ведет себя.

Насколько распространено антисоциальное расстройство личности (АСРЛ)?

Исследования показывают, что ASPD поражает от 1% до 4% людей в США.С.

Антисоциальное расстройство личности (ASPD) - это то же самое, что быть социопатом?

Иногда для описания ASPD используются термины «социопат» или «социопатия». Медицинские работники не используют эти термины для постановки клинического диагноза. Но черты ASPD и социопатии совпадают, включая общее отсутствие совести.

Симптомы и причины

Что вызывает антисоциальное расстройство личности (ASPD)?

Не существует единой причины ASPD, но следующие факторы могут увеличить риск развития этого расстройства:

  • Биология: Люди с ASPD могут иметь необычный уровень серотонина.Серотонин - это химическое вещество в мозге, которое регулирует наше настроение и чувство счастья.
  • Окружающая среда: Травма или жестокое обращение в раннем детстве увеличивает риск развития ASPD в более позднем возрасте.
  • Генетика: Могут существовать некоторые генетические факторы, которые могут предрасполагать некоторых людей к развитию ASPD. Тем не менее, не существует одного генетического фактора, который, как считается, отвечает за это состояние.
  • Образ жизни: Около половины людей с ASPD также имеют проблемы со злоупотреблением наркотиками или алкоголем.
  • Пол: Мужчины чаще, чем женщины, заболевают ASPD.

В каком возрасте развивается антисоциальное расстройство личности (АСРЛ)?

Черты ASPD обычно развиваются в позднем детстве или в раннем подростковом возрасте. До 18 лет заболевание диагностируется как расстройство поведения. Дети с расстройством поведения могут лгать, воровать, игнорировать правила или запугивать других детей.

Иногда родители или медицинские работники пропускают признаки расстройства поведения.Признаки могут совпадать с другими состояниями, такими как синдром дефицита внимания / гиперактивности (СДВГ), депрессия или оппозиционно-вызывающее расстройство.

Когда детям ставят диагноз и начинают лечение на ранней стадии, состояние может не сохраняться во взрослой жизни. Если поведение все же продолжается, диагноз становится антисоциальным расстройством личности в 18 лет.

Каковы признаки и симптомы антисоциального расстройства личности (АСРЛ)?

Люди с антисоциальным расстройством личности могут:

  • Будьте агрессивны физически.
  • Веди себя опрометчиво.
  • Винить других в своих проблемах.
  • Нарушить закон.
  • Уничтожить имущество.
  • Манипулировать или обмануть других.
  • Не сожалейте о вредных действиях.

Диагностика и тесты

Есть ли тест на антисоциальное расстройство личности (ASPD)?

Не существует анализа крови или визуализации, которые могли бы диагностировать ASPD.Врач изучит вашу историю болезни, проведет физический осмотр и оценит ваши симптомы.

Вы можете обратиться к поставщику медицинских услуг, специализирующемуся на психических расстройствах. Психиатр или психолог оценит ваше поведение. Они ищут образцы:

  • Пренебрежение правами других лиц.
  • Импульсивные действия без заботы о последствиях.
  • Безответственные или безрассудные действия.

Что такое дифференциальный диагноз?

Дифференциальный диагноз означает различение нескольких состояний здоровья со схожими симптомами.Некоторые расстройства могут имитировать ASPD, поэтому вашему лечащему врачу важно поставить правильный диагноз. Эти расстройства включают:

Ведение и лечение

Как лечится антисоциальное расстройство личности (ASPD)?

Не существует установленного лечения для ASPD.Тем не менее, такие виды лечения, как лекарства или психотерапия, могут помочь контролировать определенные формы поведения. Исследования показывают, что симптомы ASPD наиболее сильны в возрасте от 24 до 44 лет, а затем, как правило, улучшаются после 45 лет.

Существуют ли лекарства от антисоциального расстройства личности (ASPD)?

Лекарства обычно помогают только людям с агрессией, депрессией или неустойчивым настроением наряду с ASPD. Ваш лечащий врач может порекомендовать:

Как психотерапия может помочь при антисоциальном расстройстве личности (ASPD)?

Когнитивно-поведенческая терапия - это тип консультирования, направленный на изменение мышления и поведения человека.Терапия ASPD может помочь людям задуматься о том, как их поведение влияет на других. Кто-то с ASPD может получить пользу от индивидуальной терапии, групповой терапии или семейной терапии.

Профилактика

Можно ли предотвратить антисоциальное расстройство личности (ASPD)?

Невозможно предотвратить ASPD.Но если расстройство поведения обнаруживается в раннем детстве, терапия может предотвратить развитие ASPD во взрослом возрасте.

Перспективы / Прогноз

Пройдет ли антисоциальное расстройство личности (ASPD)?

Нет лекарства от антисоциального расстройства личности.Обычно люди справляются с этим заболеванием на протяжении всей жизни. Но лекарства и терапия могут помочь вам справиться с некоторыми аспектами расстройства. Правильное лечение может помочь вам скорректировать свое поведение и уменьшить вред окружающим. Поддержание здоровых отношений и система поддержки являются ключевыми факторами в управлении ASPD в долгосрочной перспективе.

Жить с

Когда мне следует позвонить своему врачу по поводу ASPD?

Если у вас или вашего знакомого есть какие-либо из следующих симптомов, немедленно обратитесь за медицинской помощью:

Вы можете позвонить в Национальную линию помощи по предотвращению самоубийств по телефону 800.273,8255. Эта горячая линия соединяет вас с сетью местных кризисных центров, которые предоставляют бесплатную и конфиденциальную эмоциональную поддержку. Центры поддерживают людей в суицидальном кризисе или эмоциональном стрессе 24 часа в сутки, 7 дней в неделю. В экстренных случаях звоните 911.

.

Записка из клиники Кливленда

ASPD заставляет людей действовать, не думая о том, как они влияют на других. Кто-то с ASPD может нарушать правила или законы. Они часто не проявляют угрызений совести и не берут на себя ответственность. Психотерапия и некоторые лекарства могут помочь людям с ASPD.С помощью лечения они могут контролировать свои мысли и поведение. Медицинские работники, такие как психиатры и психологи, проводят тщательную оценку для диагностики ASPD. Они могут порекомендовать правильный план лечения.

Антисоциальное расстройство личности: симптомы, причины, диагностика, лечение

Люди с антисоциальным расстройством личности (ASPD) могут быть остроумными, обаятельными и веселыми в общении, но они также лгут и эксплуатируют других.ASPD делает людей равнодушными. Человек с расстройством может действовать опрометчиво, деструктивно и небезопасно, не чувствуя себя виноватым, когда его действия причиняют вред другим людям.

Современные диагностические системы считают, что ASPD включает два связанных, но не идентичных состояния: «Психопат» - это тот, чьи обидные действия по отношению к другим обычно отражают расчет, манипуляцию и хитрость; они также, как правило, не испытывают эмоций и имитируют (а не испытывают) сочувствие к другим. Это тяжелая форма ASPD. Они могут быть обманчиво харизматичными и очаровательными. Напротив, «социопаты» в некоторой степени более способны формировать привязанность к другим, но при этом игнорируют социальные правила; они, как правило, более импульсивны, случайны и легко возбуждаются, чем люди с психопатией. ASPD поражает от 2% до 4% населения и чаще встречается у мужчин.

Симптомы

Люди с ASPD часто могут делать следующее;

  • Ложь, обманывай и эксплуатируй других
  • Действуй опрометчиво
  • Быть раздражительным и агрессивным
  • Сражаться или нападать на других людей
  • Нарушать закон
  • Не заботиться о безопасности других или себя
  • Не проявлять признаков раскаяния после причинения вреда другому человеку
  • Невыполнение денег, работы или социальных обязательств
  • Злоупотребление наркотиками или алкоголем

Кто находится в опасности?

Антисоциальное расстройство личности чаще встречается у мужчин, чем у женщин.Эксперты не знают наверняка, что вызывает это, но считается, что генетические и другие биологические факторы играют роль (особенно при психопатии), как и взросление в травмирующей или оскорбительной среде (особенно при социопатии). Исследования показывают, что дефекты головного мозга и травмы в период развития также могут быть связаны с ASPD.

Возможно, потому что люди с ASPD часто нарушают закон, многие заключенные страдают ASPD. Исследования показывают, что 47% заключенных-мужчин и 21% женщин-заключенных страдают этим расстройством.Дети и подростки с расстройством поведения более склонны к развитию ASPD. Расстройство поведения похоже на ASPD, но диагностируется у молодых людей, которые неоднократно нарушают социальные нормы и права других.

Диагностика и лечение

Чтобы получить диагноз ASPD, у человека должны быть симптомы расстройства поведения до 15 лет. Однако диагноз нельзя поставить до 18 лет. Часто у взрослых с ASPD признаки расстройства поведения проявляются в детстве или раннем подростковом возрасте.Симптомы обычно наиболее выражены в подростковом возрасте и в возрасте 20 лет, но со временем могут улучшиться сами по себе.

Заболевание трудно поддается лечению. Люди с ASPD редко обращаются за помощью самостоятельно, потому что часто думают, что она им не нужна.

При обращении за лечением может помочь поведенческая терапия или психотерапия в индивидуальной или групповой обстановке. Врачи иногда используют определенные психиатрические препараты, такие как стабилизаторы настроения или некоторые атипичные нейролептики (не по назначению), для лечения таких симптомов, как импульсивная агрессия.FDA не одобрило никаких лекарств специально от антисоциального расстройства личности.

Если у кого-то из ваших близких есть ASPD, подумайте о посещении группы поддержки или обратитесь за помощью к психиатру, социальному работнику или психологу. Вы не сможете изменить поведение любимого человека, но вы можете научиться справляться с трудностями, чтобы установить границы и защитить себя от вреда.

Границы | Должно ли поведение, причиняющее вред окружающим, быть достаточным критерием психических расстройств? Концептуальные проблемы диагнозов антисоциального расстройства личности и педофильного расстройства

Введение

Как правило, болезни в первую очередь вредны для самого больного человека, поскольку они непосредственно угрожают жизни или, по крайней мере, укорачивают жизнь, или причиняют боль или страдания, или за счет нарушения ее способности жить в человеческих симбиотических сообществах (1).Однако вред другим может быть или не быть вторичным эффектом болезней. Типичным примером являются инфекционные заболевания, которые наносят вред инфицированному человеку, а также, возможно, другим людям. Однако простая инфекция не называется болезнью, если она не является и не будет вредна для самого инфицированного человека, даже если она представляет опасность для других в качестве вторичного эффекта. Это видно на примере бессимптомных носителей возбудителей болезней. Хотя они могут передавать патоген другим и причинять вред особо уязвимым, e.г. человека с ослабленным иммунитетом, медицина не считает их больными. Следовательно, таких людей следует описывать как «вызывающих болезни» для других, а не как «больных» самих себя.

Если это верно для болезней в целом, что они в первую очередь вредны для самого человека, то это также должно быть верно для психических расстройств, если они рассматриваются как подмножество болезней. Это находит отражение в часто цитируемых попытках сформулировать общее определение психического расстройства, такое как определение в Руководстве по диагностике и статистике психических расстройств (DSM-5) (3) или модель «вредной дисфункции» Уэйкфилда (4).Оба определения характеризуют психическое расстройство, в широком смысле, дисфункцией психических процессов, которая связана с причинением вреда пострадавшему человеку.

Однако для некоторых психиатрических диагнозов сомнительно, действительно ли применимо предположение о причинении вреда человеку. Мы покажем, что некоторые диагнозы в основном основываются на поведении, которое вредно для других, но не обязательно для самого человека. Это особенно верно для диагнозов «антисоциальное расстройство личности» (ASPD) в DSM-5 (или «диссоциальное расстройство личности» в МКБ-10) и «педофилическое расстройство» в DSM-5 и ICD-11.Вместо этого, как мы покажем, здесь появляется другой критерий болезни: критерий «вреда другим».

В случае педофилии причинение вреда другим является достаточным критерием. В случае с АСПД он необходим и, как мы будем утверждать, практически также достаточен. Помимо критерия вреда, приобретающего другое значение, мы будем утверждать, что критерий психической дисфункции в этих диагнозах неясен. Таким образом, диагнозы ASPD и педофилического расстройства выпадают из общей концепции болезней и даже из общей концепции психических расстройств.Соответственно, являются ли они скорее «моральными расстройствами», чем клиническими расстройствами? Если это правда, психиатрия способствует «медикализации» морально неправильного поведения (6). Концептуальные проблемы ASPD и педофильного расстройства приводят к фундаментальному вопросу, какие критерии определяют психическое расстройство.

Целью данной статьи является обсуждение вопроса о том, должно ли поведение, причиняющее вред другим, быть достаточным критерием психического расстройства, как это имеет место при диагностике ASPD и педофилического расстройства. Если мы придем к выводу, что этого не должно быть, возникает вопрос, следует ли исключать ASPD и педофилическое расстройство из диагностических руководств.

Психические расстройства и их руководства по диагностике

Пожалуй, ни в одной другой области медицины концепция «болезни» не вызывала таких споров, как в психиатрии. Хотя в психиатрии преимущественно используется термин «расстройство», его можно рассматривать как синоним «болезни», особенно в отношении практических последствий. Помимо фундаментального вопроса, существует ли вообще такое понятие, как «психические расстройства» (7), и, следовательно, является ли психиатрия частью медицины вообще, обсуждались природа и определение психических расстройств в целом (4, 8). , 9).Другие разногласия касаются статуса расстройства при определенных психических состояниях, наиболее известным примером, вероятно, является исключение гомосексуализма из DSM в 1973 году (10, 11). Отсутствие строгой научной основы и важная роль ценностей (12) заставляют психиатрию постоянно подвергать сомнению свои собственные предположения относительно концепции психического расстройства.

Психические расстройства классифицируются по двум системам классификации: во-первых, Международная классификация болезней и проблем, связанных со здоровьем, 10 th revision (ICD-10), Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) (13).Во-вторых, только для психических расстройств, Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, 5 th edition (DSM-5), опубликованное Американской психиатрической ассоциацией (APA) (3). Последний «рассматривается как передовой край» (14). Оба руководства определяют современное состояние психиатрической диагностики и, таким образом, оказывают огромное влияние на клиническое использование, но также и на общественные дискуссии о психическом здоровье и, наконец, благодаря их использованию в судебной медицине, даже на решения суда.Таким образом, практическое значение диагностических пособий варьируется от финансирования лечения системой общественного здравоохранения до оценки трудоспособности человека и косвенно до оценки уменьшения уголовной ответственности.

Диагностика в обоих диагностических руководствах основывается на наборах политетических критериев, из которых определенное количество критериев должно применяться в течение определенного периода времени. Поскольку нейробиологические основы и этиология многих психических расстройств еще недостаточно изучены, наборы диагностических критериев состоят из наблюдаемых и субъективных симптомов.В отличие от большинства случаев в «соматической медицине», в психиатрии существует лишь несколько дополнительных объективных тестов для подтверждения предполагаемого диагноза (, например, для деменции или аутоиммунного энцефалита).

Учитывая их важность в диагностическом процессе, выбор и точная формулировка критериев психических расстройств имеют решающее значение. Изменения в этих наборах критериев имеют огромное влияние на распространенность определенных психических расстройств и на жизнь многих людей. Поэтому неудивительно, что каждый пересмотр диагностических руководств сопровождается расширенными спорами о включении или исключении диагнозов и формулировке наборов диагностических критериев (17, 18).Фрэнсис (19), например, резко критикует «диагностическую инфляцию» в психиатрии, которая, по его мнению, была усилена DSM-5 за счет добавления новых диагнозов и расширения существующих.

Психические расстройства, вредные для других

Наиболее спорными диагнозами в DSM и ICD, вероятно, являются парафилии (20) и расстройства личности кластера B (5). Особенно противоречивыми диагнозами являются педофилическое расстройство и антисоциальное расстройство личности (ASPD) или диссоциальное расстройство личности (в МКБ-10).Некоторые авторы ставят под сомнение их статус клинических расстройств [для ASPD, см. Charland (5)] или даже их место в руководствах [для Pedophilic Disorder, см. Green (22)].

Педофилическое расстройство и ASPD особенно оспариваются, потому что оба диагноза тесно связаны с социально-девиантным или даже преступным поведением. Лица с ASPD и педофилиями, совершившими сексуальные преступления, имеют значительно повышенный риск (повторного) совершения преступления (23–25). Сэдлер (26) называет такие диагнозы «порочными» расстройствами, при этом порок понимается в «техническом смысле - просто преступные и / или аморальные мысли или поведение» (стр.452) правовыми и моральными нормами соответствующего общества. Понятие «нагруженность пороками» указывает на то, что эти расстройства подразумевают мысли и поведение, которые обычно описываются и оцениваются с моральной и / или юридической точки зрения, а не с медицинской точки зрения.

Педофилическое расстройство и ASPD - не единственные психические расстройства, связанные с поведением, обычно описываемым с моральной точки зрения и потенциально опасным для других. Человек, страдающий шизофренией, например, предположительно будет каким-то образом проявлять социально отклоняющееся поведение и может даже причинить вред другим, например, следуя командам повелительных голосов.Однако решающим моментом является то, что в случае шизофрении симптомы, описанные в наборе диагностических критериев, «относительно невосприимчивы к неправильному пониманию как пороку» (6) (стр. 9). Аморальное или вредное поведение не является определяющим критерием расстройства, скорее, оно может быть или не быть его вторичным следствием. Напротив, для ASPD и педофильного расстройства поведение, которое является морально неправильным и в первую очередь вредным для других, является центральной частью диагноза: они «порочны» по своей сути.

Педофилическое расстройство

В DSM-IV для диагностики педофилии требовалось, чтобы фантазии, сексуальные побуждения или поведение с участием детей вызывали клинически значимые страдания или нарушения в социальной, профессиональной или других важных сферах жизнедеятельности (критерий B).Этот критерий был изменен в DSM-IV-TR, так что его было достаточно, чтобы действовать в соответствии с сексуальными побуждениями. От DSM-IV-TR до DSM-5 все критерии остались неизменными после того, как предложенные изменения были отклонены (27, 28) (Таблица 1).

Таблица 1 Сравнение диагностических критериев педофильного расстройства и педофилии в DSM-IV, DSM-IV-TR и DSM-5.

DSM-5, однако, ввел различие между педофилией и педофилией. Педофилия означает простое сексуальное предпочтение детей до полового созревания (критерий А) и больше не считается психическим расстройством.Педофильное расстройство - это педофилия с личными переживаниями или трудностями в межличностном общении, или половые акты с участием детей до полового возраста (критерий B).

МКБ-11, представленная ВОЗ в 2019 г. и предположительно вступившая в силу 1 января 2022 г., скорректировала критерии «педофилическое расстройство» в соответствии с критериями DSM-5 (таблица 2). За исключением критерия времени (сексуальное влечение к детям должно присутствовать не менее 6 месяцев), который требуется только в DSM-5, критерии в МКБ-11 и DSM-5 в основном одинаковы (таблицы 1 и 2). .

Таблица 2 Сравнение диагностических критериев педофильного расстройства и педофилии в МКБ-10 и МКБ-11.

Возрастной предел, указанный в DSM-5 (13 лет), явно ниже возраста согласия на вступление в половую связь, который в большинстве стран колеблется от 14 до 18 лет (в штатах США, например, от 16 до 18 лет). . Это означает, что критерий «действовал в соответствии с этими сексуальными побуждениями» эквивалентен совершению преступного деяния.

Это, однако, относится не ко всем странам мира.Согласно отчету ЮНИСЕФ о детских браках за 2014 год, около 250 миллионов живущих сегодня женщин вышли замуж в возрасте до 15 лет (35). В некоторых странах это даже предусмотрено законом, поскольку при определенных обстоятельствах разрешается вступать в брак до 18 лет (в некоторых случаях минимального возраста нет вообще) (36). Это показывает, что не во всех странах половые сношения с детьми в возрасте 13 лет и младше считаются уголовным преступлением. Таким образом, юридические и социальные реакции, с которыми придется столкнуться лицам, совершающим сексуальное насилие над детьми, различаются.Конечно, хотя в некоторых странах это допускается законом, сексуальные действия с участием детей вредны и должны быть запрещены законом во всем мире.

Большинство исследователей подчеркивают разницу между педофильными интересами и сексуальными преступлениями против детей. Не все люди с педофильными интересами вступают в сексуальные отношения с детьми, и не все растлители малолетних имеют «повторяющиеся и интенсивные» педофильные интересы; примерно половина случаев сексуального насилия над детьми совершается преступниками, предположительно не педофилами.

Однако оба критерия педофилии A и B содержат поведенческий аспект, достаточный для выполнения соответствующего критерия. Использование союза «или» перед словом «поведение» в критерии А позволяет соответствовать этому критерию исключительно за счет повторяющихся актов сексуального поведения с участием детей (38). Что касается критерия B, то для выполнения этого критерия достаточно половых актов с участием детей. Это означает, что повторного сексуального поведения с участием детей достаточно для выполнения обоих критериев.

Согласно критериям DSM-5 и МКБ-11, диагноз педофильного расстройства не требует ни страдания от сексуальных фантазий, побуждений или поведения по отношению к детям, ни каких-либо нарушений в социальной, профессиональной или другой важной деятельности. Диагноз может быть поставлен исключительно на основании поведения, причиняющего вред окружающим. Это критиковалось как смешение понятий «психическое расстройство» и «преступление» (20) или «аморальное поведение» (41).

Антисоциальное расстройство личности (ASPD)

Пытаясь определить надежно измеримые черты личности, DSM сосредоточился на поведении в определении ASPD, которое должно было быть эквивалентом психопатии (3, 42).Психопатия, концептуализированная Пересмотренным контрольным списком психопатии Зайца (PCL-R) (24), содержит гораздо больше межличностных и аффективных симптомов, чем ASPD (25, 43), но не является диагнозом в МКБ-10 или DSM-5 (44). Почти все критерии ASPD в DSM-5 относятся к поведению, в первую очередь вредному для других (таблица 3). В соответствии с диагностическими критериями, необходимыми для всех расстройств личности, антисоциальные черты личности должны быть «негибкими, неадаптивными и стойкими и вызывать значительные функциональные нарушения или субъективные расстройства» (3).

Таблица 3 Сравнение диагностических критериев антисоциального расстройства личности (DSM-5) и диссоциального расстройства личности (МКБ-10).

Эквивалент ASPD в МКБ-10, диссоциальное расстройство личности (DPD), относится меньше к поведенческим и больше к аффективным симптомам, чем ASPD в его наборе критериев (25) (таблица 3). Однако, как отмечают Крёбер и Лау (15), большинство критериев все же «легко вывести из самого преступного поведения» (стр. 681).

Общие критерии расстройств личности в МКБ-10 требуют, чтобы «расстройство приводит к значительному личному дистрессу, но это может стать очевидным только на поздней стадии своего развития» и «расстройство обычно, но не всегда, связано со значительными проблемами в профессиональной сфере. и социальное воздействие »(13) (с.202).

Однако Хабермейер утверждает, что люди с антисоциальными или диссоциальными чертами личности субъективно не страдают от своих аномалий и не проявляют особого желания лечиться (16). Это особенно важно для заключенных с высокими показателями в Контрольном списке психопатии (16). Многие, если не подавляющее большинство субъектов с психопатией полностью довольны своими чертами и идентифицируют себя с ними; психопатия не связана с субъективным страданием (42). Поскольку в психопатических симптомах нет ничего болезненного или эго-дистонического, маловероятно, что психопат будет искать или терпеть лечение (42).Кроме того, люди с ASPD редко обращаются за лечением (43, 46), что указывает на то, что они обычно не чувствуют значительного беспокойства или ухудшения своего состояния. Это становится очевидным из описания Мюллер-Исбернером и др. Самооценки людей с диссоциальными или антисоциальными чертами личности: «Эти люди обычно считают себя автономными, сильными одиночками. Некоторые считают себя эксплуатируемыми и подвергаются жестокому обращению со стороны общества и оправдывают причинение вреда другим, говоря, что они сами подвергаются преследованиям.Другие считают себя грабителями в мире, где девиз - «ешь и будь съеден» или «победитель получает все» и где нарушение социальных правил является нормальным или даже желательным и необходимым ». (47) (с. 373).

Это поднимает вопрос, можно ли вообще поставить диагноз ASPD кому-либо, если строго применять критерии субъективного дистресса и / или функционального нарушения. В клинической практике дистресс можно предположить, если кто-то добровольно обращается за помощью. Вопрос в том, почему этот человек обращается за помощью и что его огорчает.Согласно цитированной выше литературе по антисоциальной личности, вероятно, это не ее антисоциальная личность. Однако субъективного дистресса «в целом» недостаточно для постановки этого конкретного диагноза, даже если применимы все другие критерии ASPD. Согласно DSM-5, субъективный дистресс должен быть вызван антиобщественными чертами личности.

Можно возразить, что отсутствие личного дистресса при ASPD является частью его психопатологии в том смысле, что непризнание собственных проблем является даже более патологическим, чем признание их.Однако общая проблема этого аргумента состоит в том, что он позволяет приписывать психические расстройства людям без личного дистресса извне. Несмотря на то, что есть случаи, в которых это может быть оправдано (, например, в случае тяжелого психоза / бреда, когда человек не осознает свой психоз / бред), существует высокий риск неправильного использования психиатрических диагнозов для патологизации социально девиантных или нонконформистское поведение.

Сомнительный личный дистресс при ASPD особенно актуален в судебной медицине, где распространенность ASPD намного выше, чем среди населения в целом.Базовый уровень среди населения оценивается в 2%, тогда как распространенность среди мужчин-заключенных оценивается в пределах от 47 до 80% (25, 48). Заключенные, конечно, огорчены. Однако дистресс из-за юридически оправданных последствий антисоциального поведения, таких как потеря свободы, не следует путать с дистрессом из-за самих антисоциальных черт личности (49). Бедствие из-за негативной реакции общества на девиантное поведение не является признаком психического расстройства. Скорее нормально.Мы подозреваем, что критерий субъективного дистресса и / или нарушения часто не рассматривается правильно при постановке диагноза ASPD, особенно в криминалистическом контексте. Большая разница между распространенностью ASPD среди населения в целом и среди заключенных-мужчин указывает на сильную корреляцию между ASPD и тюремным заключением. Это означает, что либо большинство преступников страдают психическим расстройством, либо ASPD представляет собой конструкцию, в основном изображающую преступное поведение.

Мы пришли к выводу, что, строго говоря, многие люди с диагнозом ASPD на самом деле обладают только антисоциальными чертами личности, которые не являются психическим расстройством согласно DSM-5.Этот вывод подтверждается наблюдением Herpertz о том, что отсутствие учета общего определения расстройства личности и вместо этого сосредоточение внимания на легко применимых списках конкретных критериев привело к «инфляционной частоте диагнозов» расстройств личности (50). Мы подозреваем, что, особенно в случае ASPD, многие люди ошибочно классифицируются как «психически больные» из-за неправильной интерпретации или даже пренебрежения критерием дистресса / нарушения.

ICD-10 и DSM-5 представляют собой категориальную классификацию расстройств личности, в которых ASPD / диссоциальное расстройство личности является отдельным расстройством-субъектом.Однако этот категориальный подход к расстройствам личности широко оспаривается (50). В DSM-5 уже представлена ​​альтернативная «гибридная» модель расстройств личности, сочетающая категориальный и размерный подходы.

Согласно альтернативной модели типичными чертами ASPD являются «несоблюдение законного и этического поведения, а также эгоцентричное, бессердечное отсутствие заботы о других, сопровождающееся лживостью, безответственностью, манипулятивностью и / или риском. взятие »(с. 763).Психопатия описывается как отдельный вариант, который «характеризуется отсутствием тревоги или страха и смелым межличностным стилем, который может маскировать неадаптивное поведение (, например, , мошенничество)». (3) (с. 765).

МКБ-11 идет еще дальше в замене категориальной модели на размерную (50). Согласно этой модели, диагностика расстройства личности состоит из трех этапов. Во-первых, должны быть соблюдены общие критерии расстройства личности («проблемы в функционировании аспектов личности […] и / или межличностная дисфункция […], которые сохраняются в течение длительного периода времени» ( e.г. , 2 года или более) »,« нарушение проявляется в неадаптивных моделях познания, эмоционального переживания, эмоционального выражения и поведения »,« нарушение связано со значительным дистрессом или значительными нарушениями в личном, семейном, социальном и т.д. образовательные, профессиональные или другие важные сферы деятельности »(34)). Затем необходимо определить степень тяжести этого общего расстройства личности (легкая, средняя, ​​тяжелая). В конце концов, конкретная основная структура личности оценивается по пяти личностным доменам (негативная аффективность, непривязанность, диссоциальность, расторможенность, анакастия).Таким образом, в МКБ-11 больше не будет категории «Диссоциальное расстройство личности». Напротив, диссоциативные и расторможенные черты и поведение могут быть определяющими среди прочего при диагностике (общего) расстройства личности.

Промежуточное заключение

В определениях ASPD и педофильного расстройства вредное для других или даже преступное поведение является критерием диагностики психического расстройства. Для педофилического расстройства, даже если причинение вреда другим (в течение как минимум 6 месяцев) не является необходимым критерием, оно может быть достаточным.Для ASPD неоднократное причинение вреда другим является необходимым критерием и - не формально, но практически - также достаточным.

Ключевой вопрос: должно ли преступное поведение / причинение вреда другим быть достаточным критерием психического расстройства? Или это ведет к «медикализации» пороков, означающих, что «все проблемные отклонения отражают человеческие болезни или травмы, включая преступность и« аморальное »поведение» (6) (стр. 12)? Ключевой момент заключается в следующем: может ли поведение, причиняющее вред другим, само по себе указывать на наличие психического расстройства? Или это, скорее, попытка «патологизировать морально неправильное»? Мы вернемся к этому вопросу позже.

Концептуальные проблемы педофилического расстройства и ASPD напрямую приводят к более фундаментальному вопросу: какие критерии определяют психическое расстройство?

Определение психического расстройства

Общее понятие болезни

Если психиатрия претендует на роль части медицины, общее определение болезни должно быть основой определения психических расстройств. Хакленбройх разработал глубокую реконструкцию общей концепции болезни (51). Он выделяет четыре уровня концепции болезни.Первый уровень - это жизненный мир и личное представление о болезни (человек X болен). На втором уровне можно различать здоровые и патологические жизненные процессы (X - патологический). На третьем уровне делается ссылка на стандартную модель человеческого организма (X патологически изменен). На четвертом уровне постулируются сущности и категории болезней (X - болезнь). В основе определения форм болезни лежит этиопатогенетическая модель, которая включает определение основных причин и типичного клинического течения.

Согласно этой реконструкции, жизненные процессы, отвечающие четырем критериям, могут быть описаны как патологические: 1. Это состояния, процессы или процедуры у людей, 2. которые связаны с организмом, а не с окружающей средой, 3. которые имеют место. независимо от воли и знания пораженных лиц, и 4. для которых существует по крайней мере одно альтернативное непатологическое течение.

Чтобы определить, какие процессы являются заболеваниями, Хакленбройх различает положительные и отрицательные критерии болезни.Положительными критериями заболевания являются: 1. летальность; 2. боль, дискомфорт, страдания; 3. расположение для 1 или 2; 4. неспособность к размножению; 5. невозможность жить вместе. Двумя отрицательными критериями заболевания, которые определяют состояние как непатологическое, являются: 1. универсальность и неизбежность, например. пол, внутриутробная и онтогенетическая фазы, беременность, климакс, старость, естественная смерть; 2. сознательно и намеренно вызванное собой поведение (при условии, что самоопределение не умаляется), e.г. самоубийство, оценочные суждения, рискованное поведение, воздержание, умышленная ложь.

Хакленбройх утверждает, что это общее понятие болезни также применимо к психическим расстройствам, хотя модель этиопатогенетического заболевания, подобная «соматической» медицине, все еще отсутствует в психиатрии (2). Согласно его модели, положительные критерии 2 и 5 особенно актуальны для психических расстройств. Психические расстройства часто связаны со значительной болью, дискомфортом или страданиями. Кроме того, они могут ухудшить способность жить вместе с другими членами сообщества.Однако Хакленбройх отмечает, что из-за отсутствия знаний об этиопатогенезе психических расстройств все еще существуют расходящиеся концепции психического расстройства (2).

Определение психического расстройства в DSM-5

В DSM-5 дано одно из наиболее цитируемых определений психического расстройства. Признавая, что «никакое определение не может охватить все аспекты всех расстройств в диапазоне, содержащемся в DSM-5» (3) (стр. 20), утверждается, что определение скорее предназначено для формулирования элементов, необходимых для рассмотрения чего-либо как психического расстройства. :

«Психическое расстройство - это синдром, характеризующийся клинически значимым нарушением познания, регуляции эмоций или поведения человека, который отражает дисфункцию психологических, биологических или связанных с развитием процессов, лежащих в основе психического функционирования .Психические расстройства обычно связаны со значительным переживанием или инвалидностью в социальной, профессиональной или другой важной деятельности . Ожидаемая или одобренная культурой реакция на общий фактор стресса или утрату, например смерть любимого человека, не является психическим расстройством. Социально-девиантное поведение (, например, политический, религиозный или сексуальный) и конфликты, которые возникают в основном между человеком и обществом, не являются психическими расстройствами , если отклонение или конфликт не является результатом дисфункции человека, как описано выше.(3) (стр. 20, курсив добавлен)

Определение начинается с 1. наблюдаемого уровня симптомов («клинически значимое нарушение»), которое 2. вызвано основной дисфункцией в «психической сфере» человека, и это имеет 3. некоторые ожидаемые последствия, а именно стресс или инвалидность в важных делах повседневной жизни. Остальная часть определения указывает обстоятельства, при которых определенные состояния не считаются психическими расстройствами: социально отклоняющееся поведение и конфликты между человеком и обществом, которые не являются результатом дисфункции, не считаются психическими расстройствами.

Последний пункт кажется решающим. Педофильное расстройство и ASPD - это, prima facie, состояния, которые в основном основаны на конфликте между индивидуумом и другими людьми и / или обществом. Человек с педофилическим расстройством может утверждать, что его сексуальная ориентация просто не вписывается в нынешние представления его общества об одобренных сексуальных отношениях, отрицая при этом, что сексуальные контакты с детьми на самом деле вредны для них. Или человек с диагнозом ASPD может утверждать, что его не беспокоит его антиобщественное поведение, потому что оно дает ему много преимуществ, хотя он может вступить в конфликт с законом, если он не будет осторожен.

Согласно DSM-5, социально-девиантное поведение может быть признаком психического расстройства только в том случае, если оно является следствием дисфункции «психологических, биологических или связанных с развитием процессов, лежащих в основе психического функционирования» человека. Однако поведенческие симптомы, описанные в диагнозах ASPD и педофилического расстройства, могут иметь самые разные причины. Действительно, отсутствие различий между различными причинами психических расстройств является фундаментальной проблемой номиналистического подхода DSM и ICD.

Если гиперсексуальное и даже педофильное поведение имело место у ранее нормальных людей после опухоли головного мозга, травмы головного мозга или операции по эпилепсии, патология головного мозга, вероятно, являлась причиной аномального поведения (54, 55). Это находит отражение в разграничении педофилии на «возрастную» и «приобретенную» в литературе, где приобретенная педофилия этиологически связана со структурной аномалией мозга, а педофилия развития - нет (54, 56). Однако в диагностических руководствах не проводится различий между этими двумя типами педофилии, поскольку диагнозы основаны на симптомах и не учитывают этиологию.

Также для антисоциального поведения существуют связи между повреждением префронтальной коры, будь то из-за травмы головы или из-за нейродегенерации, как при лобно-височной деменции, и возникновением антисоциального поведения у ранее нормальных людей (57). Описаны случаи тяжелой вентромедиальной префронтальной долевой эпилепсии, которые были связаны со стойким антиобщественным поведением, которое было обратимым после операции по эпилепсии (58). В этих случаях ненормальное поведение связано с патологией головного мозга, которая предполагает причинную связь между этой патологией и девиантным поведением.

С другой стороны, кто-то может вести себя одинаково по совершенно другим причинам. Например, кто-то может жить в субкультуре, где для «успеха» нормально вести себя антиобщественно или даже преступно. Если в социальной среде нормально зарабатывать себе на жизнь, например, торговлей наркотиками или преступными финансовыми операциями, было бы разумно следовать этой традиции. Другой пример - тот, кто демонстрирует гиперсексуальное поведение, потому что у него просто нет причин ограничивать себя из-за денег и власти.В этих случаях нет оснований предполагать наличие основной патологии. Это скорее морально сомнительное поведение.

Дело в том, что наличие патологий головного мозга, ведущих к расторможенному или антиобщественному поведению, не означает, что все люди, ведущие себя одинаково, страдают патологией головного мозга.

«Вредная дисфункция» Уэйкфилда, модель

Вопрос о дисфункции, лежащей в основе ASPD и педофилического расстройства, кажется, имеет решающее значение для защиты их статуса как психических расстройств.Часто цитируемой концепцией, связанной с определением психического расстройства в DSM, является модель «вредной дисфункции» Уэйкфилда (4). Эта модель предполагает, что психическое состояние можно классифицировать как психическое расстройство, если применяются два критерия: во-первых, это результат дисфункции, понимаемой в эволюционном смысле как неспособность процесса выполнять функцию, для которой он был биологически разработан; во-вторых, это вредно для человека согласно социокультурным стандартам (4). С помощью этого определения Уэйкфилд пытается избежать проблем с определениями, комбинируя, как он это называет, «ценностный термин» (вред) и «научный и фактический» термин (дисфункция) (4).Идея состоит в том, чтобы избежать двух проблем: с одной стороны, простая «научная» концепция психического расстройства приводит к проблеме, заключающейся в том, что каждое отклонение от научно определенного стандарта может рассматриваться как психическое расстройство, даже если затронутый человек не страдает и не страдает. ослаблен. С другой стороны, просто ценностная концепция психических расстройств влечет за собой риск патологизации социально обесцениваемого поведения. Таким образом, согласно Уэйкфилду, только вредная дисфункция представляет собой психическое расстройство, а не дисфункцию без какого-либо вреда для человека или что-то, что оценивается как вредное (согласно социокультурным стандартам), но не представляющее дисфункцию.

Мы вернемся к понятию дисфункции при педофилии и ASPD позже. Что касается критерия вреда, ASPD и педофилическое расстройство являются особенными, поскольку большинство психических расстройств в первую очередь вредны для пострадавшего. Однако для «порочных» расстройств, таких как ASPD и педофилическое расстройство, «критерий вреда» в первую очередь касается других. Конечно, некоторые люди с педофилией могут испытывать личный стресс, вероятно, после того, как усвоили негативное отношение общества к педофилии.Однако некоторые люди с ASPD могут даже пользоваться реальными преимуществами благодаря своим особым личностным качествам, как с точки зрения дохода, так и с точки зрения репродуктивного успеха. Мэлон (11) вводит понятие «опасная дисфункция» вместо «вредной дисфункции» в случае педофильного расстройства, утверждая, что на самом деле именно концепция «опасной дисфункции» объясняет присутствие педофильного расстройства в DSM.

Альтернативные определения психического расстройства

При диагностике ASPD и педофильного расстройства вред человеку в виде личного дистресса или нарушения не обязательно подразумевается.Однако вред человеку может быть нанесен даже без ведома соответствующего лица. Философ Грэхем (59) утверждает, что наличие психического расстройства не обязательно включает признание его вреда самим пациентом. Согласно Грэхему, психическое расстройство - это инвалидность, дисфункция или нарушение одного или нескольких основных умственных или психологических способностей или способностей человека, которое имеет вредные или потенциально вредные последствия для данного человека (59) (стр.28). Это расстройство, потому что оно вредно в том смысле, что человеку с расстройством хуже, чем без расстройства, что он не может его контролировать и что его нельзя устранить с помощью дополнительных психологических ресурсов, например. просто «взяв себя в руки».

Постольку, поскольку человек с педофилическим расстройством может считаться хуже с расстройством, чем без него, потому что его наличие означает, что либо он должен воздерживаться от сексуальных отношений всю свою жизнь, либо он совершит преступное деяние и, возможно, будет наказан за Это.Однако этот аргумент применим только к педофилам, живущим в обществах, которые осуждают и регулярно наказывают сексуальное насилие над детьми. В случае ASPD можно утверждать, что человеку с расстройством хуже, чем без него, потому что он, например, не может поддерживать хорошие отношения с другими людьми. Это, однако, предполагает определенную модель хороших отношений и «хорошей жизни» и, следовательно, является ценностным и моралистическим.

Heinz et al. (60, 61) выступают за различие между психическими заболеваниями в узком смысле и состояниями страдания или расстройствами в более широком смысле, которые не соответствуют критериям болезни.Однако это различие не проводится в DSM и ICD, где понятие психического расстройства используется для всех диагнозов. Heinz et al. требовать, чтобы понятие психического заболевания применялось только тогда, когда жизненно важные функциональные способности нарушены, и пострадавший страдает от них или у него нарушена способность справляться с повседневной жизнью. Применяя такой стандарт, многие расстройства, поддающиеся классификации в настоящее время, не являются болезнями в этом смысле (60, 61). Однако это более или менее легко классифицируемые состояния страдания, при которых может быть предложена психотерапевтическая помощь и, возможно, лекарства (60, 61).В этом смысле педофилическое расстройство и ASPD не являются психическими заболеваниями.

Что такое психическая дисфункция?

Концепция психической дисфункции занимает центральное место в большинстве определений психического расстройства. Однако единого определения этого понятия не существует. Например, DSM-5 использует понятие дисфункции, не поясняя его.

Шрамм (62) выделяет четыре модели психических функций. Первая модель, наиболее ярким примером которой является концепция дисфункции Уэйкфилда, основана на эволюционной психологии.Согласно Уэйкфилду, психические функции являются результатом процессов отбора и, таким образом, позволяют людям решать проблемы адаптации (4). Шрамм справедливо критикует историческую ориентацию этой теории: некоторые процессы могли быть адаптированы к прошлой среде, но не к нашей нынешней среде. Вторая модель психических функций исходит из когнитивной психологии. Функции в этом смысле лучше всего понимать формально как «отношения ввода-вывода», а не в каком-либо телеологическом смысле. Шрамм отмечает, что эта теория вряд ли применима к концепции психического расстройства, потому что она не подразумевает «нормативность», то есть у нее нет концепции того, как должна работать психическая функция, и, следовательно, нет концепции дисфункции.Третья модель поддерживает целевую теорию функции и близка к теории болезни Бурсе, которая определяет выживание и воспроизводство как высшие цели организмов (8). Таким образом, умственные функции понимаются через их отношение к этим целям. В отличие от эволюционной психологии, эта модель не относится к эволюционному отбору этих функций, но оценивает их с учетом текущей среды. Шрамм, однако, критикует, что в этой модели отсутствует правдоподобная модель «психологического дизайна вида» в отношении выживания и воспроизводства.Четвертая модель - это «теория ценностей», для которой нет установленного психологического объяснения. Эта модель определяет функции в соответствии с их вкладом в благосостояние людей и благополучие людей. Таким образом, умственная функция позволяет человеку жить хорошей жизнью. Однако такая теория всегда рискует спутать определенный образ жизни с психическим здоровьем.

Обсуждение статуса расстройства педофильного расстройства и ASPD

Как мы уже утверждали, в определениях ASPD и педофильного расстройства поведение, причиняющее вред другим, или даже преступное поведение является критерием диагностики психического расстройства.

Если мы, таким образом, сделаем вывод, что ASPD и педофилическое расстройство - это просто «медикализация» порочных состояний, мы должны спросить, могут ли эти диагнозы все еще быть оправданы в рамках медицинской модели и если да, то как.

Нейробиологические данные по педофильному расстройству и ASPD

Наиболее весомый аргумент для оправдания диагнозов ASPD и педофильного расстройства в рамках медицинской модели кажется «консервативным». Эти диагнозы хорошо установлены, они имеют давнюю клиническую традицию и некоторую прогностическую ценность (18).Это поддерживает аргумент, что их следует изменять только в том случае, если есть убедительные эмпирические доказательства того, что другая нозологическая конструкция более достоверна, чем установленные.

Идея валидации существующих нозологических конструкций преследуется исследователями, изучающими основные нейробиологические и нейропсихологические изменения у лиц с ASPD или педофилическим расстройством. Растет количество исследований, указывающих на то, что могут быть отклонения в мозге людей с ASPD и педофилическим расстройством.Однако к интерпретации этих результатов следует подходить осторожно: являются ли нейробиологические отклонения признаком патологии, признаком уязвимости, следствием болезни или только нормальным вариантом? И, кроме того, могут ли эти нейробиологические различия причинно объяснить поведение (хотя бы частично)?

Что касается ASPD, исследования показывают структурные и функциональные отклонения в основном в областях миндалины, полосатого тела и префронтальной коры (43, 57, 63). Генетические этиологические исследования предполагают связь взаимодействия гена x окружающей среды с дефицитом фермента МАОА и жестоким обращением в детстве с антиобщественным поведением (57, 63).Доказательства факторов развития в этиологии ASPD получены в исследованиях, которые предполагают связь между пренатальными факторами, такими как родовые осложнения, курение матери и употребление алкоголя во время беременности или пренатальный дефицит питания, и возникновением антисоциального и агрессивного поведения (57, 64). ). Также была обнаружена связь между жестоким обращением в детстве и материнской абстинентностью в младенчестве и ASPD (64). Эти данные свидетельствуют о том, что биологические и социальные факторы играют роль в развитии ASPD, в то время как «присутствие обоих факторов экспоненциально увеличивает уровень антисоциального и агрессивного поведения» (64) (стр.4).

При педофилии уменьшение объема миндалины было обнаружено в нескольких исследованиях (65, 66). Связь между педофилией и повышенным уровнем леворукости, увеличением числа травм головы в возрасте до тринадцати лет и более низким интеллектом позволяет предположить, что факторы развития нервной системы играют роль в развитии педофилии (66). Эти данные подтверждают, хотя и не доказывают, идею о лежащих в основе нейробиологических изменений педофильного расстройства.

Однако большинство исследований имеют серьезные методологические недостатки.

Что касается педофильного расстройства, то большинство исследований демонстрируют предвзятость выборки при расследовании только заключенных в тюрьму педофильных детей, совершивших сексуальные преступления, с очень скудными данными о педофилах, не совершающих правонарушений (65, 66). Таким образом, неясно, вносят ли изменения, обнаруженные в мозгу педофильных детей-сексуальных преступников, причинный вклад в их педофильные предпочтения, или они скорее связаны с правонарушением в целом, например, способствуя снижению контроля над поведением или снижению интеллекта.Последнее предположение подтверждается исследованием МРТ Schiffer et al. (67), которые предоставили первые доказательства того, что сексуальные преступления детей в условиях педофилии, а не только педофилия, связаны со структурными различиями мозга. Их исследование было опубликовано в контексте немецкой многосторонней исследовательской сети NeMUP, которая исследовала различия между педофильными и непедофильными мужчинами, между детьми, совершившими сексуальные преступления, и лицами, не совершившими преступления, а также между осужденными и неосужденными (педофильными) несовершеннолетними правонарушителями.

В случае ASPD основная методологическая проблема, по-видимому, заключается в искажении переменных, поскольку у большинства людей с ASPD наблюдаются сопутствующие психические заболевания, такие как расстройство, связанное с употреблением психоактивных веществ или расстройства настроения (43). Другая проблема - сомнительная однородность лиц, соответствующих критериям ASPD. Исследование Грегори и др. (71), например, обнаружили значительные различия в объеме серого вещества в префронтальной коре между правонарушителями с ASPD и дополнительными психопатическими чертами и правонарушителями с ASPD без психопатических черт, но не между правонарушителями с ASPD без психопатических черт и лицами, не совершившими преступления.

Эти результаты показывают необходимость улучшения дизайна исследований для получения более надежных результатов. Однако даже если мы получим лучшие результаты, мы все равно столкнемся с общей проблемой интерпретации нейробиологических различий, как указано выше. Обнаружение нейробиологической разницы не эквивалентно дисфункции, понимаемой с психологической точки зрения. Вопрос о дисфункции стоит выше. Например, атипичная структура или функция миндалины сама по себе не является дисфункциональной или патологической.Оценка его дисфункциональности зависит от предполагаемого воздействия на психологический и поведенческий уровень, а также от того, как эти эффекты оцениваются. Атипичная функция миндалевидного тела может быть даже оценена как благоприятная, потому что она связана с меньшим беспокойством.

Дисфункция при педофильном расстройстве и ASPD

Ключевым моментом в любой дискуссии о статусе психического расстройства является вопрос о том, существует ли убедительная модель дисфункции, понимаемая с психологической точки зрения.

Педофилическое расстройство

Что касается педофилии, можно утверждать, согласно эволюционной теории дисфункции, что это форма сексуальной дисфункции, если предположить, что биологически определенная функция сексуального возбуждения (, т.е. Возбуждение было выбрано для) заключается в его вкладе в (потенциальное) воспроизводство (72) (стр. 499), что явно не относится к педофильному сексуальному поведению. Однако это недостаточная модель функции человеческой сексуальности.Человеческая сексуальность выполняет важные функции, помимо воспроизводства, в частности, способствует созданию пар и удовлетворению эмоциональных потребностей. Многие формы сексуальности, не преследующие цели воспроизводства, широко приняты, например, половые сношения бесплодных людей, находящихся под контролем рождаемости, или гомосексуальность. Более того, нет причин не использовать определенную функцию для других, возможно, чисто гедонистических целей, которые не имеют ничего общего с ее эволюционной функцией. Тот факт, что функция используется не для предполагаемых эволюционных целей, не означает, что она дисфункциональна.

Некоторые педофилы на самом деле заявляют, что они не только заинтересованы в сексуальных контактах с детьми, но и ищут с ними романтические отношения (73). Таким образом, дисфункция педофильного расстройства не может быть вызвана просто тем фактом, что сексуальное возбуждение не связано с (потенциальным) воспроизводством. Концепция дисфункции в эволюционном смысле здесь слишком коротка.

Согласно DSM-5 и МКБ-11, сексуальный интерес к педофилу считается психическим расстройством только тогда, когда он приводит к субъективным страданиям или ухудшению состояния, или когда в отношении него были приняты меры.

Предполагать, что наличие определенных сексуальных фантазий или побуждений не является патологией, а действовать в соответствии с ними - непоследовательно. Это можно объяснить неявным предположением о наличии другой дисфункции, а именно нарушения способности контролировать свое поведение. Чтобы проиллюстрировать этот момент: если гетеросексуальный телеофильный мужчина ( т.Так как вполне возможно, что он считал нападение оправданным, например. , потому что женщина одета «непристойно». Нет никаких оснований рассматривать случай гетеросексуального телеофильного сексуального преступника иначе, чем случай сексуального преступника-педофила, который убежден, что его поведение морально оправдано, или который просто не уважает права детей.

Мозер (74) справедливо утверждает, что диагноз парафилии не означает отсутствие способности контролировать свое поведение: «Те люди, которые не могут контролировать свои сексуальные импульсы, могут иметь право на другой диагноз, основанный на их неспособности контролировать свои импульсы, но не на основании конкретного сексуального поведения.»(Стр. 323).

Этот анализ показывает, что модель дисфункции, измеряемая моральными стандартами, используется для педофилического расстройства. Этот аргумент подтверждается тем фактом, что оценка сексуальной активности с детьми зависит от исторического и культурного контекста и принималась в разное время и в разное время в разных культурах (22). Это, конечно, не является моральным оправданием половых актов с детьми. Только культурные релятивисты сделают вывод, что половые акты с участием детей морально допустимы, потому что они приемлемы в некоторых культурах.Однако мы считаем сексуальное насилие над детьми нарушением универсальных прав человека, включая права детей. Таким образом, тот факт, что сексуальное насилие над детьми не санкционировано в некоторых странах, не является веским аргументом против его моральной несправедливости и его юридического запрета.

ASPD

В случае ASPD можно утверждать, что антисоциальное поведение представляет собой дисфункцию в социальном функционировании. Этот аргумент неявно предполагает, что просоциальное поведение является нормальным человеческим поведением. Однако с точки зрения эволюции, во многих или даже в большинстве обществ на протяжении истории человечества антисоциальное поведение, вероятно, было «адаптивным», потому что это был «нормальный и эффективный» путь к успеху как с точки зрения воспроизводства, так и с точки зрения материального благосостояния.Только в цивилизованных обществах, где правит верховенство закона, антисоциальное поведение становится менее адаптивным, чем просоциальное, и считается ненормальным и дисфункциональным.

Некоторые авторы предположили, что психопатию можно также понимать с точки зрения эволюции из-за частотного отбора как «адаптивного» поведения (49, 75). Согласно этой идее, общество с просоциальным большинством может терпеть небольшое количество психопатов, которые преследуют свои цели, не ограничиваясь «нормами в отношении других».Реймер (49) утверждает, что типичные черты личности психопатов, такие как меньшее беспокойство и способность противостоять попыткам «морального» социального подкрепления, также могут быть поняты как выгодные при проиндивидуалистическом подходе к человеческому существованию. Майбом утверждает, что психопатия - это вовсе не расстройство, но «с определенной точки зрения то, что мы называем дефицитом, на самом деле является преимуществом» (75) (стр. 34).

Практические аргументы в пользу рассмотрения педофилического расстройства и ASPD как психических расстройств

Классификация чего-либо как психического расстройства - это не только теоретический вопрос, но также имеет практическое значение, которое необходимо учитывать.

Большинство людей с педофилией и ASPD не обращаются за помощью (11, 43). При ASPD люди, по-видимому, часто не чувствуют боли и, следовательно, не имеют мотивации изменить свое состояние (46). В случае педофильного расстройства возможные причины отказа от обращения за помощью варьируются от неуверенности в себе или непризнания его потенциального вреда для других до отсутствия знаний о возможностях получения помощи, стыда и страха стигматизации (76).

Однако, как показывают исследования Levenson et al.(76) также показывает, что некоторые люди с педофилией хотят получить помощь. Например, проект Dunkelfeld («темное поле») в Берлине, Германия, проект добровольной профилактики для педофильных мужчин с риском правонарушения, показывает, что значительное число педофилов обращается за помощью (77).

Во многих странах диагноз психического расстройства оправдывает лечение в рамках государственной системы здравоохранения. По этой причине диагнозы ASPD и педофилического расстройства могут быть полезны для людей, которые обеспокоены своим состоянием.Если система здравоохранения с ее длительным клиническим опытом может предложить помощь, она должна это сделать (72).

Однако вопрос в том, нужны ли нам диагнозы педофилического расстройства и ASPD, чтобы эти люди могли получить помощь. При решении социальных проблем можно представить себе социальные учреждения, не входящие в систему здравоохранения, которые предлагают помощь. Даже если бы эти диагнозы были удалены из диагностических руководств, люди могли бы получить помощь в рамках системы здравоохранения при сопутствующих состояниях, таких как депрессия или тревожное расстройство, если они в основном вызывают их личные страдания.В случае парафилий Moser et al. утверждают, что «другие психологические характеристики описывают этих людей и их проблемы более точно, чем их сексуальные интересы» (20). Действительно, 93% выборки педофильных преступников, совершивших сексуальные преступления, имели сопутствующие психические заболевания, в основном расстройства настроения, тревожные расстройства и расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ (78). ASPD также ассоциируется с тревожными расстройствами и расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ. Сообщалось о распространенности последнего среди лиц с ASPD 80–85% (43).

Можно возразить, что эти сопутствующие заболевания, возможно, являются следствием педофильного расстройства или ASPD, и поэтому в центре внимания лечения должно быть педофильное расстройство или ASPD в качестве основного состояния.Однако тот факт, что практически не существует эффективных методов лечения педофильного расстройства или ASPD, указывает на то, что то, что на самом деле можно лечить в рамках системы здравоохранения, может быть скорее ассоциированными расстройствами, такими как депрессия, тревога или расстройство, связанное с употреблением психоактивных веществ, а не ASPD или педофильным расстройством.

Предполагается, что как ASPD, так и педофильное расстройство, помимо прочего, связаны с факторами развития нервной системы (57, 66), что затрудняет терапевтическое вмешательство даже во взрослом возрасте.Таким образом, цель терапии - это, скорее, предотвращение девиантного поведения в будущем, чтобы избежать вреда другим. Как сказал Сето (79) относительно педофильного расстройства: «Вместо« лечения », в центре внимания при лечении не совершающих правонарушений лиц с педофилией или гебефилией является развитие более эффективного самоконтроля для предотвращения сексуальных преступлений». (стр.209).

Идея медикаментозного лечения антиандрогенами или аналогами ГнРГ (терапия депривации андрогенов, ADT) при педофильном расстройстве заключается не в изменении сексуальных предпочтений, а в уменьшении полового влечения и тем самым снижении риска (повторного) совершения правонарушений.До сих пор существуют очень ограниченные доказательства эффективности АДТ, и уровень готовности пройти такое лечение довольно низок (79, 80). Кроме того, согласно обзору исследований поведенческих и когнитивно-поведенческих методов лечения педофилии, нет надежных доказательств их долгосрочной эффективности (23). Однако есть несколько намеков на то, что можно было бы на самом деле изменить сексуальный интерес к детям, например, укрепив самооценку, навыки совладания, эмоциональную саморегуляцию и навыки взаимоотношений, чтобы дать мужчинам с сексуальным интересом возможность дети удовлетворяют свои эмоциональные и сексуальные потребности со взрослыми партнерами (81).Исследования конкретных методов, таких как мастурбационное восстановление с целью подавления девиантных сексуальных интересов и / или усиления нормативных сексуальных интересов, на сегодняшний день показывают скудные доказательства их эффективности (82).

Для ASPD метаанализ Wilson (83) не показывает значительных эффектов лечения. Этим результатам может способствовать отсутствие качественных исследований и небольшие размеры выборки. Для будущих исследований требуются лучше спланированные исследования с более крупными размерами выборки.

Представляется необходимым классифицировать ASPD и педофилическое расстройство как психические расстройства, чтобы облегчить их дальнейшие исследования, лучше понять их этиологию и разработать новые методы лечения.Однако пример концепции «психопатия» показывает, что может проводиться множество исследований концепции, не являющейся официальным диагнозом в DSM и ICD (44). Контрольный список психопатии (PCL-R) широко используется в судебной медицине для надежной оценки потенциального риска преступников с психопатическими особенностями (24). Поскольку психопатия не обязательно должна быть диагнозом в DSM и ICD, чтобы быть широко применяемым понятием, кажется, что ASPD и педофилическое расстройство также не нуждаются в этом.

Подобно психопатии, ASPD и педофилическое расстройство наиболее актуальны в судебной медицине (25, 38).Помимо клинической полезности, необходимо учитывать судебно-медицинские последствия этих диагнозов. Согласно законам о сексуально насильственных хищниках во многих штатах США, сексуальные преступники с «психическим отклонением» и высоким риском повторного совершения преступления могут быть совершены на неопределенный срок после тюремного заключения, чтобы защитить общество от них (84). Несмотря на то, что «психическое отклонение» является юридическим термином, относящимся к нарушению эмоциональной и волевой способности, которое предрасполагает к совершению преступных половых действий и не является синонимом «психического расстройства» (85), диагноз парафилического расстройства, как указано в DSM практически чаще всего считается достаточным для установления «психического отклонения» (86).Что касается этих тяжелых последствий, определение парафильных расстройств в DSM кажется особенно важным.

Выводы

«Заболевания порочного типа» в психиатрии

Диагнозы, основанные в первую очередь на вредном для других поведении, например педофилическое расстройство и ASPD, выпадают из общей концепции болезни. Они даже не соответствуют общим критериям психических расстройств, определенным в DSM-5 или модели «вредной дисфункции» Уэйкфилда. Эти два диагноза не соответствуют ни критерию причинения вреда самому человеку, ни критерию дисфункции.Вместо этого они полагаются на другой критерий болезни: критерий причинения вреда другим. Психиатрия сталкивается с большими концептуальными трудностями, делая вредное для других поведение / преступное поведение центральной частью определения некоторых психических расстройств, в то же время не имея четкой концепции дисфункции в этих случаях. Когда диагнозы формулируются таким образом, чтобы их можно было применить к простому антиобщественному и преступному поведению, психиатрия рискует смешать медицинские и моральные аспекты.

Кроме того, чисто поведенческие диагнозы не показывают, основано ли поведение на психической дисфункции, или оно было выбрано добровольно или по определенным причинам.

Следовательно, формулировка наборов критериев «порочных» расстройств должна проводиться очень осторожно, чтобы избежать путаницы между преступным / аморальным поведением и психическим расстройством. Не должно быть возможности, чтобы причинение вреда другим / преступное поведение определяло психическое расстройство. Психиатрический диагноз должен основываться не только на наблюдаемом поведении, но также учитывать психологические, когнитивные или аффективные факторы.

Рассмотрев аргументы за и против статуса педофилии и ASPD, мы пришли к разным выводам относительно обоих диагнозов.

Расстройство-статус педофильного расстройства

В случае педофильного расстройства мы считаем, что диагноз следует сохранить, но переформулировать в соответствии с общим определением психического расстройства в DSM-5, чтобы привести его в соответствие с медицинским модель психического расстройства. Это означает, что он должен применяться только к людям, которые страдают от него или страдают от него, чтобы они могли получить лечение в рамках системы здравоохранения.Не должно быть возможности поставить диагноз исключительно на основании поведения, причиняющего вред окружающим. Поэтому мы предлагаем переформулировать критерий B педофильного расстройства следующим образом: «Сексуальные побуждения или фантазии вызывают заметный стресс или трудности в межличностных отношениях (, например, в контексте профессии, семейной жизни, дружбы, интимной жизни)». Это означает, что критерий «Человек действовал в соответствии с этими сексуальными побуждениями» отменяется.

Предложенная нами новая формулировка критерия B действительно соответствует той форме, которую он уже имел в DSM-IV.Как Де Блок и др. (87) отмечают, что диагностические критерии DSM-IV были «безусловно наиболее последовательными по сравнению с собственным определением психического расстройства в DSM» (стр. 291). Однако критиковалось, что этот набор критериев приводит к ситуации, когда человек, действующий в соответствии со своими педофильными интересами, не испытывая стресса, не будет считаться психически больным (88). O’Donohoe et al. (89) утверждают, что скорее отсутствие субъективного переживания дистресса при сексуальном влечении к детям, чем переживание дистресса, является признаком психологических проблем.Они не согласны с тем, что согласно DSM-IV «предполагаемый педофил» не соответствует критериям психического расстройства. Они утверждают, что человека, сексуально заинтересованного в детях, следует считать в некотором роде социально неполноценным, «потому что социальные нормы диктуют, что сексуальный интерес к детям - ненормальный» (стр. 102). Они явно хотят классифицировать педофилию как психическое расстройство по социальным и судебно-медицинским причинам, а не по медицинским причинам. Их постулат о том, что «одного случая сексуального поведения с ребенком должно быть достаточно, чтобы назвать кого-то страдающим расстройством» (89) (с.103) смешивает преступное поведение с психическим расстройством.

Если педофилия сама по себе не является психическим расстройством согласно DSM-5, то действия в соответствии с ней не могут быть психическим расстройством, если нет явных доказательств дисфункции волевого контроля. Однако нарушение волевого контроля не подразумевается при диагностике парафильного расстройства (85). Если мы предположим, что иногда такое нарушение возникает, то оно, вероятно, связано с другим заболеванием (например, , например, деменция , опухоль головного мозга или умственная отсталость).Если такого нарушения нет, мы должны предположить, что этот человек действовал преднамеренно, и непонятно, почему это должно быть признаком психического расстройства, а не просто преступным деянием.

DSM-5 предупреждает об опасностях использования диагностического руководства, разработанного для клинических целей в судебной медицине. Для определения психического расстройства в юридическом смысле «обычно требуется дополнительная информация помимо той, которая содержится в диагнозе DSM-5, которая может включать информацию о функциональных нарушениях человека и о том, как эти нарушения влияют на конкретные рассматриваемые способности» (3) (стр.25).

Важно отметить разницу между психическим расстройством и американско-американским юридическим понятием «психическое отклонение».

Мы предполагаем, что должна существовать возможность диагностировать «психическое отклонение» в судебном смысле для человека с педофилией, который не страдает и не страдает из-за своего педофильного состояния (, т.е. , который соответствует критерию A, но не B в соответствии с нашими предположение). Даже если этот человек не соответствует критериям психического расстройства, предложенным нами, он все же может соответствовать концепции «психического отклонения», если есть доказательства высокого риска повторного совершения преступления.Таким образом, мы предполагаем, что это различие в клиническом и судебно-медицинском использовании четко обозначено в диагностических критериях педофильного расстройства в DSM. Это предложение важно для других стран, кроме США. DSM используется во всем мире для исследований, поэтому его диагностические критерии не следует искажать, чтобы адаптировать их к правовой системе США. В Германии, например, для вынесения постановления о превентивном заключении после заключения не требуется диагноз психического расстройства; скорее, решающее значение имеет оценка опасности и прогноз вероятности рецидива.

Мы не намерены защищать «довольного педофила», пока он опасен, от превентивного заключения или преуменьшать вред, который растлители малолетних причиняют своим жертвам в любом смысле. С другой стороны, наше предложение не направлено на то, чтобы помешать задержанному растлителю детей получить лечение, если в какой-то момент он начинает понимать свои проблемы и хочет, чтобы его вылечили. Скорее, мы хотим отделить медицинские аспекты педофилического расстройства от социальных и судебно-медицинских последствий.

Подводя итог, мы предлагаем следующее. Мы согласны с разграничением педофилии и педофильного расстройства в DSM-5 и предлагаем добавить категорию «Педофилия с психическим отклонением» для целей судебной экспертизы. Таким образом, мы предлагаем определять педофилию как педофилическое предпочтение без дистресса / нарушения; Педофильное расстройство как педофилическое предпочтение с дистрессом / расстройством; и Педофилия с психическими отклонениями как педофилическое предпочтение с сексуальными преступлениями и высоким риском повторного совершения преступления с дистрессом / нарушением или без него.

Состояние расстройства ASPD

В случае ASPD, однако, мы думаем, что аргументы в пользу исключения его как отдельного диагноза из диагностических руководств более веские, чем аргументы в пользу его сохранения. В частности, предполагаемое отсутствие личных переживаний у людей с ASPD и сильная корреляция с преступным поведением и тюремным заключением указывают на то, что этот диагноз является скорее социальной проблемой, чем просто проблемой, связанной со здоровьем.

Мы согласны с Кребером и Лау (15), которые сказали: «Если люди с антиобщественной личностью, как и все остальные, подвергаются социальному влиянию и процессам обучения, они действуют как рациональные и компетентные граждане; их решение не вести себя в соответствии со стандартами не следует рассматривать как патологическое.»(Стр. 687).

Herpertz and Sass (90) предупреждают о последствиях смешения антисоциального поведения с «реальными» нарушениями в судебной психиатрии: «Если судебный психиатр не сможет четко различить простое антисоциальное поведение и глубокое нарушение личности, психиатрия подвергнется риску обвиняется в решении всех видов повторяющихся социальных отклонений и правонарушений. Это сильно ограничит нашу способность лечить правонарушителей с реальными и поддающимися лечению психическими расстройствами.»(90).

Как выразились Герт и Калвер (41): «Если психиатрия должна занять свое место как отрасль медицины, психические расстройства, как и физические расстройства, должны быть ограничены состояниями, которые причиняют вред человеку с этим расстройством». (стр.489).

Мы думаем, что реализация многомерной модели расстройств личности, представленной в МКБ-11, смягчит проблему отнесения диагноза психического расстройства к простому преступному поведению. В МКБ-11 больше нет диагноза «Диссоциальное расстройство личности».Антисоциальные или диссоциальные черты личности в этом случае будут определяющим фактором при диагностике общего расстройства личности. Таким образом, с помощью этой новой модели, мы надеемся, что основное внимание будет уделяться когнитивным, аффективным и межличностным аспектам расстройств личности, избегая при этом чрезмерного внимания к девиантному поведению.

Подводя итог: мы предлагаем удалить ASPD из DSM и поддерживаем запланированное удаление DPD-диагноза из ICD-11.

Практическое значение

Наше предложение удалить или переформулировать «нагруженные пороком» диагнозы не подразумевает требования прекратить исследования по ним - как раз наоборот.Особенно в контексте судебной медицины важно найти возможности для эффективного предотвращения их вредных последствий и разработать методы лечения, насколько это возможно. Концепция психопатии показывает, что официальный диагноз не является необходимым для проведения исследования в криминалистически значимых условиях.

Что касается педофильного расстройства, наши предложения решительно поддерживают терапевтические предложения (например, проект Данкельфельда) для людей, которые испытывают стресс или затрудняются из-за своего состояния и обращаются за помощью.

Что касается антисоциального поведения, мы считаем, что это скорее социальная проблема, которую должны решать другие социальные системы, а не система здравоохранения.

Наконец, наши предложения имеют юридические последствия в некоторых правовых системах. В частности, для США мы предлагаем добавить категорию «педофилия с психическим отклонением» в DSM для использования в судебной медицине, чтобы разделить клинические и судебно-медицинские аспекты педофилии. Однако требования правовых систем в некоторых странах не являются веским аргументом против четких концептуальных различий в психиатрических диагностических системах.

Вклад авторов

Разработка концепции (SM, RM). Написание статьи (РМ). Литературные исследования (РМ, СМ). Обсуждение концепции (RM, SM, HW). Редактирование текста (SM, HW). Все авторы внесли свой вклад в статью и одобрили представленную версию.

Финансирование

ERA-NET NEURON и Федеральное министерство образования и исследований (BMBF) Германии профинансировали работу SM (номер гранта: 01GP1621A). Исследование RM и HW не получало какого-либо специального гранта от финансирующих агентств в государственном, коммерческом или некоммерческом секторах.Мы признательны за поддержку Немецкому исследовательскому фонду (DFG) и Фонду публикаций открытого доступа Charité — Universitätsmedizin Berlin.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Footnotes

  1. Вопреки общепринятому мнению медицины, Хакленбройх считает бессимптомных носителей инфекционных заболеваний больными.Согласно его теории (см. Общая концепция болезни ), бессимптомные носители подпадают под действие критерия болезни 5 (2).
  2. Обоснование нашей аргументации применимо и к другим диагнозам, как, например, «Расстройство принудительного сексуального садизма» в МКБ-11. Мы выбрали педофилическое расстройство и ASPD, потому что они являются наиболее сомнительными и актуальными диагнозами.
  3. Charland (5) утверждает, что только расстройства личности в кластерах A и C являются подлинными клиническими расстройствами.Напротив, он рассматривает расстройства кластера B (которые включают антисоциальное, пограничное, театральное и нарциссическое расстройство личности) как моральные расстройства, поскольку их определения «морально загружены» и требуют «морального лечения».
  4. Психиатрический диагноз как таковой не является основанием для признания отсутствия уголовной ответственности или ограниченной ответственности, а является частью судебно-медицинской экспертизы. Согласно уголовному законодательству Германии, «[лицо] действует без вины, которое на момент совершения преступного деяния неспособно понять противоправность своего действия или не способно действовать в соответствии с этим пониманием из-за психического заболевания. из-за глубокого нарушения сознания, умственной отсталости или другого серьезного психического отклонения »[раздел 20 Уголовного кодекса Германии, английский перевод цитируется из (15)].Ограниченная ответственность присутствует в случае ограниченной способности правонарушителя понять противоправность действия или действовать в соответствии с этим пониманием по одной из причин, указанных в Разделе 20, и может привести к смягчению наказания (Раздел 21, Немецкий Уголовный кодекс). Раздел 20 перечисляет четыре психических состояния, которые являются необходимыми предпосылками для принятия на себя отсутствия уголовной ответственности. Однако эти психические состояния не эквивалентны конкретным психиатрическим диагнозам.Это юридические термины, относящиеся к психиатрическим диагнозам (16).
  5. Общая концепция расстройства личности подверглась фундаментальной критике. Либ критикует концепцию расстройства личности как противоречивую сама по себе и как вредную для пациента и терапевтических отношений (21).
  6. Было предложено включить влечение к половозрелым детям и переименовать диагноз «педогебефилическое расстройство», включить подсчет жертв и использование детской порнографии в критерий B, а также включить спецификаторы «в ремиссии» и «в контролируемом состоянии». окружающая среда »(31).После отказа от этих изменений было критиковано, что педофилическое расстройство является единственным парафильным расстройством в DSM-5, в котором отсутствуют спецификаторы «в полной ремиссии» и «в контролируемой среде» (32, 33). Дальнейшая критика была направлена ​​против отказа включить влечение к подросткам (27). Однако эти обсуждения не являются предметом рассмотрения в данной статье.
  7. Данные о доле педофильных и непедофильных детей, совершивших сексуальные преступления, весьма скудны и взяты из небольших исследований.По данным Seto et al. (37), в выборке из 100 преступников, совершивших преступления, связанные с детской порнографией (авторы предположили высокую вероятность педофильного интереса из-за фаллометрических ответов), 57% не имели сексуальных контактов с детьми. Напротив, распространенность педофильных предпочтений среди выявленных сексуальных преступников-детей оценивается примерно в 40–50% (на основе их сексуального возбуждения к стимулам, изображающим детей, или их истории сексуальных преступлений) (23). First (38) отмечает, что «по сравнению с другими парафильными расстройствами, растление детей даже более вероятно по непарафильным причинам».Непарафильными причинами могут быть «отсутствие более предпочтительных сексуальных возможностей, гиперсексуальность, неизбирательные сексуальные интересы или расторможенность в результате употребления психоактивных веществ или других факторов» (23) (стр. 393). Knack et al. (39) называют «общую антисоциальную ориентацию», «сексуальный интерес к принуждению», «отношение к сексу между взрослыми и детьми» и «неизбирательное или оппортунистическое сексуальное поведение» в качестве причин для непедофильного сексуального насилия над детьми ( стр.183). Strassberg et al. обнаружили, что у непедофильных растлителей детей больше шансов проявлять психопатические черты, чем у педофильных растлителей детей (40).
  8. ASPD и психопатия во многом пересекаются. Согласно Ogloff (25), 81% людей с диагнозом психопатия также соответствуют критериям ASPD, тогда как только 38% людей с ASPD получают диагноз психопатии. Это указывает на то, что популяцию людей с диагнозом психопатия можно более или менее рассматривать как подмножество людей с диагнозом ASPD. Исключение составляют обычно мошенники (или так называемые «белые воротнички»), которые являются психопатами, но не соответствуют критериям диссоциального или антисоциального расстройства личности (45).
  9. Для ясности в этой статье мы будем в основном ссылаться на антисоциальное расстройство личности, даже несмотря на то, что многие из упомянутых моментов в равной степени применимы и к диссоциальному расстройству личности. Однако из-за того, что при ASPD больше внимания уделяется поведению по сравнению с диссоциальным расстройством личности, мы считаем диагноз ASPD более проблематичным.
  10. Перевод Сабины Мюллер.
  11. Альтернативная модель расстройств личности в DSM-5 была разработана для дальнейших исследований (Раздел III).В альтернативной модели расстройства личности обычно характеризуются нарушениями функционирования личности (критерий А) и патологическими особенностями личности (критерий В). Функционирование личности (критерий А) включает в себя самофункционирование (идентичность и самоуправление) и межличностное функционирование (сочувствие и близость). Для каждого из этих четырех элементов можно выделить пять уровней нарушения (от отсутствия нарушений до крайних нарушений). Патологические черты личности (критерий B) разделены на пять широких областей, а именно: негативная аффективность, непривязанность, антагонизм, расторможенность и психотизм.Нарушения функционирования личности и выражения личностных черт относительно негибкие и распространяются в широком диапазоне личных и социальных ситуаций (критерий C). Они относительно стабильны с началом, по крайней мере, в подростковом или раннем взрослом возрасте (критерий D), не могут быть лучше объяснены другим психическим расстройством (критерий E), не связаны с физиологическими эффектами вещества или другим заболеванием (критерий F), и не лучше понимается как нормальное для стадии развития человека или социокультурной среды (критерий G) (3) (стр.761–3).
  12. Как только преступление совершается против отдельного лица, преступник вступает в конфликт не только с жертвой, но и с обществом, моральные или правовые нормы которого были нарушены.
  13. Например, в Германии в 1960-1980-х годах велись ожесточенные дебаты о вреде сексуальных отношений между взрослыми и детьми. Некоторые сексологи, психологи и психиатры отрицали вред сексуального взаимодействия с детьми (52).Активисты-педофилы требовали отмены установленного законом возрастного ограничения для половых контактов, и эту позицию поддержали даже некоторые лидеры Партии зеленых (53).
  14. Исследователи NeMUP обнаружили, что исполнительные дисфункции связаны с преступным статусом, а не с педофильными предпочтениями (68). Кроме того, они выявили, что правонарушители и лица, не совершившие правонарушений, различались по возрасту, интеллекту, уровню образования и опыту сексуального насилия в детстве, тогда как педофилы и непедофилы в основном различались по половым характеристикам ( e.г. , дополнительные парафилии) (69). Когда они сравнили осужденных и неосужденных педофилов-детей, совершивших сексуальные преступления, они обнаружили только два значительных различия между двумя группами. Осужденные преступники больше интересовались детьми препубертатного возраста и совершали значительно больше сексуальных преступлений в отношении детей по сравнению с неосужденными лицами (70). Однако существенных различий в отношении клинических характеристик, эффективности торможения, активации нейронов, сочувствия и импульсивности между двумя группами не было обнаружено (70).
  15. Однако этот вывод не в равной степени применим к определениям психического расстройства, которые не требуют, чтобы человек осознавал вредные последствия своего состояния, как определение Грэхема (59).

Ссылки

2. Хакленбройх П. «Die wissenschaftstheoretische Struktur der medizinischen Krankheitslehre». В: Hucklenbroich P, Buyx A, редакторы. Wissenschaftstheoretische Aspekte des Krankheitsbegriffs . Мюнстер: ментис (2013).п. 13–83

Google Scholar

3. Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и статистическое руководство психических расстройств: DSM-5. Американская психиатрическая ассоциация: Арлингтон, Вирджиния (2013)

Google Scholar

6. Сэдлер Дж. З. Порок и диагностическая классификация психических расстройств: философский случай конференции. Philos Psychiatr Psychol (2008) 15 (1): 1–17. doi: 10.1353 / ppp.0.0152

CrossRef Полный текст | Google Scholar

8.Бурс К. Какой должна быть теория психического здоровья. J Theory Soc Behav (1976) 6 (1): 61–84. doi: 10.1111 / j.1468-5914.1976.tb00359.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

9. Филлипс Дж., Фрэнсис А., Серулло М.А., Шардавойн Дж., Деккер Х.С., Фёрст МБ и др. Шесть наиболее важных вопросов психиатрической диагностики: плюралог, часть 1: концептуальные вопросы и проблемы определений в психиатрической диагностике. Философская этика Humanit Med (2012) 7: 3. doi: 10.1186 / 1747-5341-7-3

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

13.Всемирная организация здоровья. Классификация психических и поведенческих расстройств МКБ-10: клиническое описание и диагностические рекомендации. Всемирная организация здравоохранения: Женева (1992 г.)

Google Scholar

14. Sadler JZ. «Ценности в психиатрической диагностике и классификации». В: Fulford K, Davies M, Gipps RGT, Graham G, Sadler JZ, Stanghellini G и др. Редакторы. Оксфордский справочник философии и психиатрии . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета. (2013).п. 753–78. doi: 10.1093 / oxfordhb / 9780199579563.001.0001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

15. Крёбер Х.Л., Лау С. Плохие или безумные? Расстройства личности и юридическая ответственность - ситуация в Германии. Behav Sci Law (2000) 18 (5): 679–90. DOI: 10.1002 / 1099-0798 (200010) 18: 5 <679 :: AID-BSL405> 3.0.CO; 2-L

PubMed Реферат | CrossRef Полный текст | Google Scholar

16. Хабермейер Э., «Sicherungsverwahrung gemäß § 66 StGB». В: Venzlaff U, Dreßing H, Habermeyer E, Bork S, редакторы. Psychiatrische Begutachtung: ein praktisches Handbuch für Ärzte und Juristen, hrsg. фон Харальд Дрессинг и Эльмар Хабермейер. 6-е исправленное и расширенное издание . München: Elsevier, Urban & Fischer (2015) стр. 405–11

Google Scholar

18. Филлипс Дж., Фрэнсис А., Серулло М.А., Шардавойн Дж., Деккер Х.С., Первый МБ и др. Шесть важнейших вопросов психиатрической диагностики: плюралогия, часть 2: вопросы консерватизма и прагматизма в психиатрической диагностике. Философская этика Humanit Med (2012) 7: 8.doi: 10.1186 / 1747-5341-7-8

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

19. Фрэнсис А. Сохранение нормы: бунт инсайдера против неконтролируемого психиатрического диагноза, DSM-5, Big Pharma и медикализации обычной жизни. Уильям Морроу и компания: Нью-Йорк (2013)

Google Scholar

20. Moser C, Kleinplatz PJ. DSM-IV-TR и парафилии: аргумент в пользу удаления. J Psychol Hum Sex (2006) 17 (3-4): 91–109.doi: 10.1300 / J056v17n03_05

CrossRef Полный текст | Google Scholar

21. Либ Х. ​​ «Persönlichkeitsstörung»: zur Kritik eines widersinnigen Konzeptes. Dgvt-Verlag: Tübingen (1998)

Google Scholar

26. Sadler JZ. «Порок и психические расстройства» В: Fulford K, Davies M, Gipps RGT, Graham G, Sadler JZ, Stanghellini G, et al., Редакторы. Оксфордский справочник философии и психиатрии . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета (2013), 451–79.doi: 10.1093 / oxfordhb / 9780199579563.001.0001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

29. Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и статистическое руководство психических расстройств: DSM-IV . 4-е издание. Американская психиатрическая ассоциация: Вашингтон, округ Колумбия (1994)

Google Scholar

30. Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и статистическое руководство психических расстройств: DSM-IV-TR . 4-е издание. Американская психиатрическая ассоциация: Вашингтон, округ Колумбия (2000)

Google Scholar

31.Seto MC, Fedoroff JP, Bradford JM, Knack N, Rodrigues NC, Curry S и др. Надежность и валидность DSM-IV-TR и предложенных критериев DSM-5 для педофилии: последствия для МКБ-11 и следующего DSM. Int J Law Psychiatry (2016) 49 (Pt A): 98–106. doi: 10.1016 / j.ijlp.2016.08.002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

40. Страссберг Д.С., Истволд А., Уилсон Кенни Дж., Сухи Ю. Психопатия среди педофильных и непедофильных растлителей детей. Abuse Child Negl (2012) 36 (4): 379–82.doi: 10.1016 / j.chiabu.2011.09.018

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

42. Хюбнер Д., Уайт Л. Нейрохирургия для психопатов? Этический анализ. AJOB Neurosci (2016) 7 (3): 140–9. doi: 10.1080 / 21507740.2016.1218376

CrossRef Полный текст | Google Scholar

45. Хабермейер Э., Дрессинг Х. «Persönlichkeitsstörungen». В: Venzlaff U, Dreßing H, Habermeyer E, Bork S, редакторы. Psychiatrische Begutachtung: ein praktisches Handbuch für Ärzte und Juristen, hrsg.фон Харальд Дрессинг и Эльмар Хабермейер. 6-й доработанный и расширенный . München: Elsevier, Urban & Fischer (2015). п. 292–306

Google Scholar

46. Рид У.Х., Гаконо С. Лечение антисоциальной личности, психопатии и других характерологических антисоциальных синдромов. Behav Sci Law (2000) 18 (5): 647–62. DOI: 10.1002 / 1099-0798 (200010) 18: 5 <647 :: AID-BSL407> 3.0.CO; 2-O

PubMed Реферат | CrossRef Полный текст | Google Scholar

47. Müller-Isberner R, Eucker S, Rohner A, Eusterschulte B.«Unterbringung im Maßregelvollzug gemäß § 63 StGB». В: Venzlaff U, Dreßing H, Habermeyer E, Bork S, редакторы. Psychiatrische Begutachtung: ein praktisches Handbuch für Ärzte und Juristen, hrsg von Harald Dreßing und Elmar Habermeyer. 6-е исправленное и расширенное издание . München: Elsevier, Urban & Fischer (2015). п. 363–87

Google Scholar

49. Реймер М. Психопатия без (на языке) расстройства. Нейроэтика (2008) 1 (3): 185–98. doi: 10.1007 / s12152-008-9017-5

CrossRef Полный текст | Google Scholar

51.Хакленбройх П. «Кранкхейтсбегриф дер Медизин в Перспективе реконструктивной теории Wissenschaftstheorie». В: Ротхаар М., Фруэр А., редакторы. Das Gesunde, das Kranke und die Medizinethik. Moralische Implikationen des Krankheitsbegriffs 90 832. Штутгарт: Штайнер (2012). п. 33–6

Google Scholar

52. Фроммель М. Pädosexualität und Sexualpolitik der Parteien: Eine Debatte, bei der fast alle im Glashaus sitzen, sich aber dennoch gern mit Steinen bewerfen. Kritische Justiz (2014) 47 (1): 46–56.doi: 10.5771 / 0023-4834-2014-1-46

CrossRef Полный текст | Google Scholar

54. Гилберт Ф., Фокверт Ф. Переосмысление ответственности правонарушителей с приобретенной педофилией: наказание или лечение? Int J Law Psychiatry (2015) 38: 51–60. doi: 10.1016 / j.ijlp.2015.01.007

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

55. Сартори Дж., Скарпацца С., Кодогнотто С., Пьетрини П. Необычный случай приобретенного педофильного поведения после сжатия орбитофронтальной коры и гипоталамуса хордомой ската. J Neurol (2016) 263 (7): 1454–5. doi: 10.1007 / s00415-016-8143-y

PubMed Реферат | CrossRef Полный текст | Google Scholar

56. Camperio Ciani AS, Scarpazza C, Covelli V, Battaglia U. Профилирование приобретенного педофильного поведения: ретроспективный анализ 66 судебно-медицинских дел педофилии в Италии. Int J Law Psychiatry (2019) 67: 101508. doi: 10.1016 / j.ijlp.2019.101508

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

58. Требюшон А., Бартоломей Ф., МакГонигал А., Лагуиттон В., Шовель П.Обратимое антисоциальное поведение при вентромедиальной префронтальной долевой эпилепсии. Эпилептическое поведение (2013) 29 (2): 367–73. doi: 10.1016 / j.yebeh.2013.08.007

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

59. Грэм Г. Расстройство ума. Введение в философию разума и психических заболеваний . 2-е издание. Лондон: Рутледж (2013)

Google Scholar

60. Хайнц А., Мюллер С., Розенталь А. Было ли это «нормальным», это было «чудаком»? Krankheitsbegriff und Diagnostik in der Psychiatrie. Spectr Psychiatr (2016) 4: 10–3

Google Scholar

61. Хайнц А. Der Begriff der Psychiatr Krankheit . 2-е изд. Берлин: Зуркамп (2015)

Google Scholar

64. Гиллен Гонсалес Д., Биттлингер М., Эрк С., Мюллер С. Нейробиологические и генетические доказательства в уголовных делах: палка о двух концах в Германии, но не в Соединенных Штатах? Front Psychol (2019) 10: 2343. doi: 10.3389 / fpsyg.2019.02343

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

65.Монке С., Мюллер С., Амелунг Т., Крюгер Т.Х., Понсети Дж., Шиффер Б. и др. Изменения мозга при педофилии: критический обзор. Prog Neurobiol (2014) 122: 1–23. doi: 10.1016 / j.pneurobio.2014.07.005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

66. Tenbergen G, Wittfoth M, Frieling H, Ponseti J, Walter M, Walter H, et al. Нейробиология и психология педофилии: последние достижения и проблемы. Front Hum Neurosci (2015) 9: 344. DOI: 10.3389 / fnhum.2015.00344

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

67. Schiffer B, Amelung T, Pohl A, Kaergel C, Tenbergen G, Gerwinn H, et al. Аномалии серого вещества у педофилов с сексуальными правонарушениями в детском анамнезе и без них. Transl Psychiatry (2017) 7 (5): e1129. doi: 10.1038 / tp.2017.96

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

68. Massau C, Tenbergen G, Kargel C, Weiss S, Gerwinn H, Pohl A, et al. Последовательная деятельность при педофилии и сексуальных преступлениях у детей. J Int Neuropsychol Soc (2017) 23 (6): 460–70. doi: 10.1017 / s1355617717000315

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

69. Gerwinn H, Weiss S, Tenbergen G, Amelung T, Fodisch C, Pohl A, et al. Клинические характеристики, связанные с педофилией и сексуальным преступлением среди детей - дифференциация сексуальных предпочтений и правонарушений. Eur Psychiatry (2018) 51: 74–85. doi: 10.1016 / j.eurpsy.2018.02.002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

70.Гиббельс С., Синке С., Кнер Дж., Амелунг Т., Монке С., Байер К.М. и др. Две стороны одной медали: сравнение клинических и нейробиологических характеристик осужденных и неосужденных педофилов, совершивших сексуальные преступления в отношении детей. J Clin Med (2019) 8 (7). doi: 10.3390 / jcm8070947

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

71. Грегори С., Файтче Д., Симмонс А., Кумари В., Ховард М., Ходгинс С. и др. Антисоциальный мозг: психопатия имеет значение. Arch Gen Psychiatry (2012) 69 (9): 962–72.DOI: 10.1001 / archgenpsychiatry.2012.222

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

72. Берлин Ф.С., Бернер В., Буллоу В.Л., Диксон А.Ф. Комментарии коллег к Грина (2002) и Шмидту (2002). Arch Sex Behav (2002) 31 (6): 479. doi: 10.1023 / A: 1020603214218

CrossRef Полный текст | Google Scholar

76. Левенсон Дж. С., Уиллис Г. М., Виченсио С. П.. Препятствия к обращению за помощью для сексуальных преступников: значение для предотвращения сексуального насилия. J Детское сексуальное насилие (2017) 26 (2): 99–120.doi: 10.1080 / 10538712.2016.1276116

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

77. Байер К.М., Алерс К.Дж., Геккер Д., Нейтце Дж., Мундт И.А., Хапп Э. и др. Можно ли привлечь педофилов для первичной профилактики сексуального насилия над детьми? Первые результаты Берлинского профилактического проекта Дункельфельд (PPD). J Forens Psychiatry Psychol (2009) 20 (6): 851–67. doi: 10.1080 / 14789940

  • 4188

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    78. Raymond NC, Coleman E, Ohlerking F, Christenson GA, Miner M.Коморбидность психиатрии у лиц, совершивших педофилические сексуальные преступления. Am J Psychiatry (1999) 156 (5): 786–8. doi: 10.1176 / ajp.156.5.786

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    79. Seto MC. Педофилия и сексуальные преступления против детей: теория, оценка и вмешательство . 2-е издание. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация (2018)

    Google Scholar

    80. Амелунг Т., Кюле Л.Ф., Конрад А., Паулс А., Байер К.М. Андрогенная депривация для самоидентифицирующихся педофилов, ищущих помощи, в Дункельфельде. Int J Law Psychiatry (2012) 35 (3): 176–84. doi: 10.1016 / j.ijlp.2012.02.005

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    81. Маршалл В.Л. Можно ли лечить педофилов? Данные североамериканских исследований. Seksuologia Polska (2008) 6 (1): 39–43

    Google Scholar

    82. von Franqué F, Briken P. Techniken masturbatorischer Rekonditionierung zur Veränderung pädophiler Interessen – eine systematische Übersicht. Z Sex-Forsch (2016) 29 (03): 224–49.doi: 10.1055 / s-0042-114625

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    83. Wilson HA. Можно ли вылечить антисоциальное расстройство личности? Метаанализ, изучающий эффективность лечения в снижении рецидивов у лиц с диагнозом ASPD. Int J Forensic Ment Health (2014) 13 (1): 36–46. doi: 10.1080 / 14999013.2014.8

  • CrossRef Полный текст | Google Scholar

    84. Frances A, Sreenivasan S, Weinberger LE. Определение психического расстройства, когда оно действительно имеет значение: статуты DSM-IV-TR и SVP / SDP. J Am Acad Psychiatry Law (2008) 36 (3): 375–84

    PubMed Abstract | Google Scholar

    85. Первый МБ, Halon RL. Использование диагнозов парафилии DSM в случаях сексуального насилия хищников.

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *