Phace синдром: Клинические исследование Синдром PHACE — Реестр клинических исследований

Содержание

Синдром Phace

Что такое синдром Phace?

Phace — это аббревиатура, которая относится к группе аномальных медицинских заключений. Когда они встречаются вместе, врач ставит диагноз «Phace синдром».

P.H.A.C.E:

Posterior fossa malformations- Пороки развития задней черепной ямки (гипоплазия или агенезия мозжечка, мальформация Денди-Уокера и др.)

Hemangioma – гемангиома, которая, как правило, охватывает большую площадь на коже головы или шеи (более 5 см).

Аrterial anomalies – аномалии кровеносных сосудов в шее или голове.

Сardiac defects – аномалии сердца или кровеносных сосудов, которые прикреплены к сердцу (открытое овальное отверстие, двойная дуга аорты, аневризм аорты и др).

Eye abnormalities — глазные патологии (ретинальная васкулярная патология, врожденная катаракта и др.

)

Иногда в литературе встречается название PHACES, где «S» — расщелина грудины (Sternum) и/или надпупочный шов. Синдром phace — это редкое заболевание, девочки им болеют в девять раз чаще, чем мальчики.

Синдром был открыт врачом Илоной Фриден и ее коллегами в 1996 году. До этого аналогичные случаи описывались как синдром CHVC, синдром 3 «C», окуло-церебрально-акральный синдром.

Phace синдром может быть заподозрен у детей раннего возраста с большими гемангиомы на лице, голове и / или шеи. Гемангиомы связаны с синдромом phace, как правило, небольшие или не видны при рождении, но появляются в течение первых дней или недель жизни. Они могут расти довольно быстро. Гемангиомы связанные с синдромом phace, как правило, охватывают большую область лица, головы или шеи, как один очаг или как множество одиночных очагов. Младенцы с диагнозом синдрома Phace могут иметь только один или два из вышеперечисленных аномалий, в дополнение к гемангиоме.

С момента описания синдрома PHACE, этот диагноз стали ставить большому количеству детей с значительными гемангиомами на лице, что привело в ошибочному пониманию этого заболевания. Учитывая этот факт, в 2008 году группа специалистов одобрила перечень диагностических критериев синдрома PHACE (таб.1, таб.2).

Если у ребенка подозревается phace синдром, необходимы специальные диагностические мероприятия. Это — магнитно-резонансная томография или МРТ головы, шеи и грудной клетки и эхокардиограмма. Если выявлена патология, ребенок должен быть осмотрен группой специалистов: дерматолог, гематолог/онколог, офтальмолог, невролог, генетик, кардиолог и отоларинголог.

Что вызывает синдром phace?

Было проведено много исследований, чтобы понять причину возникновения phace синдрома. Отклонения, связанные с этим синдромом, как считается,происходят из-за ошибок, которые происходят на очень ранних стадиях развития плода. К сожалению, почему возникают эти ошибки, пока неизвестно. Исследования продолжаются.

Осложнения синдрома phace?

Гемангиома возле глаза может вызвать проблемы со зрением на этом глазу. Такие дети нуждаться в раннем лечении, чтобы предотвратить потерю зрения.

Неврологические проблемы могут включать головные боли (мигрени), судороги, задержку развития, задержку речи и очень редко ишемический инсульт.

Дети с сердечно-сосудистыми дефектами нуждаются в пристальном контроле со стороны детского кардиолога. Наиболее распространенные пороки сердца, связанные с синдромом phace — это коарктация аорты и другие аномалии дуги аорты. Тяжелая коарктация может потребовать хирургического вмешательства.

Гемангиомы и сосудистые мальформации | Сант Жоан де Деу Барселона

Штат детского отделения дерматологии Госпиталя Сант Жуан де Деу Барселона включает специалистов разных профилей, которые занимаются диагностикой и лечением детей и подростков с такими заболеваниями, как гемангиомы, сосудистые опухоли и мальформации

Благодаря этому, мы имеем возможность обследовать детей с наиболее сложными сосудистыми опухолями и мальформациями, например, с синдромом PHACES, синдромом Штурге — Вебера, Клиппеля — Треноне, CLOVES и другими синдромами PROS, сопровождающимися чрезмерным ростом, а также синдромом Протеямакроцефалия-капиллярной мальформацией, синдромом невуса по типу синего резинового пузыря, болезнью Горхема и болезнью Рандю — Ослера.

В нашем медицинском центре предоставляются услуги хирургического вмешательства, склеротерапии, эмболизации, лазерной терапии, а также стандартной терапевтической помощи.

Наши специалисты состоят в исследовательской группе по проблеме гемангиом (HIG) и сотрудничают с Европейской сетью учреждений по сосудистым патологиям (VASCA-ERN). 

Научные исследования, которые мы проводим, позволяют нам больше узнать о сосудистых опухолях и совершенствоваться в их лечении. Нами открыта генетическая мутация у пациентов с венозными мальформациями, и мы сотрудничаем с биологами, основной специализацией которых является ангиогенез, что дает возможность использовать клеточные культуры и модели на животных для изучения лекарственных препаратов.

Для борьбы с наиболее тяжелыми формами патологий разрабатываются принципиально новые препараты и методы лечения.

Мы работаем с Клинической больницей Барселоны и Отделением сосудистых патологий Госпиталя де Санта Креу и Сант Пау, чтобы за нашими пациентами после достижениями ими зрелости продолжалось наблюдение.

Это лучшие специалисты в области дерматологии, пластической хирургии, интервенционной радиологии, онкологии, рентгенодиагностики, генетики, ортопедической хирургии и травматологии, офтальмологии, патологической анатомии, оториноларингологии и неврологии.

Центр лечения гемангиом и сосудистых пороков в Детской больнице Цинциннати, США

Центр лечения гемангиом и сосудистых пороков Детской больницы Цинциннати является одним из крупнейших центров комплексного лечения данных патологий в Северной Америке и включает два центра превосходства по лечению наследственных геморрагических телеангиэкстазий и синдрома Старжда-Вебера.

Специалисты Центра курируют около 4000 пациентов и принимают более 600 новых пациентов ежегодно. В Центре обследуются и лечатся как дети, так и взрослые из всех
штатов США и многих стран. Центр создан на базе сотрудничества между отделениями гематологии, детской хирургии и радиологии при участии специалистов отделений отоларингологии, пластической хирургии, ортопедии, неврологии, нейрохирургии, физиотерапии, пульмонологии, офтальмологии, поведенческой медицины и клинической психологии Детской больницы Цинциннати.

Высокая квалификация персонала центра позволяет проводить точную диагностику состояния пациентов и выбирать наиболее верный курс лечения, учитывающий все особенности каждого отдельно взятого случая заболевания.

Коллектив Центра располагает глубокими знаниями и опытом в диагностике и лечении сосудистых пороков, также как и пониманием сложных медицинских, социальных и психологических проблем, с которыми сталкиваются пациенты. Помимо врачей, команда специалистов включает средний медицинский персонал, консультанта по генетике,
психолога, социального работника и специалистов по физиотерапии и трудовой терапии, которые оказывают необходимую специализированную помощь пациентам и их семьям.

Каждый специалист владеет глубокими знаниями в своей сфере и в то же время способен оценивать ситуацию в комплексе. Такой слаженный и разносторонний подход к лечению пациента позволяет достичь наилучшего результата. Специалисты Центра на протяжении долгого времени продолжают общение с пациентами и их семьями для прослеживания
отсроченной динамики после лечения.

Центр лечения гемангиом и сосудистых пороков располагает уникальными возможностями диагностики и лечения сложных сосудистых пороков. Он является лидером в сфере научных исследований сосудистых пороков и активно участвует в клинических исследованиях лекарств и способах лечения пациентов с этими сложными заболеваниями.

Частичный список заболеваний, которые лечат в Центре:

Гемангиомы:

Инфантильные гемангиомы

Синдром PHACE

Врожденные гемангиомы

Редкие сосудистые опухоли

 

Сосудистые пороки:

Капиллярные пороки (порт-винные пятна)

Венозные пороки

Артериовенозные пороки

Лимфатические пороки

Комбинированные сосудистые пороки

Системные (генерализированные) лимфатические аномалии

Болезнь Горхема-Стаута

Симптомокомплексы и другая васкулярная патология

Капоизоформные гемангио- и эндотелиомы с синдромом Казабах -Меррита

Капоизоформные гемангио- и эндотелиомы без синдрома Казабах -Меррита

Синдром Старжда-Вебера

Синдром Паркса-Вебера

Синдром Клиппела-Тренау

Синдром Мафуцци

Синдром Протея

Наследственные геморрагические телеангиэкстазии (синдром Вебера -Ослера-Рендю)

Атаксия телеангиэкстазия (синдром Луис-Бара)

Лимфоангиоэктазии

Лимфедема

Другая сосудистая патология

Более подробный список смотрите здесь

 

Pediatrician (St. Petersburg)Pediatrician (St. Petersburg)2079-78502587-6252Eco-vector6235110.17816/PED11557-65Original ArticleGiant hepatic hemangiomas in newborns, review literature. Two cases of giant congenital hepatic hemangiomasPodkamenevAlexey V.<p>MD, PhD, Dr. Sci. (Med.), Associate Professor, Department of Surgical Diseases of Childhood</p>[email protected] R.<p>Pediatric Surgeon, Operating Department, Perinatal Center</p>[email protected] A.<p>Pediatric Surgeon, Operating Department, Perinatal center</p>[email protected] V.<p>Pediatric Surgeon, Operating Department, Perinatal center</p>[email protected] V.<p>Pediatric Oncologist, Assistant Professor, Department of With a Course of Radiation Oncology Diagnostics and Radiotherapy</p>[email protected] V.<p>Neonatologist, Head of the Department of Pathology of Newborns and Infants, Perinatal center</p>[email protected] ruKostylevAlexandr A.<p>Pediatric Oncologist, Pediatric Oncologist, Department of Oncohematology</p>[email protected] Petersburg State Pediatric Medical University, Ministry of Healthcare of the Russian FederationSt. Petersburg’s Children’s City Multidisciplinary Clinical Specialized Center of High Medical Technologies3012202011557650103202101032021Copyright © 2020, Podkamenev A.V., Syrtsova A.R., Ti R.A., Kuzminykh S.V., Kondratiev G.V., Myznikova I.V., Kostylev A.A.2020<p>Hemangiomas are the most frequent tumors of childhood age. In the first year of life their prevalence is 1012%. Among premature children, the prevalence of hemangiomas correlates with the degree of prematurity. Liver hemangiomas are a wide range of benign vascular formations that can acquire both malignant course and capable of spontaneous regression. Small-sized hemangiomas generally do not require specific treatment and proceed asymptomally. Large-sized formations can cause life-threatening conditions such as severe thrombocytopenia with coagulopathy (KazabahMerrit syndrome), anaemia, tumor hemorrhage, spontaneous and traumatic tumor breaks, heart failure associated with intra-tumor bypass of blood flow, abdominal compression syndrome, severe hypothyroidism. Diagnosis of this pathology is carried out on the basis of a set of data of medical imaging, laboratory diagnostics and clinical picture. This review presents key points of general classification, the most characteristic diagnostic signs, as well as basic algorithms of treatment of liver hemangiomas in newborns and children of the first year of life. There are also described 2 clinical cases of newborns with giant liver hemangiomas, which were examined and treated in the pathology department of newborns and infants of Perinatal Center of St. Petersburg State Pediatric Medical University with a description of the peculiarities of the course of each of them.</p>hemangiomahemangioendotheliomalivernewbornsgiant hepatic hemangiomapropranololcoagulopathyKazabah–Merritt syndromethrombocytopeniaгемангиомагемангиоэндотелиомапеченьноворожденныегигантская гемангиома печенипропранололкоагулопатия потреблениясиндром Казабаха – Мерритатромбоцитопения1.Скипенко О.Г., Камалов Ю.Р., Ховрин В.В., и др. Лучевая диагностика гемангиом печени: взгляд на проблему из хирургической клиники // Экспериментальная и клиническая гастроэнтерология. – 2011. – № 10. – С. 78–86. [Skipenko OG, Kamalov YuR, Khovrin VV, et al. Luchevaya diagnostika gemangiom pecheni: vzglyad na problemu iz khirurgicheskoy kliniki. Eksperimental’naya i klinicheskaya gastroenterologiya. 2011:(10):78-86. (In Russ.)]2.Федорова Д.В., Хачатрян Л.А. Применение пропранолола в лечении синдрома Казабаха–Мерритт у детей. // Вопросы гематологии/онкологии и иммунопатологии в педиатрии. – 2016. – Т. 15. – № 4. – С. 28–33. [Fedorova DV, Khachatryan LA. Use of propranolol in management of Kasabach-Merritt syndrome in children. Pediatric Haematology / Oncology and Immunopathology. 2016;15(4):28-33. (In Russ.)] https://doi.org/10.20953/1726-1708-2016-4-28-33.3.Чардаров Н.К, Ганиев Ф.А., Багмет Н.Н., Скипенко О.Г. Гемангиомы печени: взгляд хирурга // Анналы хирургической гепатологии. – 2012. – Т. 17. – № 1. – С. 86–93. [Chardarov NK, Ganiev FA, Bagmet NN, Skipenko OG. Liver hemangiomas: the surgical point of view. Annaly Khirurg Gepatologii. Annaly Khirurgicheskoi Gepatologii. 2012;17(1):86-93. (In Russ.)]4.Шабалов Н.П. Неонатология: учебное пособие. 4-е изд., исправленное и дополненное. В 2-х томах. Т. 2. – М.: МЕДпресс-информ, 2006. [Shabalov NP. Neonatologiya. Uchebnoe posobie. 4-e izd., ispravlennoe i dopolnennoe. V 2h tomah. T. 2. Moscow: MEDpress-inform; 2006. (In Russ.)]5.Шабалов Н.П., Цвелев Ю.В., Кира Е.Ф., и др. Основы перинатологии: учебник для студентов медицинских вузов / под ред. Н.П. Шабалова, Ю.В. Цвелева. 3-е изд., перераб. и доп. – М.: МЕДпресс-информ, 2004. – 633 с. [Shabalov NP, Cvelev YuV, Kira EF, et al. Osnovy perinatologii. Uchebnik dlya studentov medicinskih vuzov. N.P. Shabalov, YuV Cvelev editors. 3-e izd. Pererab. i dop. Moscow: MEDpress-inform; 2004. 633 s. (In Russ.)]6.Christison-Lagay ER, Burrows PE, Alomari A, et al. Hepatic hemangiomas: subtype classification and development of a clinical practice algorithm and registry. J Pediatr Surg. 2007;42(1):62-68. https://doi.org/10.1016/j.jpedsurg.2006.09.041.7.Greenberger S, Bischoff J. Infantile hemangioma-mechanism(s) of drug action on a vascular tumor. Cold Spring Harb Perspect Med. 2012;1(1): a006460. https://doi.org/10.1101/cshperspect.a006460.8.George A, Mani V, Noufal A. Update on the classification of hemangioma. J Oral Maxillofac Pathol. 2014; 18(Suppl 1):S117-S120. https://doi.org/10.4103/ 0973-029X.1413219.Chen H. Kasabach-Merritt Syndrome. In: Atlas of Genetic Diagnosis and Counseling. Springer Science+Business Media LLC; 2017. P. 1635-1639.10.Hutchins KK, Ross RD, Kobayashi D, et al. Treatment of Refractory Infantile Hemangiomas and Pulmonary Hypertension with Sirolimus in a Pediatric Patient. J Pediatr Hematol / oncol. 2017;39(7): e391-e393. https://doi.org/10.1097/mph.0000000000000961.11.ISSVA Classification of Vascular Anomalies. International Society for the Study of Vascular Anomalies. 2018. Available from: https://www.issva.org/classification. Accessed: April 11, 2020.12.Jiao-ling L, Xiu-ping G, Kun-shan C, et al. Huge fetal hepatic Hemangioma: prenatal diagnosis on ultrasound and prognosis. BMC Pregnancy Childbirth. 2018;18(1):2. https://doi.org/10.1186/s12884-017-1635-7.13.Kaylani S, Theos AJ, Pressey JG. Treatment of Infantile Hemangiomas with Sirolimus in a Patient with PHACE Syndrome. Pediatr Dermatol. 2013;30(6): e194-e197. https://doi.org/10.1111/pde.12023.14.Krowchuk DP, Frieden IJ, Mancini AJ, et al. Clinical practice guideline for the management of infantile hemangiomas. Pediatrics. 2019;143(1): e20183475. https://doi.org/10.1542/peds.2018-3475.15.Kulungowski AM, Alomari AI, Chawla A, et al. Lessons from a liver hemangioma registry: Subtype classification. J Pediatr Surg. 2012;47(1):165-170. https://doi.org/10.1016/j.jpedsurg.2011.10.037.16.Pott Bärtsch EM, Paek BW, Yoshizawa J, et al. Giant Fetal Hepatic Hemangioma. Fetal Diagn Ther. 2003;18:59-64. https://doi.org/10.1159/000066387.17.Regier TS, Ramji FG. Pediatric hepatic hemangioma. RadioGraphics. 2004;24(6):1719-1724. https://doi.org/10.1148/rg.246035188.18.Storch CH, Hoeger PH. Propranolol for infantile haemangiomas: insights into the molecular mechanisms of action. Br J Dermatol. 2010;163(2):269-274. https://doi.org/10.1111/j.1365-2133.2010.09848.x.

Синдром PHACE



Синдром PHACE

Что такое синдром PHACE?

Синдром PHACE — ассоциация между инфантильным haemangiomas и пороком развития глаз, сердца, главных артерий, и мозга. PHACE был сначала описан доктором Илоной Фрайданом в 1996.

Акроним PHACE означает:

  • Задние пороки развития мозга ямки
  • Haemangiomas, особенно большие, сегментальные лицевые поражения
  • Артериальные аномалии
  • Кардиальные (сердечные) аномалии и снижение аорты
  • Глазные расстройства и Эндокринные расстройства

Синдром PHACES — синдром PHACE плюс:

  • Стернальная расселина, supraumbilical шов, или оба

Встречаемость — синдром PHACE?

Синдром PHACE редок. Синдром PHACE поражает девочек девять раз чаще чем мальчики. [1] Одно исследование предположило, что PHACE может быть как распространенный, если не более распространен, чем синдром Стердж-Вебера. [2]

Что такое знаки и осложнения синдрома PHACE?

Младенцы с PHACE имеют:

  • Большой сегментальный haemangioma на лице, скальпе, или шее, или редко, руки или ствола.
    • haemangiomas может портить и кровоточить, и может быть болезненным.
    • Haemangiomas около глаза может привести к потере зрения.
    • Haemangiomas в пределах ушных или слуховых структур в пределах мозга может привести к потере слуха.
  • Расстройства кровеносных сосудов или других структур в пределах мозга.
    • Они могут привести к ударам, приступам и задержке в развитии, особенно в моторной функции (движение).
  • Проблемы с сердцем включают снижение дуги аорты, сложных аномалий арки, или септальных дефектов (‘отверстие в сердечной перегородке’).
  • Синдром PHACE может также подарить гормон (эндокринным) расстройствам.

Что представляет собой значение сегментального haemangiomas?

Определенное место или сегмент, вызванный haemangioma, могут указать вероятные проблемы в основных тканях.

Haemangiomas на лице оказывают влияние на четыре основных сегмента:

  • Сегмент 1 (frontotemporal) вовлекает часть лба и висков.
    • Они в более высоком риске для связанных мозговых пороков развития.
  • Сегмент 2 (верхнечелюстной) охватывает область щеки.
  • Сегмент 3 (челюстной) вовлекает челюсть и подбородок.
    • Челюстные haemangiomas связаны с большим риском кардиотонического средства anomolies и haemangiomas в дыхательных путях, которые могут вызвать затрудненное дыхание.
  • Сегмент 4 (frontonasal) вовлекает середину лба и носа.

Lumbosacral haemangiomas поясницы (см. ПОЯСНИЧНЫЙ) или вокруг заднего прохода и гениталий (см. ТАЗ) были связаны с аномалиями гениталий, позвоночного столба, заднего прохода, и почек. Они не относятся в пределах спектра PHACE.

Как диагноз сделанного синдрома PHACE?

PHACE (S) синдром является клиническим диагнозом, то есть, накопление признаков и симптомов или диагностических критериев необходимо, чтобы сделать диагноз синдрома PHACE. Заявление Согласия о Диагностических Критериях для Синдрома PHACE, изданного в 2009, предложило главные и незначительные критерии в пределах различных органных систем. [3]

  • Цереброваскулярная система
  • Структурный мозг anomolies
  • Сердечно-сосудистый anomolies
  • Глазные расстройства
  • Брюшные или среднелинейные дефекты
Категории Заявления согласия
Определенный синдром PHACE
  • Лицевая гемангиома, больше чем 5 см ПЛЮС 1 главный критерий ИЛИ 2 незначительных критерия
Возможный синдром PHACE
  • Haemangioma шеи или верхней поясницы ПЛЮС 1 главный критерий ИЛИ 2 незначительных критерия
  • ИЛИ 2 главных критерия без haemangioma.

Какие причины синдром PHACE?

Нет никакой известной причины синдрома PHACE. Отношения расстройств, найденных в синдроме PHACE, предполагают, что это — проблема в эмбриональном развитии в определенное критическое время, вероятно между беременностью 3 и 12 недель, когда кровеносные сосуды развиваются. [3]

Какие исследования должны быть сделаны в синдроме PHACE?

Младенцы с большим haemangiomas лица или скальпа (> 24 cm2) должны перенести исследования, чтобы установить, есть ли у них синдром PHACE. Они могут включать:

  • Магнитно-резонансная томография (ЯМР) и ангиограмма магнитного резонанса (MRA) головы и шеи
  • Ангиограмма компьютерной томографии (CTA) мозга, шеи, и груди.
  • Обследования глаз
  • Ушная экспертиза и аудиометрическое тестирование
  • Эхокардиограмма, анализ ультразвука сердечных и кровеносных сосудов.

Что представляет собой лечение синдрома PHACE?

Тактика лечения синдромом PHACE изменится, в зависимости от которого дефекты находятся в каждой поврежденной органной системе. Забота требует мультидисциплинарной команды и может включать дерматолога, офтальмолога, haematologist, онколога, радиолога, невропатолога, врача — кардиолога, и отоларинголога.

Лечение для haemangioma может вовлечь пероральный пропранолол, системные стероиды, хирургию и/или лазерную терапию.

Могут младенцы с синдромом PHACE безопасно лечиться с пропранололом?

Тяжелые расстройства кровеносного сосуда в детях с синдромом PHACE могут ограничить использование пропранолола в лечении haemangiomas, потому что пропранолол может уменьшить кровяное давление (гипотензия). Осторожная оценка главных кровеносных сосудов в мозге и сердце должна быть предпринята, если это лечение рассматривают.

Страница не найдена |

Страница не найдена |

404. Страница не найдена

Архив за месяц

ПнВтСрЧтПтСбВс

       

       

     12

       

     12

       

      1

3031     

     12

       

15161718192021

       

25262728293031

       

    123

45678910

       

     12

17181920212223

31      

2728293031  

       

      1

       

   1234

567891011

       

     12

       

891011121314

       

11121314151617

       

28293031   

       

   1234

       

     12

       

  12345

6789101112

       

567891011

12131415161718

19202122232425

       

3456789

17181920212223

24252627282930

       

  12345

13141516171819

20212223242526

2728293031  

       

15161718192021

22232425262728

2930     

       

Архивы

Май

Июн

Июл

Авг

Сен

Окт

Ноя

Дек

Метки

Настройки
для слабовидящих

Modern Approach and Successful Experience of Conservative Treatment of Infantile Hemangiomas with Non-Selective Beta-Blocker Propranolol | Kotlukova

The article deals with the actual problem of modern treatment of infant hemangiomas. The accumulated 10-year experience of using propranolol in 512 patients has shown its effectiveness and safety. The team of authors developed a protocol for managing patients with infantile hemangiomas of various localization at all stages of treatment. Special attention was paid to the cardiological aspect of patient monitoring using modern methods of instrumental diagnostics. Due to the clear application of the created protocol with the use of ultrasound control, in most cases, it was possible to achieve complete cure of this pathology, minimize incidence of undesirable effects and avoid the formation of relapses (rebound effect). The effectiveness of the developed algorithm of diagnosis and treatment is confirmed by both clinical results and the results of instrumental examinations.


Введение Инфантильная (младенческая) гемангиома (ИГ) является наиболее часто встречающейся доброкачественной сосудистой опухолью, поражая от 2 до 10% детей первого года жизни. Большинство ИГ подвергаются спонтанному регрессу и не требуют лечения, однако 10% от всех ИГ имеют такие осложнения, как функциональные нарушения (нарушение функции печени, стеноз гортани, амблиопия и др.), изъязвления, кровотечения и эстетические проблемы внешности [1-5]. После случайного открытия положительного влияния пропранолола на ИГ в 2008 г. в Европе терапия этим лекарственным средством стала достаточно распространенным методом лечения пациентов с ИГ во всем мире. Пропранолол является неселективным бета-адреноблокатором, вызывает вазоконстрикцию периферических сосудов, блокирует ангиогенные факторы роста, индуцирует апоптоз в пролиферирующих эндотелиальных клетках. При этом он влияет на ткань миокарда, сердечный ритм, артериальное давление, показатели гликемии. Его метаболизм осуществляется в печени. Таким образом, возможность появления нежелательных эффектов вполне реальна. На территории нашей страны отсутствует единый протокол обследования и лечения пациентов с ИГ с помощью пропранолола, отсутствуют объективные критерии, согласно которым оцениваются возможная длительность лечения и показания к его завершению, что является определяющим фактором формирования высокой частоты ребаунд-синдрома. Все вышеизложенное делает актуальным проводимое исследование. Цель исследования — создание протокола ведения пациентов с ИГ с использованием современной лекарственной терапии неселективным бета-блокатором пропранололом и оценка результатов его внедрения. Материалы и методы С 2010 г. нами накоплен опыт успешного применения пропранолола в качестве терапии у детей раннего возраста с ИГ. Пролечены 512 пациентов раннего возраста с ИГ различной локализации, включая пациентов с ИГ печени, подскладковой гемангиомой гортани и наиболее тяжелой формой ИГ — PHACE(S)-синдромом (название представляет собой акроним от Posterior fossa abnormality, Hemangioma, Arterial anomaly, Cardiac defects, Eye abnormality, Sternal defect). Возраст пациентов к началу терапии составил от 1 мес до 4,5 года [6-10]. В сотрудничестве с кафедрой госпитальной педиатрии им. академика В. А. Таболина ФГБОУ ВО «РНИМУ им. Н. И. Пирогова» Минздрава России на базе кардиологического отделения ДГКБ им. З. А. Башляевой все пациенты получали обследование и лечение согласно разработанному нами протоколу (заявка на патентное изобретение, регистрационный № 20187146899). Протокол обследования и ведения состоит из четырех этапов. На I этапе выявляются показания к системному лечению пациентов с ИГ неселективным бета-блокатором пропранололом, проводится базисное кардиологическое обследование, по результатам которого оцениваются противопоказания к терапии, назначается терапия пропранололом с постепенным титрованием дозы препарата, фиксируется наличие или отсутствие нежелательных эффектов на фоне начала терапии. Одним из важнейших исследований на данном этапе является ультразвуковое исследование (УЗИ) ИГ, позволяющее определить толщину сосудистого образования, количество сосудов в нем, с помощью режима допплерографии оцениваются линейная скорость кровотока и индекс резистентности в приводящих и интрапаренхиматозных сосудах. II этап лечения осуществляется в амбулаторных условиях под наблюдением педиатра и кардиолога, заключается в правильном и регулярном приеме препарата, коррекции дозы на фоне изменяющейся массы тела ребенка, проведении регулярных обследований и фотодокументации. III этап — это динамическое стационарное обследование, которое осуществляется каждые 3 мес в течение всего периода лечения, а также после его завершения, включает в себя кардиологическое обследование и УЗИ сосудов ИГ. Кроме этого, осуществляется корректировка дозы препарата, фиксация возможных нежелательных кардиальных и экстракардиальных эффектов, принимается решение о сроках завершения терапии. IV этап осуществляется после отмены терапии пропранололом, когда ребенок вновь проходит обследование, фиксируется наличие или отсутствие ребаунд-синдрома. Статистическая обработка результатов исследования производилась в программе Microsoft Office Excel® 2007. Результаты и обсуждение Средний возраст пациентов к началу лечения составил 3 мес. До начала терапии пропранололом у всех пациентов с ИГ проводилась исходная фотодокументация и определялись исходные ультразвуковые параметры — толщина, размеры сосудистых гиперплазий, а также характеристика кровотока. Во всех случаях на фоне системной терапии пропранололом у пациентов был отмечен быстрый и стойкий эффект — ИГ начинали инволютировать, становились более бледными, менее напряженными. Наибольший эффект от терапии достигался в первые полгода от начала терапии. Об эффективности терапии свидетельствовали данные динамической фотодокументации, предоставляемой родителями, и данные объективного динамического ультразвукового контроля, которые фиксировали снижение показателей линейной скорости кровотока на фоне лечения пропранололом (см. рисунок). Учитывая гипотензивное и антиаритмическое действие неселективного бета-блокатора пропранолола, всем пациентам требовался тщательный контроль за состоянием сердечно-сосудистой системы. Этого требовали и результаты исходного кардиологического обследования, согласно которому у 6% больных были выявлены врожденные пороки сердца. У одного ребенка была установлена кардиомиопатия в виде синдрома некомпактного миокарда левого желудочка. Три ребенка имели хромосомные и моногенные заболевания. Результаты динамического контрольного обследования показали, что через 3 мес от начала терапии по данным холтеровского мониторирования электрокардиограммы (ХМ-ЭКГ) у всех детей снижалась среднесуточная частота сердечных сокращений (ЧСС) на 8% (Ме±σ 120±9,11 в 1 мин). Максимальное снижение ЧСС по данным офисных измерений составило 20,31 уд/мин (р=0,01). Артериальная гипотензия зафиксирована у 3% пациентов. После завершения терапии у всех детей восстанавливались показатели частоты сердечных сокращений по данным ХМ-ЭКГ. Значимое снижение сократительной способности миокарда по данным эхокардиографии выявлено у одного ребенка. Анализ результатов суточного ХМ-ЭКГ позволил зафиксировать наличие атриовентрикулярных блокад I степени у 17% больных, а пауз сердечного ритма, превышающих норму,- у 5%. У трех детей паузы ритма сердца возникали во время аффективно-респираторных пароксизмов, сопровождаясь синкопальными состояниями. Этим детям терапия пропранололом была отменена. Помимо оценки влияния пропранолола на состояние сердечно-сосудистой системы, на фоне лечения и после его завершения анализировались и возможные экстракардиальные нежелательные эффекты. Зафиксировано повышение уровней печеночных трансаминаз (аспартатаминотрансферазы у 17% больных, аланинаминотрансферазы — у 2%), нейтропения — у 5%, гипогликемия — у 5%. У трех детей вследствие неправильного приема препарата на дому (нерегулярно и натощак), вопреки четко сформулированным рекомендациям, развилось острое гипогликемическое состояние, потребовавшее срочной госпитализации. Нарушение сна было отмечено только у одного ребенка. Бронхообструктивный синдром стал причиной отмены препарата у одного недоношенного пациента, имеющего признаки бронхолегочной дисплазии. В остальных случаях присоединения бронхообструкции во время острой вирусной инфекции препарат отменялся временно. У одного ребенка имела место спленомегалия с гиперспленизмом и анемией 1-2-й степени. Средняя продолжительность лечения пропранололом составила 12,8 мес. Дети с недоношенностью и задержкой внутриутробного развития в анамнезе, токсикозом и/или многоводием у матери во время беременности проходили лечение в среднем на 3,2 мес дольше. Наиболее длительно лечились дети с PHACE(S)-синдромом, ИГ периорбитальной области, области околоушных желез. Продолжительность лечения в каждом случае определялась индивидуально по показателям линейной скорости кровотока в сосудах гемангиом. Нами установлен объективный критерий скоростных параметров в сосудах ИГ, при достижении которого принималось решение о постепенной отмене терапии. Благодаря индивидуальному подходу к продолжительности лечения частота развития ребаунд-синдрома среди наших пациентов составила всего 3%. При этом только половине из этих детей потребовалась пролонгация лечения пропранололом. Группу риска по ребаунд-синдрому составили дети с PHACE(S)-синдромом, сегментарными гемангиомами и дети, имеющие синдромальную форму патологических изменений. По поводу остаточных проявлений (телеангиэктазии, синдром «избыточной кожи», фиброзно-жировые изменения) после завершения терапии проводилась консультация хирургами и специалистами по лазеротерапии. Накопленный опыт применения неселективного бета-адреноблокатора пропранолола в отделении кардиологии на основе описанного протокола ведения пациентов с ИГ свидетельствует об эффективности и целесообразности проведения данного вида лечения как первой линии терапии. На эффективность лечения указывают данные фотодокументации и показатели УЗИ, позволившие в динамике оценивать толщину, количество сосудов, индекс резистентности и линейную скорость кровотока в сосудах ИГ. К процессу фотодокументации всегда привлекались родители, что делало их активными участниками лечебного процесса. В ряде случаев для оценки эффективности лечения применялась компьютерная томография с контрастированием. Проведение динамического УЗИ с допплерографией сосудов на фоне лечения пропранололом и сразу после его окончания способствовало установлению индивидуальной продолжительности лечения и максимальному снижению частоты ребаунд-синдрома — до 3% от всех случаев. Включение в протокол обследования детей с ИГ тщательного лабораторно-инструментального, в том числе кардиологического, обследования с проведением эхокардиографии, динамического суточного мониторирования ЭКГ (до назначения терапии пропранололом, во время и после ее завершения) позволяет своевременно выявлять нежелательные эффекты, проводить коррекцию доз препарата или полностью отменять терапию. Суточное ХМ-ЭКГ — более информативный, объективный и, соответственно, более эффективный метод оценки безопасности лечения по сравнению со стандартной ЭКГ. Тщательный анализ возникающих нежелательных эффектов как кардиальной, так и экстракардиальной этиологии позволяет выделять пациентов, представляющих группу риска по их возникновению. Составленный и внедренный в клиническую практику алгоритм ведения пациентов с ИГ дает реальную возможность избежать применения более агрессивных методов лечения данного заболевания и повысить качество жизни пациентов. Контроль детским кардиологом процесса лечения сосудистых гиперплазий неселективным бета-блокатором пропранололом обеспечивает безопасность проводимого лечения. Выводы 1. Впервые в нашей стране составлен четырехэтапный протокол ведения пациентов с ИГ от начала до завершения терапии неселективным бета-адреноблокатором пропранололом. 2. Благодаря практическому использованию составленного протокола получены результаты, свидетельствующие об эффективности и достаточной безопасности консервативной системной терапии пациентов с ИГ различной локализации неселективным бета-блокатором пропранололом. 3. Результаты проведенного исследования показали, что УЗИ ИГ с динамическим определением линейной скорости кровотока в ее сосудах является важным диагностическим тестом для контроля эффективности проводимого лечения и объективным основанием для завершения терапии. 4. Целесообразно использование данного метода лечения как первой линии терапии с первых месяцев жизни ребенка в стадию активного роста ИГ, до развития таких осложнений, как амблиопия, сердечная и дыхательная недостаточность, изъязвления, кровотечения, нагноения. Позднее начало терапии чревато формированием остаточной симптоматики, требующей дополнительной эстетической коррекции. 5. Процесс лечения пропранололом должен осуществляться и контролироваться детским врачом-кардиологом. Исследование не имело спонсорской поддержки. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

N. P. Kotlukova

N. I. Pirogov Russian National Research Medical University; Z. A. Bashlyaeva Children City Clinical Hospital

Email: [email protected]

I. M. Osmanov

N. I. Pirogov Russian National Research Medical University; Z. A. Bashlyaeva Children City Clinical Hospital

N.

K. Konstantinova N. I. Pirogov Russian National Research Medical University

I. I. Trunina

N. I. Pirogov Russian National Research Medical University; Z. A. Bashlyaeva Children City Clinical Hospital

T. R. Lavrova

Z. A. Bashlyaeva Children City Clinical Hospital

E. V. Karelina

Z. A. Bashlyaeva Children City Clinical Hospital

A. N. Grishkin

Z. A. Bashlyaeva Children City Clinical Hospital

I. M. Mosin

Z. A. Bashlyaeva Children City Clinical Hospital
  1. Dickison P., Christou E., Wargon O. A prospective study of infantile hemangiomas with a focus on incidence and rick factors. Pediatr. Dermatol. 2011;28:663-9.
  2. Luu M., Freiden I. J. Hemangioma: clinical course, complications and management. Brit. J. Dermatol. 2013;169:20-30.
  3. Munden A., Butschek R., Tom W. L., Marshall J. S., Poeltler D. M., Krohne S. E., Alio A. B., Ritter M., Friedlander D. F., Catanzarite V., Mendoza A., Smith L., Friedlander S. F. Prospective study of infantile hemangiomas: incidence, clinical characteristics and association with placental anomalies. Brit. J. Dermatol. 2014;170:907-13.
  4. Бережнова С. Г. Основные направления лечения гемангиом орбитальной и параорбитальной локализации у детей. Российский офтальмологический журнал. 2013;6(1):96-102.
  5. Котлукова Н. П., Константинова Н. К., Пыков М. И., Шаряфетдинова Г. Р., Османов И. М. Множественные гемангиомы печени у новорожденного в сочетании с врожденным пороком сердца — успешное лечение и хороший прогноз. Педиатрия им. Г. Н. Сперанского. 2018;97(4):187-91.
  6. Котлукова Н. П., Рогинский В. В., Тимофеева М. Ю., Репина Э. А., Кисленко О. А. Новый взгляд на лечение инфантильных гемангиом (сосудистых гиперплазий). Педиатрия им. Г. Н. Сперанского. 2012;91(6):60-4.
  7. Солдатский Ю. Л., Тимофеева М. Ю., Котлукова Н. П., Стрыгина Ю. В., Гаспарян С. Ф., Кисленко О. А. Эффективность пропранолола при лечении подскладковой гемангиомы у детей первого года жизни. Вестник оториноларингологии. 2014;(1):44-8.
  8. Тимофеева М. Ю., Репина Э. А., Котлукова Н. П., Рогинский В. В., Архангельская О. Н., Скуредина Л. А. PHACE-синдром: современные возможности диагностики и лечения. Педиатрия им. Г. Н. Сперанского. 2013;92(2):68-72.
  9. Поляев Ю. А., Котлукова Н. П., Постников С. С., Мыльников А. А., Гарбузов Р. В., Константинов К. В., Нарбутов А. Г., Поляева Т. Ю. Пропранолол в лечении инфантильных гемангиом. Детская хирургия. 2013;(5):35-7.
  10. Репина Э. А., Рогинский В. В., Котлукова Н. П. Тактика лечения детей с сосудистыми гиперплазиями (т. н. детскими гемангиомами) челюстно-лицевой области (обзор литературы и результат собственных исследований). Стоматология. 2013;(Спецвыпуск):34-41.
Cited-By

PlumX

Dimensions

Синдром PHACE

Синдром PHACE

Большинство детских гемангиом не являются серьезными.

Однако у детей с определенными типами гемангиом лица могут быть другие проблемы.

Синдром

PHACE можно заподозрить у младенцев с большими гемангиомами на лице, голове и / или шее.

Что такое синдром PHACE?

Синдром

PHACE — это связь между большими инфантильными гемангиомами лица, головы и / или шеи и пороками развития глаз, сердца, крупных артерий и головного мозга.Причина синдрома PHACE неизвестна.

P = задняя ямка (это относится к возможным аномальным структурам в головном мозге, особенно мозжечку.)
H = гемангиома
A = артериальная (это относится к возможным аномальным артериям в головном мозге, шее или груди. )
C = сердечная ( Это относится к возможным проблемам с сердцем или аномалиям крупных кровеносных сосудов, связанных с сердцем.)
E = Глаза (Это относится к возможным проблемам с глазами или зрением.)

Младенцы с синдромом PHACE могут иметь одну или несколько из этих проблем, помимо гемангиомы.В редких случаях у детей может быть аномалия грудины (грудной клетки) или гипотиреоз (низкий уровень гормона щитовидной железы).

Каковы признаки и симптомы синдрома PHACE?

Гемангиомы могут быть небольшими или невидимыми при рождении. Они быстро растут, и их можно увидеть в первые дни или недели жизни. У детей с синдромом PHACE гемангиомы обычно покрывают большую часть лица, головы или шеи. Они могут проявляться как одно поражение или как участок из нескольких поражений.При рождении могут быть видны и другие проблемы, например деформация грудины.

Признаки и симптомы различаются. Также различается степень тяжести симптомов и осложнений.

Как диагностируется синдром PHACE?

Если гемангиома выглядит подозрительной на синдром PHACE, необходимо дополнительное обследование. Эти тесты могут включать:

Могут потребоваться другие тесты.

Каковы возможные осложнения синдрома PHACE?

По мере роста гемангиома может привести к разрушению кожи (изъязвлениям), изменению черт лица и / или вызвать проблемы с дыханием, зрением или слухом.

Другие осложнения зависят от того, какие структуры помимо кожи поражены. Например, задержка развития, судороги, головные боли и / или аномальный мышечный тонус могут возникнуть, если задействован мозг.

Нужно ли моему ребенку лечение от синдрома PHACE?

Обычно гемангиома (ы) при синдроме PHACE требует приема лекарств внутрь или на коже. Эти лекарства используются для остановки роста гемангиомы. Они также лечат и / или предотвращают осложнения. Также может потребоваться хирургическое лечение.

Что такое лечение синдрома PHACE?

Синдром PHACE нуждается в оценке и лечении командой экспертов. Регулярное наблюдение очень важно.

PHACE синдром | DermNet NZ

Автор: Даниэль Джун Йи Вонг, студент-медик, Мельбурнский университет, Австралия, 2012 г.


Что такое синдром PHACE?

Синдром PHACE — это связь между инфантильными гемангиомами и пороками развития глаз, сердца, крупных артерий и головного мозга. PHACE была впервые описана доктором Илоной Фрейдан в 1996 году.

Аббревиатура PHACE означает:

  • Пороки развития задней черепной ямки
  • Гемангиомы, особенно большие сегментарные поражения лица
  • Артериальные аномалии
  • Сердечные аномалии и коарктация аорты
  • Патологии глаз и эндокринные нарушения

Синдром PHACES — это синдром PHACE плюс:

  • Расщелина грудины, надпупочный шов или и то, и другое

Синдром PHACE

Насколько распространен синдром PHACE?

Синдром PHACE встречается редко. Синдром PHACE поражает девочек в девять раз чаще, чем мальчиков. [1] Одно исследование показало, что PHACE может быть таким же, если не более распространенным, чем синдром Стерджа-Вебера. [2]

Каковы признаки и осложнения синдрома PHACE?

Младенцы с PHACE имеют:

  • Большая сегментарная гемангиома на лице, волосистой части головы или шее, а в редких случаях — на руке или туловище.
    • Гемангиомы могут изъязвляться, кровоточить и быть болезненными.
    • Гемангиомы возле глаза могут привести к потере зрения.
    • Гемангиомы в ухе или слуховые структуры головного мозга могут привести к потере слуха.
  • Аномалии кровеносных сосудов или других структур головного мозга.
    • Они могут привести к инсультам, судорогам и задержке развития, особенно двигательной функции (движения).
  • Проблемы с сердцем включают сужение дуги аорты, сложные аномалии дуги или дефекты перегородки («отверстие в сердце»).
  • Синдром PHACE может также проявляться гормональными (эндокринными) нарушениями.

Какое значение имеют сегментарные гемангиомы?

Конкретный участок или сегмент, пораженный гемангиомой, может указывать на вероятные проблемы в подлежащих тканях.

Гемангиомы на лице поражают четыре основных сегмента:

  • Сегмент 1 (лобно-височный) включает часть лба и виски.
    • Они подвержены более высокому риску ассоциированных пороков развития головного мозга.
  • Сегмент 2 (верхнечелюстной) охватывает область щеки.
  • Сегмент 3 (нижнечелюстной) включает челюсть и подбородок.
    • Гемангиомы нижней челюсти связаны с повышенным риском сердечных аномалий и гемангиом в дыхательных путях, которые могут вызвать затруднения дыхания.
  • Сегмент 4 (лобно-носовой) охватывает середину лба и носа.

Пояснично-крестцовые гемангиомы нижней части спины (см. ПОЯСНИЧНИК) или вокруг заднего прохода и гениталий (см. Таз) связаны с аномалиями гениталий, позвоночника, ануса и почек.Они не относятся к спектру PHACE.

Как ставится диагноз синдрома PHACE?

Синдром PHACE (S) — это клинический диагноз, то есть набор признаков и симптомов или диагностических критериев необходим для постановки диагноза синдрома PHACE. В заявлении о консенсусе по диагностическим критериям синдрома PHACE, опубликованном в 2009 г., были предложены основные и второстепенные критерии для различных систем органов [3].

  • Цереброваскулярная система
  • Структурные аномалии головного мозга
  • Сердечно-сосудистые аномалии
  • Глазные аномалии
  • Дефекты вентральной или средней линии
Категории утверждений консенсуса
Синдром определенного PHACE
  • Гемангиома лица более 5 см ПЛЮС 1 основной критерий ИЛИ 2 второстепенных критерия
Возможный синдром PHACE
  • Гемангиома шеи или верхней части туловища ПЛЮС 1 основной критерий ИЛИ 2 второстепенных критерия
  • ИЛИ 2 основных критерия без гемангиомы.

Что вызывает синдром PHACE?

Причина синдрома PHACE неизвестна. Взаимосвязь аномалий, обнаруженных при синдроме PHACE, предполагает, что это проблема эмбрионального развития в определенное критическое время, вероятно, между 3 и 12 неделями беременности, когда развиваются кровеносные сосуды. [3]

Какие исследования следует проводить при синдроме PHACE?

Младенцы с большими гемангиомами лица или волосистой части головы (> 24 см 2 ) должны пройти обследование, чтобы установить, есть ли у них синдром PHACE.К ним могут относиться:

  • Магнитно-резонансная томография (МРТ) и магнитно-резонансная ангиограмма (МРА) головы и шеи
  • Компьютерная томографическая ангиограмма (КТА) головного мозга, шеи и грудной клетки.
  • Осмотр глаз
  • Обследование ушей и аудиометрическое тестирование
  • Эхокардиограмма, ультразвуковое исследование сердца и сосудов.

Как лечить синдром PHACE?

Лечение синдрома PHACE будет варьироваться в зависимости от того, какие дефекты обнаруживаются в каждой пораженной системе органов. Уход требует мультидисциплинарной команды и может включать дерматолога, офтальмолога, гематолога, онколога, радиолога, невролога, кардиолога и отоларинголога.

Лечение гемангиомы может включать пероральный прием пропранолола, системные стероиды, хирургическое вмешательство и / или лазерную терапию.

Можно ли безопасно лечить младенцев с синдромом PHACE пропранололом?

Тяжелые аномалии кровеносных сосудов у детей с синдромом PHACE могут ограничивать использование пропранолола при лечении гемангиом, поскольку пропранолол может снижать артериальное давление (гипотензия).Если это лечение рассматривается, следует провести тщательную оценку основных кровеносных сосудов головного мозга и сердца.

Синдром

PHACE | Техасская детская больница

Синдром PHACE — это необычная связь между большой гемангиомой на лице и аномальным развитием мозга, кровеносных сосудов в головном мозге, сердце, кровеносных сосудов в сердце или (редко) в глазах. В редких случаях также могут быть аномалии кожи в средней части груди или живота. Эти проблемы присутствуют при рождении. Причина PHACE неизвестна, но, по всей видимости, она не передается по наследству, так как никогда не сообщалось более одного больного члена семьи.

PHACE (S) означает:

P Аномалии задней ямки: аномалии развития задней части мозга.

H эмангиомы: большие и часто с рисунком (не круглым) на лице.

A rterial: аномальные кровеносные сосуды головного мозга и / или шеи.

C ardiac: аномалии сердца и / или дуги аорты (кровеносные сосуды, идущие от сердца)

E ye отклонения от нормы.

S внутренние дефекты и / или надпупочный шов: изменения кожи на груди или животе.

Симптомы / История болезни

Помимо гемангиомы, наиболее частыми проблемами, наблюдаемыми при PHACE, являются аномалии кровеносных сосудов головного мозга, шеи или сердца. Очень редко у ребенка могут быть все возможные отклонения, перечисленные выше. В то время как многие дети с PHACE в остальном нормальны, некоторые из них могут подвергаться риску неврологических проблем, таких как мигренеподобные головные боли, судороги и задержка в развитии. Хотя в PHACE сообщалось об инсульте, эта связь встречается очень редко.

Диагностика

Клинический осмотр. Типичная гемангиома PHACE обычно не округлая, а распространяется на участок кожи. Поначалу его часто ошибочно принимают за «винное пятно», которое представляет собой другую родинку, которая присутствует при рождении и не растет в младенчестве или инволюции.Диагноз PHACE ставится на основании исследования гемангиомы, кожи груди и живота, глаз и визуализации (специальные снимки) головы, шеи и сердца.

Изображения. Для завершения диагностики PHACE требуется визуализация (специальные снимки) головы, шеи и сердца. Чаще всего это изображение включает МРТ и МРА головы и шеи, а также эхокардиограмму (УЗИ) сердца.

Патология. Биопсия кожи не требуется для постановки диагноза PHACE.

Генетика. Генетическая причина PHACE не установлена, но генетические исследования продолжаются. Чтобы узнать больше о PHACE, был создан реестр PHACE (вы можете обсудить со своим врачом информацию о том, как зарегистрироваться).

Лечение

Поскольку типичная гемангиома PHACE является большой и располагается на лице, в младенчестве часто требуется медицинское лечение (см. Лечение гемангиомы выше). Если вы беспокоитесь, что у вашего ребенка может быть синдром PHACE, важно, чтобы ваш ребенок был осмотрен врачом, который хорошо осведомлен о диагностике и лечении гемангиом и PHACE.

OMIM Entry — 606519 — PHACE ASSOCIATION

PHACE — это аббревиатура от нейрокожного синдрома, охватывающего следующие признаки: пороки развития задней черепной ямки, гемангиомы лица (большие или сложные), артериальные аномалии, сердечные аномалии и аномалии глаз. Эта ассоциация называется PHACES, когда присутствуют вентральные дефекты развития, такие как расщепление грудины или надпупочный шов (краткое изложение Bracken et al., 2011).

В согласованном заявлении относительно диагностических критериев синдрома PHACE (Metry et al., 2009) критерии были разделены на 2 категории: синдром PHACE и возможный синдром PHACE. Определенный синдром PHACE требует наличия характерной сегментарной гемангиомы или гемангиомы более 5 см в диаметре на лице или коже черепа плюс 1 основной критерий или 2 второстепенных критерия, включая цереброваскулярную, сердечно-сосудистую или систему глазных органов, структуру мозга или вентральную или дефекты средней линии.Возможная PHACE требует наличия гемангиомы более 5 см в диаметре на лице или волосистой части головы плюс 1 незначительный критерий; гемангиома шеи или верхней части туловища плюс 1 основной критерий или 2 второстепенных критерия; или отсутствие гемангиомы плюс 2 основных критерия.

Frieden et al. (1996) сообщили о 2 случаях младенцев с большими гемангиомами лица, врожденной катарактой и структурными артериальными аномалиями, особенно центральной нервной системы.Они также рассмотрели 41 случай с аналогичными выводами из литературы и предложили использовать аббревиатуру «синдром PHACE».

Coats et al. (1999) описали офтальмологические особенности синдрома PHACE. Обзор литературы показал, что примерно у одной трети пациентов наблюдаются глазные проявления, включая гемангиомы хориоидеи, криптофтальм, экзофтальм, колобомы, задний эмбриотоксон, атрофию зрительного нерва, микрофтальм, косоглазие и гипоплазию зрительного нерва. У пациента, о котором они сообщили, была врожденная глаукома, особенность, о которой ранее не сообщалось в связи с синдромом PHACE, которая потребовала хирургического вмешательства.

Raas-Rothschild et al. (2000) описали девочку с гигантской врожденной аневризмой аорты, раздвоенной расщелиной грудины, покрытой атрофической кожей, срединным швом, простирающимся от аномальной грудины до пупка, и гемангиомами нижней губы и правого уха. Они рассмотрели 2 случая гигантской аневризмы аорты, о которых ранее сообщалось; у обоих была гемангиома и расщелина грудины, а у одного — надпупочный шов. Schieken et al. (1987) описали новорожденного с расщелиной грудины, кожной гемангиомой, окклюзией правой безымянной артерии и аневризмой восходящей аорты.Этому ребенку в 17 месяцев была проведена успешная пластика аневризмы. Pasic et al. (1993) описали взрослого с аневризмой проксимального отдела дуги аорты, вовлекающей безымянную артерию и левую сонную артерию, а также грудинную щель с надпупочным швом по средней линии, гемангиому лица и шеи и микрогнатию. В возрасте 45 лет у пациента все еще не было симптомов.

Metry et al. (2001) оценили спектр заболеваний у 14 обследованных ими пациентов, и 116 сообщили о пациентах, соответствующих критериям синдрома.Поскольку 115 пациентов были женщинами, авторы предположили, что расстройство может быть Х-сцепленным доминантным с летальным исходом у мужчин. Семьдесят процентов пациентов имели только 1 внекожное проявление синдрома, чаще всего структурные или артериальные аномалии головного мозга; однако полное обследование, включая МРТ и МР-ангиографию, проводилось не у всех пациентов. Несколько случаев ассоциации PHACE также были ошибочно диагностированы как синдром Стерджа-Вебера (185300), когда гемангиомы пациентов были ошибочно приняты за капиллярные мальформации или винные пятна.Авторы пришли к выводу, что ассоциацию PHACE следует рассматривать у любого пациента с большой сегментарной бляшкообразной гемангиомой лица, и что этим пациентам следует пройти офтальмологическое, неврологическое и кардиологическое обследование.

Slavotinek et al. (2002) описали 17-летнюю женщину с возможным синдромом PHACE, у которой была гемангиома скальпа, расщелина язычка, дефект верхней трети грудины, пороки развития сосудов головного мозга и разрыв аневризмы аорты. Ранее при синдроме PHACE редко сообщалось о расщеплении лица и аневризме аорты.Разрыв аневризмы аорты после небольшой травмы произошел в 11 лет. В 17 лет плановое восстановление расширенной эктатической аорты осложнилось церебральной ишемией. Сосудистые аномалии включали аневризму левой подключичной артерии, атрезию правой сонной артерии и кальцинированные аневризмы головного мозга. Хотя у пациентки была арахнодактилия и некоторые другие особенности, связанные с синдромом Марфана (154700), она не соответствовала диагностическим критериям.

Kniestedt et al.(2004) сообщили о 2 девушках с вариантом синдрома PHACE с перипапиллярной выемкой в ​​глазу, ипсилатеральной по отношению к орофациальной гемангиоме: диск ипомеи у 1 девушки и перипапиллярная стафилома у другой.

В проспективном когортном исследовании 1096 детей с гемангиомами Metry et al. (2006) идентифицировали 25 (19,7%), которые соответствовали критериям PHACE из 127 младенцев с сегментарными гемангиомами лица. По сравнению с предыдущими сообщениями, у этих пациентов с PHACE была более высокая частота цереброваскулярных и сердечно-сосудистых аномалий, 55% и 44% соответственно.У двух пациентов развился острый артериальный ишемический инсульт в младенчестве, тогда как у двух пациентов с сердечно-сосудистыми аномалиями были зарегистрированы доказательства нормализации, что позволяет предположить, что при этом синдроме могут наблюдаться как прогрессирующие, так и регрессивные сосудистые явления.

Hess et al. (2010) проанализировали изображения внутричерепной магнитно-резонансной ангиографии и / или компьютерной томографической ангиографии 70 детей, соответствующих критериям консенсуса для синдрома PHACE, у которых было известно, что у них были поражения артерий в головном мозге, голове или шее.У 57% пациентов было более 1 формы артериопатии, при этом дисгенезия была наиболее частой аномалией (56%), за которой следовали аномальное течение или происхождение (47%), сужение (39%) и отсутствие визуализации (20%). . Примитивные эмбриональные каротидно-вертебробазилярные связи присутствовали у 20% детей. Гемангиомы были ипсилатеральными по отношению к артериопатии во всех случаях, кроме 1. Лобно-височные и / или нижнечелюстные лицевые сегменты были вовлечены в 97% случаев, но никаких других специфических ассоциаций между локализацией артериопатии и участками гемангиомы обнаружено не было.Во всех случаях с аномалиями задней черепной ямки были либо аномалии ВСА, либо устойчивые эмбриональные каротидно-базилярные связи.

Bracken et al. (2011) провели ретроспективный обзор клинических и визуализационных записей последовательной серии из 12 пациентов, 10 женщин и 2 мужчин, с диагнозом синдрома PHACE в период с 1998 по 2009 год. У всех пациентов была сегментарная краниофациальная гемангиома, которая поражала лобно-височный сегмент у 12 пациентов. Пациентам: верхнечелюстной сегмент — 8, нижнечелюстной — 5, лобно-носовой — 1.Наиболее частыми внекожными аномалиями были нейрососудистые аномалии, которые присутствовали у 10 пациентов, многие из которых имели множественные аномалии. Спектр артериальных аномалий варьировался от гипоплазии (9 пациентов) до эктазии (3 пациента), аномального происхождения или течения (2 пациента) и стойкого фетального анастомоза (2 пациента). Другие обнаруженные аномалии включали сердечные аномалии у 3 пациентов, коарктацию аорты у 2 пациентов и аномалию задней ямки и аномалию области грудины у 1 пациента.Bracken et al. (2011) пришли к выводу, что внутричерепные аномалии являются наиболее частым внекожным признаком синдрома PHACE.

Связь между большими гемангиомами лица и лежащими в основе цереброваскулярными и лицевыми артериальными аномалиями была впервые обнаружена Паскуаль-Кастровьехо (1978), который сообщил о 7 пациентах женского пола с гемангиомами лица и черепа. Паскуаль-Кастровьехо (1978) также отметил, что гемангиомы связаны с аномалиями мозга, обычно затрагивающими мозжечок, и врожденными пороками сердца.Наиболее серьезные сосудистые аномалии возникали на той же стороне, что и гемангиомы.

Консенсусное заявление о диагностических критериях синдрома PHACE

Резюме

ЦЕЛИ: Подгруппа пациентов с инфантильными гемангиомами имеет связанные структурные аномалии головного мозга, сосудов головного мозга, глаз, грудины и / или аорты, известные как нейрокожное заболевание. Синдром PHACE. Диагноз был широко инклюзивным с использованием определения случая гемангиомы лица плюс ≥1 внекожных признаков, что привело к многочисленным сообщениям о потенциальных ассоциированных признаках заболевания, многие из которых имеют неопределенное значение. Таким образом, это консенсусное заявление было разработано для установления диагностических критериев синдрома PHACE.

МЕТОДЫ: Многопрофильная группа специалистов, специализирующихся на лечении синдрома PHACE, разработала первоначальные диагностические критерии на основе обзора опубликованной, прошедшей экспертную оценку медицинской литературы и клинического опыта. Затем группа собралась как на исполнительную, так и на общую сессию во время конференции по исследованию синдрома PHACE, состоявшейся в ноябре 2008 года, для обсуждения и использовала метод консенсуса.Впоследствии все противоречивые рекомендации согласовывались посредством электронной связи и телеконференций.

РЕЗУЛЬТАТЫ: Эти критерии были разделены на 2 категории: (1) синдром PHACE или (2) возможный синдром PHACE. Основные и второстепенные критерии были определены для следующих систем органов: цереброваскулярной, структурной, сердечно-сосудистой, глазной и вентральной / средней линии. Определенный PHACE требует наличия характерной сегментарной гемангиомы или гемангиомы> 5 см на лице или коже черепа плюс 1 основной критерий или 2 второстепенных критерия.Возможная PHACE требует наличия гемангиомы> 5 см на лице или коже черепа плюс 1 незначительный критерий. Группа признала, что возможно наличие синдрома PHACE с гемангиомой, поражающей только шею, грудь или руку, или отсутствием кожной гемангиомы вообще. В таких случаях выполнение дополнительных необходимых критериев также может привести к возможному диагнозу PHACE.

ВЫВОДЫ: Эти критерии отражают текущие знания и, как ожидается, улучшат будущие оценки синдрома PHACE.Понятно, что со временем следует ожидать изменений, которые будут включать новые результаты исследований.

Синдром PHACE: МРТ внутримозговых сосудистых аномалий и клинические данные в серии из 12 пациентов

  • 1.

    Frieden IJ, Reese V, Cohen D (1996) Синдром PHACE: ассоциация пороков развития задней черепной ямки, гемангиом, артериальных аномалий , коарктация аорты и пороки сердца, а также аномалии глаз. Arch Dermatol 132: 307–311

    PubMed Статья CAS Google Scholar

  • 2.

    Паскуаль Кастровьехо I (1978) Сосудистые и несосудистые внутричерепные мальформации, связанные с гемангиомами наружных капилляров. Нейрорадиология 16: 82–84

    PubMed Статья CAS Google Scholar

  • 3.

    Паскуаль Кастровьехо И., Виано Дж., Морено Ф. и др. (1996) Гемангиомы головы, шеи и груди с сопутствующими сосудистыми и мозговыми аномалиями: сложный нейрокожный синдром. Am J Neuroradiol 17: 461–471

    PubMed CAS Google Scholar

  • 4.

    Metry DW, Garzon MC, Drolet BA et al (2009) Синдром PHACE: текущие знания, будущие направления. Pediatr Dermatol 26: 381–398

    PubMed Статья Google Scholar

  • 5.

    Metry DW, Haggstrom AN, Drolet BA et al (2006) Проспективное исследование синдрома PHACE при инфантильных гемангиомах: демографические особенности, клинические данные и осложнения. Am J Med Genet A 140: 975–986

    PubMed CAS Google Scholar

  • 6.

    Haggstrom AN, Lammer EJ, Schneider RA et al (2006) Паттерны инфантильных гемангиом: новые ключи к разгадке патогенеза гемангиомы и эмбрионального лицевого развития. Педиатрия 117: 698–703

    PubMed Статья Google Scholar

  • 7.

    Haggstrom AN, Garzon MC, Baselga E et al (2010) Риск синдрома PHACE у младенцев с большими лицевыми гемангиомами. Педиатрия 126: e418 – e426

    PubMed Статья Google Scholar

  • 8.

    Oza VS, Wang E, Berenstein A et al (2008) PHACES Association: нейрорадиологический обзор 17 пациентов. Am J Neuroradiol 29: 807–813

    PubMed Статья CAS Google Scholar

  • 9.

    Капур К., Сингх Б., Деван Л.И. (2008) Вариации конфигурации круга Уиллиса. Anat Sci Int 83: 96–106

    PubMed Статья Google Scholar

  • 10.

    Uchino A, Nomiyama K, Takase Y et al (2006) Вариации передней мозговой артерии, обнаруженные с помощью МР-ангиографии.Нейрорадиология 48: 647–652

    PubMed Статья Google Scholar

  • 11.

    Park JH, Kim JM, Roh JK (2007) Гипоплазия позвоночной артерии: частота и связи с территорией ишемического инсульта. J Neurol Neurosurg Psychiatry 78: 954–958

    PubMed Статья Google Scholar

  • 12.

    Сонгур А., Гонул Ю., Озен О. А. и др. (2008) Вариации внутричерепной вертебробазилярной системы.Surg Radiol Anat 30: 257–264

    PubMed Статья Google Scholar

  • 13.

    Hess CP, Fullerton HJ, Metry DW et al (2010) шейные и внутричерепные артериальные аномалии у 70 пациентов с синдромом PHACE. Am J Neuroradiol 31: 1980–1986

    PubMed Статья CAS Google Scholar

  • 14.

    Patel SB, Hashmi ZA, Smaroff GG et al (2010) Врожденное отсутствие левой внутренней сонной артерии.Ann Vasc Surg 24: 415.e9–415.e11

    Артикул Google Scholar

  • 15.

    Karazincir S, Ada E, Sarsilmaz A et al (2004) Частота сосудистых изменений и аномалий, сопровождающих внутричерепные аневризмы. Тани Гирисим Радьол 10: 103–109

    PubMed Google Scholar

  • 16.

    Heyer GL, Dowling MM, Licht DJ et al (2008) Церебральная васкулопатия синдрома PHACES.Инсульт 39: 308–316

    PubMed Статья Google Scholar

  • 17.

    Пассеро С.Г., Росси С. (2008) Естественная история вертебробазилярной долихоэктазии. Неврология 70: 66–72

    PubMed Статья Google Scholar

  • 18.

    Pico F, Labreuche J, Gourfinkel-An I et al (2006) Диаметр базилярной артерии и 5-летняя смертность у пациентов с инсультом. Инсульт 37: 2342–2347

    PubMed Статья Google Scholar

  • 19.

    Yilmaz E, Erhan I, Dogan T (1995) Примитивные устойчивые каротидно-базилярные и каротидно-позвоночные анастомозы: отчет о семи случаях и обзор литературы. Clin Anat 8: 36–43

    PubMed Статья CAS Google Scholar

  • 20.

    Маккензи Д.Д., Дин Б.Л., Флом Р.А. (1996) Тройнично-кавернозный свищ: пересмотр анатомии Зальцмана. Am J Neuroradiol 17: 280–282

    PubMed CAS Google Scholar

  • 21.

    Ouriel K, Green RM, DeWeese JA (1988) Аномальные каротидно-базилярные анастомозы в цереброваскулярной хирургии. J Vasc Surg 7: 774–777

    PubMed CAS Google Scholar

  • 22.

    Метри Д.В., Дауд К.Ф., Баркович А.Дж. и др. (2001) Многоликость синдрома PHACE. J Pediatr 139: 117–123

    PubMed Статья CAS Google Scholar

  • 23.

    Poetke M, Frommeld T, Berlien HP et al (2002) Синдром PHACE: новые взгляды на диагностические критерии.Eur J Pediatr Surg 12: 366–374

    PubMed Статья CAS Google Scholar

  • 24.

    Метри Д., Хейер Г., Хесс С. и др. (2009) Консенсусное заявление о диагностических критериях синдрома PHACE. Педиатрия 124: 1447–1456

    PubMed Статья Google Scholar

  • Использование пропранолола для лечения гемангиом при синдроме PHACE

    Детские гемангиомы — распространенные опухоли сосудистого эндотелия, встречающиеся в 2.5–10% младенцев. Частота инфантильных гемангиом составляет ~ 22–30% у недоношенных новорожденных с массой тела при рождении <1 кг. 4 Заболеваемость недоношенными детьми с массой тела при рождении> 1,5 кг такая же, как и у доношенных детей. В большом когортном исследовании 1096 детей с гемангиомами 25 соответствовали критериям PHACE. Эти 25 пациентов представляли 20% младенцев с сегментарными гемангиомами лица. 5 В другом многоцентровом проспективном исследовании 108 младенцев с большими лицевыми гемангиомами у 33 (33%) был синдром PHACE. 6

    PHACE чаще встречается у женщин (9: 1), и сообщалось о повышении заболеваемости у младенцев неиспаноязычной европеоидной и латиноамериканской национальностей. Никаких специфических хромосомных или генетических аномалий выявлено не было. Несколько случаев синдрома PHACE были ошибочно диагностированы как синдром Стерджа-Вебера, когда гемангиомы были ошибочно приняты за пороки развития капилляров или пятна портвейна. Однако пятна портвейна в Sturge-Weber не размножаются и не регрессируют в младенчестве. 7, 8, 9 Пероральные кортикостероиды (преднизон до 2 мг / кг -1 в день) являются рекомендованной терапией первой линии для гемангиом, которые быстро увеличиваются или ухудшают зрение или дыхательные пути.Кортикостероиды не одобрены Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов для лечения гемангиом у младенцев, и их использование не соответствует установленным требованиям. Использование пероральных кортикостероидов в этом случае было связано с задержкой роста, остеопорозом, оппортунистическими инфекциями, задержкой развития и гипертонией. 10 Винкристин замедляет пролиферацию клеток, и его действие может занять много времени, от 4 до 6 месяцев. Интерферон-α используется нечасто из-за потенциальной нейротоксичности.

    Хотя было несколько сообщений о случаях использования пропранолола при лечении капиллярных гемангиом, окончательных рекомендаций по применению этого лекарства при синдроме PHACE нет, и на сегодняшний день нет опубликованных клинических испытаний.Пропранолол — неселективный β-адреноблокатор. Механизм действия, вызывающего инволюцию инфантильных гемангиом, полностью не изучен. Предлагаемые механизмы могут включать сужение сосудов, выражающееся в изменении цвета и смягчении гемангиомы. Клетки эндотелия капилляров экспрессируют β2-адренорецепторы, которые модулируют высвобождение оксида азота, вызывая эндотелий-зависимое расширение сосудов. Снижена экспрессия двух проангиогенных генов (1) основного фактора роста фибробластов и (2) фактора роста эндотелия сосудов, что приводит к апоптозу эндотелия сосудов.Хотя наш ребенок получал кортикостероиды в течение 3 недель и не показал регресса, наблюдался значительный регресс лицевых гемангиом, который был очевиден в течение нескольких дней после начала этого лечения. У этого младенца пропранолол был начат с дозы 0,5 мг / кг -1 в день, затем увеличился до 1 мг / кг -1 в день за 1 неделю до максимальной дозы 2 мг / кг -1 в день.

    В отчете Леауте-Лабрез указано, что они начали прием пропранолола в дозе 2 мг / кг -1 в день.Консультации с несколькими различными центрами, имеющими медицинскую экспертизу в области лечения врожденных гемангиом, выявили разные взгляды на лучшую стратегию лечения. Единого мнения об использовании пропранолола при лечении гемангиом не было. Также нет единого мнения о дозировке при начале и лечении или продолжительности использования пропранолола. Кроме того, были опасения по поводу побочных эффектов пропранолола, таких как брадикардия, гипотензия, гипогликемия и бронхоспазм. Сердечная недостаточность с высоким сердечным выбросом может возникать у младенцев с очень большими инфантильными гемангиомами, синдромом PHACE, тазом (гемангиома промежности, пороки развития наружных половых органов, липомиеломенингоцеле, пузырно-мозговыми аномалиями, неперфорированным) синдромом и диффузным гемангиоматозом новорожденных (милиарный тип).Существует риск инсульта или сосудистого синдрома «обкрадывания» у младенцев с PHACE, у которых есть внутричерепные сосудистые мальформации, особенно после начала приема пропранолола. 11 Следовательно, перед началом приема пропранолола требуется визуализация головного мозга. У нашего малыша не было никаких побочных эффектов со стороны сердечно-сосудистой системы или оттока. Младенец продолжал хорошо себя чувствовать на пропранололе и преднизоне и был выписан домой на этих лекарствах. За ней наблюдают, чтобы оценить отдаленное течение ее гемангиом, леченных пропранололом. Другой отчет о случае ребенка, родившегося на сроке 28 недель с большими гемангиомами грудной клетки, был опубликован Mousa et al. 12 с аналогичными результатами.

    Пропранолол, по-видимому, оказал на этого пациента впечатляющие эффекты и может иметь надежду на будущее; однако его использование при этом заболевании в настоящее время не одобрено Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов. Необходимы крупные многоцентровые исследования для оценки побочных эффектов, а также для долгосрочного наблюдения за рецидивом гемангиомы; однако нечастое возникновение синдрома PHACE может помешать проведению таких испытаний.Также необходимо достичь консенсуса в отношении рекомендаций по дозировке для начала и лечения. Проспективное, рандомизированное, многоцентровое адаптивное исследование фазы II / III, в котором сравниваются режимы дозирования пропранолола и плацебо, в настоящее время, хотя и не конкретно тех, о которых сообщалось при синдроме PHACE.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *