Транс парню: История женщины, которая 10 лет была трансгендерным парнем, но совершила обратный переход

Содержание

История женщины, которая 10 лет была трансгендерным парнем, но совершила обратный переход

Трансгендерный переход не всегда приводит к гармонии с самим собой. Процесс возвращения к прежнему гендеру называется детранзишеном (с английского detransition), или обратным переходом. «Афиша Daily» поговорила с 30-летней Кирой, которая десять лет прожила как трансгендерный мужчина, сделала две операции, но решила вернуться в женский гендер.

В 2015 году Национальный центр трансгендерного равенства США провел опрос 28 тыс. транслюдей, 8% из которых сообщили, что совершили детранзишен, но в качестве основной причины они называли давление родителей. И лишь 0,4% респондентов объяснили свое решение тем, что трансгендерный переход был не для них. В 2018 году хирурги Всемирной профессиональной ассоциации по здоровью трансгендерных людей подсчитали, что 0,3% прооперированных трансперсон впоследствии нуждаются в обратных операциях. В России такой статистики не существует.

«Говорила, что я не девочка, а кот»

Я родилась в 1990 году в Новосибирске. Кризис, не было ни денег, ни еды, папа и мама очень много работали и мало уделяли мне времени. Родители у меня хорошие, понимающие, толерантные, добрые, умные, они дают свободу выбора и уважают личное пространство, но у меня всегда было ощущение, что они не очень мной интересуются.

В пять лет я протестовала против розового, била мальчиков. У нас с подружками была игра: «я-девочка», которая куда‑то уходила, а на ее место приходил «я-мальчик». Я общалась от его имени, и мне это жутко нравилось. Во всех играх с разделением ролей я выбирала мужские или роли каких‑нибудь зверюшек. Не говорила, что мальчик, но говорила, что не девочка, а кот. И тогда же возникали мысли, что я не совсем понимаю, что значит быть девочкой, как себя вести, разговаривать, одеваться. Сверстники с пятого класса начали сильно травить — я была слишком маскулинной, неопрятной и не вписывалась в их общество. В десять лет впервые увидела статью про смену пола и решила, что вырасту, стану очень богатой и обязательно это сделаю. Когда в одиннадцать лет попала в интернет, то начала там общаться от мужского имени, выдавала себя за 20-летнего парня и флиртовала с девушками. На тот момент даже не понимала, почему я это делаю.

Первые отношения у меня были с девушкой в пятнадцать лет: я «играла роль» парня, а она во всех ссорах сравнивала с мужчинами не в мою пользу — особенно это касалось моей женственной внешности и низкого роста, угрожала бросить и найти «нормального мужика». Мы были вместе два года — и это усугубляло кашу, которая творилась в моей голове. С друзьями общение складывалось сложно: пыталась быть то стервозной, то доброй, словно меняла театральные образы, пытаясь социализироваться. Мои взгляды тогда были довольно сексистскими, и в свое представление о женщине я не укладывалась, хотя и старалась себя запихнуть: носила женские вещи, вела себя соответственно, что загоняло в депрессию и самоненависть. Я была миниатюрной девушкой с широкими бедрами и понимала, что мое тело красивое, но хотелось отдать его кому‑то, а себе взять другое.

В этот же период жизни пыталась покончить с собой, настолько неприятно было видеть в зеркале девушку.

Однажды в интернете кто‑то сказал: «Может, ты транс?» У меня возникали эти мысли, но я читала, что «трансгендеров в мире один на 50 тыс.», и решила, что не могу быть такой «редкой». Мне дали ссылки на статьи про трансгендерных людей и их форум, и меня накрыло: «Да это же про меня». В тот период появилась и физическая дисфория, я начала работать над пассом (способность трансгендерного человека выглядеть соответственно его гендерной идентичности. — Прим. ред.) и строить свой мужской образ, это очень сильно мне помогло в общении. Я поняла, что мои привычки нормальны, потому что они нормальны для мужчин.

Кира работает удаленно — она делает на заказ фигурки, украшения и элементы косплей-костюмов, продавая их за рубеж на Etsy.

«Гормонотерапию пришлось вести по инструкции в интернете»

В шестнадцать лет я рассказала маме, что я не девочка, а мальчик. Мы поговорили по душам, поплакали, она меня успокаивала, сказала, что мы что‑нибудь придумаем. Однако потом эту проблему не поднимали, пока это не сделала я. В следующий раз, уже в восемнадцать лет, я сказала, что собираюсь проходить комиссию [по трансгендерному переходу] и менять документы — тут и начались скандалы. Родители мне кричали: «Ты для нас умерла». И чем сильнее на меня давили и говорили, что я перебешусь, тем больше я хотела доказать, что все серьезно.

О комиссии я узнала на форуме для трансмужчин. Говорила с ее руководительницей — врачом-генетиком и другими специалистами. Психиатр спрашивал, не голоса ли мне советовали сменить пол, и путал трансгендерность с трансвестизмом. Психолог после тестов заключила, что я незрелый человек — недостаточно сложилась как личность, но это ни на что не повлияло.

Сексолог написала для комиссии шаблонную историю «идеального перехода» — например, что я дружила с мальчиками, хотя даже не спрашивала об этом. В итоге мне выдали разрешение на трансгендерный переход. В 2009 году я начала гормональную терапию, это был ключевой момент, я словно говорила: «Вы думали, что это пройдет, а теперь я на гормонах, смотрите, я настоящий трансгендерный парень». Гормонотерапию пришлось вести самой по инструкции в интернете, потому что разбирающиеся врачи на тот момент были только в Москве и Петербурге.

В 19 лет я записалась на мастэктомию (удаление груди. — Прим. ред.), и за день до операции папа стал убеждать меня завести ребенка, потому что потом не будет такой возможности. Говорил: «Ты роди, а мы воспитаем». Я была чайлдфри, да и из‑за гендерной дисфории жутко было представить себя беременной. Но мне было жаль, что у родителей тогда не было внуков, и хоть у меня есть старшие брат и сестра, я решила отдуваться за них. Сказала, что подумаю. После мастэктомии выяснилось, что папа просто надеялся, что я отменю операцию, а ребенок им не нужен, никого они воспитывать не собирались.

Я до сих пор не могу простить им этот обман, ведь я на тот момент успела себя внутренне сломать — нашла плюсы в рождении ребенка, и вот уже 12 лет меня эта тема не отпускает: я одновременно и хочу, и не хочу детей.

После операции мне до эйфории нравилось видеть у себя плоскую грудь, я часами залипала у зеркала. Я начала процесс смены документов на новое имя Сергей.

Пришлось идти в суд, где судья убеждала, что мне надо заплести косички, надеть сарафанчик, и я буду «красивой девочкой». Требовала привести «свидетелей того, что я мужчина». Согласился пойти только друг, у которого спрашивали: «Сможет ли Сергей наколоть дрова?»

В итоге судья выдала разрешение на смену документов. У меня уже были отличный пасс, хороший голос, плоская грудь. И я потихоньку забывала, что я трансгендерный человек, было очень комфортно и здорово.

«Мне стало тесно в мужском гендере»

В 22 года я сделала вторую операцию — гистерэктомию (удаление женских репродуктивных органов. — Прим. ред.), потому что начались проблемы с яичниками. И уже после нее появились сомнения в том, что я стопроцентный мужчина. После операции дисфория отступила — в начале перехода я была очень мизогинна из‑за дисфории, ненавидела все женское в себе и вокруг, а когда удалили матку и яичники, для меня это означало, что я больше не женщина, никому не надо ничего доказывать

.

Я начала определять себя как небинарную трансгендерную персону (не относящую себя ни к мужчинам, ни к женщинам. — Прим. ред.) и обнаружила, что мужчины мне тоже нравятся, хотя ранее это казалось немыслимым. И я сама чувствовала себя мужчиной только на 60–70%. По ощущениям это как тебе долго было больно, тебя травили, ты чувствовал боль и незащищенность, а потом взял и надел мужской гендер как жесткую броню, натянул металлические латы, и стало здорово. А потом ты начинаешь формировать новое общество вокруг себя, больше никто не клюет, а ты все еще в этих латах, они начинают натирать. Мне не хотелось отказываться от стереотипно женского, за что меня иногда осуждали, — в одежде, в излишней мягкости характера, в интересе к воспитанию детей, к мейкапу. В плане сексуальности женская роль тоже ощущается более органичной, чем роль мужчины-гея. Мужской гендер дал мне чувство защищенности, но спустя время в нем стало тесно.

Подробности по теме

«Мы не ошибка природы»: монологи трансгендеров, вынужденных уехать из России

«Мы не ошибка природы»: монологи трансгендеров, вынужденных уехать из России

С моим супругом мы познакомились в 2014 году — он тогда позиционировал себя как женщина, так как пришел к своей трансгендерности довольно поздно. Мы вступили в официальный брак, переехали в Нижний Новгород и купили там квартиру. Внутри семьи у нас не было гендерных ролей и рамок. И я все больше чувствовала потребность в женской социализации, решила ее компенсировать эпатажным косплеем. Это было еще и весело: все знают, что я мальчик, а я делаю женские образы. Мы поехали на косплей-фестиваль, где я увидела красивых девушек, — и меня накрыла мысль, что я могла бы выглядеть так же, но уже не смогу.

На тот момент один мой знакомый трансгендерный парень начал обратный переход, и я впервые поняла, что так тоже можно. Мужу я проплакала полночи после косплей-феста и призналась, что, возможно, чувствую себя девочкой. Я ощутила большое разочарование из‑за упущенных возможностей. Мне казалось, что я ставлю своего супруга в неудобное свое положение — он привык ко мне все-таки как к мужчине, а тут я вдруг говорю, что я женщина. Окончательно решиться на детранзишен мне помог психотерапевт — он выявил у меня пограничное расстройство личности в легкой форме и сказал, что на данном этапе я уже сама могу осознанно выбрать подходящий мне гендер.

Примерно в тот же период супруг сам принял себя как трансгендерного мужчину. И когда я заговорила об обратном переходе, он решил тоже начать трансгендерный переход — оказалось, что он отодвигал его, потому что социально очень неудобно быть гей-парой в России.

А тут раз уж я «перехожу», он предложил это делать вместе.

Мы думали о том, могла ли моя трансгендерность повлиять на его решение. Он максимально много узнал на моем примере — что это существует, что люди так живут, это возможно в российских реалиях. Я его подтолкнула, но не к развитию гендерной дисфории, а к решению этой проблемы. Я не пропагандировала становиться трансперсоной, на моем примере это скорее бы действовало в обратную сторону. Здесь муж решил все сам.

«В России проще быть маскулинной женщиной, чем феминным мужчиной»

Мой обратный переход идет намного легче, потому что я начала работать над внешним видом без вмешательств. Избавилась от щетины с помощью пинцета, покрасила волосы в светлый цвет, наносила макияж. Больше месяца назад я начала обратную гормонотерапию под удаленным контролем эндокринолога: так как у меня удалены репродуктивные органы, то свои гормоны не вырабатываются. Также я сейчас еженедельно хожу на электроэпиляцию — избавляюсь от растительности на лице.

Следующим этапом я планирую получить разрешение на смену документов — такое же, как у всех трансгендерных персон, независимо от направления перехода. Мне нужно снова проходить комиссию, но теперь ее можно пройти за один-два дня, раньше всем трансгендерным людям приходилось тратить полтора-два года. Если бы я продолжала чувствовать себя небинарным человеком, все равно бы хотела жить с женскими документами. В России, если ты небинарный человек, проще быть маскулинной женщиной, чем феминным мужчиной — меньше негатива со стороны общества.

От гормонов у меня растет грудь — видимо, была удалена не до конца. Форма получается не совсем правильная, поэтому думаю о силиконовых имплантах маленького размера. Больше из операций ничего не планирую. У меня есть преимущества — феминное лицо, невысокий рост, широкие бедра, — поэтому я легко «пассуюсь» как женщина и половину времени выхожу на улицу в этом качестве.

Возможно, мне снова захочется мужской репрезентации, но для этого уже не понадобится медицинский переход. Достаточно коротко постричься — и я буду вполне себе мальчиком, потому что гормоны сделали свое дело, низкий голос тоже никуда не денется.

Сделала каминг-аут друзьям, сказав прямо, что родилась девушкой, десять лет прожила в качестве мужчины, а сейчас хочется обратно. И они смирились, хотя видели меня бородатым дяденькой. С признанием родителям я долго тянула, боялась, что мне скажут «мы же говорили», и в принципе мне это и сказали. Папа отреагировал спокойно, мама расстроилась сильнее.

Кира и ее супруг — в будущем они планируют перезаключить брак снова, как только сменят паспорта.

«Нужно было побыть 10 лет мужчиной, чтобы принять свою феминность»

Я жалею, что до перехода не имела доступа к качественной психотерапии, и не факт, что хорошие специалисты были на тот момент в Новосибирске. Возможно, будь у меня этот доступ, мне не понадобился бы переход. Жалею, что не могу иметь детей. Жалею, что так много отросло волос на лице, это больно, когда втыкают иголки на эпиляции. В то же время переход мне очень много дал, потому что прийти к бытности той женщиной, которой я стала сейчас, без перехода я бы не смогла.

Пока я была мужчиной, я разобралась со своими сексистскими взглядами, поправила свои психологическое здоровье и самооценку. Мне нужно было побыть десять лет мужчиной, чтобы начать принимать в себе это феминное, перестать от него плеваться и дисфорить.

Жизнь одна, и я рада, что мне удалось получить такой разный опыт в двух социальных полах. Плюс мне очень нравятся мои фигура и мышцы. Может, если бы дисфория прошла раньше, мне стоило остановиться на каком‑то небинарно-андрогинном виде. Я в итоге зашла несколько дальше, чем стоило, в маскулинность, теперь приходится идти обратно. Это затратно и неприятно, но несмертельно.

К сожалению, нет ни одного достоверного способа, который может подтвердить, что человеку нужен трансгендерный переход. Всегда есть риск в возникновении потребности вернуться обратно, как это произошло в моем случае. Точно также не стоит кидаться в омут с головой и делать детранзишен. Это решение также может быть ошибочным и принятым из‑за неврозов или проблем. В любом случае френдли-психотерапевт очень помогает понять себя, и к нему я бы советовала обратиться первым.

Мне бы хотелось, чтобы люди не мерили то, насколько они нормальны, если они чувствуют себя трансперсоной. Не нужно стесняться или стыдиться своего опыта. Хотя планируемые поправки в Семейный кодекс могут подчеркнуть, что транслюдей не принимают в России. Мы с партнером собираемся снова заключать брак после смены наших документов. Не представляю, что будет, когда наши свидетельства о рождении потребуют в ЗАГСе, если примут этот законопроект. Мы также планируем усыновить ребенка, но не в этой стране, потому что из‑за нестабильной политической ситуации детей могут забрать и без дополнительных законопроектов.

Что нужно знать каждому мужчине, который встречается с транс*женщиной

«Не обещаю, что буду любить тебя бесстрашно/
Но я буду любить тебя смело»,
d’bi young anitafrika, Rivers of Love

Дорогие партнёры, это любовное письмо каждому из вас.

Я пишу его, чтобы вы знали: я всё ещё думаю о том, что мы делали и будем делать вместе, о чём мы говорили, помню каждую нашу ссору и каждый тёплый момент, который нам предстоит разделить.

Это письмо для П., который всегда был нежен. Это письмо для М., такого любопытного и доброго, хотя иногда безрассудного. Это письмо для С., секс с которым был просто незабываемым. Для Д., который всегда шутил и смешил меня. И для Э., который всегда говорил правду.

Это письмо для всех мужчин, цис- и трансгендерных, которые любили меня, и которых я когда-либо полюблю.

Знайте: вы меняете мою жизнь и придаёте мне сил, даже если у нас не всё (было) гладко. Знайте: я понимаю и ценю вас, даже когда призываю относиться женщинам лучше, чем мужчин обычно учат.

Я знаю, что быть мужчиной и встречаться с транс*женщиной (открытой и не всегда имеющей пасс) — может быть непросто. Но давайте признаем: быть открытой транс*женщиной, не всегда имеющей пасс, вообще никогда не просто.

Это всё из-за трансмизогинии, которая до сих пор процветает в обществе. И хотя дискриминация и ненависть куда сильнее направлены на девушек вроде меня, я знаю, что вы тоже с ними сталкиваетесь.

Об этом невероятно сложно говорить. Между нами это всё осталось невысказанным, но очень реальным, как и у многих транс*женщин и их партнёров.

Я знаю, отчасти это сложно потому, что вы не всегда хотите признавать, что отношения и секс с транс*женщинами сопровождаются сильной социальной стигмой.

Другая часть проблемы — это то, что такие же, как и я, транс*феминистки считают, что любое обсуждение трансмизогинии должно строиться вокруг самих транс*женщин. Я впервые в жизни не соглашусь с Лаверной Кокс, а именно с её высказыванием о том, что мужчины, которые встречаются с транс*женщинами, «ещё более стигматизированы, чем сами транс*женщины».

Потому что это наглая ложь.

Мужчин, которые встречаются с транс*женщинами, не убивают, как нас. Вы не сталкиваетесь с такой дискриминацией при устройстве на работу или при покупке жилья, как мы, и без проблем заходите в общественные места.

Тем не менее, я не могу сказать, что вы не сталкиваетесь с насилием и унижением, которые трансмизогинистская культура связывает с моим телом — телом, которого вы касались и с которым были связаны.

И как бы нам ни хотелось, чтобы всё было иначе, мы знаем, что на пути нашей любви очень много препятствий, которые заставляют нас сомневаться в себе и наших отношениях.

Мы часто ссорились по этому поводу. Иногда расставались.

Вы не должны были учиться справляться с трансфобией и унижением, чтобы быть рядом со мной. Я не должна была вас этому учить. Но дело в том, что в этом мире это стало для нас необходимостью.

Нравится мне это или нет, я буду бороться с этим до конца. У меня нет выбора.

Но у вас он есть. Привилегия позволяет вам выбирать: бросить борьбу (которой и является любовь к транс*женщине) или продолжить бороться вместе с нами.

И если вы — я надеюсь — выберете последнее, вот, что вам нужно знать о стыде, о любви к транс*женщинам и о любви к себе.

©Lucy Bohr

1. Отношения со мной не меняют вашу сексуальную ориентацию


Часто стигматизация гетеросексуальных мужчин, которые встречаются с транс*женщинами, на самом деле основана на гомофобии. Гетеросексуалов, которые испытывают к нам влечение, называют «п*дорами» и «п*диками», и их гетеросексуальность пытаются оспорить.

Подразумевается, что транс*женщины не настоящие женщины, поэтому, если мужчина встречается с нами, значит, он — гей.

В то же время, геи часто боятся встречаться с нами — даже если хотят — потому что им «не положено влюбляться в женщин».

И, наверное, всех, кто встречается с транс*женщинами, хоть раз обвиняли в том, что им нравятся «фрики».

Под фриками подразумеваются, естественно, женщины вроде меня.

Бывшие, нынешние и будущие партнёры, мне нужно вам кое-что сказать: если вы считаете себя гетеро, вы можете встречаться с транс*женщинами. Если вы считаете себя би, вы можете встречаться с транс*женщинами. Если вы гомо-, пан-, омни- или асексуал, вы можете встречаться с транс*женщинами. Ваша идентичность не изменится, если вы сами этого не захотите, и знаете почему?

Потому что только вы определяете свою сексуальную ориентацию.

2. Если вы встречаетесь со мной, это не значит, что вы «ненормальные»


Иногда я встречаю парней, которые думают (или им так сказали), что влечение к транс*женщинам — это проявление психического заболевания. Кто-то из вас тоже так думал или думает.

Чаще всего такое мнение формируют медиа: сколько голливудских комедий построены на том, что гетеросексуальный мужчина осознаёт, что встречался или занимался сексом с транс*женщиной, и его сразу же тошнит? Сколько раз жёлтые газеты писали, что какого-нибудь знаменитого мужчину видели с транс*женщиной, и подавали это как сенсацию?

Реже, но всё ещё пугающе часто такие вещи прямо говорят представители_ницы медицины и духовенства.

Подразумевается, что транс*женщины настолько омерзительны, что с нами могут встречаться только «сумасшедшие». Это очень напоминает предположение, что если кто-то не идентифицирует себя с приписанным при рождении гендером, значит он_а психически нездоров_а.

Но ни моё тело, ни ваше влечение к нему не являются отвратительными, странными или нездоровыми. Моё тело красиво, как и ваша любовь. Если мы ненормальные, это значит только, что наши отношения отличаются от ожиданий общества.

И в этом нет ничего омерзительного.

©Lucy Bohr

3. Встречаясь со мной, вы не перестаёте быть мужчинами


Вы мужчины и испытываете влечение к транс*женщинам, поэтому вы уже знаете, что самая сильная форма трансфобии — это оспаривание гендерной идентичности.

Неосведомлённые люди — в основном другие мужчины — могут издеваться над вашей маскулинностью, ставить под сомнение привлекательность для «настоящих женщин» и высмеивать то, как вы занимаетесь сексом.

Это применимо не только к цисгендерным мужчинам. Транс*мужчины тоже сталкиваются с такой реакцией на отношения с транс*женщинами.

Важно осознавать, что эти нападки происходят из-за страха. Вы, я и наши отношения очень пугают мужчин, чьи уверенность и сила подкрепляются патриархатом.

Существование романтических и сексуальных отношений между мужчиной (цисгендерным или трансгендерным) и транс*женщиной осложняет негласное правило. Оно гласит, что для того, чтобы быть «настоящим мужчиной» нужно «завоевать» цисгендерную женщину и овладеть её телом.

Наши отношения заставляют мужчин сомневаться в основаниях своей идентичности и привилегий.

Запомните: их мужественность слаба, если строится на подчинении тел других людей. Ваша же есть или будет сильной, потому что существует сама по себе.

4. Секс со мной — это не фетиш (или не должен им быть)


Существует много историй о любви гетеросексуальных пар: принцы и принцессы, красавица и чудовище, герой и дева в беде. У нас с тобой есть только одна: «адмирер и ши-мейл».

Такой сценарий сводит нас и наши отношения к старой пошлой шутке, порнографическому стереотипу, оскорбительному шаблону.

Как пишет транс*активистка, авторка и учёная Джулия Серано, «люди сразу делают вывод, что, если кто-то испытывает влечение или занимается сексом с трансгендерной персоной, значит это какой-то “фетиш”».

Само собой, некоторые мужчины превращают транс*женщин в фетиш и хотят, чтобы мы всего лишь удовлетворяли их трансмизогинные сексуальные фантазии. Я постоянно натыкаюсь на таких на сайтах знакомств.

Но мы больше, чем просто стереотипы. Наши отношения более глубокие и сложные, чем любые шаблоны.

Шутите сколько хотите, но этого у нас не отнять.

©Lucy Bohr

5. Чтобы полюбить меня, не нужно меня жалеть


Люди, которые хотят проявить к вам снисхождение или незаметно задеть, могут сказать, что вы «такой хороший человек», потому что справляетесь с трудностями отношений с транс*женщиной.

Возможно, вы получали сомнительные комплименты своей прогрессивности, раз выдерживаете «груз» моей гендерной идентичности.

Это оскорбляет и вас, и меня. Чтобы полюбить меня, не нужно меня жалеть. Отношения и секс со мной — это не благотворительность.

Критика других людей не определяет наши отношения. Даже насилие, с которым я — и вы тоже — сталкиваемся в мире, не определяет их.

Вы, мужчины, действительно обладаете привилегиями и властью, которых нет у меня. И это действительно иногда стоит у нас на пути.

Но настоящие отношения — например, наши — развиваются и меняются, постоянно открывая новые грани. Я учусь у вас, а вы — у меня. Мы ссоримся, делаем друг другу больно, миримся и растём. Мы расстаёмся, сходимся и расстаёмся вновь.

«Спасать» меня от трансфобии — не ваша работа. Я уже выполняю её сама.

Единственные, кого вам нужно спасать, — это вы сами.

6. Любовь ко мне не определяет вас


Трансфобия ненасытна. Она хочет поглотить всё и всех.

Из-за этого люди часто соотносят меня с моей гендерной идентичностью. Я не авторка, не терапевтка и не художница. Я «ну та транс*женщина-азиатка».

Переживания о невежестве и ненависти в нашем обществе могут с лёгкостью поглотить нас.

Как можно оставаться спокойным, когда твоей семье неловко слышать, с кем ты встречаешься, когда твои друзья шутят над тобой за твоей спиной, когда, выходя ночью на улицу, ты должен всегда остерегаться насилия?

Но вы больше, чем просто кто-то, влюблённый в транс*женщину, как и я больше, чем просто транс*женщина.

Только вы решаете, что это значит для вас и вашей мужской идентичности и как вы будете объяснять (или не объяснять) свои отношения окружающим.

Это сложный выбор, но в процессе принятия решения вы можете узнать много нового о себе.

©Lucy Bohr

Вот как выглядит любовь к транс*женщине


Дорогие бывшие и нынешние партнёры: спасибо за то, что вы рядом.

Пожалуйста, не думайте, что я хочу отпугнуть (!) вас от отношений с транс*женщинами или «прорекламировать» их. Как вы уже наверняка знаете (и я не дам вам забыть!), транс*женщинам не нужно просить мужчин полюбить их. Но некоторые из нас, например я, хотят быть с мужчинами, которые знают, как это делать, и делают это хорошо. Но это не значит, что вы не можете совершать ошибки, смущаться или чувствовать потрясение.

Наш мир утверждает, что транс*женщины не достойны любви, и он будет пытаться переубедить вас.

Любить транс*женщину очень просто. Нужно любить так, как и всех остальных людей: не обязательно бесстрашно, но смело.

Найдены истории: «Транс парень» – Читать

Показаны 1…6 из 30 историй

… еще действовал. Я этому очень обрадовался, хоть немного побываю в теплой стране и отдохну. Прошла уже неделя с того момента и вот я в чужой стране. С раннего утра …

… молодой мужчина 29 лет. Работаю в небольшой компании. И ни чем не был примечателен, пока сотрудник, которого я иногда замещаю, не заболел. Меня вызывает к себе начальник …

Частей: 7 23 августа 2021 2 стр. Потеря девственности Транссексуалы

Гомосексуалы Секс туризм


… третий день нашего отдыха мы решили повторить сексуальный опыт с трансами. Место, куда пойти долго не выбирали: позавчера те апартаменты и их обитательницы нам …

Частей: 2 22 апреля 2021 2 стр. Транссексуалы Бисексуалы

Наблюдатели Куннилингус


… в уборную, слава богу та оказалось незанятой. Когда мыл руки, заметил странную вибрацию и какой то гул, доносившийся снизу, однако не обратил на это внимания …

… давно хотел отдохнуть в тропиках, меня привлекал жаркий климат и, дождавшись летнего отпуска в июле в самый разгар лета я полетел на Гавайи. Честно, я никогда не был в …

Частей: 2 21 ноября 2020 5 стр. По принуждению Транссексуалы

Странности Фантастика


… что осложняло наше общение так это то граница, они были из другой страны. Через несколько дней общения с переводом через интернет он уже дрочил на мои фото. И …

… с 16 лет, и с первого просмотренного порно фильма я позиционировала себя как девушка. Во время мастурбации представляла не то как мой членчик трется о стенки влагалища …

Частей: 1 1 апреля 2020 4 стр. Транссексуалы

… время я с большим интересом и возбуждением просматривал анкеты проституток-трансексуалок. Особенно мне нравились трансы, которых было не отличить от настоящих женщин …

Частей: 1 16 сентября 2019 5 стр. Транссексуалы
… Повторяла в течение пяти минут этот трюк, насилуя свою глотку. Когда отстранилась от члена, то от него к моим губам тянулась слюна. Подобрав ее рукой, размазала по …

… твоя боязнь, — поняла я тонкость нашего разговора. — Ты боишься того, что он парень и того, что все на вас будут смотреть с презрением. Ведь так? — Мари, ты …

Частей: 1 31 августа 2019 5 стр. Транссексуалы

Показана часть результатов. Ещё совпадения:

По заголовку По тексту: 30

Здесь можно найти рассказы, читать истории транс парень онлайн, а также искать похожие по заголовку или содержанию на 

Sefan.RU

Для корректной работы сайта, cookies в браузере должны быть включены. Sefan рекомендует только официальные версии:
Google Chrome Mozilla Firefox

Немецкие фирмы и ЛГБТ+: где работать комфортнее всего? | Учеба и работа в Германии | DW

От немецких работодателей все чаще можно услышать о стремлении многообразить трудовой коллектив, чтобы противостоять дискриминации, а заодно повысить креативность и эффективность в работе. И речь идет не только об увеличении числа женщин среди сотрудников, а в целом о смешанных командах, в которых работают представители разных возрастов, разной сексуальной ориентации, этнической, религиозной принадлежности.

Чтобы проверить, как это выполняется на деле, а не на словах, берлинская компания Uhlala Group ежегодно изучает ситуацию в фирмах. Поскольку эта компания оказывает сервисные услуги по социальной и трудовой интеграции представителей сообщества ЛГБТ+, в исследовании ее интересует прежде всего, что конкретно предпринимают работодатели в Германии для большей открытости по отношению к лесбиянкам, геям, бисексуалам, трансгендерным людям и квирам. По итогам проверки, в которой фирмы участвуют по собственному желанию и бесплатно, Uhlala Group составляет рейтинг компаний, которые следуют принципам равноправия и поддерживают ЛГБТ-людей — Pride Index. Кто в нем лидирует в 2021 году?

Рейтинг открытости по отношению к ЛГБТ+

Если раньше в фокусе были лишь компании индекса DAX, то на сей раз список расширили и включили в него крупный и средний бизнес. Ситуацию исследовали в 150 фирмах из сфер консалтинга, химической и фармацевтической промышленности, IT, банковских, финансовых и юридических услуг. Анкета состояла из более семи десятков вопросов, касающихся организационной структуры, кадровой политики, коммуникации и юридических предпосылок. В частности, исследователей интересовало, есть ли в компаниях референт, к которому ЛГБТ+ сотрудник может обратиться за поддержкой в случае дискриминации, указывают ли фирмы в своих объявлениях о вакансиях на свою дружелюбность по отношению к ЛГБТ+, проводят ли специальные семинары для сотрудников, используют ли гендерно-нейтральный язык, применяют ли санкции в случае дискриминации.

Не только на гей-парадах: в Германии все громче говорят о важности многообразия и равноправия

В итоге, более половины компаний успешно выдержали экзамен: 15 средних и 62 крупных предприятия получили положительную оценку. Результаты показали, что фирмы, которые находятся в жесткой конкуренции за таланты в сфере умственного труда, проявляют большую открытость. Лидерами среди крупных предприятий стали страховая компания из Мюнхена Allianz, производитель программного обеспечения SAP (лидер в рейтингах предыдущих лет) и консалтинговая компания McKinsey. Все три работодателя набрали более 90 процентов возможных баллов. В топ-10 Pride Index также вошли Accenture, Pfizer Deutschland, AXA, BAYER, AlixPartners, Arvato Financial Solutions и Metro. Список средних предприятий возглавляет онлайн-биржа труда Monster и организация Greenpeace.

Инклюзивность и потенциал для улучшений

По опросам, 30 процентов ЛГБТ+ сотрудников подвергаются дискриминации на рабочем месте. 20 процентов опасаются, что каминг-аут может навредить их карьере, а для молодых сотрудников открытость работодателя по отношению к ЛГБТ+ гораздо важнее, чем зарплата на старте. В целом, теме инклюзивности в сфере бизнеса стали уделять больше значения, отмечают в Uhlala Group. Число компаний, в которых проводятся тренинги для менеджеров и персонала, растет. Две трети фирм инициировали специальные проекты по повышению осведомленности и толерантности среди гетеросексуальных сотрудников. В большинстве трудовых коллективов созданы группы, которые проводят просветительские мероприятия и помогают отстаивать права.

«Мы понимаем, что несмотря на все меры по повышению толерантности, не исключено, что отдельные сотрудники сталкиваются с негативным отношением коллег или руководителей. Но мы все же убеждены, что просвещение, тренинги и расширение возможностей для LGBTIQ+ сотрудников значительно способствуют тому, чтобы в коллективе все сотрудники ценились», — подчеркивают в Uhlala Group.

Составляемый ей рейтинг открытости демонстрирует, к чему компании должны стремиться, и выявляет слабые места. Несмотря на прогресс, есть и потенциал для улучшения. По выводам авторов исследования, компании придают гораздо большее значение внутренней и внешней коммуникации, чем непосредственно работе с будущими и нынешними сотрудниками. Проблемы с инклюзивностью наблюдаются в оформлении документов и деловом языке. Недостаточно просветительской работы проводится касательно транс-людей.

Cмотрите также:

  • 10 случаев каминг-аута в большом спорте

    Кира Валькенхорст, волейболистка

    Немецкая пляжная волейболистка Кира Валькенхорст (Kira Walkenhorst) выиграла золотую медаль на Олимпийских играх 2016 года в Бразилии вместе со своей напарницей Лаурой Людвиг (Laura Ludwig). «В декабре я стану мамой», — заявила Кира недавно в интервью газете Bild. Забеременела не Кира, а ее официально зарегистрированная жена Мария — с помощью искусственного оплодотворения от анонимного донора.

  • 10 случаев каминг-аута в большом спорте

    Сью Берд, баскетболистка

    Одна из самых титулованных баскетболисток в мире Сью Берд в 2017 году открыто заявила о своих отношениях с футболисткой сборной США Меган Рапино: «Я — лесбиянка, Меган — моя девушка. Это не секрет для людей, которые меня знают». Сью Берд выступала за московское «Динамо». С Россией ее связывает не только спорт: семья ее отца приехала в Америку из России.

  • 10 случаев каминг-аута в большом спорте

    Энтони Боуэнс, рестлер и модель

    Энтони Боуэнс (слева), рестлер и модель совершил каминг-аут как бисексуал на канале YouTube своего парня Майкла Павано. В своем аккаунте на Facebook в графе «семейное положение» Энтони открыто указал имя своего бойфренда и дал ссылку на его страницу.

  • 10 случаев каминг-аута в большом спорте

    Марк Фостер, пловец

    Шестикратный чемпион мира по плаванию британец Марк Фостер совершил каминг-аут в ноябре 2017 года уже после того, как закончил свою спортивную карьеру. В интервью The Guardian он признался, что не был честен перед собой и своими фанатами. «Мне 47 лет, я не участвую в соревнованиях, но я не первый спортсмен-гей, рассказавший о себе правду», — подчеркнул Марк Фостер.

  • 10 случаев каминг-аута в большом спорте

    Роберт Миллар, велогонщик

    Легендарный британский велогонщик Роберт Миллар сменил пол и стал женщиной по имени Филиппа Йорк. Спортсмен признался, что процесс по смене пола начался еще в 2000 году, но он скрывал это, чтобы не вызвать гнев со стороны фанатов.

  • 10 случаев каминг-аута в большом спорте

    Колин Джексон, легкоатлет

    Британский легкоатлет Колин Джексон многие годы скрывал свою сексуальную ориентацию. Лишь 26 августа 2017 года он в интервью для шведского документального фильма «Rainbow Heroes» совершил каминг-аут. По признанию самого спортсмена, ему не хотелось, чтобы СМИ сделали из этого очередную сенсацию.

  • 10 случаев каминг-аута в большом спорте

    Тереза Го, пловчиха

    30-летняя Тереза Го из Сингапура, завоевавшая бронзовую медаль по плаванию на Паралимпийских играх в 2016 году, совершила каминг-аут в преддверии ежегодного ЛГБТ-фестиваля Pink Dot в июле 2017 года. Друзья и любимая девушка поддержали спортсменку в решении публично объявить о своей гомосексуальности.

  • 10 случаев каминг-аута в большом спорте

    Брайан Андерсон, скейтбордист

    Брайан Андерсон, обладатель Мирового кубка скейтбординга в Дортмунде, рассказал о том, что он гей, своей семье и коллегам, но на публичный камин-аут решился только в 40 лет. «Для меня скейтбординг всегда был на первом месте, а моя гомосексуальность — на втором», — заявил Андерсон в интервью Vice Sports.

  • 10 случаев каминг-аута в большом спорте

    Данни Уотс, автогонщик

    Британец Данни Уотс по собственному признанию притворялся гетеросексуалом в течение 17 лет. Уотс поведал, что не решался на каминг-аут до завершения карьеры из-за страха потерять спонсоров. Автогонщик состоял в браке с женщиной, и у него есть сын. «Постоянно скрываться — это сплошные мучения и боль», — сказал он журналистам.

  • 10 случаев каминг-аута в большом спорте

    Шон Барбер, прыгун с шестом

    Канадский прыгун с шестом Шон Барбер написал на своей странице в Facebook следующее: «Я гей и горжусь этим! Спасибо моим родителям за огромную поддержку. .. Моим друзьям: я тоже люблю вас».

    Автор: Виктор Вайц


Как менялся единственный сын Елены Яковлевой, чьи тату пугают даже взрослых

Денис родился 7 ноября 1992 года в браке актёров Елены Яковлевой и Валерия Шальных. Светловолосый мальчик с добрым наивным взглядом мечтал стать ветеринаром. Как рассказывал сам Денис, в их семье всегда держали собак, к которым относились как к равным.

При этом уже в детстве Денис приобщился к делу родителей: в 2004 году он снялся в фильме «Тайна волчьей пасти». Но выбор собственной профессии ему давался с трудом. Парня отправляли учиться в Великобританию, однако система получения знаний за границей его не устроила. Наследник актёров вернулся на родину, где поступил на режиссёра в Гуманитарный институт телевидения и радиовещания, но и в этом решении вскоре разочаровался. В его жизни появилась новая страсть — бодибилдинг.

Помимо работы над телом в спортзале Денис нашёл дополнительный способ самовыражения. Ещё в школе, в 11-м классе, парень сделал первую татуировку. Свою роль здесь сыграла его любовь к животным: сын «интердевочки» нанёс на кожу изображение любимого пса. И остановиться потом парень уже не смог.

Вскоре около 80% тела Дениса оказалось покрыто татуировками. При этом наряду с милым рисунком животного соседствовали картинки, вселяющие ужас: парень забил одну руку чёрным, нанёс три шестёрки, кровавые портреты и расположил гроб на лице, что для его мамы стало настоящим ударом. Однако, возможно, таким образом Денис пытался защититься от мира: в «Инстаграме», который парень периодически удаляет, было много тревожных и грустных постов с размышлениями о творчестве, внутренних переживаниях и бренности бытия.

Денис Шальных. Фото © Instagram / tdbndie

Время шло, Денис всё больше привлекал внимание общественности. Парень получил славу фрика, а его родительницу заваливали вопросами о том, как она относится к трансформации своего ребёнка. Елена, как мудрая женщина и любящая мать, не отреклась от «нестандартного» сына и была готова многое ему позволить. При этом ранее звезда «Каменской» отмечала, что её наследник одумался и решил избавиться от некоторых татуировок.

Денис действительно начал сводить «негативные» тату, заявив, что они оказывают влияние на его жизнь и душевное состояние. «То, что у тебя снаружи, оно, скорее всего, у тебя внутри. Поэтому какие-то шаги в сторону осветления своего образа необходимо делать всем«, — писал он. И первым на очереди стало изображение гроба на лице, с которым его мама так и не смогла смириться. Однако процесс удаления рисунков с кожи оказался болезненным и долгим — на это нужен не один лазерный сеанс.

Параллельно с внешними преображениями парень успевал работать, сменив несколько занятий: три года он был барбером в салоне, трудился воспитателем в детском лагере, был солистом в группе 2odD и сдавал экзамены, чтобы стать дипломированным фитнес-тренером.

Денис Шальных. Видео © Instagram / tdbndie

Любовь к тяжёлой музыке и тренировкам парень сохраняет до сих пор, как и страсть к экстремальным экспериментам. Денис, из стройного парня превратившийся в настоящий танк, заявил, что закачал себе в плечи парафин: «Вкололи парафина в плечи — вроде получилось норм. Пару имплантов в икры надо ещё«. При этом наследник звезды называет бодибилдинг своим единственным видом самоповреждения.

Денис Шальных. Фото © Instagram / tdbndie

Стоит отметить, что нестандартная внешность Дениса сочетается с особым взглядом на жизнь. «Я хочу оставить свою мать без внуков, а себя — без детей«, — сделал шокирующее признание сын «интердевочки», которому в любви не удалось избежать неудач. В 2017 году парень развёлся с первой женой — студенткой Викторией Мельниковой. Затем встречался с ещё одной девушкой, которая после расставания быстро нашла другого.

Денис Шальных и его девушка Светлана. Фото © Instagram / tdbndie, svetabungeegum

Однако сейчас, похоже, Денис наладил личную жизнь. Он живёт с новой возлюбленной, которую зовут Светлана. Вместе они заботятся о котах, которых взяли из приюта. Продолжит ли наследник звёздных родителей идти по пути фрика или остепенится и найдёт более «приземлённые» интересы, угадать сложно. Но даже если общество будет враждебно настроено к экспериментам парня, у него есть самое главное — поддержка близких, которые готовы принять и поддержать его творческую натуру.

XXX порно видео ▶️❤️️️ Смотреть секс бесплатно онлайн ххх в HD качестве 💤 1808 видео.

Заходите на xxx порно сайт ZADROCHI.net, чтобы временно отвести свое пристальное внимание с красивой попки и аппетитной груди вашей девушки или супруги и подрочить при этом на не менее аппетитных и фигуристых красавиц из мира эротических грёз.

HD качество сосредоточит все ваше пристальное внимание на проблемах упругих сисек и сочных бёдер актрис, снимающихся в порнухе. Они покажут вам новые техники секса, а потом вы примените их на своей возлюбленной, лишь с маленькой поправкой на то, что драть свою сучку в жопу без смазки и дополнительной разминки пальцами нельзя, а еще нужно учитывать тот факт, что она может быть анальной и даже вагинальной девственнице.

Хуй знает, с кем вам придется повстречаться и, может быть, ваша шлюшка будет вообще не такой, каких вы многократно видели на ЗАДРОЧИ.нет. В порнухе снимаются девушки, близкие к модельной внешности, без видимых изъянов и, зачастую, с крайне аппетитными формами и натренированными дырочками.

Плюс порнухи заключается в том, что вы видите перед собой охуительных красавиц, готовых на все ради большого количества просмотров. С одной стороны, такие видео не назовешь чем-то высокоинтеллектуальным, и они уж точно не откроют для вас Америку в плане изощренного секса. Но зато вы сможете увидеть, как трахаются другие люди, и пусть они являются актерами, вам перейдет их опыт траха, который позже реализуется в вашем собственном соитии.

Безусловно, с особым упоением вы будете смотреть русское порно видео, ведь услышать, как длинноногая красавица в коротенькой юбочке корчится от наплывов мощных оргазмов и проклинает этот мир на русском языке хотя бы раз хотелось каждому. Ваша девчуля вряд ли одарит вас такими ласкающими слух звуками, поэтому единственный доступный выход – это с головой окунуться в мир порнухи, хотя бы на полчаса, пока девушка в гостях у своей ебливой подруги или ушла в магаз за продуктами

С кайфом на полном чиле можете смотреть ххх видео онлайн, как одна потаскуха ебется с мужем другой потаскухи, а потом к ним присоединяется та потаскуха, что жена и они устраивают «плотный» тройничок, которая заканчивается окончанием на грудь двум сукам. И не думайте, что это знатное порево под ебическим названием «групповая порнуха с родственниками» закончилось на одном таком трахе. Безусловно, устраивать групповую еблю с участием мужа своей сестры и собственно самой сестры – не круто, да и встретить такую порнушку можно не на всех сайтах. А вот мы позаботились, чтобы вы могли найти любую порнуху, которая вам интересна и могли смотреть ее в хорошем качестве hd, а также, что охуеть как, у вас была возможность скачать порно на телефон.

На нашем сайте есть такая порнуха, которую вы захотите смотреть бесконечно. И да, у наших пользователей часто случается одна и та же хуйня, когда им охуеть как нравится один видос и они готовы дрочить на него по 2 раза в день в течении недели или двух недель. Вы можете смотреть порно видео бесплатно, в котором афроамериканец ебет украинку в ее маленькой халупке, где не поместится даже его хуй, не то, что все остальное. Но, тем не менее, этот черный статный самец вдалбливает в свою самочку свой хуй на всю его длину и делает это с особым упорством и изощренностью.

Вновь заходите к нам и прочувствуйте, каково это ебать сочную негритянку с пышными ебливыми бёдрами и пухлой попкой, которая вываливается из ее розовых трусиков. Этот чувак может делать со своей сучкой все, что угодно, но он преданно своему еблистому делу ебет ее в жопу и снимает все на камеру от первого лица, а вы смотрите это и дрочите на сей шикарный процесс.

Asa Akira сосёт толстый хуй и долбится с ним в анал Хуй сводного брата входит в пизду Kenzie Reeves

Porn Brazzers.com ▶️❤️️️ HD brazzers sex videos

Обычно, в «BRAZZERS» снимают жесткое porn дрочево какой-нибудь milf с big tits и deep anal для приема членов. Johnny Sins так четко запихивает свой cock в глотку, а потом и в пизду своих баб — складывается впечатление, что он занимался этим всю жизнь и будет заниматься после выхода на эту ебливую пенсию. Вы можете смотреть бесплатно видео ролики brazzers hd и кайфовать от того, как эти суки придумывают сюжет своей порнухи и как потом воплощают его в жизнь. Складывается такое ебливое впечатление, что их сценаристы могут придумать сюжет к ебли ебливой девственницы с матерым ебарем и у них даже не дрогнет их рука. Поверьте, вам впечатлит то, как TV brazzers.com ведут съемку своих ебливых порно роликов и каких охуенных актеров они в них приглашают. Сколько вы видели free brazzers porn videos, в которых по сценарию жена запекает мужу эту траханную утку, а потом они вместе ебутся на кухне на той самой духовке, в которой она ее запекала. Смотреть на такие изящные постановки, а потом разгонять либидо своего хуя и дрочить на них – это то, чем вы, наверняка, захотите заняться после тяжелого трудового дня. Где вы еще увидите, как девушка болтает по телефону с подругой, когда ей звонит ее парень и предлагает потрахаться в жопу. Она, в свою очередь, послушно делает себе клизму, освобождая свою дырочку от лишних нагрузок и открывает ее для новых познаний. После этого они жарко трахаются около 20 минут и оба засыпают в обнимку.

XXX brazzers movies пропагандируют занятие сексом в самых неожиданных и спутанных ситуациях, в которых лучшим выходом явно станет ебля тех, кто в такие ситуации попал. Парень и девушка выясняют отношения, а потом их ссора быстро перетекает в жаркий секс, стоя на кухонном столе под ароматный запах еблистого кофе. Или выберем ситуацию, где к мужику постучалась его соседка и попросила помыть свою киску у него в душе. И во всех этих ситуациях, актеры находят в себе силы признаться, что оба хотя выебать друг друга.

Если вы хотя бы раз видели sex brazzers 2021 в хорошем качестве full hd, то вы наверняка понимаете, что это такое, когда сестра застает своего брата за сексом со своей лучшей подругой и вместо того, чтобы выпроводить их из своего жилища, присоединяется к этому жаркому пореву, совершая тем самым самый ебливый инцест.

Вы в любой момент можете себе скачать порно на телефон или на пк, где препод жарит ученицу в своем кабинете, к ним приходит mom-завуч в охуительной юбке, спускает ее до колен и тоже трахается вместе с ними. Конечно же, этот мужчина выебет этих двух красивых девушек и кончит им в пизду, чтобы знали, как соблазнять самого честного и, сука, принципиального препода всея Руси.

То, что вы увидите в new brazzers videos, вам потом долго придется забывать вместе с вашей жаркой потаскухой. Даже когда вы будете трахать ее в жопу со смазкой, вам будут мерещиться силуэты тех порно актеров, которые радовали ваш хуй каждый ебанный вечер, проведенный вами в одиночестве.


Телка с большими сиськами получает свой первый кремпай перед сном Пышная мамка в белой футболке мастурбирует с помощью секс игрушек

трансгендерных мужчин говорят о жизни по ту сторону гендерного разделения

В 1990-е годы покойный нейробиолог из Стэнфорда Бен Баррес превратился из женщины в мужчину. Ему было за 40, в середине карьеры, и после этого он удивился резким изменениям в своей профессиональной жизни. Теперь, когда общество считало его мужчиной, к его идеям относились более серьезно. Он мог закончить целое предложение, не прерываясь мужчиной. Коллега, который не знал, что он трансгендер, даже похвалил его работу как «намного лучше, чем у его сестры.

Клиники сообщают об увеличении числа людей, стремящихся к медицинской смене пола, в последние годы, и исследования показывают, что количество людей, идентифицирующих себя как трансгендеры, увеличилось за последнее десятилетие. Такие пробные камни, как переход Кейтлин Дженнер, споры о ванной и сериал Amazon «Прозрачный», также сделали эту тему большей частью политического и культурного обсуждения.

Но не всегда очевидно, когда кто-то претерпел переход, особенно если он превратился из женщины в мужчину.

«У парней-трансгендеров относительно простой процесс — мы просто добавляем тестостерон и наблюдаем, как меняется их тело», — сказал Джошуа Сейфер, исполнительный директор Центра трансгендерной медицины и хирургии в системе здравоохранения Mount Sinai и Медицинской школы Икана в Нью-Йорке. Йорк. «В течение шести месяцев или года они начинают вирилизоваться — растительность на лице, более румяный цвет лица, изменение запаха тела и сгущение голоса».

Трансгендерным женщинам труднее «пройти»; они, как правило, более крупнокостны и выглядят более мужественно, и эти вещи трудно изменить с помощью гормонального лечения, сказал Сафер.«Но трансгендеры будут искать работу, а новый босс даже не знает, что они трансгендеры».

Мы поговорили с четырьмя мужчинами, которые, став взрослыми, приобрели тела, в которых они чувствуют себя более комфортно. Их опыт показывает, что пропасть между тем, как общество относится к женщинам и мужчинам, сейчас во многих отношениях так же велика, как и во время перехода Барреса. Но их разнообразное происхождение позволяет лучше понять, как расовая и этническая принадлежность влияет на гендерное неравенство тонкими, а иногда и неожиданными способами.

(Их слова были слегка отредактированы для большей ясности.)

«Я больше никогда не позвоню в полицию»

Тристан Коттен, 50, Беркли, Калифорния

Профессор гендерных исследований в Калифорнийском государственном университете Станислав и редактор Transgress Press, издающего книги, связанные с трансгендерным опытом . Переведен в 2008 году.

Жизнь афроамериканца не становится легче. То, как полицейские обращаются со мной, то, как расизм подрывает мою способность чувствовать себя в безопасности в этом мире, влияет на мою мобильность, влияет на то, куда я иду.Другие афроамериканцы и латиноамериканцы росли мальчиками, и их учили справляться с этим в более раннем возрасте. Мне приходилось учиться у своих черных и коричневых братьев, как оставаться в живых в моем новом теле и сохранять некоторое достоинство, когда меня унижают полицейские.

Однажды ночью кто-то врезался в дом моего соседа, и я позвонил в службу 911. Я выхожу поговорить с полицейским, он направляет на меня пистолет и говорит: «Стой! Останавливаться! Садись на землю! » Я оборачиваюсь, чтобы увидеть, есть ли кто-нибудь позади меня, и он говорит: «Ты! Ты! Садись на землю! » Я в пижаме и босиком.Я ложусь на землю, и он проверяет меня, а потом я сказал: «Что это было?» Он сказал: «Вы как-то забавно двигались». Позже люди говорили мне: «Чувак, ты сумасшедший. Вы никогда не звоните в полицию ».

Сейчас меня останавливают намного больше. В первые два года после перехода меня останавливали чаще, чем за все 20 лет, которые я водил до этого. Раньше, когда меня останавливали, даже за настоящие нарушения, например, скорость 100 миль в час, я выходил. Фактически, когда это произошло в Атланте, мы с офицером очень хорошо поговорили о Braves.Они задают первые два вопроса: есть ли у меня в машине какое-либо оружие, и я освобожден условно-досрочно или условно?

Тристан Коттен отдыхает после катания на скейтборде в парке Миссии Долорес в Сан-Франциско.

Коттен и Рокси Кермани танцуют во время группового урока танго для начинающих в Сан-Франциско.

Слева, Тристан Коттен отдыхает после катания на скейтборде в парке Мишн Долорес в Сан-Франциско. Справа: Коттен и Рокси Кермани танцуют во время группового урока танго для начинающих в Сан-Франциско.

Раса влияет на то, как люди выбирают переход. Я провел этнографическое исследование транс-мужчин и обнаружил, что 96 процентов афроамериканцев и латиноамериканцев хотят сделать операцию, в то время как только 45 процентов белых респондентов хотят. Это потому, что транс-история может усугубить расовое профилирование. Когда вас будут гладить, если у вас нет пениса, это будет очевидно (или если вы транс-женщина и у вас есть пенис, это станет очевидным). Если они поймали вас за то, что вы поджаривали вилли или курили травку, если они узнают, что вы трансгендер, это может быть хуже для вас.

Есть также способы, которыми мужчины борются с сексизмом и гендерным угнетением, о которых я не подозревал, когда ходил в женском теле. Через пару лет после моего перехода у меня был аспирант, которым я был наставником. Она начала подходить ко мне, преследовать меня, присылать электронные письма и текстовые сообщения. Мой советник и декан — обе женщины — посмеялись над этим. Так продолжалось большую часть года, и это был год, когда я собирался претендовать на должность. Это было очень страшное время. Я очень волновался, что если студентка почувствует, что я не возвращаю ей внимания, она заявит, что я напал на нее.Я чувствовал себя парнем, меня не воспринимали всерьез. Я подвергалась преследованиям как женщина в другом университете, и они немедленно отреагировали, отправив со мной полицейский эскорт в университетский городок и обратно. Я чувствовал, что если бы я все еще был в своем старом теле, я получил бы гораздо больше поддержки.

Коттен выглядывает из своей лодки, Новое начало.

То, что я черный, изменило мое движение в мире. Раньше я быстро гуляла или бегала, чтобы успеть на автобус. Теперь я иду медленнее, а если опаздываю, то не смею спешить.Я очень хорошо понимаю, когда делаю резкие или резкие движения, особенно в аэропортах, на вокзалах и других общественных местах. Я избегаю общения с незнакомыми белыми людьми, особенно с белыми женщинами. Если они бросаются в глаза, белые женщины обычно хватаются за сумочки и переходят улицу. Хотя я люблю городскую эстетику, я перестала носить толстовки и сменила мешковатые джинсы, большие майки и красочные тюбетейки на облегающие джинсы, цвета хаки и свитера. Эти изменения основаны на предположении, что я собираюсь украсть кошельки или товары или прыгнуть через турникет в метро. Чем менее заметен я, тем больше у меня шансов выжить.

Но это не надежно. Я ученый, сижу за партой, поэтому тренируюсь там, где могу. Я пошел на почту, чтобы отправить книги по почте, и надел жилет весом 40 фунтов, в котором хожу. Было около трех или четырех часов дня, я иду обратно, и внезапно подъехали полицейские. , вышли из машины и остановились. У меня были наушники, поэтому я не знал, что они со мной разговаривают. Я посмотрел вверх и увидел вертолет наверху.И теперь я могу понять, почему люди бегут, потому что если вы бежите, вы можете жить, даже если вы ничего не сделали. Это было в Эмеривилле, одном из самых богатых анклавов Северной Калифорнии, где в изобилии работают службы безопасности. Кто-то видел, как я иду к почте, позвонил и сказал, что видели мусульманина с жилетом от взрывчатки. Один полицейский, белый парень, поднял его, засмеялся и сказал: «О, я думаю, я знаю, что это. Это грузовой пояс ».

Это не только унизительно, но и ежедневно вызывает беспокойство. Раньше я чувствовал себя в безопасности, подходя к офицеру полиции, если я заблудился или мне нужно было указать дорогу. Но я больше этим не занимаюсь. Я много хожу в походы, и если я пойду в поход и увижу труп, я продолжу идти. Я больше никогда не позвоню в полицию.

«Теперь мне кажется, что я один»

Зандер Кейг, 52 года, Сан-Диего

Ветеран береговой охраны. Работает в Военно-морском медицинском центре Сан-Диего менеджером по клинической социальной работе. Редактор антологий о трансгендерных мужчинах. Начал переход в 2005 году.

До своего перехода я была откровенной радикальной феминисткой. Я говорил часто, громко и уверенно. Меня побудили высказаться. Меня наградили буквально за мои усилия — это было что-то вроде: «О, да, говори, говори». Когда я говорю сейчас, мне часто прямо или косвенно дают понять, что я «оправдываю», «занимаю слишком много места» или «утверждаю свои гетеросексуальные привилегии белого мужчины». Неважно, что я мексиканский американец в первом поколении, мужчина-транссексуал и женат на той же женщине, с которой был до моего перехода.

Я считаю утверждение, что теперь я не могу высказаться по вопросам, которые я считаю важными, оскорбительными, и я не позволяю кому-либо заставлять меня замолчать. Моя способность сопереживать выросла в геометрической прогрессии, потому что теперь я учитываю мужчин в своих мыслях и чувствах по поводу ситуаций. До своего перехода я редко задумывался о том, как мужчины переживали жизнь или что они думали, хотели или что любили в своей жизни. Я так много узнал о жизни мужчин благодаря моей дружбе с мужчинами, чтению книг и статей, написанных мужчинами и для мужчин, а также через мужчин, которым я служу как лицензированный клинический социальный работник.

Обычно считается, что в социальной работе «преобладают женщины», при этом женщины составляют около 80 процентов профессии в Соединенных Штатах. В настоящее время я работаю исключительно с клиническими медсестрами, ведущими дела, но на моей предыдущей должности, как медицинский социальный работник, работавший с хронически бездомными ветеранами вооруженных сил — в основном мужчинами — которые боролись с расстройством, вызванным употреблением психоактивных веществ и тяжелым психическим заболеванием, я был одним из немногих мужчин. среди десятков женщин.

Зандер Кейг, ветеран береговой охраны и член правления Американской ассоциации ветеранов-трансгендеров, на встрече в Вашингтоне.

Множество исследований показывают, что жизненные события, медицинские условия и семейные обстоятельства по-разному влияют на мужчин и женщин. Но когда я предполагал, что поведенческие проблемы пациента, такие как гнев или насилие, могут быть симптомом травмы или депрессии, это часто отвергалось или прямо оспаривалось. Основной темой было «Мужчины прибегают к насилию», и их действиям «не было оправдания».

Я действительно замечаю, что некоторые женщины действительно ожидают, что я уступлю им или уступлю им больше сейчас: пусть они говорят первыми, пусть они первыми сядут в автобус, позволят им сесть первыми и так далее.Я также замечаю, что в общественных местах мужчины более коллегиальны со мной, что они выражают через вербальные и невербальные сообщения: поднимая голову, когда проходят мимо меня по тротуару, и используют такие термины, как «брат» и «начальник», чтобы признать меня. Меня, как бывшую лесбийскую феминистку, оттолкнуло то, что некоторые женщины хотят, чтобы я относился ко мне теперь, когда я стал мужчиной, потому что это нарушает мое фундаментальное убеждение, что женщины — вполне дееспособные люди, которые поступают так. не нужно, чтобы мужчины соглашались или уступали им.

Что меня по-прежнему поражает, так это значительное снижение дружелюбия и доброты, которые теперь проявляются ко мне в общественных местах. Теперь мне кажется, что я сам по себе: никто, кроме семьи и близких друзей, не обращает никакого внимания на мое благополучие.

Я могу вспомнить момент, когда эта разница поразила меня. Спустя пару лет после смены пола я ехала на общественном автобусе рано утром в выходные. В автобусе было шесть человек, включая меня. Одна была женщина.Она очень громко говорила по мобильному телефону и заметила, что «мужчины такие дырочки». Я немедленно посмотрел на нее, а затем на других мужчин. Никто не поднял головы, чтобы взглянуть на женщину или кого-либо еще. Женщина увидела, как я смотрю на нее, а затем прокомментировала человеку, с которым она говорила, «какая-то дыра в автобусе прямо сейчас смотрит на меня». Я был ошеломлен, потому что вспоминаю, что был в похожих ситуациях, но много раз наоборот: мужчина говорил или делал что-то, что считалось неприятным или оскорбительным, и я находил солидарность с женщинами вокруг меня, когда мы смотрели друг другу в глаза, перекатывали наши глаза. глазами и, может быть, даже вслух прокомментировал ситуацию.Не уверен, что понимаю, почему мужчины не ответили, но это произвело на меня неизгладимое впечатление.

«Я взял свою карьеру под контроль»

Крис Эдвардс, 49, Бостон

Рекламный креативный директор, оратор и автор мемуаров « Balls: Это нужно, чтобы получить». Перешел в середине 20-х годов.

Когда я начал свой переходный период в 26 лет, большая часть моей социализации исходила от парней на работе. Например, как женщина, я шла по коридору и сталкивалась с некоторыми из моих коллег по работе, и они говорили: «Эй, как дела?» и я говорил: «О, я только что закончил встречу с клиентом. Они убили все мои скрипты, и теперь мне нужно вернуться и все переписать, бла-бла-бла. Что с тобой? » а потом они рассказывали мне свои истории. Как парень, я натыкаюсь на парня в холле, и он говорит: «Что случилось?» и я начинаю рассказ о своем дне, а он уже идет по коридору. И я думаю, что это грубо. Итак, я думаю, хорошо, ну, я думаю, парни на самом деле не делятся, так что в следующий раз я буду краток. К третьему разу я понял, что ты просто киваешь.

Креативный отдел в основном мужской, и ребята приняли меня в клуб.Я учился на собственном примере и соответственно моделировал свое профессиональное поведение. Например, я все время замечал, что если парням нужно задание, они его просто просят. Если они хотели повышения или повышения по службе, они просили об этом. Для меня это было чуждым понятием. Как женщина, я никогда не считала, что это вежливо, или что у меня есть на это силы. Но, увидев, что это происходит вокруг меня, я решил, что если я чувствую, что заслуживаю чего-то, я тоже буду просить об этом. Таким образом я взял под свой контроль свою карьеру.Это было очень вдохновляюще.

Очевидно, люди держали меня за дверь только потому, что я была женщиной, а не из общей вежливости, как я предполагал. Не только мужчины, но и женщины. Я узнал это, когда впервые вышел из дома, представившись мужчиной, когда женщина вошла в универмаг передо мной и просто позволила двери захлопнуться за ней. Я был так застигнут врасплох, что первым столкнулся с ним лицом к лицу.

Когда вы переходите к социальному переходу, вы хотите сливаться с ним, а не выделяться, поэтому вам неудобно, когда всплывают маленькие напоминания о том, что вы не такой, как все.Ожидается, что я знаю все о спорте. Я люблю спорт, но не так уж сильно, как многие парни. Например, я люблю смотреть футбол, но никогда не занимался этим видом спорта (в те времена это было не вариант для девочек), поэтому я многого не знаю. Я помню, как впервые был на свадьбе в качестве жениха. Я был примерно через три года в переходном периоде, и меня выстроили в очередь для фотографий со всеми остальными парнями. И один из них крикнул: «Футбольная поза в старшей школе!» и по команде все упали и присели на корточки, как в атакующей линии, и я подумал, что, черт возьми, происходит? Для меня это не было инстинктивным, поскольку я никогда не играл.Я пытался отразить то, что все делали, но когда вы видите картину, я, так сказать, оказываюсь «вне игры».

Крис Эдвардс, креативный директор по рекламе, в своем доме в Бостоне.

Гормоны сделали меня более нетерпеливым. У меня было много подруг, и одно из качеств, которые они любили во мне, было то, что я был прекрасным слушателем. После приема тестостерона они сообщили мне, что мои навыки слушания уже не те, что были раньше. Вот пример: я еду с одной из своих лучших подруг, Бет, и спрашиваю ее: «Твоя сестра встречает нас на обеде?» Через десять минут она все еще говорит, и я все еще не знаю, придет ли ее сестра.Так что, наконец, я не мог больше этого терпеть, огрызнулся и сказал: «ОНА ИЛИ НЕТ?» И Бет сказала: «Знаешь, тебе нравилось слышать всю предысторию и то, как я находил ответ. Многие из нас заметили, что в последнее время вы стали очень нетерпеливыми, и думаем, что это тот чертов тестостерон! » Определенно верно, что поведение некоторых мужчин определяется гормонами. Вместо того чтобы прислушиваться к женской проблеме, проявлять сочувствие и кивать, я бы поступил так же, как стереотипные парни, — прервал бы и предложил решение, чтобы прервать разговор и продолжить.Я пытаюсь исправить это.

Люди спрашивают, сделало ли меня более успешным в карьере то, что я был мужчиной. Мой ответ — да, но не по той причине, о которой вы думаете. Как мужчина, я, наконец, почувствовал себя комфортно в собственной шкуре, и это придало мне больше уверенности. На работе я заметил, что я был более прямым: переходил к делу, не извинялся, прежде чем что-то сказал, или ходил на цыпочках и пытался быть деликатным, как раньше. На встречах я был более откровенен. Я перестал формулировать свои мысли как вопросы. Я говорил то, что имел в виду и что хотел, вместо того, чтобы намекать и надеяться, что люди прочитают между строк и уловят то, что я действительно хотел. Я больше не стеснялся высказывать свое мнение или защищать свою работу. Когда я проводил презентации, я был ярче, веселее, интереснее. Не потому, что я был мужчиной. Потому что я был счастлив.

«Люди думают, что я знаю ответ»

Алекс Пун, 26, Бостон

Руководитель проекта Wayfair, компании по производству товаров для дома онлайн. Алекс находится в процессе физического перехода; после колледжа он сделал операцию на груди и этой весной начал принимать тестостерон.

Традиционная китайская культура основана на стремлении подчиняться желаниям старших и оставаться в рамках гендерных границ.Однако я вырос в США, где я мог исследовать свою индивидуальность и свою гендерную идентичность. Когда мне было 15, я училась в средней школе для девочек, где мы должны были носить юбки, но я чувствовала себя не так, как мои сверстники. Примерно с этого момента мы начали жить с моим китайским дедушкой ближе к концу его жизни. Он был таким традиционным и глубоко укоренившимся. Мне казалось, что я не могу подстричься или одеться так, как я хочу, потому что я боялась расстроить его и испортить наши последние воспоминания друг о друге.

Генетика не в мою пользу отращивать бороду лесоруба. Иногда китайские лица кажутся «мягкими» с менее выраженными линиями челюстей и отсутствием бледности лица. Меня беспокоит, что некоторые из моих женских черт, такие как «мягкое лицо», не позволят мне представить себя мужчиной, как я себя вижу. Вместо этого, когда люди встречаются со мной впервые, меня часто считают женоподобным мужчиной.

Алекс Пун обнимает свою девушку Габи Серрато Маркс в колледже Уэллсли, где он учился.

Пун наносит гормональный гель на плечи в своей квартире перед тем, как отправиться на работу.

Слева Алекс Пун обнимает свою девушку Габи Серрато Маркс в колледже Уэллсли, где он учился. Правильно, Пун наносит гормональный гель себе на плечи в своей квартире, прежде чем отправиться на работу.

Мой голос начал трескаться и становиться тише. Недавно я заметил разницу между восприятием женщины и мужчиной. Мне было интересно, как я могу найти правильный баланс между воспоминанием о том, каково это быть замолчать, и разговором с привилегиями, которые связаны с восприятием как мужчина.Теперь, когда я провожу встречи, я целенаправленно создаю паузы и моменты, когда пытаюсь вовлечь других в разговор и оставляю место для всех, чтобы они могли внести свой вклад и задать вопросы.

Люди теперь думают, что у меня есть логика, совет и опыт работы. Они смотрят на меня и думают, что я знаю ответ, даже если я не знаю. Я был на собраниях, где все остальные в комнате были женщинами и старше, но меня все равно спрашивали: «Алекс, что ты думаешь? Мы думали, ты узнаешь. Я был на собрании всей команды с 40 людьми, и меня узнали по имени за достижения моей команды.А рядом со мной была еще одна успешная команда во главе с женщиной, но по имени ее не называли. После я подошел к ней и сказал: «Ого, это было не круто; ваша команда действительно сделала больше, чем моя команда ». Резкая разница заставила меня чувствовать себя некомфортно и вернуло чувство того, что я был в одной лодке и не получил должного признания за мою работу.

Когда люди думали, что я женщина, они часто давали мне расплывчатые или окольные ответы, когда я задавал вопрос. Мне даже приходилось слышать, как кто-то говорил мне: «Если бы вы просто погуглили, вы бы узнали.Но теперь, когда меня читают как мужчину, я обнаружил, что люди дают мне прямые и ясные ответы, даже если это означает, что им нужно провести какое-то исследование самостоятельно, прежде чем вернуться ко мне.

Часть меня сожалеет, что не поделилась с дедом тем, кем я являюсь на самом деле, до его смерти. Интересно, как бы сложились наши отношения, если бы он знал об этом единственном произведении обо мне и все же принял меня как своего внука. Традиционно китайская культура считает мужчин более ценными, чем женщин. Раньше я была самой младшей внучкой, а значит, наименее важной.Теперь я самый старший внук. Я думаю о том, как он мог иметь другие ожидания или попытаться более глубоко привить мне определенные традиционные китайские принципы, например, больше заботиться о моих оценках или заботиться о моих братьях, сестрах и старших. Хотя он никогда не считал меня мужчиной, я все равно этим занимался.

Зандер Кейг участвовал в написании этой статьи в личном качестве. Мнения, выраженные в нем, принадлежат автору и не отражают точку зрения Министерства обороны.

Какие ярлыки и термины подходят для трансгендеров?

Трансгендеры могут описать свою идентичность разными способами. Понимание слов и ярлыков, которые используют люди, способствует уважению и пониманию.

Почему так много разных слов?

Может быть, вы не задумывались о гендере как о концепции. Ваше поведение, внешний вид, одежда и гениталии «соответствуют» тому, как вы относитесь к себе, и тому, как все вокруг вас относятся к вам.Вы можете спросить: «Почему существует так много разных способов описать пол человека?»

Мысли и чувства людей по поводу своего пола могут быть сложными. Наличие множества слов и ярлыков для описания различных способов, которыми вы можете думать о своем поле, помогает вам сообщить, кто вы есть.

Как мне обратиться к трансгендерам?

Уважайте слова, которые люди используют, чтобы описать себя. Трансгендеры используют много разных терминов для описания своего опыта, и не все термины подходят всем людям.Важно спрашивать людей, на каком языке они хотят, чтобы вы использовали их. Это нормально — спросить кого-нибудь о предпочитаемом им имени и местоимениях. Всегда используйте имя и местоимения, которые они вам говорят.

Если трансгендерные люди не уверены, какие идентификационные ярлыки подходят им лучше всего, дайте им время разобраться в этом самостоятельно. Термины или язык, которые предпочитает человек, могут со временем меняться, и это совершенно нормально.

Что делать, если я оскорбляю трансгендера, используя неправильное имя, местоимение или идентификационный ярлык?

Отношение к трансгендерам с уважением, осознанием и желанием узнать о гендере — важный шаг в обеспечении того, чтобы вы не обидели чьи-либо чувства.Большинство людей хотят относиться к другим с уважением. Но иногда даже человек с добрыми намерениями может причинить боль, смущение или оскорбление. Такие моменты дают возможность выслушать опасения трансгендера, узнать больше о гендерной идентичности и языке, а также поработать над совершенствованием того, как вы используете язык, который может быть неточным или оскорбительным.

Общие термины для определения гендерной идентичности

Цисгендеры
Те, кто идентифицирует пол, который был им назначен при рождении. Например, ребенок, рожденный с вульвой, относится к категории девочек.Если она также видит себя девушкой на протяжении всей своей жизни, ее считают цисгендерной.

Cross-Dresser (иногда сокращается до CD)
Человек — обычно цисгендерный мужчина — который иногда носит женскую одежду, чтобы повеселиться, развлечься, получить эмоциональное удовлетворение, сексуальное наслаждение или сделать политическое заявление о гендере роли.

Drag King
Артистка, которая преувеличивает мужское поведение и одевается для развлечения в барах, клубах или на мероприятиях. Некоторые короли трансгендеров могут идентифицировать себя как трансгендеры.

Drag Queen
Мужчина-исполнитель, который преувеличивает женское поведение и одевается для развлечения в барах, клубах или на мероприятиях. Некоторые трансвеститы могут идентифицировать себя как трансгендеры.

Гендерная дисфория
Диагноз, часто используемый психологами и врачами для описания страдания, несчастья и беспокойства, которые трансгендеры могут испытывать по поводу несоответствия между их телом и своей гендерной идентичностью.Человеку может быть поставлен формальный диагноз гендерной дисфории, чтобы получить лечение, которое поможет ему в переходный период.

Психологи называли это «расстройством гендерной идентичности». Однако несоответствие между телом человека и гендерной идентичностью само по себе не является психическим заболеванием (но может вызывать эмоциональные расстройства), поэтому термин был изменен, чтобы отразить это.

Гендерная текучесть

Ощущение, что гендерная идентичность или самовыражение не высечены на камне и могут меняться со временем или даже изо дня в день.Для некоторых людей гендерная текучесть — это гендерная идентичность. Человек с изменчивой половой принадлежностью может в одни дни чувствовать себя мужчиной, в другие — женщиной, мужчиной и женщиной, либо ни тем, ни другим. Человек с изменчивой половой принадлежностью также может идентифицировать себя как гендерный.

Гендерное несоответствие

Когда гендерное выражение человека не укладывается в традиционные мужские или женские категории (иногда называемые гендерными бинарными).

Пол недвоичный

Когда гендерная идентичность человека не вписывается в традиционные мужские или женские категории (иногда называемые гендерной бинарностью).

Genderqueer

Термин для людей, которые не идентифицируют себя как мужчина или женщина или чья идентичность выходит за рамки традиционной гендерной бинарности, состоящей из мужчины и женщины. Некоторые люди взаимозаменяемо употребляют гендерный, гендерно неконформный и небинарный, а другие — нет. Genderqueer имеет политическую историю, поэтому многие используют этот термин, чтобы идентифицировать свой пол как ненормативный в некотором роде. Например, кто-то может идентифицировать себя как цисгендерная женщина, так и гендер-королева.

Интерсекс

Общий термин, используемый для различных условий, при которых человек рождается с репродуктивной или сексуальной анатомией, которая не соответствует типичным определениям женщины или мужчины.Иногда интерсексуалу при рождении хирургическим путем назначается женский или мужской пол, если внешние гениталии не являются явно мужскими или женскими. Младенцам-интерсексуалам всегда назначается законный пол, но иногда, когда они вырастают, их пол не совпадает с выбранным для них полом. Некоторые интерсекс люди являются трансгендерами, но интерсекс не обязательно означает трансгендерность.

Трансгендер (иногда сокращается до Trans или Trans *)

Общий термин, используемый для описания человека, чья гендерная идентичность отличается от пола, указанного при рождении. Некоторые люди ставят звездочку в конце транс *, чтобы расширить это слово и включить всех людей с несоответствующими гендерными идентичностями и выражениями.

Трансгендерный мужчина (Trans Man)

Лицо, чей пол при рождении был женский, но гендерная идентичность — мужской. Эти идентичности также могут относиться к кому-то, кому при рождении хирургическим путем была назначена женщина, в случае интерсексуалов, но чья гендерная идентичность — мужская. Многие транс-мужчины идентифицируют себя просто как мужчины.

Трансгендерная женщина (Trans Woman)

Лицо, чей пол при рождении был мужским, но гендерная идентичность — женский.Эти идентичности также могут относиться к кому-то, кому при рождении хирургическим путем был назначен мужчина, в случае интерсекс людей, но чья гендерная идентичность — женская. Многие транс-женщины идентифицируют себя просто как женщины.

Устаревшие, неточные или оскорбительные термины о гендерной идентичности

Хотя некоторые люди могут использовать следующие термины для описания своего пола, большинство ярлыков ниже варьируются от устаревших до оскорбительных.

Расстройство гендерной идентичности (или РГИ)
Предпочтительный термин — гендерная дисфория.

Гермафродит
Предпочтительный термин — интерсекс.

До операции, после операции (также до операции или после операции)
Набор терминов для описания трансгендерного лица, перенесшего или не перенесшего операции по смене пола. Сосредоточение внимания на том, перенес ли кто-то операцию, можно считать инвазивным или нарушением чьей-либо частной жизни. Кроме того, многие трансгендеры не хотят (или не имеют доступа к ним) операций, которые изменили бы их тело. Наконец, существует множество других способов перехода трансгендеров, помимо операции по смене пола.

Операция по смене пола
Предпочтительные термины — операция по смене пола (SRS) или операция по подтверждению пола.

Shemale
Оскорбительный термин для трансгендерной женщины, особенно той, которая лечила грудь, но все еще имеет пенис. Этот термин может использоваться секс-работниками или в порноиндустрии.

Транссексуалы (иногда также называют Т-слово)
Хотя некоторые трансгендеры используют слово «транс» для описания своего пола, большинство находят его в высшей степени оскорбительным — уничижительным оскорблением.

Трансгендерный
Добавление -ed к концу трансгендера грамматически неверно. Нельзя сказать, что кто-то гей, женщина или латиноамериканец. Точно так же нельзя называть кого-то трансгендером.

Транссексуал
Старый термин для людей, чья гендерная идентичность не соответствует полу, указанному при рождении, и которые желают и / или стремятся к переходу, чтобы привести свое тело в соответствие со своей гендерной идентичностью. Некоторые люди считают этот термин оскорбительным, другие — нет.Называйте кого-то транссексуалом, только если он скажет вам, как себя идентифицируют.

Транс-мужчин описывают жизнь за решеткой

Несколько других трансгендеров, заключенных в тюрьму в Техасе и с которыми связались NBC News, заявили, что сталкивались с офицерами, которые требовали от них носить спортивные бюстгальтеры и женское нижнее белье, а также отращивать волосы до длины более 2,5 дюймов. или рискуете «поймать дело» — получить наказание за нарушение правил. По словам адвокатов, а также находящихся в заключении и ранее заключенных, трансгендеры в штате не имеют постоянного доступа к боксерским шортам и не могут покупать нагрудные ремни, которые используются теми, кто еще не перенес операцию по сглаживанию груди.

«Я пытался запросить боксеры и нагрудники, но мне отказали, что усугубило мою депрессию», — сказал в письме 49-летний Анхель Очоа, другой заключенный в тюрьму транс-мужчина в штате. На просьбу разъяснить позицию штата в отношении одежды для трансгендеров Херст, представитель департамента уголовного правосудия Техаса, сказал: «Заключенные должны одеваться в соответствии с полом, назначенным им при рождении».

Очоа сказал, что рос сорванцом, и начал одеваться еще мальчиком, когда ему было 12.По его словам, его семья с самого начала поддержала его переход. «Меня любили мама и бабушка и принимали как мальчика».

Очоа, который находится в заключении с 1990-х годов, сказал, что он столкнулся с унизительным и унижающим достоинство обращением в тюремной системе.

«Самая серьезная проблема — нас заставляют быть кем-то, кем мы не являемся», — сказал он, добавив, что его заставили отрастить волосы, которые были выбриты наголо, когда он попал в тюрьму. «Они говорят, что это« мера безопасности »… Это просто способ навредить нам.

Согласно данным, недавно полученным в результате запроса общественной информации, в 2019 году Департамент уголовного правосудия Техаса содержал под стражей 980 трансгендерных женщин и 113 трансгендерных мужчин. В политическом документе, предоставленном департаментом, говорится, что «заключенные размещаются в соответствии с их генитальным статусом. . »

Нелл Гейтер — президент Trans Pride Initiative, базирующейся в Техасе некоммерческой группы, основанной в 2011 году, которая общалась с более чем тысячей трансгендеров, заключенных в тюрьму в штате.Гейтер сказала, что, по ее мнению, в последние годы Департамент уголовного правосудия Техаса был менее агрессивен в принуждении транс-мужчин носить спортивные бюстгальтеры или отращивать волосы, но это отражает изменение приоритетов и культуры, а не изменение политики. По ее словам, волосы на лице по-прежнему являются проблемой, потому что транс-мужчины «не могут получить достаточно бритвы, чтобы поддерживать чистое бритье, а затем« получают футляры »для бороды». Она также сказала, что одним из значительных последствий Covid-19 для трансзаключенных стала задержка или отсутствие доступа к гормонам, подтверждающим пол.

Но ситуация может значительно отличаться от штата к штату и даже от города к городу. Например, в тюрьмах штата Калифорния трансгендерные мужчины в женских тюрьмах могут покупать те же предметы гигиены, что и люди в мужских тюрьмах, и получать мужскую одежду. Они также могут купить сундуки, хотя цена в 40 или 50 долларов делает эту возможность недоступной для многих. В тюрьмах штата Джорджия трансгендерные мужчины в женских учреждениях могут брить головы и отращивать бороды, но, за исключением боксеров, они могут получить одежду только в женском бланке заказа.

Ронни Фуллер, 42 года, содержится в государственной тюрьме Аррендейл штата Джорджия в Альто, примерно в часе езды к северо-востоку от Атланты. Он сказал, что с детства идентифицировал себя как мужчина, но не всегда знал, что означают эти чувства.

«Я не знал, что такое« трансгендер », пока не попал в тюрьму, и это были годы в моем заключении», — сказал он.

Ронни Фуллер сказал, что он идентифицировал себя как мужчину с детства, но не всегда знал, что означают эти чувства. трансгендерные люди, которым они не прописывались до того, как попали в пенитенциарную систему.В 2015 году политика изменилась.

«Когда эта возможность стала доступна здесь, в тюрьме, я ухватился за эту возможность», — сказал Фуллер о получении гормонов.

С тех пор администрация тюрьмы пошла на другие небольшие уступки, в том числе разрешила транс-мужчинам покупать боксеры, сказал он. Однако он и другие до сих пор не могут получить сундучки, и он сказал, что тюрьма отклонила предложение добровольца, который был готов их пожертвовать.

Сотрудники тюрьмы «дают нам мужские гормоны, боксеры и верят, что этого достаточно», — сказал он, добавив, что невозможность получить нагрудный фиксатор и сделать операцию по подтверждению пола повлияла на него «эмоционально, умственно и физически.

Фуллер сказал, что из-за множества препятствий на пути получения помощи с гендерным подтверждением он считает тюрьму худшим местом для начала медицинского перехода.

«Я испытал больше суждений и дискриминации за этими стенами, чем когда-либо снаружи», — сказал он в письме.

Управление исправительных учреждений Джорджии не ответило на запросы о комментариях, сделанные по телефону и электронной почте.

«Не должно быть так сложно получить нормальное лечение»

В результате судебных исков, успешно рассмотренных по всей стране, большинство трансгендерных заключенных в США.С. теперь имеют право получать гормоны, подтверждающие пол, независимо от того, прописывались ли они им до заключения. Однако, по словам адвокатов, адвокатов по правам заключенных и лиц, находящихся в настоящее время и ранее заключенных в тюрьму, хотя правила могут существовать на бумаге, гормоны часто трудно получить на практике. Транссексуалы за решеткой говорят, что им могут потребоваться месяцы или даже годы, чтобы получить диагноз гендерной дисфории и пройти обследование у эндокринологов или других специалистов, что приводит к задержкам в лечении, что огорчает и сбивает с толку тех, кто обращается за помощью.

Грэм находился под стражей Департамента уголовного правосудия Техаса около шести месяцев, прежде чем ему был предоставлен доступ к подтверждающим гендер гормональным препаратам, которые он получал перед заключением, согласно Грэхему и тюремным записям, которые он предоставил. Фуллер также сказал, что, хотя в апреле 2017 года ему было разрешено пройти обследование на гормональное лечение, ему потребовалось больше года, чтобы попасть на первое посещение эндокринолога.

«Не должно быть так сложно получить нормальное лечение, каким бы оно ни было», — написал Фуллер в письме.

Кроме того, в то время как США предприняли шаги для обеспечения доступа транс-заключенных к подтверждающим гендер гормонам, подавляющее большинство юрисдикций по-прежнему не разрешают заключенным в тюрьму полноценный доступ к подтверждающим гендер хирургическим вмешательствам, сказал Дэнни Ваксвинг, адвокат по вопросам инвалидности. Прав Вашингтон, который представлял многих транс-заключенных в штате. Для транс-мужчин это означает, что они не смогут перенести серьезную операцию в течение всего срока их заключения.

Джейсон Йоакам подает в суд на Управление исправительных учреждений Вирджинии.Courtesy / Lambda Legal

В августе группа по защите гражданских прав ЛГБТК Lambda Legal подала в суд на Управление исправительных учреждений Вирджинии от имени заключенного трансгендера Джейсона Йоакама. Организация заявила, что иск является одним из первых, поданных от имени заключенного транс-мужчины за отказ в лечении от гендерной дисфории.

«Согласно Восьмой поправке, тюремные системы должны предоставлять адекватную медицинскую помощь», — сказал Ричард Саенс, старший прокурор и специалист по уголовному правосудию и ненадлежащему поведению полиции в Lambda Legal.«Этот судебный процесс необходим, потому что ряду трансгендерных людей, находящихся за решеткой, даже тем, кому оказана определенная помощь, [им] часто не предоставляется адекватная медицинская и психиатрическая помощь».

«Доступно все необходимое с медицинской точки зрения лечение», — заявил в августе представитель Департамента исправительных учреждений Washington Post. «Решение о лечении принимается в индивидуальном порядке. Помимо лечения доступна индивидуальная и групповая терапия. Мы следуем общественным стандартам обслуживания.«В настоящее время дело планируется к посредничеству.

В нескольких штатах, в том числе в Калифорнии и Вашингтоне, действуют правила, позволяющие трансгендерным людям пройти операцию по подтверждению пола в заключении. Однако, по словам заключенных, опрошенных NBC News, процесс оценки того, кто имеет право на процедуру, несовершенен и неадекватен.

Джованни Гонсалес, заключенный из Калифорнии, сказал, что ни он, ни его врач не играли ключевой роли в определении того, имеет ли он право на хирургическое вмешательство на том основании, что это необходимо с медицинской точки зрения.Вместо этого решение принимает комитет, ответственный за оценку транс-заключенных по всему штату, сказал он. В соответствии с политикой Департамента исправительных учреждений, поставщики первичной медико-санитарной помощи на институциональном уровне должны передавать запросы на операцию в общегосударственный орган, известный как Комитет по проверке операций по подтверждению гендерного равенства. Комитет, состоящий из экспертов в области медицины и психического здоровья, которые не лечили заключенного, затем голосует за одобрение или отклонение запроса.

Гонсалес и другие, опрошенные NBC News, выразили разочарование в связи с тем, что комитет вообще существует, поскольку не существует параллельного комитета для человек, желающих получить лечение, которое их врачи сочтут необходимым с медицинской точки зрения — например, людей, которым необходимо удалить грудь из-за к диагнозу рака.

«Мои врачи не имеют права голоса в моей операции. В этот комитет входят врачи, которые не имеют ко мне никакого отношения, — сказал Гонсалес.

При поддержке своего психолога Гонзалес первоначально обратился с просьбой о проведении операции в ноябре 2018 года. Несколько месяцев спустя ему было отказано, и впоследствии он подал иск, утверждая, что Департамент исправительных учреждений и реабилитации Калифорнии нарушает его конституционные права. В феврале, более чем через два года после подачи иска, его запрос на операцию был наконец удовлетворен.

Нет «простого» жилищного решения

Помимо преодоления препятствий при получении предпочитаемой одежды, а также предоставления услуг здравоохранения с учетом гендерного фактора, заключенные транс-мужчины также говорят, что им трудно найти жилье. Как NBC News задокументировали в ходе расследования в прошлом году, подавляющее большинство трансгендеров в США содержатся в тюрьмах, которые соответствуют их половой принадлежности или гениталиям при рождении, а не их гендерной идентичности, даже если делать это без учета соображений безопасности или предпочтений заключенных. незаконны в соответствии с Законом о запрещении изнасилований в тюрьмах.Эта реальность поставила многих транс-женщин под угрозу сексуального насилия, насилия и домогательств.

Эль Саброут из Black and Pink сказал, что трансгендерные мужчины не обязательно были бы в большей безопасности, если бы они были размещены в мужских учреждениях, а не в соответствии с их полом, определенным при рождении. Однако, добавил он, это не означает, что они не подвергаются физическому или сексуальному насилию в женских тюрьмах.

Грэм сказал, что женщины в его подразделении ночью раздевались и забирались к нему в кровать, говоря, что они собирались заняться с ним сексом, или попытались бы посмотреть на его тело, пока он принимал душ, даже если ему разрешалось принимать душ одному. .

Сотрудники тюрьмы не предприняли мер для его безопасности, сказал он. После того, как сотрудники были предупреждены об одном конкретном инциденте, он провел около 10 дней в «сохранении», форме изоляции, также известной как защитное заключение. Заключенные трансгендеры часто оказываются под стражей в целях их предполагаемой защиты, потому что они особенно уязвимы перед сексуальным и физическим насилием, когда находятся среди населения в целом. Но условия содержания под стражей в целом отражают условия, в которых содержатся лица, находящиеся в дисциплинарной изоляции.По словам Грэма, когда он находился на хранении, его кормили через дверь, и у него был очень ограниченный доступ к душевым и его имуществу. По словам Грэма, после третьего раза, когда он оказался на хранении, ему это надоело, и он поклялся никогда больше не оказаться там.

Транс-мужчины рожают и размышляют об отцовстве: чего ожидать? | Международный журнал права, политики и семьи

Абстрактные

То, чего долгое время боялись законодатели и суды, теперь стало реальностью: транс-мужчины рожают собственных детей и просят, чтобы их назвали их «отцами» для целей регистрации рождения.Эта статья проливает свет на преобразующий потенциал таких сценариев деторождения и следующие юридические претензии на отцовство. Выдвигается аргумент, что они побуждают к существенным размышлениям о том, что значит быть отцом сегодня, и тем самым побуждают к (пере) конструированию законного отцовства, которое включает заботу в качестве важного отцовского параметра. Однако, сосредоточив внимание на текущих делах, рассматриваемых английскими и немецкими судами, эта статья показывает, что понимание отцовства национальными судами по существу сохранило свой традиционно гетеронормативный, биологический и опосредованный характер.Тем не менее, игра все еще открыта, и заявка, ожидающая рассмотрения в Европейском суде по правам человека, может вдохнуть свежий воздух в дебаты.

I. (TRANS) РОДАЮЩИЕ МУЖЧИНЫ: (ЮРИДИЧЕСКАЯ) ПАНИКА?

Влияние транс-идентичностей 1 на установление законного отцовства — новый предмет интереса в социально-правовой науке. Это неудивительно, учитывая одновременно растущее количество прецедентов по данному вопросу, из которых следует, что еще не рано исследовать юридические реакции на прозрачность, 2 , особенно когда на карту поставлено правовое определение отношений между родителями и детьми.Споры относительно статуса трансгендеров в свидетельствах о рождении их детей действительно начали расти в результате сочетания социально-правовых и медицинских событий. 3 До недавнего времени бесплодие считалось платой за переходный период. 4 Сегодня, однако, «переход» 5 человека к «предпочтительному полу» и юридическое признание этого «предпочтительного пола» все меньше и меньше понимается как неизбежное лишение возможности продолжения рода. В результате все больше и больше трансгендеров становятся родителями в результате полового акта, донорства спермы или вспомогательного оплодотворения («ВРТ») после юридического перехода. 6

В контексте транскреативных прав трансмужские практики беременности и родов привлекли широкое освещение в СМИ 7 и вызвали «моральную панику». 8 Это, в частности, связано с их видимым отклонением от общепринятого представления о воспроизводстве, которое изображает вклад «мужчин» и «женщин» как четко определенные и отличные друг от друга, и, в частности, из-за проблем, которые они создают для гендерных различий. представления о беременности. 9 В самом деле, в этих переживаниях присутствует транс-мужчина «женщина, назначенная при рождении», который воспринимается как присваивающий способность, которая ему не принадлежит. 10 Помимо того, что мы вынуждены пересмотреть «фиксированную естественность мужественности и женственности», 11 беременный транс-мужчина демонстрирует нетрадиционный способ вступления в отцовство и, как таковой, стимулирует новые размышления о том, что значит быть отцом в современном мире. Мир. Контекст, в котором происходит это отражение, — это закон и, более конкретно, законы, регулирующие определение законного отцовства. Действительно, ситуация, когда мужчина рожает, иногда была источником путаницы при установлении законного отцовства. 12 Какой родительский статус следует присвоить этому человеку? Следует ли считать этого человека «матерью», «отцом» или просто «родителем» ребенка для целей регистрации рождения?

Эти вопросы лежат в основе двух текущих дел, касающихся трансгендерных мужчин, которые после того, как были юридически признаны принадлежащими к мужскому полу, использовали свои репродуктивные органы и родили своих детей. Первый — это сын Фредди МакКоннелла, чей сын YY родился в январе 2018 года после внутриматочной инсеминации с использованием донорской спермы. Второй касается — как правило менее известной — истории ОН, немецкого транс-мужчины, который родил своего ребенка GH, зачатого с использованием донорской спермы, в марте 2013 года. статус «матери» при регистрации рождений. Они инициировали судебное разбирательство в английских и немецких судах, соответственно, и потребовали юридического признания их «отцами» своих детей — или, в качестве альтернативы, «родителем» или «гестационным родителем» в случае МакКоннелла.В соответствии с решениями Апелляционного суда (Англия и Уэльс) 14 и Федерального суда Германии («BGH»), 15 YY и GH продолжают иметь отца при жизни, но мать по закону закон. Тем не менее, остаются надежды на пересмотр их требований: хотя МакКоннелл уже выразил желание передать свое дело в Европейский суд по правам человека («Суд» и «ЕСПЧ»), 16 дело OH и GH уже было пересекло национальные границы и в настоящее время рассматривается Разделом V ЕСПЧ. 17

Исходя из этих дел, эта статья способствует более широким дебатам об изменении реалий «отцовства» и о том, как закон «делает их понятными». В частности, его цель двоякая. Во-первых, он стремится показать преобразующий потенциал этих дел. Рожая детей и стремясь быть признанными своими «отцами», транс-мужчины являются «активными агентами» 18 в оспаривании «традиционного» понимания отцовства и, что более важно, в том, что забота становится важной характеристикой законного отцовства. .Во-вторых, эта статья связана с ответом закона на этот вызов, в частности, со стороны национальных судов, которые недавно вмешались в этот вопрос, и — в перспективе — на решение ЕСПЧ.

Анализ состоит из пяти разделов. В Разделе 2 рассматриваются дела McConnell и OH и излагаются ключевые аргументы, выдвинутые национальными судами в подтверждение того, что заявительницы были названы «матерями». Раздел 3 знакомит с парадигмой «традиционного отцовства» и показывает, что преобразующий потенциал этих случаев до сих пор практически не использовался.В следующих двух разделах внимание смещается на ЕСПЧ. В разделе 4 анализируется соответствующая судебная практика по правам семьи и прослеживается тенденция Суда признавать заслуживающими только тех отцов и, в более общем плане, семьи, которые — пусть и «нетрадиционные» — преуспевают в подражании «общепринятым». Занимая дальновидную позицию, Раздел 5 определяет некоторые относящиеся к делу доктринальные элементы, которые могут способствовать формированию аргументации Суда в рассматриваемом деле O.H. и Г. против Германии .В свете усмотрения, которым пользуются страсбургские судьи, выдвигается аргумент о том, что степень, в которой предстоящее решение будет переосмысливать отцовство за пределами общепринятой парадигмы, вероятно, будет не только «продуктом» доктрин, 19 , но и вопрос выбора ». В заключительном разделе (6) приводятся некоторые размышления о де-гендерной отмене законного отцовства как возможного будущего курса в контексте прозрачности и за его пределами.

II. ПОСЛЕДНИЕ СОБЫТИЯ ДО ДОМАШНИХ СУДОВ: MC CONNELL, OH, И ИХ ДЕТИ

1.Трансмужская беременность и роды на практике

Большинство трансгендеров находятся в репродуктивном возрасте на момент перехода 20 и вступают в отношения после перехода. 21 Тяга к отцовству присутствует у многих из них, как и у остального населения. 22 Бельгийское исследование, посвященное более конкретному изучению репродуктивных желаний транс-мужчин после операции по подтверждению пола, показало, что на момент интервью более половины желали иметь детей. 23 В другом исследовании, касающемся транс-популяции во Франции, такое же желание было выявлено среди группы транс-мужчин, которые не подвергались какой-либо операции на половых органах. 24 На практике транс-мужчины могут стать биологическими родителями разными способами в зависимости от их конкретных обстоятельств. Например, если присутствует партнерша, она может быть оплодотворена спермой донора. Хотя остается верным, что операция по подтверждению пола приводит к необратимой потере репродуктивного потенциала, недавнее исследование показало, что гормональная терапия не влияет на яйценоскость транс-мужчин. 25 Более того, современные и будущие репродуктивные технологии, такие как замораживание ооцитов, эмбрионов или ткани яичников, дают транс-мужчинам возможность иметь детей, использующих их собственные гаметы, в будущем. 26

Другая возможность — трансмаскулинная беременность и роды. 27 Его жизнеспособность возросла, в частности, после изменения национальных рамок, регулирующих гендерное признание. До недавнего времени лица, которые хотели перейти к другому полу и получить его юридическое признание, должны были пройти операцию по подтверждению пола, стерилизацию или их сочетание в большинстве юрисдикций.В результате транс-семьи и отдельные лица были — а в некоторых юрисдикциях до сих пор остаются — вынуждены выбирать между признанием их гендерной идентичности и их права на воспроизводство. Одной из движущих проблем было и остается именно предотвращение практики деторождения, считающейся нежелательной и проблемной, с особым страхом перед «беременными мужчинами». 28

Однако в последние годы транс-сообщество и все большее число политических и юридических деятелей начали сомневаться в законности хирургических вмешательств и стерилизации и их незаменимости в качестве предпосылок для признания гендерной идентичности человека. 29 Судьи также в целом стали более подозрительно относиться (особенно к некоторым) 30 медицинскому вмешательству в процессе признания пола. В 2017 году ЕСПЧ установил, что хирургические или медицинские процедуры с высокой вероятностью бесплодия не являются приемлемыми требованиями для получения признания пола в соответствии с Конвенцией. 31 Еще раньше аналогичные результаты были достигнуты национальными судами в Германии, 32 Швеции, 33 и Италии, 34 , что привело к постепенному ослаблению требований, согласно которым трансгендерные лица должны изменять свое тело, чтобы иметь юридическое признание в предпочтительном для них поле.

На этом фоне транс-мужчины, которые не прибегают к хирургическим операциям по удалению репродуктивных органов, сохраняют способность забеременеть и, при желании, могут родить собственных детей. 35 Это путь деторождения, по которому, в частности, прошли МакКоннелл и О. Х., 36 , чтобы стать родителями после перехода. Давайте подробнее рассмотрим их конкретные истории. 37 После того, как МакКоннелл был юридически признан мужчиной (апрель 2017 г.), он успешно прошел курс лечения бесплодия при внутриматочной инсеминации и в январе 2018 г. родил сына YY.Точно так же OH был признан принадлежащим к мужскому полу постановлением суда в 2011 году после того, как его женское имя (BD) было изменено на его текущее мужское имя (OH). В марте 2013 года он родил своего ребенка, Г.Х., который был зачат путем оплодотворения в домашних условиях с использованием спермы донора, который согласился не претендовать на какие-либо права на ребенка.

2.… А в Законе?

Несмотря на возможность реализовать свои родительские проекты, МакКоннелл и Огайо (и их дети) продолжают сталкиваться со значительными препятствиями на пути к законному отцовству.На основании решения BGH (подтверждающего постановления судов низшей инстанции), 38 ЗАГС зарегистрировал ОН под его бывшим женским именем в качестве «матери» Г. Х. в регистре рождений. 39 Точно так же МакКоннелл был зарегистрирован как «мать» в свидетельстве о рождении своего сына. Отказ Регистратора признать его «отцом» YY был поддержан Высоким судом («Высокий суд») 40 , а затем Апелляционным судом.

Отцы-заявители хотели, чтобы им был присвоен статус «отца» или иным образом, в случае МакКоннелла, статус «родитель» или «гестационный родитель».С этой целью они оспорили свое обозначение «матерями», подав двоякое требование. Во-первых, они утверждали, что согласно внутреннему законодательству они должны были рассматриваться как мужчины также для целей определения их статуса родителей и, следовательно, должны были быть зарегистрированы в качестве « отцов » своих детей (рожденных после переходного периода). ). 41 По их мнению, национальные положения недвусмысленно оговаривают, что только отношения между родителями и детьми, возникшие до перехода, не изменяются (последующим) юридическим признанием гендерной идентичности (тогдашнего) родителя. 42 Во-вторых, даже если предположить, что суд толкует национальные положения в соответствии с решением Регистратора, заявители утверждали, что системы регистрации нарушили их право на уважение частной и семейной жизни в соответствии со статьей 8 ЕКПЧ в совокупности со статьей 14 ЕКПЧ. Национальные суды отрицательно ответили на оба аргумента. 43

Согласившись с заявителями, суды BGH и Англии признали некоторые трудности, возникающие из-за несоответствия их жизненной и правовой реальности.В случае МакКоннелла национальные суды отметили, что от него потребуют предоставить полное свидетельство о рождении — в отличие от краткого свидетельства о рождении, в котором отсутствует его статус «матери», — только в ограниченном числе случаев, что означает, что раскрытие информации будет редкостью. вхождение. 44 Тем не менее, ситуация, когда государство требует от трансгендерного лица заявить в официальном документе, что его пол не является его юридическим полом, а пол, присвоенный при рождении, представляет собой, по мнению Апелляционного суда, «значительное» вмешательство в чувство идентичности человека. 45 Это также представляет собой — как продолжает Апелляционный суд — вмешательство в право на уважение семейной жизни как МакКоннелла, так и YY, поскольку при этом государство описывает их отношения как отношения матери и сына в длинной форме свидетельство о рождении ребенка, в то время как на самом деле их родство является отцом и сыном. 46 Точно так же BGH подчеркнула важность отражения изменения имени и пола в публичных записях, чтобы защитить лицо от нежелательного раскрытия его транс-истории и, следовательно, от риска жестокого обращения и дискриминации со стороны третьих лиц. стороны. 47

Тем не менее, в ходе попыток уравновешивания, предпринятых судами, эти опасения в конечном итоге уступили место потребности в «определенности в семейном праве», которая — не случайно — является одним из основных доводов, которые обычно выдвигаются против поста деторождения. -переход судов и законодателей. 48 Как объяснил Данн, аргумент в пользу требований стерилизации для признания пола часто заключался в том, что разрешение рожать мужчинам (i) «дестабилизирует европейские системы семейного права» и (ii) запутает детей в их биологическом происхождении и лишать их важных семейных отношений. 49 Даже если ни Закон Великобритании о признании пола 2004 года (GRA), ни Закон о транссексуалах Германии 1980 года (TSG) (с поправками, внесенными Конституционным судом) 50 не включают такие требования, эти оправдания лежат в основе доводы, выдвинутые английскими судами и BGH по рассматриваемым делам.

Национальные суды действительно подчеркнули необходимость сохранения согласованной с административной точки зрения и определенной схемы регистрации рождений, в которой рожающее лицо постоянно регистрируется как «мать» в соответствии с правилом mater semper certa est . 51 BGH объясняет, что в немецкой правовой системе это правило 52 и, в более общем плане, определение законного отцовства на основании биологического вклада родителя в зачатие ребенка 53 считается преследующим легитимная цель Законодателя: передать детей их биологическим родителям на законных основаниях таким образом, чтобы их отцовство не приписывалось двум законным матерям или отцам, что противоречит биологической реальности. 54

Кроме того, по мнению судов, положения GRA 55 и TSG 56 , которые более конкретно регулируют родительский статус трансгендерных лиц, должны рассматриваться с учетом этого факта: тот факт, что лицо изменилось юридический пол не влияет на родительский статус этого лица ни ретроспективно — то есть в отношении детей, родившихся до перехода, — так и перспективно — то есть в отношении детей, родившихся после перехода. 57 BGH объясняет, что это гарантирует, что детям всегда будут назначены мать и отец, несмотря на изменение пола родителей по закону. 58 Подобная забота об интересах детей, по-видимому, руководила усилиями законодательного органа Великобритании по «введению в действие тщательно продуманной» схемы регистрации. 59 Как объяснили английские суды, парламент действительно принял во внимание интересы детей в качестве первоочередного соображения при установлении баланса между правами трансгендеров и других лиц, включая их детей, 60 и в конечном итоге отдал приоритет «необходимость ясности в отношении родительского статуса». 61

Одна из причин, возможно, самая убедительная, лежащая в основе вышеупомянутых законодательных решений, заключается в важности, придаваемой праву детей знать свое происхождение. Согласно BGH, если регистрация рождения не проясняет точную биологическую репродуктивную функцию — то есть рождение ребенка или внесение сперматозоида в зачатие ребенка, — на которой основано установление отношений родитель-ребенок, ребенок будет лишен жизненно важной информации. на его спуске. 62 Однако суды и BGH, и английский суд, похоже, одобряют конкретное толкование права знать свое происхождение. Ссылаясь на точку зрения парламента, Апелляционный суд недвусмысленно постановил, что «каждый ребенок должен… иметь возможность узнать, кем была его мать». 63 Помимо права детей знать свою мать, исход, к которому стремятся заявители, в большей степени противоречит «праву на мать», которое якобы имеет каждый ребенок. 64 Высокий суд более подробно остановился на этом вопросе, чем Апелляционный суд 65 , и объяснил, что регистрация транс-мужчины, родившего ребенка, в качестве «отца» или «родителя» означает, что этот ребенок «не будет иметь, и никогда не будет «матери» по закону, у него будет только отец ». 66 По мнению английских судов, такой исход противоречит интересам ребенка — иметь мать и знать, кто этот человек. 67

В целом, неблагоприятные последствия, понесенные МакКоннеллом, Огайо, и их детьми были признаны значительно перевешенными правами любого ребенка, рожденного от транс-мужчины, и общественными интересами в сохранении «упорядочивающей функции» 68 норм гражданского состояния. В результате и BGH, и английский суд подтвердили, что отцы-заявители должны быть зарегистрированы как «матери» своих детей, и исключили любое нарушение их права на уважение частной и семейной жизни.Национальные суды также утверждали, что способность МакКоннелла и Огайо иметь детей и реальный опыт родов поставили их в положение, не сравнимое с положением других юридических лиц или групп родителей, таким образом отклонив их жалобу на дискриминацию. 69

3. (Тем не менее) «гендерное» родительство

Эти решения были восприняты некоторыми как предложение определения законного материнства, которое, возможно, непреднамеренно, отходит от нормативного понимания гендера, репродукции и воспитания детей. 70 По словам Макфарлейна (председатель Высокого суда) — позже подтвержденных Апелляционным судом 71 — материнство следует понимать как отдельный термин, который относится к человеку, который «подвергается физическому и биологическому процессу вынашивание и роды », 72 независимо от юридического пола этого лица. При таком аргументировании — согласно Апелляционному суду — существующие положения и слово «мать» получают интерпретацию, которая соответствует современным и социальным нормам. 73 Хотя это, безусловно, весьма спорно, эти решения одобряют — более или менее явно — «новую» юридическую конструкцию «материнства», которая основана на репродуктивном опыте, 74 , а не на традиционно половом / гендерном теле, и как таковая больше не является исключительной прерогативой женщин. В результате они оспаривают «бинарную» презумпцию — согласно которой организовано законное отцовство — о том, что мужчины являются «отцами», а женщины — «матерями».

Тем не менее, эти внутренние постановления остаются «разочаровывающими» 75 и во многих отношениях проблематичными.Подтверждение того, что МакКоннелл и О.А. называются «матерями» своих детей, бросает вызов их реальной семейной жизни. ОН и МакКоннелл идентифицируют себя как «отцы». Дети вырастут, воспринимая их как своих отцов. Однако по закону (и только по закону) они «матери». Более того, утверждение, что регистрация МакКоннелла в качестве « матери » не обязательно указывает на то, что он является женщиной — как это явно сделали английские суды — противоречит социальной реальности, согласно которой почти каждый, с кем МакКоннелл должен встретиться, будет понимать его статус как « мать » в традиционно гендерных терминах. .Следовательно, хотя суд может заявить, что МакКоннелл является «матерью-мужчиной», 76 общество будет понимать, что его материнский статус указывает на женский пол по закону, и будет относиться к Макконнеллу как к такому.

Кроме того, на более структурном уровне эти решения подтверждают или даже усиливают «гендерную функцию закона». 77 Они демонстрируют роль государственных институтов и должностных лиц в регулировании семейных отношений (и, шире, жизни людей) на основе «идеологической приверженности строгой гендерной бинарной и гетеронормативной структуре семьи». 78 В рассматриваемых случаях это обязательство становится особенно очевидным, если принять во внимание конструкцию отцовства, которая — более тонко, по сравнению с материнством — проявляется в этих решениях. Отказ признать законных мужчин, рожающих «отцами», действительно может быть истолкован как свидетельство нежелания закона «позволять транс-мужчинам занимать ключевые мужские роли, такие как« отец ». 79 В том же ключе можно было бы привести аргумент о том, что регистрация их в качестве «матерей» влечет за собой, что с точки зрения закона они все еще достаточно женщины, чтобы их можно было назвать таковыми. 80 Одно и, возможно, основное соотношение , лежащее в основе правила mater semper certa est — как это подтверждено Апелляционным судом в деле МакКоннелла — 81 — убедиться, что у каждого ребенка есть хотя бы один уход человек в своей жизни. Несмотря на гендерно-нейтральную формулировку, это соотношение на самом деле потенциально основано на гендерном предположении: в момент рождения человек, готовый и способный взять на себя заботу о новорожденном ребенке, — это тот, кого мы называем мама’.Образ «отца», созданный английскими судами и BGH, рассматривается в следующем разделе.

III. «Традиционное отцовство» и беременный (транс) мужчина: потенциальные и реальные проблемы

Транс-опыт отцовства сталкивает нас с разнообразной реальностью, когда мужчины могут забеременеть и родить детей, а женщины могут зачать ребенка, используя свою сперму. Эта реальность расходится с «доминирующей идеологией семьи» 82 , которая определяет гетеросексуальную супружескую семью с биологическими детьми как «идеальное» место для воспитания детей.Это также ставит под сомнение построение родительских обязанностей как «гендерного предприятия», 83 , которое является центральным в этой идеологии и приписывает материнские и отцовские черты и роли людям в зависимости от их пола. 84 Помимо того, что эта идеология занимает важное место в общепринятом представлении, она также проникла в то, как закон определяет и регулирует «отцовство» и «материнство» соответственно.

В соответствии с тем, что я ранее называл «традиционным отцовством», отцовство обычно понималось как биологический прародитель ребенка, который внес свой вклад в зачатие ребенка, состоял в браке или в стабильных отношениях с ребенком. мать ребенка; гетеросексуал и цис 85 ; и кормильца семьи. 86 И наоборот, заботливые роли традиционно ассоциировались с материнскими и женскими фигурами. В результате участие отца в жизни ребенка долгое время считалось несущественным, чтобы сделать кого-то (законным) отцом. 87 Это идет рука об руку с «опосредованной» природой отцовства. Брачная презумпция, возможно, является ее наиболее вопиющим проявлением, поскольку отцовство традиционно рассматривается как производное от отношений матери и отца, а не как прямая и автономная связь.

Помимо описания того, что якобы было наиболее распространенной реальностью отцовства, «традиционное отцовство» имеет тенденцию выражать нормативное видение «хорошего» отца и, косвенно, надлежащим образом устроенной семьи. В той мере, в какой оно пронизывает формулировку и применение закона, «обычное отцовство» имеет конкретные последствия для жизни отцов, детей, матерей и других лиц, обеспечивающих уход. Более того, это способствует определению того, какие отношения между отцом и ребенком заслуживают законного существования, и одновременно наказанию тех, которые не соответствуют «идеалу», отсутствием признания.

Беременные транс-мужчины, рожающие своих детей, как МакКоннелл и Огайо, во многих отношениях отходят от «традиционного отцовства». Во-первых, хотя и правда, что существует биологическая связь между отцом и его ребенком, эта связь не «условного» типа. Причастный транс-мужчина зачать ребенка, используя свои яичники и матку (а не сперму), и, следовательно, он способствует воспроизводству, вынашивая беременность и, в зависимости от случая, 88 , также обеспечивая яйцеклетки. Следовательно, ему не хватает «типично отцовской» биологической связи со своим ребенком. Во-вторых, трансмужские практики беременности и родов бросают вызов стойкости «гетеронормативности» 89 как определяющей характеристики отцовства. Закон сталкивается со сценарием, когда cismasculinity находится под большой угрозой. 90 В частности, образ транс-отца, который рожает ребенка, не только вступает в противоречие с якобы стабильной и фиксированной природой пола (которая является стержнем гетеронормативности), но также отрывается от предположения о том, что «свой пол, гендерная идентичность и идентификация как мать / отец четко совпадают ». 91 В-третьих, МакКоннелл и Огайо, насколько известно, отцы-одиночки. 92 В результате их связь с детьми является автономной и прямой, а не опосредованной гипотетической женщиной-партнером и матерью ребенка.

Транс-мужчины, рожающие детей, поэтому бросают вызов общепринятой парадигме отцовства в довольно целостном виде. Соответственно, это представляется особенно плодотворным контекстом для оценки признания законом (если таковое имеется) намерений заботы и заботы о том, чтобы сделать кого-то законным отцом.Регулируя положение других « нетрадиционных » отцов, таких как не состоящие в браке или разлученные отцы, а также отцы из стран СНГ детей, рожденных в результате ВРТ, правовые субъекты часто исправляли отсутствие условного признака, прибегая к другому условному признаку в качестве основания для предоставления законного права. отцовство. 93 Например, Коллиер и Шелдон определили «генетизацию» отцовства, 94 , а именно повышенное внимание к биологическим связям как ответ на ослабление роли брака в том, чтобы сделать кого-то законным отцом.В этом нет ничего удивительного в то время, когда повышенное количество разводов / разводов, распространение внебрачных семей и технологии ДНК сходятся в том, что институт брака лишается его статуса единственного или основного основания для предоставления статуса отца. Однако в анализируемом контексте аналогичные шаги маловероятны. Перед лицом транс-мужчин, рождающих своих детей, суды остаются с ограниченными возможностями для маневра, что вынуждает их рассматривать не только актуальность, но, что более спорно, достаточность участия отца в жизни ребенка как основание для присвоение статуса законного отца.Именно поэтому эти случаи предлагают драгоценные возможности переосмыслить отцовство за пределами общепринятой парадигмы.

Что касается решений по делам McConnell и OH, однако, эти возможности до сих пор не были в достаточной степени реализованы. Хотя это правда, что для целей юридического признания пола, биология де-факто оспаривается тем, что не лишает законного человека его репродуктивной способности рожать, когда дело доходит до законного отцовства, национальные суды продолжают приписывать родительский статус на основании пола по рождению.В результате транс-мужчина, который рожает, изображается как «ненастоящий мужчина», даже если его юридический пол указывает на то, что он им является, и, следовательно, не является мужчиной, заслуживающим и способным стать отцом. 95

Такое отношение свидетельствует о стойкой привязанности к гетеронормативному и биологическому пониманию отцовства. Более конкретно, национальные суды, по-видимому, предлагают, чтобы для того, чтобы быть юридически зарегистрированным в качестве отца, человеку должен быть присвоен мужской пол при рождении или иным образом участвовать в процессе деторождения в качестве «мужчины».Отдавая приоритет определенному при рождении полу при определении отцовства, закон «восстанавливает биологическую связь между спермой и мужчиной / отцом», тем самым отдавая предпочтение цисгендерной реальности. 96 Более того, отцовство по-прежнему строится косвенно, поскольку для того, чтобы иметь юридическое значение, требуется (женский) соединитель. Учитывая их прямую связь с ребенком из-за отсутствия женщины / матери, по мнению национальных судов, МакКоннелл и Огайо могут быть просто «матерями». Таким образом, возникающее понимание отцовства остается довольно прочно привязанным к общепринятой парадигме.

Этот результат неудивителен, особенно в свете доводов, приведенных английскими судами и BGH (рассмотренными в предыдущем разделе). Несмотря на европейскую тенденцию, описанную в Разделе 2, тот факт, что юридическое признание пола все чаще происходит без медицинского вмешательства, что приводит к бесплодию, не всегда свидетельствует об изменении, снисходительном отношении к деторождению после переходного периода. Это хорошо проиллюстрировано, в частности, в Норвегии, где юридическое признание пола достигается после самопроверки, как установлено в Законе о признании пола 2016 года, но законное отцовство по-прежнему определяется в соответствии с (традиционными) правилами установления родства, содержащимися в Законе о детях. 1981 г. 97 Следовательно, законному роженицу будет присвоен статус «матери». Точно так же Данн объясняет, что, несмотря на исключение требований о стерилизации для юридического признания пола, суды в Европе часто делали это, не оспаривая оправдания, выдвигаемые законодателями в поддержку стерилизации. 98 Отвергая стерилизацию как непропорциональное нарушение физической неприкосновенности, но не принимая во внимание лежащие в ее основе доводы, утверждает Данн, суды оставили нетронутым предположение о том, что требования стерилизации преследуют законные цели, или даже переформулировали его. 99

Одним из особенно актуальных примеров является решение Конституционного суда Германии 2011 года, отменившее положение о стерилизации, первоначально включенное в TSG 1980. 100 В пользу сохранения этого требования Правительство заявило о предполагаемой несовместимости транс-деторождение с системой семейного права, основанной на женщинах, которые рожают детей, и мужчинах, производящих сперму — точно так же, как это произошло позже в случае с OH. Несмотря на то, что положение о стерилизации было объявлено неконституционным, Конституционный суд утверждал, что «законом может быть гарантировано, что соответствующие дети, несмотря на законное изменение пола родителями, всегда будут по закону закреплены за отцом и матерью». 101 Похоже, это наводит на мысль, что, хотя Конституционный суд и доказал свою готовность в некоторой степени отделить юридическое признание пола от биологии, это произошло только потому, что опасения по поводу правовой неопределенности (высказанные правительством) могут быть устранены альтернативными, то есть юридическими, средствами. Другими словами, по мнению Конституционного суда, правовые последствия отмены стерилизации могут регулироваться и, что более важно, биологическая, гетеронормативная концепция отцовства может быть обеспечена путем юридических, а не физических вмешательств. 102 В конечном счете, именно это и произошло в случае OH.

IV. ЕСПЧ и транс-отцовство: оглядываясь в прошлое,

Внимание направлено на ЕСПЧ. Этот выбор основан на двух причинах. Прежде всего, пришло время Суду искать «место для беременных» 103 в рамках своей судебной практики по семейным отношениям. Дело О. и Г. Дело действительно достигло Страсбурга, и ожидается, что Суд вынесет свое решение в течение следующих месяцев.Во-вторых, Суд становится все более важным действующим лицом в производстве, воспроизведении и узаконивании идей о семейной жизни и воспитании детей. Как будет объяснено позже в этом разделе, суждения о желаемых качествах и отношении отцов к своим детям передавались — возможно, бессознательно. 104 В этом отношении O.H. и Г. , несомненно, представляет собой важный шанс и одновременно истинное испытание участия Суда в (пере) определении того, что значит быть «отцом» сегодня.

Суд до сих пор лишь пару раз вступал в область прозрачности. 105 Интересно, однако, что в деле X, Y and Z v UK на карту было поставлено именно юридическое определение отношений между транс-отцом и его ребенком, родившимся после перехода. 106 В частности, Суд попросили определить, был ли отказ в регистрации X, «транссексуала, переходящего от женщины к мужчине», 107 в качестве законного отца Z, ребенка, рожденного партнершей X женщины (Y) через донорское оплодотворение нарушило право на уважение частной и семейной жизни трех заявителей. Большинство пришло к выводу, что статья 8 не может в данном контексте толковаться как предполагающая обязательство государства-ответчика официально признать лицо, не являющееся биологическим отцом, отцом ребенка. 108 Убедившись в отсутствии общеевропейского подхода и деликатном характере этических и моральных вопросов, связанных с «транссексуальностью», Суд предоставил Великобритании широкую свободу усмотрения. 109 Впоследствии он провел мягкую оценку соразмерности и пришел к выводу, что национальные власти установили справедливый баланс между участвующими конкурирующими интересами: правами заявителей по статье 8 и предполагаемой заинтересованностью общества в поддержании целостной семейной системы. закон, ставящий во главу угла интересы ребенка ». 110

Как утверждалось в другом месте, 111 это решение демонстрирует явную привязанность к «традиционному отцовству». Обсуждая применимость статьи 8, Суд, не колеблясь, признал, что положение заявителей напоминало жизнь традиционной гетеросексуальной семьи во всех ее основных характеристиках и было неотличимо от традиционного представления о семейной жизни по практическим соображениям. В частности, считалось важным, что X и Y, по всей видимости, были парой мужского и женского пола, которые долгое время проживали вместе и вместе предпринимали родительский проект, и что X выступал в роли отца Z с рождения. 112 В то время как забота была важнее биологии с целью установления семейной жизни между X и Z, конкретность эмоциональной связи, существовавшей между ними, оказалась недостаточной для достижения порога законного отцовства. Другими словами, несоблюдение X образа «обычного отца» в конечном итоге повлияло на конечный результат. Отсутствие биологической связи в сочетании с трансидентичностью X оказалось решающим, чтобы исключить ранее установленное позитивное обязательство по обеспечению юридического признания существующих семейных связей, 113 , тем самым способствуя — вместе с предполагаемым отсутствием европейского консенсуса — мягкой оценке пропорциональности.

X, Y and Z v UK представляет собой самое раннее решение Суда о транс- и, в более общем плане, отцовстве ЛГБТ. Несмотря на (более конкретную) проблему отцовства, она возникла на более широком фоне юридического признания пола в Великобритании в то время (1997 г.), когда Суд еще не желал признавать позитивные обязательства государства в этой области. Таким образом, это могло быть и было понято как результат судебного (и общественного) отношения, которое теперь считалось бы устаревшим. 114 Согласно Гонсалес-Зальцбергу, 115 X, Y и Z следует рассматривать как неявно отмененные прецедентным правом Суда, поскольку Goodwin v UK и I v UK , 116 , которые признали право трансгендеров на полное признание их смены пола. Гонсалес-Зальцберг 117 далее утверждает, что это дополнительно подтверждается более недавним постановлением по делам AP , Гарсон и Нико против Франции , 118 , где Суд пояснил, что признание пола обусловлено стерилизацией. хирургическое вмешательство или лечение, которое может вызвать нарушение бесплодия Статья 8. Исключая бесплодие как приемлемое требование для юридического признания гендерной идентичности, Суд оставляет открытой возможность для транс-индивидов стать — или, по крайней мере, пожелать им стать — биологическими родителями, и, хотя и косвенно, признает их «семейный характер». 119

Однако, если взглянуть на прецедентное право ЕСПЧ в отношении семей ЛГБТИ в более широком смысле, семейные права по-прежнему рассматриваются как «гендерные и (гетеро) сексуальные». 120 Возможно, наиболее ярким проявлением этой тенденции является попытка Суда сохранить брак как «особый» и исключительный для гетеросексуалов институт.Помимо подтверждения национальных запретов на однополые браки, 121 Суд разъяснил, что трансгендерные люди имеют право вступать в брак только с лицом противоположного пола по сравнению с тем, что было достигнуто в результате смены пола. 122 И наоборот, не существует права оставаться в браке с лицом того же пола, по крайней мере, когда правовая система предлагает возможность преобразовать брак в гражданское партнерство с «почти идентичной» правовой защитой. 123 «Доминирующая идеология семьи» и, более конкретно, гетеросексуальная пара в ее центре, таким образом, продолжает проникать в понимание Судом семейных уз, и ее последствия также отражаются в концепции отцовства. 124 Особенно показательной в этом смысле является прецедентное право по усыновлению второго родителя гомосексуальными парами, где Суд подтвердил, что исключение из правовых институтов, закрепленных за супружескими парами, не является дискриминацией. 125 При этом гетеронормативность правовых режимов, которые стремятся лишить родительских прав ЛГБТ, не оспаривается, и в результате гетеросексуальная супружеская пара и их дети продолжают пользоваться привилегиями в соответствии со статьей 14. 126 Таким образом, толкование Конвенции, предложенное ЕСПЧ, должно предоставить ЛГБТ-семьям доступ к равным правам, только в той (ограниченной) степени, которая имитирует «идеал», «традиционный». 127

Аналогичный способ рассмотрения дела можно наблюдать в прецедентном праве Суда об отцовстве, согласно только статье 8 и в сочетании со статьей 14. Как было показано в другом месте, определение отцовства, одобренное Судом, включает как изменения, так и преемственность по отношению к «традиционной парадигме». 128 «Отец» был (пере) изображен как человек, демонстрирующий не только «традиционные» характеристики, но и участие в заботе или, по крайней мере, заботливые намерения. Другими словами, Суд начал рассматривать иски отцов через призму дополнительной заботы. Однако эту тенденцию следует интерпретировать осторожно не только потому, что она показывает некоторые несоответствия, 129 , но особенно из-за особой взаимосвязи, которую она устанавливает между «традиционным отцовством» (Раздел 3) и заботой.Фактически, последнему, кажется, придается (только) условное значение: оно, как правило, принимается во внимание только в том случае, если оно выражено в «традиционном» контексте или иным образом направлено на создание «традиционного отцовства». 130 То есть, распространение прав на «нестандартных» отцов часто требовало в некоторой степени воспроизведения «традиционных». Таким образом, в этом смысле решение по делу X, Y and Z против UK не является исключительным в общем подходе Суда к отцовству.

V. ЧТО ОЖИДАТЬ?

Определение в пользу заявителей по делу O.H. и Г. v Германия № , также в зависимости от аргументации, может иметь преобразующий потенциал во многих отношениях. Во-первых, это означало бы отход от гетеронормативного понимания отцовства, если бы он признал, что не обязательно рождаться мужчиной, чтобы быть «отцом». Во-вторых, не оспаривая необходимость биологической связи как таковой , это также нарушило бы биологическую связь между спермой и отцом, что, кроме того, типично для цисгендерного понимания отцовства / реальности.В-третьих, обнаружение нарушения означало бы рассматривать отцовство как прямую связь, тем самым преодолевая необходимость того, чтобы мать выступала в качестве связующего звена между отцом и ребенком. Это способствовало бы продвижению борьбы за права ЛГБТ в Суде в более общем плане, поскольку пара рассматривалась бы как идеальная модель близости, которую необходимо достичь и растить детей. 131 В-четвертых, эти многочисленные отправные точки от «традиционного отцовства» незаметно, но существенно способствовали бы оценке намерений заботы и фактической заботы как уместных или даже достаточных параметров законного отцовства.

Будет ли реализован этот преобразующий потенциал, зависит от множества факторов. Существование семейной жизни между OH и GH и, в более общем плане, применимость статьи 8 к фактам дела не требует пояснений и не оспаривается. Таким образом, настоящая игра будет вестись на втором этапе рассмотрения, когда Суд оценит соразмерность оспариваемого решения о регистрации ОН в качестве «матери» Г.Х. Результат этой оценки (и, в более широком смысле, дела), в свою очередь, вероятно, будет зависеть от множества существенных и доктринальных переменных.Аргументация национальных судов (Раздел 2) предполагает, например, что то, как Суд будет концептуализировать право ребенка знать и, в целом, будут ли наилучшие интересы ребенка конструироваться как противоречащие или совпадающие с правом отца на получение информации. признанный в соответствии с его юридическим полом, также может сыграть решающую роль в разбирательстве в Страсбурге. Более того, как и в любом решении Суда, интенсивность оценки соразмерности будет дополнительно определяться доктринальными соображениями: например, будет ли дело рассматриваться с точки зрения позитивных обязательств или как потенциальное нарушение негативного обязательства 132 ; и, конечно же, широта усмотрения, предоставленная национальным властям.Практика Суда действительно показывает, что существует примерно обратная зависимость между доктриной свободы усмотрения и соразмерности: чем шире границы, тем мягче пересмотр, и наоборот.

In O.H. и Г. , несколько (противоположных) факторов имеют значение для определения ширины маржи, которой пользуется государство. Суд мог бы рассмотреть это дело, чтобы поднять деликатные моральные и этические вопросы 133 и, как предполагают национальные постановления, рассмотренные в Разделе 2, включить баланс между конкурирующими частными (включая право ребенка знать свое происхождение) и общественными интересами (т. е. согласованность схема регистрации).В соответствии со сложившейся судебной практикой оба фактора приводят к предоставлению государству широких дискреционных полномочий. 134 В то же время, однако, гендерная идентичность 135 и законные отношения между родителями и детьми 136 являются одними из основных аспектов существования или идентичности человека, которые требуют строгой проверки в соответствии с предыдущим прецедентным правом.

Еще одним фактором влияния, который может быть особенно решающим для достижения баланса между другими, является европейский консенсус. 137 Как правило, всякий раз, когда устанавливается, что не существует европейского консенсуса ни относительно относительной важности поставленных на карту интересов, ни относительно наилучших средств их защиты, Суд предоставляет национальным гражданам широкую свободу усмотрения. властями и, по крайней мере, в принципе, предпримет снисходительную проверку. И наоборот, наличие консенсуса обычно способствует ограничению разницы и, следовательно, усилению строгости проверки. Однако на практике использование европейского консенсуса не всегда просто. 138 Суд принял изменяемые критерии для установления того, что приводит к консенсусу, 139 , и возникающая в результате изменчивость является хорошо известной чертой, в частности, прецедентного права по транс-правам. 140 Неслучайно последнее часто понимается как однозначно демонстрирующее свободу действий страсбургских судей и, 141 в более широком смысле, права ЛГБТ занимают видное место в юридических и социальных дебатах о социальных изменениях под руководством Суда. 142

Если бы Суд решил придать значение конкретным постановлениям, принятым государствами Совета Европы по рассматриваемому вопросу в рассматриваемом деле, вывод о существовании европейского консенсуса был бы довольно нереалистичным.Почти во всех странах Совета Европы транс-мужчина, родивший ребенка, регистрируется как мать ребенка. 143 Более того, существующие сравнительные исследования показывают, что в отношении детей, рожденных после переходного периода, правовые подходы к установлению отцовства в значительной степени не согласованы, 144 и существует общее нежелание определять законное отцовство в соответствии с правовой гендерной идентичностью. . 145

Несмотря на этот особенно значительный объем доказательств, можно представить себе способы использования консенсуса, которые способствуют поддержанию позиции, отстаиваемой заявителем.Как это имело место в предыдущих делах, 146 Суд может решить не ждать, пока большинство государств Совета Европы выработают единый подход к рассматриваемому вопросу. Он может распространить свой анализ на существующие внеевропейские внутренние источники, а также на наднациональные и международные правовые документы. 147 Тенденция, например, к недопущению несоответствия между жизненной и правовой реальностью транс-лиц, может привести к тому, что ее будет достаточно для предоставления узкой разницы. Суд также может принять решение о подходе к консенсусной идентификации «на уровне принципов», 148 , настаивая, например, на предполагаемом соглашении о том, что трансгендерным лицам должно быть предоставлено полное юридическое признание во всех сферах жизни. 149 Таким образом, в рассматриваемом деле европейский консенсус, безусловно, может быть препятствием для эволюции юриспруденции, но также работать как инструмент для поддержки принятия новаторских решений, которые заново изобрели бы отцовство за пределами общепринятой парадигмы.

Выявив множество потенциально значимых факторов, этот отчет подчеркивает, что страсбургские судьи обладают некоторой свободой усмотрения при моделировании своего доктринального пути. Отбросив в сторону критику, которую оно часто вызывает, 150 это усмотрение следует рассматривать как предполагающее, что доктрины толкования и моральные взгляды не могут быть легко различимы и часто действуют совместно при формировании юриспруденции Суда. 151 Другими словами, гибкость, присущая применению европейского консенсуса, а также других доктрин, может быть отправной точкой для моральных позиций, занимаемых судьями, заседающими в каждом отдельном деле, и продвигать стандарты прав человека дальше, чем ожидалось или нет. Следовательно, конструкция отцовства, одобренная Судом в O.H. и Г. , скорее всего, не будет просто «продуктом» применения доктрин. Скорее, моральная позиция Суда в отношении транс-отцовства может быть одним (дополнительным) фактором или даже главным фактором, влияющим на точный доктринальный путь, выбранный Судом, и окончательный результат.Если моральная политика Суда в отношении отцовства и, в более широком смысле, ЛГБТ-семей продолжит повторять «условности» в качестве ориентира, шансы, что преобразующий потенциал O.H. и Г. будут реализованы довольно ограниченно. Действительно, трудно представить, как заявителям удалось убедить Суд штата Огайо в сходстве с «традиционным отцовством». На данный момент, однако, среди немногих вещей, которые можно реалистично предсказать, является то, что решение Суда отойдет от « общепринятого отцовства » и сделает заботу отцовской чертой — в некоторой степени — также будет « вопросом выбора ». ‘.

VI.

ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ МЫСЛИ: ИЗМЕНЕНИЕ ПРАВОВОГО РОДИТЕЛЬСТВА КАК ПУТЬ?

Случаи МакКоннелла и Огайо и транс-маскулинный опыт беременности и родов в целом — это ценные возможности для социального и юридического переосмысления того, что значит быть отцом сегодня. Однако разрешение родившим транс-мужчинам признаваться «отцами» своих детей требует оспаривания глубоко укоренившихся гендерных представлений о воспроизводстве и воспитании детей и, таким образом, преодоления серьезных проблем.Во-первых, это влечет за собой отход от «традиционного отцовства» и, в частности, отказ от давно предполагавшейся незаменимости биологии и гетеронормативности как определяющих черт фигуры отца. Кроме того, это включает признание заботы, атрибута, который традиционно считался женским и материнским, как релевантный параметр для приписывания законного отцовства. В общем, это требует признания того, что мужчины и, что еще более спорно, транс-мужчины способны заботиться, и что транс-мужчины не являются «матерями», если они заботятся (заботятся).

Таким образом, юридическое отцовство по отцовству часто выдвигалось как более простое для восприятия или даже желательное решение для определения родительского статуса транс-мужчин, рожающих своих детей, и, в более широком смысле, транс-родителей. 152 Идея состоит в том, чтобы отказаться от гендерно-специфической и дихотомической терминологии, используемой в законах о регистрации, которая не оставляет места для родителей, кроме матерей и отцов, тем самым заменяя юридические категории «материнство» и «отцовство» гендерными категориями. нейтральный термин «отцовство».Это решение принесет множество преимуществ, многие из которых выходят за рамки контекста прозрачности и могут иметь структурное влияние. Это, безусловно, способствовало бы уменьшению силы гетеронормативности. Кроме того, это позволило бы закону приспособиться к широкому (r) разнообразию «нетрадиционных» семей, и это могло бы даже стать неизбежным поворотом перед лицом растущего доступа к усыновлению и АРТ для однополых пар. 153

В контексте транспарентности предоставление стандартизованного статуса «родитель» решило бы вопрос о том, должен ли родительский статус отражать пол, назначенный при рождении, или пол, приобретенный законом, раз и навсегда.Это будет эффективным семантическим компромиссом между различными индивидуальными предпочтениями — то есть теми, кто стремится, и теми, кто не стремится к согласованию пола и отцовства. 154 Хотя МакКоннелл и Огайо считают себя отцами и хотели бы, чтобы их признали таковыми по закону, действительно есть другие транс-мужчины, которые, наоборот, идентифицируют себя как матери детей, которых они родили. 155 Более того, законы о де-гендерной регистрации также будут обслуживать тех родителей, которые переходят к небинарной гендерной форме, а не к мужскому или женскому полу. 156

Не умаляя этих практических и структурных преимуществ юридической де-гендерной деформации родительских прав, важно задуматься над тем, пришло ли время для такого перехода. Еще в 1990-х Файнман предупреждал нас о некоторых нежелательных последствиях отмены гендерного равенства для матерей. 157 Замена материнства родительством не оправдала своих обещаний (реального) равенства, потому что это означало, что уникальная роль матерей в уходе за детьми в значительной степени игнорировалась, и никакой сопутствующей реконструкции института отцовства не происходило. 158 Несмотря на то, что размышления Файнмана касались контекста США и прошло уже почти 30 лет, остаются некоторые сомнения относительно того, является ли де-гендерная юридическая родительская ответственность путем перехода в более широкую сферу семейного права. Социальные и правовые конструкции «отцовства» и «материнства» действительно продолжают поддерживаться и подкрепляться многими стереотипными предположениями, которые не позволяют мужчинам и отцам участвовать в системе ухода за детьми, что имеет серьезные последствия для жизни женщин и детей. Хотя все большее число мужчин хотят проводить больше времени дома и участвовать в уходе за детьми, социальные и правовые барьеры сохраняются. 159 Таким образом, можно утверждать, что отцовство — как правовой институт — (все еще) требует особых мер, которые противоречат и компенсируют ожидаемую роль отцов как кормильцев и / или опекунов.

Кроме того, переход непосредственно к юридической де-гендерной деформации отцовства может повлечь за собой пропуск шага, который обладает радикальным преобразующим потенциалом для «отмены гендерного порядка». 160 Если конечной и всеобъемлющей целью является юридическое признание разнообразных, заботливых семейных отношений, то юридическое отцовство по закону может стать сокращением, которое приведет к затягиванию процесса.Скорее, устранение гендерных различий в ролях по уходу путем настаивания на восстановлении отцовства на основе ухода за детьми могло бы стать первым необходимым шагом на более долгом пути к достижению правовой поддержки и реального равенства для всех родителей и детей.

Благодарность

Я хотел бы поблагодарить Даниэлу Алааттиноглу, Питера Данна, Стефано Оселла и Терезу Анну Ричард за их проницательные комментарии к предыдущему проекту. Их вклад сделал мои последние размышления более богатыми и детализированными.Применяются обычные заявления об отказе от ответственности.

© Автор (ы) 2020. Опубликовано Oxford University Press.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License (http://creativecommons.org/licenses/by/4.0/), которая разрешает неограниченное повторное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии, что оригинал работа правильно цитируется.

Y: Последний человек: хитрая транс-политика из серии FX на Hulu

Я отложил просмотр Y: Последний человек , нового научно-фантастического сериала-антиутопии о мире, где умирают все с Y-хромосомой, за исключением одного цис-человека и одной обезьяны, насколько это возможно.(Сериал FX выпускает новые серии на Hulu каждый понедельник по 1 ноября.) Это, безусловно, новое осеннее телешоу, о котором я получил больше всего вопросов.

Y: Последний человек — это адаптация чрезвычайно популярного сериала комиксов, написанного Брайаном К. Воганом, иллюстрированного Пиа Герра и опубликованного в период с 2002 по 2008 год. В нем есть большая, запоминающаяся посылка, подчеркнутая в трейлере снимок вымышленного президента, умирающего от загадочной кровавой болезни, от которой также страдают все остальные мужчины в комнате.(Настоящая серия идет еще дальше, изображая несколько кровавых смертей. Это много!)

Но главная причина, по которой сериал вызвал так много вопросов, заключается в том, что исходный комикс в том виде, в каком он стоял, не оставлял места для трансгендерных людей. Транс-мужчины кратко упоминаются как существующие в указанном комиксе, и предполагается, что транс-женщины все умерли, потому что у нас были хромосомы Y, которые привели к нашей (вымышленной) смерти. Небинарные люди вообще не упоминаются, и в комиксе нет трансгендеров в качестве главных персонажей.Мы просто как бы существуем где-то в стороне. Итак: Как ведущий американский транс-телевизионный критик, я встречал много людей, желающих знать, будет ли Y: The Last Man ужасным трансфобом и гендерным эссенциалистом.

Краткое определение: «Гендерный эссенциализм» — это когда мы настаиваем на том, что пол, присвоенный человеку при рождении, на каком-то уровне определяет его судьбу. Таким образом, тот факт, что у меня предположительно есть Y-хромосома (я никогда не проходил комиссию по хромосомному тестированию, поэтому мы не можем точно сказать, что это ), означает, что я никогда не смогу избежать этого биологического факта, и, согласно логике гендерных эссенциалистов, всегда будет быть «мужчиной» в каком-то смысле.Это довольно мерзко и рождает множество ужасных идей.

Хромосомы — это не судьба, а пол и пол — невероятно сложные вещи, о которых мы знаем намного больше в 2021 году, чем в 2002 году, когда впервые был опубликован Y: The Last Man . В новой телеадаптации явно много размышлений о сложной природе гендера, и, по крайней мере, после тщательного исследования она делает все возможное, исходя из посылки, которая, тем не менее, по умолчанию является эссенциалистской.

Напряжение между выполнением работы и попаданием в ловушку основной посылки рассказа — это то, что я нахожу интересным и даже убедительным здесь и там. Y: The Last Man мне нравится намного больше, чем мне. (Актерский состав, особенно, потрясающий.) Тем не менее, я никогда не переставал беспокоиться о попытках сериала включить наше текущее, более гибкое понимание гендера в предпосылку с твердой гендерной бинарностью в самой основе.

Как

Y: The Last Man обновил свой взгляд на пол на 2020-е годы Агент 355 и Доктор.Манн обсуждают несколько нюансов пола перед ревущим огнем. Как ты делаешь. FX

Во-первых, разоблачение: Чарли Джейн Андерс, писавший на Y: The Last Man , мой хороший друг, и Айдин Олсен-Кеннеди, мой бывший гендерный терапевт, консультировал нас по поводу сериала. Я, вероятно, предрасположен немного расслабиться.

Y: Подход The ​​Last Man к транс-персонажам медленно проникает в первые шесть эпизодов шоу (это все, что я видел; всего их будет 10).В четвертом эпизоде ​​его самый известный персонаж-трансгендер — Сэм, которого играет Эллиот Флетчер, — получает больше времени в центре внимания. В пятой серии генетик доктор Манн подробно объясняет, что не только мужчины погибли в результате глобального отмирания всего, что имеет Y-хромосому. (В сериале еще не предложено объяснение того, что произошло; в комиксах было несколько разных объяснений. Воан сказал, что одно из этих объяснений из комиксов является «правильным», но он не указал, какое именно.)

Конечно, цис-мужчины погибли во время «мероприятия» (так называет это шоураннер Элиза Кларк, так что я тоже буду называть это так). Так же поступали и транс-женщины, и небинарные люди, и несколько цис-женщин, у которых была Y-хромосома из-за синдрома Свайера, а также многие интерсексуалы. Затем есть все люди, которые погибли, потому что случайно оказались в самолете, которым управлял мужчина, или в машине, управляемой мужчиной, когда произошло событие.

Так много людей погибло во время этого события, доктор.- уточняет Манн. Большинство из них были мужчинами, но утверждение, что только человека погибли, оказывает медвежью услугу по отношению к фактическим масштабам бедствия. Большая часть информации, представленной в этой сцене, не удивит многих трансгендеров, которые много думают о природе пола, но я обнаружил, что многие цис-люди даже не задумывались об этом, поэтому я надеюсь, что кто-то где-то узнает что-то новое. из Y: Последний человек .

Дело в том, что телевизионная версия Y: The Last Man понимает, что намек на то, что хромосомы — это судьба, создает впечатление гендерной бинарности, которой не существует.Человеческая ДНК запутана и сложна, а значит, и то, что мы называем «полом».

«Люди творят смысл. Вот почему мы рассказываем истории и создаем искусство. Но это также то, почему мы создаем сокращающие ярлыки для людей, и почему мы создаем двоичные файлы, и почему мы придерживаемся людей, которые выглядят, звучат и согласны с нами », — сказал мне Кларк. «Мне показалось, что было интересно взять предпосылку [сосредоточенную на] этой идее, но затем продемонстрировать, как это на самом деле не так. И это не самая интересная версия [этой истории] ни с творческой, ни с научной точки зрения.”

Y: Последний мужчина также прилагает все усилия, чтобы преодолеть разрыв между гендерным эссенциализмом, присущим его завышенной концепции, и сценами, где он усложняет этот гендерный эссенциализм. В основном он делает это, делая мероприятие чертовски грустным.

В комиксе происходящее представлено как ужасающее, но в основном это выражается через женщину, которая умирает самоубийством, потому что «все мужчины» ушли. Затем время почти сразу же перескакивает вперед к моменту, когда для главного героя цис-парня из «последнего человека» этой истории можно безопасно отправиться в полубезумные приключения по Соединенным Штатам, находящимся в процессе восстановления. Этот выбор соответствует разгульному, бессвязному пикарескому сценарию комикса, в котором слишком частое слишком серьезное отношение к сюжету резко ухудшило бы то, что было неотразимо в истории, а именно: группа персонажей, объединившихся в конце света.

В телешоу мы должны смотреть, как умирает целая группа людей. Мы смотрим, как матери обнаруживают мертвых сыновей, жены обнаруживают мертвых мужей. Мы смотрим, как рушатся рабочие места и разваливаются города. Мы смотрим, как падают самолеты и царит хаос. Белый дом горит дотла. Это удручающе, мрачно и сурово, и первые несколько серий не позволяют отвести взгляд.Здесь тоже есть прыжок во времени, но чтобы добраться туда, нужно время.

Как кому-то, кому понравился комикс, этот вариант адаптации сначала показался мне слегка извращенным — он такой мрачный, — но я начал восхищаться им, когда в сериале начали вводить полусмешный тон комикса. Это также позволило шоу сыграть ловкость рук с тем фактом, что смерть «всех мужчин» (как большинство персонажей называют это событие в первых нескольких эпизодах) на самом деле не была смертью исключительно мужчин или «всех». люди. Если Y: The Last Man склоняется к ужасающей серьезности того, что произошло, он избегает «ха-ха, все мужчины ушли, амиритские дамы ?!» подмигивающий тон, которым так легко может соответствовать любая история, действие которой происходит в мире «без мужчин».

«Многие отзывы о первых двух сериях такие:« Это мрачно или грустно ». И для меня это событие является разрушительным. Шоу становится веселее и веселее, но я не собирался делать что-то вроде «Мир лучше без мужчин», потому что не мужчины умирают. Это люди с Y-хромосомой, — говорит Кларк. «Я чувствую, что на самом деле в мире намного хуже. А суть шоу в том, что мы все нужны. Я намеревался сделать шоу, которое разрушало идею бинарного мышления в целом, а не только о гендере, и действительно поговорить о путях пересечения наших идентичностей и о том, как кто-то может поддерживать системы угнетения.”

Мне нравится этот образ мышления, и мне нравится Y: The Last Man , и я думаю, что сериал делает искренние усилия, чтобы не исключать транс людей из своего повествования. Я собираюсь продолжить наблюдение, хотя бы из-за той химии, которая сложилась между Эшли Романс в роли сверхспособного Агента 355 и Беном Шнетцером в роли Йорика (последнего цисмена титула).

Но.

Почему нас все еще так тянет к рассказам о гендерной бинарности?

Транс актер Эллиот Флетчер играет главного трансгендерного персонажа сериала, Сэма. FX

Существует много-много-много-много-много историй о мирах, в которых либо нет мужчин, либо где женщины имеют власть над мужчинами. Есть также несколько историй, где верно обратное. Обычно в этих историях используется одна из двух точек зрения при представлении конечного результата: женщины более миролюбивы, чем мужчины, и они довольно быстро образуют утопическое общество; или женщины — тоже сложные люди, и они копируют многие системы угнетения, существующие сейчас во имя власти, жадности или чего-то еще.

Мы не живем в мире, где «все люди» умерли (что бы это ни значило), и такое обстоятельство не кажется вероятным когда-либо случиться. Таким образом, мы не можем точно проверить любую из этих гипотез, чтобы определить, будет ли мир, которым управляют женщины, иметь тенденцию к утопии или останется примерно таким же. Однако противиться привлекательности этой предпосылки трудно, потому что гендерная бинарность, заложенная большинством из нас с рождения, также ставит мужчин выше женщин в наших структурах власти. Перевернуть это в вымышленном сценарии — это как минимум увлекательный и увлекательный мысленный эксперимент.

Проблема в том, что эта предпосылка по самой своей природе не может объяснить существование трансгендерных людей. Как только вы начнете учитывать существование трансгендеров, вам придется выбросить бинарные представления о гендере в окно. Несмотря на попытку свести это событие к «смерти млекопитающих с Y-хромосомой», даже телевизионная версия Y: The Last Man не может полностью обойти двоичный код, потому что он так прочно укоренился в нашем обществе, где «мальчик = синий »и« девочка = розовый »остаются практически неразрешимыми идеями для подарков младенцам. В рамках шоу прилагаются тщательные усилия, чтобы убедиться, что любой, кто говорит, что «все мужчины умерли», был среди людей, которые больше всего были заинтересованы в поддержке патриархата, когда «все мужчины» были живы — но сколько зрителей действительно признают это различие?

То, к чему так много историй о том, что мужчин больше не верят, — это, по крайней мере, идея разрушения патриархата, и самый простой способ добиться этого в качестве мысленного эксперимента — уничтожить всех цис-мужчин и посмотреть, что бывает. Y: Последний мужчина — масштабное шоу, сюжет которого разворачивается по всему миру, и во многих своих лучших сюжетах сериал делает упор на том факте, что есть женщины, которые извлекают выгоду из патриархата и хотели бы воспроизвести его даже в мир, в котором цис-мужчин больше не существует. (Персонаж Эмбер Тэмблин, архиконсервативной дочери ныне умершего президента-республиканца, лучше всего иллюстрирует эту точку зрения.)

Чтобы его основная предпосылка работала, Y: The Last Man должен предполагать, что патриархат безвозвратно привязан к цис-мужчинам (правда!), Но также и то, что охватывающий весь мир вирус / чума / магическое проклятие может легко определить, что такое « человек »(менее верно!). Фрагмент «только млекопитающие с Y-хромосомой умирают» — это обходной путь, но это всего лишь . Гендерный эссенциализм посылки неизбежен, как бы сериал ни пытался оттолкнуть его.

Получающееся напряжение наиболее очевидно в сценах с участием Сэма. Сэм — один из моих любимых персонажей в сериале, трансгендер из мира, где синтетический тестостерон стал предметом массовых споров. Он забавный, он хороший друг для других, и его постоянно сбивает с толку мир, в котором его мужественность внезапно не ставится под сомнение.

В истории, представленной в четвертом эпизоде ​​сериала, Сэм в конечном итоге остается с культом женщин, которые одержимы описанием всех причин, по которым мужчины ранее причиняли им зло. Таким образом, место Сэма с ними находится под угрозой больше из-за его мужественности, чем из-за его трансцендентности.

Когда в комнате сценаристов рассказывалась история, Кларк сказал, что Дж. Спуск Роулинг к анти-транс-мученичеству продолжался, и никто из участников Y: The Last Man не хотел непреднамеренно усилить анти-транс-риторику, заставив персонажей придерживаться тех же взглядов на сериал, в основном написанный цис-людьми. (Это даже не касается того, как исполнение сцен с такой риторикой может повлиять на Флетчера, транс-актера.)

Но, мол, существует ли такой культ на самом деле? «Сэму угрожают больше из-за его мужественности, чем из-за его трансвестности» концептуально интересно, но его простое существование в мире Y: The Last Man немедленно и постоянно помечает его как трансгендера. (В одной из лучших шуток сериала все предполагают, что Йорик, единственный оставшийся цис-мужчина, является трансгендером.Сектанты знают, что Сэм трансгендер, и говорят, что с ними все в порядке, но как бы искусно в сериале ни рассказывалась история Сэма, остается правдой то, что мужественность Сэма и его транснессность связаны друг с другом. Одно не может существовать без другого, и, если культисты ненавидят мужественность Сэма, их мнимое принятие его является анти-транс, просто потому, что предполагает, что они не видят в нем «настоящего» мужчину. (Я еще не видел, к чему эта история ведет, так что скептически. )

«Транс-мужчина в мире, где« все мужчины »умерли» — действительно убедительная цифра, но Y: Последний человек до сих пор обращался с Сэмом в детских перчатках.Шоу хочет, чтобы вы знали, что транс-мужчины — это мужчины, а значит, Сэм — мужчина. Но он также не хочет доводить мысленный эксперимент «транс-мужчины — практически единственные оставшиеся в живых мужчины» до какого-либо логического вывода. Он хочет представить мир, в котором Y-хромосомы помечают транс-женщин на смерть, но также все внезапно начинают задумываться о существовании транс-мужчин, когда мы знаем, насколько это маловероятно.

Чтобы быть ясным, я не говорю: « Y: Последний человек должен добавить трансфобию, чтобы быть« реалистичным »», потому что я действительно надеюсь, что это не так.Вместо этого я говорю, что, полностью игнорируя трансфобию нашего нынешнего общества, сериал случайно подчеркивает гендерный эссенциализм своей предпосылки.

Телевизионная версия Y: The Last Man хочет получить веселый гендерно-эссенциалистский торт из исходного материала, но подать его с мороженым «на самом деле гендер — это действительно сложно». И я понял! Эта идея — действительно интересная отправная точка для истории, и вполне возможно, что чем дальше шоу будет от своего провокационного события, тем больше станет очевидным его нюансов, связанных с полом.К тому времени у нас будет больше времени с Сэмом и доктором Манном, генетиком. История естественным образом будет развиваться в направлении «гендер — это сложно», даже если в сериале это не делается.

«Справедливая критика — спросить:« Зачем делать шоу с такой предпосылкой в ​​2021 году? », — говорит Кларк. «Во мне нет ни одной части, которая когда-либо захотела бы сделать шоу, которое подчеркивает гендер или приравнивает хромосомы к полу. Я понимаю, что не могу контролировать, как мир об этом говорит. Но я действительно думаю, что у шоу есть возможность опровергнуть это представление.”

Тем не менее, Y: The Last Man изначально был написан цис-парнем, который, похоже, не особо интересовался изображением трансгендеров в своем повествовании. Мне действительно нравится многое из того, что делается в шоу, и я намерен продолжать смотреть, несмотря ни на что. Но меня беспокоит, что повествование неразрывно связано с гендерной бинарностью, независимо от того, насколько сильно это чечетка.

Более того, чем дольше длится шоу, тем больше вероятность того, что отключение будет расти, а не сократиться. У вас может быть мир, в котором «умирает каждое млекопитающее с Y-хромосомой», или мир, в котором пол представляет собой сложный спектр различных идентичностей.Я не уверен, что у вас может быть и то, и другое.

Y: The Last Man транслирует новые серии на Hulu с понедельника по 1 ноября.

«Последний мужчина» будет включать транс-мужчин — но как насчет транс-женщин?

Премьера сериала Y: The Last Man состоится в следующем месяце на FX. Поклонники задаются вопросом, как сериал обновит трансфобию оригинального известного комического сериала, на котором он основан.

Шоураннер Элиза Кларк и председатель FX Джон Ландграф поговорили с The Hollywood Reporter о проблемах книжной серии с трансфобией и о том, как это будет отличаться в телешоу.

«Со времен графического романа многое изменилось, — сказал Ландграф. «Одна из вещей, которую покажет шоу, — это то, что есть женщины с двумя хромосомами X и мужчины с хромосомами X и Y, но есть также женщины с двумя хромосомами Y и мужчины с двумя хромосомами X».

«Итак, произошло то, что все млекопитающие с Y-хромосомой — за исключением одного человека и одной обезьяны — погибли в одном случае», — продолжил он. «Но в сериале много мужчин с двумя Х-хромосомами, и они важные персонажи.Также стало ясно, что в тот день умерло несколько женщин, у которых была Y-хромосома, и они, вероятно, даже не знали об этом ».

Один из шагов, который предпринимает шоу — это актер-трансвестит Эллиот Флетчер на роль Сэма Джордана, лучшего друга Героя, сестры Йорика. Это отличное обновление по сравнению с комиксами, которые почти не включали транс-мужчин, а когда это было, использовались оскорбления и насилие по отношению к ним. (Кажется, Флетчер — единственный транс-мужчина в основном составе.)

Но это была не единственная трансфобная часть оригинала.Кларк далее объяснил, что «пол различен, и хромосомы не равны полу. Итак, в нашем мире шоу каждое живое млекопитающее с Y-хромосомой умирает. К сожалению, это касается многих женщин. Сюда входят небинарные люди и интерсексуалы ».

«Но то же самое и с оставшимися в живых», — добавила она. «Я думаю, что каждый человек, работающий над сериалом — от сценаристов и режиссеров до актеров и съемочной группы — делает шоу, которое утверждает, что транс-женщины — это женщины, транс-мужчины — мужчины, небинарные люди — небинарные, и что это часть богатства мира, с которым мы играем.”

Ландграф также сказал, что выставка тесно сотрудничала с GLAAD и другими организациями на выставке. «Мы очень много работали, чтобы понять это правильно, — сказал он, — я уверен, что, когда члены транс-сообщества посмотрят шоу, вы почувствуете, что этот нюанс будет отражен».

Но я не так уверен.

Ни в одном из этих выступлений создатели не говорили о том, что первый эпизод будет включать геноцид транс-женщин. Сериал также выходит в то время, когда в реальной жизни в США были убиты по крайней мере 34 трансгендера, большинство из которых — черные трансгендерные женщины.С. только в этом году. В прошлом году было убито 44 трансамериканца — больше, чем активисты начали отслеживать. Поскольку в этом году ожидается, что это число намного превзойдет это число, мы должны задаться вопросом, не пора ли запускать телешоу, в котором убиты все транс-женщины.

Y: Последний мужчина должен показать мир, наполненный в основном женщинами, но какие женщины без транс-женщин? Слово «женщины» на самом деле ничего не значит, если оно не включает нас. Нам присуще женское начало, и кажется, что мы будем стерты из мира, ведомого женщинами, из Y: The Last Man .

По мнению этой транс-женщины, утверждение о том, что транс-женщины являются женщинами, включало бы транс-женщин в число выживших, и, к сожалению, это не похоже на то, что здесь происходит. Надеюсь, я ошибаюсь.

Y: Последний человек премьера в понедельник, 13 сентября, на FX.

СВЯЗАННЫЕ | Марджа Льюис-Райан хочет, чтобы квир-люди увидели себя в фильме «». Слово «L»

Как тестостерон меняет голоса транс-мужчин | Грань

Весной 2015 года Грэм Грэйл, тогда еще учившийся на втором курсе Бостонского университета, обратился к одному из своих профессоров с идеей.Однажды после занятий он подошел к трибуне Кэролайн Ходжес-Симеон и объяснил, что хочет исследовать голос, в частности, как он меняется у трансгендерных мужчин, принимающих тестостерон. Ходжес-Симеон, биологический антрополог, изучающий половые различия в речи и голосе, сразу же был на борту.

«Я был очень удивлен, увидев, что в то время было так мало исследований в этой области, и это заставило меня задуматься, откуда врачи знают правильную дозировку? Откуда люди, начинающие терапию тестостероном, знают, чего ожидать? » — говорит Ходжес-Симеон, доцент кафедры антропологии Колледжа искусств и наук BU.

Грааль лично столкнулся с воздействием этих пробелов в знаниях, и он почувствовал мотивацию найти ответы, которые были бы значимыми для него самого и транс-сообщества в целом. Когда он впервые стал трансгендером, Грааль знал, что его голос был одним из самых важных физических изменений, которых он хотел от начала терапии тестостероном (Т). Он провел свое исследование, но по-прежнему оставались без ответа вопросы и опасения, которые, казалось, разделяли и другие представители транс-сообщества.

«Когда вы идете к врачу, все, что они действительно могут сказать вам, — это то, что ваш голос, скорее всего, изменится и, вероятно, станет ниже… но кроме этого, это все, что мы знаем», — говорит Грааль. «И мне нравится все знать».

Кэролайн Ходжес-Симеон, со-ведущий автор исследования и доцент кафедры антропологии Колледжа искусств и наук BU, работает над продолжением исследования изменения голоса у транс-мужчин. Фото Сидни Скотта

Шесть лет с тех пор, как они впервые поговорили после занятий в тот день, Грааль, Ходжес-Симеон и группа исследователей опубликовали первое исследование, в котором исследуются тонкие эффекты — помимо высоты звука — Т-терапии на голос. Их результаты представлены в Scientific Reports . В своих интервью с транс-мужчинами, проходящими Т-терапию, они также обнаружили, что голос — одно из самых глубоких и важных физических изменений, которые они испытывают.

«Голос — один из наиболее сексуально диморфных аспектов тела», — говорит Ходжес-Симеон. Другими словами, средняя разница в звучании голоса между мужчинами и женщинами очень велика, в отличие от средней разницы, скажем, в росте — есть много высоких женщин и высоких мужчин, более низких женщин и более низких мужчин, и многие кто попадает посередине.Но когда дело доходит до голоса, гендерные различия более отчетливы, и меньше людей выходит за рамки среднего.

В своем исследовании Grail привлекла 30 трансгендеров из Бостона, которые принимали Т в течение девяти месяцев или более. В течение двух дней участники исследования предоставили образцы слюны, записи голоса и другие физические измерения, а также заполнили анкету, задавая вопросы об их гендерной идентичности и, что важно, о том, какими физическими характеристиками они были больше всего довольны или недовольны до и после. начиная Т.По результатам опроса исследователи обнаружили, что по всем направлениям голос был оценен как нечто, что они хотели бы увидеть в отличие от Т-терапии, что является самым высоким из других физических характеристик, включенных в опрос.

«Что люди указали, что они были больше всего недовольны до начала T, так это их голос и другие сексуально диморфные черты, что имеет смысл, потому что это то, что люди используют для гендерного равенства», — говорит Грааль. «И поскольку целью является приведение вашего гендерного представления в соответствие с вашей идентичностью, черты, которые наиболее сильно сигнализируют о гендерном представлении, часто оказываются наиболее эффективными.Мы показали, что это действительно так ».

Голос, в отличие от чистого тона, имеет много слоев. Наиболее очевидный из них, который мы слышим, — это высота чьего-либо голоса, состоящая из так называемой основной частоты. По словам Ходжеса-Симеона, это соответствует вибрациям голосовых связок, как струны на скрипке. Более тонкие слои — это вокальные форманты, которые похожи на резонирующие звуки, которые отскакивают от тела скрипки. Вокальные форманты определяются длиной речевого тракта, которая в среднем больше у тех, кто от рождения является мужчиной, и, следовательно, издает более глубокий звук.Чтобы проанализировать собранные образцы голоса, Ходжес-Симеон и Грааль в партнерстве с исследователями из лаборатории сенсомоторной реабилитации BU Stepp, возглавляемой Кара Степп, Колледж здравоохранения и реабилитационных наук BU: доцент кафедры речи, языка и слуха в колледже Сарджент. .

«Мы обнаружили, что тестостерон очень успешно передает голос в средний диапазон цис-мужчин», — говорит Ходжес-Симеон, что означает человека, идентифицирующего себя с полом, назначенным им при рождении.Но они обнаружили, что T не полностью маскулинизировал более тонкие звуки вокальных формант, — говорит она.

«Это подчеркивает необходимость в большем количестве вариантов лечения и что, когда это является приоритетом, голос требует более тщательного контроля», — говорит Грааль. «Следует более открыто рассматривать вопрос о добавлении голосовой терапии в план лечения, потому что сейчас предполагается, что T сделает всю работу самостоятельно».

Несмотря на это несоответствие, большинство участников исследования оценили вокальную мужественность как одну из физических характеристик, которая их больше всего устраивала после приема тестостерона более девяти месяцев.

«Это обнадеживающий лакомый кусочек, который действительно важен для уменьшения некоторой пугающей неуверенности людей, только начинающих этот процесс», — говорит Грааль. Примерно за год до того, как он начал свое исследовательское сотрудничество с Ходжес-Симеоном, Грааль основал Trans Listening Circle BU, группу для студентов-трансгендеров, чтобы найти сообщество и выступить за гендерные изменения в кампусе. В 2018 году он окончил Колледж образования и развития человека Уилока CAS и BU, получив двойную степень по антропологии и глухим, а также по биологии.Сейчас Грааль получает степень магистра по расследованию преступлений в Университете Джорджа Вашингтона.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.