Дзукаев дмитрий – Дзукаев Дмитрий Николаевич Руководитель спинального нейрохирургического центра ГКБ 67

Дзукаев Дмитрий Николаевич Руководитель спинального нейрохирургического центра ГКБ 67

Дзукаев Дмитрий Николаевич

С 1987 по 1993 гг работал научным сотрудником лаборатории повреждений позвоночника и спинного мозга, где под руководством член-корр. АМН СССР проф. Юмашева Г.С.,  выполнял сложные микрохирургические операции по реконструкции позвоночника и спинного мозга, занимался научными изысканиями в этой области.

С 1993 года заведует отделением нейрохирургии, которое специализируется на хирургии позвоночника и спинного мозга. Отделение является одним из ведущих в городе по оказанию помощи больным при острых повреждениях позвоночника, а также при дегенеративных его поражениях.

Д.Н. Дзукаев одним из первых в Москве стал использовать при операциях на позвоночнике современные фиксирующие технологии, позволяющие активизировать больных в максимально ранние сроки.

Проходил стажировки в лучших клиниках Франции (Лиль), Швейцарии (Базель), Австрии (Инсбрук).

В течение ряда лет является участником учебных курсов Ассоциации остеосинтеза (АО) в Давосе (Швейцария). В 2004 году первым из российских участников выступал на этом всемирном форуме с лекцией по хирургии позвоночника. Последние годы постоянно  привлекается к работе форума в Давосе в качестве лектора:  представляет теоретические доклады и участвует в практических семинарах.

Д.Н. Дзукаев является разработчиком новых хирургических подходов при осложненной травме позвоночника и при различных дегенеративных заболеваниях позвоночника, в частности при грыжах дисков.

В 2009 году на продвинутом курсе AOSpine, проводившемся в Москве, было принято коллективное решение об организации регионального подразделения AOSpine в России. Председателем секции AOSpine в России единогласно был выбран Дмитрий Дзукаев.

В 2009г удостоен главной медицинской награды – премии «ПРИЗВАНИЕ»  в номинации «За проведение уникальной операции, спасшей жизнь человека»

. Для проведения операции были использованы оригинальные разработки наших врачей, при этом за один этап были выполнены сложнейшие методики удаления опухоли, протезирования позвонка, при этом позвоночник был укреплен специальной системой полых винтов с использованием костного цемента.

В 2012г  стал лауреатом Московского фестиваля в области здравоохранения «Формула жизни» в номинации «Врач-нейрохирург года»  — Награду Дмитрий Николаевич Дзукаев получил из рук мэра Москвы — Собянина Сергея Семеновича.
В 2014 возглавил московский городской Центр по оказанию хирургической помощи больным с дегенеративными заболеваниями и острой травмой позвоночника,  созданный  приказом Департамента Здравоохранения г. Москвы на основе функциональной взаимосвязи отделений ГКБ № 67 им. Л.А.Ворохобова.

С энтузиазмом использует современные телемедицинские технологии, включая он-лайн трансляцию из операционных, телемедицинские консультации для пациентов из удаленных регионов России, стран Содружества СНГ (бывших республик СССР), а также стран Европы и Азии.

С 2014 г. является идейным вдохновителем и организатором международной телемедицинской конференции, которая проводится ежегодно – в 2014, 2015, 2016гг — на базе Телемедицинского центра ГКБ 67 и телемедицинских центров европейских стран (Shen Clinic, Мюнхен, Германия; Университетская клиника г. Лилль, Франция; Университетская клиника Св. Луки в Брюсселе, Бельгия;   госпиталь Св. Марии, Португалия)
 
Организует свою работу под лозунгами:«Хирургия высоких технологий для широких масс населения» и «Эксклюзивная хирургия как норма лечения».

 

spine67.ru

Эксклюзивная хирургия должна стать нормой лечения — Российская газета

В московской больнице N 67 действует Центр хирургии позвоночника. Каждый год здесь проводится 800 операций, избавляющих людей от боли в спине. А желающих попасть сюда все больше. Почему? Об этом обозреватель «РГ» беседует с руководителем центра, автором многих уникальных операций на позвоночнике Дмитрием Николаевичем Дзукаевым.

Дмитрий Николаевич, почему вы категорично возражаете, когда я говорю о ваших уникальных операциях?

Дмитрий Дзукаев: Скажу. Эксклюзивная хирургия должна стать нормой лечения. Ведь каждый пациент по-своему уникален, и его лечение требует уникального подхода.

Это не противоречит столь модным ныне протоколам лечения?

Дмитрий Дзукаев: Не противоречит. Протоколы нужны или очень умным, или посредственностям. Умный всегда сможет, не нарушая протокола, использовать его так, чтобы принести пользу пациенту. Ведь протоколы не всегда — это и невозможно — позволяют решить проблему, потому что каждый случай уникален. Медицина — это во многом творчество, искусство. Тем более, когда речь о позвоночнике. Творческий человек всегда способен изменить протокол во имя положительного результата. А вот для посредственности протокол куда важнее: за его слепым следованием можно минимизировать свои ошибки.

У вас никогда не было ошибок? А как же с мнением, что у каждого хирурга свой скелет в шкафу?

Дмитрий Дзукаев: Неудачные результаты лечения могут быть следствием ошибки, а могут быть обусловлены сложностью, необычностью заболевания. Когда просто невозможно что-то изменить и достичь того результата, к которому стремились. Но любую ошибку хирург должен уметь свести к минимуму, а лучше к нулю. Как? Учиться надо. Учиться всю жизнь.

А вы учитесь? Вам не обидно, что ваши ученики смогут некоторые операции, которым вы их учили, проводить лучше, чем вы?

Дмитрий Дзукаев: Я не люблю говорить о том, что у меня есть ученики. Но если мои молодые коллеги говорят, что они мои ученики, я рад. Рад, когда вижу, как коллеги используют мои хирургические подходы. Это мотивирует меня к самосовершенствованию.

Обычно после подобных публикаций к нам обращаются читатели с просьбой помочь попасть на лечение именно к этому специалисту. Не исключено, что так будет и на сей раз.

Дмитрий Дзукаев: Наш центр как раз и славится тем, что у нас сильная команда хорошо обученных профессионалов.

Какие заболевания позвоночника у вас лечат? Как лечат? Как реабилитируют?

Дмитрий Дзукаев: Основная специализация центра — дегенеративные заболевания позвоночника. В народе их называют грыжей позвоночника. Наши пациенты — это и совсем юные, и люди солидного возраста. Для каждого — причем не только в силу возраста, а еще и по состоянию, нужна своя индивидуальная тактика лечения. Одного надо срочно забирать на операционный стол. Другому необходима длительная подготовка к оперативному вмешательству. Третьему операция вовсе не нужна.

Без операции можно избавить от болей, которые приносит грыжа позвоночника?

Дмитрий Дзукаев: Главное, принять правильное решение: в каком случае операция необходима, а в каком можно обойтись без нее. Возраст не определяющий фактор. Недавний пример. К нам обратился пациент 85 лет. Боли приковали его к инвалидной коляске. А человек всю жизнь был очень активным и никак не хотел смириться со своей инвалидностью. Решение о его операции мы приняли не сразу. Взвесили все «за» и «против». У пациента была возможность оперироваться в любой зарубежной клинике. Пациент понял, что тактика, которую предлагает наш центр, оптимальна.

Когда оперируем пациентов в возрасте, то, конечно, учитываем, что у него возможны не простые сопутствующие болезни. Прежде всего со стороны сердца и сосудов. Поэтому важна слаженная работа всех специалистов центра — анестезиологов, реаниматологов, кардиологов, эндокринологов. Тут очень важно, что наш центр на базе многопрофильной больницы, очень современно оснащенной. В частности, в лаборатории великолепная роботизированная система. И значит, результаты любых лабораторных исследований готовы в кратчайшие сроки. А это чрезвычайно важно, в том числе и во время проведения операций. А вот тот пациент, о котором я вам рассказал, после проведенной операции по удалению нескольких грыж больше не пользуется коляской, работает, путешествует. И это не единственный пример.

Что иногда пугает? Вот провели операцию и, согласно регламентам, пациента выписывают из стационара на все четыре стороны. Как, кто, где будут заниматься его реабилитацией? Это считается заботой самого пациента и его близких. И полученные положительные результаты нередко перечеркиваются…

Дмитрий Дзукаев: Это стандартный подход к лечению. Нам крупно повезло с менеджером, главным врачом больницы Андреем Сергеевичем Шкодой. Он стал нашим сторонником: куда выгоднее со всех точек зрения пациента, прошедшего лечение в центре, примерно еще пару недель после операции держать в стационаре, провести реабилитационное лечение. И лишь после этого выписывать — он здоров, он адаптирован. Мы это называем «лечением под ключ».

Вас послушать, так нет проблем с проблемами позвоночника? Извините за тавтологию.

Дмитрий Дзукаев: Проблема существует. Это отсутствие правильной информации. Масса людей убеждена, что если диагностирована грыжа диска, то операция не поможет. И эта убежденность порождена мнением многих, в том числе и врачей.

Привычная картина: у кабинета невропатолога очередь, в которой немало тех, кого мучают боли в спине, и тех, кто пытался от них избавиться с помощью операции, но по каким-то причинам не избавился. И вот эти последние — как пример тем, кто должен для себя решить: надо ли рисковать и ложиться под скальпель? Печальнее всего, что врач поддерживает: не рискуйте. Хотя дело, видимо, совсем в другом…

Дмитрий Дзукаев: Полностью с вами согласен: количество неудовлетворительных результатов высоко. Подобные операции должны выполняться в специализированных центрах, где все «заточено» на решение проблем больных с патологией позвоночника.

Можете эти «заточки» озвучить?

Дмитрий Дзукаев: Прежде всего хорошо обученная слаженная команда специалистов. Самое современное высокотехнологичное оснащение, современные методики реабилитации. Операционная нашего центра по сочетанию технологий, в том числе роботизированных — пожалуй, самая лучшая в мире.

Хвалитесь?

Дмитрий Дзукаев: Констатирую факт.

И поэтому на последней Международной выставке медицинских технологий в Дюссельдорфе у больницы N 67 был персональный стенд, а вы выступали с докладом «Идеальная модель современной операционной для хирургии позвоночника». А потом ваша больница принимала руководителей медицинских учреждений Дюссельдорфа. Не боитесь утратить свою уникальность? Может, ее надо тиражировать?

Дмитрий Дзукаев: Как только уникальность тиражируется, она становится стандартом. А мы собираемся идти дальше, сохраняя свою уникальность.

Почему из всех медицинских специальностей вы выбрали лечение позвоночника?

Дмитрий Дзукаев: Позвоночник — это опорная структура всего организма. На нем все держится. Причем структура гибкая, подвижная. И оперировать ее надо с учетом этих особенностей. И не забывать, что именно в позвоночнике проходит спинной мозг и нервные корешки. И оперируя его, мы занимаемся реконструктивной ортопедией, деликатной микрохирургией нервных структур.

И это настолько интересно, что этому можно посвятить жизнь?

Дмитрий Дзукаев: Это сложная хирургия. Это тяжелый труд. Но это приносит огромные положительные эмоции.

Значит, вы любите оперировать?

Дмитрий Дзукаев: Ничего подобного! Я не люблю сам процесс операции. Люблю результат.

Визитная карточка

Дмитрий Николаевич Дзукаев в 1979 году окончил Северо-Осетинский медицинский институт. С 1982 года работает в больнице N 67.

Руководит центром дегенеративных заболеваний позвоночника и острой травмы. Женат. У него два сына.

rg.ru

Первое отделение нейрохирургии — ГКБ №67

Первое отделение нейрохирургии

Дзукаев Дмитрий Николаевич

РУКОВОДИТЕЛЬ ЦЕНТРА 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Семченко Виталий Игоревич

Окончил Московскую медицинскую академию имени

И.М.Сеченова в 1999году.

С 2000 года работает врачом-нейрохирургом в отделении

хирургии позвоночника 67 ГКБ.

В 2004-2007гг проходил обучение в аспирантуре на кафедре

нейрохирургии РМАПО.

В 2009 году защитил кандидатскую диссертацию по теме:

«Хирургическое лечение патологических переломов грудного

и поясничного отделов позвоночника на фоне остеопороза».

Участвовал в международных симпозиумах,посвященных патологии

позвоночника,проходил стажировку в г.Будапешт (Венгрия)

в 2005 году,г.Мурнау (Германия) в 2014 году,в Сингапуре в 2015 году.

 

 

 

Аксенов Андрей Викторович

Окончил Рязанский Медицинский Университет в 1999г.

С 1999 года по 2004 год работал нейрохирургом в отделении

спинальной травмы областной больницы г. Тула.

В 2006  году проходил обучение в клинической ординатуре

на базе кафедры нейрохирургии МАПО,

2й городской многопрофильной больницы (г.Санкт-Петербург).

С 2006 года работает в спинальном нейрохирургическом центре ГКБ №67, г. Москва.

С 2003 года является членом ассоциации нейрохирургов России

С 2015 года является членом Региональной общественной

организации «Столичное объединение врачей»

 

 

 

 

 

 

Гулый Владимир Викторович

В 2010 году окончил Ставропольскую Государственную Медицинскую Академию по специальности лечебное дело.

Прошел интернатуру в 2010-2011гг. по специальности  общая хирургия.

С 2011 по 2013 годы прошел ординатуру на кафедре нейрохирургии  РМАПО  на базе спинального отделения ГКБ № 67 под руководством Дзукаева Д.Н.

2012г – участник симпозиума AOSpine «Лечение травм и повреждений позвоночника» г.Москва;

С 2013 года работает врачом-нейрохирургом в Спинальном Нейрохирургическом Центре ГКБ №67, 1 нейрохирургическом отделении.

2014 г. Мурнау, Германия — стажировка в клинике ортопедии по хирургическому лечению дегенеративных заболеваний позвоночника,

травмы спинного мозга, травм позвоночника.

2014 г. Бостон, США — стажировка на базе Neirologica, обучение интраоперационного КТ BodyTom.

2015г. Санкт-Петербург – участник симпозиума AOSpine;

2016г. Санкт-Петербург – участник симпозиума AOSpine;

2017г. Венеция, Италия – участник международного конгресса EuropeanAssociationofNeurosurgicalSocietis;

 

 

 

Румянцев Александр Сергеевич

Окончил в 2005 году лечебный факультет Московской медицинской

академии им. И.М. Сеченова.

Прошёл профессиональную подготовку в клинической интернатуре

(2006 год) и клинической ординатуре (2008 год) на кафедре

травматологии, ортопедии и хирургии катастроф Московской

медицинской академии им. И.М. Сеченова по специальности

«травматология и ортопедия».

Проходил стажировку по методам остеосинтеза АО Trauma

Course — Principles in Operative Fracture Management

(Москва, 2009 год), Advances in Operative Fracture

Management (Москва, 2010 год),

В 2014 году прошёл первичную переподготовку по

специальности «мануальная терапия» на кафедре мануальной терапии

Первого Московского государственного медицинского

университета имени И.М. Сеченова.

Сертифицированный специалист оригинальной методики

кинезиотейпирования Kinesio Taping® Method.

Сертифицированный специалист концепции Маллиган (Mulligan Concept).

С 2008 года по 2017 год работал в травматологических отделениях ГБУЗ ГКБ № 67 им. Л.А. Ворохобова.

С 2017 года сотрудник центра хирургии позвоночника ГБУЗ ГКБ № 67 им. Л.А. Ворохобова.

 

 Сельский Илья Львович

В 1968 году я поступил и в 1972 закончил 2ой Московский медицинский институт.

1972-1973г.г.- интернатура при ЛОР кафедре института.

1973-1983 г.г.- ЛОР врач 60 мед.сан. Части

1984-1986 г.г.- ординатура по ЛОР болезням ЦОЛИУВ на базе 67 ГКБ

С 2009 по настоящее время- ЛОР врач- консультант спинального нейрохирургического

центра 67 больницы г.Москвы

Более 25 лет врач отоларинголог высшей категории.

Мною опубликовано 9 научных статей в периодической научной литературе.

Регулярно принимаю участие в российских и международных научных конференциях.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Седакова Ольга Николаевна

Врач-нейрохирург

Окончила Тюменскую государственную медицинскую академию

в 2004 г. по специальности лечебное дело,

в 2008 г. окончила ординатуру по специальности нейрохирургия в Московском

государственном медико-стоматологическом университете.

С 2010 г. работает в 1 нейрохирургическому отделении ГКБ №67.

врачом по оказанию экстренной помощи нейрохирургическим больным.

 

 

 

 

 

 

 

 

Сигалова Евгения Сергеевна

В 2000 году закончила лечебный факультет Московского

Медико- Стоматологического Университета.

В 2000-2002 гг. – ординатура по нейрохирургии на базе ГКБ им. С.П. Боткина.

С 2003 по 2005 г.г. – врач-нейрохирург нейрохирургического отделения ГКБ №15.

В 2005г профессиональная переподготовка по специальности

неврология на базе РГМУ.

В 2006 г. поступила в очную аспирантуру на кафедре неврологии с курсом нейрохирургии

Института усовершенствования врачей ФГУ «Национальный медико-хирургический центр

им. Н.И. Пирогова Росздрава».

Защитила диссертацию в 2010 г. при Научно-исследовательском

институте им. акад. Н.Н. Бурденко РАМН.

За время прохождения аспирантуры освоены современные

микрохирургические и эндоскопические методики

лечения заболеваний центральной и периферической

нервной системы с применением навигационных

стереотаксических систем.

С 2011 г работает в ГКБ №67 качестве врача по оказанию экстренной и плановой

помощи нейрохирургическом и неврологическим больным.

С 2017 года работает врачом — неврологом в спинальном

нейрохирургическом центре ГКБ 67.

 

Торчинов Сослан Таймуразович

В 2013 году окончил Северо-Осетинскую государственную медицинскую академию.

С 2013 по 2015годы прошел ординатуру по нейрохирургии Российской

медицинской академии последипломного образования на базе

спинального нейрохирургического центра ГКБ№67 под руководством Дзукаева Д.Н.

С 2015 .г. работает врачом-нейрохирургом.

В 2015 г – участник симпозиума AOSpine  г. Санкт-Петербург;

В 2016г – участник симпозиума AOSpine  г.  

В 2017 г — участник симпозиума AOSpine -г. Курган. Москва;

 

 

 

 

 

 

 

 

Топорский Антон Игоревич

Работает в Московском центре хирургии позвоночника ГБУЗ ГКБ 67

им. Л.А.Ворохобова ДЗМ с 2014 года. 


В 2012 году с отличием закончил Ярославскую государственную

медицинскую академию по специальности «Лечебное дело».


С 2012 по 2014 год проходил профессиональную подготовку в

клинической ординатуре по специальности «Нейрохирургия»

на базе Ярославской областной клинической больницы

и Больницы скорой медицинской помощи  им. Н.В.Соловьева г. Ярославль.

С начала своей деятельности в Центре в 2014 году участвует

в работе различных конференций, симпозиумов, посвященных

хирургии позвоночника, кроме того, прошёл повышение

квалификации в области клинической трансфузиологии,

рентгенбезопасности.

 

 

www.67gkb.ru

обозреватель «РГ» беседует с Дмитрием Николаевичем Дзукаевым.

Дмитрий Дзукаев: Эксклюзивная хирургия должна стать нормой лечения


В московской больнице N 67 действует Центр хирургии позвоночника. Каждый год здесь проводится 800 операций, избавляющих людей от боли в спине. А желающих попасть сюда все больше. Почему? Об этом обозреватель «РГ» беседует с руководителем центра, автором многих уникальных операций на позвоночнике Дмитрием Николаевичем Дзукаевым.
Дмитрий Николаевич, почему вы категорично возражаете, когда я говорю о ваших уникальных операциях?
Дмитрий Дзукаев: Скажу. Эксклюзивная хирургия должна стать нормой лечения. Ведь каждый пациент по-своему уникален, и его лечение требует уникального подхода.
Это не противоречит столь модным ныне протоколам лечения?
Дмитрий Дзукаев: Не противоречит. Протоколы нужны или очень умным, или посредственностям. Умный всегда сможет, не нарушая протокола, использовать его так, чтобы принести пользу пациенту. Ведь протоколы не всегда — это и невозможно — позволяют решить проблему, потому что каждый случай уникален. Медицина — это во многом творчество, искусство. Тем более, когда речь о позвоночнике. Творческий человек всегда способен изменить протокол во имя положительного результата. А вот для посредственности протокол куда важнее: за его слепым следованием можно минимизировать свои ошибки.
У вас никогда не было ошибок? А как же с мнением, что у каждого хирурга свой скелет в шкафу?
Дмитрий Дзукаев: Неудачные результаты лечения могут быть следствием ошибки, а могут быть обусловлены сложностью, необычностью заболевания. Когда просто невозможно что-то изменить и достичь того результата, к которому стремились. Но любую ошибку хирург должен уметь свести к минимуму, а лучше к нулю. Как? Учиться надо. Учиться всю жизнь.
А вы учитесь? Вам не обидно, что ваши ученики смогут некоторые операции, которым вы их учили, проводить лучше, чем вы?
Дмитрий Дзукаев: Я не люблю говорить о том, что у меня есть ученики. Но если мои молодые коллеги говорят, что они мои ученики, я рад. Рад, когда вижу, как коллеги используют мои хирургические подходы. Это мотивирует меня к самосовершенствованию.
Обычно после подобных публикаций к нам обращаются читатели с просьбой помочь попасть на лечение именно к этому специалисту. Не исключено, что так будет и на сей раз.
Дмитрий Дзукаев: Наш центр как раз и славится тем, что у нас сильная команда хорошо обученных профессионалов.
Какие заболевания позвоночника у вас лечат? Как лечат? Как реабилитируют?
Дмитрий Дзукаев: Основная специализация центра — дегенеративные заболевания позвоночника. В народе их называют грыжей позвоночника. Наши пациенты — это и совсем юные, и люди солидного возраста. Для каждого — причем не только в силу возраста, а еще и по состоянию, нужна своя индивидуальная тактика лечения. Одного надо срочно забирать на операционный стол. Другому необходима длительная подготовка к оперативному вмешательству. Третьему операция вовсе не нужна.
Без операции можно избавить от болей, которые приносит грыжа позвоночника?
Дмитрий Дзукаев: Главное, принять правильное решение: в каком случае операция необходима, а в каком можно обойтись без нее. Возраст не определяющий фактор. Недавний пример. К нам обратился пациент 85 лет. Боли приковали его к инвалидной коляске. А человек всю жизнь был очень активным и никак не хотел смириться со своей инвалидностью. Решение о его операции мы приняли не сразу. Взвесили все «за» и «против». У пациента была возможность оперироваться в любой зарубежной клинике. Пациент понял, что тактика, которую предлагает наш центр, оптимальна.
Когда оперируем пациентов в возрасте, то, конечно, учитываем, что у него возможны не простые сопутствующие болезни. Прежде всего со стороны сердца и сосудов. Поэтому важна слаженная работа всех специалистов центра — анестезиологов, реаниматологов, кардиологов, эндокринологов. Тут очень важно, что наш центр на базе многопрофильной больницы, очень современно оснащенной. В частности, в лаборатории великолепная роботизированная система. И значит, результаты любых лабораторных исследований готовы в кратчайшие сроки. А это чрезвычайно важно, в том числе и во время проведения операций. А вот тот пациент, о котором я вам рассказал, после проведенной операции по удалению нескольких грыж больше не пользуется коляской, работает, путешествует. И это не единственный пример.
Что иногда пугает? Вот провели операцию и, согласно регламентам, пациента выписывают из стационара на все четыре стороны. Как, кто, где будут заниматься его реабилитацией? Это считается заботой самого пациента и его близких. И полученные положительные результаты нередко перечеркиваются…
Дмитрий Дзукаев: Это стандартный подход к лечению. Нам крупно повезло с менеджером, главным врачом больницы Андреем Сергеевичем Шкодой. Он стал нашим сторонником: куда выгоднее со всех точек зрения пациента, прошедшего лечение в центре, примерно еще пару недель после операции держать в стационаре, провести реабилитационное лечение. И лишь после этого выписывать — он здоров, он адаптирован. Мы это называем «лечением под ключ».
Вас послушать, так нет проблем с проблемами позвоночника? Извините за тавтологию.
Дмитрий Дзукаев: Проблема существует. Это отсутствие правильной информации. Масса людей убеждена, что если диагностирована грыжа диска, то операция не поможет. И эта убежденность порождена мнением многих, в том числе и врачей.
Привычная картина: у кабинета невропатолога очередь, в которой немало тех, кого мучают боли в спине, и тех, кто пытался от них избавиться с помощью операции, но по каким-то причинам не избавился. И вот эти последние — как пример тем, кто должен для себя решить: надо ли рисковать и ложиться под скальпель? Печальнее всего, что врач поддерживает: не рискуйте. Хотя дело, видимо, совсем в другом…
Дмитрий Дзукаев: Полностью с вами согласен: количество неудовлетворительных результатов высоко. Подобные операции должны выполняться в специализированных центрах, где все «заточено» на решение проблем больных с патологией позвоночника.
Можете эти «заточки» озвучить?
Дмитрий Дзукаев: Прежде всего хорошо обученная слаженная команда специалистов. Самое современное высокотехнологичное оснащение, современные методики реабилитации. Операционная нашего центра по сочетанию технологий, в том числе роботизированных — пожалуй, самая лучшая в мире.
Хвалитесь?
Дмитрий Дзукаев: Констатирую факт.
И поэтому на последней Международной выставке медицинских технологий в Дюссельдорфе у больницы N 67 был персональный стенд, а вы выступали с докладом «Идеальная модель современной операционной для хирургии позвоночника». А потом ваша больница принимала руководителей медицинских учреждений Дюссельдорфа. Не боитесь утратить свою уникальность? Может, ее надо тиражировать?
Дмитрий Дзукаев: Как только уникальность тиражируется, она становится стандартом. А мы собираемся идти дальше, сохраняя свою уникальность.
Почему из всех медицинских специальностей вы выбрали лечение позвоночника?
Дмитрий Дзукаев: Позвоночник — это опорная структура всего организма. На нем все держится. Причем структура гибкая, подвижная. И оперировать ее надо с учетом этих особенностей. И не забывать, что именно в позвоночнике проходит спинной мозг и нервные корешки. И оперируя его, мы занимаемся реконструктивной ортопедией, деликатной микрохирургией нервных структур.
И это настолько интересно, что этому можно посвятить жизнь?
Дмитрий Дзукаев: Это сложная хирургия. Это тяжелый труд. Но это приносит огромные положительные эмоции.
Значит, вы любите оперировать?
Дмитрий Дзукаев: Ничего подобного! Я не люблю сам процесс операции. Люблю результат.

Визитная карточка

Дмитрий Николаевич Дзукаев в 1979 году окончил Северо-Осетинский медицинский институт. С 1982 года работает в больнице N 67.
Руководит центром дегенеративных заболеваний позвоночника и острой травмы. Женат. У него два сына.
«Российская газета» — Федеральный выпуск №6659 (88)
 

Рассказать об этой странице в социальных сетях:

spine67.ru

Программа Здоровье — Лучшие врачи России. Дмитрий Дзукаев 28 дек 2014

Гость программы «Здоровье» — певец Александр Маршал. Он представляет нейрохирурга Дмитрия Дзукаева – врача, который буквально спас Александра, когда у певца была обнаружена межпозвонковая грыжа. Доктор Дзукаев – один из самых знаменитых нейрохирургов Москвы. Он лауреат премии лучшим врачам России «Призвание».  Доктор Дзукаев руководит Московским городским спинальным нейрохирургическим центром и почти каждый день делает сложнейшие операции. Его операционная – одна из самых оснащенных.

Елена Малышева: у нас еще один гость сегодня, Александр Маршал.
Елена Малышева: Саш, ну у нас все звезды рассказывают о докторых, которых любят, с которыми дружат и о которых многое знают. Твой рассказ.
Александр Маршал: Это в общем то очень заслужено, потому что действительно потрясающие люди. Я хочу рассказать о своем докторе родом из Осетии. Родился в Цхинвале, учился там в средней школе и в математическом классе и родители были в полной уверенности, что их сын поступит в физмат – физтех. Но вдруг ему попадается заметка в журнале «Квант», который выписывали родители, о том, что доктор Кристиан Бернар впервые в мире пересадил сердце от человека к человеку. Это полностью поменяло жизнь будущего доктора. Теперь он – ведущий хирург в спинальной хирургии, я тому пример. Вы знаете, я попал со страшной грыжей к нему, и вот, сделано две операции, после которых я пришел в себя, и не только пришел в себя, а теперь играю концерты и радуюсь жизни. Друзья мои, я хочу представить Вам, ну вы наверняка его уже многие знаете, это доктор Дзукаев Дмитрий Николаевич. Пожалуйста.
Елена Малышева: Доктор Дзукаев – один из самых знаменитых нейрохирургов Москвы, лауреат премии лучшего врача России «Призвание». Доктор Дзукаев руководит Московским городским спинальным нейрохирургическим центром и почти каждый день делает сложнейшие операции. Его операционная одна из самых оснащенных. Сейчас на операционном столе пациент с переломом позвоночника, отломки сдавливают спинной мозг и если они повредят его, то мужчина останется парализованным. Точное местонахождение осколков определяет томограф прямо во время операции.
Дмитрий Дзукаев: видим сложную ситуацию, отломки в канале, нам нужно зафиксировать этот поврежденный участок позвоночника и поэтому нам нужен робот, который позволит с эксклюзивной точностью ввести наши импланты в смежные позвонки.
Елена Малышева: удалять осколки и укреплять позвоночник нейрохирургу Дзукаеву тоже поможет робот. С точностью до микрон он рассчитает идеальное положение импланта, который будет установлен взамен разрушенного позвонка.
Дмитрий Дзукаев: Смотрим, вот так робот планировал продвижение имплантов. Я соглашаюсь, что именно это положение имплантов оптимальное, то есть робот сделал все идеально. Что поделать: все труднее и труднее соревноваться с машинами.
Елена Малышева: с помощью «руки» робота из позвоночника аккуратно извлекают осколки, а затем вставляют имплант, он крепится к позвоночнику специальными винтами.
Дмитрий Дзукаев: Три винта уже установлено из четырех, очень быстро, и ни единого рентгенологического снимка.
Елена Малышева: А вот это пациенты доктора Дзукаева. Они проходят реабилитацию. Эту девушку много лет мучали сильнейшие боли в спине. Она побывала в разных странах мира, помогли ей московские доктора.
Пациентка: операция у меня была, потом я уже проходила реабилитацию, сейчас я уже второй раз здесь.
Елена Малышева: многие из этих пациентов из-за боли в спине вообще не могли двигаться, теперь у них все прекрасно.
Пациентка: у меня тоже была грыжа, была сделана операция и буквально через полтора месяца после операции я уже выступала на чемпионате мира, который собственно и выиграла.
Елена Малышева: Дмитрий Николаевич, ну Вас то кому поздравлять?
Дмитрий Дзукаев: Ну я так понимаю, у меня нет выбора, хотя бы выбрать: шейную или поясничную. Можно повыше какой-нибудь позвонок.
Елена Малышева: Нет, мы решили пойти по простому пути, у нас непосредственно межпозвонковые грыжи, чтобы поздравить.
Выступление артиста.
Елена Малышева: Можете потрогать нашу межпозвоночную…
Дмитрий Дзукаев: Можно ее удалить!
Елена Малышева: Можно ее и удалить, легко и просто. Ну что, Дмитрий николаевич, Ваши пожелания и поздравления всем.
Дмитрий Дзукаев: Желаю всем в Новом году, чтобы не было боли, в том числе боли в позвоночнике. Я хочу, чтобы Вы жили с надеждой и понятно, что мои пожелания не сделают так, что боли не будет, но Вы должны знать, что даже после операции на позвоночнике можно быть счастливым, активным и с очень высоким качеством жизни. Всем счастья и здоровья! И смотрите программу «Здоровье», потому что, чтобы избежать операции на позвоночнике, здесь дают очень много полезных советов, которые Вам помогут!
Александр Маршал: Друзья мои, я просто Вас умоляю, двигайтесь как можно больше, потому что позвонок — это как раз стержень, это основа всего и именно этот наш орган очень любит движение. Так что двигайтесь, друзья в Новом году как можно больше! С Новым годом!

spine67.ru

Эксклюзивная хирургия как норма лечения

Наш земляк, уроженец Южной Осетии, врач-нейрохирург, заведующий отделением нейрохирургии спинного мозга и позвоночника Московской городской больницы №67 им. Л.А.Ворохобова Департамента здравоохранения Москвы Дзукаев Дмитрий Николаевич является обладателем звания «Врач-нейрохирург 2012 года».
Он награжден дипломом «Призвание» в номинации «За проведение уникальной операции, спасшее жизнь человека». Полагая, что Южной Осетии было бы хорошо воспользоваться достижениями Д. Н. Дзукаева, предлагаем вниманию читателей его интервью.


– Дмитрий Николаевич, расскажите, пожалуйста, о себе, о пути, который привел Вас из Южной Осетии в столицу России?

– В 1973 году я окончил математический класс цхинвальской средней школы №2, где, к счастью, встретил замечательных учителей, которые привили нам стремление к образованию и самообразованию. Родители выписывали мне журнал «Квант», все были уверены, что я буду поступать на мехмат, физмат или физтех. Но в десятом классе на меня большое впечатление произвело сообщение, что известный хирург Кристиан Бернард впервые в мире пересадил сердце человека. Это перевернуло мою жизнь, и я принял решение связать свою жизнь с медициной.
После окончания школы поступил в медицинский институт во Владикавказе, откуда вернулся в Югоосетинскую областную больницу и начал работать в отделении общей хирургии. Его возглавлял бывший министр здравоохранения Южной Осетии, главный хирург республики Николай Георгиевич Дзагоев. Это мой первый шеф, который меня учил уму-разуму. Мы часто с ним встречаемся по сей день, и я вспоминаю, как он критиковал мои истории болезней, учил меня всё делать правильно. А первым моим непосредственным куратором, который меня опекал, был, по уникальному стечению обстоятельств, нынешний министр здравоохранения Республики Южная Осетия Григорий Кулиджанов. Они тоже дали мне первые уроки хирургического мастерства, хирургического мышления. После этого, по направлению Облздрава Южной Осетии, я полгода проходил специализацию по нейрохирургии в Киеве, проработал какое-то время на должности нейрохирурга в Югоосетинской областной больнице, но потом пришло время дальнейшего развития и дальнейшей работы уже в Москве.
Начинал с дежурного врача, работал через сутки, оперировал черепную травму, позвоночную травму, а после этого меня приметил руководитель кафедры нейрохирургии и травматологии Юрий Степанович Юмашев, и взял меня к себе в лабораторию, где я уже дальше развивался как спинальный хирург.

— Как получилось, что Вы – человек, который оперирует и в России, и в Европе, и проводит мастер-классы в разных странах, – до сих пор без научного звания?

— Я пришел в лабораторию повреждений позвоночника и спинного мозга на базе первого медицинского института в Москве (лабораторию возглавлял профессор Юмашев Юрий Степанович), и полностью посвятил себя именно практической работе. Мне было интересно, как работают в операционной, какой результат мы получаем. Меня всегда интересовал практический выход идеи. В нашем отделении больницы, в нашем подразделении и команде, с которой я работаю, много научных идей, и мы многие из них претворили в практику.
В частности, мы первыми в мире разработали и использовали специальные стабилизирующие устройства для позвоночника пациентов с выраженным остеопорозом. Это очень интересная ситуация. Нами была разработана система полых винтов, которые нужны именно для операции при остеопорозе. Если обычными винтами фиксировать поврежденный позвоночник больного остеопорозом, то это будет неэффективно, потому что костные ткани становятся рыхлыми, и винты из них выпадают. И тогда нам пришла в голову идея разработать систему, позволяющую производить цементирование после введения винтов. Получалась такое сочетание костной пластики и цементной пластики позвонка, одномоментность введения винта. То есть винт мы вводим через ходы и сразу же цементируем.
В 2003 году я впервые сделал доклад и показал эти винты в Давосе, в Швейцарии. Это было ново, таких винтов не было нигде, а мы сделали эти винты на российском заводе в Москве, и он стал их производить . К сожалению, мы были достаточно неграмотны в вопросе патентной защиты своих изобретений, и наше устройство не было достаточно защищено – у нас был только российский патент.
Было много предложений делать международный патент. Но для этого требовались средства и, что более важно, – время. А наши врачи каждый день проводили сложнейшие операции, спасали людей, и у нас не было такой возможности. Потом, через три-четыре годы мы увидели, что стали появляться зарубежные аналоги. На сегодняшний день нет ни одной крупной компании – «Джонсон и Джонсон», «Митроник», «Эскулап», которая бы не производила аналогичные фиксаторы на основании нашей идеи. Первый доклад мы делали в Давосе в 2003 году, но не запатентовали это открытие. Меня абсолютно не расстраивает этот факт. Наоборот, я говорю своим ребятам: «Значит, мы не зря это придумали, значит, наши идеи – состоятельны». Меня радует, что это происходит, значит, это действительно нужно людям.
И сегодня у нас тоже есть идеи, которые мы продуцируем, и очень много идей, которые мы хотим реализовать. Мы стали умнее, и новыми, незапатентованными идеями делимся осторожнее. Я уже был в Вене и в Швейцарии, в штаб-квартире компании «Джонсон и Джонсон», где непосредственно работают разработчики имплантов, инструментов, и мы показывали им свою презентацию с новыми идеями, которые их очень заинтересовали. Мы находимся с двумя разными крупными компаниями в стадии таких переговоров о возможности реализации новых проектов. Мы занимаемся наукой, мы занимаемся разработкой новых видов операций, мы выдвигаем идеи и реализуем идеи новых инструментов и имплантов, но мы просто не пишем на эту темы диссертаций. Очень жалко того времени, которое уходит на то, чтобы сидеть и на бумаге обосновывать, это мы оставляем другим, а сами занимаемся прикладной наукой.
Научные идеи у нас возникают прямо в операционной, рядом с больным, они не возникают на потолке. Вы прекрасно знаете, что есть план – выполнить определенное количество диссертаций. Мы этим пренебрегаем. Когда у нас возникает идея, мы ее реализуем, а поскольку набралась критическая масса таких идей, поскольку люди слушают наши доклады (мы не любим писать, но мы любим делиться нашими идеями во время совещаний, российских и международных конгрессов) и видят наши презентации. Это является той базой, которая постепенно создала авторитет нашей команды, нашей клиники, которая сегодня котируется в России как одна из сильнейших команд в области хирургии позвоночника и спинного мозга. Сегодня в правительстве Москвы на стадии рассмотрения находятся решения о придании нашим нейрохирургическим отделениям статуса Центра по лечению больных дегенеративными поражениями позвоночника и острой травмой позвоночника и спинного мозга.

— У Вас самая современная операционная, не только в России, но, наверно, и в Европе?

— Мы сами создали модель этой операционной, используя весь российский и зарубежный опыт. Вначале мы создали модель этой операционной в своих головах, в планах – модель идеальной операционной, которая заточена под пациентов с патологиями позвоночника. Затем мы стали стремиться на практике к этой модели. На сегодняшний день мы на 90% соответствуем модели идеальной операционной. Все, что может быть использовано на самом высоком уровне для лечения больных с патологиями позвоночника, у нас есть. В нашей операционной установлен и работает полноценный интероперационный мобильный компьютерный томограф, — тот, который обычно стоит в приемном покое, в стационарах, который используется в предоперационный период в диагностических целях. Он у нас стоит прямо в операционной. Это специальный мобильный томограф, разработанный в США. Там он есть всего в 2-3 клиниках, еще не получил распространения, а в Европе он есть только в одной клинике в Чехии. Там понедельник – «День мобильного томографа», когда планируется операции.
В нашей же клинике он стоит в моей операционной, в которой проводятся операции только на позвоночнике, и мы его используем практически каждый день.
В России только в нашей операционной есть такой томограф. Когда мы соединяем возможности этого томографа с другим оборудованием, с навигационными станциями, с роботом-ассистентом (это тоже одно из самых последних слов в роботизированной хирургии), то получаем уникальные возможности делать малоинвазивные операции с максимальной точностью. У нас великолепно обученная команда молодых профессионалов, каждый из которых имеет уже международный опыт и международных стажировок, и международных конференций. Профессионализм членов нашей команды сочетается с точностью и просчитанностью компьютерными программами и роботами каждого нашего хода. И все это в соединении дает нам максимальную точность и максимальную малоинвазивность.
Робот направляет руку хирурга, которая и без того надежна… Это – будущее. Будущее не только в других отраслях, но и в медицину приходит, хотим мы это или не хотим. Конечно, все хотят, чтобы в медицине было больше души, но сегодня роботизированные технологии уже начали приходить в медицину, и это — будущее. Если мы не будем смотреть вперед, и не будем работать на опережение, то будем отставать. Клиника хирургии позвоночника 67-й больницы является «законодателем мод» в использовании самых современных технологий в этой области.

— Мы знаем, что Вас постоянно приглашают в Европейские страны, в страны Латинской Америки. Расскажите о своей международной медицинской хирургической деятельности.

— Этот вопрос перекликается с Вашим первым вопросом: как простой доктор без званий и регалий в Москве, в условиях жесткой конкуренции, смог сделать то, что мы делаем? Когда наша медицина стала интегрироваться с зарубежными клиниками, стали приезжать зарубежные коллеги и участвовать в совместных проектах, конференциях. Они же не знают, что если ты не кандидат и не доктор наук, то нельзя к тебе обращаться для совместного проекта. У них нет толком этих званий – они видят другое. Когда в 1997 году приехал французский хирург профессор Асакер и делал показательные операции с современными технологиями в Москве, собрав со всей столицы хирургов, меня пригласили присутствовать на этом мастер-классе. И, когда после операции я подошел и сказал, что готов повторить эту операцию в наших условиях, они сначала удивленно посмотрели, а потом предоставили эти технологии в нашу клинику и сказали: «Вы можете сделать пять бесплатных операций, мы вам пять операций предоставляем, посмотрим, что будет».
А когда они посмотрели результаты, меня пригласили во Францию, и я был в клинике с этим хирургом длительное время, и с этого началось. А потом был другой международный опыт, я был первым, кого пригласили в Давос (наряду с известным экономическим форумом, в Давосе проходит и менее известный Всемирный медицинский форум для ортопедов, травматологов и спинальных хирургов). Я получил возможность участвовать в этом форуме как слушатель, а потом, через 1-2 года, мне предложили сделать там доклад, и после этого я уже 3-4 раза привлекался в качестве преподавателя, лектора на этих форумах. Это дало возможность усиливать позиции уже в России.
Тут получается любопытная ситуация, что внимание, которое привлекали наши доклады, презентации на российских и международных форумах, не оформленные в бумажную форму диссертаций, создали достаточный авторитет у клиники, которая сегодня является достаточно прочной. Мы продолжаем получать постоянно различные приглашения на международные и российские конференции. Это значит, что люди хотят слышать, что у нас нового, как мы работаем и так далее. Развитие клиники таково, что сегодня она возглавляется очень продуктивным человеком, воодушевленным, который стремится к новым технологиям. Это Андрей Шкода, так вот он все время требует, чтобы постоянно происходило что-то новое. В клинике огромные телеметрические возможности. Любая картинка из-под телескопа, эндоскопа, из-под других навигационных систем может транслировать в любую точку мира. У нас уже большой опыт таких трансляций, когда в различных городах России проводили всероссийские мастер-классы с показательными операциями из нашей операционной с демонстрацией возможностей новых технологий. У нас есть опыт трансляций вживую на международные конференции. Здесь деваться некуда. Когда люди видят, что происходит, как делается, и как трактуется, то для них это – доказательство состояния клиники, они составляют свое мнение – находимся мы на правильном пути или нет. Потому что бумага все стерпит, а практика ставит все на свои места.

— Теперь вернемся к делам Южной Осетии. Вы постоянно бываете на Родине, были и в прошлом году, осмотрели больницу вместе с Александром Вадимовичем Губиным, директором ФГБУ Российский научный «Восстановительной травматологии и ортопедии» им. Г.А.Елизарова в городе Курган. Что бы Вы посоветовали, как должна развиваться наша медицина.

— Я бы дополнил, что мы были втроем. Я считаю, что очень интересная личность, которая с нами была – главный врач ФГБУ «Северо-Кавказский многопрофильный медицинский центр МЗ РФ» города Беслан Александр Викторович Реутов, который наряду с Губиным, не меньше меня был инициаторами этой поездки, им интересно, что можно сделать в помощь Южной Осетии. Что касается практических советов, они могут показаться простыми, но на самом деле очень актуальными. Как ни банально это может показаться, это две составляющие: кадры, технологии. Что важнее – сложно сказать. Видимо, это два процесса – формирование кадров и формирование материально-технической базы – должны идти параллельными путями. Конечно, возможен такой ход событий – можно произвести огромные закупки, затратить миллионы, миллиарды, мы с этим сталкивались в разных сферах в Южной Осетии, но при этом не будут обучены кадры, умелые головы и руки, которые это будут использовать. Но, в то же время, если вы сейчас привезете в Осетию обученные кадры, которые очень много умеют делать руками, и они не будут обеспечены возможностями для реализации своих знаний и умения, их нельзя будет удержать. Да, они приедут, дадут советы, скажут умные слова, но люди – особенно молодые специалисты – хотят реализовываться сегодня и немедленно. Поэтому мой совет: вести эти два процесса параллельно. И, возможно, для Южной Осетии, технологии должны идти с опережением. У молодых специалистов должна быть перспектива, они должны знать, что у Республики для реализации их знаний и идей есть материально-техническая база. И, поверьте, они поедут туда! Да, он будет понимать, что будет трудно, но у него подсознательно будет играть большую роль фактор, что он первопроходец, что он это сделает и это будет его дело. Что он будет первым специалистом, например, в области кардиологии, что он будет первым специалистом, который сделает там стентирование, что он будет первым, кто сделает операцию на позвоночнике, потому что он может обследовать пациента, что у него есть и компьютерный томограф, что у него есть удобный операционный стол, что у него стоит микроскоп, стандартный набор инструментов… Тогда, думаю, можно будет подтянуть кадры. Уже имея перспективу внедрения этих технологий, можно готовить кадры для работы на этих установках. Итак, мой совет: молодым специалистам, без которых развитие медицины в любой сфере невозможно, нужно дать перспективу реализации своих способностей, а это, по-моему, невозможно без технологического оснащения здравоохранения Южной Осетии.

— Мы обратили внимание на одну из Ваших многочисленных наград – премия «Лучший врач России» за проведение уникальной операции, спасшей жизнь человека за подписью министра здравоохранения и социального развития России Голиковой Татьяны Алексеевны. Татьяна Алексеевна много внимания уделяет Южной Осетии, помогает социально-экономическому развитию Республики. Как это получилось? Она лично Вам вручала эту награду?

— Да.

— Какое она на Вас впечатление произвела? У нас в Южной Осетии ее все очень любят.

— Невозможно не любить такую прекрасную женщину! Когда красивая женщина обладает еще и высоким интеллектом и проницательным умом – это великая сила. В случае с Татьяной Алексеевной это – великая добрая сила. Поэтому я считаю, что у Южной Осетии есть замечательный друг – умная женщина, профессиональный специалист, Южная Осетия должна приложить все усилия, чтобы воспользоваться всеми этими возможностями. Что касается этой премии. Ежегодно проводится награждение премией «Призвание» по нескольким номинациям. В самой главной номинации – «За уникальную операцию, спасшую жизнь человека» — премию присвоили нашему коллективу. А как это было… Мне предложили выбрать одну из своих операций – трудная задача, потому что у нас все операции – уникальные. Но впоследствии мы предоставили материалы о проведенной операции пациентке с метастазами в позвоночнике, у нее были разрушены не только позвонки с метастазами, но и соседние. Обычные системы для укрепления позвоночника могли не работать. Из-за того, что разрушенные позвонки сдавили спинной мозг, женщина была парализована. Поэтому наша операция заключалась в том, что мы удалили поврежденные опухолевые ткани, которые сдавливали спинной мозг, укрепили позвоночник (чтобы пациентка могла ходить) специальными винтами и титановыми стержнями, через которые провели в позвонки костный цемент и создали такие муфты. Слава Богу все пошло как надо, удалось восстановить работу спинного мозга, давление было устранено и в спинном мозгу сохранились регенерационные способности, она смогла ходить, система позволила ей быть активной и оставаться активной до сих пор. Идея этих имплантов родилась в онкологическом центре имени Блохина в Москве, куда меня пригласили на операцию коллеги. Сейчас в этом центре создана сильная группа, занимающаяся патологией позвоночника. Они выбрали нашу команду как специалистов, которые их консультируют. Я там несколько раз оперировал, и во время одной из операций, когда мы устанавливали винты в поврежденные позвонки, я увидел, что они не держатся. Мы нашли выход из этой проблемы с помощью альтернативных способов, но этот случай заставил задуматься и привел к реализации этой идеи. Когда мы столкнулись с проблемой, вдруг осенило, что надо будет сделать так, и мы сделали эту операцию…
Руководителем проекта была Елена Малышева, а комиссия состояла из директоров разных центров, которым она рассылала сложные, уникальные операции сделанные в РФ. У нас были серьезные конкуренты, как она говорит, более того, она нас не знала совершенно, а знала других, которые прислали пришитые руки, кисти… и вдруг она получила заключения от разных клиник, что уникальной является именно та операция, которую мы представили. Сначала она не могла поверить. Потом мы подружились, и она нам честно призналась, что болела за другую команду. С ее слов, она повторно разослала нашу операцию и спрашивала: «Как же так?» И снова получала ответ, что уникальная операция – наша. И тогда они приехали, приехала съемочная бригада, встретились с пациенткой, изучили весь вопрос до конца и сказали: «Да ребята, мы ничего не можем поделать, придется вам эту премию вручить». Так наша команда оказалась на первом месте, и на Первом канале нам торжественно вручили премию.

— А в прошлом году Вы получили первое место в номинации «Врач-нейрохирург года».

— Это действительно так, в конце года в Москве проводится уже ставший ежегодным фестиваль «Формула жизни». Здесь тоже есть разные номинации, по разным специальностям выбираются врачи года. Я даже не знаю, почему была выбрана моя фамилия, весь год мы работали не покладая рук, не выходили из операционных, утром – в операционную, вечером – из операционной, и, честно говоря, не очень следили за общественной жизнью. Поэтому в конце года я не совсем понял, когда мне стали звонить и поздравлять. Мы просто работали. Мы делали рутинную, как мы считали, работу, стараясь делать ее максимально эффективно. Возможно, нам повезло, потому что то, что мы делаем, уже как бы по накатанной, получало огласку. У нас есть технологии, к нам постоянно приезжают посмотреть наши операции, поприсутствовать на них. Во время разных всероссийских и международных конференций проходят трансляции. Возможно, все это сыграло свою роль и в номинации «Врач-нейрохирург года» первыми оказались мы. Я воспринял награду равнодушно, как равнодушно относился к личным регалиям в виде звания и так далее. Я долго отказывался ехать на вручение, но организаторы сами приехали в больницу и сами вручили диплом. Однако потом я подумал, что это все-таки большая честь и я горжусь тем, что я – выходец из Южной Осетии – смог это сделать в большом городе, в Москве и специалисты из Южной Осетии получают признание как лучшие в своих областях. Я уверен, что это – помощь нашей Республике. Это, может быть, какой-то знак другим, молодым специалистам, учиться и совершенствоваться в своих профессиях, посылая, тем самым, сигнал всему остальному миру, что в Южной Осетии есть способные люди, которые приносят пользу как своей Республике, так и всем друзьям в соседних странах и регионах.

— Спасибо.

Беседу вел
Родион Сиукаев

cominf.org

Эксклюзивная хирургия должна стать нормой лечения

В московской больнице № 67 действует Центр хирургии позвоночника. Каждый год здесь проводится 800 операций, избавляющих людей от боли в спине. А желающих попасть сюда все больше. Почему? Об этом обозреватель «РГ» беседует с руководителем центра, автором многих уникальных операций на позвоночнике Дмитрием Николаевичем Дзукаевым.

Дмитрий Николаевич, почему вы категорично возражаете, когда я говорю о ваших уникальных операциях?

Дмитрий Дзукаев: Скажу. Эксклюзивная хирургия должна стать нормой лечения. Ведь каждый пациент по-своему уникален, и его лечение требует уникального подхода.

Это не противоречит столь модным ныне протоколам лечения?

Дмитрий Дзукаев: Не противоречит. Протоколы нужны или очень умным, или посредственностям. Умный всегда сможет, не нарушая протокола, использовать его так, чтобы принести пользу пациенту. Ведь протоколы не всегда — это и невозможно — позволяют решить проблему, потому что каждый случай уникален. Медицина — это во многом творчество, искусство. Тем более, когда речь о позвоночнике. Творческий человек всегда способен изменить протокол во имя положительного результата. А вот для посредственности протокол куда важнее: за его слепым следованием можно минимизировать свои ошибки.

У вас никогда не было ошибок? А как же с мнением, что у каждого хирурга свой скелет в шкафу?

Дмитрий Дзукаев: Неудачные результаты лечения могут быть следствием ошибки, а могут быть обусловлены сложностью, необычностью заболевания. Когда просто невозможно что-то изменить и достичь того результата, к которому стремились. Но любую ошибку хирург должен уметь свести к минимуму, а лучше к нулю. Как? Учиться надо. Учиться всю жизнь.

А вы учитесь? Вам не обидно, что ваши ученики смогут некоторые операции, которым вы их учили, проводить лучше, чем вы?

Дмитрий Дзукаев: Я не люблю говорить о том, что у меня есть ученики. Но если мои молодые коллеги говорят, что они мои ученики, я рад. Рад, когда вижу, как коллеги используют мои хирургические подходы. Это мотивирует меня к самосовершенствованию.

Обычно после подобных публикаций к нам обращаются читатели с просьбой помочь попасть на лечение именно к этому специалисту. Не исключено, что так будет и на сей раз.

Дмитрий Дзукаев: Наш центр как раз и славится тем, что у нас сильная команда хорошо обученных профессионалов.

Какие заболевания позвоночника у вас лечат? Как лечат? Как реабилитируют?

Дмитрий Дзукаев: Основная специализация центра — дегенеративные заболевания позвоночника. В народе их называют грыжей позвоночника. Наши пациенты — это и совсем юные, и люди солидного возраста. Для каждого — причем не только в силу возраста, а еще и по состоянию, нужна своя индивидуальная тактика лечения. Одного надо срочно забирать на операционный стол. Другому необходима длительная подготовка к оперативному вмешательству. Третьему операция вовсе не нужна.

Без операции можно избавить от болей, которые приносит грыжа позвоночника?

Дмитрий Дзукаев: Главное, принять правильное решение: в каком случае операция необходима, а в каком можно обойтись без нее. Возраст не определяющий фактор. Недавний пример. К нам обратился пациент 85 лет. Боли приковали его к инвалидной коляске. А человек всю жизнь был очень активным и никак не хотел смириться со своей инвалидностью. Решение о его операции мы приняли не сразу. Взвесили все «за» и «против». У пациента была возможность оперироваться в любой зарубежной клинике. Пациент понял, что тактика, которую предлагает наш центр, оптимальна.

Когда оперируем пациентов в возрасте, то, конечно, учитываем, что у него возможны не простые сопутствующие болезни. Прежде всего со стороны сердца и сосудов. Поэтому важна слаженная работа всех специалистов центра — анестезиологов, реаниматологов, кардиологов, эндокринологов. Тут очень важно, что наш центр на базе многопрофильной больницы, очень современно оснащенной. В частности, в лаборатории великолепная роботизированная система. И значит, результаты любых лабораторных исследований готовы в кратчайшие сроки. А это чрезвычайно важно, в том числе и во время проведения операций. А вот тот пациент, о котором я вам рассказал, после проведенной операции по удалению нескольких грыж больше не пользуется коляской, работает, путешествует. И это не единственный пример.

Что иногда пугает? Вот провели операцию и, согласно регламентам, пациента выписывают из стационара на все четыре стороны. Как, кто, где будут заниматься его реабилитацией? Это считается заботой самого пациента и его близких. И полученные положительные результаты нередко перечеркиваются…

Дмитрий Дзукаев: Это стандартный подход к лечению. Нам крупно повезло с менеджером, главным врачом больницы Андреем Сергеевичем Шкодой. Он стал нашим сторонником: куда выгоднее со всех точек зрения пациента, прошедшего лечение в центре, примерно еще пару недель после операции держать в стационаре, провести реабилитационное лечение. И лишь после этого выписывать — он здоров, он адаптирован. Мы это называем «лечением под ключ».

Вас послушать, так нет проблем с проблемами позвоночника? Извините за тавтологию.

Дмитрий Дзукаев: Проблема существует. Это отсутствие правильной информации. Масса людей убеждена, что если диагностирована грыжа диска, то операция не поможет. И эта убежденность порождена мнением многих, в том числе и врачей.

Привычная картина: у кабинета невропатолога очередь, в которой немало тех, кого мучают боли в спине, и тех, кто пытался от них избавиться с помощью операции, но по каким-то причинам не избавился. И вот эти последние — как пример тем, кто должен для себя решить: надо ли рисковать и ложиться под скальпель? Печальнее всего, что врач поддерживает: не рискуйте. Хотя дело, видимо, совсем в другом…

Дмитрий Дзукаев: Полностью с вами согласен: количество неудовлетворительных результатов высоко. Подобные операции должны выполняться в специализированных центрах, где все «заточено» на решение проблем больных с патологией позвоночника.

Можете эти «заточки» озвучить?

Дмитрий Дзукаев: Прежде всего хорошо обученная слаженная команда специалистов. Самое современное высокотехнологичное оснащение, современные методики реабилитации. Операционная нашего центра по сочетанию технологий, в том числе роботизированных — пожалуй, самая лучшая в мире.

Хвалитесь?

Дмитрий Дзукаев: Констатирую факт.

И поэтому на последней Международной выставке медицинских технологий в Дюссельдорфе у больницы N 67 был персональный стенд, а вы выступали с докладом «Идеальная модель современной операционной для хирургии позвоночника». А потом ваша больница принимала руководителей медицинских учреждений Дюссельдорфа. Не боитесь утратить свою уникальность? Может, ее надо тиражировать?

Дмитрий Дзукаев: Как только уникальность тиражируется, она становится стандартом. А мы собираемся идти дальше, сохраняя свою уникальность.

Почему из всех медицинских специальностей вы выбрали лечение позвоночника?

Дмитрий Дзукаев: Позвоночник — это опорная структура всего организма. На нем все держится. Причем структура гибкая, подвижная. И оперировать ее надо с учетом этих особенностей. И не забывать, что именно в позвоночнике проходит спинной мозг и нервные корешки. И оперируя его, мы занимаемся реконструктивной ортопедией, деликатной микрохирургией нервных структур.

И это настолько интересно, что этому можно посвятить жизнь?

Дмитрий Дзукаев: Это сложная хирургия. Это тяжелый труд. Но это приносит огромные положительные эмоции.

Значит, вы любите оперировать?

Дмитрий Дзукаев: Ничего подобного! Я не люблю сам процесс операции. Люблю результат.

Визитная карточка

Дмитрий Николаевич Дзукаев в 1979 году окончил Северо-Осетинский медицинский институт. С 1982 года работает в больнице № 67.

Руководит центром дегенеративных заболеваний позвоночника и острой травмы. Женат. У него два сына.

источник: Российская газета

xn--80ahcnod5c0a.xn--p1ai

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.