Неуверенность в себе православие – Уверенность в себе или самоуверенность? / Православие.Ru

Содержание

Уверенность в себе или самоуверенность? / Православие.Ru

Монашеский постриг
Грешно ли быть уверенным в себе и верить в себя, то есть считать, что можешь самостоятельно справиться с любой ситуацией, возникающей на жизненном пути? И чем отличается разумная уверенность в себе от эгоистичной самоуверенности?

На эти вопросы ответить не так-то просто, потому что это тонкая проблема, которую каждый переживает по-своему. Что здесь можно сказать? Совсем не обязательно, что человек, действительно желающий изменить свою жизнь, имеет эгоистичную самоуверенность. Христианин, как правило, говорит, что сделает все от него возможное, а Бог поможет.

Вспоминаются монашеские обеты при постриге, когда дающий их обещает соблюдать их, не полагаясь только на себя.

Постригаемого спрашивают:

– Пребудешь ли в подвиге и в обители до последнего вздоха?

Он отвечает:

– Да, с Божией помощью.

– Будешь ли хранить воздержание с предусмотрительностью и благоговением?

– Да, с Божией помощью.

– Ты пришел сюда, чтобы сохранить послушание до самой смерти?

– Да, с Божией помощью.

Итак, человеку задают несколько очень важных вопросов, причем на некоторые из них он не может дать точный ответ сразу же – в силу ограниченности человеческих способностей, а он уверенно отвечает: «Да, я буду делать то, что вы говорите, но только с помощью Бога». При этом личная свобода никем не отменяется, а, следовательно, не отменяется и наша собственная личность. Когда мы говорим о нашем бытии, личности, то имеем в виду, что можем руководить своими силами и волей. Вот я говорю: я желаю сделать то-то и то-то, а Бог пусть поможет мне достигнуть этого. Но если я не достигаю желаемого, то смиряюсь и прошу Господа о прощении, с кротостью и покаянием заполняю ту пустоту, которая создается невозможностью осуществления того, о чем я заявлял.

Все сказанное выше касается, прежде всего, молодых людей, для которых особенно характерна самонадеянность. А когда человек уже взрослый, в годах… Какая уверенность в себе у него может быть? Если ему за 60 или за 70, он уже может начинать со всеми прощаться… После 50 человек начинает готовиться, «паковать свои вещи» – подобно тому, кто возвращается домой из отпуска. Он жил здесь месяц, но отпуск закончился, осталось два или три дня, нужно наконец собираться, складывать вещи, одежду, укладывать их, стирать, убирать в чемодан, быть готовым к тому, чтобы уехать через пару дней.

Вы ведете себя совершенно по-разному – в первый день отпуска, когда знаете, что останетесь в этом месте на месяц или два, и в последние дни. В эти дни все кончено – вам остается только собирать вещи…

Когда человек только в начале какого-либо пути, он должен иметь дерзновение, но и предположение о том, как он приступит к своему делу, как распорядится днями своей жизни, как он вступит в брак, создаст семью, будет продвигаться по карьерной лестнице, брать кредит, строить свой дом… Если он лишен такого взгляда в будущее, отходит в сторону, заявляя: «Я ничего не смогу сделать», то в этом нет ничего хорошего – это нездоровое, болезненное пораженчество, и Бог не хочет, чтобы мы были такими, потому что Бог создал нас царями, а не пораженцами и рабами. Но, конечно, царями мы становимся только после того, как обуздаем наши страсти и грехи, которые делают нас своими рабами. Только тогда духовная свобода претворится в реальность наших решений и дел.

Все, что мы делаем, мы делаем потому, что так хотим: то есть я следую за Христом в своей жизни, потому что хочу следовать за Ним… Итак, я хочу быть христианином, у меня может не получиться, но я хочу этого – в соработничестве с Богом. С Божией помощью и уповая на Его поддержку, я могу. Мне нужно показать свое намерение, и Бог даст мне требуемые силы – как гласит прекрасное изречение из Патерика, которую отцы часто повторяют: «Пусть Бог даст силу вашим намерениям и желаниям».

У нас нет силы, у нас, возможно, многого нет, но главное – у нас есть своя воля. «Да, я хочу это сделать, я хочу быть христианином, я хочу следовать Евангелию, я хочу держать свое слово и свое обещание Богу. Смогу ли я? Не знаю, но знаю, что хочу этого. Так что если я проявлю свою волю, то Бог даст мне силы, и моя свобода и Божия сила будут работать вместе ради блага меня, как человека, на пути к совершенству».

Так разрешается вопрос: «У меня уверенность в себе или эгоистичная самоуверенность?» Наличие или отсутствие эгоизма становится явным благодаря совсем другому.

Иногда человек должен оказать сопротивление. Он должен быть настойчивым в том, что есть его.

Многие будут говорить вам: «Вы упрямы, вы следуете только своей воле». Так что же? Что, если так? Разве я должен быть как тростинка, которую ветер качает туда-сюда? Неужто вы думаете, что если скомандуете: «Эй! Иди сюда!», то я тотчас и побегу?

Нужно иметь твердость говорить: «Нет, я не пойду в это место; это не по мне, у меня нет желания идти туда, а вы можете идти… Вы можете делать, что хотите, я уважаю вашу свободу, я не могу ей мешать, но я, безусловно, не считаю обязательным для своей свободы делать то, чего не хочу. Это все».

Как все мы знаем из собственного опыта, человек должен иногда быть настолько тверд, настолько непоколебим в своих убеждениях, что даже если все его окружение будет давить на него или угрожать, тем не менее он ответит: «Я не откажусь от своей точки зрения, а вы можете делать все, что хотите!»

Человеку не нужно разрушать себя, он не должен действовать так, чтобы всегда и во всем уступать якобы из смирения. Такая позиция не имеет отношения к смирению, потому что подлинное смирение не обезглавливает человека. Смирение делает нас совершеннее; смирение предоставляет нам свободу выбора в понимании того, где мы должны устоять, а где нет; где должны сказать «

нет» и остаться на месте, а где – полностью подчиниться другому человеку – безусловно.

Так что нельзя думать, будто бы нам не пристало хотеть что-то изменить в своей жизни, иметь мечту – особенно в молодости – например, стать врачом или кем-то еще. Кто-то скажет вам, что это невозможно, – ну и что? Я должен перестать хотеть? Разумеется, невозможно не иметь желаний – только мертвый ничего не хочет. Даже великие святые имели большие желания… Какие же? Исполнить Божию волю. И хотя святые обычно по смирению уступали, но, когда дело касалось Божией воли, они оставались непреклонными. Они были непоколебимы, так что даже если бы весь мир обрушился на них, они не изменили бы своего положения.

Вспомним, что говорил святой Косма Этолийский: «Когда ты видишь турок и они требуют серебро, позволь им взять серебро; они захотят земли – отдай им поля; разреши им взять все – и не сопротивляйся. Только не отдавай туркам свою душу». В этом ты должен оставаться непоколебимым. Ты должен выучить, что значит «нет», и ответить всему, что посягает на твою душу: «Нет». К сожалению, в наши дни многие подростки говорят: «…но это же мои друзья – что я могу сделать? Это моя компания – как я могу сказать им “нет”? Разве могу я разочаровать их и пойти против?»

Здесь не может быть двух мнений. Есть определенные границы в наших отношениях с людьми. Как гласит пословица: ты же не позволяешь кому угодно ложиться в твою постель? Да, он может войти в твою гостиную, даже пройти на кухню, но ему не дозволен доступ в твои личные покои. Незнакомцы просто не могут туда войти. Есть определенные пределы, и мы говорим: «Нет, сюда вы не можете войти».

Нам необходимо научиться обозначать эти пределы. И, как мы уже говорили, истинное смирение дарит человеку личность – чрезвычайно сильную, но ни для кого не опасную. Она никому не вредит, как и Сам Бог, Который управляет миром, никому не нанося ущерба.

Бог дал нам свободу делать все, что мы хотим. У нас есть свобода отвергать Его, оскорблять Его… Он дал нам эту свободу, потому что у Него нет чувства незащищенности. У смиренного человека тоже нет чувства незащищенности, он не склонен к подозрительности или слабости; он позволяет другим поступать, как те хотят, но сам остается непоколебимым в своих решениях. Он уверен, но никому не мешает.

Эгоистичная самоуверенность есть в том случае, когда человек говорит: «Я могу делать все сам и ни в ком не нуждаюсь». Но не в том случае, когда вы говорите: «С Божией помощью, я сделаю; я попытаюсь это сделать, и я молю Бога, чтобы Он помог мне…»

Например, вы говорите: «Я хотел сдать эти экзамены; я сделал все возможное, я учился, я во всем поступал так, как было нужно, но я не сдал». Это то, что обнаруживает вашу внутреннюю сущность как духовно здоровую. Да, вы чувствуете разочарование – по-человечески, но вы не будете ощущать уныния или отчаяния и бросать все. Вы говорите себе: «Ладно, я принимаю эту неудачу, я рассматриваю неудачу как возможный результат. Это меня не пугает, это не вызывает у меня паники. Неудача не раздавит меня. Это допустимо – столкнуться с неудачей, ведь она не всегда имеет отрицательные последствия… Я человек, я ограничен в своих возможностях, я не идеален, не всемогущ, я не могу добиться всего…»

Вот почему, даже когда святые грешили, у них были силы подняться вновь с простотой и здоровым отношением; если они грешили, то каялись из самой глубины своего сердца, и так до самой смерти, но они никогда не поддавались чувству угнетения и депрессии. Мы же, когда внутри нас есть грех, начинаем заниматься мучительным самокопанием и терзанием, как будто согрешить есть что-то странное для нас… Неужто вы и впрямь считаете себя настолько важным и непогрешимым, что рассчитывали никогда не ошибаться и не в чем не погрешить?

Грех и ошибка рядом с нами в любую минуту; они «замешаны» в нас. Это обычное для нашего состояния дело, и поэтому даже скромный человек должен быть благоразумным. Он скажет себе: «Эй, я должен быть осторожным и не подвергать себя опасности». Смиренный человек будет действовать осмотрительно, в то время как надменный скажет, что нет проблем, а потом – бац! – падает…

Жить во Христе не значит, что вы спокойно можете «проспать» всю свою жизнь, и все будет идти гладко, без всяких забот. Нет. Жизнь во Христе проходит в серьезной борьбе; вы должны заплатить за свою свободу кровью. Слова «Я буду следовать за Христом» исполнить не так-то просто, и в этом нет ничего странного. Жизнь во Христе требует многого, иногда очень многого. Чтобы обрести такую жизнь, необходимо приложить к этому все свои силы… Иными словами, вы не сидите, сложа руки и ожидая от судьбы, что она подаст вам все, что пожелаете. Вы боретесь. Жизнь во Христе – это борьба.

pravoslavie.ru

Психолог: любить себя – значит быть уверенным в Боге, людях и себе

В чем заключается правильная любовь к себе и чем она отличается от эгоизма, может ли христианин верить своим чувствам и ощущениям, какая самооценка является правильной и можно ли прощать самого себя. На эти темы «Правмир» побеседовал с Ириной Калёновой, психологом-консультантом при храме святых Космы и Дамиана в Шубине, соведущей христианского психологического клуба, гештальт-терапевтом, психодраматерапевтом.

Проблема нелюбви к себе очень актуальна для многих православных. Часто верующие начинают заниматься самобичеванием и возводят это в разряд добродетели, мол, они в покаянии. И еще у многих есть страх по-настоящему полюбить себя, мол, впадешь в гордыню.

Ирина Калёнова

– В России вообще не умеют принимать благодарность и комплименты, нет такой культуры у людей.

Самый простой пример – это когда хвалишь в человеке изменения внешности, а он отмахивается: «Ой, да ладно», как будто и не про него речь. Или человек что-то хорошо сделал, а на комплимент начинает оправдываться: «Да это случайно, да мне помогли»…

И про благодарность. Однажды я попросила молодого человека о переносе времени встречи на более удобное для меня время и поблагодарила за то, что он позаботился обо мне, подвинул свои дела, перезвонил. А он ответил: «Я не побеспокоился, это я так…» и придумал ерунду какую-то в ответ на мою благодарность.

Да, действительно, порой сталкиваешься с тем, что хочешь сказать человеку что-то приятное, указать на его достоинства, а он начинает их отрицать. Пожалуй, это нездоровое явление. Но есть и другая крайность: человек только и делает, что восхваляет себя. Где здесь мера? Как православному человеку отметить в себе хорошие качества и при этом не возгордиться?

– Грань эта очень тонка. Нужно быть достаточно психологически здоровым человеком, чтобы не перейти ее. Я против любых оценочных категорий. Каждому важно понимать, что он хорошо умеет делать, а что – нет, но это не делает его лучше или хуже других. Просто одним дано хорошо печь хлеб, а другому – писать музыку, а третьему – спасать попавших в беду. И если кто-то восхищается тем, что человек хорошо делает, то последнему нужно научиться правильно принимать комплименты.

Мы не говорим, плохой человек или хороший, мы говорим о действиях плохих или хороших. Если он просто признает свои достоинства и не сравнивает себя с другими, то всё нормально, а когда человек думает, что лучше других, то налицо уже гордыня.

Делать что-то лучше других и признавать это – нормально, но считать себя при этом лучше других – гордыня.

Где-то здесь проходит грань. Но, конечно, всё это очень тонко и индивидуально.

А какая самооценка является здоровой?

– Не очень люблю слово «самооценка», так как в слове «оценка» присутствует сравнение.

Может, тогда самоощущение?

– Самоощущение тоже немного не про то. Я обычно использую выражение «чувство собственного достоинства». Если человек чувствует себя достойным любви и имеющим право на удовлетворение своих потребностей, он себя любит. Если человек считает, что и другие люди достойны любви и имеют право на удовлетворение своих потребностей, он любит других и у него всё нормально с тем, что называют «самооценка». Обычно словосочетание «низкая самооценка» употребляют тогда, когда подразумевается, что некто сам себя не ценит. И это чаще всего проявляется в отношениях: человек позволяет себя унижать. Если он себя не уважает, то и другие его не будут уважать. Это ведь всё легко считывается.

Покажу это на примере. Недавно ко мне на консультацию приходила молодая девушка, дочь алкоголика, и жаловалась на то, что те мужчины, с которыми она встречалась, не уважали ее. Я спросила, почему она не защищает себя. В ответ услышала про жалость. Получается, что человеку себя не жалко, а других жалко. Стали разбираться. Оказалось, что ей легче признать, что она их жалеет, чем осознать, что ей страшно. Девушка боялась, что если она будет защищаться и отстаивать свои права, то ее бросят и не будут любить. Тогда я спросила девушку: а если унижать себя, потакать им, они не уйдут от тебя? Но, увы, они всё равно от нее уходили.

Я знаю случай, когда младшая сестра управляла старшей, последняя становится безотказной. При этом младшая не ценила помощь, могла грубо с ней разговаривать, заставлять что-то делать за нее и т.д.

– Да, это другой вариант низкой самооценки. В этом случае надо выяснять, как так родители организовали их общение, что младшей позволено всё, а старшей – ничего. Чего боится старшая сестра? Скорее всего, она сидела с маленькой, и родители на нее кричали, требовали, чтобы она не обижала младшую и потакала ей во всём. И они приняли эти роли.

Старшей нужно разобраться, почему она боится ответить младшей. Наверняка она опасается, что родители ее осудят и не будут ее любить. У старшей сильно послание от родителей: «Младшую сестру обижать нельзя, кто так делает, того не любят». Она должна понять, что это неправда. На самом деле еще как можно, потому что порой они так хамят! Младшим не должно быть всё позволено.

Фото: kuso4ek-neba.ru

Так что же такое любовь к себе и чем она отличается от эгоизма?

– Эгоизм возникает тогда, когда человек ставит себя выше других, и собственная значимость для него выше значимости другого.

Бывает и здоровый эгоизм, он необходим. Когда человек любит себя, он не считает себя лучше других, он просто считает себя имеющим право на то, чтобы его любили люди и Бог.

Причем это безусловная любовь, и любящий себя человек ценит себя не за то, что он хороший и безгрешный, а просто потому, что он сейчас есть. Такой человек имеет внутреннее достоинство, осознает себя как ценность и понимает, что он уникальное создание Божье. «А тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть детьми Божьими» (Ин.1:12).

А в чем заключается нормальный разумный эгоизм?

– Когда человек садится в самолет, он всегда видит надпись: в случае экстренной ситуации кислородную маску необходимо надеть на себя, а потом уже на своего ребенка. И это понятно: если мама «отключится», маску на ребенка уже никто не наденет. И что будет с ребенком, даже если на него другие наденут маску, а мама уже не будет дышать?

Так и вообще с разумным эгоизмом: сначала позаботиться о себе, тогда будет и возможность позаботиться о ближнем. Никому не нужно неразумное самопожертвование.

То есть получается, если человек не имеет сил и ресурсов помочь другим, он не должен через себя переступать, приносить людям какие-то жертвы? Или есть случаи, когда это необходимо?

– Если у человека нет ресурсов и, что немаловажно, необходимых навыков, то и помочь он не сможет, только будет зря волноваться, а может даже и навредить. В этом случае переступать через себя бессмысленно и жертвы будут неоправданными, а может, и вредными.

Бывают экстренные ситуации, требующие самопожертвования, когда речь идет о жизни и смерти или болезни и выздоровлении, но и в этих случаях нужна разумность. Надо четко понимать, что именно и как делать. Когда есть знания и возможности, нужно собрать свою волю в кулак и действовать, даже если придется пожертвовать чем-то для жизни и здоровья другого, и при этом не мешать профессионалам – врачам, спасателям и т.д.

Жертвовать собой, например, ради того, чтобы другой смог хорошо выпить или просто ничего не делать – глупо, это не имеет смысла.

Сразу вспоминается Соня Мармеладова из романа Достоевского, которая жертвовала собой как раз ради того, чтобы отец смог выпить. Создается впечатление, что это оценивается писателем положительно.

– Ну да, но у нас всё-таки ценят Соню Мармеладову не за это, а за то, что она пошла с Раскольниковым до конца и практически спасла его. Что касается отца, я считаю, что в этой ситуации она была не права. Хотя для ее отца, возможно, в этой ситуации другого выхода не было.

Но из-за такого поведения Сони у отца пробуждалась совесть. Он признавался Раскольникову, что лежал пьяненьким и удивлялся, какая у него прекрасная дочь…

– Любое созависимое поведение именно так и проявляется. В данной ситуации она проявила себя просто как созависимая дочка алкоголика. А когда она разделила путь с Раскольниковым – это уже совсем иное самопожертвование или даже выше самопожертвования: поиск пути, как спастись вместе. Не надо забывать, что у нее самой до встречи с Раскольниковым жизнь была не веселая и не праведная, она же проституткой работала.

Нужна рассудительность. Надо понимать, кому действительно необходима помощь, а кто путем манипуляций пытается тебя использовать вместо того, чтобы самому как-то решать свои проблемы. Можно все силы и время бросить на помощь другим, а потом, когда ресурсы закончатся, произойдет то, что называется выгорание, а вместе с ним придут разочарование и депрессия. А можно на регулярной основе помогать сотням, и при этом заботиться о себе, восстанавливать силы, хорошо питаться, отдыхать, радоваться жизни и т.д.

Тот, кто постоянно занят спасением других, вместо того, чтобы решать свои проблемы, обычно не любит ни себя, ни других, а просто хочет получить больше одобрения для себя или просто не умеет говорить «нет» из страха, что его не будут любить и отвернутся от него.

Встречала такую точку зрения, что христианин вообще не должен думать о себе. Часто при этом еще и цитируют Евангелие: отвергнись себя. На мой взгляд, здесь идет речь о том, чтобы отречься от худшей части себя, иначе противоречие выходит с тем, что Бог нас любит и уважает ценность каждой личности.

– Но ведь в Евангелии призыв отвергнуться себя ради Бога. Отвергнись себя – значит положись на волю Божью, на то предназначение, которое Он дал тебе. Если отвергнуть себя совсем, то возникает вопрос – а с кем тогда будет разговаривать Бог?

Не очень понятно, что имеется в виду, когда говорят, что надо отречься от своей худшей части. От части себя нельзя отречься, даже если попытаться это сделать, не получится. Со своими частями можно только договориться. Отречься надо от греха, точнее, от греховных мыслей и действий, или от страстей.

Части себя не могут быть плохими или хорошими. Например, человеку нужна агрессия как энергия для того, чтобы что-то делать.

Агрессия – это энергия на действие. Без нее человек ничего не сможет сделать ни для себя, ни для Церкви, ни для Бога. Подавленная энергия начнет раздирать человека изнутри.

Крайняя степень депрессии – когда человек даже ложку поднять не может, потому что даже для того, чтобы что-то съесть, тоже нужна агрессия: ты ведь уничтожаешь то, что на тарелке. Это здоровая агрессия. Другой разговор, если агрессия направлена во зло.

Ходила ко мне одна молодая девушка, которая не может говорить «нет». Когда она получает зарплату, ее хватает на три дня (и это не преувеличение!) из-за того, что она не умеет отказывать. Кто-то из просящих возвращает деньги, кто-то – нет… Она отдает всем не только деньги, но и силы, время, выполняя даже такие просьбы, которые ей не вполне по силам.

И в глазах людей выглядит всё это очень по-христиански – она отвергла себя. Но при этом она частенько голодает, у нее задолженность по квартплате и обида на многих из тех, кто просит. «Как они не понимают?! Я же не могу так!» А они и правда не понимают, им нужно объяснить.

Фото: fonstola.ru

Почему человек начинает себя так вести?

– Разные могут быть причины в разных ситуациях. Обычно такое бывает, если папа с мамой подавляли ребенка и не терпели отказов. Или необязательно подавляли. Бывают случаи, когда ребенку нужно, например, «спасать» инфантильную маму: она начинает капризничать или впадать в беспомощное состояние.

Порой это доходит до абсурда. Мама взрослой дочери, у которой уже своя семья, требует, чтобы она проводила с ней всё свободное время. Она пошутила, мол, давайте встречаться семьями, и они теперь вынуждены гулять, ходить в кино или кафе вчетвером: мама, папа, дочь и ее муж. Если же дочь пытается отказать маме, то последняя впадает в истерику, говорит, что ее не любят. А дочь боится отказать.

Порой православные занимаются самоедством: я плохой, я грешник. Как будто они равны своему греху. Нужно ведь уметь разделить грех и грешника в себе.

– Конечно, есть человек и есть его действия. Это касается и греха, и добрых дел. Не нужно забывать, что человек – это создание Божье и Господь его любит.

Если мы, например, хотим помочь заключенному, приносим ему в тюрьму посылки, мы же ведь идем к нему как к человеку, обращаемся к нему как к личности. За свое преступление он отбывает наказание и сам отвечает перед Богом и людьми.

Был у меня в терапии мужчина сорока лет, у которого всё было хорошо, но в определенный момент он неожиданно впал в депрессию, не смог работать и обратился ко мне. Когда мы начали разбираться в его проблемах, в определенный момент в его речи появилось слово «должен». «Должен соответствовать, должен доказать».

Тогда мы начали выяснять, кому он что доказывал. И мужчина вспомнил о том, что когда был школьником, каждая четверка сильно расстраивала его маму. А характера молодой человек был живого, непоседа такой, учителя на него часто жаловались. Мама учителей поддерживала, стыдилась его, обвиняла, говорила, что он ни на что не годен.

А мальчик очень хотел всем доказать, что это не так. И действительно добился больших результатов, стал достаточно известным в своих кругах, хорошо зарабатывал. Он очень старался, но в какой-то момент не выдержал и наступила депрессия. На терапии, осознав всё это, он очень удивился: зачем доказывать что-то кому-то, если можно просто спокойно работать?

И это осознание помогло ему преодолеть депрессию. Он отделил себя от родительского послания и необходимости доказывать что-то. Это было не просто и достаточно болезненно, но оно того стоило. Он преодолел депрессию, но не вернулся к старой работе. Он решил многое поменять в жизни.

Может ли православный человек доверять себе? И чему отдать предпочтение, разуму или чувствам? Я неоднократно сталкивалась с такой точкой зрения, что православному человеку ни в коем случае нельзя доверять себе, ни разуму, ни эмоциям. У светской психологии другое мнение: необходимо доверять чувствам, иначе ты не услышишь свой настоящий голос. Возможна ли в этом вопросе какая-то золотая середина?

– Полагаться на свой разум и полагаться на свои чувства – совершенно разные вещи. Мы, психологи, говорим, что не врут только чувства. Разум может обмануть, соврать, недаром порой говорят, что разум лукав. Человек может обмануть себя лучше, чем десять мошенников. Наш разум сильно засорен чужими мыслями, нашим желанием выглядеть лучше в глазах других или собственных, посланиями, которые закладывают родители, школа, телевизор.

Если человек себя не любит, постоянно занимается самоуничижением и считает, что у него одни грехи, то, скорее всего, в детстве ему не говорили ничего хорошего, не принимали таким, какой он есть, не дали безусловной любви. А потому так и не научили принимать себя. В нем живет послание от мамы, папы или того, кто его много ругал. Все дети верят родителям, они по-настоящему принимают мысль, что ничего доброго сделать у них не получится.

Потом человек приходит в Церковь с такой верой и всюду видит ее подтверждение: ведь у него столько грехов! Мама говорила о том, что я такой и такой плохой, прикидываю на жизнь – вроде и правда, по привычке замечаю только плохое. Мысли двигаются по заданному кругу и выдают ему одну и ту же программу. Хорошее не замечается и обесценивается, всегда, с детства не замечалось и обесценивалось. Видите, вот пример, как разум обманул? Причем сначала мама «обманула», а делала она это, конечно, из благих побуждений. Мамы из лучших побуждений иногда такого наговорят!

Не всякую непреложную истину можно приложить ко всему. Для меня непреложная истина – это только Евангелие. А всё остальное: то, что мама сказала, что люди говорят и что бабушка на свечном ящике поведала, не обязательно правда или не всегда полная правда, поэтому прежде чем руководствоваться их инструкциями, обязательно нужно проверять, соответствуют они действительности или нет.

Про разум понятно. Интересно, а как доверять чувствам, если они изменчивы: ветер подул – одни чувства, показалось солнышко – уже совсем другие.

– От погоды зависит настроение, чувства – это другое. Чувствам доверять можно. Помните цитату из апостола Павла? «Чувства <должны быть> навыком приучены к различению добра и зла» (Евр.5:14).

Есть пять базовых чувств: радость, печаль, гнев, страх, брезгливость. Они прекрасно показаны в мультфильме «Головоломка». Есть и другие, более сложные и социально окрашенные чувства, например, вина, обида, удивление и др.

Подавлять чувства вредно для здоровья, именно они определяют, что человеку жизненно необходимо.

Важно слышать себя и свои чувства. Если случилась беда, то есть потребность отгоревать потерю, а человек из каких-то соображений или убеждений не позволяет себе этого. Он делает вид, что ничего не произошло, и пытается радоваться, а ему становится только хуже. Травма не пережита, последствия плачевные, но это уже другая тема.

Как это знакомо! У человека горе, а ему говорят: радуйся!

– Конечно, это вредно. Радоваться, когда у тебя горе, разрушительно. Если человек принимает и проживает печаль, у него всё налаживается. Именно об этом – мультфильм «Головоломка». Прекрасная иллюстрация.

В «чистом» виде чувства не обманут и подскажут, что надо делать. Но стоит включиться мыслям, как всё меняется. Например, в каждом конкретном случае надо понимать, твой страх, или твоя вина – они реальные или выдуманные.

Человек боится идти на ФГС – это реальный страх или выдуманный?

– Конечно, естественный: в тебя вставляют какое-то инородное тело, этот страх можно понять.

Надуманные страхи – это, например, когда человек боится темноты или всемирного потопа, который наступит прямо завтра, или что его не будут любить, если сказать «нет». Это нерациональные страхи. Когда на консультации человек говорит, что боится чего-то, мы всегда выясняем, рационален его страх или нет.

А страх прийти на работу в первый день на новое место?

– Волноваться – нормально, это же стресс. Другое дело, если человек начинает фантазировать: страшный начальник, все будут тебя оценивать, не примут в коллектив, будут ругать за ошибки. Неуверенный в себе человек всегда найдет, чем себя напугать.

А с другой стороны, если у человека нормальная самооценка, он знает, что является хорошим специалистом, может нормально ладить с людьми. Он понимает, где его границы, он не возьмет на себя лишней работы, но при этом не откажется от той, которую ему необходимо выполнять. Чего ему тогда бояться? Жизни и здоровью ничего не угрожает, свое достоинство он отстоять сумеет, а в то, что люди в основном хорошие, он верит.

Фото: vokrugsveta.ru

Как правильно относиться к себе: быть строгим или милостивым? Можно переборщить и с тем, и с другим. Как обрести эту меру между постоянным снисходительным прощением ошибок себе и перфекционизмом?

– Перфекционизм – это «болезнь». Он чаще всего воспитывается родителями. Это обычно случается с людьми, которых не хвалили в детстве, говорили: «Да, это неплохо, конечно, но можно и лучше». Ребенок, например, хорошо написал сочинение, но не поставил запятую – родители именно на это обратят внимание. Плохое, при таком подходе, обязательно найдут, ведь идеально сделать что-либо практически невозможно, тем более ребенку.

Лучше сделать достаточно хорошо, чем не сделать совсем. Люди, «больные» перфекционизмом, боятся приниматься за какое-то дело, ничего не делают и ругают себя за это. А если даже и принимаются, то у них начинаются страхи: как отнесутся люди к результату их труда, они вычищают все ошибки, тратя на эту кучу сил и энергии, но так и не показывают никому результаты своего труда. А если приходится показывать, то перфекционисты боятся, что их будут ругать за ошибки.

В конце концов, конечно, обязательно найдется какая-то ошибка. Всё равно найдутся люди, которым не понравится, и человек впадет в ужас: «кошмар, не получилось». Обычно у них сильно убеждение, что теперь их уже никогда не будут любить и принимать, мама же всегда так делала.

Тут мы, психологи, всегда говорим: каждый имеет право на ошибку. Люди не компьютеры, хотя и компьютеры ошибаются. Почему вещи, сделанные своими руками, выглядят лучше, чем те, которые выполнены на заводе? Потому что в них душа есть, и именно потому, что в них всё неидеально, но зато видна рука автора.

Есть у меня в терапии одна девушка-перфекционистка: золотая медаль, красный диплом, хорошая работа… Пришла с проблемой неуверенности в себе. В какой-то момент ей надоело и захотелось бросить всё, стать художником, потому что в детстве вроде бы это у нее получалось, но появился страх того, что она не сможет рисовать идеально. «Надо же выучиться (на отлично, конечно)». Правда, она даже не понимала, что и для чего она будет рисовать.

Эта девушка старалась делать всё «идеально», чтобы все (особенно мама) были ею довольны. Она так и не смогла объяснить мне, что же она сама хочет, она не слышала свои желания. Главное для нее – делать всё идеально, а что именно, она не знала.

Нужно быть снисходительным к своим ошибкам? Есть страх: ведь нельзя же всё себе всегда прощать.

– Кто сказал, что нельзя себе всё прощать? Иисус даже разбойника простил, когда тот раскаялся, а тут всего лишь ошибка. И что это за страх? Он реальный или нет?

Выдуманный. А как же быть с грехами – ведь мы себе их не можем простить, их отпускает Господь. А человек может загнать себя в угол с постоянным чувством вины, напоминая себе о проступках, собственным несовершенством. Светская психология говорит прямо: прости себя.

– Ошибки и грехи – это разные вещи. Грех – это более или менее осознанное действие. Ошибка – это не грех, это ошибка. Я люблю приводить пример про общественный транспорт. Если ты случайно наступил на ногу человеку, это грех или ошибка?

Ошибка.

– Ошибка. Но мы ведь говорим «извините». В ответ, правда, слышим разные вещи, возможно, резкие и неприятные. Если ответить так же – это уже грех.

Помните рассказ Чехова «Смерть чиновника»? Доизвинялся до того, что умер.

– Да-да. И с грехом-то на самом деле то же самое: пришел в храм, исповедовался, «отдал», так сказать, и забыл. «Иди и не греши больше» – сказал Иисус женщине, взятой в прелюбодеянии. Когда человек постоянно держит в уме свои грехи и ошибки, он рискует впасть в уныние.

Что вы можете посоветовать людям, которым в связи с их непростым воспитанием (домашним, а порой и церковным!) очень трудно воспринимать Бога как любящего Отца, а не тирана, который наказывает за грехи?

– Я ничего не имею права здесь советовать. Отношения человека с Богом – это личное дело человека и Бога. Конечно, психологическая составляющая в этом присутствует, но если человека всё устраивает, это его выбор. Никто не вправе вмешиваться и учить, как выстраивать отношения с Богом. Если кто и может что-то в этом отношении посоветовать, так это духовный отец. Но отношения с Богом – это всегда очень индивидуально.

Ирина Константиновна, спасибо за интервью!

Беседовала Евгения Новосельцева

Психотерапевтическая группа “…про отношения”


Читайте также:

www.pravmir.ru

«Я все смогу». Как не рассыпаться от стыда и побороть неуверенность в себе

Что такое уверенность, как она связана с достижением целей, всегда ли она имеет положительное значение, готовы ли мы встретиться с неудачей, все ли может уверенный человек и как добиться настоящей уверенности в себе? С этими вопросами пытается разобраться психолог, гештальт-терапевт Алла Хван.

– Что такое уверенность?

Алла Хван

– Уверенность – это обусловленное состояние. Нельзя сказать – произошло нечто, родители или педагоги преуспели или просто повезло, и человек раз и навсегда стал уверенным. У взрослого человека она опирается, например, на ум – знания об имеющемся положительном опыте дают уверенность. Готовность встретиться с неудачей – это тоже уверенность.

– Разве не принято считать, что уверенность – нацеленность на успех, идея во что бы то ни стало достичь своей цели?

– Мне по работе приходилось сталкиваться с несколькими молодыми людьми, лет под тридцать. Они приехали из небольших городов, у всех были разные обстоятельства, но их объединяло одно – семьи вкладывали в них все, чтобы те вышли из сложившегося социального исторического круга на другой, шагнули на гораздо более высокую с точки зрения семей ступень. Все ресурсы уходили на то, чтобы дети сменили жизненную орбиту.

Эти молодые люди приезжали в Москву, жили в ужасных условиях в общежитиях на окраине, работали, чтобы хоть как-то содержать себя, и, главное, учились, реализуя поставленные установки. «Я решила в 14 лет, что буду финансовым аналитиком», – говорила мне, например, одна девушка.

Они окончили с красными дипломами лучшие вузы страны, устроились на хорошие работы, приобрели квартиры и так далее. Было такое линейное, уверенное, поступательное, неостановимое движение. И после, как раз годам к тридцати, они пришли ко мне уже в депрессивном состоянии. Оказывалось, что гиперцели, которую они ставили перед собой и перед ними ставила семья, они достигли, порой подсознательно игнорируя сомнения: «А точно ли это мое, а точно ли я хочу быть юристом, может быть, мне это неинтересно?»

В таком процессе люди игнорируют многие вещи, связанные с чувствительностью человека – усталый ли он, чувствует ли смущение, важно ли ему чужое мнение, кроме мнения людей, облеченных авторитетом и властью. Многое важное остается не очень значимым фоном, главное – есть коридор, по которому я пройду во что бы то ни стало. Гиперзадача решена, а что потом, дальше – человек просто не знает.

– Получается, с положительной стороной уверенности не все так однозначно?

– Да. В гештальт-терапии – направлении психотерапии, которым я занимаюсь, базовые понятия – фигура и форма. Сейчас говорим об уверенности скорее как о фигуре. Любая фигура, как растение, вырастает из некой почвы, фона, и он может быть каким угодно.

Фоном могут быть гиперкомпенсаторные потребности родителей или общества. Например, тревога родителей за детей – когда они понимают, что у них нет контроля за будущим детей, что жизнь у нас не очень стабильная. И порой эту неуверенность родители неосознанно перекладывают на плечи детей, требуя от детей уверенности.

«Не будь тряпкой, ну что ты у меня такая клуша», – это все звучит сплошь и рядом. В некотором смысле как раз потому, что мы травмированы нестабильностью, и так звучит наша тревога за будущее детей, – уничижительно по отношению к их личности.

Бывает фон, где главный мотив – конкуренция. Мама смотрит на детской площадке: вот, Вася какой уверенный мальчик, или Маша. Соответственно, если у родителей уверенный в себе ребенок, значит, его родители – более успешны. Осознаем ли мы это, не осознаем, но родители отличников все равно гордятся ими чуть-чуть больше.

По большому счету, многие родители хотят, чтобы их дети были уверены в себе. Иногда, правда, как раз за счет игнорирования тревог и страхов, сомнений в том, его это или не его.

Я иногда наблюдаю, как учат плавать маленького ребенка, особенно молодой и спортивный папа, у которого есть потребность в том, чтобы ЕГО сын ничего не боялся. И происходит некоторое насилие, потому что ребенок сам иначе обошелся бы с водой, со своим любопытством и страхом.

Если мы чего-то хотим от ребенка, все-таки стоит признаться себе, что это наша потребность.

– Неуверенность – это не всегда плохо?

– Неуверенность бывает разной степени. С серьезной степенью, когда невозможно принять решение по какому-то поводу, люди приходят работать с психологом.

Фото: unsplash

Но в других случаях неуверенность – это тоже состояние, часть жизни. Если не брать последствия травмирующих историй, я еще не видела в человеке ничего такого, что мне хотелось бы завернуть поплотней и выкинуть, изъять. Во всех сомнениях – «да, но», «хочу и боюсь» – на самом деле довольно много ресурсов.

Кроме того, существуют разные типы личности и, например, для одного типа личности неуверенность связана с темой безопасности. Пока этот человек не организует ее себе, он просто не может затронуть что-то новое. Под безопасностью может пониматься что-то свое – финансовая «подушка», или квартира, или страна, в которой хотелось бы жить, все что угодно.

Есть тип людей, которым важна человеческая поддержка, отношения. Такой человек будет делать что-то, идти вперед, если уверен в получении поддержки и признания у значимых для него людей. Если он будет сомневаться в этом, ему трудно начать что-то новое, развиваться.

Для кого-то важен успех, только успех, только первое место. Второе и третье не рассматриваются.

Поскольку у нас сегодня во многом нарциссическое время, иногда довольно жестко выделяются два полюса – ты или победитель, или проигравший.

Все, что между ними, не засчитывается, не берется во внимание – достаточно хорошо сделал; сделал все, что мог на этот момент; попробовал, а потом еще раз; сделал попытку – все это остается невостребованным, и человек, понимая, что первое место он вряд ли займет, просто не рискует, для него это уже провал.

С такой неуверенностью связан токсический стыд за неудачу, и порой проигрыш мыслится почти как публичная казнь. Потому человек, страшась всего этого, просто не может тронуться с места, сделать шаг.

– Все равно родителям хочется, чтобы их ребенок был по-настоящему уверенным.

– Это возможно, если кто-то из старших ему поможет на определенном этапе, покажет, терпеливо сопроводит в неудачах, не обесценивая, не стыдя, не виня. И тогда ребенок, проходя все этапы с понимающим взрослым, получит важный опыт: да, чего-то я сейчас не умею, но я попрошу реальной поддержки, я этому вот научусь и у меня останется опыт каких-то неудачных попыток, удачных попыток, опыт преодоления и победы, когда удается справиться. Если раз за разом эти кирпичики у ребенка базово выстраиваются, то к какому-то моменту у него будет фундамент для уверенности: чего-то я не умею, но это не проблема, а задача, которую можно попробовать решить.

Хорошо, если он не столкнется в социуме с пресловутым стыдом за неудачи, что его не застыдят, не засмеют там сверстники, или он сумеет выдержать и не травмироваться этим.

Порой я вижу, как родитель одергивает ребенка: «Ну что ты такой дурачок, вот Петя смог, а ты не смог это сделать!» И тогда родитель не кирпичик под ноги ребенку кладет, а ямку под ним делает, создавая неустойчивость.

– А что можно сказать про уверенность в профессии?

– Уверенность – это понимание человека, что он на своем месте, ощущение своего «размера», целостные переживания своей, в том числе профессиональной, принадлежности.

Причем в этой глобальной уверенности – фундаменте – могут быть сомнения и неуверенности. Есть воспоминания, что Третьяков временно запретил пускать Репина в галерею, поскольку тот приходил и дописывал свои картины. Такая неуверенность, сомнения в том, что, может быть, можно сделать лучше – в некотором смысле двигатель прогресса и двигатель творчества. Понятно, что до некоторой степени, за которой уже невроз, который становится не двигателем, а тормозом.

Иногда человек чувствует себя психологически, творчески, как угодно, меньше, чем он есть на самом деле, и это мешает ему двигаться вперед. А бывает, что, наоборот, начинает раздуваться и на какое-то время оказывается больше, чем есть на самом деле. Некий пузырь, наполненный псевдоуверенностью.

У нас сейчас такое время, когда не принято искать свое место и свой размер. Все тренинги роста рассчитаны на то, чтобы человек мог как-то подраздуться. Получается некая гиперкомпенсация – вчера я еще не крутой, а сегодня вдруг сделался крутым.

Но вот это как раз не про уверенность. В этом состоянии очень много тревоги, ведь человек все равно где-то подспудно ощущает это безвоздушное, ничем не наполненное пространство внутри, что бы он ни демонстрировал окружающим.

Мы не всегда знаем, что происходит внутри людей, которые кажутся суперуверенными, но иногда можно догадаться по тому, что принимаются антидепрессанты, сколько покупается алкоголя, какие машины приобретаются для того, чтобы поддержать эту видимость.

– Если обобщить, то, получается, уверенность – это не демонстрация: «Я все могу, я самый крутой»?

– Да, глубинная уверенность – это про понимание себя. Это когда я чувствителен к себе. Потому что во всех остальных состояниях нет никакой чувствительности ни к себе, ни к остальным. Я уверенный, значит, чувствителен к себе, понимаю, чего я хочу, понимаю, что я делаю, понимаю, как быть с теми людьми, которые меня окружают, и вижу, каково им со мной. То есть – почва под ногами.

Фото: unsplash

Можно быть чем-то недовольным сколько угодно; можно понимать, что я хочу этого, но, пожалуй, сейчас это может не получиться, тогда это тоже путь, и я могу от него не отказываться. Уверенность – это осознанность, когда я осознаю свою жизнь, себя.

Это только кажется, что уверенность – «я сделаю и буду круче всех». У по-настоящему уверенного человека есть внутреннее позволение, возможность ошибаться и не умереть от стыда, не рассыпаться, не быть уничтоженным морально.

www.pravmir.ru

Как избавиться от неуверенности? — Православный журнал «Фома»

Вопрос читателя: 

Здравствуйте, батюшка! Я часто хожу в храм, участвую в таинствах исповеди и причастия. Стараюсь жить так, как полагается православным христианкам. И вот в последнее время у меня какое-то состояние воодушевления, столько вдохновения еще никогда не было во мне. Я хочу написать книгу, но как только сажусь за стол, меня посещают мысли, что ничего не получится, что это никому не нужно, кажется, что я бездарность и нужно оставлять это. Но чувство вдохновения не покидает меня уже долгое время. Понимаю, что звучит глупо, но я просто мучаюсь и унываю. Как только собираюсь что-то сделать, кажется, что ничего не смогу. Становится грустно и печально. Появляется раздражение и чувство гнева по отношению к себе. Батюшка, может быть, эти чувства от лукавого? Или Господь не хочет, чтобы я зря тратила время на книгу? Я запуталась. Помогите мне, пожалуйста.
И еще один вопрос: меня часто вдохновляют люди. Люди, которые имеют силу воли и свое собственное мнение, которые добры к окружающим и помогают им без остатка. Я так вдохновляюсь ими, что начинаю совершать такие же поступки. Это нормально? Или я сотворяю себе кумиров, чего нельзя делать? Я очень люблю людей. Каждый человек для меня уникален и интересен. Даже смотря фильмы, я привязываюсь к некоторым актерам. Хочется побеседовать с ними, узнать их поближе. Не знаю, крыша у меня едет или что это… Мне 23, я лингвист, преподаю в школе английский язык. Я успешна в своей профессии и в работе. Но хочется в корне изменить жизнь. Иногда я очень устаю от места, в котором живу. Просто до тошноты. Я не жалуюсь и благодарю Бога каждый день за то, что Он мне дает и не дает. Но мое внутреннее состояние очень беспокоит меня. Помогите, пожалуйста, советом. И простите за этот запутанный рассказ.
Спаси Вас Господь!

Отвечает протоиерей Андрей Ефанов:

Добрый день! А почему Вы об этом не говорите своему духовнику, а прибегаете к помощи батюшки из интернета? Не стесняйтесь, обо всем говорите ему. Судя по письму – и только по письму – Вы какой-то очень неуверенный в себе человек. Надо это прекращать. Вы взрослая, молодая, имеете хорошую профессию, откуда эта неуверенность и самокопание? Прекращайте. Хотите написать книгу – садитесь и пишите. А то что это такое? Гордыня, что Вы напишете не идеально? Ну так никто с первого раза не пишет идеально, все редактируют множество раз, текст дают критикам, после переделывают и так далее. Пишите просто для своего удовольствия а не ради чьей-то похвалы. Перекреститесь и сядьте за работу перед лицом Бога и все, а остальное отбросьте, это лишнее совершенно.

Далее, Вы же лингвист! Вы понимаете значение слова “кумир”? Вы что, поклоняетесь этим людям или вдохновляетесь? Если Вы вдохновляетесь, разве Вы сами тут видите кумир? Ну ведь совершенно же разные понятия. Отсюда вывод: мысли Ваши совершенно пустые, они отвлекают Вас от реальной жизни. А если Вы хотите, чтобы я Вас похвалил за то, что Вы совершаете добрые поступки – что ж, это и правда похвально, но перестаньте быть такой зависимой от чужих оценок и мнений, хватит! Смелость, уверенность и качественная работа без посторонних мыслей. Если есть у Вас психологические проблемы, хватит их пестовать, смотрите правде в глаза и разбирайтесь с тем, что Вам мешает жить. Эти мыслишки все надо пресечь на корню, иначе Вы их взрастите и потом житья от них не будет. Обращайтесь больше к реальности. Вы же видите, что Вас привлекает в других – сила воли и свое мнение. Вот и не бойтесь, развивайте в себе эти качества и живите полноценной молодой своей жизнью.

Храни Вас Бог!

Архив всех вопросов можно найти здесь. Если вы не нашли интересующего вас вопроса, его всегда можно задать на нашем сайте. 

На заставке фрагмент фото Paval Hadzinski

foma.ru

Не ждите уверенности в себе

Как часто мы собираемся с духом, чтобы что-то сделать? Сколько разговоров, телефонных звонков и встреч бесконечно откладываем, потому что боимся? В нашем меняющемся мире от неуверенности в себе страдают даже вполне состоявшиеся люди. Можно ли избавиться от этого мучительного свойства? Отвечает православный психолог Владимир Мохов.

— Неуверенность в себе – это врожденное свойство характера или следствие ошибок воспитания? Чем неуверенность отличается от смирения?

— Для меня это два совершенно разных вопроса. Я считаю, что для неуверенного в себе человека оба Ваших варианта ответа являются удобной лазейкой — ведь ни в первом, ни во втором случае он явно не несет ответственности за свое поведение и оказывается жертвой — в одном случае «наследственности», в другом — «ошибок родителей». И тогда мы вдруг обнаруживаем, что неуверенным быть выгодно — можно ни за что не отвечать и ничего не делать.Поэтому во время консультаций я предпочитаю переключаться с вопросов «почему она у меня появилась» на вопросы «зачем мне нужно быть уверенным», что конкретно человеку нужно сейчас в жизни решить.

Про смирение мне отвечать существенно сложнее, смирение все же скорее религиозная категория. Мне кажется, что одним из ответов может быть такой: «неуверенность» — это ситуация, когда человек думает (чувствует, ощущает), что ему чего-то не хватает, ситуация недостачи. В нем возникает конфликт и борьба, в которой одной стороны — желание или необходимость что-то сделать, а с другой — чувства страха, беззащитности, собственно неуверенности. Смирение же для меня скорее можно было бы прямо трактовать как «наличие мира» внутри. Неуверенность — нехватка смирения… Но это все же личное, а не профессиональное рассуждение.

Может ли неуверенность быть обратной стороной перфекционизма? Например, человек должен сделать какую-то работу, но завышает планку, хочет сделать все идеально, потом сознает, что это невозможно и остается в бездействии…

— Да, конечно может. Только я опять же добавил бы сюда его ответственность за происходящее. В каком-то смысле, скорее неосознанно, человек затем и завышает планку, чтобы был повод остаться в бездействии. Это, разумеется, не всегда так. Но часто.

—  Что делать, если неуверенность мешает жить? Например, человеку надо договориться о деловой встрече, а он боится звонить по телефону или подойти к нужному лицу? Как с такими проблемами может бороться сам человек, чем ему могут помочь окружающие?

— Вот видите, и Вы спрашиваете про «бороться», и я часто слышу такие высказывания от людей. Получается парадокс — как можно бороться с отсутствием или недостатком чего-то? Здесь нужна не борьба, она зачастую оказывается бесплодной, а понимание. Можно было бы посоветовать во-первых, отказаться от самой идеи «дождаться уверенности» и сконцентрироваться на задаче, а не на чувствах. Если Вам нужно позвонить — позвоните, а не ждите, когда пройдет страх. Во-вторых, если страх действительно силен, с ним нужно «беседовать», изучать его. Я позволю себе такую метафору: Ваш разум говорит Вам, что нужно позвонить. А что «говорит» Вам страх? Можете ли Вы понять его послание Вам? Если мы оказываемся способны выслушать его доводы, то нам оказывается проще принять решение, последовать ли им. К сожалению, это дается нелегко и помощь в таких «беседах с чувствами» — одна из частых задач моей работы. Мне кажется окружающим важно скорее не мешать, чем помогать. Часто человек и сам корит себя за слабость и страхи, и окружающие подливают масла в огонь: «Ну что ты, не можешь позвонить что ли?»  Разрешить себе чувствовать себя неуверенным, но действовать уверенно — один из важнейших шагов в совладании со страхами.

—   Как воспитать в ребенке адекватную самооценку? Согласны ли вы с теорией, что заниженная самооценка часто бывает у людей, которых родители в детстве слишком много критиковали и недостаточно хвалили?

— Равно как и у тех, кого хвалили избыточно и не по делу. Ключевое слово в этом вопросе — самооценка. Воспитывать-то и нужно в первую очередь умение оценивать себя. Несложно понять, что оценка со стороны с одной стороны является образцом оценки себя, с другой — мешает, поскольку делает самостоятельную оценку себя не нужной. Эта тема размером с книгу, и таких книг множество, очень многое зависит от возраста ребенка. В контексте уверенности в себе коротко хотелось бы сказать наверное следующее. Во-первых, уверенность возникает у ребенка (с подростками все сложнее, но не отменяет сказанного далее) не из оценок, а из уверенности в безопасности и поддержке со стороны взрослых. Основное послание — «Я рядом и приду на помощь, когда это потребуется и только тогда, когда это потребуется. Я всегда на твоей стороне». Во-вторых, уверенность возникает у ребенка тогда, когда родитель поддерживает его право (не обязанность!) иметь собственное мнение и собственную оценку — как положительную, так и отрицательную, и не боится (родитель не боится!), что оценки и мнения разных людей могут различаться. Основное послание: «Ты, как и я, имеешь право сам оценивать происходящее. На мир можно смотреть с очень разных точек зрения». Ну и в-третьих, наиболее известное — оцениваем не ребенка, не его качества, не его чувства, а его конкретные действия, то есть то единственное, что зависит от него самого. Основное послание: «Я поддерживаю (или не поддерживаю) то, как ты действуешь. Ты всегда можешь сохранять или изменять способы действия». Здесь родитель должен сам очень ясно понимать, что безусловная любовь и поддержка («я тебя люблю и поддерживаю, что бы ты ни делал, и каким бы ты ни был») и условные оценки поступков («я радуюсь, когда ты приносишь пятерку и злюсь, когда ты приносишь двойку») — совершенно разные реальности, не следует их путать.

Как Вы считаете, усугубились ли различные комплексы, связанные с неуверенностью в себе, в последние десятилетия? Отличается ли в этом плане современная молодежь от поколения своих родителей, бабушек и дедушек?

— Мне еще не хочется брюзжать на тему «Нынешняя молодежь привыкла к роскоши, она отличается дурными манерами, презирает авторитеты, не уважает старших, дети спорят со взрослыми, жадно глотают пищу, изводят учителей» (это высказывание принадлежит Сократу), а специальных исследований я не проводил. Меня вдохновляют те практически неограниченные возможности, которые я вижу у человека, решившего по настоящему что-то в себе изменить, и я точно знаю, что любой человек, ищущий свою уверенность обязательно ее найдет.

Читайте на эту тему:

www.matrony.ru

Патриарх Кирилл: Самоуверенность так же опасна, как и неуверенность

Всех вас сердечно благодарю за молитву в эту годовщину моего патриаршего служения. День этот совпал с Неделей о мытаре и фарисее, с началом чтения Постной триоди. Мы вступаем в период подготовки к Великому посту. И совершенно неслучайно, что первые шаги на пути к посту связаны с желанием каждого человека, и это закономерно, подумать о своей внутренней жизни. И Евангельское чтение о мытаре и фарисее (Лк. 18:10-14) помогает нам понять, в каком направлении мы должны эти мысли о себе развивать.

Благочестивый фарисей и грешный мытарь. Один молится и благодарит Бога за то, что он не такой как другие, а другой, действительно грешный человек, просто просит у Бога прощения, он обращается к Его милости. И евангелист говорит, что этот грешный человек, мытарь, вышел из храма более оправданным, чем благочестивый фарисей. Не сказано, что фарисей был осужден, сказано, что мытарь был более оправдан.

У святого Ефрема Сирина содержатся слова, которые меня в свое время так поразили, что навсегда остались в моей памяти… Он говорит о том, что смиряющийся грешник не нуждается в добрых делах. Это поразительное заявление. А вот благочестивый и гордый человек, продолжает святой Ефрем, разрушает все плоды своей добродетели.

Конечно, эти слова не стоит понимать так, что если ты грешен и смиряешься, то вообще не должен ничего делать. Но эти слова говорят о смирении и сокрушении о грехах своих как о высочайшей добродетели человека, превышающей совершение добрых дел. Мы знаем, что добрые дела иногда и от гордости совершаются, чтобы как можно больше стало известно об этих добрых делах. Вот такой человек, будучи гордым и использующим добродетель, чтобы поддерживать это свое греховное состояние, ее разрушает. А смирившийся грешник, исповедующий свои грехи перед Богом, даже не нуждается в добрых делах.

Что же произошло в сознании мытаря? Он просто подавил в себе всякую самоуверенность, желание самооправдания, он посмотрел внутрь себя критическим взглядом и понял, что ему ни о чем не нужно Бога просить — ни о помощи в работе или семейных делах, ни о том, чтобы поправить, может быть, материальное свое положение или получить повышение по службе. Ничего этого в голову не пришло мытарю, он сказал самое главное: будь, Господи, милосерден ко мне грешному. И в этих словах сказано все.

Когда мы говорим о церковном служении, и особенно о том служении, на уровне которого принимаются решения, касающиеся человеческих судеб, касающиеся очень многих людей, тогда особенно нужна способность тех, кто принимает эти решения, к самокритичному взгляду на самих себя. Потому что самоуверенность так же опасна, как и неуверенность.

Гордый человек всегда самоуверен, через самоуверенность и проявляется его гордыня. А слабый человек, даже, может быть, и гордый, он неуверен, он боится ошибиться, чтобы обстоятельства и последствия его ошибки не нанесли урон его гордыне. Поэтому смирение людей, принимающих решения, касающиеся других, есть непременное условие достойного служения. И это в первую очередь относится к Патриарху. И потому вслед за мытарем взываю к Господу: Боже, милостив буди мне грешному.

Благодарение Богу, что этот патриарший труд, служение, отмеченное огромной ответственностью, всю глубину которой начинаешь прозревать только соприкоснувшись с теми проблемами, которые должен решать именно Патриарх, и никто другой, благодарение Богу, что эта патриаршая ответственность в Православной Церкви не является ответственностью только одного человека. Мы живем в соборной Церкви, и соборный разум всего епископата, духовенства, народа, призван поддерживать, в том числе, и Патриарха в осуществлении его служения.

Знаю уже на своем опыте, что многие из присутствующих здесь владык, представителей духовенства и мирян очень многое делали и делают, чтобы Патриарх Московский оставался способным нести свое служение.

Моя сердечная благодарность всем вам — и моим ближайшим соратникам, Cвященному Синоду, и тем, кто возглавляет синодальные учреждения, тем, кто составляет Высший Церковный Совет, кто право правит слово Христовой истины, возглавляя митрополии и епархии нашей Церкви, настоятелям и настоятельницам монастырей, благочинным, настоятелям приходов, целой армии наших мирян, добровольцев, и тем, кто профессионально работает в Церкви в области миссионерства, образования, социальной деятельности, кто помогает молодежи обретать путь к Богу. Всех вас благодарю за ваши соборные труды во славу Божию. И если что-то за последние шесть лет нам удалось сделать, то не по гордыне мы всё это делали и не по желанию обрести большее влияние на мир. Мы делали это, вдохновляемые естественным пониманием того, что Бог передает Свою спасающую благодать людям только в ответ на их труды.

У каждого эти труды свои. У Священноначалия это особый труд — делать так, чтобы не было средостений между человеком и Божественной благодатью, чтобы никто никогда на Страшном Суде не сказал: Господи, я не увидел Тебя, я не понял Тебя, потому что я не был научен, потому что я не видел добрых примеров и потому что священник, который был моим духовным отцом, не помог мне.

Мы должны все делать для того, чтобы человеческий фактор церковной жизни, который связан с решением богословских, научных, административных и прочих трудов всегда способствовал усвоению людьми евангельских истин и открытию сердец навстречу благодати Божией.

Всех вас сердечно благодарю за соработничество, за молитвы, за поддержку, и прошу впредь не оставлять меня в своих святых молитвах.

Радуюсь тому, что в этот день, после двухгодичной реставрации, принесена чудотворная Смоленская икона, перед которой Кутузов и все наше войско молились на Бородинском поле, которая покинула Смоленск, как вы только что слышали, и на зарядном ящике путешествовала в течение всей кампании 1812 и 13 года, а потом была возвращена в Смоленск и стала чудотворной святыней.

Господь привел меня в город Смоленск, где я служил 25 лет. Не год, не два, не пять, а 25 лет прошло там, у этой святыни. И когда было очень трудно, а такие мгновения были в то непростое время, единственным утешением была для меня молитва перед этим чудотворным образом. И рад видеть Царицу Небесную, Смоленскую Одигитрию, в этом главном храме Церкви нашей в день, когда народ Божий молится о своем Патриархе.

Хотел бы поблагодарить Министерство культуры, всех реставраторов, замечательных специалистов, которые проделали колоссальную работу, которые восстановили первоначальные краски и лик, используя самую совершенную технику и технологии.

Хочу также поблагодарить Вас, Александр Дмитриевич, за те добрые слова, которые Вы произнесли, и за переданные поздравления от главы государства. В ответ на ваши добрые слова хочу сказать, что сейчас, действительно, развивается реальный диалог между Церковью, государством и обществом. Может быть, это развитие ожесточает сердца тех людей, которые считают, что Церковь должна жить в своем гетто.

Недавно я прочитал высказывание одного человека: их всех надо загнать за церковные ворота, да так загнать, чтобы никогда больше не предпринимали попыток выйти за эти ворота. Но ведь Церковь не может так существовать, Церковь не может быть в гетто, потому что Сам Господь сказал: Идите, научите все народы (Мф. 28:19). И этот призыв Спасителя, эта заповедь реализуется в каждой конкретной исторической ситуации по-своему, а сегодня, в том числе — через плодотворный диалог, о котором я только что сказал.

В этом диалоге нет доминирующей стороны. Глубочайшей ошибкой было бы считать, что либо государство подчиняет Церковь, либо, что еще более нелепо, Церковь настолько проникает в государство, что оно теряет свой светский характер. Все это ― наветы тех людей, которые не согласны со словами Спасителя идите и научите все народы.

Если сегодня развиваются по-доброму отношения между Церковью и государством, и не только в России, но на каноническом пространстве Московского Патриархата, то происходит это не потому что Церковь обретает какие-то рычаги воздействия на власть и на государство, а потому что среди людей государственных, общественно значимых на порядок увеличилось количество людей православных и церковных.

Вот и ответ на вопрос — сращивается Церковь с государством или нет. Конечно же, не сращивается: невозможно срастить абсолютно разноприродные явления. Но если в государстве все больше и больше верующих людей, то это означает, что и слово Церкви усваивается сердцами верующих, и христианское начало проникает в жизнь общества.

Будем стараться идти по этому пути со смирением, действительно не желая никакой власти, неся в необходимых случаях и поношения, неся по-христиански, без злобы, со спокойствием и уверенностью в правоте того дела, которое мы совершаем. Пусть Господь всем нам поможет и укрепит нас.

Особая благодарность Вам, Ваше Блаженство. Вы возглавляете Украинскую Церковь, самоуправляемую часть нашей великой многонациональной Церкви, в очень тяжелое время. Но мы видим, как оставаясь твердым в своих церковных канонических убеждениях, оставаясь человеком молитвы и веры, Вы без всякой суеты и без всякой полемики спокойно делаете то великое пастырское дело, которое и должны делать сегодня, примиряя свой народ, укрепляя веру православную в сердцах тех, кто эту веру под натиском внешних обстоятельств может потерять. Мы всегда с Вами в молитвах и в сердечном добром отношении к Вам и ко всему епископату Украинской Церкви, значительная часть которого сегодня здесь.

Пусть благословение Божие пребывает над всеми нами, над Церковью нашей, над странами, на которые простирается духовная забота Русской Православной Церкви. Пусть Господь каждого из нас укрепляет на том пути, на котором благочестивый мытарь обрел спасение и оправдание от Самого Господа Иисуса Христа.

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

www.pravmir.ru

Неуверенность в себе и 7 смертных грехов: Как Библия побуждает поднимать самооценку

 

Многое в нашей жизни складывается не так из-за плохой самооценки. Все это понимают и продолжают оставаться неуверенными. Хотя о том, как развить уверенность в себе нам говорят с незапамятных времен.

Даже в Библии есть советы как развить уверенность в себе. Не верите? Задумывались ли вы, что даже в семи смертных грехах можно найти сходство с плохой самооценкой? Предлагаю внимательно изучить этот вопрос. Если приглядеться, неуверенность в себе есть во всех смертных грехах:

1. Гордыня. Считается, что позиция «я лучше всех, а вы меня недостойны» грешна. А если приглядеться, то за банальной гордыней можно увидеть неуверенность в себе. Да, да, именно она является причиной постоянного сравнения и нездорового соревновательного духа. Уверенному в себе человеку – это абсолютно ни к чему.

2. Зависть. Вот уж неприятное чувство! Вы только представьте, какие муки испытывает человек, который завидует. Постоянные внутренние терзания, ядовитые мысли, отравляющие душу. Причем этот человек всегда чувствует себя ниже других, чем-то обделенным и не достойным чего-то лучшего. Людям, уверенным в себе и своих силах такие терзания просто незнакомы.

3. Чревоугодие. Неуверенность в себе нередко маскируется чревоугодием.  Такие люди вместо того, чтобы развить уверенность в себе, заедают проблему то шоколадкой, то гамбургером. Причем процесс часто бывает бесконтрольным. Обжорству чаще всего подвержены именно те, у кого много проблем, кто постоянно сомневается в себе. Они  — как правило, неуверенные в себе, закомплексованные люди.

4. Похоть, его еще называют блудом. Женщины,  которые беспорядочно меняют партнеров,  часто скрывают глубоко зарытые комплексы. Сомнение в своей привлекательности и поиск постоянных доказательств того, что она может вызывать мужской интерес. Нет никаких надежд на долгие отношения, потому что главным становится только количество доказательств – разовых кавалеров. Таким дамочкам следовало бы развить уверенность в себе и поработать хорошо над своей самооценкой. Если женщина признает и увидит свои достоинства, этот грех вполне возможно уйдет сам собой.

5. Гнев. Иногда бывает абсолютно не к месту и не по делу, больше похож на истерику или приступ агрессии. Чаще всего бывает проявление отчаяния или страха перед сложившейся ситуацией, попытки перенести на кого-то вину за свои поступки. На такое, как правило, способны только неуверенные люди. У человека с нормальной стабильной самооценкой настроение не пляшет каждую минуту, и впадать в беспричинный гнев он не будет. За внешней раздражительностью, грубостью и хамским поведением кроется не только плохое воспитание, но и неуверенность в себе.

6. Алчность, именуемая в народе жадностью. Желание «урвать» как можно больше и «быть не хуже других» тоже скрывает заниженную самооценку. Вечное сравнение и мнимое «отставание» от коллег, соседей  и абсолютно незнакомых людей может привести к этому греху.

7. Уныние. Любимое занятие неуверенных в себе людей. Чем сильнее неуверенность в себе, тем больше они страдают. Хотя, если посмотреть со стороны, роль вечной жертвы чрезвычайно выгодное занятие. Так можно и дальше сидеть ровно и ничего не делать. А самое главное вместо того, чтобы развить уверенность в себе, можно всю жизнь находиться  жертвенном состоянии. 

Конечно, нельзя сказать, что причиной всему — неуверенность.  Причиной этих грехов могут быть и тщеславие, и стремление получать  удовольствие любым путем. Только неуверенность в себе больше всего остального мешает человеку развивать себя и открывать новые возможности в жизни.

Что вы теперь думаете о неуверенности в себе? Как вам такая трактовка 7 смертных грехов? Поделитесь своими мыслями и идеями в комментариях.

Попали на эту страницу случайно?

 

 

Считаете материал полезным — ставьте «лайк», делайте репост в соц.сетях, пишите комментарии! Давайте улучшать мир вместе!

ladnaya-ya.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.