Киста верхнечелюстной пазухи код по мкб 10: код для придаточных и гайморовых у взрослых

Содержание

код для придаточных и гайморовых у взрослых

Часто люди относятся к насморку и иным проблемам в носовой полости пренебрежительно. Принято относить их к несущественным недугам, способным исчезать самостоятельно. Хотя нередко такие ситуации способны вызвать опасные осложнения. В их числе киста, развившаяся в гайморовой пазухе. Чем она опасна? При неблагоприятном исходе образование способно лопнуть, вызывая высвобождение гнойной жидкости. Она создает дискомфорт, одновременно провоцируя заражение тканей, ведущее к их некрозу.

Что такое киста гайморовой пазухи код по МКБ-10, в чем состоит угроза

Кистой является доброкачественное образование шарообразной формы, которое наполнено жидкостью. Опухоль имеет двухслойную стенку. Ее внутренний слой обладает эпителием, продуцирующим слизь. Придаточные пазухи расположены по сторонам носа, немного выше его крыльев и ниже впадин глаз. Они похожи на пирамиды и сообщаются напрямую через соустье с полостью носа.

Внутренние поверхности пазух выстланы слизистой, насыщенной железами, сосудами, нервными отростками. По МКБ-10 кисты пазух классифицируются, как J33.8 (иные полипы синуса) либо  код K09 (не описанные иными рубриками кисты возле рта).

Виды

Многих людей интересует, что такое киста, развивающаяся в гайморовых пазухах. Какие ее характерные признаки, почему она появляется, как ее выявить и лечить. Подобные структуры встречаются разные. Сейчас разработано несколько вариантов классификации таких новообразований.

По происхождению

По причинам возникновения, а также особенностям строения выделяют истинные либо ложные кисты.

Истинная или ретенционная

Истинная (еще ее именуют ретенционная) киста появляется из-за закупорки в железистой слизистой выводящих протоков. Одновременно изнутри такое новообразование имеет типичные клетки, способные дополнительно вырабатывать секрет.

Локализацией истинной кисты становится нижняя стенка верхнечелюстной пазухи.

Образование имеет цилиндрический эпителий, оно четко заметно на рентгеновских снимках. Аналогично всем кистам, появление и существование такой опухоли проходит бессимптомно, оно не вызывает болевых ощущений. Его обнаруживают практически всегда случайно. Но разрастаясь, такая киста уже вызывает характерные для нее признаки, о которых расскажем далее.

Ложная

Псевдокиста обычно формируется из-за длительного воздействия определенного аллергена. Среди причин ее появления присутствуют также воспалительные процессы, развивающиеся в зубных корнях верхней челюсти. У такого образования отсутствуют слизистые клети. Оно формируется потому, что происходит разделение накоплений секрета и слизистого слоя.

По локализации: киста левой и правой гайморовой пазухи

По месторасположению киста бывает разной. Все зависит от ее локализации и наполнения:

  • опухоль в левой гайморовой пазухе;
  • образование в правой гайморовой пазухе, провоцирующее правосторонний гайморит;
  • двусторонняя киста в обеих полостях.

Симптомы и признаки развития

Если у человека болит и часто кружится голова, непрерывно скачет давление и затруднено дыхание — в организме наблюдается определенный сбой. Непременно следует посетить поликлинику. Такие симптомы характеризуют не полностью вылеченные заболевания, стремящиеся заставить больного немедленно начинать терапию. Если патология станет хронической, вызывая серию рецидивов, тогда определить неполадки в организме будет значительно сложнее.

Причин дискомфортного состояния способна стать и киста, развившаяся в гайморовой пазухе. Больной традиционно не ощущает совершенно никаких болей, он даже мысленно не предполагает существования такого образования. Главный принцип его определения — чистая случайность. Она происходит, когда у пациента диагностируют обычный гайморит, после чего его направляют на рентген. Выполненный снимок показывает визуально, что на стенках пазух появилась определенная выпуклость. Еще определить развитие новообразования получается при прохождении ортопантограммы (так именуют панорамный снимок, назначаемый стоматологом, на котором показаны обе челюсти).

Симптомы гайморита у взрослых без температуры описаны по этой ссылке.

Получив на руки рентгеновский снимок, по которому врач составил предварительный диагноз, отчаиваться не следует, даже если в карточке написаны разные непонятные медицинские термины. Чтобы указать окончательный диагноз врачу еще необходимо обследовать больного, выяснить его ощущения, узнать подробно о жалобах и самочувствии. Только потом доктор сможет определиться с заболеванием. Чаще киста развивается весьма постепенно, она совершенно не изменяет самочувствие больного, не приносит никакого дискомфорта.

Но присутствует опасность разрастания новообразования, которое способно вызвать заполнение всего внутреннего пространства в пазухе. Тогда больной уже начинает испытывать неприятные признаки, у него возникает затрудненное дыхание из-за заложенности носа. Нередко больные жалуются на давление, ощущаемое под глазами. Когда в организм такого человека проникает ОРВИ или он заболевает гайморитом, новообразование способно воспалиться, продуцировать гной, что по симптомам напоминает гайморит при обострении.

Причины

Рассмотрим основные причины возникновения кисты внутри гайморовой пазухи. Обычно ими становятся хронические заболевания (ринит либо гайморит), развивающиеся в полости носа или его придаточных пазухах. Но иногда киста появляется вследствие иных причин. Главный механизм ее развития — утолщение, из-за множественного процесса воспаления, слизистой носовой полости с пазухами. Это вызывает ситуацию, при которой каналы, которые выводят наружу слизь, продуцируемую железами, плотно забиваются. Они зарастают, не имеют возможность правильно функционировать. Поэтому слизь начинает постепенно накапливаться, появляются характерные «шарики».

Диагностика: рентген носовой полости

Самостоятельно определить патологию совершенно невозможно. Она не обладает никакими специфическими симптомами, из-за чего ее часто путают с иными заболеваниями. Выявить точный диагноз получается лишь на основании выполненных рентгеновских снимков. Их делают после направления стоматолога либо врача ЛОР. Также для диагностики используют и иные методики, на которых остановимся подробнее.

Как определить гайморит на снимке подскажет данный материал.

Риноскопия

Это метод позволяет исследовать визуально полость носа. В процессе диагностики задействуют особые зеркала-расширители вместе с носоглоточным зеркалом. Процедура позволяет обнаружить заболевания носоглотки либо придаточных пазух, достаточно точно выявляя их форму с характером. Обычно риноскопия в отношении маленьких пациентов выполняется с использованием ушных воронок. Для старших детей и взрослых применяют уже небольшие зеркала.

Эндоскопия

Использование современных эндоскопов, оснащенных волоконно-оптическими зондами, позволяет качественно осматривать пазуху в верхней части челюсти, выявляя присутствие воспаления по гиперемии слизистой, полипам на ней. Современные эндоскопы являются сложными приспособлениями. Они снабжены короткофокусной оптикой, обеспечивающей широту обзора, имеют цифровые преобразователи поступающего видеосигнала, монитор. Эндоскопия позволяет анализировать полученное изображение. Также на экране видна, помимо общей картины происходящих изменений, еще деталировка каждого отдельного фрагмента изображения. Она помогает определять патологоанатомическую сущность произошедших перемен.

МРТ

Томография на современном оборудовании помогает обследовать состояние тканей слизистой. Такой метод очень информативен, он показан при атрофии оболочки, опухолях и полипозе, поскольку позволяет выяснить фазу развития патологии. Одновременно процедура помогает исследовать как клиновидную пустоту, так и лабиринт. После обследования полученные результаты помогают выявить воспалительные процессы, исключить грибковый синусит, злокачественные новообразования, внутричерепные осложнения.

Рентгенография

Использование рентгенологического исследования носовой полости одновременно с околоносовыми пазухами завоевало медицинское признание немедленно после открытия такого метода. Это очевидно, невзирая на появление многих иных лучевых вариантов диагностики. Рентген продолжает оставаться лидером клинического обследования пациентов при оториноларингологической практике.

Компьютерная томография

Это исследование информативно, поскольку способно обнаружить те новообразования, которые прорастают внутрь околоносовых полостей, распространяясь из участков, расположенных анатомически по соседству. Поскольку суть исследования — сканирование срезов, процедура позволяет более точно поставить диагноз.

В каких случаях назначают КТ гайморовых пазух указано тут.

Осложнения

При развитии кисты, которую никто не собирается лечить, возможны весьма негативные последствия:

  • новообразование провоцирует обширный воспалительный процесс, способный вызвать развитие гайморита;
  • проблема ухудшает качество жизни человека, из-за него постоянно появляются головные боли;
  • разросшаяся киста вызывает разрушение носовых тканей, она достигает носоглотки, что деформирует лицо и нарушает функцию естественного дыхания;
  • некоторые разновидности кист в носовых пазухах способны перерождаться, становясь злокачественной опухолью.

Может ли лопнуть

Так как содержимое полости внутри кисты не защищено от инфицирования, образование является потенциальным источником запущенной хронической инфекции. Внутри активно начинает накапливаться гной, капсула всегда способна лопнуть. Когда такое происходит, пациент замечает выделение из носа желтоватого секрета, обладающего неприятным запахом. Хотя может показаться, что лопнувшая доброкачественная опухоль — это полезно, но после этого способно развиться серьезное обострение многих хронических заболеваний. Изливающийся гной в себе содержит патогенные бактерии. Они способны легко проникнуть внутрь уха, спровоцировав отит.

Если образование не лопается, оно существенно ухудшает жизнь человека. Опухоль способна сильно разрастись, заполнив собой весь объем гайморовой пазухи.

Лечение

Нередко присутствие такого новообразования не вынуждает начинать незамедлительно лечение. Только врач решает, что следует предпринимать в конкретной ситуации. Он основывается в решении на жалобы, степени запущенности проблемы, сопутствующих заболеваниях. Если диагностированы незначительные кистозные полости, большинство отоларингологов рекомендует контролировать темп их роста, а также характер изменений, одновременно предпринимая мероприятия по устранению любых причин возникновения новых опухолей. Если присутствует в пазухе киста зуба, она вполне способна рассосаться после организованного полноценного лечения у стоматолога.

Дают ли больничный при гайморите узнаете здесь.

Когда пациент не решается кардинально исправить ситуацию, выполняется пункция. Специальным устройством, аналогичным со шприцем, врач делает откачку из новообразования его содержимого, предварительно установив дренаж после прокола иглой оболочки кисты. Хотя пункция обеспечивает только кратковременное улучшение, она не способна целиком избавить от патологии. Но когда принято решение организовать хирургическое вмешательство, в отношении которого отсутствуют противопоказания, пациент вправе лишь самостоятельно выбрать место, где предстоит удалить новообразование.

Медикаментозное

Иногда пациентам рекомендуют сначала пройти курс особой консервативной терапии. Ее цель — замедление темпа роста патологического новообразования. Хотя большинство специалистов убеждены в низкой эффективности такого лечения, даже в его некотором пагубном влиянии, поскольку отдельные медикаменты способны спровоцировать появление новых кист. Причина — создание благоприятной среды для размножения вредной микрофлоры.

Нельзя пытаться самостоятельно победить заболевание, руководствуясь рекомендациями родственников либо знакомых. Категорически запрещено прогревать нос. Также врач не допустит проведения оперативного вмешательства в ситуации, когда обострен процесс воспалительного характера.

Соляной раствор

Большинство аптечных растворов, выпускаемых для промывания полости носа, изготовлены на базе хлорида натрия. Такой раствор вполне доступно приготовить и самостоятельно. Для этого требуется набрать 1 ст. л. морской соли, а затем размешать кристаллы до гарантированного растворения, поместив их в стакан кипятка. После необходимо остудить жидкость до температуры помещения, чтобы не повредить нежную слизистую.

Промывание раствором нос рекомендуется за день неоднократно. Если нет желания выполнять процедуру приготовления жидкости, пройти курс очищения удобно аптечными препаратами (Аквамарис, Хьюмер, Физиомер, Маример либо физиологический раствор.

Цена – от 280 р.

Кортикостероиды

Наиболее мощным противоаллергическим и противовоспалительным эффектом отличаются кортикостероидные гормоны. Преднизолон с Дексаметазоном, их производные, применяют часто врачи в своей клинической практике. Далеко не всегда при остром либо хроническом гайморите такие гормоны показаны. Их используют лишь при стремительном характере воспаления, когда наблюдается избыток выработки экссудата, сопровождаемый значительным накоплением секрета внутри гайморовых пазух, что провоцирует выраженную клинику заболевания. Тогда у пациентов резко повышается температура, появляются распирающие голову боли, лицо ломит. Именно в таких случаях назначают местные кортикостероиды типа Назонекс, Авамис либо Беконазе.

Местные антибиотики

Максимально быстро помогают выздороветь и снизить все неприятные признаки острого гайморита вместе со стадиями обострения хронического заболевания антибиотики, которые непосредственно вводят внутрь гайморовой пазухи при промывании либо пункции. Хотя не всегда больному удается незамедлительно попасть на прием к доктору, поэтому не все способны получить своевременно такое оперативное вмешательство.

Практически постоянно пациенты начинают самостоятельно принимать антибактериальные лекарства, чтобы избежать операции. Сейчас аптеки реализуют немало антибактериальных средств, отличающихся эффективностью действия. Их применяют местно, выполняя нанесение мази на носовую слизистую. Распространены такие местные антибиотики, как Биопарокс, Изофра и Полидекса.

Цена – от 330 р.

Системные антибиотики

Эта категория антибиотиков не разрешена для повсеместного применения. Начинают терапию с приема системных антибиотиков лишь в ситуациях, когда действительно невозможно без них обойтись. Наиболее распространенными системными антибиотиками при лечении кист внутри гайморовых пазух являются Азитромицин, Линкомицин и Амоксициллин.

Сосудосуживающие спреи

Способны облегчить состояние и клиническую картину сосудосуживающие спреи. Наиболее применяемыми признаны Санорин, Назол, Тизин, Ксилен, Отривин, Снуп, Називин и Риназолин.

Оперативное вмешательство

Операция, связанная с удалением образования выполняется по двум методикам: традиционной, когда делают разрез лицевых тканей, либо с применением эндоскопического оборудования. Чаще предпочитают именно второй метод, поскольку он не вынуждает разрезать на лице мягкие ткани.

Эндоскопическая гайморотомия – операция в носу

Иссечение кисты внутри гайморовой пазухи с применением эндоскопа выполняется под местным наркозом. Хирург аккуратно вводит прибор через нос в пораженную полость, там, умело манипулируя инструментом, удаляет все разросшиеся новообразования.

Если присутствует необходимость, одновременно срезаются еще пораженные участки поверхности слизистой — выполняется гайморотомия.

Ход своих действий хирург контролирует посредством миниатюрной видеокамеры, закрепленной на эндоскопе. Она передает на монитор изображение оперируемой области.

Лазерный способ удаления

Сейчас радикально решают проблему лазером. Процедура заключается в выпаривании кисты тепловым воздействием луча. Для доступа внутрь гайморовой пазухи выполняют в стенке незначительное отверстие. После операции никаких шрамов либо иных косметических дефектов на лице не остается.

Осложнения после удаления

Удаление любым из вариантов кистозной полости способно спровоцировать определенные осложнения. Степень их риска значительно снижается при действии по эндоскопическому варианту, хотя и не гарантирует полное отсутствие проблем.

У пациентов иногда присутствуют после операции такие явления:

  • кровотечения;
  • тошнота;
  • головокружения;
  • воспаление;
  • меняется голос;
  • вытекает церебральный ликвор.

Хотя правильная реабилитация одновременно со своевременным посещением врача в ситуации с такими факторами позволяет своевременно выявить угрозу здоровью, чтобы немедленно устранить ее. Наблюдается также иногда появление уплотнения после операции. Если оно не исчезает самостоятельно за пару недель, требуется непременная консультация у отоларинголога.

Народные методы лечения

Народная медицина рекомендует немало вариантов устранения появившихся в носу новообразований. Хотя перед их использованием требуется обязательно поговорить со своим отоларингологом.

Когда у больного отсутствует личная непереносимость к ингредиентам, следует воспользоваться такими процедурами:

  1. Капли алоэ. Выжмите из растения сок, скрупулезно его процедите, добиваясь, чтобы жидкость не содержала мякоть либо иные посторонние компоненты. Соком закапывайте нос. Курс лечения — полгода с перерывами каждый месяц.
  2. Капли цикламены. Возьмите клубень растения, натрите его мелкой теркой, отожмите через марлю сок, сложив ее несколькими слоями. В каждую ноздрю закапайте 2 капли жидкости.
  3. Золотой ус. Хорошо высушенное растение заварите кипятком. Полученный отвар пипеткой капайте в ту ноздрю, где расположена пораженная пазуха.
  4. Настой меда с луком. Натрите теркой среднюю луковицу. Положите в половинку стакана с охлажденной до комфортной температуры кипяченой водой 0,5 ч. л. цветочного меда. Затем добавьте добытую ранее луковую кашицу. Настаивайте средство 5 часов, затем тщательно состав процедите. Применяйте раствор дважды за сутки, промывая им нос.
  5. Прополис и чистотел. Укрепляйте иммунитет, чтобы предотвратить рецидивы развития новообразований. Для приготовления лекарства смешайте 0,5 л прополиса в виде настойки и 100 г выдавленного из чистотела сока. В жидкость добавьте 200 мл цветочного меда, скрупулезно размешайте. Пейте смесь по 1 ст. л. перед каждой трапезой.
  6. Травяной настой. Целебные травы прекрасно повышают иммунитет. Чтобы получить лекарственный состав, смешайте шиповник, цветы сирени, сушеный хвощ и корень пырея. Все ингредиенты берите поровну. 2 ст. л. смеси залейте 0,35 л кипятка. Оставьте на ночь такой сбор настаиваться. Утром раствор готов, его следует пить дважды за сутки по стакану.

Можно ли ходить в баню при гайморите расскажет данная статья.

Видео

В данном видео вам расскажут о проявлениях кисты в гайморовой пазухе.

Выводы

  1. Киста внутри гайморовой пазухи — не смертельно опасная патология, хотя и способная доставить немало неприятностей.
  2. Заболевание протекает практически бессимптомно.
  3. Основной причиной развития новообразования становятся хронические болезни.
  4. Для диагностики проблемы используют инструментальные методы исследования.
  5. Лечат кисту медикаментами, промываниями, оперативным путем либо народными рецептами.

Классификация МКБ-10 для стоматологии и ЧЛХ | Программа для стоматологии Dental4Windows

Список принятых сокращений

СОПР — слизистая оболочка полости рта

БДУ — болезнь другая уточнённая

ВНЧС — височно-нижнечелюстной сустав

КПЛ — красный плоский лишай

 

Блок (К00-К14)

 

К00 — нарушения развития и прорезывания зубов

К00.0 — адентия

К00.00 — частичная адентия (гиподентия) (олигодентия)

К00.01 — полная адентия

К00.09 — адентия неуточненная

К00.1 — сверхкомплектные зубы

К00.10 — областей резца и клыка мезиодентия (срединный зуб)

К00. 11 — области премоляров

К00.12. — области моляров дистомолярный зуб, четвёртый моляр, парамолярный зуб

К00.19 — сверхкомплектные зубы неуточненные

К00.2 — аномалии размеров и формы зубов

К00.20 — макродентия

К00.21 — микродентия

К00.22. — сращение

К00.23 — слияние (синодентия) и раздвоение (шизодентия)

К00.24 — выпячивание зубов (добавочные окклюзионные бугорки)

К00.25 — инвагинированный зуб (зуб в зубе) (дилатированная одонтома)

К00.26 — премоляризация

К00.27 — аномальные бугорки и эмалевые жемчужины (адамантома)

К00.28 — бычий зуб (тауродонтизм)

К00.29 — другие и неуточненные аномалии размеров и формы зубов

К00.3 — крапчатые зубы

К00.30 — эндемическая (флюорозная) крапчатость эмали (флюороз зубов)

К00.31 — неэндемическая крапчатость эмали (нефлюорозное потемнение эмали)

К00.39 — крапчатые зубы неуточненные

К00.4 — нарушение формирования зубов

К00. 40 — гипоплазия эмали

К00. 41 — перинатальная гипоплазия эмали

К00.42 — неонатальная гипоплазия эмали

К00.43 — аплазия и гипоплазия цемента

К00.44. — дилацеразия (трещины эмали)

К00.45 — одонтодисплазия (региональная одонтодисплазия)

К00.46 — зуб Тернера

К00.48 — другие уточнённые нарушения формирования зубов

К00.49 — нарушения формирования зубов неуточненные

К00.5 — наследственные нарушения структуры зуба, не классифицированные в других рубриках

К00.50 — незавершённый амелогенез

К00.51 — незавершённый дентиногенез

К00.52 — незавершённый одонтогенез

К00.58 — другие наследственные нарушения структуры зуба (дисплазия дентина, раковидные зубы)

К00 59 — наследственные нарушения структуры зуба неуточненные

К00.6 — нарушения прорезывания зубов

К00.60 — натальные (прорезавшие к моменту рождения) зубы

К00.61 — неонатальные (у новорождённого, прорезавшиеся преждевременно) зубы

К00. 62 — преждевременное прорезывание (раннее прорезывание)

К00.63 — задержка (персистентная) смены первичных (временных) зубов

К00.64 — позднее прорезывание

К00.65 — преждевременное выпадение первичных (временных) зубов

К00.68 — другие уточнённые нарушения прорезывания зубов

К00.69 — нарушение прорезывания зубов неуточненные

К00.7 — синдром прорезывания зубов

К00.8 — другие нарушения развития зубов

К00.80 — изменение цвета зубов в процессе формирования вследствие несовместимости групп крови

К00.81 — изменение цвета зубов в процессе формирования вследствие врождённого порока билиарной системы

К00.82 — изменение цвета зубов в процессе формирования вследствие порфирии

К00.83 — изменение цвета зубов в процессе формирования вследствие применения тетрациклина

К00.88 — другие уточнённые нарушения развития зубов

К00.9 — нарушение развития зубов неуточненные

 

К01 — ретенированные и импактные зубы

 

К01. 0 — ретенированные зубы (изменивший своё положение при прорезывании без препятствия со стороны соседнего зуба)

К01.1 — импактные зубы (изменивший своё положение при прорезывании из–за препятствия со стороны соседнего зуба)

К01.10 — резец верхней челюсти

К01.11 — резец нижней челюсти

К01.12 — клык верхней челюсти

К01.13 — клык нижней челюсти

К01.14 — премоляр верхней челюсти

К01.15 — премоляр нижней челюсти

К01.16 — моляр верхней челюсти

К01.17 — моляр нижней челюсти

К01.18 — сверхкомплектный зуб

К01.19 — импактный зуб неуточненный

 

К02 — кариес зубов

 

К02.0 — кариес эмали стадия белого (мелового) пятна (начальный кариес)

К02.1 — кариес дентина

К02.2 — кариес цемента

К02.3 — приостановившийся кариес зубов

К02.4 — одонтоклазия детская меланодентия, меланодонтоклазия

К02.8 — другой уточнённый кариес зубов

К02. 9 — кариес зубов неуточненный

 

К03 — другие болезни твёрдых тканей зубов

 

F45.8 — бруксизм

К03.0 — повышенное стирание зубов

К03.00 — окклюзионное

К03.01 — апроксимальное

К03.08 — другое уточнённое стирание зубов

К03.09 — стирание зубов неуточненное

К03.1 — сошлифовывание (абразивный износ) зубов

К03.10 — вызванное зубным порошком (клиновидный дефект БДУ)

К03.11 — привычное

К03.12 — профессиональное

К03.13 — традиционное (ритуальное)

К03.18 — другое уточнённое сошлифовывание зубов

К03.19 — сошлифовывание зубов неуточненное

К03.2 — эрозия зубов

К03.20 — профессиональная

К03.21 — обусловленная персистирующей регургитацией или рвотой

К03.22 — обусловленная диетой

К03.23 — обусловленная лекарственными средствами и медикаментами

К03.24 — идиопатическая

К03.28 — другая уточнённая эрозия зубов

К03. 29 — эрозия зубов неуточненная

К03.3 — патологическая резорбция зубов

К03.30 — внешняя (наружная)

К03.31 — внутренняя (внутренняя гранулема) (розовое пятно)

К03.39 — патологическая резорбция зубов неуточненная

К03.4 — гиперцементоз

К03.5 — анкилоз зубов

К03.6 — отложения (наросты) на зубах

К03.60 — пигментированный налёт (чёрный, зелёный, оранжевый)

К03.61 — обусловленные привычкой употреблять табак

К03.61 — обусловленные привычкой жевать бетель

К03.63 — другие обширные мягкие отложения (белые отложения)

К03.64 — наддесневой зубной камень

К03.65 — поддесневой зубной камень

К03.66 — зубной налёт

К03.68 — другие уточнённые отложения на зубах

К03.69 — отложения на зубах неуточненные

К03.7 — изменения цвета твёрдых тканей зубов после прорезывания

К03.70 — обусловленные наличием металлов и металлических соединений

К03.71 — обусловлены кровоточивостью пульпы

К03. 72 — обусловлены привычкой жевать бетель

К03.78 — другие уточнённые изменения цвета

К03.79 — изменения цвета неуточненные

К03.8 — другие уточнённые болезни твёрдых тканей зубов

К03.80 — чувствительный дентин

К03.81 — изменение эмали, обусловленные облучением

К03.88 — другие уточнённые болезни твёрдых тканей зубов

К03.9 — болезнь твёрдых тканей зубов неуточнённая

 

К04 — болезни пульпы и периапикальных тканей

 

К04.0 — пульпит

К04.00 — начальный (гиперемия)

К04.01 — острый

К04.02 — гнойный (пульпарный абсцесс)

К04.03 — хронический

К04.04 — хронический язвенный

К04.05 — хронический гиперпластический(пульпарный полип)

К04.08 — другой уточнённый пульпит

К04.09 — пульпит неуточненный

К04.1 — некроз пульпы (гангрена пульпы)

К04.2 — дегенерация пульпы дентикли, пульпарные кальцификации, пульпарные камни

К04. 3 — неправильное формирование твёрдых тканей в пульпе

К04.4 — острый апикальный периодонтит пульпарного происхождения

К04.5 — хронический апикальный периодонтит (апикальная гранулема)

К04.6 — периапикальный абсцесс со свищем (дентальный абсцесс, дентоальвеолярный абсцесс, периодонтальный абсцесс пульпарного происхождения)

К04.60 — имеющий сообщение (свищ) с верхнечелюстной пазухой

К04.61 — имеющий сообщение (свищ) с носовой полостью

К04.62 — имеющий сообщение (свищ) с полостью рта

К04.63 — имеющий сообщение (свищ) с кожей

К04.69 — периапикальный абсцесс со свищем неуточненный

К04.7 — периапикальный абсцесс без свища (дентальный абсцесс, дентоальвеолярный абсцесс, периодонтальный абсцесс пульпарного происхождения)

К04.8 — корневая киста (апикальная (периодонтальная), периапикальная)

К04.80 — апикальная и боковая

К04.81 — остаточная

К04.82 — воспалительная парадентальная

К04.89 — корневая киста неуточненная

К04. 9 — другие неуточненные болезни пульпы и периапикальных тканей

 

К05 — гингивит и болезни пародонта

 

К05.0 — острый гингивит

A69.10 — острый нектротический язвенный гингивит (фузоспирохетозный гингивит, гингивит Венсана)

К05.00 — острый стрептококковый гингивостоматит

К05.08 — другой уточнённый острый гингивит

К05.09 — острый гингивит неуточненный

К05.1 — хронический гингивит

К05.10 — простой маргинальный

К05.11 — гиперпластический

К05.12 — язвенный

К05.13 — десквамативный

К05.18 — другой уточнённый хронический гингивит

К05.19 — хронический гингивит неуточненный

К05.2 — острый пародонтит

К05.20 — пародонтальный абсцесс (периодонтальный абсцесс) десневого происхождения без свища

К05.21 — периодонтальный абсцесс (пародонтальный абсцесс) десневого происхождения со свищем

К05.22 — острый перикоронит

К05.28 — другой уточнённый острый пародонтит

К05. 29 — острый пародонтит неуточненный

К05.3 — хронический пародонтит

К05.30 — локализованный

К05.31 — генерализованный

К05.32 — хронический перикоронит

К05.33 — утолщённый фолликул (гипертрофия сосочка)

К05.38 — другой уточнённый хронический пародонтит

К05.39 — хронический пародонтит неуточненный

К05.4 — пародонтоз

К05.5 — другие болезни пародонта

 

К06 — другие изменения десны и беззубого альвеолярного края

 

К06.0 — рецессия десны (включены постинфекционная, послеоперационная)

К06.00 — локальная

К06.01 — генерализованная

К06.09 — рецессия десны неуточненная

К06.1 — гипертрофия десны

К06.10 — фиброматоз десны

К06.18 — другая уточнённая гипертрофия десны

К06.19 — гипертрофия десны неуточненная

К06.2 — поражения десны и беззубого альвеолярного края, обусловленные травмой

К06.20 — обусловленные травматической окклюзией

К06. 21 — обусловленные чисткой зубов щёткой

К06.22 — фрикционный (функциональный) кератоз

К06.23 — гиперплазия вследствие раздражения (гиперплазия связанная с ношением съёмного протеза)

К06.28 — другие уточнённые поражения десны и беззубого альвеолярного края, обусловленные травмой

К06.29 — неуточненные поражения десны и беззубого альвеолярного края, обусловленные травмой

К06.8 — другие уточнённые изменения десны и беззубого альвеолярного края

К06.80 — киста десны взрослых

К06.81 — гигантоклеточная периферическая гранулема (гигантоклеточный эпулис)

К06 82 — фиброзный эпулис

К06.83 — пиогенная гранулема

К06.84 — атрофия гребня частичная

К06.88 — другие изменения

К06.9 — изменения десны и беззубого альвеолярного края неуточненные

 

К07 — челюстно–лицевые аномалии (включая аномалии прикуса)

 

К07.0 — основные аномалии размеров челюстей

Е 22.0 — акромегалия

К10. 81 — односторонняя мыщелковая гиперплазия

К10.82 — односторонняя мыщелковая гипоплазия

К07.00 — макрогнатия верхней челюсти

К07.01 — макрогнатия нижней челюсти

К07.02 — макрогнатия обеих челюстей

К07.03 — микрогнатия верхней челюсти (гипоплазия верхней челюсти)

К07.04 — микрогнатия нижней челюсти (гипоплазия н/ч)

К07 08 — другие уточнённые аномалии размеров челюстей

К07.09 — аномалии размеров челюстей неуточненные

К07.1 — аномалии челюстно–черепных соотношений

К07.10 — ассиметрии

К07.11 — прогнатия н/ч

К07.12 — прогнатия в/ч

К07.13 — ретрогнатия н/ч

К07.14 — ретрогнатия в/ч

К07.18 — другие уточнённые аномалии челюстно–черепных соотношений

К07.19 — аномалии челюстно–черепных соотношений неуточненная

К07.2 — аномалии соотношения зубных дуг

К07.20 — дистальный прикус

К07.21 — мезиальный прикус

К07.22 — чрезмерно глубокий горизонтальный прикус (горизонтальное перекрытие)

К07. 23 — чрезмерно глубокий вертикальный прикус (вертикальное перекрытие)

К07.24 — открытый прикус

К07.25 — перекрёстный прикус (передний, задний)

К07.26 — смещение зубных дуг от средней линии

К07.27 — заднеязычный прикус нижних зубов

К07.28 — другие уточнённые аномалии соотношений зубных дуг

К07.29 — аномалии соотношений зубных дуг неуточненные

К07.3 — аномалии положения зубов

К07.30 — скученность (черепицеобразное перекрытие)

К07.31 — смещение

К07.32 — поворот

К07.33 — нарушение межзубных промежутков (диастема)

К07.34 — транспозиция

К07.35 — ретенированные или импактные зубы с неправильным положением их или соседних зубов

К07.38 — другие уточнённые аномалии положения зубов

К07.39 — аномалии положения зубов неуточненные

К07.4 — аномалии прикуса неуточненные

К07.5 — челюстно-лицевые аномалии функционального происхождения

К07 50 — неправильное смыкание челюстей

К07. 51 — нарушение прикуса вследствие нарушения глотания

К07.54 — нарушение прикуса вследствие ротового дыхания

К07.55 — нарушение прикуса вследствие сосания языка, губ или пальца

К07.58 — другие уточнённые челюстно–лицевые аномалии функционального происхождения

К07.59 — челюстно-лицевая аномалия функционального происхождения неуточненная

К07.6 — болезни ВЧНС

К07.60 — синдром болевой дисфункции ВНЧС (синдром Костена)

К07.61 — «щёлкающая» челюсть

К07.62 — рецидивирующий вывих и подвывих ВНЧС

К07.63 — боль в ВНЧС не квалифицированная в других рубриках

К07.64 — тугоподвижность ВНЧС не квалифицированная в других рубриках

К07.65 — остеофит ВНЧС

К07.68 — другие уточнённые болезни

К07.69 — болезнь ВНЧС неуточненная

 

К08 — другие изменения зубов и их опорного аппарата

 

К08.1 — потеря зубов вследствие несчастного случая, удаления или локализованного пародонтита

К08. 2 — атрофия беззубого альвеолярного края

К08.3 — оставшийся корень зуба

К08.8 — другие уточнённые изменения зубов и их опорного аппарата

К08.80 — зубная боль БДУ

К08.81 — неправильная форма альвеолярного отростка

К08.82 — гипертрофия альвеолярного края БДУ

К08.88 — другие изменения

К08.9 — изменения зубов и их опорного аппарата неуточненное

 

К09 — кисты области рта, не классифицированные в других рубриках

 

К09.00 — киста при прорезывании зубов

К09.01 — киста десны

К09.02 — роговая (первичная) киста

К09.03 — фолликулярная (одонтогенная) киста

К09.04 — образовавшаяся в процессе формирования зубов боковая киста периодонтальная

К09.08 — другие уточнённые одонтогенные кисты, образовавшиеся в процессе формирования зубов

К09.09 — одонтогенная киста, образовавшаяся в процессе формирования зубов неуточненная

К09.1 — ростовые (неодонтогенные) кисты области рта

К09. 10 — глобуломаксиллярная (верхнечелюстной пазухи) киста

К09.11 — средненёбная киста

К09.12 — носонебная (резцового канала) киста

К09.13 — небная сосочковая киста

К09.18 — другие уточнённые ростовые кисты области рта

К09.19 — ростовая киста области рта неуточненная

К09.2 — другие кисты челюстей

К09.20 — аневризматическая костная киста

К09.21 — единая костная (травматическая, геморрагическая) киста

К09.22 — эпителиальные кисты челюсти, не индентифицированные как одонтогенные или неодонтогенные

К09.28 — другие уточнённые кисты челюсти

К09.29 — киста челюсти неуточненная

 

К10 — другие болезни челюстей

 

К10.0 — нарушения развития челюстей

К10.00 — торус нижней челюсти

К10.01 — торус твёрдого неба

К10.02 — скрытая костная киста

К10.08 — другие уточнённые нарушения развития челюстей

К10.09 — нарушения развития челюстей неуточненные

К10. 1 — гигантоклеточная гранулема центральная

К10.2 — воспалительные заболевания челюстей

К10.20 — остеит челюсти

К10.21 — остеомиелит челюсти

К10.22 — периостит челюсти

К10.23 — хронический периостит челюсти

К10.24 — неонатальный остеомиелит верхней челюсти

К10.25 — секвестр

К10.26 — радиационный остеонекроз

К10.28 — другие уточнённые воспалительные заболевания челюстей

К10.29 — воспалительное заболевание челюстей неуточненное

К10.3 — альвеолит челюстей альвеолярный остеит, сухая лунка

К10.8 — другие уточнённые болезни челюстей

К10.80 — херувизм

К10.81 — односторонняя гиперплазия мыщелкового отростка н/ч

К10.82 — односторонняя гипоплазия мыщелкового отростка н/ч

К10.83 — фиброзная дисплазия челюсти

К10.88 — другие уточнённые болезни челюстей, экзостоз челюсти

 

К11 — болезни слюнных желез

 

К11.0 — атрофия слюнной железы

К11. 1 — гипертрофия слюнной железы

К11.2 — сиалоадеит

К11.3 — абсцесс слюнной железы

К11.4 — свищ слюнной железы

К11.5 — сиалолитиаз, камни в слюнном протоке

К11.6 — мукоцеле слюнной железы, ранула

К11.60 — слизистая ретенционная киста

К11.61 — слизистая киста с экссудатом

К11.69 — микоцеле слюнной железы неуточненное

К11.7 — нарушение секреции слюнных желез

К11.70 — гипосекреция

К11.71 — ксеростомия

К11.72 — гиперсекреция (птиализм)

M35.0 — синдром Шегрена

К11.78 — другие уточнённые нарушения секреции слюнных желез

К11.79 — нарушение секреции слюнных желез неуточненные

К11.8 — другие болезни слюнных желез

К11.80 — доброкачественное лимфоэпителиальное поражение слюнной железы

К11.81 — болезнь Микулича

К11.82 — стеноз (сужение) слюнного протока

К11 83 — сиалэктазия

К11.84 — сиалоз

К11.85 — некротизирующая сиалометаплазия

 

К12 — стоматит и родственные поражения

 

A69. 0 — острый гангренозный

L23.0 — аллергический

B37.0 — кандидозный

B34.1 — вызванный вирусом Коксаки

T36-T50 — медикоментозный

B37.0 — микотический

B08.4 — везикулярный с экзантемой

К05.00 — стрептококковый гингивостоматит

К12.0 — рецидивирующие афты полости рта

К12.00 — рецидивирующие (малые) афты, афтозный стоматит, язвенное поражение, афты Микулича, малые афты, рецидивирующие афтозные язвы.

К12.01 — рецидивирующий слизисто–некротический периаденит, рубцующийся афтозный стоматит, большие афты, афты Саттона

К12.02 — герпетиформный стоматит (герпетиформная сыпь)

К12.03 — афты Бернара

К12.04 — травматическое изъязвление, связанное с ношением зубного протеза

К12.08 — другие уточнённые рецидивирующие афты полости рта

К12.09 — рецидивирующие афты полости рта неуточненные

К12.1 — другие формы стоматита

К12.10 — стоматит артефициальный

К12.11 — географический стоматит

К12. 12 — стоматит, связанный с ношением зубного протеза

B37.03 — кандидозный стоматит, связанный с ношением зубного протеза

К12.13 — папиллярная гиперплазия неба

К12.14 — контактный стоматит, стоматит «ватного валика»

К12.18 — другие уточнённые формы стоматита

К12.19 — стоматит неуточненный

К12.2 — флегмона и абсцесс области рта

J36 — перитонзилярный абсцесс

 

К13 — другие болезни губ и слизистой оболочки полости рта

 

К13.0 — болезни губ

L56.8Х — актинический хейлит

Е 53.0 — арибофлавиноз

К13.00 — ангулярный хейлит, трещина спайки губ (заеда)

B37.0 — заеда вследствие кандидоза

Е 53.0 — заеда в следствии недостаточности рибофлавина

К13.01 — хейлит гранулярный апостематозный

К13.02 — хейлит эксфолиативный

К13 03 — хейлит БДУ

К13.04 — хейлодиния

К13.08 — другие уточнённые болезни губ

К13.09 — болезнь губ неуточненная

К13. 1 — прикусывание щеки и губ

К13.2 — лейкоплакия и другие изменения эпителия полости рта, включая язык

B37.02 — кандидозная лейкоплакия

B07. Х 2 — очаговая эпителиальная гиперплазия

К13.20 — лейкоплакия идиопатическая

К12.21 — лейкоплакия, связанная с употреблением табака

К13.24 — никотиновый лейкокератоз неба

К13.24 — небо курильщика

К13.22 — эритроплакия

К13.23 — лейкодема

К13.28 — другие изменения эпителия

К13.29 — неуточненные изменения эпителия

К13.3 — волосатая лейкоплакия

К13.4 — гранулема и гранулемоподобные поражения СОПР

К13.40 — пиогенная гранулема

К13.41 — эозинофильная гранулема СОПР

D76.00 — эозинофильная гранулема кости

К13.42 — веррукозная ксантома

К13.5 — подслизистый фиброз полости рта

К13.6 — гиперплазия СОПР вследствие раздражения

К06.23 — гиперплазия, связанная с ношением съёмного протеза

К13.7 — другие и неуточненные поражения СОПР

К13. 70 — избыточная меланиновая пигментация, меланоплакия, меланоз курильщика

К13.71 — свищ полости рта

T81.8 — ороантральный свищ

К13.72 — добровольная татуировка

К13.73 — очаговый муциноз полости рта

К13.78 — другие уточнённые поражения СОПР, белая линия

К13.79 — поражения СОПР неуточненные

 

К14 — болезни языка

 

К14.0 — глоссит

К14.00 — абсцесс языка

К14.01 — травматическое изъязвление языка

К14.08 — другие уточнённые глосситы

К14.09 — глоссит неуточненный

К14.1 — географический язык, эксфолиативный глоссит

К14.2 — срединный ромбовидный глоссит

К14.3 — гипертрофия сосочков языка

К14.30 — обложенный язык

К14.31 — «волосатый» язык

К14.38 — волосатый язык вследствие приёма антибиотиков

К14.32 — гипертрофия листовидных сосочков

К14.38 — другая уточнённая гипертрофия сосочков языка

К14.39 — гипертрофия сосочков неуточненная

К14. 4 — атрофия сосочков языка

К14.40 — вызванная привычками очищать язык

К14.41 — вызванная системными нарушениями

К14.42 — атрофический глоссит

К14.48 — другая уточнённая атрофия сосочков языка

К14.49 — атрофия сосочков языка неуточненная

К14.5 — складчатый, морщинистый, бороздчатый, расщеплённый язык

К14.6 — глоссодиния

К14.60 — глоссопироз (жжение в языке)

К14.61 — глоссодиния (боль в языке)

R43 — нарушение вкусовой чувствительности

К14.68 — другая уточнённая глоссодиния

К14.69 — глоссодиния неуточненная

К14.8 — другие болезни языка

К14.80 — зубчатый язык (язык с отпечатками зубов)

К14.81 — гипертрофия языка

К14.82 — атрофия языка

К14.88 — другие уточнённые болезни языка

К14.9 — болезнь языка неуточненная

К50 — болезнь Крона (региональный энтерит) проявления в полости рта

L02 — абсцесс кожи, фурункул и карбункул

L03 — флегмона

К12. 2Х — флегмона рта

L03.2 — флегмона лица

L04 — острый лимфаденит

I88.1 — хронический лимфаденит

L08 — другие местные инфекции кожи и подкожной клетчатки

L08.0 — пиодермия

L10 — пузырчатка

L10.0Х — пузырчатка обыкновенная, проявления в полости рта

L10.1 — пузырчатка вегетирующая

L10.2 — пузырчатка листовидная

L10.5 — пузырчатка вызванная лекарственными средствами

L12 — пемфигоид

L13 — другие буллезные изменения

L23 — аллергический контактный дерматит

L40 — псориаз

L40.0 — псориаз обыкновенный

L42 — питириаз розовый

L43 — лишай красный плоский

L43.1 — лишай красный плоский буллезный

L43.8 — другой красный плоский лишай

L43.80 — проявления КПЛ папулезные в полости рта

L43.81 — проявления КПЛ ретикулярные в полости рта

L43.82 — проявления КПЛ атрофические и эрозивные в полости рта

L43.83 — проявления КПЛ (типичные бляшки) в полости рта

L43. 88 — проявления КПЛ уточнённые в полости рта

L43.89 — проявления КПЛ неуточненные в полости рта

L51 — эритема многоформная

L51.0 — небуллезная эритема многоформная

L51.1 — буллезная эритема многоформная

L51.9 — эритема многоформная неуточненная

L71 — розацеа

L80 — витилиго

L81 — другие нарушения пигментации

L82 — себорейный кератоз

L83 — акантоз негроидный

L90 — атрофические поражения кожи

L91.0 — келоидный рубец

L92.2 — гранулема лица (эозинофильная гранулема кожи)

L92.3 — гранулема кожи и подкожной клетчатки, вызванная инородным телом

L93 — красная волчанка

L93.0 — дискоидная красная волчанка

L94.0 — локализованная склеродермия

L98.0 — пиогенная гранулема

 

Инфекционные артропатии

 

M00 — пиогенный артрит

M02 — реактивные артропатии

M00.3Х — болезнь Рейтера ВНЧС

 

Воспалительные полиартропатии

 

M05 — серопозитивный ревматоидный артрит

M08 — юношеский (ювенальный) артрит

M12. 5Х — травматическая артропатия ВНЧС

M13 — другие артриты

M13.9 — артрит неуточненный

 

Артрозы

 

M15 — полиартроз

M19.0Х — первичный артроз ВНЧС

M35.0Х — синдром сухости (синдром Шегрена) проявление в полости рта

M79.1 — миалгия

M79.2Х — невралгия и неврит неуточненные головы и шеи

M79.5 — остаточное инородное тело в мягких тканях

M80.VХ — остеопороз с патологическим переломом челюстей

M84.0Х — плохое срастание перелома головы и шеи

M84.1Х — несрастание перелома (псевдоартроз) головы и шеи

M84.2Х — замедленное сращение перелома головы и шеи

M88 — болезнь Педжета

O26.8 — другие уточнённые состояния, связанные с беременностью

O26.80 — гингивит, связанный с беременностью

O26.81 — гранулема, связанная с беременностью

O26.88 — другие уточнённые проявления в полости рта

O26.89 — проявления в полости рта неуточненные

 

Врождённые аномалии

 

Q85. 0 — нейрофиброматоз

Q35-Q37 — расщелина губы и неба

Q75 — врождённые аномалии скуловых и лицевых костей

Q18.4 — макростомия

Q18.5 — микростомия

Q18.6 — макрохейлия

Q18.7 — микрохейлия

Q21.3Х — тетрада Фалло проявления в полости рта

Q38.31 — раздвоение языка

Q38.32 — врождённая спайка языка

Q38.33 — врождённая фиссура языка

Q38.34 — врождённая гипертрофия языка

Q38.35 — микроглоссия

Q38.36 — гипоплазия языка

Q38.40 — отсутствие слюнной железы или протока

Q38.42 — врождённый свищ слюнной железы

Q38.51 — высокое небо

Q90 — синдром Дауна

R06.5 — дыхание через рот (храп)

R19.6 — неприятный запах изо рта (зловонное дыхание)

R20.0 — анестезия кожи

R20.1 — гипестезия кожи

R20.2 — парастезия кожи

R20.3 — гиперестезия

R23.0Х — цианоз проявления в полости рта

R23.2 — гиперемия (чрезмерное покраснение)

R23. 3 — спонтанные экхимозы (перехии)

R43 — нарушения обоняния и вкусовой чувствительности

R43.2 — парагевзии

R47.0 — дисфазия и афазия

 

Травма

 

S00 — поверхностная травма головы

S00.0 — поверхностная травма волосистой части головы

S00.1 — ушиб века и подглазничной области (синяк в области глаза)

S00.2 — другие поверхностные травмы века и окологлазничной области

S00.3 — поверхностная травма носа

S00.4 — поверхностная травма уха

S00.50 — поверхностная травма внутренней поверхности щеки

S00.51 — поверхностная травма других областей рта (включая язык)

S00.52 — поверхностная травма губы

S00.59 — поверхностная травма губы и полости рта неуточненная

S00.7 — множественные поверхностные травмы головы

S01 — открытая рана головы

S01.0 — открытая рана волосистой части головы

S01.1 — открытая рана века и окологлазничной области

S01. 2 — открытая рана носа

S01.3 — открытая рана уха

S01.4 — открытая рана щеки и височно–нижнечелюстной области

S01.5 — открытая рана зубы и полости рта

S02.0 — перелом свода черепа

S02.1 — перелом основания черепа

S02.2 — перелом костей носа

S02.3 — перелом дна глазницы

S02.40 — перелом альвеолярного отростка верхней челюсти

S02.41 — перелом скуловой кости (дуги)

S02.42 — перелом верхней челюсти

S02.47 — множественные переломы скуловой кости и верхней челюсти

S02.5 — перелом зуба

S02.50 — перлом только эмали зуба (откол эмали)

S02.51 — перелом коронки зуба без повреждения пульпы

S02.52 — перелом коронки зуба без повреждения пульпы

S02.53 — перелом корня зуба

S02.54 — перелом коронки и корня зуба

S02.57 — множественные переломы зубов

S02.59 — перелом зуба неуточненный

S02.6 — перелом нижней челюсти

S02.60 — перелом альвеолярного отростка

S02. 61 — перелом тела нижней челюсти

S02.62 — перелом мыщелкового отростка

S02 63 — перелом венечного отростка

S02.64 — перелом ветви

S02.65 — перелом симфиза

S02.66 — перелом угла

S02.67 — множественные переломы нижней челюсти

S02.69 — перелом нижней челюсти неуточненной локализации

S02.7 — множественные переломы костей черепа и лицевых костей

S02.9 — перелом неуточненной части костей черепа и лицевых костей

S03 — вывих, растяжение и перенапряжение суставов с связок головы

S03.0 — вывих челюсти

S03.1 — вывих хрящевой перегородки носа

S03.2 — вывих зуба

S03.20 — люксация зуба

S03.21 — интрузия или экструзия зуба

S03.22 — вывих зуба (экзартикуляция)

S03.4 — растяжение и перенапряжение сустава (связок) челюсти

S04 — травма черепных нервов

S04.3 — травма тройничного нерва

S04.5 — травма лицевого нерва

S04.8 — травма других черепных нервов

S04. 9 — травма черепного нерва неуточненного

S07.0 — размозжение лица

S09.1 — травма мышц и сухожилий головы

S10 — поверхностная травма шеи

S11 — открытая травма шеи

T18.0 — инородное тело во рту

T20 — термические и химические ожоги головы и шеи

T28.0 — термический ожог рта и глотки

T28.5 — химический ожог рта и глотки

T33 — поверхностное отморожение

T41 — отравление анестезирующими средствами

T49.7 — отравление стоматологическими препаратами, применяемые местно

T51 — токсическое действие алкоголя

T57.0 — токсическое действие мышьяка и его соединений

T78.3 — ангионевротический отёк (гигантская крапивница, отёк Квинке)

T78.4 — аллергия неуточненная

T88 — шок вызванный анестезией

T81.0 — кровотечение и гематома, осложняющие процедуру, неквалифицированную

T81.2 — случайный прокол или разрыв при выполнении процедуры (случайная перфорация)

T81.3 — расхождение краёв операционной раны,

T81. 4 — инфекция, связанная с процедурой, не классифицированная в других рубриках

T81.8 — процедуры эмфизема (подкожная) вследствие процедуры

T84.7 — инфекция и воспалительная реакция обусловленные внутренними ортопедическими протезными устройствами, имплантатами трансплантатами

Y60 — случайный порез, укол. перфорация или кровотечение при выполнении хирургической и терапевтической процедур

Y60.0 — при проведении хирургической операции

Y61 — случайное оставление инородного тела в организме при выполнении хирургической и терапевтической процедур

Y61.0 — при проведении хирургической операции

 

При интактных (здоровых) зубах ставится код:

Z01.2 — стоматологическое обследование

 

При кровотечении из лунки после удаления зуба ставятся диагнозы:

R58 — Кровотечение, не классифицированное в других рубриках

K08.1 — потеря зубов вследствие несчастного случая, удаления или локализованного пародонтита

 

При удаление молочного зуба из-за физиологической резорбции корня ставится диагноз:

K00. 7 — синдром прорезывания зубов

 

Если без прорезывания постоянного зуба, то:

K08.88 — другие изменения

Кисты в области рта, не классифицированные в других рубриках. Корневая киста > Клинические протоколы МЗ РК

Препарат, формы выпуска Дозирование Длительность и цель применения
  Антибиотикопрофилактика
1 Цефазолин
порошок для приготовления раствора для инъекций 500 мг и 1000 мг
1 г в/в (детям из расчета 50 мг/кг однократно) 1 раз за 30-60 минут до разреза кожных покровов; при хирургических операциях продолжительностью 2 часа и более – дополнительно 0,5-1 г во время операции и по 0,5-1 г каждые 6-8 часов в течение суток после операции с целью профилактики воспалительных реакций
2 Цефуроксим +
Метронидазол
Цефуроксим порошок для приготовления раствора для инъекций 750 мг и 1500 мг
Метронидазол
раствор для инфузии 0,5% — 100 мл
Цефуроксим 1,5-2,5 г, в/в  (детям из расчета 30 мг/кг однократно) +
Метронидазол (детям из расчета 20-30 мг/кг однократно) 500 мг в/в
 
за 1 час
до разреза. Если операция длится
более 3 часов повторно через 6 и
12 часов аналогичные дозы, с целью профилактики воспалительных реакций
  При аллергии на β-лактамные антибиотики
3 Ванкомицин
порошок для приготовления раствора для инфузий 500мг и 1000 мг
1 г. в/в (детям из расчета 10-15 мг/кг однократно) 1 раз за 2 часа до  разреза кожных покровов. Вводится не более 10 мг/мин; продолжительность инфузии должна быть не менее 60 мин, с целью профилактики воспалительных реакций
  Опиоидные анальгетики
4 Трамадол
раствор для инъекций 100мг/2мл по 2 мл в ампулах или перорально 50 мг
Взрослым и детям в возрасте старше 12 лет вводят внутривенно (медленно капельно), внутримышечно по 50-100 мг (1-2 мл раствора). При отсутствии удовлетворительного эффекта через 30-60 минут возможно дополнительное введение 50 мг  (1 мл) препарата. Кратность введения составляет 1-4 раза в сутки в зависимости от выраженности болевого синдрома и эффективности терапии. Максимальная суточная доза – 600 мг.
Противопоказан детям до 12 лет.
с целью обезболивания в послеоперационном периоде, 1-3 суток
 
5 Тримеперидин раствор для инъекций 1% по 1 мл Вводят в/в, в/м, п/к 1 мл 1% раствора, при необходимости можно повторить через 12-24ч. Дозировка для детей старше 2х лет
составляет 0.1 — 0.5 мг/кг массы тела, при необходимости возможно повторное введение препарата.
с целью обезболивания в послеоперационном периоде, 1-3 суток
 
  Нестероидные противоспалительные средства
6 Кетопрофен
раствор для инъекций 100 мг/2мл  по 2 мл
150мг пролонгированный перорально или
100мг .
суточная доза при в/в составляет 200-300 мг (не должна превышать 300 мг), далее пероральное применение пролонгированные  150мг 1 раза в день или 100 мг 2 раза в день. Длительность лечения при в/в не должна превышать 48 часов.
Длительность общего применения не должна превышать 5-7 дней, с противовоспалительной, жаропонижающей и болеутоляющей целью.
7 Ибупрофен
суспензия для приема внутрь 100 мг/5 мл100мл; перорально 200 мг; гранулы для приготовления раствора для приема внутрь 600 мг
Для взрослых и детей с 12 лет ибупрофен назначают по  200 мг 3–4 раза в сутки. Для достижения быстрого терапевтического эффекта у взрослых доза может быть увеличена до 400 мг 3 раза в сутки.
Суспензия — разовая доза составляет 5-10 мг/кг массы тела ребенка 3-4 раза в сутки. Максимальная суточная доза не должна превышать 30 мг на кг массы тела ребенка в сутки.
Не более 3-х дней в качестве жаропонижающего средства
Не более 5-ти дней в качестве обезболивающего средства
с противовоспалительной, жаропонижающей и болеутоляющей целью.
8 Парацетамол 200 мг или 500мг;  суспензия для приема внутрь 120 мг/5 мл; или ректально 125 мг, 250 мг, 0,1 г Взрослым и детям старше 12 лет с массой тела более 40 кг: разовая доза — 500 мг – 1,0 г, по 500 мг – 1,0 г до 4 раз в сутки. Максимальная разовая доза – 1,0 г. Интервал между приемами не менее 4 часов. Максимальная суточная доза — 4,0 г.
Детям от 6 до 12 лет: разовая доза – 250 мг – 500 мг по 250 мг – 500 мг до 3-4 раз в сутки. Интервал между приемами не менее 4 часов. Максимальная суточная доза — 1,5 г — 2,0 г.
Продолжительность лечения при применении в качестве анальгетика и в качестве жаропонижающего средства не более 3-х дней.
  Гемостатические средства
9 Этамзилат
раствор для инъекций 12,5% — 2 мл
4-6 мл 12,5 % раствора в сутки.
Детям, вводят однократно внутривенно или внутримышечно по 0,5-2 мл с учетом массы тела (10-15 мг/кг).
При опасности послеоперационного кровотечения вводят с профилактической целью
  Антибактериальные препараты
10 Амоксицилин клавулановая кислота (препарат выбора) Внутривенно
Взрослые: 1,2 г каждые 6-8 ч.
Дети: 40-60 мг/кг/сут (по амоксициллину) в 3 введения.
При развитии одонтогенного периостита и остеомиелита, курс лечения 7-10 дней
11 Линкомицин (альтернативный препарат) Применяют внутримышечно, внутривенно (только капельно). Вводить внутривенно без предварительного разведения нельзя.
Взрослые: 0,6-1,2 каждые 12 ч.
Дети: 10-20 мг/кг/сут в 2 введения.
При развитии одонтогенного периостита и остеомиелита, курс лечения 7-10 дней
12 Цефтазидим (при выделении P. aeruginosa) или Внутривенно и внутримышечно
Взрослые: 3,0 — 6,0 г/сут в 2-3 введения (при синегнойной
инфекции — 3 раза в сутки)
Дети: 30-100 мг/кг/сут в
2-3 введения;
При развитии одонтогенного периостита и остеомиелита, курс лечения 7-10 дней
13 Ципрофлоксацин (при выделении P.aeruginosa) Внутривенно
Взрослые: 0,4-0,6 г каждые 12 ч.
Вводят путем медленной инфузии в течение 1 ч.
Детям противопоказан.
При развитии одонтогенного периостита и остеомиелита, курс лечения 7-10 дней

38 CFR § 4.97 — График оценок — дыхательная система. | CFR | Закон США

§ 4.97 График оценок — дыхательная система.

Рейтинг
ЗАБОЛЕВАНИЯ НОСА И ГОРЛА
6502 Перегородка носовая, отклонение:
Только травматические,
С 50-процентной закупоркой носового прохода с обеих сторон или полной непроходимостью с одной стороны 10
6504 Нос, потеря части или шрамы:
Открытие обоих носовых ходов 30
Утрата части одной ала или другое явное обезображивание 10
Примечание: Или оцените как DC 7800, шрамы, обезображивание головы, лица или шеи.
6510 Синусит, пансинусит, хронический.
6511 Гайморит решетчатый хронический.
6512 Синусит лобный хронический.
6513 Гайморит верхнечелюстной, хронический.
6514 Синусит клиновидный, хронический.
Общая формула оценки синусита (DC 6510-6514):
После радикальной операции по поводу хронического остеомиелита, или; почти постоянный синусит, характеризующийся головными болями, болью и болезненностью пораженной пазухи, гнойными выделениями или корками после повторных операций 50
Три или более эпизода нетрудоспособности синусита в год, требующих длительного (продолжительностью от четырех до шести недель) лечения антибиотиками, или более шести эпизодов синусита без потери трудоспособности в год, характеризующихся головными болями, болью и гнойными выделениями или корками 30
Один или два эпизода выведения из строя синусита в год, требующих длительного (продолжительностью от четырех до шести недель) лечения антибиотиками, или от трех до шести эпизодов синусита без потери трудоспособности в год, характеризующихся головными болями, болью и гнойными выделениями или корками 10
Обнаруживается только рентгеновским излучением 0
Примечание: эпизод, приводящий к потере трудоспособности, означает эпизод, требующий постельного режима и лечения врача.
6515 Ларингит, туберкулезный, активный или неактивный.
Ставка согласно §§ 4.88c или 4.89, в зависимости от того, что подходит.
6516 Хронический ларингит:
Охриплость голоса с утолщением или узелками пуповины, полипами, подслизистой инфильтрацией или предзлокачественными изменениями при биопсии 30
Охриплость голоса с воспалением пуповины или слизистой оболочки 10
6518 Ларингэктомия, общ. 1 100
Оцените остатки частичной ларингэктомии как ларингит (DC 6516), афонию (DC 6519) или стеноз гортани (DC 6520).
6519 Афония органическая полностью:
Постоянная невозможность речевого общения 1 100
Постоянная неспособность говорить шепотом 60
Примечание. Неполную афонию оценивают как хронический ларингит (DC 6516).
6520 Стеноз гортани, включая остатки травмы гортани (односторонней или двусторонней):
Объем принудительного выдоха за одну секунду (FEV-1) менее 40 процентов от прогнозируемого значения, с петлей потока-объема, совместимой с обструкцией верхних дыхательных путей, или; постоянная трахеостомия 100
Прогноз ОФВ-1 от 40 до 55 процентов, с контуром потока-объема, совместимым с обструкцией верхних дыхательных путей 60
Прогнозируемый ОФВ-1 от 56 до 70 процентов, с контуром потока-объема, совместимым с обструкцией верхних дыхательных путей 30
Прогнозируемый ОФВ-1 от 71 до 80 процентов, с контуром потока-объема, совместимым с обструкцией верхних дыхательных путей 10
Примечание: Или оцените как афонию (DC 6519).
6521 Глотка, травмы:
Стриктура или непроходимость глотки или носоглотки, или; отсутствие мягкого неба вследствие травмы, химического ожога или гранулематозной болезни; паралич мягкого неба с затруднением глотания (носовая регургитация) и нарушением речи 50
6522 Аллергический или вазомоторный ринит:
С полипами 30
Без полипов, но с более чем 50-процентной непроходимостью носового прохода с обеих сторон или полной непроходимостью с одной стороны 10
6523 Бактериальный ринит:
Риносклерома 50
С постоянной гипертрофией носовых раковин и более чем 50-процентной обструкцией носового прохода с обеих сторон или полной непроходимостью с одной стороны 10
6524 Гранулематозный ринит:
Гранулематоз Вегенера, летальная срединная гранулема 100
Другие виды гранулематозной инфекции 20
ЗАБОЛЕВАНИЯ ТРАХЕИ И БРОНХОВ
6600 Бронхит, хронический:
ОФВ-1 менее 40 процентов от прогнозируемого значения, или; отношение объема форсированного выдоха за одну секунду к форсированной жизненной емкости легких (FEV-1 / FVC) менее 40 процентов, или; Диффузионная способность легких по окиси углерода по методу однократного дыхания (DLCO (SB)) менее 40% от прогнозируемой, или; максимальная переносимая нагрузка менее 15 мл / кг / мин, потребление кислорода (с ограничением сердечной или дыхательной деятельности), или легочное сердце (правожелудочковая недостаточность) или; гипертрофия правого желудочка, или; легочная гипертензия (проявляется Эхо или катетеризацией сердца), или; эпизод (ы) острой дыхательной недостаточности, или; требуется амбулаторная оксигенотерапия 100
ОФВ-1 от 40 до 55 процентов от прогнозируемого, или; FEV-1 / FVC от 40 до 55 процентов, или; DLCO (SB) от 40 до 55 процентов от прогнозируемого, или; максимальное потребление кислорода от 15 до 20 мл / кг / мин (с кардиореспираторным пределом) 60
ОФВ-1 от 56 до 70 процентов от прогнозируемого, или; FEV-1 / FVC от 56 до 70 процентов, или; DLCO (SB) от 56 до 65 процентов предсказал 30
ОФВ-1 от 71- до 80-процентного предсказанного, или; FEV-1 / FVC от 71 до 80 процентов, или; DLCO (SB) от 66 до 80 процентов от прогноза 10
6601 Бронхоэктазия:
С эпизодами заражения, выводящими из строя, общей продолжительностью не менее шести недель в год 100
С эпизодами заражения, выводящими из строя, общей продолжительностью от четырех до шести недель в год, или; почти постоянное обнаружение кашля с гнойной мокротой, связанного с анорексией, потерей веса и явным кровохарканьем и требующим почти постоянного приема антибиотиков 60
с эпизодами заражения, выводящими из строя, общей продолжительностью от двух до четырех недель в год, или; ежедневный продуктивный кашель с мокротой, которая иногда бывает гнойной или с кровяным оттенком и требует длительного (продолжительностью от четырех до шести недель) приема антибиотиков более двух раз в год 30
Прерывистый продуктивный кашель с острой инфекцией, требующий курса антибиотиков не менее двух раз в год 10
Или частота в зависимости от легочной недостаточности, как при хроническом бронхите (DC 6600).
Примечание: эпизод, приводящий к потере трудоспособности, требует постельного режима и лечения у врача.
6602 Астма, бронхиальная:
ОФВ-1 менее 40% от прогнозируемого, или; FEV-1 / FVC менее 40 процентов, или; более одного приступа в неделю с эпизодами дыхательной недостаточности, или; требует ежедневного приема системных (пероральных или парентеральных) высоких доз кортикостероидов или иммунодепрессантов 100
ОФВ-1 от 40 до 55 процентов от прогнозируемого, или; FEV-1 / FVC от 40 до 55 процентов, или; как минимум ежемесячные посещения врача для оказания необходимой помощи при обострениях, или прерывистые (не менее трех в год) курсы системных (пероральных или парентеральных) кортикостероидов 60
ОФВ-1 от 56 до 70 процентов от прогнозируемого, или; FEV-1 / FVC от 56 до 70 процентов, или; ежедневная ингаляционная или пероральная терапия бронходилататорами; ингаляционный противовоспалительный препарат 30
ОФВ-1 от 71- до 80-процентного предсказанного, или; FEV-1 / FVC от 71 до 80 процентов, или; периодическая ингаляционная или пероральная терапия бронходилататорами 10
Примечание: при отсутствии клинических проявлений астмы на момент обследования необходимо зарегистрировать подтвержденный анамнез астматических приступов.
6603 Эмфизема легких:
ОФВ-1 менее 40 процентов от прогнозируемого значения, или; отношение объема форсированного выдоха за одну секунду к форсированной жизненной емкости легких (FEV-1 / FVC) менее 40 процентов, или; Диффузионная способность легких по окиси углерода по методу однократного дыхания (DLCO (SB)) менее 40% от прогнозируемой, или; максимальная переносимая нагрузка менее 15 мл / кг / мин, потребление кислорода (с ограничением сердечной или дыхательной деятельности), или легочное сердце (правожелудочковая недостаточность) или; гипертрофия правого желудочка, или; легочная гипертензия (проявляется Эхо или катетеризацией сердца), или; эпизод (ы) острой дыхательной недостаточности, или; требуется амбулаторная оксигенотерапия. 100
ОФВ-1 от 40 до 55 процентов от прогнозируемого, или; FEV-1 / FVC от 40 до 55 процентов, или; DLCO (SB) от 40 до 55 процентов от прогнозируемого, или; максимальное потребление кислорода от 15 до 20 мл / кг / мин (с кардиореспираторным пределом) 60
ОФВ-1 от 56 до 70 процентов от прогнозируемого, или; FEV-1 / FVC от 56 до 70 процентов, или; DLCO (SB) от 56 до 65 процентов предсказал 30
ОФВ-1 от 71- до 80-процентного предсказанного, или; FEV-1 / FVC от 71 до 80 процентов, или; DLCO (SB) от 66 до 80 процентов от прогноза 10
6604 Хроническая обструктивная болезнь легких:
ОФВ-1 менее 40 процентов от прогнозируемого значения, или; отношение объема форсированного выдоха за одну секунду к форсированной жизненной емкости легких (FEV-1 / FVC) менее 40 процентов, или; Диффузионная способность легких по окиси углерода по методу однократного дыхания (DLCO (SB)) менее 40% от прогнозируемой, или; максимальная переносимая нагрузка менее 15 мл / кг / мин, потребление кислорода (с ограничением сердечной или дыхательной деятельности), или легочное сердце (правожелудочковая недостаточность) или; гипертрофия правого желудочка, или; легочная гипертензия (проявляется Эхо или катетеризацией сердца), или; эпизод (ы) острой дыхательной недостаточности, или; требуется амбулаторная оксигенотерапия. 100
ОФВ-1 от 40 до 55 процентов от прогнозируемого, или; FEV-1 / FVC от 40 до 55 процентов, или; DLCO (SB) от 40 до 55 процентов от прогнозируемого, или; максимальное потребление кислорода от 15 до 20 мл / кг / мин (с кардиореспираторным пределом) 60
ОФВ-1 от 56 до 70 процентов от прогнозируемого, или; FEV-1 / FVC от 56 до 70 процентов, или; DLCO (SB) от 56 до 65 процентов предсказал 30
ОФВ-1 от 71- до 80-процентного предсказанного, или; FEV-1 / FVC от 71 до 80 процентов, или; DLCO (SB) от 66 до 80 процентов от прогноза 10
ЗАБОЛЕВАНИЯ ЛЕГКИХ И ПЛЕВРЫ — ТУБЕРКУЛЕЗ
Рейтинги по легочному туберкулезу 19 августа 1968 г.
6701 Туберкулез легких, хронический, далеко зашедший, активный 100
6702 Туберкулез легких, хронический, средне-запущенный, активный 100
6703 Туберкулез легких, хронический, минимальный, активный 100
6704 Туберкулез легких, хронический, активный, прогрессирующий неуточненный 100
6721 Туберкулез легких, хронический, далеко зашедший, неактивный
6722 Туберкулез легких, хронический, средне запущенный, малоподвижный
6723 Туберкулез легких, хронический, минимальный, неактивный
6724 Туберкулез легких, хронический, неактивный, прогрессирование неуточненное
Общая формула оценки неактивного туберкулеза легких: в течение двух лет после даты бездействия, после активного туберкулеза, который был клинически выявлен во время службы или впоследствии 100
После этого в течение четырех лет или, в любом случае, до шести лет после даты бездействия 50
После этого в течение пяти лет или до одиннадцати лет после даты бездействия 30
После далеко зашедших поражений, диагностированных в любое время в течение активного процесса заболевания, минимум 30
После поражений средней степени тяжести при сохранении инвалидности, эмфиземы, одышки при физической нагрузке, ухудшения здоровья и т. Д. 20
В противном случае 0
Примечание (1): 100-процентный рейтинг под кодами с 6701 по 6724 не требует предварительного лечения в больнице.Он будет снижен до 50 процентов за отказ пройти обследование или следовать назначенному лечению после сообщения об этом от медицинских властей. Когда ветеран получает 100-процентный рейтинг по неактивному туберкулезу, медицинские органы будут надлежащим образом уведомлены об этом факте и о необходимости, как указано в сносках с 1 по 38 U.S.C. 1156 (и ранее в 38 U.S.C.356, который был отменен публичным законом 90-493), чтобы уведомить Центр обслуживания ветеранов в случае отказа от прохождения обследования или прохождения лечения.
Примечание (2). Градуированные 50- и 30-процентные рейтинги и постоянные 30- и 20-процентные рейтинги для неактивного туберкулеза легких не должны сочетаться с рейтингами для других респираторных нарушений. После торакопластики оценка будет для удаления ребер в сочетании с оценкой для коллапса легкого. Резекция ребер после торакопластики расценивается как удаление.
Рейтинги по легочному туберкулезу, первоначально оцененные после 19 августа 1968 г.
6730 Туберкулез легких, хронический, активный 100
Примечание. Активный туберкулез легких будет считаться навсегда и полностью инвалидом для целей пенсионного обеспечения, не связанного с предоставлением услуг, в следующих случаях:
(a) Связано с активным туберкулезом, поражающим не дыхательную систему.
(б) С тяжелыми сопутствующими симптомами или с обширным образованием кариеса.
(c) Возобновленные дела, как правило.
(d) С развитием поражений при последующих обследованиях или во время лечения.
(e) Без регресса поражений или других свидетельств материального улучшения в конце шестимесячной госпитализации или без изменения диагноза с «активного» в конце 12-месячной госпитализации.Материальное улучшение означает уменьшение или отсутствие клинических симптомов и рентгенологических данных стационарного или регрессирующего поражения.
6731 Туберкулез легких, хронический, неактивный:
В зависимости от конкретных результатов, классифицируйте остаточные явления как интерстициальное заболевание легких, рестриктивное заболевание легких или, когда обструктивное заболевание легких является основным остаточным заболеванием, как хронический бронхит (DC 6600). Оцените торакопластику как удаление ребер согласно DC 5297.
Примечание: обязательное обследование будет запрошено сразу после уведомления о том, что активный туберкулез, оцененный в соответствии с DC 6730, стал неактивным. Любые изменения в оценке будут выполняться в соответствии с положениями § 3.105 (e).
6732 Туберкулезный плеврит, активный или неактивный:
Ставка согласно §§ 4.88c или 4.89, в зависимости от того, что подходит.
НЕУБЕРКУЛЕЗНЫЕ ЗАБОЛЕВАНИЯ
6817 Болезни легких:
Первичная легочная гипертензия, или; хроническая легочная тромбоэмболия с признаками легочной гипертензии, гипертрофии правого желудочка или легочного сердца, или легочная гипертензия, вторичная по отношению к другому обструктивному заболеванию легочных артерий или вен с признаками гипертрофии правого желудочка или легочного сердца 100
Хроническая тромбоэмболия легких, требующая антикоагулянтной терапии, или; после операции на нижней полой вене без признаков легочной гипертензии или дисфункции правого желудочка 60
Симптоматическое, после разрешения острой тромбоэмболии легочной артерии 30
Бессимптомно, после разрешения тромбоэмболии легочной артерии 0
Примечание. Оцените другие остаточные явления после тромбоэмболии легочной артерии с использованием наиболее подходящего диагностического кода, например, хронический бронхит (DC 6600), хронический плевральный выпот или фиброз (DC 6844), но не объединяйте эту оценку с любыми из вышеперечисленных оценок.
6819 Злокачественные новообразования любой уточненной части дыхательной системы, за исключением кожных новообразований 100
Примечание: 100-процентная оценка сохраняется после прекращения любой хирургической, рентгеновской, противоопухолевой химиотерапии или другой терапевтической процедуры. Через шесть месяцев после прекращения такого лечения соответствующий рейтинг инвалидности определяется путем обязательного осмотра VA. Любое изменение оценки, основанное на этом или любом последующем экзамене, регулируется положениями § 3.105 (д) данной главы. Если не было местного рецидива или метастазов, оцените остатки.
6820 Доброкачественные новообразования любой уточненной части дыхательной системы. Оцените, используя соответствующую респираторную аналогию.
Бактериальные инфекции легких
6822 Актиномикоз.
6823 Нокардиоз.
6824 Хронический абсцесс легкого.
Общая формула оценки бактериальных инфекций легких (диагностические коды с 6822 по 6824):
Активная инфекция с такими системными симптомами, как лихорадка, ночная потливость, потеря веса или кровохарканье 100
В зависимости от конкретных результатов, классифицируйте остаточные явления как интерстициальное заболевание легких, рестриктивное заболевание легких или, когда обструктивное заболевание легких является основным остаточным заболеванием, как хронический бронхит (DC 6600).
Интерстициальное заболевание легких
6825 Диффузный интерстициальный фиброз (интерстициальный пневмонит, фиброзирующий альвеолит).
6826 Десквамативный интерстициальный пневмонит.
6827 Легочный альвеолярный протеиноз.
6828 Эозинофильная гранулема легкого.
6829 Лекарственный легочный пневмонит и фиброз.
6830 Лучевой пневмонит и фиброз легких.
6831 Гиперчувствительный пневмонит (внешний аллергический альвеолит).
6832 Пневмокониоз (силикоз, антракоз и др.).
6833 Асбестоз.
Общая формула оценки интерстициальной болезни легких (диагностические коды с 6825 по 6833):
Форсированная жизненная емкость легких (FVC) менее 50% от прогнозируемой, или; Диффузионная способность легких по окиси углерода по методу однократного дыхания (DLCO (SB)) менее 40% от прогнозируемой, или; максимальная переносимая нагрузка менее 15 мл / кг / мин, потребление кислорода с кардиореспираторным ограничением, или легочное сердце или легочная гипертензия; требуется амбулаторная оксигенотерапия 100
FVC от 50 до 64 процентов от прогнозируемого, или; DLCO (SB) от 40 до 55 процентов от прогнозируемого, или; максимальная нагрузка от 15 до 20 мл / кг / мин, потребление кислорода с кардиореспираторным ограничением 60
FVC от 65 до 74 процентов от прогнозируемой, или; DLCO (SB) от 56 до 65 процентов предсказал 30
FVC от 75 до 80 процентов от прогнозируемой, или; DLCO (SB) от 66 до 80 процентов от прогнозируемого 10
Микотическая болезнь легких
6834 Гистоплазмоз легкого.
6835 Кокцидиоидомикоз.
6836 Бластомикоз.
6837 Криптококкоз.
6838 Аспергиллез.
6839 Мукормикоз.
Общая формула оценки микотической болезни легких (диагностические коды с 6834 по 6839):
Хронический микоз легких со стойким жаром, потерей веса, ночной потливостью или массивным кровохарканьем 100
Хронический микоз легких, требующий супрессивной терапии с минимальными симптомами, такими как эпизодическое незначительное кровохарканье или продуктивный кашель 50
Хронический микоз легких с минимальными симптомами, такими как эпизодическое незначительное кровохарканье или продуктивный кашель 30
Исцеленные и неактивные грибковые поражения, бессимптомные 0
Примечание: инкубационный период кокцидиоидомикоза составляет до 21 дня, а диссеминированная фаза обычно проявляется в течение шести месяцев после первичной фазы. Тем не менее, есть случаи распространения с задержкой до многих лет после первоначального заражения, которые могли быть нераспознаны. Соответственно, когда рассматривается подключение к услуге при отсутствии записей или других доказательств наличия заболевания в обслуживании, решающим фактором будет обслуживание на юго-западе США, где заболевание является эндемическим, и отсутствие длительного проживания в этом месте до или после службы.
Рестриктивная болезнь легких
6840 Паралич или парез диафрагмы.
6841 Повреждение спинного мозга с дыхательной недостаточностью.
6842 Кифосколиоз, pectus excatum, pectus carinatum.
6843 Травматический дефект грудной стенки, пневмоторакс, грыжа и др.
6844 Резидуальные послеоперационные операции (лобэктомия, пневмонэктомия и др. ).
6845 Хронический плевральный выпот или фиброз.
Общая формула оценки для рестриктивного заболевания легких (диагностические коды с 6840 по 6845):
ОФВ-1 менее 40 процентов от прогнозируемого значения, или; отношение объема форсированного выдоха за одну секунду к форсированной жизненной емкости легких (FEV-1 / FVC) менее 40 процентов, или; Диффузионная способность легких по окиси углерода по методу однократного дыхания (DLCO (SB)) менее 40% от прогнозируемой, или; максимальная переносимая нагрузка менее 15 мл / кг / мин, потребление кислорода (с ограничением сердечной или дыхательной деятельности), или легочное сердце (правожелудочковая недостаточность) или; гипертрофия правого желудочка, или; легочная гипертензия (проявляется Эхо или катетеризацией сердца), или; эпизод (ы) острой дыхательной недостаточности, или; требуется амбулаторная оксигенотерапия 100
ОФВ-1 от 40 до 55 процентов от прогнозируемого, или; FEV-1 / FVC от 40 до 55 процентов, или; DLCO (SB) от 40 до 55 процентов от прогнозируемого, или; максимальное потребление кислорода от 15 до 20 мл / кг / мин (с кардиореспираторным пределом) 60
ОФВ-1 от 56 до 70 процентов от прогнозируемого, или; FEV-1 / FVC от 56 до 70 процентов, или; DLCO (SB) от 56 до 65 процентов предсказал 30
ОФВ-1 от 71- до 80-процентного предсказанного, или; FEV-1 / FVC от 71 до 80 процентов, или; DLCO (SB) от 66 до 80 процентов от прогноза 10
Или оцените первичное расстройство.
Примечание (1): 100-процентная оценка присваивается плевриту с эмпиемой, с плеврокожной фистулой или без нее до исчезновения.
Примечание (2): После эпизодов тотального спонтанного пневмоторакса рейтинг 100 процентов должен быть присвоен на дату госпитализации и должен сохраняться в течение трех месяцев с первого дня месяца после выписки из больницы.
Примечание (3): Огнестрельные ранения плевральной полости с пулей или ракетой, оставшейся в легком, болью или дискомфортом при нагрузке, или с рассеянными хрипами, или с некоторым ограничением экскурсии диафрагмы или расширения нижней части грудной клетки, должны оцениваться как инвалидность не менее 20%. .Инвалидные травмы мышц плечевого пояса (группы с I по IV) должны оцениваться отдельно и комбинироваться с оценками респираторного поражения. Однако участие группы мышц XXI (DC 5321) отдельно не оценивается.
6846 Саркоидоз:
Легкое сердце, или; сердечное поражение с застойной сердечной недостаточностью, или; прогрессирующая болезнь легких с лихорадкой, ночной потливостью и потерей веса, несмотря на лечение 100
Поражение легких, требующее системных высоких доз (терапевтических) кортикостероидов для контроля 60
Поражение легких со стойкими симптомами, требующими хронических низких доз (поддерживающих) или прерывистых кортикостероидов 30
Хроническая внутригрудная лимфаденопатия или стабильные инфильтраты легких без симптомов или физиологических нарушений 0
Или оцените активное заболевание или остаточные явления как хронический бронхит (DC 6600) и внелегочное поражение в зависимости от конкретной задействованной системы организма.
6847 Синдромы апноэ во сне (обструктивный, центральный, смешанный):
Хроническая дыхательная недостаточность с задержкой углекислого газа или легочного сердца, или; требуется трахеостомия 100
Требуется использование вспомогательного устройства для дыхания, например, аппарата постоянного давления в дыхательных путях (CPAP) 50
Устойчивая дневная гиперсонолентность 30
Бессимптомное, но с документально подтвержденным нарушением сна дыхание 0

Следующие страницы с государственными нормативными актами ссылаются на эту страницу.



Количественное определение и обнаружение бактерий из послеоперационной кисты верхней челюсти методом полимеразной цепной реакции

Предпосылки / цели: Известно, что послеоперационная киста верхней челюсти (ПОМК) возникает как отсроченное осложнение радикальной хирургии гайморовой пазухи, такой как операция Колдуэлла-Люка. Киста постепенно разрастается без каких-либо симптомов в течение нескольких лет, а затем иногда вызывает отек и боль в щечной области и / или слизисто-десневой складке.Вероятно, что бактериальная инфекция влияет на прогрессирование симптомов ПОМК. Цели этого исследования состояли в том, чтобы определить плотность бактерий и изучить присутствие 20 бактерий полости рта в жидкостях POMC.

Методы: Жидкости ПОМК (4 гнойных, 2 слизистых и 4 серозных) были взяты у 10 человек (в возрасте 43-77 лет). Количественное определение и обнаружение бактерий проводили с помощью полимеразной цепной реакции (ПЦР) в реальном времени и вложенной ПЦР на основе бактериальных генов 16S рРНК соответственно.

Результаты: Бактериальная ДНК была обнаружена во всех образцах, и средние концентрации бактериальной ДНК составляли 5,9 (гнойный), 0,5 (слизистый) и 0,7 (серозный) нг / мг образца. Двенадцать видов бактерий, включая стрептококки anginosus, которые, как известно, связаны с образованием абсцесса, были обнаружены в гнойной жидкости, а два и пять видов были обнаружены в слизистой и серозной жидкости соответственно.

Вывод: Гнойные жидкости содержали множество бактерий различных типов, что позволяет предположить, что бактерии полости рта могут вызывать такие симптомы, как боль при ПОМК с гнойными жидкостями. Слизистые и серозные жидкости также содержали бактерии, хотя их количество было небольшим, что свидетельствует о связи между бактериями и прогрессированием ПОМК.

Бактериальная флора, эпителиальная экспрессия оксида азота и потенциальная роль в сохранении в стаде патогенов респираторных заболеваний

Abstract

Пазухи носа крупного рогатого скота представляют собой группу сложных кавернозных, заполненных воздухом пространств, выстланных респираторным эпителием, точная функция которого неясна. Хотя поражения, поражающие эти пазухи, иногда встречаются у крупного рогатого скота, их микробная флора не определена. Кроме того, учитывая, что различные бактериальные и вирусные патогены, вызывающие респираторные заболевания крупного рогатого скота (BRD), сохраняются в стадах, мы предположили, что придаточные пазухи носа могут служить убежищем для таких инфекционных агентов. Придаточные пазухи носа у клинически нормального крупного рогатого скота (n = 99) и крупного рогатого скота, отправленного на патологоанатомическое исследование (PME: n = 34), были исследованы с помощью микробной культуры, ПЦР и серологии для выявления бактериальных и вирусных патогенов, обычно связанных с BRD: Mycoplasma bovis , Histophilus somni , Mannheimia haemolytica и Pasteurella multocida , респираторно-синцитиальный вирус крупного рогатого скота (BRSV) и вирус парагриппа-3 (BPIV-3).В целом, придаточные пазухи носа были либо преимущественно стерильными, либо не содержали поддающихся обнаружению микробов (83,5%: 94,9% клинически нормальных и 50,0% крупного рогатого скота, подвергнутого ПМЭ). Бактерии, в том числе возбудители BRD, были идентифицированы у относительно небольшого количества крупного рогатого скота (<10%). В то время как серологическое исследование показало широкое воздействие BPIV-3 и BRSV как на клинически нормальный, так и на крупный рогатый скот, подвергнутый PME (серотипность 91,6% и 84,7% соответственно), ПЦР идентифицировала BPIV-3 только у одного животного. Для дальнейшего изучения этих результатов мы исследовали потенциальную роль антимикробной молекулы оксида азота (NO) в эпителии околоносовых пазух с помощью иммуногистохимии.Экспрессия фермента, ответственного за синтез NO, индуцибельной синтазы оксида азота (iNOS), была обнаружена в различной степени у 76,5% подвыборки животных, что позволяет предположить, что продукция этого соединения играет такую ​​же защитную роль в носовых пазухах крупного рогатого скота, как и в пазухах крупного рогатого скота. люди.

Образец цитирования: Murray GM, O’Neill RG, Lee AM, McElroy MC, More SJ, Monagle A, et al. (2017) Придаточные пазухи крупного рогатого скота: бактериальная флора, эпителиальная экспрессия оксида азота и потенциальная роль в сохранении в стаде патогенов респираторных заболеваний.PLoS ONE 12 (3): e0173845. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0173845

Редактор: Ульрих Мельчер, Государственный университет Оклахомы, США

Поступила: 9 декабря 2016 г .; Одобрена: 27 февраля 2017 г .; Опубликовано: 10 марта 2017 г.

Авторские права: © 2017 Murray et al. Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Доступность данных: Все соответствующие данные находятся в документе и его файлах с вспомогательной информацией.

Финансирование: Авторы не получали специального финансирования на эту работу.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили, что никаких конкурирующих интересов не существует.

Введение

Придаточные пазухи носа крупного рогатого скота представляют собой группу сложных кавернозных, заполненных воздухом пространств, выстланных респираторным эпителием, которые развиваются путем выпячивания слизистой оболочки носа в губчатую кость между внешней и внутренней пластинами черепных и лицевых костей крупного рогатого скота. череп [1].В черепе быка имеется несколько придаточных пазух носа — лобная (ростральная и каудальная), верхнечелюстная, слезная, небная, клиновидная и носовые раковины — некоторые из них сообщаются друг с другом (например, верхнечелюстная пазуха с небной и слезной пазухами), а другие открываются независимо в носовой ход. У крупного рогатого скота околоносовые пазухи продолжают развиваться, изменяя форму и размер до семи лет [2]. Существует неуверенность в отношении функции придаточных пазух носа у наземных позвоночных с их ролью в повышении тепловой и механической защиты мозга без одновременного увеличения веса черепа.Однако наиболее распространенная в настоящее время гипотеза состоит в том, что пазухи — это лишенные функции структуры, возникающие в результате удаления механически ненужной кости — процесса, который иногда называют «условно-патогенной пневматизацией» [3].

У крупного рогатого скота состояния придаточных пазух носа, такие как неоплазия [4], кисты носовых пазух [5] или синусит [6, 7], сообщаются относительно редко. Многие случаи лобного синусита возникают вторично по отношению к обезглавливанию рогов [6], но также возможно инфицирование придаточных пазух носа, распространяющееся от слизистой оболочки носа, или гематогенное распространение в результате генерализованной инфекции [8].Отчеты об исследовании микробной флоры, присутствующей в придаточных пазухах носа крупного рогатого скота, отсутствуют.

В медицине человека широко распространен риносинусит [9], что привело к широкому исследованию его этиологии, патогенеза и лечения. Поскольку Lundberg [10] показал, что оксид азота (NO) вырабатывается в больших количествах в придаточных пазухах носа человека, было много предположений, что эта биоактивная сигнальная молекула играет важную роль в патогенезе риносинусита у человека. NO считается эффективным биоцидом против широкого спектра бактерий, вирусов и грибов [11], что привело к предполагаемой роли NO в поддержании стерильности в придаточных пазухах носа человека [10].Исследования функции этого соединения в придаточных пазухах носа крупного рогатого скота не проводились.

Респираторное заболевание крупного рогатого скота (BRD) — это термин, обозначающий пневмонию у молодняка крупного рогатого скота, вызванную множеством инфекционных агентов, включая бактерии и вирусы, такие как BRSV и BPIV-3. Учитывая, что многие из этих патогенов сохраняются в стадах крупного рогатого скота как жители дыхательных путей крупного рогатого скота [12, 13], мы предположили, что придаточные пазухи носа могут служить убежищем, способствуя их сохранению из года в год.

Таким образом, цель этого поперечного исследования заключалась в том, чтобы впервые описать микробную флору придаточных пазух носа крупного рогатого скота и, в частности, оценить, связаны ли обычно с BRD бактериальные и вирусные патогены: Mycoplasma bovis , В этом анатомическом месте хранились Histophilus somni , Mannheimia haemolytica и Pasteurella multocida , респираторно-синцитиальный вирус крупного рогатого скота (BRSV) и вирус парагриппа-3 (BPIV-3).Мы также использовали иммуногистохимию (ИГХ) для изучения экспрессии NO в эпителии придаточных пазух носа и того, как эта экспрессия коррелирует с присутствующей микробной флорой.

Материалы и методы

Исследуемая популяция

В период с августа 2014 года по январь 2015 года 99 голов клинически нормального крупного рогатого скота были доставлены на регулируемую Министерством сельского хозяйства, продовольствия и морского транспорта бойню, которая проводила халяльный убой для потребления людьми. Весь крупный рогатый скот был в возрасте от 18 до 24 месяцев и был признан здоровым и пригодным для употребления в пищу людьми при ветеринарных предубойных и патологоанатомических исследованиях.В процессе убоя с головы сняли шкуру и удалили нижнюю челюсть. Все головы были индивидуально идентифицированы и транспортированы в вертикальном положении в отдельных запечатанных контейнерах в Региональную ветеринарную лабораторию Слайго (SRVL) для обработки сразу после убоя. В период с января 2015 года по август 2016 года головы 34 животных в возрасте от 1 до 163 месяцев, которые умерли на ферме по разным причинам и были отправлены на патологоанатомическое исследование (PME) в SRVL, были аналогичным образом обработаны для исследования. .Ни одно из исследуемых животных не подвергалось эвтаназии специально для целей данного исследования.

Взятие пробы из придаточных пазух носа

Стандартный протокол отбора проб из придаточных пазух носа был применен на всех 133 головах. Вкратце, оставшаяся соединительная ткань была удалена на четырех участках с каждой стороны черепа, как показано на рис. 1. Выбранные участки, представляющие доступ к каудально-лобной, медиальной ростральной лобной, латеральной ростральной лобной и верхнечелюстной пазух, были дезинфицированы (Anistel, Tristel Solutions Ltd., Кембриджшир, Великобритания), сушат абсорбирующей бумагой и опрыскивают этанолом. Дезинфицированный 16-миллиметровый сверлильный элемент электродрели использовали для удаления небольшого круглого фрагмента кости черепа над интересующей пазухой. Два стерильных ватных тампона (один для рутинной бактериологии и другой для ПЦР-анализа) последовательно вставляли через круглое отверстие под углом, чтобы края отверстия не соприкасались с тампоном. Слизистую оболочку пазухи мазали круговыми движениями в течение трех секунд на каждом участке взятия пробы (n = 8) перед удалением каждого мазка и транспортировкой в ​​лабораторию для немедленной обработки.Мазок из рассеченного легкого и слизистой оболочки трахеи, взятый из поперечного разреза в области бифуркации трахеи, для бактериального (n = 57) и вирусного (n = 133) ПЦР-анализа и крови сердца (n = 131) для вирусной серологии также был собрано.

Параназальные пазухи были впоследствии обнажены на подгруппе здорового (n = 5) крупного рогатого скота и тех, которые были отправлены для PME (n = 12), с использованием циркулярной пилы для отражения дорсальной кости каудально-лобной, медиальной ростральной лобной и латеральной ростральной лобных пазух. Слизистую пазуху собирали, фиксировали в 10% забуференном формалине в течение четырех дней, заливали парафином и разрезали микротомом.На этих срезах также проводились общая гистопатология и иммуногистохимия (IHC) для обнаружения экспрессии индуцибельной синтазы оксида азота (iNOS).

Бактериология

Время между сбором образцов и посевом составляло примерно один час. Бактериологические мазки из каждого из восьми придаточных пазух носа от каждого животного культивировали на кровяном агаре при 37 ° C в течение 48 часов, шоколадном агаре при 37 ° C в 5% углекислом газе в течение 48 часов, на кровяном агаре при 37 ° C в анаэробных условиях. в течение 48 часов и на агаре МакКонки при 37 ° C в течение 48 часов. Планшеты исследовали через 24 и 48 часов. Колонии, присутствующие через 48 часов, субкультивировали на колумбийском кровяном агаре и шоколадном агаре в течение следующих 48 часов. Все изоляты были идентифицированы традиционными методами идентификации с использованием комбинации окрашивания по Граму, каталазы, оксидазы, уреазы, индола и полосковых тестов API ® (bioMérieux, Marcy l’Etoile, Франция).

Анализ полимеразной цепной реакции (ПЦР)

Анализ методом ПЦР

был выполнен на мазках из каждого из восьми придаточных пазух носа, а также из трахеи и легких для обнаружения M . bovis ( n = 67 животных), H . сомни ( n = 67), M . haemolytica ( n = 56) и P . multocida ( n = 56), как описано ранее [14,15,16,17]. ПЦР-анализ с обратной транскриптазой для идентификации BRSV (n = 133) и BPIV-3 (n = 133) также проводился индивидуально на образцах, взятых из придаточных пазух носа, трахеи и легких, как описано ранее [18]. ДНК или РНК, экстрагированные из лабораторных штаммов организмов-мишеней с использованием коммерческих наборов для выделения ДНК или РНК (для M . bovis , H . somni и респираторные вирусы (мини-набор QIAamp DNA и мини-набор QIAamp RNA, Qiagen Ltd, Манчестер, Великобритания)) или специфические коммерчески производимые олигонуклеотиды (для P . multocida и M . haemolytica (Metolytica ) International AG, Мюнхен, Германия)) использовали в качестве положительного контроля; реакционные смеси без матричной ДНК или РНК использовали в качестве отрицательного контроля во всех амплификациях для каждой ПЦР.Результаты по β-актину отражают хорошее качество образцов для вирусологической ПЦР во всех образцах от 125 из 133 взятых образцов. У шести животных было зарегистрировано неудовлетворительное качество пробы из одной пазухи, в то время как у двух животных было получено неудовлетворительное качество пробы из двух отдельных пазух.

Серология

Образцы сыворотки (n = 131) были проанализированы на наличие иммуноглобулина G к BRSV [19] и BPIV-3 [20] с помощью коммерчески доступных непрямых иммуноферментных анализов (ELISA; SVANOVA Biotech, Уппсала, Швеция).Оптическую плотность (OD) измеряли при 450 нм и корректировали вычитанием среднего значения OD для контрольного антигена. Процент положительности (PP) рассчитывали следующим образом: скорректированная OD образца / скорректированная OD положительного контроля × 100. Образцы сыворотки считались положительными, если их значение PP было больше или равно 10.

Иммуногистохимия (ИГХ) для обнаружения индуцибельной синтазы оксида азота (iNOS)

Гистопатологическое исследование и ИГХ для обнаружения iNOS были выполнены на фиксированных формалином и залитых парафином срезах слизистой оболочки носовой пазухи крупного рогатого скота из каудальной лобной пазухи толщиной 5 мкм на предметных стеклах (Superfrost Plus, Fischer Scientific, Дублин, Ирландия).Ткань легких мышей, инфицированных Mycobacterium bovis , которые, как известно, экспрессируют iNOS, использовали в качестве положительного контроля. Слайды депарафинизировали в двух сменах ксилола по 10 минут каждое, затем обезвоживали с помощью двух смен спирта по семь минут каждая с последующими тремя промывками по пять минут каждое в фосфатно-солевом буфере (PBS, BP399-4, Fisher Scientific, Дублин, Ирландия). . Извлечение антигена проводили с помощью микроволновых срезов при 700 Вт в течение 10 минут (Sanyo Microwave) при погружении в 10 мМ тринатрийцитратный буфер (S / 3320/53, Fischer Scientific, Дублин, Ирландия) при pH 6.Затем предметные стекла промывали PBS трижды по 5 минут каждое. Неспецифические антигены блокировали инкубацией предметных стекол в 10% бычьем сывороточном альбумине (A3294, Sigma, Missouri, USA) в течение 10 минут при комнатной температуре. Затем слайды инкубировали с кроличьими поликлональными первичными антителами против iNOS мыши (ab15323, Abcam, Кембридж, Великобритания) в разведении 1:50. В качестве отрицательного контроля использовали только фракцию кроличьего иммуноглобулина (X 0903, DakoCytomation, Glostrup, Дания) или PBS. Инкубацию проводили при 37 ° C в течение одного часа, затем при комнатной температуре в течение ночи (приблизительно 12 часов).Предметные стекла промывали PBS и инкубировали с биотинилированным антикроличьим IgG (набор Vectastain ABC, AK-5001, Vector Laboratories Inc., Burlinghame, Калифорния, США) при комнатной температуре в течение 30 минут с последующей промывкой в ​​PBS и 30-минутной инкубация с реагентом щелочной фосфатазы в течение 30 минут при 37 ° C (набор Vectastain ABC). Срезы промывали еще раз в PBS с последующей инкубацией с субстратом щелочной фосфатазы Vector Red (набор субстратов Vector Red AP, SK-5100, Vector Laboratories Inc.) в течение 30 минут при комнатной температуре, а затем окрашивали гематоксилином.Процесс повторяли с использованием фракции кроличьего иммуноглобулина (X 0903, DakoCytomation, Glostrup, Дания) вместо первичного антитела в качестве отрицательного контроля.

Результаты

Исследуемая популяция

Исследуемая популяция клинически нормальных животных (n = 99) и крупного рогатого скота, представленных для PME (n = 34), включала 88 самцов и 45 самок. Средний возраст всех отобранных животных составил 34,4 месяца (возрастной диапазон 1–200 месяцев). Ни у одного из отобранных животных не было явных признаков поражения носовых пазух.Среди животных, подвергнутых ПМЭ, наиболее часто регистрируемым диагнозом была пневмония (n = 9). Н . сомни (n = 5) и M . haemolytica (n = 1), респираторные патогены, идентифицированные с наибольшей частотой в пазухах этих 9 животных. E . coli (n = 2) и Clostridium spp . (n = 1) также были идентифицированы, в то время как у 1 животного пазухи были стерильными или не содержали поддающихся обнаружению микробов. Среди других диагнозов, зарегистрированных в исследуемой популяции, среди прочего были перитонит (n = 3), энтерит (n = 2), болезнь черных (n = 2) и перикардит (n = 2) (таблица S1).

Рутинная бактериология

Стандартные бактериологические результаты представлены в таблице 1. Из 133 отобранных животных 83,5% имели пазухи, которые были стерильными или не содержали поддающихся обнаружению микробов (94,9% клинически нормальных и 50,0% животных, подвергнутых PME). Распознанные возбудители BRD были изолированы с низкой частотой: M . haemolytica (n = 2; оба изолированы из одной верхнечелюстной пазухи), Trueperella pyogenes (1; верхнечелюстная пазуха), P . multocida (1; хвостовой лобный синус) и Bibersteinia trehalosi (1; верхнечелюстной синус). За исключением одного M . haemolytica , все были изолированы от крупного рогатого скота, который был представлен для PME. Анаэробные бактерии были выделены из придаточных пазух носа двух животных — от трех (обоих рострально-латеральных фротальных пазух и одной рострально-медиальной лобной пазухи) и двух пазух (каудальной лобной пазухи и ростральной латеральной лобной пазухи) соответственно.

Таблица 1.Число и относительная частота обнаружения бактериальных и вирусных патогенов в придаточных пазухах носа (каудально-лобной, рострально-медиальной лобной, рострально-латеральной лобной и верхнечелюстной пазух) у клинически нормального крупного рогатого скота (n = 99) и крупного рогатого скота, представленного для патологоанатомического исследования ( PME) (n = 34).

Анализ полимеразной цепной реакции (ПЦР) проводили для BRSV (n = 133), BPIV-3 (n = 133), M . haemolytica (n = 56), P . multocida (n = 56), H . сомни (n = 67) и M . bovis (n = 67).

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0173845.t001

Бактериальная ПЦР

Результаты бактериальной ПЦР также представлены в таблице 1. H . сомни (n = 12), P . мультицида (6), М . haemolytica (5) и M . bovis (4) выявлялись чаще, чем при бактериологическом посеве. Н . сомни был наиболее часто обнаруживаемым возбудителем (9,0%) в придаточных пазухах всех обследованных животных, однако M . haemolytica незначительно чаще обнаруживался в околоносовых пазухах здоровых животных (3,0% против 2,0%).

Из 111 животных, зарегистрированных с носовыми пазухами, которые были стерильными или содержали неопределяемые микробы на бактериологической культуре, 40 (32 клинически нормальных и восемь животных, подвергнутых PME) также были отрицательными при ПЦР для M . haemolytica , P . мультицида , H . сомни и М . bovis , три были отрицательными для H . сомни и М . bovis , но не тестировали на P . Multocida и M . haemolytica . Нуклеиновая кислота по крайней мере от одного из этих четырех бактериальных патогенов была обнаружена у девяти животных; Н . сомни (шесть животных) был патогеном, наиболее часто обнаруживаемым у них. Результаты бактериальной ПЦР легких и трахеи представлены в таблице 2.

Таблица 2. Относительная частота обнаружения антител к BPIV-3 и BRSV в сыворотке и относительная частота обнаружения выбранных вирусных и бактериальных возбудителей BRD в трахее и легких исследуемой популяции.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0173845.t002

Вирусная серология и вирусная ПЦР

Распространенность BPIV-3 и BRSV у всех животных составила 91.6% и 84,7% соответственно (таблица 2). Данных о вакцинационном статусе исследуемой популяции не было. Нуклеиновая кислота BPIV-3 была обнаружена с помощью ПЦР в верхнечелюстной пазухе восьмимесячной телки, подвергнутой PME. Нуклеиновая кислота BPIV-3 также была обнаружена с помощью ПЦР в легких этого животного. BRSV не был обнаружен с помощью ПЦР ни в одной из исследуемых популяций. Результаты ПЦР легких вирусов представлены в таблице 2, что указывает на обнаружение BPIV-3 в ткани легких и трахеи одного животного, в то время как BRSV не был обнаружен в легких или трахее ни у одного исследованного животного.

Гистопатологическое исследование и иммуногистохимия (IHC) для iNOS

При гистопатологическом исследовании взятых образцов эпителия пазух значимых изменений не наблюдалось (n = 17). Внутриэпителиальная цитоплазматическая экспрессия iNOS была обнаружена у 76,5% (n = 13) подвыборки из 17 животных (рис. 2a, 2b и 2c). У шести животных окрашивание было очевидным в 50% или более эпителиальных клеток (рис. 2а и 2b), тогда как у трех животных окрашивание было обнаружено в 5% или менее исследованных эпителиальных клеток.Интенсивность окрашивания оценивалась как умеренная или сильная у 11 из 13 животных, у которых было зарегистрировано положительное окрашивание.

Рис. 2. a, b и c: микрофотографии эпителия придаточных пазух носа крупного рогатого скота с положительным красным иммуногистохимическим окрашиванием эпителиальных клеток (a и b), что указывает на экспрессию индуцибельной синтазы оксида азота (iNOS) и отрицательного контроля (c) (aX10, б Х40, в Х40).

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0173845.g002

Обсуждение

Это первое исследование, в котором задокументирована микробная флора придаточных пазух носа крупного рогатого скота и показана экспрессия NO эпителием носовых пазух.Тот факт, что бактериальные и вирусные патогены, являющиеся центральными в патогенезе BRD, обнаруживались с очень низкой частотой и / или очень низкой численностью в носовых пазухах, предполагает, что они не служат убежищем для своего существования в стадах.

Одно из немногих предыдущих бактериологических исследований придаточных пазух носа крупного рогатого скота сообщило о T . pyogenes (n = 3) и P . multocida (n = 2) в 12 случаях хронического лобного синусита у дойных коров [6]. Воспаление не было характерно ни для одной из наших выборок, хотя мы идентифицировали патогены M . haemolytica (n = 2), P . multocida (n = 1) и T . pyogenes (n = 1) на низкой частоте. У каждого животного, от которого был изолирован один из этих патогенов BRD, только один околоносовый синус был положительным, за исключением одного M . haemolytica , эти данные были обнаружены у животных, которые были представлены для PME в результате различных заболеваний. Присутствие признанных патогенов BRD в качестве комменсалов в слизистой оболочке носа и легких здоровых животных регулярно регистрируется [21, 22], и, поскольку придаточные пазухи носа выстланы респираторным эпителием и сообщаются с носовым ходом, обнаружение BRD наличие патогенов в придаточных пазухах носа у здоровых животных или животных с сопутствующими заболеваниями не было неожиданным.

Скудность исследований в ветеринарной литературе, сообщающих о нормальной флоре придаточных пазух носа у крупного рогатого скота, не воспроизводится в медицине, где было опубликовано множество исследований, хотя и с противоречивыми результатами. Брук [23] сообщил в основном об анаэробных бактериальных изолятах из верхнечелюстных пазух здоровых пациентов, а Цзян и его коллеги [24] пришли к выводу, что эндоскопически нормальные пазухи не являются стерильными; Собин и его коллеги [25] и Абу-Хамад и его коллеги [26] сообщили о стерильности гайморовых пазух человека в 100% и 82 случаях.1% соответственно изучаемой популяции. Исследование большей выборки (42 пациента / 84 пазухи) здоровых лобных пазух человека показало, что 85,7% были стерильными [27]. Во всех этих исследованиях использовалось рутинное бактериологическое исследование, однако появление методов независимого от культур бактериального секвенирования повысило чувствительность анализов и позволило обнаруживать малочисленные или некультивируемые бактерии, что привело к выводу о том, что обитают различные популяции бактерий. придаточные пазухи носа как у здоровых, так и у больных людей [28].

Мы обнаружили, что околоносовые пазухи крупного рогатого скота были либо преимущественно стерильными, либо содержали неопределяемые микробы с большей частотой выявления бактериальных патогенов у животных, подвергнутых ПМЭ. Мы использовали комбинацию бактериологического посева и ПЦР для обнаружения видов бактерий, и большинство обнаружений было достигнуто с помощью ПЦР. Это, вероятно, также отражает наличие низкой бактериальной нагрузки у этих животных. Хаузер и др. [29] в исследовании, в котором сравнивали молекулярные методы, основанные на ДНК, с бактериологической культурой придаточных пазух носа 54 пациентов с хроническим риносинуситом, пришли к выводу, что клиническая культура плохо репрезентативна для реальных присутствующих бактерий, и указали на невозможность культивирования. среды для воспроизведения условий носовых пазух, отбор быстрорастущих бактерий по сравнению с патогенами, невозможность обнаружить бактерии с низким содержанием, плохое обращение с образцами и простая неправильная идентификация среди причин плохой корреляции между обоими методами.Напротив, Абу-Хамад и его коллеги [26] в своем исследовании околоносовых пазух здоровых людей пришли к выводу, что использование ПЦР, а не рутинной бактериологии, приведет к переоценке присутствия бактерий. Хотя мы использовали ПЦР для части нашей популяции и не обнаружили отдельных патогенов в большинстве протестированных образцов, остается вероятность того, что другие бактерии присутствуют в небольших количествах в придаточных пазухах носа крупного рогатого скота. Методы секвенирования следующего поколения и филогенетические массивы олигонуклеотидов, использованные в недавних исследованиях придаточных пазух носа человека [28], позволяют обнаруживать бактерии, которые нелегко идентифицировать с помощью традиционной культуры или ПЦР.Роль предшествующего введения противомикробных препаратов в искажении наших результатов можно в значительной степени не учитывать, потому что, даже если некоторые животные, представленные для ПМЭ, могли получать противомикробные препараты до смерти, животные, полученные с бойни, должны были подвергнуться строгим периодам отмены до убоя, если противомикробные препараты был введен. Наши данные свидетельствуют о том, что патогены BRD присутствуют в придаточных пазухах носа крупного рогатого скота с очень низкой частотой и, возможно, в небольшом количестве. Лима и его коллеги [30] недавно оценили микробиоту верхних дыхательных путей молочных телят и сообщили о связи между численностью бактерий, а не структурой бактериального сообщества, и последующим риском заболеваемости BRD.Будущие исследования микробиома придаточных пазух носа крупного рогатого скота, возможно, могут определить, существует ли аналогичная связь между структурой бактериального сообщества или численностью бактерий в придаточных пазухах носа крупного рогатого скота и последующим риском заболеваемости BRD.

Выбор четырех участков для отбора проб, использованных в данном исследовании на каждой стороне черепа, был основан на соображениях легкости доступа для отбора проб, а также взаимосвязи одних околоносовых пазух, взятых для пробы, с другими, которые не так доступны (e .г. гайморовая пазуха сообщается с небной пазухой и слезной пазухой). Ватные тампоны использовались для отбора проб на основании результатов бактериологического исследования придаточных пазух носа человека в поперечных исследованиях, в которых использовались различные методы отбора проб. Хотя в некоторых исследованиях использовался промывание носовых пазух стерильным физиологическим раствором или биопсия слизистой оболочки с положительными результатами [26, 31, 32], Цзян и его коллеги [24] сообщили, что ватные тампоны имеют более высокий уровень изоляции как у пациентов с хроническим гайморитом, так и у пациентов без этого. диагноз, чем биопсия слизистой оболочки верхнечелюстных пазух с нормальным эндоскопическим показателем.

Оксид азота (NO) представляет собой липофильный газ со свободными радикалами, который был обнаружен в выдыхаемом воздухе у людей и других животных, но не у крупного рогатого скота [33, 34]. У человека NO является эндогенным медиатором многих физиологических процессов, включая регуляцию кровотока, нейротрансмиссию, гемостаз и хроническое воспаление [35]. Было обнаружено, что содержание NO в придаточных пазухах у людей значительно выше, чем в выдыхаемом воздухе [10, 36], и придаточные пазухи были предложены в качестве резервуара для NO [37].Левандовски и его коллеги [38] предположили, что придаточные пазухи носа могут быть ключевым анатомическим местом для производства носового NO, основываясь на данных об очень низких уровнях NO в выдыхаемом воздухе павианов, единственного известного млекопитающего, у которого отсутствуют околоносовые пазухи. NO обладает широким спектром антибактериальных, противовирусных и противогрибковых свойств [39], а роль NO в защите носовых пазух человека и в поддержании стерильности придаточных пазух носа человека в нормальных условиях была предложена Lundberg [10]; NO также играет роль в клиренсе слизистой оболочки дыхательных путей человека [40, 41].Считается, что дефекты продукции NO играют роль в патогенезе синусита у людей [42], при этом Линдберг и его коллеги [43] сообщают, что у пациентов с хроническим синуситом уровень продукции NO в верхних дыхательных путях ниже, чем у здоровых пациентов.

NO синтезируется из L-аргинина и кислорода ферментом синтазой оксида азота (NOS) в самых разных типах клеток, включая эпителиальные, эндотелиальные, нервные и воспалительные клетки. Идентифицированы три изоформы NOS, две из которых являются конститутивными, кальций-зависимыми и обнаруживаются в эндотелиальных и нейрональных клетках, а одна — индуцибельной (iNOS), кальций-независимой и присутствует в респираторном эпителии.В нормальных условиях iNOS экспрессируется в клетках слабо или совсем не экспрессируется [35]. Lundberg и его коллеги [10] продемонстрировали присутствие iNOS, используя иммуногистохимию, и iNOS messenger RNA, используя гибридизацию in situ, в эпителиальных клетках придаточных пазух носа человека; окрашивание было наиболее сильным в апикальной части клетки. Lundberg и его коллеги [44] сообщили, что NOS, присутствующая в слизистой оболочке придаточных пазух носа человека, идентична iNOS и не зависит от кальция, но ее регуляция в придаточных пазухах носа, по-видимому, принципиально отличается от iNOS, обнаруженной в воспаленной ткани или активированных лейкоцитах. поскольку он постоянно выражался, не подавлялся глюкокортикоидами и вел себя аналогично конститутивному БДУ.Присутствие iNOS в эпителии придаточных пазух носа крупного рогатого скота в нашем исследовании в отсутствие инфекционных агентов или воспаления является дополнительным свидетельством конститутивной экспрессии и является правдоподобным объяснением отсутствия существенной или постоянной микробной флоры.

Наши результаты могут иметь отношение к разработкам в области лечения или профилактики BRD. Регев-Шошани и его коллеги [39,45,46] использовали интраназальный раствор, высвобождающий NO, в качестве альтернативы профилактическому применению противомикробных препаратов у крупного рогатого скота.Эти авторы сообщили, что вливание в нос и морду крупного рогатого скота по прибытии на откормочную площадку с раствором, выделяющим NO, при скорости потока 160 ppm NO в потоке газа 3 л / мин в течение 5 секунд не уступало антимикробной профилактике у крупного рогатого скота с низким / средним риском заражения. разработка BRD.

Хотя серология показала широкое распространение как клинически нормального, так и крупного рогатого скота, представленного на PME, с BPIV-3 и BRSV (серологическая распространенность 91,6% и 84,7% соответственно), мы не можем исключить возможность того, что эти результаты отражают титры вакцинных антител в некоторых исследованиях. Население.Однако недавние сообщения о диагнозах респираторных заболеваний у отъемного крупного рогатого скота, исследованного после забоя в Ирландии [22], зафиксировали низкую частоту респираторной вакцинации в исследуемой популяции, и авторы подозревают такую ​​же низкую частоту вакцинации в исследуемой популяции текущего исследования. BPIV-3 был обнаружен с помощью ПЦР в пазухах только одного животного, в то время как BRSV не был обнаружен в пазухах ни одного животного, что позволяет предположить, что сохранение вирусов, вызывающих BRD, в пазухах маловероятно. Секвенирование BRSV во время вспышек показало, что, хотя вирусы во время вспышек кажутся идентичными, они различаются в пространстве и времени между вспышками, что означает продолжающееся внедрение новых штаммов в популяции крупного рогатого скота [47, 48].Аналогичная неопределенность существует в отношении поддержания вирусной инфекции BPIV-3 в стадах [49, 50, 51, 52]. Мы интерпретировали обнаружение BPIV-3 в единственной пазухе одного животного, у которого также был BPIV-3 в легких, как свидетельство активной инфекции, а не персистенции. Хотя заражение любым из этих вирусов, вызывающих BRD, носит сезонный характер [18], образцы в исследуемых нами популяциях отбирались в течение нескольких месяцев, а не в определенный период времени, чтобы избежать вероятности того, что сезонная низкая циркуляция вируса снизит вероятность их обнаружения. .

Выводы

Это новое исследование показало, что микробная флора придаточных пазух носа крупного рогатого скота очень ограничена и что у большинства животных эти участки стерильны или содержат неопределяемые микробы. Исследование также предполагает, что это открытие связано с экспрессией антимикробного соединения NO эпителием носовых пазух. Тот факт, что бактериальные и вирусные патогены, являющиеся центральными в патогенезе BRD, обнаруживались с очень низкой частотой и / или очень низкой численностью в носовых пазухах, предполагает, что эти места не служат убежищем для сохранения этих инфекционных агентов в стадах.

Благодарности

Авторы выражают признательность сотрудникам Региональной ветеринарной лаборатории (RVL) Слайго за помощь в обработке данных, отборе проб и бактериологическом анализе. Также с благодарностью была получена помощь, оказанная сотрудниками отдела вирусологии, Центральной ветеринарной исследовательской лаборатории (CVRL), Министерства сельского хозяйства, продовольствия и мореплавания, кампуса Backweston, графство Килдэр, Athlone RVL и отделения патологии (CVRL). Мы также благодарны за сотрудничество господину.Филип Бреслин, ветеринарный инспектор, Департамент сельского хозяйства, продовольствия и морской среды, также хотел бы поблагодарить г-жу Шейлу Уорролл и г-на Джозефа Брэди, Департамент ветеринарной патологии, UCD за их техническую помощь в разработке iNOS IHC и г-на Брайану Клоаку, UCD, за помощь с фотографией.

Вклад авторов

  1. Концептуализация: GMM RGON JPC.
  2. Обработка данных: GMM AM RGON SJM.
  3. Формальный анализ: GMM AM RGON SJM.
  4. Методология: GMM RGON JPC.
  5. Администрация проекта: GMM JPC.
  6. Ресурсы: AML RGON MCMcE.
  7. Надзор: RGON JPC.
  8. Проверка: GMM AML JPC.
  9. Визуализация: GMM AML JPC.
  10. Написание — черновик: GMM AML JPC.
  11. Написание — просмотр и редактирование: GMM RGON AML MCMcE AM SJM BE JPC.

Ссылки

  1. 1.Budras KD, Habel RE, Mulling CKW, Greenough PR. Анатомия крупного рогатого скота: иллюстрированный текст. 2 nd ed, Schluetersche, Германия; 2011.
  2. 2. Дайс К.М., Мешок В.О., Венсинг К.Дж. Учебник ветеринарной анатомии. 3-е изд. Филадельфия: Сондерс; 2002.
  3. 3. Фарке А.А. Эволюция и функциональная морфология лобных пазух у Bovidae (Mammalia: Artiodactyla) и последствия для эволюции краниальной пневматичности. Zool J Linnean Soc. 2010; 159: 988–1014.
  4. 4. Crocker CB, Rings DM. Лимфосаркома лобной пазухи и носового хода у коровы. J Am Vet Med Assoc. 1998; 213: 1472–1474. pmid: 9828947
  5. 5. Манделл Л.Д., Смит Б.П., Хоффман Р.Л. Кисты верхнечелюстной пазухи у двух КРС. J Am Vet Med Assoc. 1996; 209: 127–129. pmid: 85
  6. 6. Ward JL, Rebhun WC. Хронический лобный синусит у молочного скота: 12 случаев (1978–1989). J Am Vet Med Assoc. 1992; 201: 326–328. pmid: 1500335
  7. 7.Crilly JP, Hopker A. История болезни: диагностика и лечение гайморита у коровы абердин-ангусской породы. Домашний скот. 2013; 18: 230–235.
  8. 8. Mugera GM. Ветеринарная патология в тропиках: для студентов и практиков. 1 ст. изд. Издательство Найробийского университета. New Age International; 2000
  9. 9. Ананд ВК. Эпидемиология и экономические последствия риносинусита. Ann Otol Rhinol Laryngol Suppl. 2004; 193: 3–5. pmid: 15174752
  10. 10.Lundberg JO, Farkas-Szallasi T., Weitzberg E, Rinder J, Lidholm J, Anggåard A, et al. Высокое производство оксида азота в придаточных пазухах носа человека. Nat Med. 1995; 4: 370–373.
  11. 11. Де Гроот М.А., Фанг ФК. NO ингибиторов: антимикробные свойства оксида азота. Clin Infect Dis. 1995; 21: 162–165.
  12. 12. Гриффин Д., Ченгаппа М.М., Кушак Дж., Маквей Д.С. Бактериальные возбудители комплекса респираторных заболеваний крупного рогатого скота. Ветеринарная клиника North Am Food Anim Pract.2010; 26: 381–394. pmid: 20619191
  13. 13. Guterbock WM. Влияние BRD: текущий опыт молочной промышленности. Anim Health Res Rev.2014; 15: 130–134. pmid: 25351327
  14. 14. Родригес Ф., Брайсон Д.Г., Болл Х.Дж., Форстер Ф. Патологические и иммуногистохимические исследования естественной и экспериментальной пневмонии Mycoplasma bovis у телят. J Comp Path. 1996; 115: 151–162. pmid: 8

    3

  15. 15. Брайсон Д.Г., Болл Г.Дж., Макалиски М., МакКоннелл В., Маккалоу С.Дж.Патологические, иммуноцитохимические и микробиологические данные при пневмониях телят, связанных с инфекцией Haemophilus somnus. J Comp Pathol. 1990; 103: 433–445. pmid: 2079558
  16. 16. Клима С.Л., Александр Т.В., Хендрик С., Макаллистер Т.А. Характеристика Mannheimia haemolytica , выделенного от крупного рогатого скота на откормочных площадках, который был здоров или лечился от респираторного заболевания крупного рогатого скота. Может J Vet Res. 2014; 78: 38–45. pmid: 24396179
  17. 17. Лю Д., Лоуренс М.Л., Остин Ф.В.Специфическая ПЦР-идентификация Pasteurella multocida на основе предполагаемых генов регуляторов транскрипции, J Micro Meth. 2004; 58: 263–267.
  18. 18. О’Нил Р., Муни Дж., Коннаган Е, Фёрфи С., Грэм Д.А. Паттерны обнаружения респираторных вирусов в мазках из носа телят в Ирландии: ретроспективное исследование. Vet Rec. 2014; 175: 351–356. pmid: 25037889
  19. 19. Элвандер М., Эдвардс С., Нэслунд К., Линде Н. Оценка и применение непрямого ИФА для обнаружения антител к респираторно-синцитиальному вирусу крупного рогатого скота в молоке, сыром молоке и сыворотке.J Vet Diagn Invest. 1995; 7: 177–182. pmid: 7619898
  20. 20. Graham DA, Mawhinney KA, McShane J, Connor TJ, Adair BM, Merza M. Стандартизация иммуноферментных анализов (ELISA) для количественной оценки антител, специфичных для вируса инфекционного ринотрахеита крупного рогатого скота, респираторно-синцитиального вируса, вируса парагриппа-3 и вирус вирусной диареи крупного рогатого скота. J Vet Diagn Invest. 1997; 9: 24–31. pmid: 21
  21. 21. Caswell JL. Нарушение респираторной защиты в патогенезе бактериальной пневмонии крупного рогатого скота.Ветеринарный путь. 2014; 51: 393–409.
  22. 22. Мюррей Г.М., Мор С.Дж., Сэммин Д., Кейси М.Дж., МакЭлрой М.С., О Нил Р.Г. и др. Патогены, характер пневмонии и эпидемиологические факторы риска, связанные с респираторными заболеваниями у недавно отлученного от груди крупного рогатого скота. J Vet Diag Invest. 2017; 29: 20–34.
  23. 23. Брук I. Аэробная и анаэробная бактериальная флора нормальных гайморовых пазух. Ларингоскоп. 1981; 91: 372–376. pmid: 7464398
  24. 24. Цзян Р.С., Лян К.Л., Джанг Дж.В., Сюй ЦЮ.Бактериология эндоскопически нормальных гайморовых пазух. J Laryngol Otol. 1999; 113: 825–828. pmid: 10664686
  25. 25. Собин Дж., Энгквист С., Норд CE. Бактериология гайморовой пазухи у здоровых добровольцев. Scand J Infect Dis. 1992; 24: 633–635. pmid: 1465582
  26. 26. Абу-Хамад В., Матар Н., Элиас М., Наср М., Саркис-Карам Д., Хокайем Н. и др. Бактериальная флора в нормальных верхнечелюстных пазухах взрослого человека. Am J Rhinol. 2009; 23: 261–263.
  27. 27. Альбу С., Флориан И.С.Бактериология нормальных лобных пазух. Am J Otolaryngol Head Neck Med Surg. 2013; 34: 327–330.
  28. 28. Абреу Н.А., Нагалингам Н.А., Сонг Й., Рёдигер Ф.С., Плетчер С.Д., Голдберг А.Н. и др. Истощение разнообразия микробиома пазух и обогащение Corynebacterium tuberculostearicum опосредуют риносинусит. Sci Transl Med. 2012; 4: 151re24.
  29. 29. Hauser LJ, Feazel LM, Ir D, Fang R, Wagner BD, Robertson CE и др. Посев на пазухи плохо предсказывает резидентную микробиоту. Int Forum Allergy Rhinol.2015; 5: 3–9. pmid: 25278448
  30. 30. Лима С.Ф., Тейшейра А.Г., Хиггинс С.Х., Лима Ф.С., Бикальо Р.С. Микробиом верхних дыхательных путей и его потенциальная роль в респираторных заболеваниях крупного рогатого скота и среднем отите. Sci Rep.2016; 6: 29050. pmid: 27363739
  31. 31. Су В.Й., Лю Ц., Хунг С.Ю., Цай В.Ф. Бактериологическое исследование при хроническом гайморите. Ларингоскоп. 1983; 93: 931–934. pmid: 6865629
  32. 32. Meltzer EO, ​​Hamilos DL, Hadley JA, Lanza DC, Marple BF, Nicklas RA и др.(2004): Риносинусит: установление определений для клинических исследований и ухода за пациентами. J Allergy Clin Immunol. 2004; 114: 155–212. pmid: 15577865
  33. 33. Густафссон Л.Е., Леоне А.М., Перссон М.Г., Виклунд Н.П., Монкада С. Эндогенный оксид азота присутствует в выдыхаемом воздухе кроликов, морских свинок и людей. Biochem Biophys Res Commun. 1991; 181: 852–857. pmid: 1721811
  34. 34. Щедин Ю., Рокен Б.О., Найман Г., Фростелл К., Густафссон Л.Е. Эндогенный оксид азота в дыхательных путях различных видов животных.Acta Anaesthesiol Scand. 1997; 41: 1133–1141. pmid: 9366933
  35. 35. Серрано С., Валеро А., Пикадо С. Назальный оксид азота. Arch Bronconeumol. 2004; 40: 222–230. pmid: 15117622
  36. 36. Лундберг Дж., Риндер Дж., Вайцберг Э., Лундберг Дж. М., Алвинг К. Оксид азота, выдыхаемый через нос у людей, образуется в основном в придаточных пазухах носа. Acta Physiol Scand. 1994; 152: 431–432. pmid: 7701944
  37. 37. Андерссон Дж. А., Червин А., Линдберг С., Уддман Р., Карделл Л. О..Придаточные пазухи носа как резервуары оксида азота. Acta Otolaryngol. 2002; 122: 861–865. pmid: 12542206
  38. 38. Левандовски К., Буш Т., Лобруннер Х., Ренсинг С., Кеске У., Герлах Х. и др. Низкие концентрации оксида азота в выдыхаемом газе и носовых дыхательных путях млекопитающих без придаточных пазух носа. J Appl Physiol. 1998; 85: 405–10. pmid: 9688712
  39. 39. Регев-Шошани Г., Кроу А., Миллер С. Раствор, высвобождающий оксид азота, в качестве потенциального средства для лечения грибков, связанных с опоясывающим лишаем стопы.J App Microbiol. 2013a; 114: 536–544.
  40. 40. Линдберг С., Червин А., Рунер Т. Низкие уровни оксида азота (NO) в носу коррелируют с нарушением мукоцилиарной функции верхних дыхательных путей. Acta Otolaryngol. 1997; 117: 728–734. pmid: 9349871
  41. 41. Ким Дж.В., Мин Ю.Г., Ри С.С., Ли СН, Кох Й.Й., Рю Си и др. Регуляция мукоцилиарной подвижности оксидом азота и экспрессия синтазы оксида азота в эпителиальных клетках синуса человека. Ларингоскоп. 2001; 111: 246–250.pmid: 11210869
  42. 42. Нараги М., Деруи А.Ф., Эбрагимхани М., Киани С., Дехпур А. Оксид азота: новая концепция в патогенезе хронического синусита. Am J Otolaryngol. 2007; 28: 334–337. pmid: 17826536
  43. 43. Линдберг С., Червин А., Рунер Т. Производство оксида азота (NO) в верхних дыхательных путях снижается при хроническом синусите. Acta Otolaryngol. 2009; 117: 113–117.
  44. 44. Lundberg JO, Weitzberg E, Rinder J, Rudehill A, Jansson O, Wiklund NP, et al.Кальций-независимая и стероид-резистентная активность синтазы оксида азота в слизистой оболочке придаточных пазух носа человека. Eur Resp J. 1996; 9: 1344–1347.
  45. 45. Регев-Шошани Г., Черч Дж. С., Кук Н. Дж., Шефер А. Л., Миллер С. С. Профилактическое лечение оксидом азота снижает частоту комплекса респираторных заболеваний крупного рогатого скота у мясного скота, прибывающего на откормочную площадку. Res Vet Sci. 2013b; 95: 606–611.
  46. 46. Регев-Шошани Г., Макмаллин Б., Нация Н., Черч Дж. С., Дорин С., Миллер С. Не меньшая эффективность интраназального спрея, высвобождающего оксид азота, по сравнению с субтерапевтическими антибиотиками для снижения заболеваемости недифференцированной лихорадкой и комплексом респираторных заболеваний крупного рогатого скота от низкой до умеренной рискуют мясным скотом, прибывающим на коммерческую откормочную площадку.Prev Vet Med, 2015; В прессе.
  47. 47. Ларсен Л.Е., Тьорнехой К., Виуфф Б. Обширное расхождение в последовательностях респираторно-синцитиальных вирусов крупного рогатого скота, выделенных во время повторяющихся вспышек в закрытых стадах. J Clin Microbiol. 2000; 38: 4222–4227. pmid: 11060095
  48. 48. Bidokhti MR, Tråvén M, Ohlson A, Zarnegar B, Baule C, Belák S и др. Филогенетический анализ респираторно-синцитиальных вирусов крупного рогатого скота в результате недавних вспышек на откормочных площадках и в стадах молочного скота. Arch Virol.2012; 157: 601–607. pmid: 22209787
  49. 49. Аллан Э.М., Пири Х.М., Селман И.Е., Снодграсс ДР. Некоторые характеристики естественного заражения вирусом парагриппа-3 в группе телят. Res Vet Sci.1978; 24: 339–46. pmid: 209507
  50. 50. Фрэнк Г.Х., Маршалл Р.Г. Взаимосвязь нейтрализующих антител сыворотки и носового секрета в защите телят от вируса парагриппа-3. Am J Vet Res 1971; 32: 1707–1713. pmid: 4330673
  51. 51. Фрэнк Г.Х., Маршалл Р.Г.Инфекция крупного рогатого скота вирусом парагриппа-3. J Am Vet Med Assoc 1973; 163: 858–860.
  52. 52. Castrucci G, Cilli V, Frigeri F, Ferrari M, Ranucci S, Rampichini L. Реактивация вируса герпеса 1 и 2 крупного рогатого скота и вируса парагриппа-3 у латентно инфицированных телят. Comp Immunol Microbiol Infect Dis.1983; 6: 193–199. pmid: 6313287

Зубной пазухи | DermNet NZ

Автор: Д-р Делвин Дайалл-Смит, FACD, дерматолог, 2010 г.


Что такое зубная пазуха?

Зубная пазуха — это аномальный канал, который вытекает из давнишнего зубного абсцесса, связанного с некротизированным или мертвым зубом.Зубная пазуха может стекать в:

  • внутреннюю часть рта (внутриротовую пазуху) или
  • кожная поверхность лица или шеи (внеротовая, орофациальная пазуха).

Внутриротовые пазухи являются наиболее распространенной формой, и большинство некротизированных зубов дренируются таким образом.

У кого зубной синус?

Зубная пазуха обычно возникает в результате хронической инфекции давно некротизированной пульпы зуба (мертвого зуба). Распад обычно возникает из-за кариеса или травмы.Кариес возникает из-за плохой гигиены полости рта и регулярного употребления рафинированного сахара. К другим факторам, предрасполагающим к разрушению зубов, относятся:

  • съемные зубные протезы (из-за застоя пищи)
  • ксеростомия (сухость во рту: слюна защищает от инфекции).

Инфекция более вероятна после эндодонтического лечения и у пациентов с ослабленным иммунитетом, проходящих химиотерапию или страдающих дискразиями крови.

Направление пазухи во рту или к коже определяется тем, какой зуб задействован, и следует по пути наименьшего сопротивления — толщина кости, а также прикрепления мышц и фасциальные плоскости определяют путь оттока.

Интраоральные зубные пазухи обычно возникают в борозде на щечной стороне возле кончика пораженного зуба.

Большинство экстраоральных зубных пазух начинаются от зуба в нижней челюсти и переходят к подбородку или под подбородком или линией челюсти (подподбородочная или подчелюстная область). Те, что исходят из зуба в верхней челюсти, могут стекать в щеку или близко к носу. Место отверстия вне ротовой пазухи часто находится на значительном расстоянии от инфицированного зуба.

Каковы клинические признаки зубной пазухи?

Инфицированная некротизированная пульпа может вызвать сильную зубную боль до того, как разовьется синус или свищ.Исчезновение боли без стоматологического лечения может быть важным признаком того, что абсцесс дренировался и образовал пазуху. Однако процесс также может протекать безболезненно.

Внутриротовой зубной синус может выглядеть как стойкая язва во рту, из которой вытекает гной, вызывая неприятный привкус во рту. Внеротовые пазухи могут проявляться в виде стойкой дренирующей язвы или в виде шишки на лице. Обычно это безболезненно. Выделения могут быть гнойными или с кровью. Открытие пазухи можно увидеть при внимательном осмотре.

Поскольку зубная боль обычно отсутствует, пациент часто обращается к врачу, а не к дантисту. Поскольку экстраоральный зубной синус является редким заболеванием, его часто неправильно диагностируют как более распространенное состояние кожи, такое как рак кожи, фурункул или другая кожная инфекция, пиогенная гранулема, травма, инородное тело или другая гранулема, киста или одна из других форм пазухи лица и шеи и свищи.

Рецидив, несмотря на антибиотики или хирургическое вмешательство, является ключом к правильному диагнозу.

Очевидно, что зуб во рту с кариесом или глубокая пломба в анамнезе обычно позволяют предположить, какой зуб является проблемным. Соответствующий зуб может обесцветиться или стать болезненным при постукивании. Могут быть доказательства предшествующей стоматологической или эндодонтической работы или плохой гигиены полости рта в целом.

Однако зуб может иметь пломбу в течение многих лет, прежде чем умереть безболезненно, поэтому клиническое обследование зубов может не выявить каких-либо явных отклонений. Зуб может не реагировать на холодную или электрическую проверку пульпы (проверка жизнеспособности пульпы / проверка чувствительности пульпы).

Зубные абсцессы могут также осложняться остеомиелитом (инфицированием кости), целлюлитом (покраснением, отеком) или абсцессом лица. Могут увеличиваться головные или шейные лимфатические узлы. Очень важно как можно скорее избавиться от отека лица, поскольку инфекция может распространиться на другие части тела или поставить под угрозу дыхательные пути.

Внеротовая пазуха

Как диагностируется зубной синус?

Клинические признаки должны быть следующими:

  • Зубная боль в анамнезе, травма лица или глубокая пломба
  • Стойкое дренирующее образование во рту, на лице или шее, часто, несмотря на неоднократные курсы антибиотиков и / или хирургическое вмешательство
  • Знаки стоматологического осмотра.

Радиологическое исследование (рентген) является наиболее важным исследованием, так как оно обычно выявляет область потери костной массы вокруг кончика корня хронически инфицированного зуба. Когда пораженный зуб неочевиден, в пазуху можно ввести гуттаперчевую (резиновую) точку, чтобы проследить ее путь обратно к соответствующему зубу. В редких случаях требуется компьютерная томография или МРТ.

По возможности следует избегать хирургического вмешательства, поскольку оно не решит проблему и может привести к образованию ненужных рубцов. При биопсии (если она взята) может быть выявлен абсцесс, гранулема или выстланный эпителием тракт.

Из мазка можно выделить различные бактерии, включая строго анаэробные грамотрицательные палочки и аэробные грамположительные кокки.

Что такое лечение зубной пазухи?

Удаление всего зуба (удаление) или некротизированной пульпы зуба (лечение корневых каналов / эндодонтическое лечение) — единственное успешное лечение зубной пазухи.

Могут потребоваться также антибиотики, такие как пенициллин или метронидазол.

Пазухи обычно заживают через 1-2 недели после удаления или успешного эндодонтического лечения.После биопсии или хирургического вмешательства могут быть остаточные рубцы. В противном случае может появиться небольшая ямочка или изменение цвета поверхности кожи, которое со временем обычно улучшается.

Генетическая предрасположенность к развитию патологии гайморовой пазухи при наличии одонтогенной кисты

https://doi.org/10.1016/j.rpemd.2014.04.003Получить права и содержание

Реферат

Клинически представляется, что у некоторых пациентов с этиологическими факторами ( стоматологическая патология в гайморовой пазухе) проявляют заболевание пазухи, а другие нет.Цель данной статьи — представить случай пациентки с периапикальным поражением, симптомами патологии пазух и возможностью генетического влияния на обострение реакции при наличии патологии верхнечелюстной пазухи стоматологического происхождения посредством генетического секвенирования Ген IRAK4.

Операция проводилась под общим наркозом. Киста энуклеирована, корни зубов удалены, выполнено выскабливание и орошение физиологическим раствором 0,9%.

Эта работа открывает новые перспективы для исследования роли определенного полиморфизма в гене IRAK4 в ответе хозяина. Таким образом, это может предоставить ценные данные для понимания явлений, лежащих в основе рецидива патологии гайморовой пазухи, а также расширить знания для улучшения терапевтических решений.

Resumo

Clinicamente parece que alguns pacientes com fatores etiológicos de origem dentária apresentam patologia sinusal e outros pacientes não. O Objetivo deste trabalho é apresentar um caso de uma paciente do sexo feminino, com lesão periapical e sintomas de sinusite, и возможность влияния genética sobre a resposta exacerbada na presença de patologia do seio maxilar de origária do seio maxilar de origária, в исходной последовательности.

O process cirúrgico foi realizado sob anestesia geral. O cisto foi enucleado, as raízes dentárias foram extraídas, foi realizada curetagem e irrigação do seio maxilar com soro fisiológico 0,9%.

Este trabalho abre novas perspectivas sobre o papel de um polimorfismo específico no gene IRAK4 na resposta do hospedeiro. Assim, pode fornecer dados valiosos para a compreensão dos fenómenos que estão na base da recordrência da patologia do seio maxilar e também Promover o avanço no conhecimento nas decisões terapêuticas.

Ключевые слова

Одонтогенная киста

Верхнечелюстной синусит

Человеческий белок IRAK4

Реакция хозяина

Генетический полиморфизм

Генетическая предрасположенность

Палаврас-чав

человека hospedeiro

Polimorfismo genético

Predisposição genética

Рекомендуемые статьиСсылки статей (0)

Copyright © 2014 Sociedade Portuguesa de Estomatologia e Medicina Dentária.Опубликовано Elsevier España, S.L.

Рекомендуемые статьи

Ссылки на статьи

Frontiers | Толерантность и устойчивость биопленок Pseudomonas aeruginosa к антимикробным агентам — как P. aeruginosa может избежать применения антибиотиков

Введение

Исследования, проведенные за последние три десятилетия, показали, что бактерии в большинстве случаев живут в режиме роста биопленок, тогда как состояние планктонных отдельных клеток считается переходной фазой. Переход бактерий от планктонного режима роста к состоянию биопленки зависит от продукции адгезинов и компонентов внеклеточного матрикса, которые служат каркасом и заключают бактерии в биопленки (Tolker-Nielsen, 2015).Матрикс в биопленках Pseudomonas aeruginosa состоит в основном из полисахаридов, белков, внеклеточной ДНК и липидов, и его состав зависит от штамма, а также от условий роста и возраста биопленки (Pamp et al., 2007). Многие штаммы P. aeruginosa способны синтезировать три экзополисахарида, Pel, Psl и альгинат, которые играют роль в формировании биопленок в качестве компонентов матрикса (Høiby et al., 1974; Govan and Deretic, 1996; Friedman and Kolter, 2004; Мацукава, Гринберг, 2004; Overhage et al., 2005; Ma et al., 2006, 2009). Наряду с экзополисахаридами, белки, такие как пили типа IV, фимбрия Cup, адгезины CdrA, лектины LecAB и амилоидные волокна Fap, могут быть частью матрицы биопленки P. aeruginosa (O’Toole and Kolter, 1998; Vallet et al. , 2001; Klausen et al., 2003; Tielker et al., 2005; Diggle et al., 2006; Giltner et al., 2006; Borlee et al., 2010; Dueholm et al., 2013; Rybtke et al., 2015а). Кроме того, внеклеточная ДНК (еДНК) функционирует как важный матричный компонент у P.aeruginosa (Whitchurch et al., 2002; Allesen-Holm et al., 2006). Кроме того, были представлены доказательства того, что рамнолипиды участвуют в формировании микроколоний в биопленках P. aeruginosa (Pamp and Tolker-Nielsen, 2007).

Вторичный мессенджер циклический дигуанозин-5′-монофосфат (c-di-GMP) является ключевым регулятором жизненного цикла биопленок у многих бактерий, включая P. aeruginosa (Fazli et al., 2014; Jenal et al., 2017 ). Высокие клеточные уровни c-di-GMP вызывают выработку адгезинов и компонентов внеклеточного матрикса, которые приводят к образованию биопленок, тогда как низкие уровни c-di-GMP подавляют выработку адгезинов и компонентов внеклеточного матрикса и вызывают распространение биопленок, так что бактерии включитесь в планктонный режим роста.Синтез и разложение c-ди-GMP в бактериях происходит за счет противоположной активности дигуанилатциклаз (DGC) и c-ди-GMP фосфодиэстераз (PDE). Многие из DGC и PDE содержат сенсорные домены, которые, как считается, позволяют бактериям реагировать на сигналы окружающей среды и регулировать производство компонентов матрикса биопленки. Некоторые из двухкомпонентных сигнальных систем у P. aeruginosa связаны с регуляцией продукции компонентов внеклеточного матрикса (Goodman et al., 2004; Barraud et al., 2009; An et al., 2010; Мэлоун и др., 2010; Петрова, Зауэр, 2010; Москосо и др., 2011; Ли и др., 2013). В качестве яркого примера, двухкомпонентная система GacA / GacS регулирует экспрессию ряда генов, включая те, которые кодируют синтез экзополисахаридов Pel и Psl, и было показано, что она пересекается с передачей сигналов c-di-GMP (Goodman et al. , 2004, 2009; Moscoso et al., 2011). Чувствительность кворума (QS) также влияет на формирование биопленки у P. aeruginosa (Davies et al., 1998). Система QS у P. aeruginosa состоит из двух систем на основе ацилгомосерина и лактона Las и Rhl и системы на основе хинолона PQS, которые взаимосвязаны и комплексно регулируют друг друга (Juhas et al., 2005). . PQS положительно регулирует продукцию матричного компонента эДНК (Allesen-Holm et al., 2006), тогда как система Rhl регулирует выработку рамнолипидов, что важно для образования биопленок, и толерантность биопленок P. aeruginosa к иммунным клеткам. (Памп и Толкер-Нильсен, 2007; Ван Акер и др., 2009).

Одной из наиболее важных характеристик микробных биопленок является то, что бактерии способны выжить при лечении антибиотиками в высоких дозах (Costerton et al., 1999). Если биопленка рассредоточена, планктонные бактерии проявляют чувствительность к антибиотикам и показывают низкие значения минимальной ингибирующей концентрации (МИК). Термин «толерантность» отличает этот тип выживаемости при лечении антибиотиками, ассоциированной с биопленкой, от «устойчивости», которая характеризуется повышенными МПК и устойчивым фенотипом бактерий, диспергированных в биопленке.Механически устойчивость возникает из-за приобретенных мутаций и обычно включает в себя модулирующие антибиотики ферменты, оттокные насосы или мутации, которые устраняют молекулярную мишень антибиотика и позволяют бактериям выжить после лечения антибиотиками, даже если они не встроены в биопленку. Напротив, устойчивые к антибиотикам клетки в биопленках способны выжить при высоких концентрациях антибиотиков, только если они встроены в биопленки. И устойчивость, и толерантность участвуют в устойчивости биопленок к лечению антибиотиками (Lebeaux et al., 2014).

Термин «толерантность к антибиотикам» может также использоваться в контексте популяций планктонных бактерий, и здесь он описывает бактериальные клетки, которые выживают при лечении бактерицидными антибиотиками, не приобретая детерминант устойчивости к антибиотикам. Толерантность планктонных бактерий к антибиотикам в основном вызвана измененным физиологическим состоянием клеток в результате стресса окружающей среды и опосредована клеточными стрессовыми реакциями и связанными с ними системами (Brauner et al., 2016; Трастой и др., 2018). В биопленках, прикрепленных или не прикрепленных к поверхностям, бактерии агрегируются в самостоятельно продуцируемом внеклеточном матриксе, образуя структурированную среду, с которой не сталкиваются планктонные клетки. Специфическая для биопленок среда запускает развитие толерантных субпопуляций, которые составляют значительную часть биопленки, и механизмы толерантности, например, связанные с внеклеточным матриксом или анаэробными условиями (Brauner et al., 2017; Trastoy et al. ., 2018), которые отличаются от клеток планктона.

Биопленки являются причиной стойких инфекций, связанных с различными медицинскими имплантатами, а также с такими заболеваниями, как хронические раны, хроническая обструктивная болезнь легких, инфекции мочевыводящих путей и муковисцидоз (Costerton et al., 1999; Tolker-Nielsen , 2014; Ciofu et al., 2015; Rybtke et al., 2015b). Способность микробных биопленок переносить антибиотики и компоненты иммунной системы хозяина является основной причиной проблемных инфекций, которые они вызывают (Høiby et al., 2015). Используемые в настоящее время антибиотики могут уменьшить количество бактерий в биопленках, но они не могут полностью уничтожить биопленки (Fernandez-Barat et al., 2017), и, следовательно, часто возникают рецидивы инфекций биопленок. Следовательно, для лечения инфекций биопленки может потребоваться удаление инфицированных тканей или имплантированных устройств и последующая длительная противомикробная терапия. Было продемонстрировано, что молодые биопленки гораздо более чувствительны к антибиотикам, чем более развитые биопленки (Hengzhuang et al., 2014; Стюарт, 2015), подчеркивая важность раннего вмешательства в лечение биопленочных инфекций. Основным клиническим следствием толерантности биопленок к антибиотикам является то, что высокая концентрация антибиотиков, необходимая для лечения инфекций биопленки [для некоторых антибиотиков до 1000 раз выше, чем для планктонных клеток (Macia et al., 2014)], не может быть достигнута in vivo. при системном введении без токсичности (Hengzhuang et al., 2012). Обеспечение высоких концентраций антибиотиков путем местного применения, комбинированных антимикробных препаратов и последовательной терапии или использования адъювантов для повышения эффективности антибиотиков — это терапевтические стратегии, которые используются или были предложены для лечения инфекций биопленки (Høiby et al., 2015; Ciofu et al., 2017).

Детальное понимание механизмов, которые участвуют в устойчивости биопленок к антимикробной активности, в конечном итоге позволит нам разработать эффективные методы лечения широкого спектра стойких инфекций. Поэтому проводится больше исследований, чтобы пролить свет на молекулярные механизмы, которые участвуют в устойчивости биопленок к противомикробным препаратам. В настоящем обзоре мы сначала описываем общие механизмы, которые способствуют устойчивости биопленок к противомикробным препаратам.Затем мы описываем вклад определенных генов в биопленку, связанную с толерантностью к антибиотикам. Затем, чтобы подчеркнуть многофакторный характер толерантности к биопленкам, мы сосредоточимся на конкретных классах антибиотиков и опишем связанные с биопленкой механизмы толерантности к противомикробным препаратам, которые играют роль в толерантности к каждому из этих классов антибиотиков (рис. 1). Наконец, описаны механизмы, участвующие в развитии мутационной устойчивости клеток биопленок к антибиотикам.

Рисунок 1 .Механизмы, участвующие в связанной с биопленкой толерантности к различным классам антибиотиков. Бета-лактамы представлены серыми эллипсами, фторхинолоны — зеленым, аминогликозиды — синим, а антимикробные пептиды (колистин) — оранжевым. Механизмы, обеспечивающие толерантность к нескольким классам антибиотиков, перечислены в области перекрытия эллипсов. Механизмы, специфичные для определенного класса антибиотиков, перечислены в соответствующей области эллипса.

Общие механизмы толерантности к биопленкам

Описанные здесь механизмы устойчивости биопленок к антибиотикам основаны на работе с P.aeruginosa , но также может иметь отношение к биопленкам, образованным другими организмами (Hall and Mah, 2017).

Физическая терпимость — ограниченное проникновение

Когда антибиотики используются в попытке вылечить инфекции биопленки, они должны пересечь внеклеточный матрикс биопленки, чтобы достичь встроенных бактерий. В ряде исследований было высказано предположение, что матрицы биопленок не препятствуют диффузии антибиотиков в целом, но что ограниченное проникновение антибиотиков через биопленки может происходить в тех случаях, когда антибиотики связываются с компонентами матрикса биопленки или бактериальных мембран (Рисунок 1; e .г., Walters et al., 2003; Ценг и др., 2013). Используя флуоресцентно меченые антибиотики, Tseng et al. (2013) прямо продемонстрировали, что положительно заряженный тобрамицин секвестрируется на периферии биопленок P. aeruginosa , тогда как нейтральный ципрофлоксацин легко проникает в биопленки. Поскольку матрица биопленки может быть насыщена антибиотиками, которые она связывает, толерантность к противомикробным препаратам, вызванная затрудненным проникновением, может быть только временной. Однако это может дать бактериям достаточно времени для адаптации к более устойчивому состоянию (Bagge et al., 2004b; Памп и др., 2008; Киндрачук и др., 2011). Кроме того, этот механизм может иметь отношение к инфекциям, когда концентрация антибиотиков в очаге инфекции низка, так что антибиотики не могут насыщать матрикс биопленки.

Staudinger et al. (2014) сообщили, что когда P. aeruginosa выращивали в виде агрегатов, независимых от продукции экзополисахаридов в вязкой среде, которая ограничивает подвижность бактерий, тогда бактерии дикого типа и мутантный штамм pelApslBCDalgD с дефицитом экзополисахаридов демонстрировали одинаковый уровень устойчивости к антибиотикам. .На основании этих результатов было высказано предположение, что внеклеточный матрикс не играет роли в противомикробной толерантности, проявляемой агрегатами P. aeruginosa . Однако впоследствии было продемонстрировано, что сверхэкспрессия матрикса биопленки, продемонстрированная различными клиническими изолятами, значительно защищает агрегатов P. aeruginosa от антимикробного лечения (Goltermann and Tolker-Nielsen, 2017). Сверхпродуцирующие альгинаты мутантные бактерии mucA , растущие в агрегатах, показали значительно повышенную устойчивость к антибиотикам по сравнению с бактериями дикого типа в агрегатах.Точно так же агрегаты, образованные мутантами P. aeruginosa wspF и yfiR , которые избыточно продуцируют экзополисахариды Pel и Psl, показали сильно повышенную устойчивость к антибиотикам по сравнению с бактериями дикого типа, растущими в агрегатах. Повышенная толерантность к антибиотикам была напрямую связана с перепроизводством экзополисахаридов, поскольку дополнительные мутации, которые привели к появлению штаммов mucA, , wspF, и yfiR , дефицитных по синтезу экзополисахаридов, приводили к уровням устойчивости к антибиотикам дикого типа.Избыточное производство компонентов матрикса биопленки увеличивало толерантность агрегатов P. aeruginosa к тобрамицину, но также в некоторой степени и к ципрофлоксацину. Поскольку диффузия ципрофлоксацина не должна ограничиваться компонентами матрицы, это может указывать на то, что присутствие компонентов матрицы изменяет физиологию бактерий в агрегатах, например, ограничивая проникновение питательных веществ или кислорода в агрегаты.

Физиологическая толерантность — медленный рост и стойкость

Биопленки содержат субпопуляции бактерий, характеризующиеся широким распространением метаболической активности.Субпопуляции на периферии биопленки проявляют высокую физиологическую активность, в то время как субпопуляции, расположенные во внутренних частях биопленок, демонстрируют низкую физиологическую активность или отсутствие роста (Pamp et al., 2008; Stewart et al., 2016). Эта неоднородность связана с потреблением кислорода и питательных веществ метаболически активными бактериями, расположенными на периферии биопленки, не оставляя или почти не оставляя кислорода и питательных веществ бактериям, расположенным внутри биопленки (Stewart et al., 2016).Прямым следствием низкой скорости метаболизма для толерантности к антибиотикам является неактивность основных мишеней антибиотиков, что в разной степени влияет на эффективность всех бактерицидных антибиотиков. Например, низкий синтез белка изменяет эффективность ингибиторов синтеза белка, таких как аминогликозиды, низкий синтез ДНК влияет на эффект хинолонов, а низкий уровень выработки пептидогликана влияет на эффект бета-лактамов (рис. 1). На рис. 2В показано распределение живых и мертвых бактерий в обработанном ципрофлоксацином P.aeruginosa микроколония биопленки, выращенная в проточной камере.

Рисунок 2 . Влияние ципрофлоксацина, колистина и комбинации двух антибиотиков на субпопуляций биопленки P. aeruginosa PAO1. На изображениях показаны вертикальные срезы микроколоний биопленки P. aeruginosa , выращенных в проточной камере, которые не обрабатывались антибиотиком в качестве контроля (A) , ципрофлоксацином (B) , колистином (C) или ципрофлоксацином и колистин (D) .Живые бактериальные клетки выглядят зелеными из-за экспрессии gfp , тогда как мертвые бактериальные клетки выглядят красными из-за окрашивания йодидом пропидия (Pamp et al., 2009). Рисунок адаптирован из Cytometry Part A 75: 90–103 с разрешения John Wiley and Sons.

Слабый эффект антибиотиков на бактерии с низкой метаболической активностью в дополнение к неактивности мишени также вызван адаптивными стрессовыми реакциями, такими как SOS (Bernier et al., 2013) и строгий ответ (Nguyen et al., 2011). Строгий ответ — это адаптивный ответ на голодание по питательным веществам и железу, которое может происходить в биопленках в некоторых средах, и было показано, что он играет важную роль в толерантности биопленок к антибиотикам (Nguyen et al., 2011). У многих видов бактерий, включая P. aeruginosa , голодание активирует строгий ответ, индуцируя продукты генов relA и spoT для синтеза алармона (p) ppGpp, который регулирует экспрессию многих генов.Nguyen et al. (2011) продемонстрировали повышенную чувствительность к фторхинолонам, меропенему, колистину и гентамицину биопленок, образованных мутантом с двойным нокаутом P. aeruginosa Δ relAspoT , и предоставили доказательства того, что этот фенотип был вызван нарушением антиоксидантной способности и, как следствие, усиление эндогенного оксидативного стресса. Однако в случае колистина это противоречит сообщениям, показывающим, что бактерицидный эффект этого антибиотика не зависит от ROS (OH .) (Brochmann et al., 2014; Kolpen et al., 2016). Более того, было обнаружено, что активация строгого ответа предотвращает накопление прооксидантов HAQ (Nguyen et al., 2011; Schafhauser et al., 2014).

SOS-ответ может быть важным механизмом выживания бактерий в стрессовых условиях. Белки, которые участвуют в SOS-ответе, включают репрессор транскрипции LexA и ДНК-связывающий активирующий белок RecA (в E. coli ). В биопленках SOS-ответ может быть активирован из-за нескольких специфических для биопленок стрессов, таких как окислительный стресс (Boles and Singh, 2008) и голодание по питательным веществам, и было показано, что он индуцируется в зависимости от возраста у E.coli , вызывающие толерантность к фторхинолону офлоксацину (Bernier et al., 2013).

Другой адаптивный ответ голодания на ограничение питательных веществ, как было показано, происходит за счет вовлечения катаболитного репрессорного белка Crc, который подавляет метаболическую активность клеток в биопленках. Биопленки, образованные мутантом crc P. aeruginosa, были более восприимчивы к ципрофлоксацину (который влияет на метаболически активные клетки) и более толерантны к колистину (который эффективен на метаболически неактивных клетках), чем биопленки дикого типа (Zhang et al., 2012). Таким образом, метаболически неактивная субпопуляция в биопленках P. aeruginosa возникает не только из-за ограничения питательных веществ. Похоже, что клетки ощущают ограниченные условия питания и затем дифференцируются на метаболически неактивные субпопуляции посредством Crc, возможно, как стратегия выживания (Zhang et al., 2012). Поскольку кислород плохо растворим и быстро вдыхается аэробными микроорганизмами, градиенты концентрации кислорода являются общей чертой бактериальных биопленок (Stewart et al., 2016). Таким образом, с помощью микроэлектродного профилирования было показано, что концентрация кислорода в биопленках P. aeruginosa быстро снижается (Walters et al., 2003). Обнаружение усиления глобального, O 2 -чувствительного, анаэробного регулятора Anr в транскриптомных исследованиях популяций биопленок подтвердило, что клетки в биопленках испытывают гипоксию (Stewart et al., 2015). Эти аноксические или гипоксические условия приводят к снижению скорости роста бактерий (Williamson et al., 2012; Sønderholm et al., 2018).Исследования модели биопленки колонии in vitro показали, что 70% (62% ципрофлоксацин, 69% тобрамицин и 110% цефтазидим) толерантности к антибиотикам можно объяснить ограничением кислорода в этих условиях (Borriello et al., 2004) . P. aeruginosa может расти анаэробно за счет использования альтернативных акцепторов электронов, таких как NO 3 и NO 2 для дыхания путем денитрификации или ферментации аргинина. Однако эти альтернативные пути имеют более низкую энергетическую эффективность, чем аэробное дыхание (Arai, 2011).В модели биопленки из альгинатных шариков Sønderholm et al. показали, что самая высокая скорость роста была получена с комбинацией O 2 и NO 3 , что обеспечивает как аэробное дыхание, так и денитрификацию (Sønderholm et al., 2017). Недостаток кислорода вызывает снижение метаболической активности клеток в более глубоком слое биопленки, изменяя эффективность бета-лактамов, фторхинолонов и аминогликозидов. Исключением являются полимиксины и другие соединения, нацеленные на мембрану, такие как SDS, EDTA и хлоргексидин, которые предпочтительно убивают нерастущие бактерии биопленки (Pamp et al., 2008; Chiang et al., 2012; Brochmann et al., 2014; Колпен и др., 2016).

Другой механизм толерантности, связанный с низким давлением кислорода в биопленках, связан с потребностью молекул кислорода для образования ROS (гидроксильных радикалов), которые, как было показано, важны для бактерицидного эффекта антибиотиков (Dwyer et al., 2015; Ван Акер и Коенье, 2017). Вызванная антибиотиками продукция АФК была описана во время обработки биопленок P. aeruginosa и Proteus mirabilis хинолонами (Aiassa et al., 2010; Jensen et al., 2014) и Burkholderia cenocepacia биопленок с аминогликозидами (Van Acker et al., 2013). Биопленки, образованные мутантами, лишенными антиоксидантных систем, таких как каталазы ( katA для P. aeruginosa и katB для B. cenocepacia ), показали повышенную чувствительность к антибиотикам. Антиоксидантные системы, такие как каталаза и супероксиддисмутаза, активируются за счет активации строгого ответа в биопленках (Хакимова и др., 2013; Martins et al., 2018), таким образом улучшая антиоксидантную способность биопленок и, следовательно, их устойчивость к антибиотикам.

Поскольку метаболизм бактерий играет важную роль в толерантности биопленок к антибиотикам, было предложено несколько стратегий, направленных на выработку энергии, чтобы преодолеть толерантность к антибиотикам (Meylan et al., 2018).

Толерантность к антибиотикам также может быть вызвана образованием так называемых клеток-персистеров. Клетки-персистеры — это медленно делящиеся или неделящиеся бактерии, которые менее уязвимы для антибиотиков, чем основная часть бактериальной популяции, и когда лечение антибиотиками прекращается, эти клетки могут переходить в вегетативное состояние и восстанавливать инфекции (Lewis, 2010).Доля клеток-персистеров в биопленках обычно невелика (~ 0,01%), и их следует отличать от пространственно ограниченной субпопуляции толерантных, метаболически неактивных бактерий, которые составляют большую часть биопленки и неактивны из-за недостатка питательных веществ. Считается, что клетки-персистеры являются результатом дифференцировки бактерий в состояние покоя. Пониженный метаболизм, проявляемый клетками-персистерами, очевидно, позволяет им избегать действия антибиотиков, которые нацелены на фундаментальные клеточные процессы (например,g., репликация, трансляция или синтез клеточной стенки) (Рисунок 1). Скрининг мутантов предоставил доказательства того, что ряд генов (например, rpoS , spoT , relA , dksA , dinG , spuC , algR , pilH g, y pheA ) участвуют в формировании персистеров у P. aeruginosa , что позволяет предположить, что множественные пути могут приводить к развитию персистирующих клеток (Murakami et al., 2005; Видучич и др., 2006; Де Гроот и др., 2009). Работа с E. coli показала, что второй мессенджер ppGpp управляет образованием персистеров через протеазу Lon и активацию токсин-антитоксиновых (ТА) модулей (Harms et al., 2016). Однако более поздние работы показали, что данные, предполагающие участие модулей ТА в формировании клеток-персистеров, находятся под влиянием непреднамеренного инфицирования мутантных штаммов бактериофагом ϕ80. Эксперименты, проведенные с незараженными бактериями, больше не подтверждают роль модулей ТА в E.coli персистера (Harms et al., 2017).

Поскольку клетки-персистеры могут играть важную роль в стойких инфекциях, были предприняты усилия по оживлению клеток-персистеров с целью восстановления их чувствительности к антибиотикам. Было продемонстрировано, что маннитол увеличивает эффективность аминогликозидного тобрамицина против клеток-персистеров биопленки P. aeruginosa (Barraud et al., 2013). Этот эффект блокировался добавлением ингибитора протонной движущей силы или P.aeruginosa , мутантный штамм, неспособный метаболизировать маннит, что позволяет предположить, что маннит возвращает фенотип персистера через активную физиологическую реакцию бактерий. Таким образом, маннит, который, как известно, улучшает функцию легких при МВ за счет облегчения очищения от слизи, также может повышать чувствительность биопленок легких к антибиотикам (Barraud et al., 2013). Различные стратегии анти-персистеров недавно были рассмотрены группой Яна Михильса (Defraine et al., 2018).

Толерантность к биопленкам, вызванная экспрессией определенных генов

Ряд генов был идентифицирован как специфически вовлеченный в толерантность P.aeruginosa к антибиотикам. Мы используем термин толерантность в этом случае, потому что эти гены специфически экспрессируются в биопленках и, следовательно, опосредуют резистентность к антибиотикам, связанную с биопленками, но не опосредуют устойчивость к антибиотикам в планктонных культурах. В этом разделе мы описываем участие brlR и генов эффлюксной помпы в толерантности к антибиотикам, но больше примеров конкретных генов, участвующих в толерантности к антибиотикам, ассоциированной с биопленками, приведены ниже в разделе, посвященном толерантности к определенным классам антибиотиков.

Доказательства роли молекулы-мессенджера c-di-GMP в толерантности к антибиотикам биопленок P. aeruginosa были предоставлены Gupta et al. (2014). Как описано во вводной части, уровень c-di-GMP повышен в клетках биопленки по сравнению с клетками планктона. Было обнаружено, что искусственное повышение уровня c-di-GMP до уровня «биопленки» в планктонных культурах приводит к более высокой толерантности бактериальных клеток к антибиотикам. PA3177 был идентифицирован как активная дигуанилатциклаза (DGC), инактивация которой делает клетки биопленки чувствительными к тобрамицину (Poudyal and Sauer, 2018b).Было также показано, что PA3177 способствует восприимчивости биопленок в зависимости от уровней c-di-GMP и Br1R. Регулятор локуса устойчивости биопленки, BrlR, является Mer-подобным активатором транскрипции биопленочной толерантности к антибиотикам у P. aeruginosa . Было обнаружено, что биопленки, образованные мутантом brlR , более чувствительны к различным антибиотикам, чем биопленки дикого типа, тогда как планктонно выращенные мутантные бактерии brlR были так же восприимчивы к антибиотикам, как и бактерии дикого типа (Liao and Sauer, 2012).Было предоставлено доказательство того, что BrlR является активатором транскрипции оттокных насосов, кодируемых оперонами mexAB-oprM и mexEF-oprN , и было обнаружено, что подавление транскрипции этих генов является важным фактором фенотипа чувствительности к антибиотикам, наблюдаемого для brlR биопленок (Liao et al., 2013). Кроме того, было показано, что активность регулятора транскрипции BrlR стимулируется связыванием c-di-GMP (Chambers et al., 2014). BrlR активирует также экспрессию транспортеров ABC, при этом транспортер ABC PA1874-1877 напрямую способствует устойчивости биопленок к антибиотикам (Poudyal and Sauer, 2018a).Zhang и Mah (2008) показали, что PA1874-1877 в 10 раз более высоко экспрессируется в биопленках P. aeruginosa по сравнению с планктонными клетками, и что делеция генов, кодирующих этот насос, увеличивает восприимчивость биопленок к тобрамицину, гентамицину и ципрофлоксацину, в то время как планктонный на восприимчивость не повлияло. Делеция генов, кодирующих эту помпу (PA1874-1877), привела к увеличению чувствительности биопленок P. aeruginosa к тобрамицину и гентамицину. В дополнение к влиянию на экспрессию генов, кодирующих белки, участвующие в эффлюксных насосах и переносчиках нескольких лекарств ABC, BrlR также влияет на экспрессию генов, кодирующих модификацию LPS и состава мембранных белков, а также на метаболизм и выработку энергии.Это множество различных потенциальных мишеней может объяснить участие BrlR в регуляции толерантности биопленок к различным антибиотикам (Poudyal and Sauer, 2018a). Однако, в отличие от результатов, описанных выше, Stewart et al. (2015) не смогли выявить разницу в устойчивости биопленок к тобрамицину между диким типом P. aeruginosa и мутантом brlR . Возможно, что разница в толерантности к тобрамицину между диким типом и мутантом brlR наблюдается только при высоких концентрациях антибиотика, которые не исследовались Stewart et al.(2015).

Насосы для оттока нескольких лекарственных препаратов из бактерий способны перекачивать антибиотики из бактериальной клетки с помощью энергии, требующей процесса, зависящего от мембранного потенциала и АТФ. Различные формы стрессов могут вызывать оттокные насосы, такие как индукция у P. aeruginosa MexXY-OprM за счет окислительного стресса, MexEF-OprN за счет нитрозативного стресса и MexCD-OprJ за счет агентов, повреждающих мембраны (Poole, 2014). Поскольку эти типы стрессов могут встречаться в биопленках, они могут приводить к индукции откачивающих насосов в P.aeruginosa биопленок, способствующих устойчивости к антибиотикам. У других видов, таких как Burkholderia cenocepacia , было показано, что эффлюксные насосы участвуют в устойчивости биопленок к тобрамицину и ципрофлоксацину (Buroni et al., 2014).

Толерантность к

in vivo Биопленки

Различные механизмы толерантности к антибиотикам могут иметь значение для выживания биопленок в различных средах (Hall and Mah, 2017). In vivo, локальная среда биопленки может быть весьма изменчивой в зависимости от места заражения.Например, фармакокинетические / фармакодинамические исследования показали, что для преодоления толерантности биопленок в легких мыши к антибиотикам требуются высокие дозы и / или длительное лечение (Hengzhuang et al., 2012). Эти высокие дозировки не могут быть введены системно пациентам в клинических условиях из-за токсичности, но могут быть достигнуты путем местного введения (ингаляционная терапия). In vivo, размеры биопленок меньше, чем в большинстве моделей in vitro (Høiby et al., 2015), а местная биопленочная среда может быть весьма изменчивой в зависимости от места заражения. Следовательно, разные механизмы толерантности к антибиотикам могут быть основной причиной выживания бактерий при различных типах инфекций биопленок. Например, у пациентов с муковисцидозом биопленки P. aeruginosa не прикреплены к поверхности, а присутствуют в виде скоплений клеток в слизи дыхательных путей (Bjarnsholt et al., 2013) и окружены воспалительными полиморфно-ядерными клетками, которые потребляют большая часть доступного кислорода (Kolpen et al., 2010; Jensen et al., 2017). Соответственно, были предоставлены доказательства того, что бактерии в этих биопленках находятся в анаэробных условиях (Worlitzsch et al., 2002; Aanaes et al., 2011). Напротив, биопленки P. aeruginosa , прикрепленные к эндотрахеальным трубкам, вызывающие нозокомиальную пневмонию, ассоциированную с вентилятором, у пациентов в отделениях интенсивной терапии, скорее всего, локализуются в аэробной среде, что позволяет предположить, что бактерии на периферии этих биопленок испытывают аэробные свойства. условия (Høiby et al., 2015).

In vivo сложность толерантности биопленок к антибиотикам может быть увеличена из-за гетерогенности образующих биопленки клинических штаммов с различными паттернами экспрессии генов из-за клональной эволюции и адаптации во время хронических инфекций, таких как хроническая инфекция легких с P. aeruginosa у пациентов с МВ (Росси и др., 2018).

Многовидовые биопленки часто встречаются в природе, но их значение при хронических инфекциях неясно, поскольку визуализация биопленок in vivo во многих случаях показывала моновидовые бактериальные агрегаты, за исключением оральных и кишечных биопленок (Burmolle et al., 2010). Сообщалось, что in vitro установили многовидовые биопленки, в том числе P. aeruginosa, продемонстрировали повышенную толерантность к антибиотикам по сравнению с моновидовыми биопленками (Ryan et al., 2008; Tavernier et al., 2017).

Толерантность биопленок к разным классам антибиотиков

В этом разделе мы описываем связанные с биопленкой механизмы толерантности к противомикробным препаратам, которые играют роль в толерантности к определенным классам антибиотиков. Это подчеркивает многогранный характер толерантности к антибиотикам, связанной с биопленками.

Связанная с биопленкой толерантность к бета-лактамным антибиотикам

Тестирование in vitro минимальной ингибирующей концентрации бета-лактамов в биопленках показало, что концентрации бета-лактамов в 1000 раз выше, чем у планктонных МИК (Moskowitz et al., 2004; Macia et al., 2014). В целом бета-лактамы обладают слабым антибиопленочным действием. Это связано с тем, что бета-лактамный механизм действия направлен на синтез пептидогликана и эффективен только на активно растущих, делящихся клетках.Таким образом, основной механизм толерантности биопленок к бета-лактамам связан с медленным ростом бактерий в биопленках (рис. 1).

Индукция транскрипции бета-лактамазы или избыточной бета-лактамазы, высвобождаемой из убитых бактерий во внешнем чувствительном слое биопленки в ответ на присутствие бета-лактамного антибиотика, ухудшает проникновение молекул бета-лактама через слои биопленки (Dibdin et al. др., 1996; Багге и др., 2004а). Используя трансляционное слияние ampC с нестабильным зеленым флуоресцентным белком-репортером, Bagge et al.(2004a) продемонстрировали, что в отсутствие бета-лактамного антибиотика уровень бета-лактамазы, кодируемой ampC , в биопленках P. aeruginosa незначителен. Однако экспрессия фермента была обнаружена на периферии биопленки при индукции низкими концентрациями имипенема (сильный индуктор ampC ), в то время как высокие концентрации имипенема приводили к индукции ampC по всей биопленке. Инактивация молекул бета-лактама ферментами в матрице биопленки имеет фармакокинетические / фармакодинамические последствия, так как зависит от времени действие цефтазидима, цефалоспорина, который гидролизуется бета-лактамазой AmpC P.aeruginosa , был изменен на дозозависимый эффект (Hengzhuang et al., 2013), предполагая, что бета-лактамы должны использоваться в высоких дозах, чтобы подавить способность ферментов к разложению (Bowler et al., 2012) . Альтернативно, лечение инфекций биопленок с помощью комбинации бета-лактамов и ингибиторов бета-лактамаз (таких как цефтолозан / тазобактам или цефтазидим / авибактам (Torrens et al., 2016) или стабильных бета-лактамаз соединений, таких как карбапенем меропенем, может преодолеть это механизм толерантности.Соответственно, меропенем показал хорошую активность in vitro на биопленках P. aeruginosa (Moskowitz et al., 2004).

Связанная с биопленкой толерантность к фторхинолоновым антибиотикам

In vitro фторхинолоны гораздо более активны против бактерий биопленки, чем бета-лактамы, и минимальные концентрации ингибирования биопленки (MBIC) P. aeruginosa больше похожи на МИК планктона (Moskowitz et al., 2004; Macia et al. al., 2014), чем у других антибиотиков. Поскольку фторхинолоны обладают хорошим анти-биопленочным действием, а также хорошим проникновением в ткани и доступны для перорального применения, они часто используются в комбинированной терапии для лечения инфекций биопленки, таких как инфекции, связанные с имплантатами костей и суставов, и хронические инфекции легких (Høiby et al. др., 2015; Ciofu et al., 2017).

Хинолоны представляют собой незаряженные молекулы и легко диффундируют через матрицу биопленки. In vitro исследование хинолонов на субоптимально растущих или нерастущих P.aeruginosa проявляла значительную бактерицидную активность (Eng et al., 1991). Однако низкая концентрация кислорода в биопленках влияет на бактерицидный эффект хинолонов, вероятно, из-за образования АФК в недостаточных количествах, чтобы вызвать бактерицидный эффект (рис. 1). Низкий уровень кислорода, по-видимому, является основным механизмом толерантности биопленок к хинолонам вместе с адаптивными ответами, такими как SOS и строгим ответом (Stewart et al., 2015). Было показано, что воздействие на низкое давление кислорода путем воздействия на биопленки гипербарической кислородной терапии (HBOT) улучшает антибиотический эффект хинолонов (Kolpen et al., 2017; Gade et al., 2018).

Связанная с биопленкой толерантность к аминогликозидным антибиотикам

Множество механизмов, по-видимому, играет роль в толерантности биопленок P. aeruginosa к аминогликозидным антибиотикам (рис. 1). Эти механизмы включают связывание аминогликозидов различными компонентами матрикса биопленки, а также экспрессию специфических генов, которые придают биопленку-ассоциированную толерантность к аминогликозидам.

Альгинат может действовать как щит против аминогликозидных антибиотиков в биопленках, образованных чрезмерным продуцированием альгината P.aeruginosa штаммов. Таким образом, было предоставлено доказательство того, что биопленки, образованные штаммом P. aeruginosa , сверхпродуцирующим альгинат, были значительно более толерантны к тобрамицину, чем биопленки, образованные изогенным немукоидным штаммом (Hentzer et al., 2001). Кроме того, было показано, что экзополисахарид Psl обеспечивает некоторую степень связанной с биопленкой толерантности к аминогликозидам. В одном исследовании защитный эффект Psl против тобрамицина был выражен у молодых P.aeruginosa (Billings et al., 2013), но другие исследования предоставили доказательства роли Psl в толерантности к тобрамицину зрелых биопленок P. aeruginosa (Yang et al., 2011). Экзополисахарид Pel может также обеспечивать защиту от аминогликозидов в биопленках P. aeruginosa . Таким образом, биопленки, образованные мутантами, лишенными Pel, оказались более чувствительными к тобрамицину и гентамицину, чем соответствующие биопленки дикого типа (Colvin et al., 2011).Более того, эДНК также может играть роль в препятствовании проникновению аминогликозидов в биопленки P. aeruginosa . ДНК может связывать положительно заряженные антибиотики, такие как аминогликозиды (Ramphal et al., 1988; Hunt et al., 1995), и, соответственно, Chiang et al. (2013) представили доказательства того, что биопленки, образованные мутантом P. aeruginosa , чувствительным к кворуму, с дефицитом высвобождения ДНК, были чувствительны к тобрамицину, но становились толерантными к тобрамицину, если они были снабжены ДНК, включенной в биопленку.

Аминогликозидная толерантность биопленок P. aeruginosa также была связана с внеклеточной ДНК-опосредованной активацией генов pmr и arn посредством связывания магния, а также местного подкисления (Mulcahy et al., 2008). Продукты гена arn придают толерантность к аминогликозидам за счет добавления аминоарабинозы к липидной части А ЛПС (Lewenza, 2013). Кроме того, регулируемый PmrA локус PA4773-4775 кодирует ферменты, которые катализируют синтез спермидина, который представляет собой полиамин, который локализуется на внешней мембране и снижает проницаемость внешней мембраны для аминогликозидов (Johnson et al., 2012).

Ген ndvB был идентифицирован как участвующий в толерантности биопленок P. aeruginosa PA14 к тобрамицину и гентамицину посредством скрининга мутантных транспозонов (Mah et al., 2003). Мутант ndvB был менее устойчив к тобрамицину и гентамицину, чем дикий тип при выращивании в биопленках, но при планктонном выращивании мутант ndvB и дикий тип были одинаково чувствительны к аминогликозидам. Механизм оказался специфичным для биопленки из-за специфической экспрессии гена ndvB в клетках биопленки по сравнению с планктонными клетками (Mah et al., 2003; Beaudoin et al., 2012). Было показано, что толерантность, опосредованная ndvB , обусловлена ​​секвестрацией лекарства циклическими периплазматическими глюканами, а также ролью в активации генов окисления этанола (Mah et al., 2003; Beaudoin et al., 2012).

Ряд ранее описанных механизмов, которые включают экспрессию в биопленках специфических генов, опосредующих толерантность к антибиотикам, таких как brlR и PA1874-1877, придают толерантность к аминогликозидам (Mah et al., 2003; Zhang and Mah, 2008; Liao and Sauer, 2012; Poudyal and Sauer, 2018a).Кроме того, как описано ранее, было высказано предположение, что строгий ответ у P. aeruginosa играет роль в толерантности биопленок к различным антибиотикам, включая аминогликозиды, за счет снижения окислительного стресса (Nguyen et al., 2011).

Недостаток кислорода и низкая скорость метаболизма бактериальных клеток в более глубоких слоях биопленок также играет роль в толерантности биопленок к аминогликозидам, поскольку аминогликозиды требуют активного кислородзависимого поглощения через цитоплазматическую мембрану для того, чтобы чтобы достичь своей рибосомальной мишени, а недостаток кислорода ухудшает мембранный потенциал и транспорт этих молекул в цитоплазму (рис. 1; Verklin and Mandell, 1977; Taber et al., 1987; Стюарт и др., 2015). Соответственно, воздействие на низкое давление кислорода путем воздействия на биопленки гипербарической кислородной терапии (HBOT) улучшает антибиотический эффект аминогликозидов как in vitro, (Møller et al., 2019), так и in vivo (Lerche et al. , 2017). Кроме того, также было высказано предположение, что набор метаболитов, таких как фумарат, которые способствуют активности цикла TCA, может усиливать летальность тобрамицина у бактерий P. aeruginosa с низкой метаболической активностью (персистеров) (Koeva et al., 2017).

Связанная с биопленкой толерантность к антимикробным пептидам

Большинство антимикробных пептидов заряжены положительно, как и аминогликозиды. Следовательно, некоторые механизмы, которые участвуют в толерантности биопленок P. aeruginosa к аминогликозидам, также могут играть роль в толерантности биопленок к антимикробным пептидам. Например, можно ожидать, что связывание антимикробных пептидов отрицательно заряженными компонентами матрикса биопленки, такими как эДНК, может играть роль в толерантности к P.aeruginosa противомикробных пептидов. Кроме того, было показано, что экзополисахарид Psl обеспечивает защиту биопленок P. aeruginosa от колистина и полимиксина B (Billings et al., 2013). Более того, были представлены доказательства того, что строгий ответ играет роль в толерантности биопленок P. aeruginosa к колистину (Nguyen et al., 2011; Khakimova et al., 2013).

Как описано ранее, повышенная регуляция генов pmr и arn в P.aeruginosa могут образовываться в результате хелатирования катионов, опосредованных eDNA, и подкисления (Mulcahy et al., 2008; Wilton et al., 2016). Более того, были представлены доказательства того, что воздействие колистина на биопленок P. aeruginosa приводит к усилению регуляции генов pmr и arn в метаболически активной периферической субпопуляции (Pamp et al., 2008). Продукты гена arn опосредуют снижение чистого отрицательного заряда ЛПС, что снижает взаимодействие и поглощение полимиксинов (Lewenza, 2013).Повышающая регуляция оперона pmr / arn играет роль в толерантности к колистину биопленок P. aeruginosa вместе с активацией оттока MexAB-OprM (Pamp et al., 2008). Кроме того, Chiang et al. показали, что также оттокные насосы, кодируемые генами mexCD-oprJ и muxABC-opmB , экспрессируются в ответ на воздействие колистина (Рисунок 1; Chiang et al., 2012). Колистин не мог уничтожить метаболически активную периферическую субпопуляцию, но был эффективен в устранении метаболически неактивной субпопуляции в более глубоких слоях биопленки (рис. 2C; Pamp et al., 2008). Это согласуется с данными, показывающими повышенную бактерицидную активность колистина на биопленках P. aeruginosa , выращенных в анаэробных условиях (Kolpen et al., 2016).

Было показано, что комбинация колистина, нацеленного на метаболически неактивную популяцию, с антибиотиками, нацеленными на метаболически активную популяцию, такими как ципрофлоксацин и тобрамицин, способна уничтожить биопленок P. aeruginosa in vitro (Рисунок 2; Pamp et al., 2008) и in vivo (Herrmann et al., 2010). У пациентов с муковисцидозом эрадикационная терапия с использованием ингаляций колистина или тобрамицина и перорального ципрофлоксацина используется для лечения легочных инфекций P. aeruginosa после первого выявления бактерий в секретах дыхательных путей (Høiby et al., 2015).

Было показано, что концентрации различных классов антибиотиков ниже МИК могут стимулировать образование биопленок как у грамположительных, так и у грамотрицательных бактерий.Соответствующие механизмы были недавно рассмотрены (Ranieri et al., 2018) и включают высвобождение eDNA, индукцию фаговых элементов и различные регуляторные ответы. Например, в случае P. aeruginosa имипенем может индуцировать продукцию альгината (Bagge et al., 2004b), ципрофлоксацин может вызывать SOS-ответ, а тобрамицин может индуцировать образование биопленки через c-di-GMP с повышенной толерантностью биопленки ( Hoffman et al., 2005).

Развитие устойчивости к антибиотикам в биопленках

Описанные механизмы толерантности способствуют устойчивости биопленок, которые обеспечивают благодатную почву для появления устойчивых к антибиотикам мутантов.Сообщается, что в планктонных культурах толерантность предшествует возникновению устойчивости (Levin-Reisman et al., 2017).

Устойчивость к антибиотикам подразумевает мутации в генетических детерминантах устойчивости, приводящие к увеличению минимальных ингибирующих концентраций антибиотика для бактериальных клеток, разрушенных биопленкой, и это считается побочным эффектом длительной поддерживающей антибактериальной терапии.

В отличие от планктонных, быстро делящихся клеток, которые традиционно используются для изучения развития устойчивости к антибиотикам в встряхиваемых культурах, бактерии, выращенные на биопленке, сталкиваются с градиентами питательных веществ и кислорода, которые приводят к гетерогенной бактериальной популяции, включая медленнорастущие или неделящиеся клетки. (Стюарт, 2015; Стюарт и др., 2016). Знание о мутагенезе в неделящихся или лишенных питательных веществ клетках (стационарный или адаптивный мутагенез (Foster, 2007; Sekowska et al., 2016)) предполагает, что частота мутаций будет выше и представлена ​​разными типами мутаций в биопленках по сравнению с планктонным культурам (Bjedov et al., 2003; Bharatan et al., 2004; Kivisaar, 2010; Maharjan, Ferenci, 2017). Механизмы, ответственные за усиление мутагенеза биопленок, включают окислительный стресс (Boles, Singh, 2008), SOS-ответы на повреждение ДНК и RpoS-зависимые ответы (Bjedov et al., 2003; Кивисаар, 2010). По сравнению с планктонными однородными популяциями, пространственно-структурированная и неоднородная среда биопленок может рассматриваться как совокупность различных ниш с разным селективным давлением (Rainey et al., 2000; Kassen and Rainey, 2004; Melnyk et al., 2015) которые предоставляют возможность большему количеству устойчивых мутантов сохраняться без конкуренции в биопленке (Perron et al., 2007).

Общей чертой, наблюдаемой в экспериментах по эволюции биопленок, является более высокая степень диверсификации бактериальной популяции, чем в исследованиях эволюции с использованием планктонных культур (Steenackers et al., 2016). Другой характеристикой эволюции биопленок, особенно наблюдаемой при хронических инфекциях, является частое выделение бактерий с высокой частотой мутаций, например гипермутации из-за мутаций в их механизмах репарации ДНК (Oliver et al., 2000; Labat et al., 2005; Macia et al., 2005; Daurel et al., 2007). Это происходит несмотря на общепринятый факт, что фенотипы мутаторов являются самоограничивающимися из-за высокого риска вредных мутаций (Denamur and Matic, 2006). Это говорит о том, что мутаторы поддерживаются в некоторых нишах биопленок и, вероятно, компенсируют медленный рост бактерий, обеспечивая пул спонтанных мутантов, которые позволяют адаптироваться биопленке и возникать устойчивость в биопленках.Ранее было показано, что, когда адаптация ограничена количеством мутаций, отбор благоприятствует штаммам с повышенной частотой мутаций из-за мутационной инактивации системы репарации ошибочного спаривания (Bjedov et al., 2003). Повышенная адаптивность мутаторов по сравнению с диким типом наблюдалась при выращивании в конкурентных экспериментах на биопленках проточных клеток (Lujan et al., 2011; Macia et al., 2011).

Недавно в ходе экспериментальных исследований эволюции in vitro было показано, что устойчивость к антибиотикам развивается разными путями в планктонных культурах и биопленках, подвергшихся воздействию субингибиторных уровней ципрофлоксацина (Ahmed et al., 2018). В то время как размер устойчивой к ципрофлоксацину субпопуляции был выше в биопленках, уровни устойчивости (МПК) были ниже по сравнению с планктонно развитыми культурами, что коррелирует с мутациями в оттокных насосах в биопленках и мутациями в генах-мишенях в планктонных культурах. Также было продемонстрировано быстрое появление мутантов nfxB , сверхэкспрессирующих эффлюксную помпу MexCD-OprJ, в биопленках, подвергшихся воздействию низких доз ципрофлоксацина, с мутантами, составляющими 80–90% популяции биопленок после 4 дней лечения (рис. 3; Zaborskyte et al. ., 2016). Это говорит о том, что рост биопленки способствует возникновению и поддержанию мутантов с низким уровнем устойчивости, что представляет собой мутации первого шага с потенциальным накоплением мутаций, приводящих к увеличению MIC на более поздних этапах.

Рисунок 3 . Развитие мутантов nfxB в 72-часовой биопленке проточных клеток PAO1 во время лечения низкими дозами ципрофлоксацина. Биопленки PAO1 mCherry -P CD gfp ( mCherry интегрированы в сайт attB ; mini-Tn7 :: P CD gfp вставлен перед гена glmS). выращивали в трех независимых каналах камер проточной кюветы в течение 72 ч, а затем обрабатывали 0.2 мкг / мл CIP в течение 96 часов. Визуализация с помощью CLSM проводилась каждые 24 часа. Красный цвет представляет клетки дикого типа из-за конститутивной экспрессии mCherry , тогда как зеленый цвет показывает мутантов nfxB из-за экспрессии репортера P CD gfp , регуляция которого специфически повышается у этих мутантов. На изображениях представлены ортогональные трехмерные виды биопленки (левая панель) или перспективный вид (правая панель) с наложением флуоресценции красного и зеленого каналов (Zaborskyte et al., 2016).Рисунок воспроизведен из «Противомикробные агенты и химиотерапия», 61, выпуск 3, e02292–16 с разрешения Американского общества микробиологов.

Выводы и перспективы

Патоген ESKAPE Pseudomonas aeruginosa, является важной причиной стойких инфекций из-за его способности образовывать биопленки, которые проявляют толерантность и устойчивость к антимикробным агентам. Множественные и различные механизмы, используемые P. aeruginosa для выживания при лечении антибиотиками при росте в биопленке, представляют собой важную терапевтическую проблему.Молекулярные механизмы, лежащие в основе толерантности биопленок к антибиотикам, являются мишенями для терапевтических вмешательств для усиления антибиотического действия антибиотиков. Чтобы определить наилучшие цели вмешательства, необходимо уточнить относительный вклад механизмов, участвующих в толерантности биопленок к определенным классам антибиотиков. Кроме того, различные механизмы толерантности могут запускаться in vivo в месте инфицирования биопленкой в ​​зависимости от конкретных условий окружающей среды, таких как доступ к питательным веществам и кислороду, которые зависят от нескольких факторов, таких как васкуляризация тканей, а также степени и типа воспаления. (Дженсен и др., 2017). Тщательное понимание относительной важности механизмов толерантности к антибиотикам для сохранения различных типов биопленочных инфекций требует дальнейших исследований. Знание сложности биопленочной толерантности к антибиотикам и специфической для биопленок динамики эволюции устойчивости к антибиотикам в конечном итоге обеспечит основу для разработки терапевтических решений для пациентов, страдающих хроническими инфекциями биопленок.

Авторские взносы

OC и TT-N в равной степени внесли свой вклад в концепцию и написание обзора.

Финансирование

Работа поддержана грантами Датского совета независимых исследований и Фонда Лундбека.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Аанаес, К., Рикельт, Л. Ф., Йохансен, Х. К., фон, Б. К., Пресслер, Т., Хойби, Н., и другие. (2011). Снижение давления кислорода слизистой оболочки верхнечелюстных пазух у пациентов с муковисцидозом. J. Cyst. Фиброс. 10, 114–120. DOI: 10.1016 / j.jcf.2010.12.002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ахмед М. Н., Порсе А., Соммер М. О. А., Хёиби Н. и Чофу О. (2018). Эволюция устойчивости к антибиотикам в биопленках и планктонных популяциях Pseudomonas aeruginosa , подвергшихся воздействию субингибиторных уровней ципрофлоксацина. Антимикробный. Агенты Chemother. 62, e00320 – e00318. DOI: 10.1128 / AAC.00320-18

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Айасса В., Барнс А. И. и Албеса И. (2010). Устойчивость к ципрофлоксацину за счет усиления антиоксидантной защиты биопленок и планктона Proteus mirabilis . Biochem. Биофиз. Res. Commun. 393, 84–88. DOI: 10.1016 / j.bbrc.2010.01.083

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Аллесен-Хольм, М., Баркен, К. Б., Янг, Л., Клаузен, М., Уэбб, Дж. С., Кьеллеберг, С., и др. (2006). Характеристика высвобождения ДНК в культурах и биопленках Pseudomonas aeruginosa . Мол. Microbiol. 59, 1114–1128. DOI: 10.1111 / j.1365-2958.2005.05008.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ан, С., Ву, Дж., И Чжан, Л. Х. (2010). Модуляция диспергирования биопленки Pseudomonas aeruginosa с помощью фосфодиэстеразы циклического Di-GMP с предполагаемым доменом, чувствительным к гипоксии. Заявл. Environ. Microbiol. 76, 8160–8173. DOI: 10.1128 / AEM.01233-10

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Багге, Н., Хентцер, М., Андерсен, Дж. Б., Чофу, О., Гивсков, М., и Хойби, Н. (2004a). Динамика и пространственное распределение экспрессии бета-лактамазы в биопленках Pseudomonas aeruginosa . Антимикробный. Агенты Chemother. 48, 1168–1174. DOI: 10.1128 / AAC.48.4.1168-1174

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Багге, Н., Шустер, М., Хентцер, М., Чофу, О., Гивсков, М., Гринберг, Э. П. и др. (2004b). Pseudomonas aeruginosa Биопленки, подвергшиеся воздействию имипенема, демонстрируют изменения в глобальной экспрессии генов и продукции бета-лактамазы и альгината. Антимикробный. Агенты Chemother. 48, 1175–1187. DOI: 10.1128 / AAC.48.4.1175-1187.2004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Барро, Н., Бусон, А., Яролимек, В., и Райс, С. А. (2013). Маннитол повышает чувствительность к антибиотикам бактерий-персистеров в биопленках Pseudomonas aeruginosa . PLoS One 8: e84220. DOI: 10.1371 / journal.pone.0084220

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Барро, Н., Шлехек, Д., Клебенсбергер, Дж., Уэбб, Дж. С., Хассет, Д. Дж., Райс, С. А., и др. (2009). Передача сигналов оксида азота в биопленках Pseudomonas aeruginosa опосредует активность фосфодиэстеразы, снижение уровней циклического ди-GMP и усиление диспергирования. J. Bacteriol. 191, 7333–7342. DOI: 10.1128 / JB.00975-09

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бодуан, Т., Zhang, L., Hinz, A.J., Parr, C.J., и Mah, T.F. (2012). Специфический для биопленок ген устойчивости к антибиотикам ndvB важен для экспрессии генов окисления этанола в биопленках Pseudomonas aeruginosa . J. Bacteriol. 194, 3128–3136. DOI: 10.1128 / JB.06178-11

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бернье, С. П., Лебо, Д., Де Франческо, А. С., Валомон, А., Субигу, Г., Коппи, Дж. Й. и др. (2013). Голодание вместе с SOS-ответом опосредует высокую биопленочную толерантность к фторхинолону офлоксацину. PLoS Genet. 9: e1003144. DOI: 10.1371 / journal.pgen.1003144

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бхаратан, С. М., Редди, М., и Гоуришанкар, Дж. (2004). Отчетливые признаки чувствительности к мутаторам реверсий lacZ и спектра прямых мутаций lacI / lacO на хромосоме неделящейся Escherichia coli . Генетика 166, 681–692. DOI: 10.1534 / genetics.166.2.681

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Биллингс, Н., Миллан, М., Калдара, М., Рускони, Р., Тарасова, Ю., Стокер, Р. и др. (2013). Компонент Psl внеклеточного матрикса обеспечивает быстродействующую антибиотическую защиту в биопленках Pseudomonas aeruginosa . PLoS Pathog. 9: e1003526. DOI: 10.1371 / journal.ppat.1003526

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Bjarnsholt, T., Alhede, M., Alhede, M., Eickhardt-Sorensen, S.R., Moser, C., Kuhl, M., et al. (2013). Биопленка in vivo. Trends Microbiol. 21, 466–474. DOI: 10.1016 / j.tim.2013.06.002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бьедов И., Тенайон О., Жерар Б., Соуза В., Денамур Э., Радман М. и др. (2003). Стресс-индуцированный мутагенез у бактерий. Наука 300, 1404–1409. DOI: 10.1126 / science.1082240

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Болес Б. Р. и Сингх П. К. (2008). Эндогенный оксидативный стресс способствует разнообразию и приспособляемости сообществ биопленок. Proc. Natl. Акад. Sci. USA 105, 12503–12508. DOI: 10.1073 / pnas.0801499105

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Борли Б. Р., Гольдман А. Д., Мураками К., Самудрала Р., Возняк Д. Дж. И Парсек М. Р. (2010). Pseudomonas aeruginosa использует адгезин, регулируемый циклическим ди-GMP, для усиления внеклеточного матрикса биопленки. Мол. Microbiol. 75, 827–842. DOI: 10.1111 / j.1365-2958.2009.06991.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Борриелло, Г., Вернер, Э., Роу, Ф., Ким, А. М., Эрлих, Г. Д., и Стюарт, П. С. (2004). Ограничение кислорода способствует толерантности к антибиотикам Pseudomonas aeruginosa в биопленках. Антимикробный. Агенты Chemother. 48, 2659–2664. DOI: 10.1128 / AAC.48.7.2659-2664.2004

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Боулер Л. Л., Жанель Г. Г., Болл Т. Б. и Савард Л. Л. (2012). Зрелые биопленки Pseudomonas aeruginosa преобладают по сравнению с молодыми биопленками в присутствии цефтазидима. Антимикробный. Агенты Chemother. 56, 4976–4979. DOI: 10.1128 / AAC.00650-12

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Браунер А., Фридман О., Гефен О., Балабан Н. К. (2016). Различение устойчивости, толерантности и стойкости к лечению антибиотиками. Нат. Rev. Microbiol. 14, 320–330. DOI: 10.1038 / nrmicro.2016.34

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Браунер А., Шореш Н., Фридман, О., Балабан, Н.К. (2017). Экспериментальная основа для количественной оценки бактериальной толерантности. Biophys. J. 112, 2664–2671. DOI: 10.1016 / j.bpj.2017.05.014

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Брохманн, Р. П., Тофт, А., Чофу, О., Бриалес, А., Колпен, М., Хемпель, К. и др. (2014). Бактерицидное действие колистина на планктон Pseudomonas aeruginosa не зависит от образования гидроксильных радикалов. Внутр. J. Antimicrob.Агенты 43, 140–147. DOI: 10.1016 / j.ijantimicag.2013.10.015

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бермолле, М., Томсен, Т. Р., Фазли, М., Диг, И., Кристенсен, Л., Хомо, П. и др. (2010). Биопленки при хронических инфекциях — возможность — моновидовые биопленки при многовидовых инфекциях. FEMS Immunol. Med. Microbiol. 59, 324–336. DOI: 10.1111 / j.1574-695X.2010.00714.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бурони, С., Маттейс, Н., Спадаро, Ф., Ван, А. Х., Скоффон, В. К., Паска, М. Р. и др. (2014). Дифференциальная роль насосов оттока RND в устойчивости к противомикробным препаратам сидячих и планктонных клеток Burkholderia cenocepacia . Антимикробный. Агенты Chemother. 50, 7424–7429. DOI: 10.1128 / AAC.03800-14

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чемберс, Дж. Р., Ляо, Дж., Шурр, М. Дж. И Зауэр, К. (2014). Br1R из Pseudomonas aeruginosa представляет собой c-di-GMP-чувствительный фактор транскрипции. Мол. Microbiol. 92, 471–487. DOI: 10.1111 / mmi.12562

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Chiang, W. C., Nilsson, M., Jensen, P.O., Hoiby, N., Nielsen, T. E., Givskov, M., et al. (2013). Внеклеточная ДНК защищает от аминогликозидов в биопленках Pseudomonas aeruginosa . Антимикробный. Агенты Chemother. 57, 2352–2361. DOI: 10.1128 / AAC.00001-13

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чианг, W.К., Памп, С. Дж., Нильссон, М., Гивсков, М., и Толкер-Нильсен, Т. (2012). Метаболически активная субпопуляция в биопленках Pseudomonas aeruginosa выживает при воздействии нацеленных на мембрану антимикробных препаратов с помощью различных молекулярных механизмов. FEMS Immunol. Med. Microbiol. 65, 245–256. DOI: 10.1111 / j.1574-695X.2012.00929.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чофу, О., Толкер-Нильсен, Т., Йенсен, П. О., Ван, Х. и Хёби, Н.(2015). Устойчивость к противомикробным препаратам, инфекции дыхательных путей и роль биопленок в легочных инфекциях у пациентов с муковисцидозом. Adv. Препарат Делив. Ред. 85, 7–23. DOI: 10.1016 / j.addr.2014.11.017

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Колвин, К. М., Гордон, В. Д., Мураками, К., Борли, Б. Р., Возняк, Д. Дж., Вонг, Г. К. и др. (2011). Полисахарид pel может выполнять структурную и защитную роль в матрице биопленки Pseudomonas aeruginosa . PLoS Pathog. 7: e1001264. DOI: 10.1371 / journal.ppat.1001264

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Костертон, Дж. У., Стюарт, П. С., и Гринберг, Э. П. (1999). Бактериальные биопленки: частая причина хронических инфекций. Наука 284, 1318–1322. DOI: 10.1126 / science.284.5418.1318

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Даурел, К., Прунье, А. Л., Чау, Ф., Гарри, Л., Леклерк, Р., и Фантен, Б.(2007). Роль гипермутабельности на приспособленность бактерий и появление резистентности при экспериментальном остеомиелите, вызванном Staphylococcus aureus . FEMS Immunol. Med. Microbiol. 51, 344–349. DOI: 10.1111 / j.1574-695X.2007.00310.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дэвис Д. Г., Парсек М. Р., Пирсон Дж. П., Иглевски Б. Х., Костертон Дж. У. и Гринберг Э. П. (1998). Участие межклеточных сигналов в развитии бактериальной биопленки. Наука 280, 295–298. DOI: 10.1126 / science.280.5361.295

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Де Гроот, В., Верстратен, Н., Фоварт, М., Кинт, К. И., Вербек, А. М., Бёленс, С., и др. (2009). Новые гены персистентности в Pseudomonas aeruginosa идентифицированы с помощью высокопроизводительного скрининга. FEMS Microbiol. Lett. 297, 73–79. DOI: 10.1111 / j.1574-6968.2009.01657

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дефрейн, В., Фоварт, М., и Михилс, Дж. (2018). Борьба с персистентностью бактерий: текущие и новые стратегии и методы лечения. Устойчивость к наркотикам. Updat. 38, 12–26. DOI: 10.1016 / j.drup.2018.03.002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дибдин, Г. Х., Ассиндер, С. Дж., Николс, В. В., и Ламберт, П. А. (1996). Математическая модель проникновения бета-лактама в биопленку Pseudomonas aeruginosa при одновременной инактивации высвободившимися бета-лактамазами. J. Antimicrob. Chemother. 38, 757–769. DOI: 10.1093 / jac / 38.5.757

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Диггл, С. П., Стейси, Р. Э., Додд, К., Камара, М., Уильямс, П., и Винзер, К. (2006). Галактофильный лектин LecA способствует развитию биопленок у Pseudomonas aeruginosa . Environ. Microbiol. 8, 1095–1104. DOI: 10.1111 / j.1462-2920.2006.001001.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дуэхольм, М.С., Сондергаард, М. Т., Нильссон, М., Кристиансен, Г., Стенсбаль, А., Овергаард, М. Т. и др. (2013). Экспрессия амилоидов Fap в Pseudomonas aeruginosa , P. fluorescens и P. putida приводит к агрегации и повышенному образованию биопленок. MicrobiologyOpen 2, 365–382. DOI: 10.1002 / mbo3.81

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дуайер, Д. Дж., Коллинз, Дж. Дж., И Уокер, Г. К. (2015). Раскрытие физиологических сложностей летальности антибиотиков. Annu. Rev. Pharmacol. Toxicol. 55, 313–332. DOI: 10.1146 / annurev-pharmtox-010814-124712

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Энг, Р. Х., Падберг, Ф. Т., Смит, С. М., Тан, Э. Н. и Черубин, К. Э. (1991). Бактерицидное действие антибиотиков на медленно растущие и нерастущие бактерии. Антимикробный. Агенты Chemother. 35, 1824–1828. DOI: 10.1128 / AAC.35.9.1824

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фазли, М., Альмблад, Х., Рыбтке, М. Л., Гивсков, М., Эберл, Л., и Толкер-Нильсен, Т. (2014). Регуляция образования биопленок у видов Pseudomonas и Burkholderia . Environ. Microbiol. 16, 1961–1981. DOI: 10.1111 / 1462-2920.12448

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фернандес-Барат, Л., Чофу, О., Краг, К. Н., Пресслер, Т., Йохансен, У., Мотос, А., и др. (2017). Фенотипический сдвиг в популяциях Pseudomonas aeruginosa из легких с кистозным фиброзом после 2-недельной антипсевдомонадной терапии. J. Cyst. Фиброс. 16, 222–229. DOI: 10.1016 / j.jcf.2016.08.005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фостер, П. Л. (2007). Стресс-индуцированный мутагенез у бактерий. Crit. Rev. Biochem. Мол. Биол. 42, 373–397. DOI: 10.1080 / 1040

01648494

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фридман, Л., и Колтер, Р. (2004). Гены, участвующие в формировании матрикса в биопленках Pseudomonas aeruginosa PA14. Мол. Microbiol. 51, 675–690. DOI: 10.1046 / j.1365-2958.2003.03877.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гаде, П. А. В., Олсен, Т. Б., Йенсен, П. О., Кольпен, М., Хойби, Н., Хеннеберг, К. А., и др. (2018). Моделирование убийства ципрофлоксацина, усиленного обработкой гипербарическим кислородом, в биопленках Pseudomonas aeruginosa PAO1. PLoS One 13: e0198909. DOI: 10.1371 / journal.pone.0198909

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гилтнер, К.Л., ван Шайк, Э. Дж., Одетт, Г. Ф., Као, Д., Ходжес, Р. С., Хассет, Д. Дж. И др. (2006). Связывающий домен пилинового рецептора Pseudomonas aeruginosa типа IV действует как адгезин как для биотических, так и для абиотических поверхностей. Мол. Microbiol. 59, 1083–1096. DOI: 10.1111 / j.1365-2958.2005.05002.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гольтерманн, Л., Толкер-Нильсен, Т. (2017). Важность экзополисахаридной матрицы в противомикробной толерантности агрегатов Pseudomonas aeruginosa . Антимикробный. Агенты Chemother. 61, e02696 – e02616. DOI: 10.1128 / AAC.02696-16

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гудман, А. Л., Куласекара, Б., Ритч, А., Бойд, Д., Смит, Р. С., и Лори, С. (2004). Сигнальная сеть реципрокно регулирует гены, связанные с острой инфекцией и хроническим персистированием в Pseudomonas aeruginosa . Dev. Cell 7, 745–754. DOI: 10.1016 / j.devcel.2004.08.020

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гудман, А.Л., Мериги, М., Хиодо, М., Вентр, И., Филлу, А., и Лори, С. (2009). Прямое взаимодействие между белками сенсорных киназ опосредует фенотипы острых и хронических заболеваний у бактериального патогена. Genes Dev. 23, 249–259. DOI: 10.1101 / gad.1739009

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гован, Дж. Р., и Деретич, В. (1996). Микробный патогенез при муковисцидозе: мукоид Pseudomonas aeruginosa и Burkholderia cepacia . Microbiol. Ред. 60, 539–574.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Гупта, К., Ляо, Дж., Петрова, О. Е., Черный, К. Э., Зауэр, К. (2014). Повышенные уровни второго мессенджера c-di-GMP способствуют устойчивости к противомикробным препаратам Pseudomonas aeruginosa . Мол. Microbiol. 92, 488–506. DOI: 10.1111 / mmi.12587

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Холл, К. В., и Мах, Т. Ф. (2017). Молекулярные механизмы устойчивости и толерантности к антибиотикам на основе биопленок патогенных бактерий. FEMS Microbiol. Ред. 41, 276–301. DOI: 10.1093 / femsre / fux010

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хармс А., Фино К., Соренсен М. А., Семси С. и Гердес К. (2017). Профаги и динамика роста искажают экспериментальные результаты с устойчивыми к антибиотикам клетками-персистерами. MBio 8, e01964 – e01917. DOI: 10.1128 / mBio.01964-17

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хармс А., Мезоннев Э. и Гердес К.(2016). Механизмы устойчивости бактерий при стрессе и воздействии антибиотиков. Science 354, aaf 4268-1 – aaf 4268-9. DOI: 10.1126 / science.aaf4268

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Hengzhuang, W., Ciofu, O., Yang, L., Wu, H., Song, Z., Oliver, A., et al. (2013). Высокий уровень бета-лактамазы изменяет фармакодинамику бета-лактамных антибиотиков в биопленках Pseudomonas aeruginosa . Антимикробный. Агенты Chemother. 57, 196–204.DOI: 10.1128 / AAC.01393-12

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хэнчжуан В., Хойби Н. и Чофу О. (2014). Фармакокинетика и фармакодинамика антибиотиков при инфекциях биопленок Pseudomonas aeruginosa in vitro и in vivo. Methods Mol. Биол. 1147, 239–254. DOI: 10.1007 / 978-1-4939-0467-9_17

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хэнчжуан В., Ву Х., Чофу О., Сонг З. и Хойби Н. (2012). Фармакокинетика / фармакодинамика колистина и имипенема in vivo при инфицировании биопленкой Pseudomonas aeruginosa . Антимикробный. Агенты Chemother. 56, 2683–2690. DOI: 10.1128 / AAC.06486-11

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Hentzer, M., Teitzel, G.M., Balzer, G.J., Heydorn, A., Molin, S., Givskov, M., et al. (2001). Избыточное производство альгината влияет на структуру и функцию биопленки Pseudomonas aeruginosa . J. Bacteriol. 183, 5395–5401. DOI: 10.1128 / JB.183.18.5395-5401.2001

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Херрманн, Г., Ян, Л., Ву, Х., Сонг, З., Ван, Х., Хойби, Н. и др. (2010). Комбинации колистин-тобрамицин превосходят монотерапию в отношении уничтожения биопленок Pseudomonas aeruginosa . J. Infect. Дис. 202, 1585–1592. DOI: 10.1086 / 656788

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хоффман, Л. Р., Д’Аргенио, Д. А., Маккосс, М. Дж., Чжан, З., Джонс, Р. А., и Миллер, С. И. (2005). Аминогликозидные антибиотики вызывают образование бактериальной биопленки. Природа 436, 1171–1175.DOI: 10.1038 / nature03912

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Høiby, N., Bjarnsholt, T., Moser, C., Bassi, G.L., Coenye, T., Donelli, G., et al. (2015). Руководство ESCMID по диагностике и лечению биопленочных инфекций, 2014 г. Clin. Microbiol. Заразить. 21 (Приложение 1), S1 – S25. DOI: 10.1016 / j.cmi.2014.10.024

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Høiby, N., Jacobsen, L., Jorgensen, B.A., Lykkegaard, E., and Weeke, B.(1974). Инфекция Pseudomonas aeruginosa при муковисцидозе. Наличие преципитирующих антител против Pseudomonas aeruginosa в зависимости от концентрации шестнадцати белков сыворотки и клинического и рентгенографического статуса легких. Acta Paediatr. Сканд. 63, 843–848. DOI: 10.1111 / j.1651-2227.1974.tb04874.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хант Б. Э., Вебер А., Бергер А., Рэмси Б. и Смит А. Л. (1995).Макромолекулярные механизмы угнетения активности тобрамицина в мокроте. Антимикробный. Агенты Chemother. 39, 34–39. DOI: 10.1128 / AAC.39.1.34

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Йенсен, П. О., Бриалес, А., Брохманн, Р. П., Ван, Х., Краг, К. Н., Колпен, М., и др. (2014). Образование гидроксильных радикалов способствует бактерицидной активности ципрофлоксацина против биопленок Pseudomonas aeruginosa . Pathog. Дис. 70, 440–443.DOI: 10.1111 / 2049-632X.12120

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дженсен, П. О., Колпен, М., Краг, К. Н., и Кул, М. (2017). На характеристики микросреды и физиологию биопленок при хронических инфекциях пациентов с МВ сильно влияет иммунный ответ хозяина. APMIS 125, 276–288. DOI: 10.1111 / apm.12668

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Johnson, L., Mulcahy, H., Kanevets, U., Ши, Ю., и Левенца, С. (2012). Спермидин, локализованный на поверхности, защищает внешнюю мембрану Pseudomonas aeruginosa от лечения антибиотиками и окислительного стресса. J. Bacteriol. 194, 813–826. DOI: 10.1128 / JB.05230-11

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джухас М., Эберл Л. и Туммлер Б. (2005). Определение кворума: сила сотрудничества в мире Pseudomonas . Environ. Microbiol. 7, 459–471.DOI: 10.1111 / j.1462-2920.2005.00769.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хакимова М., Альгрен Х. Г., Харрисон Дж. Дж., Инглиш, А. М., Нгуен, Д. (2013). Строгий ответ контролирует каталазы в Pseudomonas aeruginosa и необходим для устойчивости к перекиси водорода и антибиотикам. J. Bacteriol. 195, 2011–2020. DOI: 10.1128 / JB.02061-12

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Киндрачук, К.Н., Фернандес, Л., Бейнс, М., и Хэнкок, Р. Э. (2011). Участие АТФ-зависимой протеазы PA0779 / AsrA в индукции теплового шока в ответ на тобрамицин в Pseudomonas aeruginosa . Антимикробный. Агенты Chemother. 55, 1874–1882. DOI: 10.1128 / AAC.00935-10

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кивисаар, М. (2010). Механизмы стационарного мутагенеза у бактерий: мутационные процессы у псевдомонад. FEMS Microbiol.Lett. 312, 1–14. DOI: 10.1111 / j.1574-6968.2010.02027.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Клаузен М., Хейдорн А., Рагас П., Ламбертсен Л., Ааес-Йоргенсен А., Молин С. и др. (2003). Формирование биопленок Pseudomonas aeruginosa дикого типа, жгутиков и мутантов пилей типа IV. Мол. Microbiol. 48, 1511–1524. DOI: 10.1046 / j.1365-2958.2003.03525.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коева, М., Гуцу, А. Д., Хеберт, В., Вейджер, Дж. Д., Йонкер, Л. М., О’Тул, Г. А. и др. (2017). Стратегия лечения хронических инфекций, вызванных Pseudomonas aeruginosa, , антиперсистерными методами. Антимикробный. Агенты Chemother. 61, e00987 – e00917. DOI: 10.1128 / AAC.00987-17

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Колпен, М., Аппельдорф, К. Ф., Брандт, С., Мусави, Н., Краг, К. Н., Айдоган, С., и др. (2016). Повышенная бактерицидная активность колистина на биопленках Pseudomonas aeruginosa в анаэробных условиях. Pathog. Дис. 74: ftv086. DOI: 10.1093 / femspd / ftv086

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Колпен, М., Хансен, К. Р., Бьярнсхольт, Т., Мозер, К., Кристенсен, Л. Д., ван, Г. М. и др. (2010). Полиморфноядерные лейкоциты потребляют кислород в мокроте от хронической пневмонии Pseudomonas aeruginosa при муковисцидозе. Грудь 65, 57–62. DOI: 10.1136 / thx.2009.114512

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Колпень, м., Lerche, C.J., Kragh, K. N., Sams, T., Koren, K., Jensen, A.S, et al. (2017). Гипербарический кислород повышает чувствительность аноксической биопленки Pseudomonas aeruginosa к ципрофлоксацину. Антимикробный. Агенты Chemother. 61, e01024 – e01017. DOI: 10.1128 / AAC.01024-17

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лабат, Ф., Прадиллон, О., Гарри, Л., Пёчмар, М., Фантин, Б., и Денамур, Э. (2005). Мутаторный фенотип дает преимущество в патогенезе хронической инфекции мочевыводящих путей Escherichia coli . FEMS Immunol. Med. Microbiol. 44, 317–321. DOI: 10.1016 / j.femsim.2005.01.003

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лебо, Д., Гиго, Дж. М., и Белойн, К. (2014). Инфекции, связанные с биопленками: устранение разрыва между клиническим ведением и фундаментальными аспектами устойчивости к антибиотикам. Microbiol. Мол. Биол. Ред. 78, 510–543. DOI: 10.1128 / MMBR.00013-14

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лерче, К.J., Christophersen, L.J., Kolpen, M., Nielsen, P.R., Trostrup, H., Thomsen, K., et al. (2017). Гипербарическое лечение кислородом увеличивает эффективность тобрамицина при экспериментальном эндокардите Staphylococcus aureus . Внутр. J. Antimicrob. Агенты 50, 406–412. DOI: 10.1016 / j.ijantimicag.2017.04.025

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Левин-Райсман И., Ронин И., Гефен О., Бранисс И., Шореш Н. и Балабан Н. К. (2017). Толерантность к антибиотикам способствует развитию резистентности. Наука 355, 826–830. DOI: 10.1126 / science.aaj2191

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ли Ю., Гейне С., Энтиан М., Зауэр К. и Франкенберг-Динкель Н. (2013). NO-индуцированная дисперсия биопленок в Pseudomonas aeruginosa опосредуется фосфодиэстеразой, связанной с доменом MHYT. J. Bacteriol. 195, 3531–3542. DOI: 10.1128 / JB.01156-12

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ляо, Дж., и Зауэр, К. (2012). MerR-подобный регулятор транскрипции BrlR способствует устойчивости к биопленкам Pseudomonas aeruginosa . J. Bacteriol. 194, 4823–4836. DOI: 10.1128 / JB.00765-12

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ляо, Дж., Шурр, М. Дж., И Зауэр, К. (2013). MerR-подобный регулятор BrlR придает толерантность к биопленке путем активации насосов оттока нескольких лекарственных препаратов в биопленках Pseudomonas aeruginosa . J. Bacteriol. 195, 3352–3363. DOI: 10.1128 / JB.00318-13

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лухан, А. М., Масия, М. Д., Янг, Л., Молин, С., Оливер, А., и Смания, А. М. (2011). Эволюция и адаптация в биопленках Pseudomonas aeruginosa под действием мутаторов с дефицитом системы репарации несовпадений. PLoS One 6: e27842. DOI: 10.1371 / journal.pone.0027842

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ма, Л., Коновер, М., Лу, Х., Парсек, М. Р., Бейлс, К., и Возняк, Д. Дж. (2009). Сборка и разработка матрицы биопленок Pseudomonas aeruginosa . PLoS Pathog. 5: e1000354. DOI: 10.1371 / journal.ppat.1000354

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ма, Л., Джексон, К. Д., Лэндри, Р. М., Парсек, М. Р., и Возняк, Д. Дж. (2006). Анализ условных вариантов psl Pseudomonas aeruginosa выявляет роль полисахарида psl в адгезии и поддержании постприлипания структуры биопленки. J. Bacteriol. 188, 8213–8221. DOI: 10.1128 / JB.01202-06

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Масиа, М. Д., Бланкер, Д., Тогорес, Б., Сауледа, Дж., Перес, Дж. Л., и Оливер, А. (2005). Гипермутация является ключевым фактором в развитии множественной устойчивости к противомикробным препаратам у штаммов Pseudomonas aeruginosa , вызывающих хронические инфекции легких. Антимикробный. Агенты Chemother. 49, 3382–3386. DOI: 10.1128 / AAC.49.8.3382-3386.2005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Macia, М.Д., Перес, Дж. Л., Молин, С., и Оливер, А. (2011). Динамика популяций мутаторов и устойчивых к антибиотикам популяций в фармакокинетической / фармакодинамической модели лечения биопленкой Pseudomonas aeruginosa . Антимикробный. Агенты Chemother. 55, 5230–5237. DOI: 10.1128 / AAC.00617-11

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Macia, M. D., Rojo-Molinero, E., and Oliver, A. (2014). Тестирование чувствительности к противомикробным препаратам у бактерий, растущих на биопленках. Clin. Microbiol. Заразить. 20, 981–990. DOI: 10.1111 / 1469-0691.12651

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ма, Т. Ф., Питтс, Б., Пеллок, Б., Уокер, Г. К., Стюарт, П. С., О’Тул, Г. А. (2003). Генетическая основа устойчивости биопленки Pseudomonas aeruginosa к антибиотикам. Природа 426, 306–310. DOI: 10.1038 / nature02122

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Махарджан, Р.П., Ференци Т. (2017). Сдвиг мутационного ландшафта в 6 состояниях питания: мутагенез, вызванный стрессом, как серия отчетливых взаимосвязей между входом стресса и выходом мутации. PLoS Biol. 15: e2001477. DOI: 10.1371 / journal.pbio.2001477

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мэлоун, Дж. Г., Джегер, Т., Спанглер, К., Ритц, Д., Спанг, А., Арриумерлоу, К., и др. (2010). YfiBNR опосредует циклический ди-GMP-зависимый вариант малой колонии и персистентность у Pseudomonas aeruginosa . PLoS Pathog. 6: e1000804. DOI: 10.1371 / journal.ppat.1000804

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мартинс, Д., Маккей, Г., Сампаткумар, Г., Хакимова, М., Инглиш, А. М., Нгуен, Д. (2018). Активность супероксиддисмутазы придает (p) ppGpp-опосредованную толерантность к антибиотикам в стационарной фазе Pseudomonas aeruginosa . Proc. Natl. Акад. Sci. USA 115, 9797–9802. DOI: 10.1073 / pnas.1804525115

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мацукава, М., и Гринберг, Э. П. (2004). Предполагаемые гены синтеза экзополисахаридов влияют на развитие биопленок Pseudomonas aeruginosa . J. Bacteriol. 186, 4449–4456. DOI: 10.1128 / JB.186.14.4449-4456.2004

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мёллер, С. А., Йенсен, П. О., Хёби, Н., Чофу, О., Краг, К. Н., Бьярнсхолт, Т., и др. (2019). Гипербарическая обработка кислородом увеличивает количество агрегирующих изолятов Pseudomonas aeruginosa от пациентов с муковисцидозом. J. Cyst. Фиброс. doi: 10.1016 / j.jcf.2019.01.005 (в печати).

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Москосо, Дж. А., Миккельсен, Х., Хиб, С., Уильямс, П., и Филлу, А. (2011). Датчик Pseudomonas aeruginosa RetS переключает секрецию типа III и типа VI посредством передачи сигналов c-di-GMP. Environ. Microbiol. 13, 3128–3138. DOI: 10.1111 / j.1462-2920.2011.02595.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Московиц, С.М., Фостер, Дж. М., Эмерсон, Дж., И Бернс, Дж. Л. (2004). Клинически осуществимый анализ чувствительности биопленок для изолятов Pseudomonas aeruginosa от пациентов с муковисцидозом. J. Clin. Microbiol. 42, 1915–1922. DOI: 10.1128 / JCM.42.5.1915-1922.2004

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Mulcahy, H., Charron-Mazenod, L., and Lewenza, S. (2008). Внеклеточная ДНК хелатирует катионы и индуцирует устойчивость к антибиотикам в биопленках Pseudomonas aeruginosa . PLoS Pathog. 4: e1000213. DOI: 10.1371 / journal.ppat.1000213

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мураками К., Оно, Т., Видучич, Д., Каяма, С., Мори, М., Хирота, К. и др. (2005). Роль гена rpoS из Pseudomonas aeruginosa в толерантности к антибиотикам. FEMS Microbiol. Lett. 242, 161–167. DOI: 10.1016 / j.femsle.2004.11.005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Нгуен, Д., Joshi-Datar, A., Lepine, F., Bauerle, E., Olakanmi, O., Beer, K., et al. (2011). Активные реакции голодания опосредуют толерантность к антибиотикам в биопленках и бактериях с ограниченным питанием. Наука 334, 982–986. DOI: 10.1126 / science.1211037

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Оливер А., Кантон Р., Кампо П., Бакеро Ф. и Бласкес Дж. (2000). Высокая частота гипермутации Pseudomonas aeruginosa при муковисцидозе легких. Наука 288, 1251–1254. DOI: 10.1126 / science.288.5469.1251

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

О’Тул, Г.А., и Колтер, Р. (1998). Подвижность жгутиков и подергивание необходимы для развития биопленки Pseudomonas aeruginosa . Мол. Microbiol. 30, 295–304. DOI: 10.1046 / j.1365-2958.1998.01062.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Оверхэдж, Дж., Шемионек, М., Уэбб, Дж.С., Рем Б. Х. (2005). Экспрессия оперона psl в биопленках Pseudomonas aeruginosa PAO1: PslA выполняет важную функцию в формировании биопленок. Заявл. Environ. Microbiol. 71, 4407–4413. DOI: 10.1128 / AEM.71.8.4407-4413.2005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Памп, С. Дж., Гьермансен, М., Йохансен, Х. К., и Толкер-Нильсен, Т. (2008). Толерантность к антимикробному пептиду колистину в биопленках Pseudomonas aeruginosa связана с метаболически активными клетками и зависит от генов pmr и mexAB-oprM. Мол. Microbiol. 68, 223–240. DOI: 10.1111 / j.1365-2958.2008.06152.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Pamp, S.J., Gjermansen, M., and Tolker-Nielsen, T. (2007). «Матрица биопленки: липкий каркас» в Образ жизни биопленки: механизмы и адаптации. ред. С. Кьеллеберг и М. Гивсков (Норфолк, Великобритания: Horizon Bioscience), 37–69.

Google Scholar

Памп, С. Дж., Штернберг, К., и Толкер-Нильсен, Т.(2009). Понимание микробного многоклеточного образа жизни с помощью технологии проточных клеток и конфокальной микроскопии. Cytometry A 75, 90–103. DOI: 10.1002 / cyto.a.20685

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Памп, С. Дж., И Толкер-Нильсен, Т. (2007). Множественные роли биосурфактантов в развитии структурной биопленки Pseudomonas aeruginosa . J. Bacteriol. 189, 2531–2539. DOI: 10.1128 / JB.01515-06

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Перрон, Г.Г., Гонсалес А. и Баклинг А. (2007). Динамика «источник-поглотитель» формирует эволюцию устойчивости к антибиотикам и стоимость ее плейотропной пригодности. Proc. Биол. Sci. 274, 2351–2356. DOI: 10.1098 / rspb.2007.0640

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Петрова О. Э., Зауэр К. (2010). Новая двухкомпонентная регуляторная система BfiSR регулирует развитие биопленок, контролируя малую РНК rsmZ через CafA. J. Bacteriol. 192, 5275–5288. DOI: 10.1128 / JB.00387-10

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пул, К. (2014). Ответы на стресс как детерминанты устойчивости к противомикробным препаратам у Pseudomonas aeruginosa : отток нескольких лекарственных препаратов и др. Кан. J. Microbiol. 60, 783–791. DOI: 10.1139 / cjm-2014-0666

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Поудьял, Б., и Зауэр, К. (2018a). Азбука устойчивости биопленок к лекарствам: MerR-подобный регулятор BrlR является активатором транспортных систем ABC, при этом PA1874-77 способствует устойчивости биопленок Pseudomonas aeruginosa к тобрамицину. Антимикробный. Агенты Chemother. 62, e01981 – e01917. DOI: 10.1128 / AAC.01981-17

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Поудьял, Б., и Зауэр, К. (2018b). Ген PA3177 кодирует активную дигуанилатциклазу, которая способствует устойчивости биопленок к противомикробным препаратам, но не формирует биопленки с помощью Pseudomonas aeruginosa . Антимикробный. Агенты Chemother. 62, e01049 – e01018. DOI: 10.1128 / AAC.01049-18

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рейни, П.Б., Баклинг А., Кассен Р. и Тревизано М. (2000). Возникновение и поддержание разнообразия: выводы из экспериментальных бактериальных популяций. Trends Ecol. Evol. 15, 243–247. DOI: 10.1016 / S0169-5347 (00) 01871-1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рамфал Р., Лермитт М., Филлиат М. и Руссель П. (1988). Связывание антипсевдомонадных антибиотиков с макромолекулами мокроты при муковисцидозе. J. Antimicrob. Chemother. 22, 483–490. DOI: 10.1093 / jac / 22.4.483

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Раньери, М. Р., Уитчерч, К. Б., и Берроуз, Л. Л. (2018). Механизмы стимуляции биопленки субингибирующими концентрациями антимикробных препаратов. Curr. Opin. Microbiol. 45, 164–169. DOI: 10.1016 / j.mib.2018.07.006

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Росси, Э., Фальконе, М., Молин, С., и Йохансен, Х. К. (2018).Транскриптомика in situ с высоким разрешением Pseudomonas aeruginosa раскрывает не зависящие от генотипа патофенотипы в легких с муковисцидозом. Нат. Commun. 9: 3459. DOI: 10.1038 / s41467-018-05944-5

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Райан Р. П., Фухи Ю., Гарсия Б. Ф., Ватт С. А., Нихаус К., Янг Л. и др. (2008). Межвидовая передача сигналов через диффузный сигнальный фактор Stenotrophomonas maltophilia влияет на формирование биопленок и толерантность к полимиксину у Pseudomonas aeruginosa . Мол. Microbiol. 68, 75–86. DOI: 10.1111 / j.1365-2958.2008.06132.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рыбтке, М., Бертельсен, Дж., Янг, Л., Хёби, Н., Гивсков, М., и Толкер-Нильсен, Т. (2015a). Белок LapG играет роль в формировании биопленки Pseudomonas aeruginosa , контролируя присутствие адгезина CdrA на поверхности клетки. Microbiologyopen. 4, 917–930. DOI: 10.1002 / mbo3.301

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рыбтке, М., Халтквист, Л. Д., Гивсков, М., и Толкер-Нильсен, Т. (2015b). Pseudomonas aeruginosa Инфекции биопленок: структура сообщества, толерантность к противомикробным препаратам и иммунный ответ. J. Mol. Биол. 427, 3628–3645. DOI: 10.1016 / j.jmb.2015.08.016

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шафхаузер, Дж., Лепин, Ф., Маккей, Г., Альгрен, Х. Г., Хакимова, М., и Нгуен, Д. (2014). Строгий ответ модулирует биосинтез 4-гидрокси-2-алкилхинолина и иерархию чувствительности кворума в Pseudomonas aeruginosa . J. Bacteriol. 196, 1641–1650. DOI: 10.1128 / JB.01086-13

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сековска А., Вендель С., Фишер Э. К., Норхольм М. Х. Х. и Данчин А. (2016). Генерация горячих точек мутаций в стареющих бактериальных колониях. Sci. Реп. 6: 2. DOI: 10.1038 / s41598-016-0005-4

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Sønderholm, M., Koren, K., Wangpraseurt, D., Jensen, P.O., Kolpen, M., Kragh, K. N., et al. (2018). Инструменты для изучения моделей роста и химической динамики агрегированных Pseudomonas aeruginosa , подвергшихся воздействию различных акцепторов электронов в модели альгинатных шариков. NPJ Biofilms Microbiomes 4: 3. DOI: 10.1038 / s41522-018-0047-4

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сондерхольм, М., Краг, К. Н., Корен, К., Якобсен, Т. Х., Дарч, С. Э., Альхеде, М., и др. (2017). Pseudomonas aeruginosa Образование агрегатов в модельной системе альгинатных гранул проявляет характеристики, подобные in vivo. Заявл. Environ. Microbiol. 83, e00113 – e00117. DOI: 10.1128 / AEM.00113-17

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Штаудингер Б. Дж., Мюллер Дж. Ф., Халлдорссон С., Болес Б., Ангермейер А., Нгуен Д. и др. (2014). Состояния, связанные с дефектом муковисцидоза, способствуют развитию хронической инфекции Pseudomonas aeruginosa . Am. J. Respir. Крит. Care Med. 189, 812–824. DOI: 10.1164 / rccm.201312-2142OC

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Стинакерс, Х.П., Париджс И., Фостер К. Р., Вандерлейден Дж. (2016). Экспериментальная эволюция популяций биопленок. FEMS Microbiol. Ред. 40, 373–397. DOI: 10.1093 / femsre / fuw002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Стюарт П. С., Франклин М. Дж., Уильямсон К. С., Фолсом Дж. П., Богли Л. и Джеймс Г. А. (2015). Вклад стрессовых реакций в толерантность к антибиотикам в биопленках Pseudomonas aeruginosa . Антимикробный. Агенты Chemother. 59, 3838–3847. DOI: 10.1128 / AAC.00433-15

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Стюарт П. С., Чжан Т., Сюй Р., Питтс Б., Уолтерс М. К., Роу Ф. и др. (2016). Теория реакции-диффузии объясняет гипоксию и гетерогенный рост микробных биопленок, связанных с хроническими инфекциями. NPJ. Биопленки. Микробиомы. 2: 16012. DOI: 10.1038 / npjbiofilms.2016.12

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Табер, Х.В., Мюллер, Дж. П., Миллер, П. Ф. и Эрроу, А. С. (1987). Бактериальное поглощение аминогликозидных антибиотиков. Microbiol. Ред. 51, 439–457.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Тавернье, С., Краббе, А., Хачиоглу, М., Стуэр, Л., Генри, С., Риголе, П. и др. (2017). Состав сообщества определяет активность антибиотиков в отношении многовидовых биопленок. Антимикробный. Агенты Chemother. 61, e00302 – e00317. DOI: 10.1128 / AAC.00302-17

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тилкер, Д., Hacker, S., Loris, R., Strathmann, M., Wingender, J., Wilhelm, S., et al. (2005). Pseudomonas aeruginosa Лектин LecB расположен на внешней мембране и участвует в образовании биопленок. Микробиология 151, 1313–1323. DOI: 10.1099 / mic.0.27701-0

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Торренс, Г., Кабот, Г., Окампо-Соса, А. А., Конехо, М. К., Заморано, Л., Наварро, Ф. и др. (2016). Активность цефтазидима-авибактама против клинических и изогенных лабораторных изолятов Pseudomonas aeruginosa , экспрессирующих комбинации наиболее важных механизмов устойчивости к бета-лактамам. Антимикробный. Агенты Chemother. 60, 6407–6410. DOI: 10.1128 / AAC.01282-16

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Trastoy, R., Manso, T., Fernandez-Garcia, L., Blasco, L., Ambroa, A., Perez Del Molino, M. L., et al. (2018). Механизмы устойчивости и устойчивости бактерий в желудочно-кишечном тракте и респираторной среде. Clin. Microbiol. Ред. 31, e00023 – e00018. DOI: 10.1128 / CMR.00023-18

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ценг, Б.S., Zhang, W., Harrison, J.J., Quach, T.P., Song, J.L., Penterman, J., et al. (2013). Внеклеточный матрикс защищает биопленок Pseudomonas aeruginosa , ограничивая проникновение тобрамицина. Environ. Microbiol. 15, 2865–2878. DOI: 10.1111 / 1462-2920.12155

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Валле И., Олсон Дж. У., Лори С., Лаздунски А. и Филлу А. (2001). Пути шаперона / ашера Pseudomonas aeruginosa : идентификация кластеров фимбриальных генов (чашка) и их участие в формировании биопленок. Proc. Natl. Акад. Sci. USA 98, 6911–6916. DOI: 10.1073 / pnas.111551898

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ван, Г. М., Кристенсен, Л. Д., Альхед, М., Фиппс, Р., Дженсен, П. О., Кристоферсен, Л., и др. (2009). Инактивация гена rhlA в Pseudomonas aeruginosa предотвращает продукцию рамнолипидов, отключая защиту от полиморфно-ядерных лейкоцитов. APMIS 117, 537–546. DOI: 10.1111 / j.1600-0463.2009.02466.х

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ван Акер, Х., и Коэне, Т. (2017). Роль активных форм кислорода в опосредованном антибиотиком уничтожении бактерий. Trends Microbiol. 25, 456–466. DOI: 10.1016 / j.tim.2016.12.008

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ван Акер, Х., Сасс, А., Баззини, С., Де, Р. К., Удине, К., Мессиан, Т. и др. (2013). Выращенные на биопленке клетки комплекса Burkholderia cepacia выживают при лечении антибиотиками, избегая образования активных форм кислорода. PLoS One 8: e58943. DOI: 10.1371 / journal.pone.0058943

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Верклин, Р. М. младший, и Манделл, Г. Л. (1977). Изменение эффективности антибиотиков при анаэробиозе. J. Lab. Clin. Med. 89, 65–71.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Видучич Д., Оно Т., Мураками К., Сусиловати Х., Каяма С., Хирота К. и др. (2006). Функциональный анализ генов spoT, relA и dksA на толерантность к хинолонам у Pseudomonas aeruginosa в условиях отсутствия роста. Microbiol. Иммунол. 50, 349–357. DOI: 10.1111 / j.1348-0421.2006.tb03793.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уолтерс, М.С. III, Роу, Ф., Багникорт, А., Франклин, М. Дж., И Стюарт, П. С. (2003). Вклад проникновения антибиотиков, ограничения кислорода и низкой метаболической активности на толерантность биопленок Pseudomonas aeruginosa к ципрофлоксацину и тобрамицину. Антимикробный. Агенты Chemother. 47, 317–323. DOI: 10.1128 / AAC.47.1.317-323.2003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Whitchurch, C. B., Tolker-Nielsen, T., Ragas, P. C., and Mattick, J. S. (2002). Внеклеточная ДНК необходима для образования бактериальной биопленки. Наука 295: 1487. DOI: 10.1126 / science.295.5559.1487

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уильямсон, К. С., Ричардс, Л. А., Перес-Осорио, А. К., Питтс, Б., Макиннерни, К., Стюарт, П. С. и др. (2012). Гетерогенность в биопленках Pseudomonas aeruginosa включает экспрессию факторов гибернации рибосом в толерантной к антибиотикам субпопуляции и индуцированную гипоксией стрессовую реакцию в метаболически активной популяции. J. Bacteriol. 194, 2062–2073. DOI: 10.1128 / JB.00022-12

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уилтон, М., Шаррон-Мазенод, Л., Мур, Р., и Левенца, С. (2016). Внеклеточная ДНК подкисляет биопленки и индуцирует устойчивость к аминогликозидам у синегнойной палочки. Антимикробный. Агенты Chemother. 60, 544–553. DOI: 10.1128 / AAC.01650-15

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Worlitzsch, D., Tarran, R., Ulrich, M., Schwab, U., Cekici, A., Meyer, K. C., et al. (2002). Эффекты снижения концентрации кислорода в слизи в дыхательных путях. Инфекции, вызванные псевдомонадой, у пациентов с муковисцидозом. J. Clin. Вкладывать деньги. 109, 317–325. DOI: 10.1172 / JCI0213870

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ян, Л., Ху, Ю., Лю, Ю., Чжан, Дж., Улструп, Дж., И Молин, С. (2011). Выявленные роли внеклеточных полимерных веществ в развитии биопленок Pseudomonas aeruginosa . Environ.Microbiol. 13, 1705–1717. DOI: 10.1111 / j.1462-2920.2011.02503.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Заборските, Г., Андерсен, Дж. Б., Краг, К. Н., и Чофу, О. (2016). Мониторинг в реальном времени появления и динамики мутанта nfxB в биопленке P. aeruginosa , подвергшейся воздействию ципрофлоксацина в субингибирующих концентрациях. Антимикробный. Агенты Chemother. 61, e02292 – e02216. DOI: 10.1128 / AAC.02292-16

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чжан, Л., Чанг, В. К., Гао, К., Гивсков, М., Толкер-Нильсен, Т., Янг, Л. и др. (2012). Белок Crc, контролирующий катаболическую репрессию, играет роль в развитии устойчивых к антимикробным препаратам субпопуляций в биопленках Pseudomonas aeruginosa . Микробиология 158, 3014–3019. DOI: 10.1099 / mic.0.061192-0

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Выявление и лечение одонтогенного гайморита | Челюстно-лицевая пластическая и реконструктивная хирургия

Мы провели поиск в последних актуальных базах данных, включая MEDLINE (PubMed), Embase, Кокрановскую библиотеку и другие онлайн-инструменты, используя комбинации ключевых слов «одонтогенный», «одонтогенная инфекция», « стоматологическое происхождение »,« происхождение зуба »,« синусит »,« верхнечелюстная пазуха »,« верхнечелюстной синусит »,« одонтогенный верхнечелюстной синусит »,« процедура Колдуэлла Люка (CLP) »,« риносинусит »,« функциональная эндоскопическая хирургия синуса (FESS) , »« Модифицированная хирургия верхнечелюстных пазух с помощью эндоскопии (MESS) »и« околоносовые пазухи.«Результаты обобщены на основе нашего разнообразного клинического опыта.

Заявление об одобрении этических норм было предоставлено отделением челюстно-лицевой хирургии Стоматологической больницы Сеульского национального университета с одобрения Институционального наблюдательного совета Сеульского национального университета (S-D20170005).

Хронический и острый риносинусит

Невозможно переоценить важность надлежащей диагностики и лечения хронического или острого риносинусита, поскольку проблемы носа или носовых пазух, включая заложенность носа, обструкцию носовых дыхательных путей, дренаж из носа и постназальный синдром, очень распространены [1, 2,3].

Классификация риносинусита

Ринит путали с риносинуситом и описывали с использованием терминологии, которая является более точным определением для описания воспалений внутренней полости носа, вовлекающих околоносовые пазухи. Для постановки диагноза риносинусит необходимы два из следующих симптомов: заложенность носа, боль в средней части лица, слизисто-гнойные выделения и снижение запаха с дополнительным наблюдением за воспалением слизистой оболочки, необходимым для окончательного консолидированного диагноза.Лечение риносинусита варьируется в зависимости от этиологии, и первоначальное различие между острой и хронической формами должно проводиться с учетом предыдущего анамнеза пациента, имеющихся симптомов и результатов назального эндоскопического исследования или тщательного осмотра полости рта. Доказательная терапия может первоначально назначаться врачами в случаях острого или хронического риносинусита, а более сложные симптомы, которые невозможно избежать, можно направить к аллергологу для дальнейшей иммунотерапии [4].Острый риносинусит (ОРС) определяется в зависимости от продолжительности симптомов следующим образом: инфекционный ОБРС с гнойными выделениями из носа, непроходимостью и болью с ощущением полноты в течение 4 недель; подострый риносинусит (SRS) от 4 до 8 недель; и СВК с симптомами, длящимися более 8 недель, несмотря на лечение лекарствами. Риносинусит также подразделяется на аллергические и неаллергические, профессиональные и другие типы синдромов ринита.

Мукоцилиарный клиренс SM

Псевдостратифицированный мерцательный столбчатый эпителий, известный как SM, выстилает внутреннюю слизистую оболочку дыхательных путей верхнечелюстных пазух.SM продуцирует слизь, которая движется к устью для дренажа в носовую полость против нормальной силы тяжести, при этом движение ресничек вокруг гайморовой пазухи происходит синхронно (рис. 1). Эта слизь, переходя из полости носа в носоглотку, проглатывается и попадает в пищевод и желудок. Любое прерывание этих основных движений слизи из-за снижения активности ресничек или закупорки устьев может привести к заболеванию носовых пазух и появлению симптомов. Каждое устье передней решетчатой ​​пазухи, лобной пазухи и гайморовой пазухи близко аппроксимируется в среднем носовом ходу, и вместе они составляют костно-мясной блок (OMU).Таким образом, любое воспаление или закупорка OMU вызывает синусит, в том числе случаи, затрагивающие несколько носовых пазух, называемые пансинуситом.

Рис. 1

Схематическое изображение коронковой части задних верхнечелюстных зубов с синоназальным комплексом. Нормальная активность мукоцилиарного клиренса через верхнечелюстную пазуху к костно-метальному блоку показана стрелками, типичные антрохоанальные полипы на верхней и медиальной стенках пазух выглядят темными, а решетчатые полипы — серыми звездочками ( a ).Костно-мясной блок, показывающий средние и нижние носовые раковины, крючковидный отросток и bulla ethmoidale ( b )

Эпителиальные клетки SM играют важную роль в мукоцилиарном клиренсе (MCC) и поддержании чистоты верхних дыхательных путей за счет непрерывного движения ресничек избиение для перемещения вдыхаемых инородных тел, бактерий, грибков и вирусов к ротоглоточным дыхательным путям. Этим основным защитным функциям способствует эпителий дыхательных путей с выделениями муцина, которые создают перенос ионов или жидкости для поддержания вязкости слизистой.Некоторые хемокины секретируются в соответствии с уровнями воздействия патогенов для активации воспалительных или защитных иммунных путей путем привлечения макрофагов, дендритных клеток, эозинофилов, нейтрофилов, Т-клеток и NK-клеток (рис. 2) [4, 5]. Также высвобождаются несколько цитокинов, включая IL-1β, IL-6, TNFα, IL-8 и хемотаксический белок 1 моноцитов. Эти эпителиальные клетки SM связаны плотными контактами, образуя физическую защитную стенку, а мукоцилиарный транспорт управляется образованием активных форм кислорода и азота посредством контроля антимикробных пептидов, таких как лактотрансферрин, лизоцим и дефенсины (рис.2).

Рис. 2

Схематическое изображение связанного с иммунитетом мукоцилиарного клиренса в псевдостратифицированном мерцательном столбчатом эпителии верхнечелюстной пазухи. Сокращения: мукоцилиарный клиренс MCC, хемотаксический белок 1 моноцитов MCP-1, воспалительный белок-1 макрофагов MIP-1, интерлейкин IL, фактор некроза опухоли TNF

Определение и течение ОБРС

Основной этиологией ОБРС является инфекция нативными бактериями. окружающий воздух через верхние пищеварительные тракты.Таким образом, первая цель лечения ОБРС — уменьшение бактериальных инфекций, сопровождающееся улучшением симптомов. Большинство случаев воспалительного синусита, включая ОБРС, возникают в течение 7-10 дней после вирусной инфекции верхних дыхательных путей. Пациенты с ОБРС могут вылечиться от вирусных инфекций, но могут иметь постоянные симптомы, такие как лицевая боль и заложенность носа с ринореей. Застой в носу или пазухах может возникать из-за пониженной активности МКЦ и высокого анатомического положения устья. Иногда решетчатые или антрохоанальные полипы, известные анатомические вариации, усугубляют застой, блокируя физиологический дренаж через средний носовой ход (рис.1). Из-за различий в патофизиологических объектах при ОМС точное лечение исходных стоматологических проблем должно сопровождаться облегчением симптомов ОБРС. Амоксициллин обычно можно вводить пациентам с ОБРС в соответствии с индивидуальным клиническим прогрессом и сопутствующими заболеваниями, в то время как компьютерная томография полезна для объективной диагностики сложных симптомов или других тяжелых осложнений, таких как внутричерепное расширение [6].

Определение и курс CRS

Типичный CRS определяется как наличие более двух из следующих симптомов в течение более 12 недель: боль от давления на лице, снижение запаха, заложенность носа, ринорея или постназальное выделение.Боль от давления на лице обычно описывается как тупая и локализующаяся боль от давления в верхней части щеки с постоянной головной болью на той же стороне лба. Снижение запаха можно разделить на частичную гипосомию и полную аносмию, которые связаны с помутнением передней решетчатой ​​слизистой оболочки. Иногда такие пациенты жалуются на снижение вкусовых ощущений, известное как агевзия. Заложенность носа также выражается в жесткости или полноте носа и закупорке носовой полости. Передняя или задняя ринорея определяется как густые желтые или коричневые выделения слизи, которые чаще встречаются у пациентов с ОБРС, чем у пациентов с СВК.

Этиология ХРС связана с различными анатомическими вариациями и вдыханием инородных тел. Также известно, что курение сигарет или аллергический ринит влияют на СВК, а также на социально-экономический статус. Анатомические вариации, такие как искривленная перегородка или средняя носовая раковина, а также аномальный размер клеток Галлера или увеличивающие носовые клетки, могут вызывать обструкцию OMU и, как следствие, индукцию CRS. Некоторые известные раздражители окружающей среды, такие как диоксид серы, озон и формальдегид, также влияют на функцию МКЦ.Аллергический риносинусит имеет основные генетические или иммунные факторы, связанные с развитием СВК [4, 5].

CRS классифицируется как CRS без полипа или аллергического грибкового синусита в соответствии с полипозом или грибковой инфекцией. Совсем недавно было показано, что патогенез СВК включает изменения иммунных ответов. Полипы или муковисцидоз приводят к аномальным изменениям эпителия придаточных пазух носа, которые изменяют функцию МКР [5,6,7]. Воздействие при вдыхании раздражителей, таких как бактерии, включая Staphylococcus aureus ( S.aureus ), грибки, вирусы и протеазы, ухудшает функции респираторных эпителиальных барьеров. Нарушение регуляции эпителиальных клеток может высвобождать воспалительные молекулы, такие как стромальный лимфопоэтин тимуса, что может усугубить развитие иммунных индукционных реакций 2-го типа при СВК у пациентов с назальным полипом. Врожденные иммунные клетки, такие как врожденные лимфоидные клетки типа II, тучные клетки и эозинофилы, увеличиваются, и эти клетки могут выделять цитокины типа 2, включая IL-4, IL-5 и IL-13, которые еще больше усиливают продолжающийся воспалительный ответ [5,6 , 7].Напротив, адаптивные иммунные клетки, такие как дендритные, Т-хелперные типа 2, нативные B и активированные плазматические клетки, также увеличиваются при ХРС с назальными полипами и, таким образом, способствуют увеличению локальной продукции антител в ткани носовых пазух [6, 7]. Считается, что цитокины типа 2 также способствуют снижению тканевого активатора плазминогена и повышению уровней фактора XIIIa, что, в свою очередь, приводит к увеличению отложения фибрина и перекрестному сшиванию внутри носовых полипов (рис. 2).

Лечение СВК зависит от степени тяжести и этиологии.Кортикостероиды и дополнительные антибиотики могут быть полезны в сочетании с ирригацией физиологическим раствором через носовую полость. Различение различных причин СВК при исключении других симптомов имеет важное значение для обеспечения хороших результатов после лечения СВК [8]. Однако все методы клинического ведения СВК приводят к ограниченным результатам из-за гетерогенной патологии СВК.

Одонтогенный гайморит

Заболеваемость ОМС, вероятно, занижена, 10–12% случаев ОМС приписываются одонтогенным инфекциям [9,10,11,12] в оториноларингологической литературе.Недавние исследования предполагают гораздо более высокую заболеваемость, чем сообщалось ранее, с хроническим гайморитом (CMS), составляющим 30-40% всех случаев CMS [13].

Развитие и рост верхнечелюстной пазухи

Верхнечелюстная пазуха может иногда отсутствовать или быть гипоплазированной во время развития и показывать всплески роста в возрасте 0–3 и 7–12 лет, которые соответствуют развитию и прорезыванию постоянных зубных рядов и половому росту лица [14, 15]. Процесс пневматизации продолжается с ростом гайморовой пазухи на протяжении всей жизни, пока дно пазухи не окажется на уровне ниже дна носа после потери пораженных зубов.Первые и вторые моляры расположены близко к нижней стенке верхнечелюстной пазухи, премоляры — в меньшей степени, а эктопические клыки лишь изредка прилегают друг к другу. OMU расположен выше медиальной стенки и имеет средний диаметр 2,4 мм, в то время как костное окно намного больше [14,15,16]. Эффективное открытие устья может быть уменьшено за счет выступа крючковидного отростка, который является продолжением нижней носовой раковины и окружающих мягких тканей (рис. 1).

Костная стенка, отделяющая верхнечелюстную пазуху от корней зубов, варьируется от полной потери, при которой корни покрыты только SM, до толщины более 12 мм.Среднее расстояние между корнями верхнечелюстного моляра и премоляра и верхнечелюстной пазухой составляет 1,97 мм, что предполагает, что кончики корней могут выступать в дно пазухи, вызывая небольшие возвышения или выступы вдоль SM [17, 18]. Эти близкие анатомические отношения между верхними коренными зубами и верхнечелюстной пазухой способствуют развитию периапикальной или пародонтальной одонтогенной инфекции внутри верхнечелюстной пазухи [19] (рис. 3).

Рис. 3

Схематическое изображение нарушения функции мукоцилиарного клиренса (MCC) из-за одонтогенной инфекции.Нарушение регуляции эпителиального барьера слизистой оболочки увеличивается в зависимости от тяжести и продолжительности инфекции. прилегающая кость с расширением в пазуху (рис. 3). ОМС, связанная с удалением зубов, является наиболее частой причиной (рис.4), наряду с другими зубочелюстными поражениями, включая зубные кисты (рис.5), корешковые поражения (рис. 6), кариес (рис. 7), ретинированные зубы и корневые инфекции резорбированных внешних коренных зубов (рис. 8). Молярная область имеет частоту участия 47,68%, за ней следует первый молярный (22,51%), третий молярный (17,21%) и второй молярный (3,97%). Область премоляров поражена в 5,96% случаев, за ними следуют клыки в 0,66% [20, 21].

Рис. 4

Хронический ороназальный свищ после удаления второго моляра с несколькими точками резорбции альвеолярной кости указывает на одонтогенный гайморит.Предоперационный панорамный ( a ), Water’s ( b ), коронарный компьютерный томограф ( c ) и аксиальный компьютерный томограф ( d ) виды

Рис. зуб, несущий огромную кисту в правой гайморовой пазухе. Предоперационный панорамный вид ( a ), вид Уотера ( b ), изображение корональной КТ, показывающее костную расширяющуюся кистозную массу с обструкцией устья ( c ), и осевое изображение компьютерной томографии, показывающее заднюю расширяющуюся массу ( d ) )

Фиг.6

Типичный случай одонтогенного гайморита, вызванного апикальным поражением правого верхнего второго моляра. Предоперационная панорама ( a ), Уотерса ( b ), компьютерная томография с аксиальным коническим лучом ( c ) и КТ коронарного конуса ( d ) виды

Рис.7

Хронический верхнечелюстной синусит происходящие от второго правого премоляра, коронка которого была проанализирована, или постоянная нагрузка на протез. Предоперационный панорамный вид ( a ), вид у воды ( b ) и вид аксиальной компьютерной томографии, показывающий рентгеноконтрастность в середине синусита с подозрением на грибковый клубок ( c ), и изображение коронарной компьютерной томографии, показывающее определенный грибковый верхнечелюстной синусит с непроходимостью устья ( d )

Рис.8

Одонтогенный верхнечелюстной синусит, возникающий как от пораженного третьего моляра, так и от корневой инфекции внешнего резорбированного первого моляра в правой верхнечелюстной пазухе. Предоперационный панорамный вид ( a ), вид Уотера ( b ) и осевой снимок компьютерной томографии, показывающий воздушный пузырь и включая образование синуса ( c ). КТ-сканирование коронарной артерии, показывающее прямое поражение правого первого моляра ( d ), и сагиттальное компьютерное сканирование, показывающее прямое поражение трех моляров ( и )

Оториноларингологи и врачи определили ОМС как ятрогенное стоматологическое заболевание, но эти объяснения неточны из-за недостатка знаний об анатомии и физиологии гайморовой пазухи.Ороантральная фистула (OAF) с удалением зуба или без него, ретинированные корневые инфекции, пародонтит и другие родственные одонтогенные патологии (рис. 3) являются наиболее частой этиологией OMS. Поднятие дна нижнечелюстной пазухи после операций по пересадке костной ткани, перфорация дна пазухи или неправильное положение во время установки дентального имплантата, выдавливание эндодонтических обструктивных материалов, наличие инородных тел после апикоэктомии и хирургическое удаление ретинированного третьего моляра — все это может считаться ятрогенными причинами ОМС.Однако все эти процедуры можно сделать более безопасными, если врачи будут использовать безопасные и точные доступы даже у пациентов с сильно пневматизированными гайморовыми пазухами.

Диагностика OMS

Наиболее частые клинические признаки OMS можно разделить на стоматологические и синоназальные симптомы. Стоматологические симптомы, включая зубную боль и гиперчувствительность, нелегко идентифицировать как одонтогенные причины, но нечастый стоматологический дискомфорт может возникать после сохранения проходимости OMU с непрерывным прогрессированием симптомов верхнечелюстной пазухи [11, 22, 23].Типичными симптомами придаточных пазух носа являются односторонняя боль в щеке с обструкцией носа, гнойная ринорея, неприятный запах, неприятный привкус, головные боли, болезненность в передней части верхней челюсти и постназальные выделения. Эти симптомы нельзя отличить от других причин ринита, и ни один из типичных симптомов не может считаться преобладающим при ОМС [20, 21].

Односторонняя заложенность носа с лицевой болью и давлением также является частым симптомом при ОМС, а неприятный запах с тухлым привкусом в сочетании с зубной болью, по-видимому, клинически дифференцирует ЗМС и ОМС [22, 23].Наиболее частыми стоматологическими причинами являются периапикальный абсцесс, пародонтоз, после удаления зубов, OAF и необнаруженные инородные тела в носовых пазухах. ОМС также может развиться из-за остеомиелита верхней челюсти, корешковых кист, механического повреждения слизистой оболочки пазух во время лечения корневых каналов, переполнения корневых каналов эндодонтическим материалом, неправильной установки зубных имплантатов и неправильно выполненного увеличения пазух [24, 25, 26].

Патогенез OMS

За исключением близких анатомических отношений, которые можно рассматривать как способствующие воспалительному распространению от моляров и премоляров верхней челюсти к стенке нижней гайморовой пазухи, многие другие состояния могут способствовать патогенезу OMS.Эндо-антральный синдром был представлен Селденом [27,28,29] как распространяющееся заболевание пульпы, характеризующееся заболеванием пульпы, периапикальной рентгенопрозрачностью или потерей твердой пластинки на рентгенограммах, слабым рентгеноконтрастным образованием в стенке синуса и различной рентгеноконтрастностью в нижних отделах. стенка пазухи. Быстрое распространение стоматологических инфекций также может привести к инфраорбитальному целлюлиту, преходящей слепоте и даже опасному для жизни тромбозу кавернозного синуса [23, 27].

Распространенность ОМС с вторичными периапикальными поражениями составляет 16–65% [28,29,30], и их лечение более сложно, чем в случаях только с первичными поражениями [31].Эндодонтические поражения, распространяющиеся в пазуху, характеризуются эпителиальными клетками, окруженными соединительными воспалительными тканями [32,33,34]. Эндодонтические поражения могут развиваться со временем в острой или инвазивной фазе, а также в хронической фазе. Острая фаза гораздо более инвазивна и может вызвать распространение бактерий непосредственно в полость пазухи и СМ, ​​вызывая гипертрофические реакции. Кроме того, если эндодонтическое лечение не устраняет возбудителей болезней, эти гипертрофические реакции могут привести к рецидиву периодонтита или вторичным периапикальным поражениям [31, 35].

Другими причинами ОМС являются отек слизистой оболочки СМ с инфильтратами воспалительных клеток, одонтогенные или ретенционные кистозные образования слизистой оболочки, гипертрофические рубцы или грануляции, гиалинизация и некротические одонтогенные инфекции [14]. Апикальные поражения могут приводить к воспалению и утолщению SM, прилегающих к пораженным корням зубов, и, как следствие, к периапикальному оститу с гиперплазией слизистой оболочки синуса [36, 37].

Гипотезы микробиологии и биопленки

OMS имеет основные полимикробные характеристики, с преобладанием анаэробных бактерий как в полости рта, так и в верхних дыхательных путях.Аэробный Staphylococcus aureus и Streptococcus pneumonia ( S. pneumonia ) и анаэробный Peptostreptococcus и Prevotella spp. обнаруживаются более чем в 75% случаев, в то время как метициллинрезистентный Staphylococcus aureus обнаруживается у 10–12% пациентов с ОМС [38, 39]. Внутрирадикулярные роды и виды бактерий и грибов, такие как Streptococcus , Propionibacterium и Candida albicans , могут вызывать вторичные периапикальные поражения, и более 158 видов бактерий и 3 видов грибов также могут быть вовлечены в этиологию вторичных периапикальных инфекций. наиболее распространенными являются бактерии Enterococcus faecalis [40, 41].

Периапикальные поражения, связанные с ОМС, имеют гранулы биопленки, связанные с гранулематозными поражениями [42]. Гипотеза бактериальной биопленки (BB) OMS была недавно предложена, вовлекая динамические полимикробные сообщества с медленно реплицирующимися штаммами, встроенными во внеклеточный полимерный матрикс, включая экзополисахариды, белки и нуклеиновые кислоты [38]. Эти матричные вещества расположены дискретными слоями между метаболически активными штаммами в активных внешних покрытиях, подверженных более высоким концентрациям кислорода и питательных веществ, с покоящимися бактериями в более глубоком и неактивном анаэробном ядре [39].Более глубокие слои относительно защищены от антибиотиков, детергентов и других антимикробных соединений при гуморальном или клеточном иммунитете [39], что делает их ответственными за стойкие хронические инфекции.

BB имеет уровень обнаружения 70% в 25–100% образцов CRS [43,44,45,46,47]. BB также может действовать как механизм при ОМС с хроническим воспалением придаточных пазух носа и биопленкой слизистой оболочки дыхательных путей [48, 49]. Основными возбудителями OMS BB являются S. aureus , Haemophilus influenza ( H.influenza ), P. aeruginosa ( P. aeruginosa ), коагулазонегативные стафилококки, Moraxella catarrhalis , S. pneumoniae и виды грибов [40, 41], а также анаэробные виды. Иногда смещение имплантатов или эндодонтических материалов внутри гайморовой пазухи не вызывает признаков гайморита, несмотря на то, что одонтогенные инфекции являются причиной гайморита в большинстве случаев ОМС. За исключением сопутствующих заболеваний носа, включая статус OMU, присутствие BB следует определять при развитии OMS [43, 44, 50, 51].

Актиномицеты верхнечелюстной пазухи

Actinomyces spp., Включая A. israelii и A. radicidentis , можно найти на экстрарадикулярных гранулах внутри верхнечелюстной пазухи из-за их специфических структур поверхности, которые позволяют эпителиальному прикреплению воспалительных клеток и бактерий полости рта [52, 53 ]. Экстрарадикулярные поражения, вызванные актиномикозом, устойчивы к ответам иммунной системы хозяина, антибиотикам и ортоградному лечению, поскольку ортоградное эндодонтическое лечение само по себе не распространяется на экстрарадикулярные бактерии [26].Сложность лечения инфекций верхнечелюстных пазух, связанных с Actinomyces , указывает на то, что для успешного лечения ОМС, связанных с Actinomyces , могут потребоваться альтернативные методы лечения апикального периодонтита или апикальная хирургия [24]. Несмотря на сложность различения апикального периодонтита, вызванного экстрарадикулярными или интрарадикулярными микроорганизмами, на основании клинических признаков и рентгенографии, актиномикоз можно рассматривать как связанный с конкретными клиническими признаками и симптомами ОМС [25].

Грибковый синусит

У пациентов с ОМС с ослабленным иммунитетом, в том числе с плохо контролируемым сахарным диабетом, ВИЧ-инфекцией или проходящих химиотерапию, грибковые инфекции также наблюдаются в верхнечелюстной пазухе. Аспергиллез или мукомикоз могут распространяться на стенку глазницы, височную ямку и даже на головной мозг, вызывая признаки и симптомы, указывающие на злокачественное заболевание [54]. Большинство этих видов грибов попадают в дыхательные пути через дыхательные пути и сохраняются в слизистой оболочке носовых пазух, образуя плесень и споры.Очаги инфекции могут привести к дистрофической кальцификации и образованию ринолитов, которые можно увидеть на рентгенограммах зубов, с крупными ринолитами, известными как грибковые шарики. Когда грибковая инфекция возникает в отношении зубных инородных материалов, инфекция обычно локализуется в пределах верхнечелюстной пазухи (рис. 9) [55].

Рис. 9

Пансинусит обоих придаточных пазух носа, вызванный инфекцией корня правого первого моляра. Предоперационный панорамный вид ( a ), вид у воды ( b ), осевой компьютерный снимок, показывающий синусит обеих верхнечелюстных пазух ( c ), коронарный компьютерный снимок, показывающий весь синусит, включая решетчатую и лобную пазухи ( d ) ) и сагиттальный снимок компьютерной томографии, показывающий поражение корневого патологического поражения первого правого моляра ( e )

Основное лечение с хирургическими подходами следует рассматривать для радикального устранения любых предрасполагающих причин и для восстановления нормальной функции МКЦ.Поскольку у большинства этих пациентов будет клинический иммунодефицит или они будут госпитализированы, требуется более деликатное внимание для выявления ранних признаков или симптомов.

Ведение одонтогенного гайморита

Ранняя диагностика и ведение

Хотя хронический синусит, включая СВК и ОМС, является обычным явлением, точная и ранняя диагностика важна для успешного лечения. Как правило, СВК изначально не вызывает лицевой боли, и стоматолог может пропустить СВК у пациентов с орофациальной болью.Первоначальное лечение, такое как орошение носа в сочетании с применением назальных деконгестантов, должно продолжаться после установления наличия заложенности носа или полипов при эндоскопическом обследовании или с помощью компьютерной томографии. При наличии полипов сначала следует назначить местные или системные стероиды, а также можно рекомендовать очень ограниченное использование назальных деконгестантов. При хирургическом вмешательстве по поводу CSD или рецидива заболевания носовых пазух в первую очередь следует продемонстрировать восстановление нормальной функции MCC и четкое открытие OMU [56].Некоторые патологические состояния, такие как искривление перегородки, закупорка полипа или носовых раковин, увеличенный размер устья и гипертрофия тканей среднего прохода, должны лечиться оториноларингологом с использованием эндоскопических изображений. После этого первоначального лечения стоматолог или челюстно-лицевой хирург должен изучить одонтогенные причины.

Слизистые ретенционные кисты часто обнаруживаются на панорамных изображениях и компьютерных томограммах дна верхнечелюстной пазухи, и их часто путают с одонтогенными воспалительными кистами (рис.5 и 6). Несмотря на то, что зачастую лечение не рекомендуется, ретенционные кисты можно легко удалить с помощью эндоскопического доступа из-за их увеличения и отсутствия саморемиссии. Мукоцеле часто обнаруживается в гайморовой пазухе и чаще всего располагается в лобной пазухе, когда дренаж пазухи заблокирован. Они возникают, когда секретируемая слизь собирается и приводит к расширению костей с сильным эффектом давления [57]. СВК, возникающий после приема высоких доз радиации или у пациентов с муковисцидозом, также может потребовать раннего лечения из-за густых слизистых выделений с рецидивирующим образованием рубцов [5, 6].

Оперативное лечение

Односторонний постоянный или упорный дискомфорт с неприятным запахом или без него — обычное явление при ОМС, но комплексная диагностика ОМС стоматологами затруднительна. Исключая компьютерную томографию или компьютерную томографию с коническим лучом, для выявления синусита стоматологического происхождения можно использовать панорамное изображение и изображение Уотера, и, таким образом, одного стоматологического лечения может быть достаточно для устранения ОМС вначале с последующими хирургическими подходами, включая FESS или CLP. Лицевая боль с головной болью напряжения и заболеванием височно-нижнечелюстного сустава после инфекции верхних дыхательных путей иногда может быть ошибочно принята за ОМС, но для точного определения происхождения боли следует оценить происхождение боли из носовых пазух или носа [58].

Существует несколько классических хирургических стратегий доступа к верхнечелюстной пазухе, таких как CLP и ESS, и эти методы по-прежнему выбирают многие хирурги, хотя они сопровождаются многими осложнениями. CLP, ошибочно названная операцией Колдвелла-Люка, широко используется из-за легкого доступа и быстрого облегчения симптомов. Однако два типичных осложнения, такие как образование послеоперационных кист верхней челюсти (ПОМК) и высокие показатели блокады нижней остеотомии, часто неизбежны.Кроме того, высокая частота послеоперационного отека лица из-за интраоперационного кровотечения, парестезии лица или зубов из-за поражения подглазничного нерва и склероза стенки гайморовой пазухи возникает после классической CLP [59, 60, 61] (рис. 10a). Кроме того, такое лечение неожиданных ситуаций затрудняет реконструкцию альвеолярного гребня для имплантации или протезной реабилитации.

Рис.10

Схематические изображения хирургических доступов у пациентов с одонтогенным верхнечелюстным синуситом, показывающие обычные CLP ( a ), FESS ( b ) и MESS ( c , d , e )

FESS был рекомендован ринологами из-за его ряда преимуществ, включая широкий и гибкий доступ к околоносовым пазухам (PNS) без ограничения к верхнечелюстной пазухе.Анатомическое расширение среднего носового прохода с полным удалением пораженных тканей и патогенных микроорганизмов может привести к восстановлению функции носовых пазух с низкой болезненностью и сохранению слизистой оболочки внутренней пазухи и оставшейся SM (рис. 10b). FESS постепенно вытеснил CLP в течение последних нескольких лет, но связан с осложнениями [62]. Однако избыточное удаление внутренних физиологических тканей носовой полости и неполное решение одонтогенных проблем являются недостатками, связанными с хирургическими вариантами лечения ОМС.

Консолидированное управление

Несмотря на разработку FESS для CRS, консолидированное управление OMS должно гарантировать, что у пациента нет инфекции и не будет рецидивов. Полное удаление одонтогенного происхождения, такое как вовлеченное удаление зуба или апикоэктомия с эндодонтическим лечением, имеет важное значение для предотвращения осложнений ОМС [15, 63, 64]. Кроме того, из-за высокой частоты ОМС у пожилых людей для будущей ортопедической реабилитации необходимы дополнительные соображения по поводу реконструкции костной ткани заднего альвеолярного гребня верхней челюсти под гайморовой пазухой [15, 16].

Три основных подхода могут использоваться для консолидированного ведения OMS: интраоральный доступ через исходный участок зуба, эндоскопический доступ через нос и OMU и предполагаемый доступ к верхней челюсти после создания костного окна. Недавно модифицированная хирургия верхнечелюстных пазух с помощью эндоскопии (MESS) была применена для внутриротовой репозиции переломов орбитальных переломов [65], удаления патологий пазух [66] и удаления мигрировавших имплантатов под зрительным каналом [67]. MESS — это новая инновационная хирургическая процедура с использованием синусового доступа, которая эффективна, проста и менее сложна, чем другие синусовые доступы (рис.10) Благодаря своей способности поддерживать физиологию носовых пазух и сохранять средний носовой ход, не вызывая POMC или рубцов на пазухах после CLP, увеличение OMU можно использовать для вентиляции PNS в полость носа.

Профилактика ожидаемых осложнений

OAF — наиболее частое осложнение, связанное с OMS. Основной причиной OAF является удаление заднего зуба верхней челюсти, на которое приходится более 80% всех случаев OAF [68,69,70]. Эта форма OAF также называется ороназальной фистулой или ороантральной связью, при которой CRS может, следовательно, возникать через проникновение через слизистую оболочку полости рта между задней альвеолой верхней челюсти и нижнебоковой стенкой верхнечелюстной пазухи.Основным симптомом хронического незаживающего OAF является гнойное отделяемое через свищ, особенно когда пациент пьет или высморкается из OAF через нос в полость рта или наоборот.

Что касается закрытия OAF, для успешного ведения важно учитывать размер и глубину свища. OAF может быть покрыт ротовым эпителием и грануляционной тканью или полипозом слизистой оболочки пазухи, но в случае неудачного самозакрывания гиперплазия слизистой оболочки пазухи может вызвать образование очень тяжелого постоянного канала свища между ротовой полостью. и нос.Исключая предотвращение образования OAF, первым решением для OAF будет CLP или FESS.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.