Лапароскопия местный или общий наркоз: Использование наркоза при лапароскопии | «Бест Клиник»

Содержание

Вредна ли анестезия для организма?

Анестезия – полная потеря чувствительности в связи с восстанавливаемой блокадой функции чувствительных нервов.

Различают местную и общую анестезию.

Общая анестезия, или наркоз – общее обезболивание, сходное с состоянием искусственного сна, с полной потерей сознания и временной потерей болевой чувствительности.

Применяется в хирургической практике.

Местная анестезия (местное обезболивание) – вид анестезии, вызывающий местную потерю чувствительности – анестезию. Под их влиянием на месте применения временно пропадает болевая, температурная и тактильная чувствительность.

Применяется в различных по объему и продолжительности оперативных вмешательствах, а также у лиц с противопоказаниями для общей анестезии.

Применительно к общей анестезии существует много предубеждений и мифов.

Влияет ли наркоз на работу внутренних органов? Может ли общая анестезия вызвать галлюцинацию? И реально ли не проснуться после анестезии?

   

На все эти вопросы и больше отвечает врач-анестезиолог Медицинского центра Медикавер, Иван Мигаль

— Может ли анестезия прекратить действие во время операции?

  • Теоретически это может быть, но на практике таковых случаев не встречается. Ведь для того чтобы анестезия прекратила действовать на организм пациента, должна произойти грубая ошибка со стороны врача. И чтобы таких случаев не произошло, существует система мониторинга, постоянно следящая за пациентом. Прежде всего это возможность определения электрической активности мозга, так называемая энтропия. Второе, это мониторинг в дыхательной смеси газа, который поддерживает сон пациента – это севофлуран. В-третьих, это мониторинг параметров жизнедеятельности, которые анестезиолог измеряет на протяжении анестезии – пульс, давление и другие. Также важен расчет количества анестетика в миллиграммах на килограмм за одну минуту. В случаях, если бы вещество, поддерживающее сон прекратило бы поступать в организм человека, сработал бы монитор и включилась громкая сирена и сигнал тревоги, на который сразу среагируют. Поэтому такой сценарий, когда пациент может очнуться во время хирургического вмешательства, практически невозможен.

  

— Верно ли, что анестезия сокращает продолжительность жизни?

  • Это полный миф. На сегодняшний день нет никаких исследований, которые могли бы подтвердить, что оперативные вмешательства могут сокращать продолжительность жизни. Лично я видел большое количество пациентов, которым за 80 лет, и они имели несколько оперативных вмешательств предварительно. Если бы анестезия действительно укорачивала жизнь, то мы бы с ними вряд ли встретились.

  

— Существует мнение, что наркоз полностью убивает иммунную систему.

  • Должен отрицать это утверждение. Ведь в случаях, если бы анестезия убивала иммунную систему, все пациенты после оперативных вмешательств банально бы не выживали, потому что без иммунной системы человек не может жить.

   

— Верно ли суждение, что анестезия вызывает галлюцинации?

  • Теоретически это может быть. В анестезиологическом арсенале есть препараты, которые могут вызвать галлюцинацию. Однако они применяются только в экстренной медицине, часто при гинекологических вмешательствах. Для плановых хирургических операций лекарства, вызывающие галлюцинации, классически не используются. Речь идет о препарате кетамина. Поэтому если у вас запланированы хирургические вмешательства с применением современных лекарств, вероятность галлюцинаций крайне низка, или вообще невозможна при отсутствии отдельных препаратов.

  

— Может ли сильный анестетик вызвать онемение определенных частей тела навсегда?

  • Прежде всего нет такого понятия в анестезиологии как сильный анестетик. Есть разные типы препаратов, их концентрация и дозировка. Когда речь идет об онемении конечностей после введения анестетика, то речь идет не обо всех видах анестезии, а именно об эпидуральной и спинальной анестезии. Осложнение, которое может вызвать длительное отсутствие движений в нижних конечностях возникает вследствие эпидуральной гематомы — это кровоизлияние в место, где вводится игла, а именно в участок позвоночника. Вероятность такого осложнения составляет один на двести тысяч случаев анестезий. Это достаточно редкое явление в анестезиологической практике. Нужно сотне анестезиологов работать всю жизнь, чтобы хоть один из них смог встретиться с таким случаем в своей практике. Поэтому прежде всего следует знать о причинах возникновения такого осложнения. Но бояться не нужно, потому что это происходит крайне редко. Пожалуй, безопаснее сделать эпидуральную или спинальную анестезию, чем ехать на велосипеде, например.

   

—  Действительно ли после анестезии у пациентов наблюдается ухудшение памяти и постоянные мигрени?

  • Нет доказательств, что анестезия может спровоцировать мигренозные приступы, если пациент раньше с таким не сталкивался. Есть подтверждения, что отдельные препараты для наркоза, например Пропофол, напротив могут прекращать мигренозный приступ. Если говорить о нарушении памяти, медицинской терминологии, мы принимаем во внимание умственную функцию, или иначе говоря когнитивную. На сегодняшний день есть много исследований, которые хотят установить связь между умственной функцией и перенесенной анестезией. У людей, которые имели оперативное вмешательство и перенесли стресс, может ухудшаться способность к решению сложных математических причин, если это люди постарше. У молодых людей таких зависимостей не замечено. Так или иначе, любые изменения проходят через месяц или два.

  

— Общий наркоз можно заменить местной анестезией.

  • Нельзя говорить так однозначно. Всё зависит от типа оперативного вмешательства. Если речь идет об операции на конечности – руке или ноге, то можно применить проводниковую анестезию. Это более усовершенствованная местная анестезия, когда медикаменты вводятся возле нервных структур, нервных стволов, что иннервирует целую конечность. Однако существуют оперативные вмешательства, которые невозможно провести только под местной анестезией, например, такие как лапароскопия, где в брюшную полость нагнетается газ под давлением, которое может сжимать диафрагму и воздействовать на легкие. Поэтому следует понимать, что существуют типы оперативных вмешательств, которые невозможно провести под местной анестезией.
    Моя рекомендация – доверьтесь своему врачу-анестезиологу, ведь это именно тот человек, который лучше знает и понимает, какой тип анестезии подходит для данного типа вмешательства и прислушаться к его совету. А с другой стороны, выбор типа анестезии всегда остается за пациентом, если это возможно.

    

— Верно ли, что большой процент пациентов может не проснуться от анестезии?

  • Нет, это неправда. Все пациенты просыпаются после анестезии. Существует только один пессимистический сценарий развития событий, когда человек не просыпается – пациент умирает во время хирургического вмешательства. Во всех остальных случаях каждый пациент просыпается после анестезии. Лекарства, применяемые в современной анестезиологии, прекращают действовать через 5-10 минут после прекращения их введения. Они быстро перераспределяются в организме, выводятся и разлагаются печенью и почками. Приблизительно через 10 минут после прекращения введения анестетика в организм, пациент успешно просыпается.
    Далее, до получаса времени, может сохраняться состояние похожее на легкое поверхностное опьянение или сонливость. Это быстро проходит и легко переносится пациентами.

    

— Анестезия полностью сажает сердце и другие внутренние органы.

  • Если вы хотите обидеть своего анестезиолога, то можете задавать этот и другие вышеперечисленные вопросы. На самом деле, препараты для анестезии влияют на мозг, и никак не действуют на внутренние органы человека, в частности на сердце. Во время наркоза человек находится под полным мониторингом, врач — анестезиолог следит за параметрами жизнедеятельности, такими как давление, пульс, количество кислорода в артериальной крови. Именно от транспортировки кислорода в ткани зависит и терпят ли они повреждения во время анестезии. Работа врача-анестезиолога заключается в наблюдении за тем, чтобы все функции организма работали правильно, и именно в этом помогает мониторинг. Изменения в работе сердца могут произойти, если что-то пошло не так.
    Была ли совершена грубая ошибка, или у человека серьезные заболевания сердца. Если все выполнено по плану, то никакого негативного влияния на внутренние органы нет.

  

— Наркоз не может применяться пациентам младше 18 лет.

  • Должен возразить. Дети рождаются с врожденной патологией, к сожалению. Пациенты педиатрического возраста также могут нуждаться в пластических операциях и хирургических вмешательствах, спасающих жизнь. На сегодняшний день есть достаточное количество исследований, которые изучают влияние анестетиков на развитие головного мозга. Конечно, провести и спроектировать исследования на детях довольно трудно, поэтому часть из них проводится на животных. Более всего этим вопросом интересуется организация FDA (Food and Drug Administration) в США. Также есть достоверные данные, что после трех лет очень низкая вероятность негативного влияния на развитие нейронов и в целом развитие умственной способности. С другой стороны, есть исследования, показывающие, что высокие дозы анестетиков могут изменять структуру головного мозга у крыс.
    Поэтому окончательно ответить насколько анестезия безопасна в детском возрасте можно лишь взвесив пользу от операции и риски, связанные с анестетиками. В 99% случаях польза от операции превышает риск от анестезии и операции. Поэтому детям можно и нужно проводить наркоз.

  

— После длительного обезболивания наблюдается длительная заторможенность

  • Должен возразить. После кратковременных операций, когда все происходило планово – когда у пациента было нормальное артериальное давление, хорошо работало сердце и он получил достаточное количество транспортируемого кислорода по организму без помех. В таких случаях причин для того, чтобы у человека нарушались умственные способности, когнитивная функция нет.

   

Анестезия вполне безопасна для организма человека. Сегодня все врачи-анестезиологи используют современные препараты при плановых хирургических вмешательствах, которые не приводят к серьезным нарушениям в организме человека, а тем более к летальным случаям.

Доверяйте профессионалам! Не стоит бояться оперативных вмешательств, которые могут облегчить вашу жизнь. Хирургическое отделение Медицинского центра Медикавер – это шанс каждого забыть о дискомфорте от привычных вещей и подарить себе счастливые мгновения!

Для записи на консультацию обращайтесь по телефону 0 800 305 911

Медицинский центр «Консультант» — Группа анестезиологии-реанимации

Это самый технически сложный и вместе с тем самый безопасный вид анестезиологического пособия как для пациента, так и для врача-анестезиолога. Данный вид наркоза может использоваться при любом типе операций, как малых, так и больших, длительных и очень длительных. Полное название эндотрахеальной анестезии звучит так — «многокомпонентная сбалансированная комбинированная анестезия в условиях искусственной вентиляции легких» с использованием внутривенных и газообразных анестетиков. Существует 5 основных составляющих данной анестезии.

Аналгезия, или обезболивание

Пациент, идущий на оперативное вмешательство, не должен чувствовать боли. Препараты, обеспечивающие это условие вводятся через периферический катетер, установленный в вену.

Седация, или комфортный сон

Пациент, идущий на операцию, не должен испытывать дискомфорт во время ее проведения (звуки инструмента в операционной, разговоры хирурга с ассистентами и медперсоналом и т.д.). Препараты, обеспечивающие это условие, также вводятся через периферический катетер, установленный в вену.

ИВЛ, или искусственная вентиляция легких

Операция, проводимая по различным причинам, расценивается нашим организмом, как травма, пусть и наносимая с самой благородной целью, но травма. Поэтому проведение операции требует для организма колоссальных энергоресурсов и энергозатрат. Это первая и самая важная причина применения ИВЛ, проводя которую врач-анестезиолог в значительной мере экономит собственные энергоресурсы пациента, которые понадобятся ему для скорейшего заживления раны и выздоровления. Второй, не менее важной причиной, является угнетающее действие препаратов для обезболивания и седации на дыхательный центр центральной нервной системы. С увеличением длительности и объема операции, увеличивается и их дозировка. Пациент как бы «забывает» дышать, точнее он дышит, но недостаточно для обеспечения кислородом организма в условиях травмы. Вот почему функция дыхания пациента замещается или протезируется. Происходит это только на момент операции и незаметно для пациента. После того как пациент обезболен и глубоко спит, в трахею устанавливается одноразовая стерильная интубационная трубка или в ротоглотку- ларингеальная маска. Следует отметить, что как это произойдет, впрочем, как и извлечение этой трубки из трахеи или маски, пациент не будет чувствовать, знать и тем более помнить. Здесь очень важно, чтобы анестезиолог, проводящий операцию, имел достаточный опыт. Следует добавить, что аппарат, который обеспечивает ИВЛ, должен быть очень качественным, так как он будет выдавать пациенту свою особую определенную газовую смесь. Аппараты ИВЛ в клинике новые, прошедшие необходимые тесты и калибруются перед каждой операцией. Врач-анестезиолог определяет и видит в режиме реального времени сколько по объему пациент вдохнул, сколько выдохнул (с погрешностью до миллилитра), какой газовый состав у вдыхаемого и выдыхаемого воздуха. В любой момент пропорции газовой смеси анестезиолог может изменить, исходя из этапов операции или потребности организма пациента в ту или иную единицу времени.

Миорелаксация, или расслабление мышц

Необходима по нескольким причинам: нейтрализовать двигательную активность пациента во время сна — пациент спит, и ему во время наркоза снятся сны, не кошмары, а вполне нормальные сны (кто-то плавает в море, кто-то играет в хоккей, кто-то работает). Все это сопровождается движениями, которые могут помешать оперирующему хирургу или попросту расстерилизовать его. Для того, чтобы выполнить ряд операций, особенно это операции на брюшной полости, необходимо, чтобы оперируемый орган также был в покое, это обеспечивает расслабление мускулатуры тела.

Поддержание гомеостаза

Поддержание гомеостаза, или внутренней среды организма, пациента на нормальном уровне — это ряд мероприятий, направленных на помощь организму перенести стресс, травму, операцию. Сюда входит внутривенное введение различных групп лекарственных препаратов: антибиотики, противоаллергические препараты, противорвотные препараты, противовоспалительные, противоотечные, препараты снижающие кровотечение из раны после операции и много других, которые вводятся исключительно по показаниям.

На операционном столе пациент засыпает в течение 20-30 секунд. Засыпает спокойно, без «провалов», галлюцинаций и кошмаров. Просыпается также легко, полное восстановление сознания наступает в течение 15-30 минут после окончания операции.

После операции

Пробуждение после данного типа анестезии спокойное и быстрое, как правило, в течение 15-30 минут сознание восстанавливается полностью, то есть пациент отдает себе отчет, где и по какой причине он находится, что с ним произошло. За пациентом в течение раннего послеоперационного периода постоянно наблюдают медицинская сестра и врач анестезиолог-реаниматолог.

Отличительные особенности проведения общей анестезии в клинике:

  • Выполнение общей анестезии опытными врачами-анестезиологами, которые информированы о каждом этапе операции и понимают, где и когда стоит быть особенно осторожными.
  • Тотальный контроль в режиме реального времени за жизненными функциями организма во время операции. В условиях анестезии обеспечивается мониторинг, включающий в себя контроль АД в динамике, контроль ЧСС в динамике, ЭКГ, контроль за дыхательной функцией организма (степень насыщения крови кислородом и частота дыхания), контроль за температурой тела во время оперативного вмешательства. Такой контроль с постоянным присутствием врача позволяет исключить такие неблагоприятные моменты для пациента как раннее или запоздалое пробуждение, так как малейшее изменение в состоянии пациента будет фиксироваться аппаратурой, а врач моментально предпримет действия для коррекции ситуации.

Операция лапароскопия — «Об операции и ощущениях от первого в жизни общего наркоза»

Как-то обнаружила у себя в животе какое-то уплотнение. Перепугалась до смерти, сделала узи- подозрение на кисту. Только вот чего? Непонятно. Повторное узи у другого врача так же не показало ничего конкретного. Ясно было одно- операции не избежать. Легла в хирургическое отделение областной клинической больницы. Сперва врачи долго спорили по поводу того, как проводить операцию, лапароскопия или традиционный разрез? Врач сначала сказал, что нужно сделать КТ, чтобы определить, к чему именно относится эта киста. В итоге, решили КТ не делать, ибо методика оперирования все равно одна, лапароскопия.

После обеда пришел анестезиолог, толком ничего не спросил, что меня очень напугало. Попыталась у него расспросить, что да как, сказал только, что наркоз будет эндотрахеальный, и оперировать меня будут первой. В 9 утра. До этого я уже начиталась ужасных отзывов, как девочки просыпались во время наркоза, как не могли дышать с трубкой в горле, и не могли сказать об этом. Короче была готова к самому худшему.

Ночью перед операцией практически не спала, до ужаса боялась общего наркоза. Утром взяли кровь из вены, сделали премедикаментацию антибиотиком в мягкое место. Это было настолько больно, что мне стало плохо, упало давление, в глазах все потемнело, чуть в коридоре не упала в обморок. Хорошо, что врач вовремя заметил, прикрикнул на медсестру, сначала подумали, что у меня аллергия. И это в то время, когда меня уже ждала в палате каталка, которая должна была отвезти меня в операционную.

Нервы были на пределе и я просто начала плакать, от страха, от боли, от беспомощности. Хорошо, что попались отзывчивые медсестры, которые всячески меня поддерживали и показывали свои незажившие шрамы, а также рассказывали о своих впечатлениях, пока везли меня, трясущуюся от холода и страха, в операционную.

Честно говоря, операционную я себе представляла не так. Меня привезли в какой-то мрачный коридор, где на другой каталке уже лежала девушка. Медсестры подняли руки с зажатыми кулаками, и, со словами: «Держись, подруга», оставили меня лежать там. «Интерьерчик так себе. Кажется, что после развала СССР ремонт тут не делали. Ну да ладно. Ого, музычка в операционной, это, кажется, Coldplay. Хорошо. Люблю эту группу. Когда меня уже заберут?»

Все бегают, суетятся. И вот ко мне подходит медсестра из операционной, надевает шапочку и везет в святая святых. Трясти меня начало в 2 раза сильнее.

Перебралась на операционный стол. Всегда думала, что он должен быть широкий как кровать, на деле- не шире гладильной доски.

На правую руку надели прибор для измерения давления, который, как я поняла, автоматически срабатывал через определенное время. А еще налепили какую-то ленту липкую, от которой шел провод, зачем она, я не поняла. На большой палец левой руки прикрепили датчик-прищепку. Медсестра, видя мое состояние, начала рассказывать, что ставит мне гламурный розовый катетер. Смотрю- правда розовый. Поставили капельницу. Минуты через 2 стало спокойнее, уже не трясло, толи от того, что ничего страшного вокруг не происходило, толи от этой неведомой жидкости, которая в меня поступала.

Спрашиваю:

-А когда я отключусь?

-Сейчас, придет анестезиолог

Жду. Приходит анестезиолог, и совсем не тот, с кем я разговаривала вчера. По глазам вижу, что хороший. Чудо-вода из всех сделала хороших людей. Но я, осознавая, что сейчас всё произойдёт, опять начала плакать. Анестезиолог вытирает мне слезы, гладит по голове. «Нет, все-таки, хороший мужчина». Вижу, что дает медсестре команду, и она вливает в катетер небольшое количество мутной белой жидкости.

-Сейчас будет немного покалывать

Я ничего не чувствую. Следом ставит второй шприц. Поворачиваю голову на лампу.

-А так должно кружиться?

-Ну а как же !

 

-БЛ******** КАК ЖЕ БОЛЬНО.

«Ой, я это вслух сказала? Ого, как ярко, я уже в реанимации, класс! И трубки нет, отлично!» Поднимаю простынь, которой меня укрыли.

«Всё-таки разрезали. Больно-то как. И холодно.»

-ПРИНЕСИТЕ МНЕ ТРИ ОДЕЯЛА! МНЕ ХОЛОДНО!

-Какие три одеяла? Здесь 30 градусов

-А ПОЧЕМУ ТАК БОЛЬНО?

-А ты как хотела, операцию же сделали!

-АААА, понятно

Смотрю по сторонам, в вену капает бесцветный раствор, вокруг все спят. Справа спит мужчина. Зачем-то сказала ему:»здравствуйте».

Решила осмотреть себя получше. » Больше никаких катетеров нет, отлично!»

-А КОГДА МЕНЯ В ПАЛАТУ ОТВЕЗУТ?

-скоро, не переживай

«Ладно, не буду».

Тут привезли какого-то дедушку с той самой трубкой. Она ему явно мешалась. Но тут же подбежал анестезиолог, попросил сжать ему палец. Все ОК, быстро вытащил трубку. Мне почему-то стало легче. Очень переживала наверное за него.

-А СКОЛЬКО ВРЕМЕНИ?

-Пол 12

» Опа, а вот и мои медсестры пришли»

-Ну, что, героиня? Живая? ( поднимают руки с кулаками вверх и улыбаются)

-Ага

-Тогда поехали в палату)

 

Могу сказать, что после того случая, антибиотики мне кололи внутривенно, в отличии от остальных, чему я была безмерно рада, уколы были совсем не больные. К вечеру я встала с кровати и почувствовала боль в ключицах.( читала, что это норма). На второй день очень болел шрам. Кололи кеторол. Помог. Ходить было не просто, поэтому весь день лежала. Сегодня третий день, утром я даже помыла голову, ходить уже легче, ключицы почти не болят. Посмотрим, что будет дальше…

Продолжение:

Из больницы меня выписали на 8й день после операции, хотя домой я сбежала уже на 4й)) Поболело дня 3, в основном по вечерам, затем с каждым днём становилось легче и я уже дома могла спать в своей любимой позе на животе)) больничный закрыли на 14й день, хотя швы сняли уже в больнице. Совсем не больно, в отличие от того, как отдирают пластырь. Никогда бы не подумала, что это может быть так больно.

Кожа вокруг прокола около пупка ещё побаливает, если до неё дотрагиваться, синяк тоже не прошёл, но это дело времени)

Виды наркоза – спинальная и эпидуральная анестезия, эндотрахеальный и местный наркоз — клиника «Добробут»

Виды наркоза – общий, внутривенный и эпидуральный

Наркоз – это обезболивание, которое дает возможность врачу оказать хирургический вид медицинской помощи. Специалисты используют в своей работе различные виды наркоза, конкретный выбор зависит от тяжести проводимой операции, общего состояния здоровья пациента и других факторов.

Ингаляционный наркоз

Это наиболее часто применяемый вид наркоза, который отличается простотой выполнения, относительно легкой управляемостью и кратковременностью действия, что важно для проведения небольших оперативных вмешательств. Ингаляционный наркоз – это введение наркотических средств посредством маски, которая обеспечивает их поступление в органы дыхательной системы. Чаще всего для проведения этого вида наркоза используют Наркотан, закись азота, Трилен, Фторотан и Этран. Существует определенная проблема – для достижения нужного результата необходимо, чтобы действие наркоза было глубоким, а это чревато серьезными осложнениями. Поэтому чаще всего этот вид наркоза используется в детской хирургии. Дети под наркозом, введенным путем ингаляции, чувствуют себя отлично, у них не наблюдается нарушений дыхательной функции, осложнения отмечаются крайне редко.

Внутривенный наркоз

Этот вид обезболивания относится к неингаляционным видам наркоза, которые характеризуются продолжительным действием и большей глубиной воздействия по сравнению с ингаляционным наркозом. Внутривенный наркоз может проводиться с использованием следующих препаратов:

  • Тиопентал, Рекофол, Оксибутират и Пропофол – классическое обезболивание
  • Фентатил с димедролом – нейролептаналгезия, которая может проводиться на спонтанном дыхании или сочетаться с искусственной вентиляцией легких
  • Сибазон с Фентатилом – атаралгезия, которая обеспечивает поверхностный, щадящий наркоз и может осуществляться с другими видами обезболиваниями.

Такой вид наркоза используется для удаления абсцессов и флегмон, которые протекают с осложнениями, возможно и лечение доброкачественных опухолей небольших размеров, если их удаление под общим наркозом провести нет возможности.

Местный наркоз

Лечение под наркозом – это единственная возможность оказания хирургической помощи пациенту или проведения сложных манипуляций. Нередко врач проводит обезболивание конкретной области, что обеспечивается обкалыванием ее раствором анестетика и называется местным наркозом. Используется такое обезболивание при вскрытии гнойников, лечении зубов, иссечении грыжи. Местный наркоз – это введение анестетика в кожу и другие анатомические структуры того места, где предполагается проведение хирургического вмешательства.

Инъекции анестетика поверхностные, только в исключительных случаях врач может провести более глубокое введение препарата. Местный наркоз выполняется путем введения препарата через очень тонкую иглу, поэтому собственно процедура обезболивания является малоболезненной. Нередко введение анестетика комбинируется с седацией – в организм пациента вводят успокоительные средства, которые нормализуют психологическое состояние человека, уменьшая чувство тревоги и беспокойства.

Несмотря на то что местная анестезия применяется в медицине очень широко, последствия наркоза могут быть достаточно серьезными. Например, местные анестетики могут оказывать негативное воздействие на сердце, головной мозг, что приводит к нарушениям сердечного ритма, судорогам и потере сознания. Одновременно с этим врачи утверждают, что местная анестезия по сравнению с общим наркозом более безопасна для здоровья пациента.

Эндотрахеальный наркоз

Один из наиболее часто применяемых методов анестезии при выполнении сложных хирургических вмешательств – эндотрахеальный наркоз, который подразумевает погружение организма в состояние глубокого наркотического (медикаментозного) сна. Одновременно с этим полностью расслабляется мускулатура, у пациента отсутствует самостоятельное дыхание. Чтобы достичь нужно состояния, врачи проводят пациенту комплекс мероприятий:

  1. Интубация трахеи – введение в просвет трахеи интубационной трубки, которая нужна для обеспечения искусственной вентиляции легких.
  2. Внутривенное введение наркотических анестетиков, седативных препаратов и транквилизаторов.
  3. Введение миорелаксантов – они блокируют нервно-мышечную передачу.
  4. Искусственная вентиляция легких.

Качество наркоза эндотрахеального вида зависит не только от опыта анестезиолога, но и от того, насколько правильно ведется контроль за состоянием больного. Обязательно нужно проводить мониторинг артериального давления, пульса, сатурации кислорода.

Спинальная и эпидуральная анестезия

Использование наркоза при кесаревом сечении – необходимая процедура. Правильно проведенная анестезия помогает активно участвовать в рождении ребенка и уменьшает риск возникновения осложнений. Кроме этого, во время операции по поводу родоразрешения не представляется возможным использование интубации трахеи.

Эпидуральный наркоз имеет ряд преимуществ:

  • сознание пациента во время операции полностью сохраняется
  • сердечно-сосудистая система работает стабильно
  • частично сохраняется двигательная активность
  • отсутствуют рефлекторные реакции на раздражение верхних дыхательных путей.

Существует и спинальный наркоз, который обеспечивает наступление эффекта максимум через 5 минут после введения препаратов, то есть представляется возможность срочно приступить к операции. Такой вид обезболивания обладает четкими преимуществами:

  • в техническом плане исполнение более простое и менее опасное
  • системная токсичность полностью отсутствует
  • ранняя активизация женщины после проведения операции
  • есть возможность раннего грудного вскармливания
  • медикаментозная депрессия новорожденных отсутствует

Кстати, цена хорошего наркоза складывается из многих составляющих, что касается спинальной анестезии, то здесь расходы пациентки сокращаются.

Любая операция под общим наркозом – это стресс для организма, поэтому проводить все манипуляции по поводу введения пациента в медикаментозный сон должен специалист с опытом. Только грамотная работа анестезии может стать гарантией отсутствия последствий.

Всю информацию о том, как проводится наркоз, сколько отходят от наркоза и что опасного в нем, можно получить на нашем сайте Добробут.ком.

Связанные услуги:
Хирургические операции
Консультация семейного врача

Наркоз при лапароскопии — какой делают: местный, общий

Лапароскопия стала широко распространенным методом в хирургии и гинекологии. Операция заключается в том, что хирург в теле человека делает небольшие отверстия вместо традиционных больших разрезов, оставляющих заметные шрамы. Представление о том, что врач будет резать тело, вызывает ужас, однако если назначена лапароскопия, наркоз «выключит» человека от сознания или создаст эффект полного обезболивания. В статье подробно рассказывается о том, под каким наркозом делают лапароскопию, чем отличается местная анестезия от общего обезболивания, какие виды существуют. Помните! Наркоз при лапароскопии подбирается только врачом-анестезиологом в индивидуальном порядке.

Содержание

  • 1 Особенности наркоза
  • 2 Виды общего наркоза
  • 3 Виды местной анестезии
  • 4 Используемые обезболивающие средства
  • 5 Подготовка к обезболиванию
  • 6 Возможные осложнения после анестезии

Особенности наркоза

Наркоз при лапароскопии выбирается с учетом индивидуальных особенностей организма. Прежде чем решить, какой вид будет применяться, анестезиолог изучает историю болезни, оценивает организм пациента по следующим параметрам:

  • срочность операции;
  • тяжесть предстоящего вмешательства;
  • показатели анализов и исследований;
  • наличие хронических заболеваний;
  • артериальное давление.

Наиболее часто применяются хирургические вмешательства, осуществляемые под общим наркозом (искусственное отключение от сознания, погружение в сон). Если ситуация вполне легкая, хирург может принять решение использовать местное обезболивание (проведение операции с пациентом, находящимся в сознании).

Несмотря на то, что многие пациенты испытывают страх перед вмешательством из-за того, что придется наблюдать за ходом операции, местная анестезия является безопасной для организма, так как сокращаются риски осложнений, организм восстанавливается раньше, больные легче проходят восстановительный период. Не стоит переживать, бояться, впадать в панические состояния.

Виды общего наркоза

Главной отличительной особенностью общего наркоза при лапароскопии является отключение оперируемого от сознания, погружение в сон из-за воздействия медикаментов на центральную нервную систему и мозг. Общий наркоз позволяет полностью расслабить, обездвижить оперируемого, уберечь его от наблюдения за ходом операции. Существуют следующие виды наркоза:

  1. Эндотрахеальный (интубация трахеи). Пациенту одевают маску с трубкой, через которую медикаменты поступают в дыхательную систему. Во время операции легкие больного искусственно вентилируются. Ввод трубки осуществляется только после введения небольшого количества лекарства, т.е. после засыпания больного.
  2. Ингаляционный. Пациент вдыхает парообразные или газообразные наркотические анестетики. Практически всегда используют закись азота. При лапароскопии наркоз данного вида нежелателен, он применяется значительно реже по сравнению с интубацией.
  3. Внутривенный. Усыпляющий препарат вводится шприцем в вену. Применяют такой вид наркоза при кратковременных операциях.
  4. Спинальный. Препараты вводятся в субарахноидальное пространство. Метод используется при экстренных ситуациях, во время беременности, вводимые препараты не оказывают негативного воздействия на плод.

Виды местной анестезии

Главная отличительная особенность применения местной анестезии – оперируемый пациент наблюдает за происходящим, не засыпая. Применяемые медикаменты воздействуют на нервные окончания, обездвиживают конкретные участки тела больного, тем самым позволяя ему не ощущать боль. Обезболиванием и обездвиживанием анестетики заставляют мышцы пациента успешно расслабляться, хирургу становится легче во время вмешательства.

Местную анестезию применяют при несложных операциях или диагностике. Следующие виды обезболивания наиболее популярны при лапароскопии:

  1. Эпидуральная. Анестетик вводится шприцем в позвоночник, чтобы заблокировать чувствительность. Данный вид обезболивания используется людьми со слабой дыхательной и сердечно-сосудистой системами, чтобы наблюдать за изменениями состояния, максимально сократить риски осложнений, а также когда есть необходимость разговаривать с пациентом.
  2. Проводниковая. Раствор анестетика вводится в область нервного ствола. Блокируется передача импульса на определенном участке.

Детям, эмоциональным людям и тем, кто боится наблюдать за ходом хирургического вмешательства, проводят операцию под общим наркозом.

Используемые обезболивающие средства

Среди анестетиков для проведения лапароскопии используются препараты, поступающие в организм с помощью ингаляции:

  • Закись азота;
  • Изофлюран;
  • Десфлюран;
  • Фторотан;
  • Галотан.

Поступающие без ингаляции препараты:

  • Пропофол;
  • Кетамин;
  • Калипсол;
  • Реланиум;
  • Дроперидол;
  • Мидазолам.

Выбор анестетика осуществляется анестезиологом после изучения истории болезни, индивидуальных особенностей, сложности операции.

Подготовка к обезболиванию

Для того чтобы пациентка отошла после лапароскопии без последствий, необходимо соблюдать следующие правила:

  1. Предварительно проводится обследование работы внутренних органов, особенно сердца, сдаются анализы крови, мочи.
  2. Сообщается врачу о применяемых лекарствах, потому что некоторые группы несовместимы с анестезиологическими (обезболивающими) лекарствами.
  3. Делается очищение организма с помощью слабительных и клизм за сутки до операции по схеме, обговоренной с врачом.
  4. Накануне операции исключается прием пищи после 18 часов вечера (исключить еду за 17-24 часа до назначенной даты) и прием воды после 22 часов.
  5. Всю неделю перед операцией необходимо соблюдать диету.
  6. Лапароскопия проводится натощак, категорически запрещено принимать пищу, пить напитки непосредственно в день хирургического вмешательства.

Как правило, пациент, следующий всем рекомендациям, отходит от наркоза безболезненно, быстро и не испытывает неприятных последствий.

Возможные осложнения после анестезии

Вероятность возникновения осложнений минимальна, однако возможна, если пренебрегать рекомендациями. После наркоза могут возникнуть следующие неприятные последствия:

  • нарушение сердечных сокращений;
  • головная и спинная боль;
  • попадание в пищевод содержимого (остатков пищи) желудка;
  • скопление воздуха в плевральной полости;
  • тромбоз легочной артерии или глубоких вен;
  • закупорка сосудов;
  • аллергические реакции;
  • поражение ЦНС;
  • скопление гноя из-за неправильного введения инъекции;
  • рвота, тошнота;
  • нарушение дыхания.

В заключение можно сказать, что лапароскопия – это абсолютно безопасная, легкая операция, ведь анестетики, предназначенные для введения пациента в наркоз, неоднократно проверены специалистами, пациентами и практически никогда не вызывают никаких неприятных последствий.

Первичные консультации — Консультация анестезиолога рядом с домом

До проведения операции Вы обязательно встретитесь с очень важным врачом-специалистом – Вашим анестезиологом. Как сама операция, так и  анастезия оказывают определенные неблагоприятные эффекты на системы Вашего организма, поэтому крайне важно, чтобы анестезиолог получил максимальное количество информации о состоянии Вашего здоровья. Предоперационный осмотр, проводимый анестезиологом, нужен для получения всех необходимых сведений о Вашем здоровье, а также планирования предстоящей анестезии.

Обычно анестезиолог осматривает пациентов, готовящихся к оперативному вмешательству, за день до предстоящей операции (исключение составляют экстренные операции). Однако следует отметить, что из-за большой рабочей загруженности врача-анестезиолога иногда это правило не всегда реализуемо, поэтому анестезиолог проводит свой осмотр или в день операции, или уже непосредственно перед самим оперативным вмешательством, в операционной.

Во время предоперационного визита анестезиолог будет внимательно изучать всю имеющуюся медицинскую документацию, проанализируют результаты всех лабораторных и инструментальных методов исследований, проведет с Вами обстоятельную беседу, определит степень анестезиологического риска, выберет для Вас оптимальный вид анастезии. В случае необходимости он назначит все необходимые дополнительные обследования и консультации смежных врачей-специалистов. Вы должны рассказать Вашему врачу-анестезиологу о перенесенных операциях и наркозах; хронических заболеваниях, которыми болеете; постоянно принимаемых лекарствах; переносимости лекарств и аллергических реакциях; наличии в ротовой полости съемных протезов или пирсинга; использовании контактных линз; возможной беременности. Также Вы должны ответить и на другие вопросы, задаваемые анестезиологом.

Запомните, что открытое общение с Вашим анестезиологом – важное и необходимое условие безопасной анестезии (наркоза). Поэтому изъясняйте свои мысли откровенно, задавайте вопросы и следуйте всем инструкциям Вашего анестезиолога.

При необходимости врачом-анестезиологом будет назначена премедикация. Она, как правило, включает в себя успокоительные и некоторые другие препараты, которые Вы получите перед сном, а также утром в день операции.

Также в своем предоперационном визите анестезиолог расскажет о немаловажных правилах, относящихся к предоперационной подготовке, которые Вам нужно будет обязательно выполнять для того, чтобы предстоящий наркоз был предельно безопасным для Вас.

В целом, исход наркоза определяется двумя факторами – состоянием здоровья пациента и работой анестезиолога. Если перед наркозом заблаговременно позаботиться об этих двух принципиально важных моментах анестезии, то вероятность успешного течения наркоза приблизится к 100%.

Состояние здоровья

Состояние здоровья играет важную роль в том, как будет протекать наркоз (просто или с определенными трудностями), разовьются ли какие-либо осложнения анастезии, а также насколько комфортным будет пробуждение от наркоза. Перед наркозом важно пройти комплексное обследование организма, включающее консультацию врача-терапевта, выполнение ряда анализов (группа крови и резус фактор, общий анализ крови, общий анализ мочи, биохимический анализ крови, коагулограмма и т.п.) и инструментальных исследований (ФГ, ЭКГ после 40 лет и т.п.), при наличии сопутствующей патологии консультации соответствующих специалистов и дополнительные обследования.

Болезни

Перед общим наркозом все острые заболевания, а также обострения хронических болезней подлежат пристальному лечению. Проведение плановой анестезии возможно лишь только на фоне стабильного состояния — плохо леченые заболевания будут являться противопоказанием к наркозу. Наиболее важная роль при проведении наркоза возлагается на сердце и легкие, поэтому перед наркозом работоспособность этих органов должна быть максимально приближена к удовлетворительной — это значит, что простуда, обструктивный бронхит, астма, гипертония, стенокардия, сердечная недостаточность — все эти болезни должны быть пролечены так хорошо, на сколько это возможно.

Если Вы имеете шатающиеся зубы или коронки, то пройдите обязательно лечение у стоматолога, так как эти зубы могут быть потеряны, когда анестезиолог будет обеспечивать проходимость дыхательных путей (располагая в ротовой полости специально предназначенные для этого приспособления)

Лишний вес

Чем больше вес, тем больше вероятность, что наркоз будет тяжелым. Лишний вес также удлиняет сроки выздоровления – замедляется заживление ран, увеличивает вероятность развития хирургических осложнений. Постарайтесь перед общим наркозом сбросить лишние килограммы – это будет ещё одна помощь Вашему организму в предупреждении возможных наркозных осложнений.

Курение

Отрицательное действие курения перед наркозом не вызывает никакого сомнения, поэтому перед наркозом будет разумным бросить курить. Доказано, что прерывание курения за 6 месяцев или 7-10 дней до наркоза значительно снижает риск развития дыхательных осложнений.

Алкоголь

Необходимо исключить употребление алкоголя перед наркозом. Алкоголь изменяет течение анестезии в непредсказуемую сторону: одним пациентам введённой стандартной дозы анестезии становится недостаточно и высок риск проснуться в наркозе, другим же, наоборот, стандартная доза вызывает передозировку, проявляющуюся резким угнетением сердечно-сосудистой системы и дыхания. Считается, что алкоголь перед наркозом должен быть исключён за 24 часа до планируемой анестезии.

Голодание

Голодание перед наркозом – это одно из «золотых» правил безопасного проведения анестезии. При проведении наркоза желудок должен быть пустым, в противном случае содержимое желудка может попасть в лёгкие, что станет серьёзной угрозой для жизни. Накануне наркоза можно позавтракать и пообедать, а вот ужин уже лучше всего будет пропустить (или он должен быть лёгким), жидкость следует пить в обычном режиме. В день операции и пить, и есть нельзя.

Поэтому ответ на такие часто задаваемые вопросы, как «можно ли пить перед наркозом?» или «можно ли есть перед наркозом» будет чётким и однозначным – перед наркозом пить и есть строго-настрого воспрещается!

Личная гигиена

Если не было запрещающего предписания от лечащего доктора, вечером в день до операции примите гигиенический душ. Ванна (душ) очистят кожу от невидимых загрязнений, что позволит уменьшить риск инфекции во время операции

Утром почистите зубы или прополощите рот водой

Ваше тело

Перед операцией извлеките из ротовой полости все съемные предметы, если таковые имеются (зубные протезы, пирсинг). Ротовая полость также должна быть свободна от жевательной резинки, конфет. Все эти предметы после введения в наркоз могу вызвать проблемы с Вашим дыханием

Подготавливаясь к наркозу также снимите контактные линзы, слуховой аппарат (если же Вам предстоит регионарная или местная анастезия, то можете их оставить

Ногти на руках должны быть свободны от маникюрного лака, который может быть причиной затрудненного считывания информации о дыхании, получаемой при помощи специального прибора, подключаемого при проведении наркоза к одному из пальцев руки

Ювелирные изделия

Необходимо снять с себя все драгоценности и ювелирные изделия. Для верующих разрешается оставить простой нательный крестик на тесьме (не на цепочке).

Лекарства

Если Ваш анестезиолог разрешил оставить утренний приём какого-либо лекарства (которое Вы постоянно принимали до операции), то оптимальное всего проглотить таблетки, не запивая их жидкостью. Если трудно поступить таким образом, то запейте таблетки минимальным глотком воды, сместив при этом прием лекарственных препаратов на максимально раннее утреннее время.

Не забудьте взять в больницу все принимаемые Вами лекарства, аппараты и оборудование , используемое Вами во время лечения вашего заболевания (протезные аппараты, глюкометр и т.п.).

Проведение времени перед операцией

Часто в день операции есть некоторое свободное время, которое кажется таким излишним и ожидание предстоящей операции кажется таким тягостным. Возьмите с собой любимую книгу, журнал, МР3-плеер.

Накануне операции желательно погулять на свежем воздухе, отдохнуть, успокоиться и постараться выспаться.

 

 

Анестезия при лапароскопической хирургии: общая и регионарная анестезия

1. Гергес Ф.Дж., Канази Г.Э., Джаббур-Хури С.И. Анестезия при лапароскопии: обзор. Джей Клин Анест. 2006; 18:67–78. [PubMed] [Google Scholar]

2. Bajwa SJ, Takrouri MS. Инновации, импровизации, проблемы и ограничения: нерассказанная история анестезии в развивающихся странах. Анест Эссе Рез. 2014; 8:1–2. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

3. Bajwa SJ, Kalra S. Более глубокое понимание анестезиологической практики: биопсихосоциальная перспектива. Сауди Джей Анаст. 2014;8:4–5. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

4. Bajwa SJ, Jindal R. Контроль качества и обеспечение анестезии: необходимость современности. Анест Эссе Рез. 2014; 8: 134–8. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

5. Bajwa SJ, Kalra S. Качественные исследования в анестезиологии: необходимая практика и необходимость часа. Сауди Джей Анаст. 2013;7:477–8. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

6. Коллинз Л.М., Вагадия Х. Регионарная анестезия при лапароскопии. Anesthesiol Clin Северная Америка. 2001;19: 43–55. [PubMed] [Google Scholar]

7. Gutt CN, Oniu T, Mehrabi A, Schemmer P, Kashfi A, Kraus T, et al. Циркуляторные и респираторные осложнения инсуффляции углекислого газа. Копать сург. 2004; 21: 95–105. [PubMed] [Google Scholar]

8. Цукерман Р.С., Хенеган С. Продолжительность гемодинамической депрессии во время лапароскопической холецистэктомии. Surg Endosc. 2002;16:1233–6. [PubMed] [Google Scholar]

9. Sprung J, Abdelmalak B, Schoenwald PK. Рецидивирующая полная блокада сердца у здорового пациента во время лапароскопической электрокоагуляции маточной трубы. Анестезиология. 1998;88:1401–3. [PubMed] [Google Scholar]

10. Rauh R, Hemmerling TM, Rist M, Jacobi KE. Влияние пневмоперитонеума и положения больного на растяжимость дыхательной системы. Джей Клин Анест. 2001; 13: 361–5. [PubMed] [Google Scholar]

11. Хирвонен Э.А., Пойколайнен Э.О., Пяякконен М.Е., Нуутинен Л.С. Неблагоприятные гемодинамические эффекты анестезии, наклона головы и пневмоперитонеума углекислым газом во время лапароскопической холецистэктомии. Surg Endosc. 2000; 14: 272–7. [PubMed] [Академия Google]

12. Салихоглу З., Демиролюк С., Чакмаккая С., Горгун Э., Косе Ю. Влияние положения больного на дыхательную механику при пневмоперитонеуме. Ближний Восток J Anaesthesiol. 2002; 16: 521–8. [PubMed] [Google Scholar]

13. Сингх Баджва С.Дж., Баджва С.К., Каур Дж. Сравнение двух комбинаций препаратов при тотальной внутривенной анестезии: пропофол-кетамин и пропофол-фентанил. Сауди Джей Анаст. 2010;4:72–9. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

14. Wilmore DW, Kehlet H. Ведение пациентов в ускоренной хирургии. БМЖ. 2001; 322: 473–6. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

15. Yang H, Choi PT, McCchesney J, Buckley N. Индукция севофлураном-ремифентанилом сравнима с пропофолом-фентанилом-рокуронием при ПОТР после лапароскопической операции. Джан Джей Анаст. 2004; 51: 660–7. [PubMed] [Google Scholar]

16. Tramer M, Moore A, McQuay H. Исключение закиси азота при общей анестезии: метаанализ интраоперационного сознания и послеоперационной рвоты в рандомизированных контролируемых исследованиях. Бр Джей Анаст. 1996; 76: 186–93. [PubMed] [Google Scholar]

17. Bajwa S, Kulshrestha A. Дексмедетомидин: адъювант, широко внедряющийся в клиническую практику. Ann Med Health Sci Res. 2013;3:475–83. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

18. Bajwa SJ, Kaur J, Singh A, Parmar S, Singh G, Kulshrestha A, et al. Ослабление вазопрессорного ответа и снижение дозы опиоидов и анестетиков при предоперационном применении дексмедетомидина. Индиан Джей Анаст. 2012;56:123–8. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

19. Maltby JR, Beriault MT, Watson NC, Liepert D, Fick GH. LMA-ProSeal является эффективной альтернативой интубации трахеи при лапароскопической холецистэктомии. Джан Джей Анаст. 2002; 49: 857–62. [PubMed] [Академия Google]

20. Maltby JR, Beriault MT, Watson NC, Liepert DJ, Fick GH. LMAClassic и LMA-ProSeal являются эффективной альтернативой эндотрахеальной интубации при гинекологической лапароскопии. Джан Джей Анаст. 2003; 50:71–7. [PubMed] [Google Scholar]

21. Салихоглу З., Демиролюк С., Дикмен Ю. Дыхательная механика у больных с морбидным ожирением, хронической обструктивной болезнью легких и артериальной гипертензией при пневмоперитонеуме. Евр Дж Анаэстезиол. 2003; 20: 658–61. [PubMed] [Google Scholar]

22. Mazdisnian F, Palmieri A, Hakakha B, Hakakha M, Cambridge C, Lauria B. Офисная микролапароскопия для женской стерилизации под местной анестезией. Стоимость и клинический анализ. J Reprod Med. 2002;47:97–100. [PubMed] [Google Scholar]

23. Коллинз Л.М., Вагадия Х. Регионарная анестезия при лапароскопии. Anesthesiol Clin Северная Америка. 2001; 19:43–55. [PubMed] [Google Scholar]

24. Gramatica L, Jr, Brasesco OE, Mercado Luna A, Martinessi V, Panebianco G, Labaque F, et al. Лапароскопическая холецистэктомия, выполненная под регионарной анестезией у больных с хронической обструктивной болезнью легких. Surg Endosc. 2002; 16: 472–5. [PubMed] [Google Scholar]

25. Хамад М.А., Эль-Хаттари О.А. Лапароскопическая холецистэктомия под спинальной анестезией с пневмоперитонеумом закиси азота: технико-экономическое обоснование. Surg Endosc. 2003; 17:1426–8. [PubMed] [Академия Google]

26. Джиндал Р., Баджва С.Дж. Парестезии на нескольких уровнях: редкое неврологическое проявление эпидуральной анестезии. J Anaesthesiol Clin Pharmacol. 2012; 28:136–137. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

27. Bajwa S, Arora V, Kaur J, Singh A, Parmar SS. Сравнительная оценка дексмедетомидина и фентанила для эпидуральной анальгезии при ортопедических операциях на нижних конечностях. Сауди Джей Анаст. 2011;5:365–70. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

28. Kumar S, Bajwa SJ. Нейроаксиальные опиоиды в гериатрии: исследование снижения дозы местного анестетика с добавлением суфентанила при хирургии нижних конечностей у пожилых пациентов. Сауди Джей Анаст. 2011; 5: 142–9.. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

29. Bajwa SJ, Bajwa SK, Kaur J, Singh G, Arora V, Gupta S, et al. Дексмедетомидин и клонидин при эпидуральной анестезии: сравнительная оценка. Индиан Джей Анаст. 2011;55:116–21. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

30. Bajwa SJ, Bajwa SK, Kaur J, Singh A, Bakshi G, Singh K, et al. Смесь клонидина и фентанила с ропивакаином при эпидуральной анестезии при операциях на нижних отделах брюшной полости. Анест Эссе Рез. 2010;4:9–14. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

31. Vaghadia H, Viskari D, Mitchell GW, Berrill A. Селективная спинномозговая анестезия для амбулаторной лапароскопии. I: Характеристики трех гипобарических растворов. Джан Джей Анаст. 2001; 48: 256–60. [PubMed] [Google Scholar]

32. Lennox PH, Vaghadia H, Henderson C, Martin L, Mitchell GW. Селективная спинальная анестезия малыми дозами для кратковременной амбулаторной лапароскопии: характеристики восстановления по сравнению с анестезией десфлураном. Анест Анальг. 2002; 94: 346–50. [PubMed] [Академия Google]

33. Стюарт А.В., Вагади Х., Коллинз Л., Митчелл Г.В. Селективная спинальная анестезия малыми дозами для кратковременной амбулаторной гинекологической лапароскопии: характеристики восстановления по сравнению с анестезией пропофолом. Бр Джей Анаст. 2001; 86: 570–2. [PubMed] [Google Scholar]

34. Тивари С., Чаухан А., Чатерджи П., Алам М.Т. Лапароскопическая холецистэктомия под спинальной анестезией: проспективное рандомизированное исследование. J Минимальный доступ Surg. 2013;9:65–71. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

35. Синха Р., Гурвара А.К., Гупта С.К. Лапароскопическая холецистэктомия под спинальной анестезией: исследование 3492 пациентов. J Laparoendosc Adv Surg Tech A. 2009;19:323–7. [PubMed] [Google Scholar]

36. Hartman B, Junger A, Klasen J, Benson M, Jost A, Banzhaf A, et al. Заболеваемость и факторы риска гипотензии после индукции спинномозговой анестезии: анализ с автоматическим сбором данных. Анест Анальг. 2002;94:1521–9. оглавление. [PubMed] [Google Scholar]

37. Palachewa K, Chau-In W, Naewthong P, Uppan K, Kamhom R. Осложнения спинномозговой анестезии в стационарной больнице. Тай Джей Анаст. 2001; 27:7–12. [Академия Google]

38. Цоварас Г., Фафулакис Ф. , Працас К., Георгопулу С., Стаматиу Г., Хацитеофилоу С. Лапароскопическая холецистэктомия под спинальной анестезией: пилотное исследование. Surg Endosc. 2006; 20: 580–2. [PubMed] [Google Scholar]

39. Имбеллони Л.Е., Сант’анна Р., Форнасари М., Фиальо Дж.К. Лапароскопическая холецистэктомия под спинальной анестезией: сравнительное исследование между обычной дозой и низкодозовым гипербарическим бупивакаином. Местный Рег Анест. 2011;4:41–6. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

40. Boddy AP, Mehta S, Rhodes M. Эффект внутрибрюшинной местной анестезии при лапароскопической холецистэктомии: систематический обзор и метаанализ. Анест Анальг. 2006; 103: 682–8. [PubMed] [Google Scholar]

41. ван Зундерт А.А., Стултинс Г., Якимович Дж.Дж., ван ден Борн Б.Е., ван дер Хам В.Г., Уайлдсмит Дж.А. Сегментарная спинномозговая анестезия при холецистэктомии у больного с тяжелым поражением легких. Бр Джей Анаст. 2006; 96: 464–6. [PubMed] [Google Scholar]

42. Мане Р. С., Патил М.С., Кедарешвара К.С., Саникоп К.С. Комбинированная спинально-эпидуральная анестезия при лапароскопической аппендэктомии у взрослых: серия случаев. Сауди Джей Анаст. 2012; 6: 27–30. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

43. Сингх Баджва С.Дж. Исследования и практика анестезиологии в развивающихся странах: экономический и основанный на фактических данных подход, ориентированный на пациента. J Anaesthesiol Clin Pharmacol. 2013;29:295–6. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

44. Bajwa SJ, Kalra S. Логический эмпиризм в анестезии: шаг вперед в современной клинической практике. J Anaesthesiol Clin Pharmacol. 2013;29:160–1. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

45. Туркстани А., Ибрахайм О., Хайри Г., Альсейф А., Халил Н. Спинальная анестезия по сравнению с общей анестезией при лапароскопической холецистэктомии: исследование экономической эффективности и побочных эффектов. APICARE. 2009 г.;13:9–14. [Google Scholar]

46. Имбеллони Л.Е., Форнасари М., Фиальо Дж.С., Сант-Анна Р., Кордейро Дж.А. Общая анестезия в сравнении со спинальной анестезией при лапароскопической холецистэктомии. Преподобный Брас Анестезиол. 2010;60:217–27. [PubMed] [Google Scholar]

47. Эллакани М. Сравнительное исследование между общей и грудной спинальной анестезией при лапароскопической холецистэктомии. Египетский Джей Анаст. 2013;29:375–81. [Google Scholar]

48. Баджва С.С., Баджва С.К., Каур Дж., Шарма В., Сингх А., Сингх А. и др. Палоносетрон: новый подход к контролю послеоперационной тошноты и рвоты в условиях дневного стационара. Сауди Джей Анаст. 2011;5:19–24. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

49. Mehta PJ, Chavda HR, Wadhwana AP, Porecha MM. Сравнительный анализ спинальной и общей анестезии при лапароскопической холецистэктомии: контролируемое, проспективное, рандомизированное исследование. Анест Эссе Рез. 2010;4:91–5. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

Оперативная гинекологическая лапароскопия под седацией в сознании

1. Нежат Ч.Р., Нежат Ф., Лучано А., Зиглер А., Мецгер Д., Нежат Ч. Оперативная гинекологическая лапароскопия. Принципы и методы. Особенности анестезии при лапароскопии. Опубликовано McGrow-Hill Inc. 1995:71–73. [Google Scholar]

2. Палтер С.Ф., Олив Д.Л. Офисная микролапароскопия под местной анестезией при хронической тазовой боли. J Am Assoc Gynecol Laparosc. 1996;3(3):359–364. [PubMed] [Google Scholar]

3. Гупта Л., Синха С., Панде М., Ваджифдар Х. Амбулаторная лапароскопическая перевязка маточных труб: сравнение общей анестезии с местной анестезией и седацией. J Анаест Клин Фармакол. 2011;27(1):97–100. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

4. Нежат С., Нежат Ф., Нежат С., Сейдман Д.С. Оперативная лапароскопия: переопределение границ. JSLS. 1997;1(3):213–216. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

5. Демко ЛА. Лапароскопия с участием пациента. J Am Assoc Gynecol Laparosc. 1996;3(Дополнение 4):S8. [PubMed] [Google Scholar]

6. Демко Л. Влияние нагревающего и увлажняющего газа на пациентов, перенесших лапароскопию в сознании. J Am Assoc Gynecol Laparosc. 2001;8(2):247–251. [PubMed] [Google Scholar]

7. Зулло Ф., Пелликано М., Зупи Э., Гуида М., Мастрантонио П., Наппи К. Минилапароскопическое сверление яичников под местной анестезией у пациенток с синдромом поликистозных яичников. Фертил Стерил. 2000;74(2): 376–379.. [PubMed] [Google Scholar]

8. Пелликано М., Зулло Ф., Фиорентино А., Томмазелли Г.А., Паломба С., Наппи К. Сознательная седация по сравнению с общей анестезией при минилапароскопическом внутрифаллопиевом переносе гамет: проспективное рандомизированное исследование. Хум Репрод. 2001;16(11):2295–2297. [PubMed] [Google Scholar]

9. Урман Р.Д., Кей А.Д. Умеренная и глубокая седация в клинической практике. Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета; 2012. [Google Scholar]

10. Сервин Ф.С., Биллард В. Ремифентанил и другие опиоиды. Handb Exp Pharmacol. 2008; 182: 283–311. [PubMed] [Академия Google]

11. Хоэнер Д., Блюменталь С., Боржеат А. Седация и регионарная анестезия у взрослых пациентов. Британский журнал анестезии. 2008;100(1):8–16. [PubMed] [Google Scholar]

12. Тобиас Дж.Д., Ледер М. Процедурная седация: обзор седативных средств, мониторинг и лечение осложнений. Саудовский журнал анестезии. 2011;5(4):395–410. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

13. Ван Д., Чен С., Чен Дж. и др. Использование пропофола в качестве седативного средства при эндоскопии желудочно-кишечного тракта: метаанализ. ПЛОС Один. 2013;8(1): e53311. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

14. Розов С. Взаимодействие с анестетиками: обзор. Джей Клин Анест. 1997; 9: С27–С32. [PubMed] [Google Scholar]

15. Хендрикс Дж.Ф.А., Эгер Э.И., Соннер Дж.М., Шафер С.Л. Является ли синергия правилом? обзор взаимодействий анестетиков, вызывающих гипноз и неподвижность. Анест Анальг. 2008; 107: 494–506. [PubMed] [Google Scholar]

16. Бульон ТВ. Взаимодействие снотворных и опиоидных анестетиков с ЦНС, основное внимание уделяется моделированию поверхности реакции. Handb Exp Pharmacol. 2008; 182: 471–487. [PubMed] [Академия Google]

17. Буйон Т.В., Брюн Дж., Радулеску Л. и др. Фармакодинамическое взаимодействие между пропофолом и ремифентанилом в отношении гипноза, переносимости ларингоскопии, биспектрального индекса и электроэнцефалографической приблизительной энтропии. Анестезиология. 2004;100(6):1353–1372. [PubMed] [Google Scholar]

18. Ньюсон С., Джоши Г.П., Виктори Р., Уайт П.Ф. Сравнение методов введения пропофола для седации во время контролируемой анестезии. Анест Анальг. 1995;81(3):486–491. [PubMed] [Академия Google]

19. Масуи К., Аптон Р., Дуфас А.Г. и др. Эффективность раздельных и физиологически обоснованных рециркуляторных фармакокинетических моделей для пропофола: сравнение с использованием данных болюсной, непрерывной и контролируемой инфузии. Анест Анальг. 2010;111(2):368–379. [PubMed] [Google Scholar]

20. Лесли К., Клавизи О., Харгроув Дж. Контролируемая инфузия по сравнению с инфузией пропофола, контролируемая вручную, для общей анестезии или седации у взрослых. Системная версия базы данных Cochrane 2008 г.; CD006059. [PubMed] [Google Scholar]

21. Имсен Х., Шрааг С., Кройер С., Брюн Дж., Альбрехт С. Целенаправленная инфузия. Клиническая значимость и особенности при использовании фармакокинетических моделей. Анестезиолог. 2009; 58: 708–715. [PubMed] [Google Scholar]

22. Moerman AT, Herregods LL, De Vos MM, Mortier EP, Struys MM. Инфузионное введение ремифентанила вручную в сравнении с контролируемым целевым значением у пациентов со спонтанным дыханием. Анест Анальг. 2009; 108: 828–834. [PubMed] [Академия Google]

23. Струйс М.М., Шахинович М., Лихтенбельт Б.Дж., Вереке Х.Е., Абсалом А.Р. Оптимизация внутривенного введения лекарственных средств с применением концепций фармакокинетики/фармакодинамики. Бр Джей Анаст. 2011;107(1):38–47. [PubMed] [Google Scholar]

24. Минто CF, Шнайдер TW. Вклад моделирования ПК/ФД во внутривенную анестезию. Клин Фармакол Тер. 2008;84(1):27–38. [PubMed] [Google Scholar]

25. Демко Л. Осложнения микролапароскопии и лапароскопии в сознании. JSLS. 2003;7(2):141–145. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

26. Розати М., Браманте С., Конти Ф., Рицци М., Фраттари А., Спина Т. Лапароскопическая сальпингоофорэктомия в состоянии седации в сознании. JSLS. 2015;19(3). pii:e2015.00031 DOI: 10.4293/JSLS.2015.00031. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

27. Schnider TW, Minto CF, Gambus PL и др. Влияние способа введения и ковариатов на фармакокинетику пропофола у взрослых добровольцев. Анестезиология. 1998;88(5):1170–1182. [PubMed] [Академия Google]

28. Абсалом А.Р., Мани В., Де Смет Т., Струйс М.М. Фармакокинетические модели для пропофола, определяющие и освещающие дьявола в деталях. Бр Джей Анаст. 2009; 103: 26–37. [PubMed] [Google Scholar]

29. Minto CF, Schnider TW, Egan TD, et al. Влияние возраста и пола на фармакокинетику и фармакодинамику ремифентанила. I. Разработка модели. Анестезиология. 1997;86(1):10–23. [PubMed] [Google Scholar]

30. Minto CF, Schnider TW, Shafer SL. Фармакокинетика и фармакодинамика ремифентанила. II. Приложение модели. Анестезиология. 1997;86(1):24–33. [PubMed] [Google Scholar]

31. Чирилло В., Зито Мариноски Г., Де Робертис Э. и др. Navigator и SmartPilot View помогают управлять анестезией и уменьшать дозировку анестетика. Минерва Анестезиол. 2015;январь 19. [PubMed] [Google Scholar]

32. Шумахер П.М., Бульон Т.В., Лейбундгут Д., Сартори В., Збинден А.М. Дисплей рекомендаций по анестезии (AAD): руководство в режиме реального времени через фармакокинетические и фармакодинамические взаимосвязи при одновременном введении нескольких препаратов. Анестезиология. 2004; 101: А504. [Академия Google]

33. Брюн Дж., Майлс С.П., Снейд Р., Стрейс ФРМ. Мониторинг глубины анестезии: что доступно, что проверено и что дальше? Бр Джей Анаст. 2006; 97: 85–94. [PubMed] [Google Scholar]

34. Шахинович ММ, Абсалом А.Р., Струйс М.М. Введение и мониторинг внутривенных анестетиков. Текущее мнение в Анестезиология. 2010; 23:734–774. [PubMed] [Google Scholar]

35. Шумахер П.М., Бульон Т.В., Лейбундгут Д., Хартвич В., Лугинбюль М. Онлайн-отображение индекса реакции на вредный стимул на основе времени на основе фармакологических данных. Анестезиология. 2007;107:А17. [Академия Google]

36. Лугинбюль М., Шумахер П.М., Вереке Х., Хейзе Б., Стрюйс М. Индекс реакции на вредную стимуляцию (NSRI): проверка нового индекса глубины анестезии. Анестезиология. 2009; А1602. [Google Scholar]

37. Лугинбюль М., Шумахер П.М., Стройс М. Индекс реакции на вредную стимуляцию: новый индекс состояния анестезии, основанный на взаимодействии гипнотиков и опиоидов. Анестезиология. 2010: 112 (4): 872–880. [PubMed] [Google Scholar]

38. Филлипс Н.М., Хеслер Э., Стрит М., Кент Б. Критерии оценки выписки после анестезии: систематический обзор. Библиотека систематических обзоров JBI. 2011;9(41): 1679–1713. [PubMed] [Google Scholar]

39. Джейкобсон М.Т., Осиас Дж., Бижанг Р. и соавт. Техника прямого троакара: альтернативный подход к доступу в брюшную полость для лапароскопии. JSLS. 2002;6(2):169–174. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

40. Тинелли А., Мальваси А., Мынбаев О.А. и соавт. Безлезвийное прямое введение оптического троакара при лапароскопических операциях у пациентов с ожирением. JSLS. 2013;17(4):521–528. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

41. Демко Л. Болевое картирование спаек. J Am Assoc Gynecol Laparosc, 2004;11(2):181–183. [PubMed] [Академия Google]

42. Демко ЛА. Паттерны направления боли в области таза. J Am Assoc Gynecol Laparosc. 2000;7(2):181–183. [PubMed] [Google Scholar]

43. Демко Л. Лапароскопия с участием пациента в диагностике и лечении эндометриоза. J Am Assoc Gynecol Laparosc. 1996;3(4 дополнение): S8–9. [PubMed] [Google Scholar]

44. Демко Л. Обзор боли, связанной с минимальным эндометриозом. JSLS. 2000;4(1):5–9. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

45. Фаготти А., Феррандина Г., Фанфани Ф. и др. Оценка на основе лапароскопии для прогнозирования хирургического исхода у пациентов с распространенным раком яичников: пилотное исследование. Энн Сург Онкол. 2006 г.; 13(8):1156–1161. [PubMed] [Академия Google]

46. Демко ЛА. Влияние на частоту негативных результатов лапароскопии у пациентов с хронической тазовой болью, использующих лапароскопию с помощью пациента. JSLS. 1997;1(4):319–21. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

47. Демко Л. Картирование источника и характера боли из-за эндометриоза с помощью лапароскопии с участием пациента. J Am Assoc Gynecol Laparosc. 1998;5(3):241–245. [PubMed] [Google Scholar]

48. Демко Л. Лапароскопия с участием пациента в диагностике и лечении эндометриоза. J Am Assoc Gynecol Laparosc. 1996;3(4 дополнение): S8–9. [PubMed] [Google Scholar]

49. Келет Х, Слим К. Будущее за экспресс-хирургией. Бр Дж Сур. 2012;99:1025–1026. [PubMed] [Google Scholar]

50. Американское общество анестезиологов. Континуум определения глубины седации общей анестезии и уровней седации/анальгезии. 13 октября 1999 г., с поправками от 21 октября 2009 г. Доступно на http://www.asahq.org.

51. Континуум глубины седации: определение общей анестезии и уровней седации/анальгезии. Американское общество анестезиологов www.asahq.org.

52. Юнкер А., Стидж Дж. Практическое руководство по лапароскопическому картированию боли. J Миним инвазивный гинекол. 2010;17(1):8–11. [PubMed] [Google Scholar]

53. Демко Л. Осложнения микролапароскопии и лапароскопии в сознании. JSLS. 2003; 7: 141–145. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

54. Ли М., Мэй В., Ван П. и др. Пропофол уменьшает раннюю послеоперационную боль после гинекологической лапароскопии. Acta Anaesthesiol Scand. 2012;56(3):368–375. [PubMed] [Академия Google]

55. Чан В.Х., Чанг С.Л., Лин К.С., Чен М.Дж., Фан С.З. Целенаправленное вливание пропофола в сравнении с прерывистым болюсным введением седативного коктейля при глубокой седации при эндоскопии желудочно-кишечного тракта: сравнение сердечно-сосудистых и респираторных параметров. Дж. Диг Дис. 2014;15(1):18–26. [PubMed] [Google Scholar]

56. Джошкун Д, Гунайдин Б, Тас А, Инан Г, Челеби Х, Кая К. Сравнение трех различных скоростей инфузии ремифентанила с целевым контролем во время инфузии пропофола с целевым контролем для извлечения ооцитов. Клиники (Сан-Паулу). 2011;66(5):811–815. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

57. Брошюра SmartPilot? Посмотреть Dräger. Доступ на www.draeger.com/smartpilotview по состоянию на 15 мая.

58. Гурусами К.С., Самрадж К., Дэвидсон Б.Р. Пневмоперитонеум низкого давления по сравнению со стандартным давлением при лапароскопической холецистэктомии. Кокрановская база данных систематических обзоров. 2009;15(2): CD006930. [PubMed] [Google Scholar]

59. Топчу Х.О., Чавкайтар С., Коканал К., Гузель А.И., Ислимье М., Доганай М. Проспективное рандомизированное исследование послеоперационной боли после различных инсуффляционных давлений во время гинекологической лапароскопии. Eur J Obstet Gynaecol Reprod Biol. 2014; 182:81–85. [PubMed] [Академия Google]

60. Флетчер С.Дж. Гемодинамические последствия пневмоперитонеума высокого и низкого давления при лапароскопической холецистэктомии. Surg Endosc. 2000; 14: 596–597. [PubMed] [Google Scholar]

Диагностическая лапароскопия — статья SAGES Wiki

Пациенты могут быть направлены к хирургам из-за невыявленных проблем с брюшной полостью. Если ваш хирург рекомендовал диагностическую лапароскопию, эта статья будет:

  • поможет вам понять, что такое лапароскопия,
  • описывают, как лапароскопия помогает выяснить, в чем проблема,
  • объясните, какие осложнения могут возникнуть при процедуре.

ЧТО ТАКОЕ ДИАГНОСТИЧЕСКАЯ ЛАПАРОСКОПИЯ?

Лапароскоп — это телескоп, предназначенный для медицинского применения. Он подключен к источнику света высокой интенсивности и телекамере высокого разрешения, чтобы хирург мог видеть, что происходит внутри вас. Лапароскоп вводят в брюшную полость через полую трубку, и изображение внутренней части живота видно на экране телевизора. В большинстве случаев эта процедура (операция) позволяет диагностировать или помочь обнаружить проблему с брюшной полостью.

ЗАЧЕМ ПРОВОДИТСЯ ДИАГНОСТИЧЕСКАЯ ЛАПАРОСКОПИЯ?

1. Боль в животе.

Лапароскопия играет важную роль в диагностике как острой, так и хронической боли в животе. Причин болей в животе много. Некоторые из этих причин включают аппендицит, спайки или внутрибрюшную рубцовую ткань, тазовые инфекции, эндометриоз, абдоминальное кровотечение и, реже, рак. Он используется у пациентов с раздраженным кишечником для исключения других причин болей в животе. Хирурги часто могут диагностировать причину боли в животе и во время той же процедуры устранить проблему.

2. Брюшная масса.

У пациента может быть припухлость (масса или опухоль), которую может прощупать врач, пациент или увидеть на рентгеновском снимке. В большинстве случаев требуется окончательный диагноз, прежде чем может быть рекомендована соответствующая терапия или лечение. Лапароскопия — это один из методов, доступных вашему врачу для непосредственного осмотра новообразования и получения ткани для постановки диагноза.

3. Асцит.

Наличие жидкости в брюшной полости называется асцитом. Иногда причину этого скопления жидкости невозможно найти без осмотра брюшной полости, что часто можно сделать с помощью лапароскопии.

4. Заболевания печени.

Неинвазивные рентгенологические методы визуализации (сонограмма, КТ и МРТ) могут обнаружить новообразование внутри или на поверхности печени. Если неинвазивное рентгенологическое исследование не может дать вашему врачу достаточно информации, для установления диагноза может потребоваться биопсия печени. Диагностическая лапароскопия является одним из самых безопасных и точных способов получения ткани для диагностики. Другими словами, это точный способ взять биопсию для взятия образца печени или образования без фактического вскрытия брюшной полости.

5. Процедура «второго взгляда» или определение стадии рака.

Вашему врачу может понадобиться информация о состоянии ранее леченного заболевания, такого как рак. Это может произойти после лечения некоторыми формами химиотерапии или до начала химиотерапии. Кроме того, информация может быть получена с помощью диагностической лапароскопии перед планированием формального исследования брюшной полости, химиотерапии или лучевой терапии.

6. Прочее.

Существуют и другие причины для проведения диагностической лапароскопии, которые невозможно здесь перечислить. Это следует обсудить и обсудить с вашим хирургом.

КАКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ НЕОБХОДИМЫ ДЛЯ ЛАПАРОСКОПИИ?

УЗИ может быть назначено врачом в качестве неинвазивного диагностического теста. Во многих случаях предоставляется информация, которая позволит вашему хирургу лучше понять проблему внутри вашего живота. Этот тест безболезненный, очень безопасный и может повысить эффективность диагностической лапароскопии.

КТ — это рентген, в котором используются компьютеры для визуализации внутрибрюшного содержимого. В определенных обстоятельствах он точен в постановке диагноза абдоминального заболевания. Это позволит вашему хирургу иметь «дорожную карту» внутренней части вашего живота. Рентгенолог может использовать компьютерную томографию, чтобы ввести иглу в брюшную полость. Это известно как пункционная биопсия под контролем КТ. Это часто делается перед диагностической лапароскопией, чтобы решить, подходит ли лапароскопия для вашего состояния.

МРТ (магнитно-резонансная томография) использует магниты, рентгеновские лучи и компьютеры для осмотра внутренней части брюшной полости. Это не требуется для большинства проблем с брюшной полостью, но может быть необходимо для некоторых.

Перед диагностической лапароскопией может потребоваться рутинный анализ крови, анализ мочи и, возможно, рентген грудной клетки или электрокардиограмма. Ваш врач решит, какие анализы необходимы, и рассмотрит результаты тех анализов, которые уже были выполнены.

КАКОЙ ВИД АНЕСТЕЗИИ ИСПОЛЬЗУЕТСЯ?

Диагностическая лапароскопия проводится либо под местной анестезией с седацией, либо под общей анестезией. С вашей помощью ваш хирург и анестезиолог выберут метод анестезии для безопасной и успешной операции.

МЕСТНАЯ анестезия может быть введена в кожу брюшной стенки, чтобы полностью обезболить область и обеспечить безопасное размещение лапароскопа. Большинство пациентов ощущают кратковременный «укус пчелы», который длится секунду или две. Небольшие дозы внутривенного седативного средства вводятся одновременно, что позволяет пациенту испытать так называемый «сумеречный» сон, когда пациент бодрствует, но спит. После достижения адекватной глубины сна и введения местной анестезии в брюшную полость вводят газ. Это называется пневмоперитонеум. Пациент может испытывать чувство вздутия живота, но в конце операции газ удаляется. Двумя наиболее распространенными газами являются закись азота («веселящий газ») или углекислый газ. Существует очень небольшой риск побочных эффектов газа.

ОБЩАЯ анестезия назначается тем пациентам, которым не подходит «сумеречный» сон или которые хотят полностью заснуть. Общая анестезия может быть предпочтительнее для молодых пациентов, которые не могут неподвижно лежать на операционном столе или имеют состояние здоровья, при котором безопаснее выполнять операцию таким образом. Некоторые пациенты в конечном итоге получают общую анестезию, даже если они предпочитают местную анестезию с седацией, поскольку подходящая анестезия для лапароскопии отличается от пациента к пациенту.

КАКАЯ ПОДГОТОВКА ТРЕБУЕТСЯ?

  • После того, как ваш хирург ознакомит вас с потенциальными рисками и преимуществами операции, вам необходимо предоставить письменное согласие на операцию.
  • Можно принимать душ накануне или утром перед операцией.
  • Большинство диагностических лапароскопических процедур выполняются амбулаторно; Это означает, что вы отправитесь домой в тот же день, когда была проведена процедура.
  • Перед процедурой нельзя ничего есть и пить в течение шести-восьми часов.
  • Перед операцией может потребоваться стандартный анализ крови, мочи или рентген. Это будет зависеть от вашего возраста и состояния здоровья.
  • Допустимо принимать душ накануне или утром перед операцией. Сообщите в больницу в нужное время, обычно за 1-2 часа до запланированной операции.
  • Если вы ежедневно принимаете лекарства, обсудите это со своим хирургом перед операцией, так как вам может потребоваться принять часть или все лекарства в день операции, запив их глотком воды. Если вы принимаете аспирин, витамин Е, препараты для разжижения крови или лекарства от артрита, обсудите это со своим хирургом, чтобы их можно было прекратить заблаговременно до операции.
  • Вам нужно будет узнать у своего хирурга или персонала его/ее офиса, что именно требуется для подготовки к операции.
    Скорее всего, во время процедуры вам будут давать успокоительные, и обязательно нужно, чтобы кто-нибудь отвез вас домой после нее. Седативные средства будут влиять на ваше суждение и рефлексы до конца дня. Вы не должны садиться за руль или работать с механизмами до следующего дня.

ЧЕГО МОЖНО ОЖИДАТЬ ВО ВРЕМЯ ДИАГНОСТИЧЕСКОЙ ЛАПАРОСКОПИИ?

  • Операция проводится под анестезией (см. выше), чтобы пациент не чувствовал боли во время процедуры.
  • Канюля (узкий трубчатый инструмент) вводится в брюшную полость в верхней части живота или в боку сразу под ребрами.
  • Лапароскоп (маленький телескоп), соединенный со специальной камерой, вводится через канюлю. Это дает хирургу увеличенное изображение внутренних органов пациента на экране телевизора.
  • Вставляются другие канюли, которые позволяют хирургу осмотреть внутренние органы и принять решение о правильном диагнозе или лечении
  • После того, как хирург завершит операцию, небольшие разрезы закрываются рассасывающимися швами или хирургическими лентами.

ЧЕГО ЖДАТЬ ПОСЛЕ ОПЕРАЦИИ?

После операции вас переведут в послеоперационную палату, где вы будете находиться под пристальным наблюдением, пока действие седативных и анестезирующих средств не закончится. Даже если вы полностью проснулись, действие любого анестетика может сохраняться в течение нескольких часов. Как только вы сможете ходить и вставать с постели без посторонней помощи, вас могут выписать. Поскольку действие анестезии может сохраняться в течение многих часов, необходимо, чтобы кто-то сопровождал вас в кабинет или больницу и отвез вас домой после процедуры.

Вы можете ожидать некоторую болезненность вокруг любого места разреза; это нормально. Ваша боль должна уменьшаться с каждым днем, даже если вам может потребоваться принять обезболивающее. Ваш хирург проинструктирует вас об использовании болеутоляющих средств и может выписать рецепт на обезболивающее.

Большинство пациентов могут принимать душ на следующий день после операции и приступать к обычной деятельности в течение недели. Ваш хирург может ответить на любые конкретные ограничения, применимые к вам.

Вам следует позвонить и записаться на последующий прием в течение двух недель после процедуры.

КАКИЕ ОСЛОЖНЕНИЯ МОГУТ БЫТЬ?

Любая процедура может иметь осложнения, связанные с ней. Наиболее частыми осложнениями любой операции являются кровотечение и инфицирование. Существует небольшой риск других осложнений, которые включают, помимо прочего, повреждение органов брюшной полости, кишечника, мочевого пузыря или кровеносных сосудов. Если вы страдаете от асцита, этот асцит может временно вытечь из одного из оперативных мест, прежде чем его остановят.

У небольшого числа пациентов лапароскопический метод не может быть выполнен. Решение о проведении открытой процедуры является оценочным решением, которое принимает ваш хирург либо до, либо во время фактической операции. Когда хирург считает, что безопаснее всего преобразовать лапароскопическую процедуру в открытую, это не осложнение, а скорее здравое хирургическое решение. Решение о переходе на открытую процедуру строго основано на безопасности пациента.

КОГДА ЗВОНИТЬ ВРАЧУ

Обязательно позвоните своему хирургу или терапевту, если после диагностической лапароскопии у вас возникнут какие-либо из следующих симптомов:

  • лихорадка выше 101 градуса F (39 C)
  • дренаж или покраснение любого из ваших разрезов
  • продолжающаяся тошнота или рвота
  • увеличивающееся вздутие живота
  • кровотечения из мест разрезов
  • озноб
  • стойкий кашель или одышка
  • неспособность мочиться
  • боль, не купируемая лекарствами

Эта статья не предназначена для того, чтобы заменить ваше обсуждение с хирургом необходимости диагностической лапароскопии. Если у вас есть вопросы о необходимости проведения диагностической лапароскопии, альтернативных анализов, выставления счетов или страхового покрытия, а также об обучении и опыте ваших хирургов, не стесняйтесь спрашивать об этом своего хирурга или сотрудников его/ее кабинета. Если у вас есть вопросы об операции или последующем наблюдении, обсудите их со своим хирургом до или после операции.

4,210

Лапароскопия (хирургия замочной скважины) – как это делается

Лапароскопия проводится под общим наркозом , поэтому во время процедуры вы будете без сознания и не помните о ней. Часто вы можете вернуться домой в тот же день.

Подготовка

В зависимости от типа выполняемой лапароскопической процедуры вас обычно просят ничего не есть и не пить в течение 6-12 часов до нее.

Если вы принимаете разжижающие кровь лекарства (антикоагулянты), такие как аспирин или варфарин, вас могут попросить прекратить прием за несколько дней до этого. Это делается для предотвращения чрезмерного кровотечения во время операции.

Если вы курите, вам могут порекомендовать бросить во время подготовки к операции. Это связано с тем, что курение может задержать заживление после операции и увеличить риск осложнений, таких как инфекции.

Большинство людей могут покинуть больницу либо в день процедуры, либо на следующий день. Перед процедурой вам нужно договориться, чтобы кто-то отвез вас домой, потому что вам будет рекомендовано не садиться за руль в течение как минимум 24 часов после нее.

Процедура

Во время лапароскопии хирург делает небольшой надрез (разрез) примерно от 1 до 1,5 см (от 0,4 до 0,6 дюйма), обычно возле пупка.

Через разрез вводится трубка, через которую нагнетается углекислый газ для надувания живота. Раздувание живота позволяет хирургу более четко видеть ваши органы и дает им больше места для работы. Затем через эту трубку вводят лапароскоп. Лапароскоп передает изображения на телевизионный монитор в операционной, что дает хирургу четкое представление о всей области.

Если лапароскопия используется для хирургического лечения, такого как удаление аппендикса, в брюшной полости будут сделаны дополнительные разрезы. Через эти разрезы можно вводить небольшие хирургические инструменты, и хирург может направлять их в нужное место, используя обзор из лапароскопа. Оказавшись на месте, инструменты можно использовать для проведения необходимого лечения.

После процедуры из брюшной полости выпускают углекислый газ, разрезы зашивают швами или клипсами и накладывают повязку.

Когда лапароскопия используется для диагностики состояния, процедура обычно занимает 30-60 минут. Это займет больше времени, если хирург лечит состояние, в зависимости от типа проводимой операции.

Восстановление

После лапароскопии вы можете чувствовать себя вялым и дезориентированным, пока восстанавливаетесь после действия анестезии. Некоторых людей тошнит или их рвет. Это общие побочные эффекты анестетика, и они должны быстро пройти.

Медсестра будет наблюдать за вами в течение нескольких часов, пока вы полностью не придете в себя и не сможете есть, пить и мочиться.

Перед выпиской из больницы вам скажут, как содержать раны в чистоте и когда вернуться на повторный осмотр или снять швы (хотя часто используются рассасывающиеся швы).

В течение нескольких дней после процедуры вы, вероятно, почувствуете некоторую боль и дискомфорт в местах разрезов, а также может возникнуть боль в горле, если использовалась дыхательная трубка. Вам дадут обезболивающее, чтобы облегчить боль.

Некоторое количество газа, используемого для надувания живота, может остаться внутри брюшной полости после процедуры, что может вызвать:

  • вздутие живота
  • судороги
  • боль в плече, так как газ может раздражать диафрагму (мышца, которую вы используете для дыхания) ), что, в свою очередь, может раздражать нервные окончания в вашем плече

Эти симптомы не о чем беспокоиться и должны пройти через день или около того, как только ваше тело поглотит оставшийся газ.

Через несколько дней или недель после процедуры вы, вероятно, почувствуете себя более уставшим, чем обычно, так как ваше тело тратит много энергии на самоисцеление. Регулярный сон может помочь.

Время восстановления

Время восстановления после лапароскопии у всех разное. Это зависит от таких факторов, как причина, по которой была проведена процедура (использовалась ли она для диагностики или лечения состояния), ваше общее состояние здоровья и развитие каких-либо осложнений.

Если вам сделали лапароскопию для диагностики заболевания, вы, вероятно, сможете вернуться к своей обычной деятельности в течение 5 дней.

Период восстановления после лапароскопии для лечения состояния зависит от типа лечения. После незначительной операции, такой как удаление аппендикса, вы сможете вернуться к нормальной жизни в течение 3 недель. После серьезной операции, такой как удаление яичников или почки из-за рака, время восстановления может составлять до 12 недель.

Ваша хирургическая бригада может предоставить вам дополнительную информацию о том, когда вы сможете возобновить нормальную деятельность.

Когда обращаться за медицинской помощью

Обычно рекомендуется, чтобы кто-то оставался с вами в течение первых 24 часов после операции. Это на случай, если у вас возникнут какие-либо симптомы, указывающие на проблему, такие как:

  • высокая температура 38°C или выше
  • озноб
  • сильная или непрерывная рвота
  • усиливающаяся боль в животе
  • покраснение, боль, отек, кровотечение или выделения вокруг ран
  • аномальные выделения из влагалища или вагинальное кровотечение
  • боль и отек одной из ног
  • ощущение жжения или покалывания при мочеиспускании

Если вы испытываете какие-либо из этих симптомов во время выздоровления вам следует обратиться за консультацией либо в больницу, где была проведена процедура, либо к своему врачу общей практики, либо в NHS 111.

Роботизированная лапароскопия

Относительно недавней разработкой в ​​области лапароскопии стало использование роботов для помощи при проведении процедур. Это известно как «роботизированная лапароскопия».

Во время роботизированной лапароскопии ваш хирург использует консоль, расположенную в операционной, для выполнения процедуры, управляя роботизированными руками. Роботизированные руки держат специальную камеру и хирургическое оборудование.

Роботизированная система обеспечивает увеличенное трехмерное зрение и увеличенный диапазон движения инструментов, работающих внутри тела.

Роботизированная лапароскопия позволяет хирургам выполнять сложные процедуры с повышенной точностью и меньшими разрезами. Количество роботизированной лапароскопии, используемой в Великобритании, в последние годы быстро увеличилось. В частности, роботизированная хирургия рака простаты.

Имеются данные, свидетельствующие о том, что роботизированная лапароскопия может иметь меньший риск осложнений, чем обычная лапароскопия или открытая операция, а также более короткое время восстановления.

Последняя проверка страницы: 01 августа 2018 г.
Следующая проверка должна быть завершена: 01 августа 2021 г.

Спинальная и общая анестезия при лапароскопической холецистэктомии: промежуточный анализ контролируемого рандомизированного исследования | Анестезиология | Хирургия JAMA

Абстрактный

Объектив Сравнить спинальную анестезию с золотым стандартом общей анестезии при плановой лапароскопической холецистэктомии у здоровых пациентов.

Дизайн Контролируемое рандомизированное исследование.

Настройка Университетская больница.

Пациенты Сто пациентов с симптомами желчнокаменной болезни и статусом I или II Американского общества анестезиологов были рандомизированы для выполнения лапароскопической холецистэктомии под спинальной (n = 50) или общей (n = 50) анестезией.

Методы Интраоперационные параметры, послеоперационная боль, осложнения, восстановление и удовлетворенность пациентов при последующем наблюдении сравнивались между 2 группами.

Результаты Все операции выполнены выделенным методом анестезии, так как конверсий со спинальной на общую анестезию не было. Боль была значительно меньше через 4 часа ( P  < 0,001), 8 часов ( P  < 001), 12 часов ( P  < 001) и 24 часа ( P  = 0,02) после процедура для группы спинальной анестезии по сравнению с теми, кто получил общую анестезию. Между двумя группами не было различий в отношении осложнений, пребывания в стационаре, выздоровления или степени удовлетворенности при последующем наблюдении.

Conclusions   Спинальная анестезия адекватна и безопасна для лапароскопической холецистэктомии у здоровых в других отношениях пациентов и обеспечивает лучший послеоперационный контроль боли, чем общая анестезия, не ограничивая восстановление.

Trial Registration Clinictrials.gov Идентификатор: NCT00492453

В прошлом о лапароскопической холецистэктомии только под регионарной анестезией сообщалось лишь изредка; эти отчеты включали пациентов, которым противопоказана общая анестезия, в основном пациенты с тяжелой хронической обструктивной болезнью дыхательных путей. 1 ,2 Регионарная анестезия применялась при лапароскопии у здоровых пациентов почти исключительно в сочетании с общей анестезией для продления обезболивающего эффекта в раннем послеоперационном периоде. В рандомизированном исследовании было обнаружено, что эпидуральная анестезия в сочетании с общей анестезией более эффективна для уменьшения послеоперационной боли у здоровых пациентов по сравнению с одной общей анестезией. 3

Удивительно, но в эпоху малоинвазивной медицины регионарная анестезия не приобрела популярности и не использовалась рутинно в качестве единственного метода анестезии при лапароскопических вмешательствах. Джонсон 4 отметил, что «все лапароскопические процедуры представляют собой просто изменение доступа и по-прежнему требуют общей анестезии; следовательно, разница с традиционной хирургией, вероятно, будет небольшой». Это утверждение в основном основано на предположении, что лапароскопия требует эндотрахеальной интубации для предотвращения аспирации и затруднения дыхания, вторичных по отношению к индукции пневмоперитонеума углекислым газом, 2 , что плохо переносится пациентом, находящимся в сознании во время процедуры. 5 ,6 Однако удивительно, что регионарная анестезия успешно использовалась при лапароскопической холецистэктомии у пациентов, неспособных к проведению процедуры под общей анестезией, но не тестировалась на здоровых пациентах, у которых любой предполагаемый риск теоретически был бы намного ниже. . Hamad и Ibrahim El-Khattary 7 впервые применили спинномозговую анестезию для лапароскопической холецистэктомии у небольшой группы здоровых пациентов. Однако в их исследовании вместо стандартного углекислого газа был применен пневмоперитонеум с закисью азота.

Недавно мы продемонстрировали возможность успешного и безопасного выполнения лапароскопической холецистэктомии с пневмоперитонеумом с углекислым газом низкого давления только под спинальной анестезией у здоровых пациентов с симптомами желчнокаменной болезни. 8 Мы также заметили, что спинномозговая анестезия приводит к исключительно минимальной послеоперационной боли. После этого пилотного исследования мы разработали контролируемое рандомизированное исследование для сравнения спинальной анестезии с золотым стандартом общей анестезии для плановой лапароскопической холецистэктомии у здоровых пациентов.

Методы

С сентября 2004 г. все пациенты, направленные в наше отделение для плановой лапароскопической холецистэктомии, считались подходящими для участия в исследовании при условии, что они соответствовали следующим критериям включения: статус I или II Американского общества анестезиологов, возраст от 18 до 65 лет, индекс массы тела (рассчитывается как вес в килограммах, деленный на рост в метрах в квадрате) 30 или менее, и нормальный профиль свертывания крови. Критерии исключения: острый холецистит, панкреатит или холангит, наличие в анамнезе открытых операций на верхних отделах живота, противопоказание к пневмоперитонеуму и противопоказание к спинномозговой анестезии в связи с деформацией позвоночника. От всех пациентов было получено информированное согласие, и протокол исследования был одобрен комитетом по этике учреждения.

Пациенты были рандомизированы для проведения лапароскопической холецистэктомии либо под общей, либо под спинальной анестезией. Рандомизация создавалась по сгенерированному компьютером списку в блоках по 20 пациентов со стратификацией по полу. Пронумерованные и запечатанные конверты были помещены в операционную и открывались только по прибытии туда пациентов, так что ни пациент, ни вовлеченные врачи заранее не знали о группе рандомизации. Первичной конечной точкой исследования была любая разница в послеоперационной боли между двумя группами, а вторичными конечными точками были различия в частоте осложнений, пребывании в больнице, восстановлении и удовлетворенности пациентов. Размер выборки из 150 пациентов на группу рандомизации был рассчитан на основе ожидаемой 20% разницы в послеоперационной боли, оцениваемой по визуальной аналоговой шкале между двумя группами, с мощностью 80% при обнаружении этой разницы на уровне 5%. Мы планировали провести промежуточный анализ после первых 100 пациентов и обсудить результаты этого анализа.

Предоперационное обследование и подготовка пациентов были стандартизированы. Всем больным проводилась профилактика тромбоза глубоких вен (20 мг эноксапарина натрия подкожно 1 раз в сутки) во время госпитализации. И анестезия, и операция во всех случаях выполнялись одной и той же бригадой анестезиолога и хирурга. При поступлении пациентов в операционную после установления неинвазивного мониторинга (ЭКГ, артериального давления, пульсоксиметрии) для исследования (для непосредственного мониторирования артериального давления и забора крови) вводили артериальный катетер и вводили 500 мл Раствор Рингера вводили внутривенно. Всем пациентам до индукции анестезии внутривенно вводили 1 мг мидазолама гидрохлорида, 3 мг гранисетрона гидрохлорида и 50 мг ранитидина гидрохлорида. Также был установлен назогастральный зонд (который удалялся в конце процедуры в обеих группах по методическим соображениям) для декомпрессии желудка и предотвращения рвоты и аспирации; это особенно полезно для спинной группы. 8 После получения исходных показателей жизнедеятельности через лицевую маску начали подавать кислород со скоростью 5 л/мин.

Пациентов, рандомизированных для спинальной анестезии, укладывали в положение лежа на правом боку и в асептических условиях в субарахноидальное пространство в межпозвонковом пространстве L2-L3 вводили спинальную иглу 25-го калибра с заостренным концом. После получения свободного оттока спинномозговой жидкости интратекально вводили 3 мл гипербарического бупивакаина гидрохлорида, 0,5%, 0,25 мг морфина и 20 мкг фентанилцитрата. Затем больного укладывали на спину, оставаясь в положении Тренделенбурга в течение 3 минут. Если среднее артериальное давление снижалось более чем на 20% по сравнению с уровнем до анестезии, начинали прерывистую внутривенную инфузию 0,004% раствора фенилэфрина гидрохлорида и титровали до достижения эффекта.

У пациентов, рандомизированных для получения общей анестезии, анестезию вызывали пропофолом (2-3 мг/кг), цитратом фентанила (5 мкг/кг) и безилатом атракурия (0,5 мг/кг). Сбалансированную анестезию продолжали севофлураном, 1–2%, и пропофолом (2 мг/кг/ч). После интубации трахеи легкие вентилировали 50% кислородом воздуха с использованием системы полузамкнутого контура. Вентиляцию контролировали дыхательным объемом от 8 до 10 мл/кг, а частоту дыхания регулировали для поддержания PaCO 9.0547 2 значение от 35 до 40 мм рт.ст. Остаточный нервно-мышечный блок был противодействован 25 мг неостигмина метилсульфата и 1 мг атропина сульфата в конце операции.

Все пациенты находились под постоянным наблюдением во время операции. С 5-минутными интервалами регистрировались как клиническое наблюдение, так и инвазивный гемодинамический мониторинг (электрокардиограмма, частота сердечных сокращений, артериальное давление, частота дыхания, пульсоксиметрия, газы артериальной крови и кислотно-щелочной баланс), за исключением PaCO 2 (15-минутный интервал).

Лапароскопическая холецистэктомия выполнялась с использованием одних и тех же технических принципов для обеих групп, стандартной техникой с 4 троакарами, как описано ранее. 4 Пневмоперитонеум устанавливали открытой (Хассон) методикой с углекислым газом при максимальном внутрибрюшном давлении 10 мм рт.ст. вместо обычных 14 мм рт.ст. Другой модификацией техники был минимальный наклон операционного стола, если он вообще был, т. е. голова вверх и наклон влево для минимизации раздражения диафрагмы.

Время операции, а также любые интраоперационные события были записаны. В частности, для пациентов со спинномозговой анестезией, которые, таким образом, были настороже во время процедуры, мы регистрировали любые симптомы, связанные либо с анестезией, либо с пневмоперитонеумом, такие как боль в плече, головная боль, тошнота и дискомфорт. Дренирование подпеченочного пространства не применяли.

В послеоперационном периоде всем пациентам вводили стандартные внутривенные жидкости (1 л раствора Рингера и 1 л 5% декстрозы в течение следующих 24 часов) и внутривенную анальгезию (40 мг парекоксиба натрия каждые 12 часов, 500 мг ацетаминофена каждые 6 часов и дополнительные опиоиды по запросу). Послеоперационную боль оценивали как в расслабленном, так и в стрессовом (т.е. после кашля) состояниях по визуальной аналоговой шкале через 4, 8, 12 и 24 часа после завершения процедуры. Также были зарегистрированы другие послеоперационные явления, связанные либо с хирургическим вмешательством, либо (особенно) с анестезией, такие как дискомфорт, тошнота и рвота, боль в плече, задержка мочи, зуд, головная боль и другие неврологические последствия. Пациентов кормили перорально на следующее утро после операции и выписывали через 24 часа после процедуры, если не возникали осложнения.

Все пациенты наблюдались через 10-15 дней после операции амбулаторно независимым врачом, который не участвовал в процедуре и не знал о типе анестезии пациентов, чтобы оценить их выздоровление и степень удовлетворенности процедурой с помощью стандартизированная анкета. 8 Сюда входил опросник, адаптированный к соответствующей процедуре, по оценке качества жизни в течение первых 2 недель после операции. Вопросы были нацелены на тяжесть боли в период выздоровления пациентов; как это повлияло на их повседневную деятельность; тип, количество и продолжительность необходимой анальгезии; степень удовлетворенности от наркозной процедуры и всего процесса; а также их окончательные впечатления по сравнению с их первоначальными ожиданиями. Ответы оценивались с общим баллом от 0 до 26. Еще один телефонный контакт был проведен через 1 месяц после операции для выявления поздних осложнений.

Статистический анализ выполняли с использованием биомедицинского статистического пакета Arcus QuickStat (Research Solutions, Кембридж, Англия). Критерии Манна-Уитни U и точные тесты Фишера использовали, если это необходимо, для выявления различий между двумя группами. Различия считались значимыми при P  < 0,05 (двусторонний критерий).

Полученные результаты

В период с сентября 2004 г. по сентябрь 2006 г. в наше продолжающееся исследование вошли 100 пациентов. Они были рандомизированы для проведения лапароскопической холецистэктомии под спинальной (n = 50) или общей (n = 50) анестезией. Один пациент из группы спинальной анестезии отозвал информированное согласие, а у 2 пациентов из группы общей анестезии лапароскопическая процедура была преобразована в открытый доступ. Поэтому эти 3 пациента были исключены из дальнейшего анализа, оставив 49 пациентов.пациентов в группах спинальной и 48 пациентов в группах общей анестезии для анализа (рисунок).

Обе группы были схожи по демографическим характеристикам (таблица 1). Все операции были выполнены выделенным методом анестезии, так как конверсий со спинномозговой анестезии на общую анестезию не было. Интраоперационно фенилэфрин внутривенно вводили 29 (59%) пациентам из группы спинальной анестезии по сравнению с 2 (4%) пациентами из группы общей анестезии в связи со снижением среднего артериального давления более чем на 20% от значений до анестезии. Во всех этих случаях среднее артериальное давление нормализовалось, и процедура прошла без осложнений. Дискомфорт и/или боль в правом плече в той или иной степени присутствовали после введения пневмоперитонеума у ​​21 больного (43%), которым была проведена спинальная анестезия. Однако боль была настолько сильной, что потребовалось внутривенное введение фентанила только в 10 случаях. Остальным пациентам не потребовалось никаких дополнительных лекарств или других вмешательств, и во всех случаях процедуры прошли без осложнений.

Выписка из стационара через 24 часа после операции была возможна у 48 (98%) пациентов из группы спинальной анестезии и 47 (98%) пациентов из группы общей анестезии. Ни в одной из групп у нас не было летальных исходов и практически не было серьезной заболеваемости. У одного пациента из группы регионарной анестезии, которому потребовалась катетеризация в связи с задержкой мочи, развилась инфекция мочевыводящих путей, и его лечили антибиотиками, а 1 пациент из группы общей анестезии был повторно госпитализирован на 10-й день с болью в грудной клетке. У этого пациента была обнаружена периферическая легочная эмболия, и он лечился антикоагулянтами. Обработка для выявления потенциальных факторов риска выявила дефицит протеина С.

Послеоперационные явления, связанные с хирургическими и/или анестезиологическими процедурами, такие как тошнота, рвота или задержка мочи, представлены в таблице 2. Как показано в таблице 3, боль, оцениваемая по визуальной аналоговой шкале, была значительно меньше в группе спинальной анестезии в через 4, 8, 12 и 24 часа после операции, как в расслабленном, так и в стрессовом состоянии. Дополнительная послеоперационная опиоидная анальгезия применялась только у 1 из 49 (2%) пациентов, которым была проведена спинальная анестезия, по сравнению с 12 из 48 (25%) пациентов, которым была проведена общая анестезия (9).0493 P  < 0,001, точный критерий Фишера).

Через 2 недели наблюдения показатели качества жизни и удовлетворенности пациентов были одинаковыми в 2 группах: у пациентов, которым проводилась спинальная анестезия, средний балл составил 19 (диапазон 4-26) по сравнению со средним баллом 20 (диапазон от 6 до 26) для пациентов, получивших общую анестезию ( P  = 0,2, критерий Манна-Уитни U ). В целом, 96% в группе спинальной анестезии и 94% в группе общей анестезии были весьма или частично удовлетворены процедурой анестезии, которую они провели. Ни у одного из пациентов не было зарегистрировано поздних осложнений на 4-й неделе при телефонном контакте.

Комментарий

Промежуточный анализ нашего исследования не только подтвердил возможность безопасного выполнения лапароскопической холецистэктомии под спинальной анестезией в качестве единственной анестезиологической процедуры, но также показал превосходство спинальной анестезии в послеоперационном контроле боли по сравнению со стандартной общей анестезией. Боль, оцениваемая как в расслабленном, так и в стрессовом состоянии, была значительно ниже в любое время послеоперационного пребывания в стационаре у пациентов со спинальной анестезией по сравнению с пациентами с общей анестезией. Кроме того, дополнительные опиоиды вводились значительно меньшему количеству пациентов со спинномозговой анестезией по сравнению с пациентами с общей анестезией. Это различие можно объяснить комбинацией нескольких факторов: отсутствием дискомфорта, связанного с эндотрахеальной интубацией; наличие адекватного уровня анальгезии в течение первых нескольких часов после завершения хирургического вмешательства за счет имеющейся активности анальгезии, введенной в субарахноидальное пространство; и потенциально минимальная реакция на стресс, связанная с минимально инвазивной анестезией, такой как спинномозговая анестезия. 8 ,9 Боль после лапароскопической холецистэктомии не является серьезной проблемой, но в нескольких исследованиях за последние несколько лет она вызывала интерес. Минимально инвазивная хирургия преобладает из-за быстрого и гладкого восстановления, которое она предлагает, а послеоперационный контроль боли, вероятно, является основным фактором, характеризующим гладкое восстановление. Несколько исследователей протестировали внутрибрюшинную инстилляцию или аэролизацию местных анестетиков (например, бупивакаина), использование более новых противовоспалительных ингибиторов ЦОГ-2 (например, парекоксиб, который использовался в этом исследовании), добавление эпидуральной анальгезии и пероральное или эпидуральное введение стероидов, обнаружив некоторое влияние на послеоперационную боль, которая варьируется между исследованиями. 3 ,10 -14 Когда мы планировали это исследование, сравнивая 2 метода анестезии на нескольких аспектах интраоперационного и послеоперационного течения, мы определили послеоперационный контроль боли как нашу первичную конечную точку, основанную на первоначальном опыте, полученном в ходе нашего исследования. пилотное исследование, 8 , в котором очень быстро стал очевиден исключительно хороший послеоперационный контроль боли. Наши данные, представленные здесь, подтверждают превосходство спинальной анестезии над общей анестезией в послеоперационном контроле боли.

Примечательные интраоперационные события в группе спинальной анестезии включали снижение среднего артериального давления более чем на 20% ниже значения до анестезии, а также боль в правом плече. Что касается первого, то это хорошо известный побочный эффект спинномозговой анестезии, который легко преодолевается введением фенилэфрина и поэтому существенно не влияет на планируемую операцию. Что касается последнего, то 43% пациентов, подвергшихся спинальной анестезии, испытывали некоторую степень боли или дискомфорта в плече; однако менее половины этих пациентов нуждались в лечении. В предыдущих исследованиях сообщалось о боли в правом плече, связанной с лапароскопией, которая объяснялась раздражением диафрагмы углекислым газом из пневмоперитонеума. 5 -7 Иногда этот симптом может быть достаточно серьезным, чтобы привести к конверсии анестезиологического подхода. 7 Однако в большинстве случаев в нашем исследовании боль была слабой, и ни у одного из наших пациентов она не привела к переходу от спинномозговой анестезии. Даже когда она присутствовала, боль в плече легко справлялась; большинству пациентов, у которых возник этот симптом, не применялась утешительная терапия и не применялось медикаментозное лечение. Это может быть связано с более низким пороговым давлением для пневмоперитонеума (10 мм рт. ст. вместо обычных 14 мм рт. ст.) в сочетании с минимальным наклоном операционного стола; таким образом, мы свели к минимуму раздражение диафрагмы. Потенциально полезным маневром для преодоления этого незначительного недостатка в будущем может быть внутрибрюшинная аэрозолизация местными анестетиками, такими как бупивакаин, перед индукцией пневмоперитонеума, который, как недавно было показано, значительно уменьшает послеоперационную боль в плечевом суставе. 11

Как упоминалось ранее, мы выбрали пневмоперитонеум низкого давления с максимальным давлением 10 мм рт. ст., чтобы свести к минимуму раздражение диафрагмы. Использование пневмоперитонеума низкого давления не ставило под угрозу адекватность нашего пространства и, следовательно, обзора, и практически все процедуры были выполнены без каких-либо технических трудностей. Это особенно верно для группы спинальной анестезии, потому что этот тип анестезии предлагает сенсорную, моторную и симпатическую блокаду на высоком уровне и, таким образом, устраняет необходимость в миорелаксантах брюшной стенки, которые иногда необходимы при использовании общей анестезии. Чтобы избежать технических проблем с пациентами с ожирением, которым требуется потенциально более высокое внутрибрюшное давление, мы разработали исследование с пороговым значением индекса массы тела 30. Однако возможно, что тщательно отобранные пациенты с более высоким индексом массы тела могли бы пройти лапароскопию. холецистэктомия под регионарной анестезией, как предполагает наш ограниченный неподтвержденный опыт работы с такими пациентами с ожирением вне исследования.

Что касается раннего (госпитального) послеоперационного периода, то единственным существенным явлением, выявленным в группе спинальной анестезии, была задержка мочи; опять же, известно, что это связано с регионарной анестезией с частотой до 20% в некоторых сериях. 15 Послеоперационная задержка мочи развилась у 3 (6%) пациентов из группы спинальной анестезии (1 женщина и 2 мужчины). Мгновенная катетеризация была единственным лечением, которое потребовалось у 2 пациентов и не повлияло на их выздоровление или время выписки. Однако у третьего пациента развилась посткатетеризирующая инфекция мочевыводящих путей, потребовавшая антибиотикотерапии и длительной госпитализации. Через 2 недели наблюдения подавляющее большинство пациентов из обеих групп сообщили, что удовлетворены анестезией и испытали одинаково хорошее выздоровление.

Насколько нам известно, это первое контролируемое рандомизированное исследование, в котором сравнивается применение спинальной анестезии с общей анестезией у «среднего» пациента, перенесшего плановую лапароскопическую холецистэктомию с углекислотным пневмоперитонеумом. Наши данные на данный момент подтвердили предварительные результаты нашего экспериментального исследования 8 в отношении осуществимости и безопасности спинальной анестезии для этой цели. Более того, оказывается, что спинальная анестезия более эффективна, чем стандартная общая анестезия, в отношении послеоперационного обезболивания во время пребывания пациента в больнице. С другой стороны, сообщалось, что восстановление пациентов после выписки после лапароскопической холецистэктомии под спинальной анестезией было столь же хорошим по сравнению с существующим стандартным методом анестезии. Из этих предварительных данных следует, что спинальная анестезия является многообещающим методом анестезии при лапароскопических процедурах, и при надлежащих усовершенствованиях она потенциально может стать новым золотым стандартом анестезиологического подхода для плановой лапароскопической холецистэктомии у здоровых пациентов.

Для переписки: Джордж Цоварас, доктор медицинских наук, хирургическое отделение, ул. Агорогианни А, 19, Лариса 413 35, Греция ([email protected]).

Принято к публикации: 21 января 2007 г.

Вклад авторов: Концепция и дизайн исследования : Цоварас, Фафулакис и Хатцитеофилу. Сбор данных : Цоварас, Фафулакис, Працас и Георгопулу. Анализ и интерпретация данных : Цоварас и Стаматиу. Составление рукописи : Цоварас, Фафулакис, Працас и Георгопулу. Критический пересмотр рукописи на предмет важного интеллектуального содержания : Стаматиу и Хатцитеофилу. Статистический анализ : Цоварас и Стаматиу. Административная, техническая и материальная поддержка : Цоварас, Фафулакис, Працас и Георгопулу. Учебный надзор : Hatzitheofilou.

Раскрытие финансовой информации: Не сообщалось.

использованная литература

1.

Граматика л младший Брасеско OEMercado Luna А и другие. Лапароскопическая холецистэктомия, выполненная под регионарной анестезией у больных с обструктивной болезнью легких.  Surg Endosc 2002;16 (3) 472- 475PubMedGoogle ScholarCrossref

2.

Pursnani КГБазза YCalleja MMughai ММ Лапароскопическая холецистэктомия под эпидуральной анестезией у больных с хроническими заболеваниями органов дыхания.  Surg Endosc 1998;12 (8) 1082- 1084PubMedGoogle ScholarCrossref

3.

Лучетти MPalomba RSica Г. Масса ГТуфано R Эффективность и безопасность комбинированной эпидуральной и общей анестезии при лапароскопической хирургии.  Рег Анест 1996;21 (5) 465- 469PubMedGoogle Scholar

4.

Джонсон Лапароскопическая хирургия. Ланцет 1997;349 (9052) 631- 635PubMedGoogle ScholarCrossref

5.

Crabtree Дж. Х. Фишман АХуэн ИТ Видеолапароскопический имплантат катетера для перитонеального диализа и спасательные процедуры под местной анестезией с пневмоперитонеумом закиси азота.  Adv Perit Наберите 1998;1483-86PubMedGoogle Scholar

6.

Sharp Дж. Р. Пирсон WPБрэйди CE Сравнение дискомфорта, вызванного CO2 и N2O, во время перитонеоскопии под местной анестезией. Гастроэнтерология 1982;82 (3) 453- 456PubMedGoogle Scholar

7.

Хамад МАЙбрахим Эль-Хаттари OA Лапароскопическая холецистэктомия под спинномозговой анестезией с пневмоперитонеумом закиси азота: технико-экономическое обоснование.  Surg Endosc 2003;17 (9) 1426- 1428PubMedGoogle ScholarCrossref

8.

Цоварас Г.Фафулакис FPratsas К. Георгопулу Стаматиу Гацитеофилу C Лапароскопическая холецистэктомия под спинальной анестезией: пилотное исследование.  Surg Endosc 2006;20 (4) 580- 582PubMedGoogle ScholarCrossref

9.

Аоно Такеда Тарвер SGoto H Стрессовые реакции при трех различных методах анестезии при лапароскопической холецистэктомии с углекислым газом.  Дж. Клин Анест 1998;10 (7) 546- 550PubMedGoogle ScholarCrossref

10.

Бодди АПМехта SRhodes M Эффект внутрибрюшинной местной анестезии при лапароскопической холецистэктомии: систематический обзор и метаанализ.  Анест Анальг 2006;103 (3) 682- 688pubmedgoogle Scholarcrossref

11.

Alkhamesi НАПек ДХЛомакс ДДарзи AW Внутрибрюшинное распыление бупивакаина уменьшает послеоперационную боль при лапароскопической хирургии: рандомизированное проспективное контролируемое двойное слепое клиническое исследование [опубликовано в Интернете до печати 16 декабря 2006 г.].  Surg Endosc 2007;21 (4) 602– 606PubMedGoogle ScholarCrossref

12.

Пападима Алагудианакис EEАнтонакис ПТ и другие. Сравнение парекоксиба и лорноксикама при лечении послеоперационной боли после лапароскопической холецистэктомии: проспективное рандомизированное плацебо-контролируемое исследование.  Eur J Anaesthesiol 2007;24 (2) 154- 158PubMedGoogle ScholarCrossref

13.

Гупта A Местная анестезия для обезболивания после лапароскопической холецистэктомии: систематический обзор.  Best Pract Res Clin Anaesthesiol 2005;19 (2) 275- 292PubMedGoogle ScholarCrossref

14.

Томас SBeevi S Эпидуральная анестезия дексаметазоном уменьшает послеоперационную боль и потребность в анальгетиках.  Кан Джей Анест 2006;53 (9) 899- 905PubMedGoogle ScholarCrossref

15.

Дженсен Миккельсен ТКехлет H Постстерниорафия: задержка мочи: эффект местной, регионарной и общей анестезии, обзор.  Reg Anesth Pain Med 2002;27 (6) 612- 617PubMedGoogle Scholar

Анестезия в лапароскопической хирургии

Анестезия в лапароскопической хирургии

Проблемы с анестезией во время операции с минимальным доступом связаны с сердечно-легочными последствиями пневмоперитонеума, абсорбцией углекислого газа, экстраперитонеальной эмболией, интравенозным введением газа к внутрибрюшным органам. Оптимальная анестезиологическая помощь пациентам, перенесшим лапароскопическую операцию, очень важна. Хорошие методы анестезии облегчают операцию без риска и позволяют раннее выявление и снижение осложнений.

У молодых пациентов, пригодных для диагностической лапароскопии, общая анестезия является предпочтительным методом и не представляет повышенного риска. Необходимы адекватная анестезия и обезболивание, следует рассмотреть возможность эндотрахеальной интубации и контролируемой вентиляции. Пневмоперитонеум можно безопасно создать под местной анестезией при условии, что пациент находится под адекватным седативным действием на протяжении всей процедуры. Для успешной лапароскопии под местной анестезией следует ввести внутривенно лекарство для успокоения.

Регионарная анестезия

Спинальная анестезия с энтузиазмом используется для диагностической лапароскопии без существенных осложнений. Регионарная анестезия может быть полезной при операциях на органах таза, но если используется высокая блокада, это мешает дыхательному статусу пациента. Двусторонняя блокада нижнего межреберного нерва также использовалась, но она занимает много времени и может вызвать пневмоторакс.

Общая анестезия

Многие центры используют общую анестезию в качестве стандартной процедуры во всех лапароскопических случаях. Общая анестезия также рекомендуется в педиатрии. Эндотрахеальная анестезия с миорелаксантами и контролируемая вентиляция обычно предпочтительнее, особенно у пожилых людей или пациентов с высоким риском.

Анестезия при лапароскопии может быть достигнута с помощью различных агентов и методов. Можно использовать общую анестезию с использованием сбалансированной техники анестезии, включая внутривенные индукционные препараты, такие как тиопентон, пропофол, этомидат, и ингаляционные препараты, такие как закись азота, изофлуран. Идеальный аппарат для общей анестезии должен иметь:

• Спонтанное дыхание с компьютеризированной вентиляцией
•    Ручная вентиляция
•    Вентиляция с контролируемым объемом 903:00 •    Вентиляция с регулируемым давлением
•    Компьютеризированная поддержка давления

 
Идеальный наркозный аппарат

Различные миорелаксанты, включая сукцинилхолин, мивакуриум, атракуриум, векуроний, предназначены для быстрого восстановления и стабилизации сердечно-сосудистой системы. При амбулаторной лапароскопии сообщалось о тотальной внутривенной анестезии с использованием таких препаратов, как пропофол, мидазолам, кетамин, альфентанил и векуроний.

Немногие анестезиологи поддерживают открытую анестезию, которая позволяет избежать постинтубационной боли в горле и последствий для гортани, но это связано с риском вдыхания желудочного содержимого и растяжения желудка. Шансы последнего не связаны с прохождением назогастрального зонда. Галотан следует избегать или использовать с осторожностью у пациентов, перенесших несколько операций в анамнезе, и при наличии заболеваний печени.

Местная анестезия

Многие хирурги провели достаточное количество лапароскопических операций под местной анестезией с внутривенной седацией, и результаты обнадеживают с минимальными осложнениями и незначительной смертностью. Лапароскопию под местной анестезией следует проводить в присутствии анестезиолога для контроля сердечной и дыхательной функций пациента. Внутривенную седацию следует вводить внутривенно. диазепам и петидин. Предпочтительным местным анестетиком является 1-процентный лидокаин без адреналина или лидокаин без адреналина. Анестетик следует вводить в места введения иглы и во все троакары. Если используется местная анестезия, анестезиолог должен оказать ценную услугу, предоставив «вокальную местную технику».

Анестезиолог должен постоянно говорить пациенту, что все идет хорошо. Одна из самых сложных ситуаций местной анестезии заключается в том, что пациент, а не хирург, становится центром притяжения всех шумов и комментариев, раздающихся в помещении во время операции. Важно понимать, что под местной анестезией вводят адекватную седацию и анальгезию, чтобы пациент оставался сонным, но в то же время реагирующим. На протяжении всей процедуры необходим постоянный мониторинг всех жизненно важных органов. Во-вторых, важно, чтобы под давлением присутствовал пневмоперитонеум объемом примерно 1,5–3 литра.

Роль анестезиолога в лапароскопии

Роль анестезиолога в лапароскопической хирургии жизненно важна. Лапароскопическую операцию ни в коем случае нельзя проводить, если у анестезиолога нет опыта хирургической анестезии с минимальным доступом. Анестезиолог должен определить, способен ли он действовать реалистично, не ставя под угрозу безопасность пациентов. Только на этих четко установленных основаниях можно рассматривать безопасную лапароскопию.

Следующее устройство для мониторинга следует регулярно использовать во время хирургической общей анестезии с минимальным доступом:

•    Электрокардиограмма
•    Сфигмоманометр
•    Монитор давления в дыхательных путях
•    Пульсоксиметр
• Монитор концентрации CO2 в конце выдоха (PETCO2)
• Стимулятор периферических нервов
•    Температурный датчик.

Сбалансированная анестезия с использованием соответствующего количества миорелаксантов, внутривенных и эпидуральных наркотиков и искусственной вентиляции необходима для борьбы с инсультом и последствиями пневмоперитонеума, а именно резорбцией углекислого газа, нарушением движения диафрагмы и уменьшением объемов легких. Необходимы прямой мониторинг артериального давления и записи артериального давления и оценки газов крови. Мониторинг CVP помогает в оценке состояния предварительной нагрузки. Мониторинг ЭКГ непрерывно демонстрирует статус ритма.

Профилактическое применение гепарина следует проводить в соответствии с профилактикой тромбоза глубоких вен и последующей легочной эмболии. Использование прерывистой пневматической компрессии надувной повязкой помогает поддерживать кровообращение в ногах во время операции. В настоящее время эпидуральная анестезия также рассматривается как безопасная альтернатива общей анестезии при амбулаторной лапароскопии без сопутствующей угнетения дыхания.

Неоперативные осложнения

Если анестезия не принимается должным образом, лапароскопия может вызвать аритмии. Наиболее распространены узловые ритмы, бигеминия и асистолия. Сообщалось о брадикардии из-за быстрой инсуффляции, особенно у пожилых пациентов. Возрастающее давление на брюшину повышает тонус блуждающего нерва и может развиться брадикардия. Эта брадикардия может усиливаться вследствие абсорбции СО2. Атропин доказал свою эффективность в восстановлении тонуса блуждающего нерва.

Развитие газовой эмболы CO2 является редко встречающейся чрезвычайной ситуацией. Развивается вследствие интравазации СО2, используемого в лапароскопической хирургии. Некоторые очевидные признаки воздушной эмболии включают внезапное падение концентрации СО2 в конце выдоха, падение артериального давления и развитие аритмии. В аускультативной области сердца выслушивается классический шум «водяного колеса» или «мельничного колеса». При подозрении на такое событие дальнейшее вдувание следует немедленно прекратить, а брюшную полость следует сдуть. Больного следует повернуть налево и опустить голову, чтобы отвести пузырьки СО2 от сердца. Пациенту следует провести гипервентиляцию 100-процентным кислородом. При наличии центральной линии следует попытаться аспирировать эмбол.

Отек легких может возникнуть в результате агрессивной замены жидкости или абсорбции ирригационной жидкости. Контроль жидкости еще более затруднен при гинекологической процедуре, когда гистероскопия сочетается. Отек легких можно предотвратить, контролируя приток и отток жидкости. Интраоперационные диуретики следует вводить, если обнаружено большое расхождение между входом и выходом жидкости. Если у пациента развивается респираторный дистресс, всегда следует учитывать отек легких. Пары хрипов с классическими рентгенологическими данными грудной клетки подтвердят диагноз.

Отбор пациентов

•    Пациенты с сердечной патологией должны пройти тщательное предоперационное обследование с учетом конкретных гемодинамических условий, вызванных лапароскопической операцией.

•    Пациенты с декомпенсированной застойной кардиопатией подвергаются наибольшему риску лапароскопической хирургии, поскольку гемодинамические последствия будет слишком сложно контролировать даже с помощью инвазивных методов мониторинга.

•    Увеличение системного сосудистого сопротивления и потребности миокарда в кислороде может быть фактором риска у кардиологических больных.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.