Многоводие в 38 недель беременности: Беременность — Материнство в Хабаровске

Содержание

причины и последствия для ребенка

Многоводием называют патологическое протекание беременности, вызванное избытком околоплодной жидкости. 

Плод окружает биоактивная жидкая субстанция, которая дает ему возможность свободно двигаться, тренировать жизненно необходимые навыки (глотание и дыхание). Помимо этого, околоплодные воды принимают немаловажное участие в родовой деятельности.

Благодаря этой «живой воде» для ребенка создаются идеальные условия: поддерживается стабильная температура – 37 °С, гасятся громкие звуки, смягчаются любые ударные воздействия. Объем околоплодных вод растет в соответствии с размерами ребенка, например:

  • на 10-й неделе он равен 30 мл;
  • на 14-й – 100 мл;
  • на 20-й – 500 мл;
  • с 38-й и до родов – 1-1,5 л.

Казалось бы, что увеличение полезной водной среды сверх нормы не может нанести вреда. Но медицинская практика доказывает обратное. Неблагоприятным считается, когда к концу беременности объем вод превышает полтора литра (по оценкам некоторых зарубежных специалистов – два литра). Клинические последствия возникают, когда объем плодной жидкости достигает 3 л и более.

В таких случаях данная патология опасна как для ребенка, так и самой беременности. Почему возникает, чем грозит и как предупредить негативные осложнения многоводия, читайте в нашей статье.

Причины возникновения

Чтобы перенести это состояние с минимальными последствиями или полностью их избежать, нужно понимать, в чем оно заключается. В формировании околоплодных вод участвуют все звенья единой системы «женщина - плацента - плод».  

По мере роста малыш заглатывает плодную жидкость, получая из нее питательные вещества. После переработки она выводится в амниотический пузырь в виде мочи. При этом через каждые три часа плодные воды полностью обновляются.

Вследствие различных негативных причин оптимальный баланс может нарушаться. Когда производство плодных вод превалирует над выведением из организма женщины, ее количество непропорционально возрастает.  

Для контроля врачи пользуются показатель амниотической жидкости, который подсчитывается во время УЗИ. Если его индекс превышает табличные пределы, то диагностируется многоводие.

Разновидности многоводия у беременных

Учитывая многообразие причин, во время ожидания малыша патология протекает у женщин индивидуально. В зависимости от скорости процесса выделяют две ее формы. Наихудшими последствиями чревато острое многоводие на ранних сроках: от 16 до 20-й недели. Оно характеризуется ураганным возрастанием количества околоплодных вод. Острый процесс протекает молниеносно: за несколько дней, в редких случаях - даже часов.

При этом состояние беременной резко ухудшается: она чувствует нарастающую боль в пояснице и промежности. Вероятен отек брюшной стенки, который заметен визуально. Растущее напряжение на стенки матки может привести к ее разрыву и преждевременным родам. Угрожающее состояние для плода требует активного лечения и неотложной помощи.

Более распространено при беременности хроническое многоводие. Оно возникает преимущественно на позднем сроке. От острого оно отличается плавным увеличением количества вод, более стертыми симптомами. Несмотря на то, что роды происходят в положенный срок, оно также плохо влияет на самочувствие ребенка.

Диагностировать хроническое многоводие бывает сложнее, поэтому женщина должна знать определенные симптомы неблагополучия. В случае подозрения нужно своевременно сообщить о них акушеру, ведущему беременность.

Характерные признаки многов​одия 
  • чувство тяжести и боли в животе;
  • тахикардия;
  • отечность;
  • увеличение размеров живота до 100 и более сантиметров;
  • сильные растяжки на животе.

Не следует забывать, что большинство симптомов носят относительный характер и свойственны не только многоводию, но и другим патологиям беременности. Поэтому принимать какие-либо меры, основываясь только на них, не следует. Достаточно сообщить о причинах беспокойства врачу, который назначит нужные анализы и обследования. 

На УЗИ диагност может увидеть увеличение высоты дна матки, а также активизацию плода. На плановом осмотре врача может насторожить высокая плотность матки при пальпации, глухое сердцебиение плода.

Почему развивается многоводие 

Причины дисбаланса объема околоплодных вод до конца не установлены. Примерно в трети случаев современная медицина пока не в состоянии точно определить конкретный провоцирующий фактор. Однако в большинстве ситуаций проследить взаимосвязь все-таки удается. В красном списке следующие негативные причины: 

  • сахарный диабет;
  • инфекции во время вынашивания ребенка, преимущественно половой сферы;
  • воспалительные урологические заболевания;
  • резус-конфликт матери и плода;
  • пороки развития плода.

Еще одна возможная причина многоводия - активное заглатывание ребенком амниотической жидкости. В свою очередь это нарушает процесс ее обновления. 

Неблагоприятные последствия многоводия

На ранних сроках патология может стать причиной токсикоза, плацентарной недостаточности. В самом тяжелом случае - самопроизвольного аборта.

На поздних сроках при отсутствии врачебной помощи отрицательные последствия становятся еще многочисленнее. Ребенку многоводие грозит:

  • обвитием пуповины из-за активного движения;
  • гипоксией;
  • задержкой развития;
  • внутриутробным инфицированием;
  • гибелью из-за отслойки плаценты.

После рождения у детей может быть снижена иммунная защита. По этой причине они растут ослабленными и болезненными.

Последствия для женщины: 

  • обезвоживание из-за частой рвоты при токсикозе;
  • массивные кровотечения;
  • поздний гестоз;
  • более сложная послеродовая реабилитация.

Роды при многоводии

Помимо осложнений беременности, избыток плодных вод негативно влияет на процесс родоразрешения. Просторное внутриматочное пространство провоцирует неправильное предлежание плода, что чревато осложнениями в родах. Если роды самостоятельные, то не исключено появление следующих отрицательных моментов:

  • отсутствие или пропускание схваток из-за снижения тонуса;
  • обвитие пуповиной ребенка;
  • слабость родовой деятельности;
  • обильное кровотечение.

Лечение и диагностика многоводия

Чем раньше выявляется данное состояние, тем выше вероятность полноценного вынашивания и успешных родов. Диагноз «многоводие» ставится после визуального осмотра и заключения УЗИ-диагностики. В случае подтверждения рекомендовано проведение КТГ плода. Для исключения неблагоприятных последствий беременности берется кровь на внутриутробные инфекции.

С момента обнаружения патологии будущей маме требуется пристальное врачебное наблюдение. Если нет серьезных признаков нарушения кровообращения и дыхания, беременность стремятся довести до физиологического разрешения. При лёгкой степени многоводия женщина остается дома и лечится амбулаторно.

Патология средней степени может потребовать госпитализации, где беременная круглосуточно находится под врачебным контролем. Классическая схема лечение последствий многоводия включает:

  • антибиотикотерапию;
  • препараты для стимулирования кровотока;
  • иммунокорректоры;
  • диуретики;
  • витамины.

Если найдена конкретная причина патологии, то главные усилия будут направлены на ее устранение. Например, при многоводии, вызванном инфекционным или воспалительным заболеванием, необходима специфическая терапия для подавления возбудителя.

Как правило, врачам удается сохранить беременность до естественного завершения, не стимулируя роды.

При осложненном многоводии, если существует очевидная угроза для женского здоровья, оправдано решение о досрочных родах. Если сроки позволяют, проводится кесарево сечение.  

В экстренных ситуациях, когда срок еще достаточно мал, прибегают к выпусканию амниотической жидкости. Так как данная процедура имеет высокий риск негативных последствий, проводить ее следует с особой предосторожностью.

Врачи предупреждают, что при многоводии категорически не приемлемо лечиться народными средствами, а также следовать советами «бывалых» подруг. Это чревато пагубными последствиями для плода и беременной.

Профилактика

Будущие мамы справедливо задаются вопросом: «Что предпринять заранее, чтобы избежать возникновения многоводия?» Учитывая тяжесть возможных последствий, тревога женщин вполне оправдана. Вспомнив причины патологии, надо попытаться исключить те негативные факторы, связь которых с многоводием доказана.

Речь идет о выявлении и лечении инфекций на этапе планирования зачатия и предупреждении заражения во время беременности.

Необходимо пройти диагностику на наличие заболеваний и резус-несовместимости, которые способны повлечь многоводие. Банальная профилактика поможет исключить многие медицинские проблемы в этот радостный период жизни женщины. Не забывайте о простых вещах:

  • строго соблюдайте врачебные предписания;
  • своевременно проходите плановые УЗИ и другие обязательные обследования при беременности;
  • полноценно питайтесь и пейте достаточно жидкости;
  • не переохлаждайтесь;
  • избегайте общественных мест во время эпидемий ОРВИ;
  • исключите стрессы и перенапряжение;
  • при любых тревожных симптомах без промедления обращайтесь к врачу.

Как облегчить самочувствие при многоводии?

Частые спутники многоводия - одышка, отеки, учащенное сердцебиение. Чтобы легче переносить эти неприятные симптомы врачи советуют ограничить физическую нагрузку, связанную с ношением тяжелых сумок и хозяйственными делами.

Избегайте утомительных подъемов по лестнице и эскалатору, старайтесь двигаться более медленно.

Увеличенная матка сдавливает желудок, зачастую вызывая изжогу. Чтобы избежать этого диетологи советуют питаться часто и небольшими порциями, отказаться от копченостей, жирного, острого, фастфуда и кофе. Для отдыха и сна идеально подойдет специальная подушка для беременных. Из обезболивающих препаратов доктор может порекомендовать ношпу, которая безвредна при беременности.

Если женщина испытывает навязчивую тревожность, ей нужно стараться отвлечься: посещать клуб для беременных, искать новые источники положительных эмоций.

Многим мамам профессионализм медицинского персонала помогли выносить и родить крепкого малыша, невзирая на наличие такой патологии. Немаловажную роль играет положительный настрой и доброжелательная поддержка окружения.

Мне нравится 1


Похожие посты


Оставить комментарий

Многоводие при беременности - причины, симптомы, диагностика и лечение

Многоводие при беременности – состояние, для которого характерно увеличение количества околоплодных вод в амнионе. Патология проявляется на разных сроках эмбриогенеза, сопровождается ухудшением общего самочувствия, флюктуацией, отечностью и выраженным токсикозом. Диагностировать многоводие при беременности удается на основании данных объективного осмотра и УЗИ. Лечение патологии предполагает госпитализацию в акушерское отделение, где назначаются антибиотики, препараты, улучшающие кровоток в плаценте, витамины. С учетом тяжести состояния пациентки может применяться выжидательная тактика или экстренное родоразрешение.

Общие сведения

Многоводие при беременности – акушерская аномалия, сопровождающаяся постепенным или стремительным отклонением уровня ОПВ от нормальных показателей в сторону увеличения. Другое название данного патологического состояния – полигидрамнион. В норме объем ОПВ зависит от срока гестации: в 10 недель – 30 мл, спустя 21 сутки – 100 мл, на 18 неделе – 400 мл, ближе к родам – 800-1500 мл. Многоводие диагностируется примерно у 1% пациенток на разных этапах гестации, чаще всего патология встречается во 2-3 триместре. Опасность многоводия при беременности заключается в провоцировании множественных негативных последствий для женщины и ребенка. В 36% от всех случаев данное состояние становится причиной выраженного токсикоза на любом этапе эмбриогенеза и способствует значительному ухудшению состояния пациентки.

Треть случаев многоводия при беременности заканчивается самопроизвольными прерываниями. Плодные оболочки не выдерживают повышенного давления ОПВ и повреждаются, что сопровождается гибелью плода. Многоводие при беременности чревато неправильным расположением плода в матке из-за наличия большого пространства для его движений. Такое нарушение проявляется примерно в 6-7% случаев. Опасность многоводия при беременности состоит еще и в том, что в каждом втором случае провоцирует развитие послеродовых кровотечений, преждевременного излития амниотической жидкости, отслойки плаценты.

Многоводие при беременности

Причины многоводия при беременности

Патогенез многоводия при беременности может заключаться в двух противоположных механизмах: нарушении секреторной активности ворсинок плодных оболочек и патологическом увеличении объема ОПВ вследствие расстройства всасывания. В норме поглощение амниотической жидкости осуществляется через легкие и кишечник малыша, а также непосредственно самой амниотической оболочкой. Многоводие при беременности также может развиться в случае нарушения глотательной активности плода. При этом выделяется нормальный объем ОПВ, но воды не успевают пройти цикл поглощения (в норме околоплодные воды обновляются каждые 3 часа, а ребенок за сутки заглатывает до 4 л).

Окончательно выяснить причины многоводия при беременности не удалось до сих пор. Медики считают, что риск развития акушерской патологии значительно увеличивается при наличии у женщины нарушений обменных процессов, в частности, сахарного диабета. Многоводие при беременности часто возникает вследствие заболеваний почек, сердечно-сосудистой системы. Вероятность полигидрамниона увеличивается на фоне резус-конфликта. Еще одна распространенная причина многоводия при беременности – инфекции, причем, в данном случае присутствует угроза внутриутробного заражения плода. Наибольшую опасность представляют возбудители краснухи и герпеса, токсоплазмы и цитомегаловирус.

Многоводие при беременности может быть спровоцировано нарушениями в развитии плода. По статистике, акушерская аномалия чаще диагностируется, если присутствуют отклонения, связанные с хромосомными мутациями. Многоводие при беременности нередко возникает при наличии пороков развития почек, кишечника, легких, ЦНС, сердца. В группу риска по формированию этой патологии относятся женщины, которые после зачатия перенесли вирусные и бактериальные инфекции, включая грипп, ОРВИ. Определенную роль в развитии многоводия при беременности играет воздействие негативных факторов: курение, употребление наркотиков и алкоголя, работа на вредных предприятиях, недостаточное поступление питательных элементов.

Классификация и симптомы многоводия при беременности

В зависимости от скорости увеличения объема амниотической жидкости в акушерстве выделяют два вида данного состояния:

  • Хроническое многоводие при беременности – наиболее благоприятный вариант течения патологии, при котором существует высокая вероятность доносить плод до предполагаемой даты родов. В данном случае многоводие при беременности развивается постепенно, сопровождается незначительными клиническими проявлениями и хорошо поддается консервативному лечению.
  • Острое многоводие при беременности – тяжелая форма, характеризующаяся стремительным увеличением объема ОПВ (всего за несколько часов). Чаще такая патология развивается на 16-18 неделе гестации, приводит к тяжелому состоянию матери и малыша. Данная форма становится причиной самопроизвольного аборта на поздних сроках, тяжелых врожденных аномалий, мертворождения и провоцирует серьезные осложнения со стороны пациентки.

Выраженность многоводия при беременности определяется количеством амниотической жидкости: легкое – объем ОПВ до 3 л, средней тяжести – от 3 до 5 л, тяжелое – свыше 5 л.

Симптомы многоводия при беременности

Многоводие при беременности может проявляться по-разному, клиническая картина зависит от выраженности и скорости прогрессирования патологии. Наиболее характерным признаком акушерской аномалии является поздний токсикоз, сопровождающийся не только интенсивными приступами тошноты, но и сильной рвотой. У женщины, страдающей многоводием при беременности, наблюдается отечность передней брюшной стенки, возможно также скопление жидкости в подкожной жировой клетчатке нижних конечностей. Практически у каждой пациентки отмечается флюктуация – «хлюпанье» амниотической жидкости, усиливающееся при перемещении.

Многоводие при беременности всегда сопровождается значительным ухудшением общего состояния женщины. Из-за давления дна матки на диафрагму отмечается одышка, иногда нарушается работа сердца, выявляется тахикардия. При многоводии беременную беспокоит боль в животе, пояснице и паховой области, повышенная утомляемость. На фоне сильного перерастяжения тканей на передней брюшной стенке появляются множественные грубые растяжки. Со стороны плода многоводие при беременности обычно сопровождается признаками гипоксии, возможно также тазовое предлежание и обвитие пуповиной в силу достаточного пространства для двигательной активности.

Диагностика многоводия при беременности

Заподозрить многоводие при беременности акушер-гинеколог может уже на основании объективного осмотра и жалоб пациентки. Помимо ухудшения общего состояния женщины характерным признаком является увеличение стояния дна матки, не соответствующее сроку гестации. Также о многоводии при беременности свидетельствует значительное увеличение окружности живота, показатели порой превышают 100-120 см. При пальпации может определяться патологическое положение плода в маточной полости – косое, поперечное или тазовое. При подозрении на многоводие при беременности женщине назначается лабораторная диагностика: общие анализы крови и мочи, мазок из половых путей на микрофлору с целью обнаружения инфекций.

Если многоводие при беременности вызвано резус-конфликтом, показано исследование на определение количества антител. Диагноз окончательно устанавливается после проведения УЗИ. В ходе процедуры удается измерить количество ОПВ, а также оценить функциональность плаценты и самочувствие плода. В редких случаях осуществляется амниоцентез. Многоводие при беременности требует тщательного наблюдения за малышом. С этой целью проводятся КТГ и маточно-плацентарная допплерография, позволяющие оценить степень гипоксии, работу сердца, двигательную активность, уровень кровотока в сосудах пуповины и определиться с дальнейшей врачебной тактикой.

Лечение многоводия при беременности

Многоводие при беременности требует госпитализации в акушерский стационар и тщательного наблюдения за состоянием женщины и плода. Назначается полный покой, важно исключить стрессовые факторы и физические нагрузки. Медикаментозное лечение многоводия при беременности зависит от причины возникновения данного состояния. Обязательно осуществляется терапия основного заболевания, которое способствовало развитию патологического увеличения объема ОПВ. Если этиология многоводия при беременности не установлена, применяется классическая схема – антибактериальная терапия с целью предупреждения занесения внутриутробной инфекции.

Консервативное лечение многоводия при беременности также предполагает использование препаратов для улучшения маточно-плацентарного кровотока, витаминных комплексов, мочегонных лекарственных средств. В случае острого многоводия при беременности и значительного ухудшения состояния пациентки, сопряженного с угрозой для ее жизни, в зависимости от срока эмбриогенеза показано прерывание или преждевременное родоразрешение путем кесарева сечения. Если консервативный подход дает положительную динамику, ведение беременности продолжают до 37-38 недель.

Родоразрешение в случае многоводия при беременности проводится с помощью планового кесарева сечения. Важно предупредить самопроизвольное вскрытие плодного пузыря. Из-за большого объема амниотической жидкости ее стремительное излитие может привести к выпадению мелких частей плода, а также слабости родовой деятельности. Если принято решение об осуществлении естественных родов на фоне многоводия при беременности, требуется проведение амниотомии. Это дополнительно стимулирует схватки.

Прогноз и профилактика многоводия при беременности

В целом прогноз при многоводии при беременности благоприятный. Ранняя диагностика и лечение дают возможность пролонгировать вынашивание до предполагаемой даты родов и сохранить здоровье малыша. Однако такое состояние нередко осложняется родовыми и послеродовыми кровотечениями, внутриутробной гипоксией, преждевременной отслойкой плаценты. Острое многоводие при беременности в большинстве случаев приводит к гибели плода. Для профилактики развития акушерской аномалии следует планировать зачатие, своевременно лечить очаги инфекции и являться на консультацию к акушеру-гинекологу. Предупреждение маловодия при беременности также заключается в умеренных физических нагрузках и правильном питании. Женщина в период вынашивания должна избегать стрессов и вредных привычек, много находиться на свежем воздухе.

Таблица норм ИАЖ (индекс амниотической жидкости)

Амниотическая жидкость, или, как её ещё называют, околоплодные воды, это та среда, в которой находится ещё не рождённый малыш. Околоплодные воды создают самые оптимальные условия для хорошего самочувствия плода. Их температура составляет около 37 градусов, т.e. немного выше обычной температуры тела, что является нормой.

Амниотическая жидкость играет защитную роль, предохраняя плод от вредных внешних факторов. Околоплодные воды вырабатываются амнионом – одной из зародышевых оболочек.

В каждый срок беременности своя норма околоплодных вод, также их количество зависит от индивидуальных особенностей, но всё же должно укладываться в пределы норм. Обновление околоплодных вод происходит практически каждые три часа. Несоответствие количества околоплодных вод норме говорит о маловодии или многоводии. Эти состояния рассматриваются как патологические.

Неделя: от (мм) – до (мм) включительно.
16: 73 – 201
17: 77 – 211
18: 80 – 220
19: 83 – 225
20: 86 – 230
21: 88 – 233
22: 89 – 235
23: 90 – 237
24: 90 – 238
25: 89 – 240
26: 89 – 242
27: 85 – 245
28: 86 – 249
29: 84 – 254
30: 82 – 258
31: 79 – 263
32: 77 – 269
33: 74 – 274
34: 72 – 278
35: 70 – 279
36: 68 – 279
37: 66 – 275
38: 65 – 269
39: 64 – 255
40: 63 – 240
41: 63 – 216
42: 63 – 192

КТГ плода, сроки проведения КТГ при беременности, расшифровка – МЕДСИ

Оглавление

Кардиотокография при беременности (КТГ плода) является популярным методом пренатальной диагностики. Ее широкому распространению способствуют простота проведения, безопасность для ребенка и матери, а также стабильность получаемой информации и высокая информативность.

В основу метода положен принцип Доплера, а все изменения улавливаются специальным ультразвуковым датчиком. В рамках КТГ удается определить ЧСС (частоту сердечных сокращений) плода в покое и при движении, в ответ на сокращения матки и воздействия различных факторов окружающей среды.

Необходимость проведения

Кардиотокография при беременности в соответствии с приказом Минздрава проводится в третьем триместре не менее 3 раз. Кроме того, обязательной диагностика является во время родов.

КТГ назначается с целью:

  • Определения ЧСС плода и частоты сокращений матки
  • Проведения дистресса и решения вопросов родоразрешения
  • Контроля состояния плода до родов и во время родовой деятельности (в схватках и между ними)

Выделяют и дополнительные показания к диагностике.

К ним относят:

  • Гестоз
  • Малокровие женщины
  • Наличие у пациентки артериальной гипертензии (гипертонии, повышенного артериального давления)
  • Задержку развития плода
  • Мало- и многоводие
  • Угрозы преждевременных родов и перенашивания
  • Резус-конфликтную беременность
  • Многоплодие
  • Тяжелые патологии у матери

Также диагностика назначается с целью оценки эффективности терапии фетоплацентарной недостаточности и гипоксии, для контроля ранее полученных неудовлетворительных результатов исследования и при задержке развития.

Сроки проведения КТГ при беременности

Кардиотокография плода проводится с 32 недели. При необходимости возможно выполнение исследования и на более раннем сроке, но до 28 недель методика неинформативна, так как не позволяет получить точные результаты. Это обусловлено тем, что только к этому времени сердце плода начинает регулироваться вегетативной нервной системой, а частота его сокращений реагирует на совершаемые им движения. К 32 неделе формируется цикличность периодов бодрствования и сна малыша.

Важно! Если беременность протекает без осложнений, то делать КТГ рекомендуют обычно 1 раз в 10 дней. При наличии осложнений процедуру могут повторять с периодичностью в 5-7 дней. Если у плода отмечается гипоксия, диагностику назначают ежедневно или через день до нормализации состояния или родоразрешения.

Во время родов КТГ рекомендуют делать каждые 3 часа. При наличии осложнений – чаще. Период схваток сопровождается постоянным контролем важных параметров сокращения сердца плода и матки.

Подготовка к выполнению обследования

Специальная подготовка перед КТГ не проводится. Диагностика выполняется через 15,2-2 часа после приема пищи (не натощак и не сразу после еды). Перед процедурой следует посетить туалет, так как исследование займет 20-40 минут. Если пациентка курит, обязательно надо воздержаться от сигарет хотя бы на 2-3 часа. Непосредственно во время исследования женщине следует сохранять неподвижность.

Важно! Процедура является безопасной и безболезненной.

Методы проведения

Кардиотокография может быть:

  • Прямой (внутренней)
  • Непрямой (наружной)

Наружная КТГ проводится чаще. Она выполняется, когда пациентка лежит на левом боку либо полусидит (положения позволяют предотвратить синдром сдавления нижней полой вены). Регистрирующий частоту сердечных сокращений датчик предварительно обрабатывается специальным гелем, обеспечивающим максимальный контакт с кожей, и размещается на передней брюшной стенке. Конкретное место его расположения определяется врачом с учетом максимальной слышимости работы сердца плода. Датчик, регистрирующий сокращения матки, располагается в районе ее правого угла. Предварительно он не смазывается гелем! Пациентка получает специальное устройство, позволяющее самостоятельно регистрировать шевеления плода. Регистрация ритма сердца проводится не менее 20 минут. Очень важно зафиксировать не менее двух шевелений ребенка длительностью не менее 15 секунд. Именно в это время сердечный ритм ускоряется.

Сделать внутреннюю КТГ можно только в родах и при таких условиях, как открытие маточного зева не менее чем на 2 сантиметра, излитие вод и вскрытый плодный пузырь. Для проведения такой диагностики применяют специальный спиралевидный электрод. Он накладывается на кожу плода. Маточные сокращения при этом фиксируются стандартно, через переднюю брюшную стенку или путем введения в организм пациентки специального катетера.

Расшифровка результатов

КТГ плода при беременности и в родах – обследование, которое позволяет оценить целый ряд показателей, в числе которых:

  • Базальный ритм частоты сердечных сокращений плода (среднее значение ЧСС между мгновенными показателями, в перерыве между схватками или в 10-минутном промежутке)
  • Базальные изменения. Данный показатель определяет колебания частоты сердечных сокращений плода, которые не зависят от маточных сокращений
  • Периодические изменения. Этот показатель позволяет определить изменения ЧСС, происходящие в ответ на маточные сокращения
  • Время восстановления. Этот показатель свидетельствует о временном отрезке, следующим за окончанием сокращения матки и возврату к базальному ритму
  • Амплитуда. Параметр представляет собой разницу в значениях сердечных сокращений между базальным ритмом и периодическими и базальными изменениями
  • Децелерации. Этот параметр представляет собой урежение сокращений на 30 и более и имеет продолжительность не менее 30 секунд
  • Акцелерации. Этот параметр представляет возрастание сокращений на 15-25 в минуту. Он считается благоприятным признаком, свидетельствующим об удовлетворительном состоянии плода

Нормальными считаются следующие показатели:

  • Базальный ритм: 120-160 в минуту
  • Амплитуда: 10-25 в минуту
  • Децелерации: отсутствуют
  • Акцелерации: 2 и более за 10 минут

Кардиотокограмма может быть сомнительной и патологической. В этих случаях она нередко проводится повторно, чтобы врач мог убедиться в наличии определенной патологии и принять адекватное решение о дальнейших действиях.

Преимущества проведения в МЕДСИ

  • Опытные врачи. Специалисты МЕДСИ постоянно проходят обучение и повышают квалификацию. Это расширяет их возможности в сфере диагностики, профилактики и устранения различных патологий
  • Новейшие методы диагностики. В МЕДСИ обследования проводятся с применением современного высокоточного оборудования экспертного класса. Это позволяет получить точные результаты в кратчайшие сроки
  • Безопасность и безболезненность диагностики. КТГ не наносит вреда беременной женщине и ребенку. При этом она не занимает много времени и может выполняться так часто, как это необходимо
  • Отсутствие очередей. Мы позаботились о том, чтобы любая пациентка могла пройти обследование в удобное для нее время и без какого-либо дискомфорта
  • Возможности для быстрой записи к акушеру-гинекологу. При необходимости пациентка может сразу же после прохождения обследования посетить лечащего врача, чтобы получить от него необходимые рекомендации

Если вы планируете пройти кардиотокографию плода в МЕДСИ в Санкт-Петербурге, уточнить цену обследования или стоимость приема гинеколога, позвоните по номеру по номеру +7 (812) 336-33-33. Специалисты ответят на все вопросы и предложат удобное время для посещения врача.

Вопрос-ответ на актуальные темы о здоровье

  • 01.04.2021 Анонимный пациент

    Екатерина, добрый день) У меня проблема, из-за гормонального сбоя были сильные внутренние прыщи, а сейчас от них остались темные пятна, даже тональником их сложно маскировать( я почитала, что лазером можно удалить, но не знаю каким лучше, может вы подскажете, или вообще может не лазером пятна убрать, а как-то по другому? Заранее большое спасибо!

    Посмотреть ответ
  • 19. 03.2021 Пациент

    Здравствуйте! Я родила ребенка и ему поставили диагноз апплазия части кожного покрова головы и сказали, что это генетическое заболевание. Можно ли как-то узнать точно ли это апплазия, а не неосторожность врачей при КС?

    Посмотреть ответ
  • 11.03.2021 Варвара , 25 лет, Новосибирск

    Здравствуйте!
    Скажите пожалуйста, делаете ли Лапароскопию по удалению эндометриозных кист и очагов эндометриоз по ОМС? Если нет, то подскажите стоимость (правый яичник-6,5 см, левый-2 кисты по 1,5 см, очаги) Две лапароскопии были проведены( одна запланированная, вторая экстренная( разрыв, но не удалили а просто коагулировали).

    Посмотреть ответ
  • 11. 03.2021 Валерия Романова , 38 лет, Новосибирск

    Здравствуйте, скажите пожалуйста 1,5 года назад забеременила в вашей клинике,. Был криоперенос. Сейчас хочу узнать не утилизирован мой материал, хочу оплатить просрочку для дальнейшего использования.

    Посмотреть ответ
  • 11.03.2021 Александра, 35 лет, Новосибирск

    Могу я стать сурагатной мамой если я из украины

    Посмотреть ответ
  • 11.03.2021 Дарья , 35 лет, Новосибирск

    Добрый день! У меня срок беременности 21 неделя, поставили диагноз: гипоплазия костей носа. На 12 неделе все было хорошо, размер косточки был 1,9 мм, сейчас в 21 неделю 4,3 мм. Биохимический анализ, хороший.
    В таком случае какая вероятность потологии?

    Посмотреть ответ
  • 11. 03.2021 Кристина , 29 лет, Новосибирск

    здравствуйте, подскажите стоимость вакцинации пентаксим?

    Посмотреть ответ
  • 10.03.2021 Юлия, 40 лет, Новосибирск

    Здравствуйте. Подскажите что принимать при воспаление поджелудочной железы. Раньше ставили диагноз панкреатит. Принимаю таблетки панкреатин омепразол нольпаза

    Посмотреть ответ
  • 10.03.2021 Юлия, 27 лет, Новосибирск

    Здравствуйте!
    Мне 27 лет, первая беременность, проблем не было не до не во время, токсикоза нет, всё протекает отлично, у мужа есть 1 ребёнок от первого брака. У ребёнка G6pD.
    После прохождения 1-го скрининга в 13,2 недель по узи всё в норме, единственное голова по измерениям оказалась на 13,6 дней.
    Доктора насторожил только анализ хгч МоМ и меня отправили с ним к генетику, но и после общения с ним я ничего не поняла и не знаю что делать. Надеюсь вы подскажете.
    fb-hCG 88,3 ng/ml     2,20 Скорр.MoM
    PAPP-A 7,25 mIU/ml      1,68 Скорр.MoM
    Шлейная складка 1,40 мм
    Генетик сказал, следующее:
    Индивидуальный риск по хромосомной патологии менее 1%(низкий)
    Риск по вырожденным порокам развития и наследственным болезням для плода до 5% (низкий, общепопуляционный)
    Но при этом порекомендовала в ближайшее два дня сдать нипт, сказала что решать мне и особо сильных рисков нет, но лучше сдать. Я так и не поняла насколько мне действительно его нужно сдавать.  
    Сейчас у меня уже 15,4 недель, возможно ли пересдать анализ крови сейчас или это можно было только в 13 недель сдавать, или дождаться 2 скрининга или всё же нужно делать срочно нипт?

    Посмотреть ответ
  • 09. 03.2021 Аноним, Новосибирск

    Здравствуйте. Подскажите, пожалуйста. Сейчас 34 недели беременности. В 31 неделю начался зуд в области передней стенки живота и икр ног, высыпания по типу крапивница на животе, сейчас на данный момент эти высыпания сливаются и образуются «липешки», на икрах высыпания нет, только зуд. Обращалась на прием к дерматологу, сказали аллергия на стиральный порошок, поменяла порошок на гипоаллергенный, детский, переполоскала вещи, что были постираеы с предыдущим порошком. По назначению местно крем декспантенол на высыпания и гель атопик. Лучше не стало. Зуд усиливается в ночное время. Анализы от 26.01.2021 алт-5,5, аст-26.7, общ.белок-69.0,общ.билируб-13.4, гемоглобин-99, эр-3.4, лейк-12,3, тромб-215. Моча норма. Диету стараюсь соблюдать. Бабушка уже пытается лечить народными средствами. Что делать?

    Посмотреть ответ
  • 09. 03.2021 Аноним, Новосибирск

    Дочери 16 лет в области шеи папиллматозный невус 3 штуки,сколько будет стоить их удаление ,чтоб не осталось шрамов-каким лучше способом удалять

    Посмотреть ответ
  • 09.03.2021 Татьяна, 32 года, Новосибирск

    Здравствуйте, беременность 18 недель при прохождении первого скрининга в 12 недель пришёл анализ с повышенным хгч, при повторной пересдаче показало высокий риск по трисомии 21

    Посмотреть ответ
  • 09.03.2021 Елена, 19 лет, Новосибирск

    1 скрининг: показатели крови РАРР-А-0,46 .Это норма?

    Посмотреть ответ
  • 09. 03.2021 Наталья, 18 лет, Новосибирск

    Добрый день! Подскажите, РРА на сроке 12 недель 0,46
    Гинеколог сказал что можно сдать еще анализ, а если денег нет, то не сдавать, потому как ничего страшного нет, не знаю что делать

    Посмотреть ответ
  • 03.03.2021 Наталья, 41 год, Новосибирск

    Здравствуйте. У меня 1 марта отошли воды на 21 неделе. 2 марта сделали узи сказали 80мл, зев закрыт, у меня ещё ушивание шейки матки. 3 марта сделала узи сказали вод вообще нету. Как так если у меня уже не подтекают. Сегодня всячески мне навязывали советы прервать беременность. Ну я естественно отказалась. Сердце бьётся, шевеление есть. Не ужто нельзя сохранить беременность? Вот хотела у вас узнать возможно ли это????

    Посмотреть ответ
  • 03. 03.2021 Гаухар, 53 года, Новосибирск

    Здравствуйте! сыну 5 лет,в отябре выявили гидронефроз. 10 ноября сделали операцию. поставили стендт, 9 декабря удалиили стендт. При выписке лохпнка была 28 мм. 15 января 37. 24 февраля 31мм, 3 марта 34мм. Что делать незнаю

    Посмотреть ответ
  • 03.03.2021 Ульяна, 24 года, Новосибирск

    Здравствуйте! Беременность 12-13 недель, по результатам первого скрининга биохимия:
    Свободная бета-субъединима ХГЧ 18,65 Ме/Л эквивалентно 0,578 МоМ
    PAPP-A 0.823 МЕ/л эквивалентно 0,303 МоМ

    Подскажите какое значение результатов?

    Посмотреть ответ
  • 03.03.2021 мария, 46 лет, Новосибирск

    сколько стоит пройти колоноскопию и УЗИ сосудов нижних конечностей

    Посмотреть ответ
  • 03.03.2021 мария, 46 лет, Новосибирск

    Здравствуйте, анализы сданные по месту жительства в г. Мирный РС(Якутия) подойдут?

    Посмотреть ответ
  • 02.03.2021 Наталья, 31 год, Новосибирск

    Здравствуйте!мне 31 год.4 беременность
    Три беременности проходили без особенностей,дети здоровы
    Первый раз столкнулась с такими результатами скрининг теста
    Хгч-8,52нг/мл-0,24 мом
    Папа-а-0,347 мед/мл -0,69 мом
    Твп 1,0 мм-0,72 мом
    Итог риск на Дауна -1:100000
    Риск на СД (только по биохимии) : 1:29820
    Риск на эдвардса 1:95492
    Риск на Патау/тертера 1:100000
    Стоит ли переживать о врождённых пороках?
    Какой шанс родить здорового ребенка?

    Посмотреть ответ
  • Особенности течения беременности и родов при многоводии

    1. Абухамад, А. УЗИ плода // Акушерство: справочник Калифорнийского университета: пер. с англ. / под ред. К. Нисвандера, А. Эванса. М., Практика, 1999. -704 с.

    2. Айламазян, Э.К. Морфологические особенности амниона при нормальной и патологической беременности / Э.К. Айламазян, Е.П. Калашникова, А.И. Танаков // Акушерство и гинекология. 1993. - №5. -С. 22-27.

    3. Акушерские осложнения и перинатальные исходы при инфекционном многоводии / Е.К. Ушницкая, Н.В. Орджоникидзе // Мать и дитя: материалы V Российского форума. М., 2003.- С.244-245.

    4. Акушерская тактика при многоводии инфекционного генеза / Н.В. Орджоникидзе, Е.К. Ушницкая, Н.Е. Кан и др. // Мать и дитя: материалы V Российского форума. М., 2003. - С. 157-158.

    5. Анаэробная инфекция в гинекологической практике / Ю.В. Цвелев, Е.Ф. Кира, В.И. Кочеровец, В.П. Баскаков. СПб., 1995. - 345 с.

    6. Анкирская, А.С. Бактериальный ваппюз / А.С. Анкирская // Акушерство и гинекология. 1995. - № 6. - С. 13-16.

    7. Анюгрская, А.С. Достижения и задачи клинической микробиологии в акушерстве и неонатолопш / А.С. Анкирская // Клиническая лабораторная диагностика. 1996. -№ 1. - С. 23-26.

    8. Асатова, М.М. Роль токсоплазменной инфекции в формировании акушерской и перинатальной патологии: автореф. дис. . д-ра мед. наук. -М., 1991.-45 с.

    9. Атаева, Г.Б. Особенности течения беременности и родов у женщин с генитальным герпесом: автореф. дис. канд. мед. наук. М., 1992. - 20с.

    10. Афанасьева, В.Г. Ранняя диагностика патологии плодного яйца у женщин, страдающих бактериальным вагинозом / В.Г. Афанасьева // Журнал акушерства и женских болезней. 1998. - Спец. вып. - С. 76.

    11. Багдасарян, А.А. Клинико-морфологические аспекты при беременности, осложненной гидрамнионом / А.А. Багдасарян, О.Л. Лещенко // Актуальные вопр. акушерства. Ереван, 1987. - С. 66-71.

    12. Барашнев, Ю.И. Перинатальная патология у новорожденного / Ю.И. Барашнев, А.Г. Антонов, Н.И. Кудашов // Акушерство и гинекология. -1994.-№4.-С. 26-31.

    13. Башмакова, М.А. Особенности акушерских инфекций / М.А. Башмакова,

    14. A.M. Савичева // Вестн. Российской ассоциации акушеров-гинекологов. 1997.-№3.-С. 78-81.

    15. Беременность и заболевания, передаваемые половым путем, у юных женщин / И.С. Савельева, Т.Г. Тареева, Т.М. Шувалова, И.Ф. Тютюнник // Вестн. Российской ассоциации акушеров-гинекологов. 1998. - № 3. -С. 90-92.

    16. Берлев, И.В. Клинико лабораторная диагностика бактериального амниошгга: автореф. дне. канд. мед. наук. - СПб., 1995. - 16 с.

    17. Берлев, И.В. Роль дисбиотических нарушений влагалища в развитии инфекционно- воспалительных осложнений новорожденных / И.В. Берлев, Е.Ф. Кира, А.А. Белевитина // Журнал акушерства и женских болезней. 2000. - Т. 49, № 4. - С. 58-61.

    18. Берлев, И.В. Роль условно-патогенной микрофлоры в развитии невынашивания беременности у женщин с нарушением микробиоценоза влагалища / И.В. Берлев, Е.Ф. Кира // Журнал акушерства и женских болезней. 2002. - Т. 51, №2. - С. 33-37.

    19. Бодяжина, В.И. О структуре и функциях амниона и гладкого хориона /

    20. B.И. Бодяжина// Акушерство и гинекология. 1982. -№ 9. - С. 8-12.

    21. Ведение беременности и родов высокого риска / В.В. Абрамченко, А.Г. Киселев, О.О. Орлова, Д.Н. Абдулаев. СПб., 1995. - 200 с.

    22. Внутриутробные бактериальные и вирусные инфекции плода и новорожденного / Б.Л. Гуртовой, А.С. Анкирская, Л.В. Ванько, Н.И. Бубнова // Акушерство и гинекология. 1994. - №4. - С. 20-26.

    23. Внутриутробные инфекции / М.В. Федорова, В.Н. Серов, А.Н. Стрижаков, Т.Г. Тареева // Вести. Российской ассоциации акушеров-гинекологов.-1997. №2. - С. 89-99.

    24. Внутриутробные инфекции у новорожденных детей / В.А. Воробьева, E.JI. Азова, О.Б. Овсянникова и др. // Нижегород. мед. журн.-1994.-№3.-С. 97-102.

    25. Волина, С.Г. Клинико-морфологические параллели при внутриутробном инфицировании / С.Г. Волина, Б.Е. Гребенкин // Мать и дитя: матер. IV Российского форума.-М., 2002.-Ч.1.-С. 225-226.

    26. Волина, С.Г. Микрофлора родовых путей при беременности, осложненной внутриутробным инфицированием /С.Г. Волина // Журн. акушерства и женских болезней.-1998.-Спец. вып.-С.80.

    27. Володин, Н.Н. Перинатология и экология / Н.Н. Володин // Современные методы диагностики и лечения в акушерстве и гинекологии: V Поволжская науч.-практич. конф. -Саратов, 1999.-С. 50-54.

    28. Воропаева, С.Д. Диагностика и лечение хламидийной инфекции половых путей у женщин / С.Д. Воропаева // Акушерство и гинекология.-1997.-№5.-С. 60-63.

    29. Глазкова, JI.K. Гешггальная хламидийная инфекция: этиология, патогенез, диагностика, клшшка и терапия / JI.K. Глазкова, B.C. Полканова, Н.М. Герасимова. Екатеринбург, 1994. - С. 8-10.

    30. Глоба, О.В. Синдром задержки внутриутробного развития плода и пути снижения перинатальных потерь при данной патологии / О.В. Глоба, JI.B. Удолова, Л.П. Башкатова / Мать и дитя: матер. III Российского форума.-М., 2001.-С. 37-38.

    31. Гребенкин, Б.Е. Роль инфекции родовых путей в развитии врожденных пороков плода / Б.Е. Гребенкин, С.Г. Волина // Мать и дитя: матер. IV Российского форума.- М., 2002.-Ч.1.-С. 242-243.

    32. Гурьев, А.В. Невынашивание беременности (этиологичексие аспекты) / А.В. Гурьев, А.А. Марчан, М.Г. Чмаро // Невынашивание беременностии недоношенный ребенок: матер, науч.-практич. конф. Петрозаводск, 2002. - С. 38-39.

    33. Гусева, О.И. Многоводие: Этиология, патогенез, диагностика и акушерская тактика / О.И. Гусева // Ультразвуковая диагностика. 1996.- №4. С. 5-13.

    34. Гусева, О.И. Прогностическое значение определения показателей гормональной, гемодинамической, иммунной систем фето-плацентарного комплекса при многоводии: автореф. дне. . канд. мед. наук. Иваново, 1992.-24 с.

    35. Демидов, В.Н. Гипотрофия плода и возможности ее ультразвуковой диагностики / В.Н. Демидов, Б.Е. Розенфельд // Проблемы репродукции.- 1998.-Вып.4.-С. 11-18.

    36. Демидов, В.Н. Нормативные показатели ультразвуковой плацентографии / В.Н. Демидов, Е.Г. Лебедева, А.В. Логвиненко // Вопросы охраны материнства и детства. 1990. - №7. - С. 37-40.

    37. Демидов, С.А. Антенальная диагностика состояния плода / С.А. Демидов, В.А. Бахарев, Н.Д. Фанченко // Акушерство и гинекология. -1994. №4.-С. 20-23.

    38. Джумакулиев, Г.П. Патоморфология плодных оболочек, плаценты и пуповины при мало- и многоводии у женщин в условиях Туркменистана: автореф. дне. канд. мед. наук. Ашгабад, 1994.- 27 с.

    39. Добротина, А.Ф. Допплерометрия маточно-плацентарного и плодово-плацентарного кровотока у беременных с многоводием / А.Ф. Добротина, О.Н. Гусева, И.Ю. Соболева // Нижегородский мед. журн. -1992. -№1.- С. 20-23.

    40. Дурова, А.А. Этиология и патогенез внутриутробной инфекции / А.А. Дурова, Н.Г. Симакова, B.C. Смирнова // Акушерство и гинекология. -1995.-№6. -С. 9-12.

    41. Евсюкова, И.И. Актуальные проблемы клиники, диагностики и лечения хламидийной инфекции у новорожденных детей / И.И. Евсюкова, Е.Н. Партушева, A.M. Савичева // Акушерство и гинекология. 1995. - №1. -С. 18-21.

    42. Елизарьева, Т.Ю. Значение перинатального скрининга в выявлении патологии плода для практического здравоохранения / Т.Ю. Елизарьева, А.П. Фокина // Мать и дитя: матер. IV Российского форума. -М., 2002. -4.1. -С. 33-34.

    43. Ефименко, И.Н. Содержание некоторых антимикробных факторов в околоплодных водах при полигидрамнионе / И.Н. Ефименко, Е.Н. Кондратьева // Тез. 6-й конф. молодых ученых ТОДНГМИ. -Ашхабад, 1991.-С. 58-69.

    44. Зайдиева, Я.З. Хламидийная инфекция в гинекологии (Обзор литературы) / Я.З. Зайдиева, В.П. Сметник // Акушерство и гинекология. 1990. -№6.-С. 7-10.

    45. Запорожан, В.Н. Практические проблемы современной перинатологии (лекция) / В.Н. Запорожан, H.JI. Аряев // Российский вестник перинатологии и педиатрии. 1995. - №5. - С. 1016.

    46. Значение инфекционных факторов в генезе развития преждевременных родов / Т.Ю. Пестрикова, Т.М. Бутко, Е.А. Юрасова и др. // Мать и дитя: матер. IV Российского форума. М., 2002. - 4.1. - С. 471-473.

    47. Значение исследования амниотической жидкости в диагностике врожденных инфекций / Н.И. Бубнова, Т.Б. Младковская, Б.Л. Гуртовой, О.А. Пустотина // Мать и дитя: матер. II Российского форума. М., 2000. - С. 22-23.

    48. Золотухин, Н.С. Полигидрамнион с позиции современного родовспоможения / Н.С. Золотухин, Л.П. Дажиба // Медико соц. проблемы семьи. - 1997. - Т.2. - С. 22-26.

    49. Зыкин, Б.И. Возможности эхографии в оценке состояния плаценты, плодных оболочек и околоплодных вод / Б.И. Зыкин // Клинические лекции по ультразвуковой диагностике в перинатологии. М., 1990. - С. 109-116.

    50. Иванов, В.В. Роль инфекции в патогенезе многоводия / В.В. Иванова // Внутриутробная инфекция. Л., 1963. -С.202-210.

    51. Игнатко, И.В. Клиническое значение исследования внутриплацентарного кровотока в оценке степени тяжести и прогнозирования течения беременности: автореф. дис. . канд. мед. наук. -М., 1996.-21 с.

    52. Инфекции у беременных (диагностика, лечение, профилактика) / A.M. Сав1гчева, М.А. Башмакова, О.Н. Аржанова, Н.Г. Кошелева // Журн. акушерства и женских болезней. 2002. - Т. 51, №2. - С. 11-11.

    53. Инфекционный фон у беременных и внутриутробное инфицирование плода / С.М. Архангельский, Н.В. Мазина, О.М. Харитонова и др. // Внутриутробные инфекции плода и новорожденного: Всерос. междисциплин., науч.-практич. конф. Саратов, 2000. - С. 21-22.

    54. Исход родов для плода при плацентарной недостаточности и инфекции / В.В. Зубков, В.Л. Тютюнник, В.В. Панченко и др. // Мать и дитя: матер. V Российского форума. М., 2003.- С.73-74.

    55. Кадырова, А.А. К вопросу о многоводии у женщин, страдающих сахарным диабетом / А.А. Кадырова, М.Х. Каттаходжаева // Экстрагенитальная патология у беременных и некоторые вопросы профилактики перинатальной смертности. — Ташкент, 1980. С. 53-56.

    56. Калашников В.Г. Роль ЦМВИ в акушерской патологии (клинико-морфологическое исследование): автореф. дис. . канд. мед. наук. М., 1992.- 16с.

    57. Каткова, НЛО. Дифференцированные подходы к лечению беременных ш групп риска по внутриутробному инфицированию плода: автореф. дис. . канд. мед. наук. Н. Новгород, 2000. - 22 с.

    58. Каттаходжаева, М.Х. Исход беременности и родов при многоводии различной этиологии / М.Х. Каттаходжаева // Беременность и экстрагеннтальная патология: сб. науч. тр. Ташкент, 1981. - С. 39-41.

    59. Каттаходжаева, М.Х. Клинические особенности течения беременности, родов и морфологическое состояние плодных оболочек при многоводии: дис. канд. мед. наук. Ташкент, 1983. - 175 с.

    60. Каюпова, Н.А. Критерии выделения групп риска акушерских осложнений у беременных / Н.А. Какшова // Акушерство и гинекология. 1992.-№1.-С. 5-8.

    61. Кира, Е.Ф. Местное применение клиндамицина фосфата для лечения бактериального вагиноза / Е.Ф. Югра // Акушерство и гинекология. -1994.-№5.-С. 53-55.

    62. Кирющснков, А.П. Хориоамниониты / А.П. Кирющенков // Акушерство и гинекология. 1977. - №6. - С. 73-77.

    63. Клинико-морфологические параллели фетоплацентарного комплекса при герпетической инфекции у беременных / З.С. Зайдиева, B.JI. Тютюнник,' Н.В. Орджоникидзе, Н.И. Бубнова // Вестн. Российской ассоциации акушеров-гинекологов. 1999. -№2. - С. 27-30.

    64. Клинические, морфологические и цитологические критерии диагностики врожденной патологии / О.А. Пустотина, Н.И. Бубнова, Б.Л. Гуртовой, Т.Б. Младковская // Акушерство и гинекология. 2002. - №2. - С. 13-16.

    65. Клиническое руководство по узи-диагностике / под ред. В.В. Митькова, М.В. Медведева. М., 1996. - Т. 2. - 408 с.

    66. Кондратьев, А.А. Применение низкоинтенсивного инфракрасного излучения в комплексном лечении женщин с многоводием инфекционного генеза: автореф. дис. канд. мед. наук. Иваново, 2001. - 19с.

    67. Кондратьева, Е.Н. К вопросу о применении диуретиков в терапии полигидрамниона / Е.Н. Кондратьева, И.Н. Ефименко // Тез. 6-й конф. молодых ученых ТОДНГМИ. Ашхабад, 1989. - С. 66-68.

    68. Кондратьева, Е.Н. Особенности морфологии плодных оболочек при мало- и многоводии / Е.Н. Кондратьева // Тез. 6-й конф. молодых ученых ТОДНГМИ. Ашхабад, 1991. - С. 18.

    69. Кондратьева, Е.Н. Патогенез, диагностика и профилактика осложненного течения беременности и родов при патологии околоплодной среды: автореф. дис. д-ра мед. наук. М., 1999. - 34 с.

    70. Кошелева, Н.Г. Многоводие / Н.Г. Кошелева, М.А. Ярцева // Советская медицина. 1986. - №8. - С. 62-67.

    71. Кошелева, Н.Г. Многоводие: причины, клшшка, тактика ведения беременной, исходы для матери и плода / Н.Г. Кошелева, М.А. Ярцева // Акушерство и гинекология. 1986. - №3. - С. 76-78.

    72. Кошелева, Н.Г. Особенности течения беременности и родов, исход для плода и новорожденного у носительниц стрептококка группы В / Н.Г. Кошелева, C.JI. Зациорская // Акушерство и гинекология. 1994. - №6. -С. 31-36.1.l

    73. Краснопольский, В.И. Инфекция в акушерстве: сб. науч. тр. М., 1994. -124с.

    74. Кузьмин, В.Н. Значение внутриутробной инфекции в акушерской патологии: автореф. дне. канд. мед. наук. Иваново, 1995. -22 с.

    75. Кулаков, В.И. Здоровье матери и новорожденного / В.И. Кулаков, О.Г. Фролова// Акушерство и гинекология. 1994. -№1. - С. 3-6.

    76. Кулаков, В.И. Морально- этические проблемы перинатальной медицины: маловесные дети / В.И. Кулаков, Ю.И. Барашнев // Акушерство и гинекология. 1995. -№1. - С. 3-7.

    77. Кулаков, В.И. Преждевременные роды тактика ведения с учетом сроков гестации / В.И. Кулаков, В.Н. Серов, В.М. Сиделышкова // Журнал акушерства и женских болезней. - 2002. - Т.51, №2. - С. 13-17.

    78. Кулаков, В.И. Развитие перинатального акушерства (проблемы и решения) / В.И. Кулаков // Мать и дитя: матер. IV Российского форума. -М., 2002. 4.1.-С. 6-8.

    79. Кулаков, В.И. Репродуктивное здоровье населения России / В.И. Кулаков // Акушерство и гинекология. 2002. - №2. - С. 4-7.

    80. Кулаков, В.И. Снижение перинатальной заболеваемости и смертности при невынашивании беременности / В.И. Кулаков, В.М. Сиделышкова // Акушерство и гинекология. -1991. №2. - С. 5-8.

    81. Кулаков, В.И. Современные представления о внутриутробной инфекции / В.И. Кулаков // Журнал акушерства и женских болезней. 1998. - Спец. вып.-С. 137-138.

    82. Кытманов, В.Н. Влияние многоводия на плод / В.Н. Кытманов // Тр. Новосиб. мед. ин-та. Новосибирск, 1966. - Т. 49. - С. 267-273.

    83. Кытманов, В.Н. Клиника многоводия и изменения плодных оболочек при нем: автореф. дис. канд. мед. наук. Омск, 1962. - 24 с.

    84. Лабораторный мониторинг гестационного процесса / В.И. Кулаков, М.Л. Алексеева, В.А. Бахарев, Н.Д. Фанченко // Проблемы репродукции. -1995. -ЛЬЗ. С. 77-81.

    85. Левицкая, С.К. Некоторые аспекты внутриутробного инфицирования новорожденных / С.К. Левицкая, Г.Ф. Елисеевская // Акушерство и гинекология. -1991. №11. - С.5-7.

    86. Лечение бактериального вагиноза у беременных / Б.И. Нездоминова, В.А. Аксененко, В.М. Рогов и др. // Журнал акушерства и женских болезней. 2000. - Т. 49, №2. - С. 44-50.

    87. Малышева, З.В. Профилактика перинатальных потерь у жительниц Московской области /З.В. Малышева // Вестн. Российской ассоциации акушеров-гинекологов. 1998. -№3. - С. 46-49.

    88. Мальцева, Л.И. Механизмы развития осложненной беременности и перинатальных повреждений плода при микоплазменной инфекции у женщин: автореф. дне. д-ра мед. наук. Казань, 1996. - 44 с.

    89. Мальцева, Л.И. Состояние плаценты, плодово-материнского-плацентарного кровотока при микоплазменной и смешанной инфекции / Л.И. Мальцева, И.А. Бахтияров, В.И. Нефедов // Казанский мед. журнал.- 1997. Т.78, №6. - С. 416-422.

    90. Маркеры внутриутробного инфицирования при недонашивании беременности / Ю.В. Раскуратов, О.В. Радьков, АЛО. Раскуратов и др. // Мать и дитя: матер. IV Российского форума. М., 2002. - 4.1. - С. 502503.

    91. Медведев, М.В. Задержка внутриутробного развития плода / М.В. Медведев, Е.В. Юдина. М.: НПО Фолиант, 1998. - С. 205.

    92. Медико-социальные аспекты невынашивания беременности / О.Г. Фролова, 3.3. Токова, В.Ф. Волгина и др. // Акушерство и гинекология.- 1996.-№4. -С. 7-11.

    93. Меликова, Н.Л. Дифференцированный подход к профилактике гестоза и плацентарной недостаточности у беременных высокого риска: автореф. дне. . канд. мед. наук. -М., 1999. -23 с.

    94. Микробная контаминация плода и новорожденного / Г.А. Самсыгина, Д.Б. Лаврова, А.В. Михайлов и др. // Всероссийская междисциплин, науч.-практич. конф. Саратов, 2000. - С. 140-142.

    95. Милованов, А.П. Патология системы мать- плацента- плод: руководство для врачей. М.: Медицина, 1999. - 448 с.

    96. Милованов, А.П. Системный подход в акушерстве с позиции патолога / А.П. Милованов // Вестн. Российской ассоциации акушеров-гинекологов. 1996. - №2. - С. 98-101.

    97. Минасянц, В.М. Течение и исходы беременности на фоне вирусной, микоплазменной и хламидийной инфекций: автореф. дне. . канд. мед. наук.-Л., 1991.-21 с.

    98. Мирошниченко, В.П. Лечение острого и хронического многоводия / В.П. Мирошниченко // Педиатрия, акушерство и гинекология. 1977. - №4. -С. 46-47.

    99. Митьков, В.В. Клиническое руководство по ультразвуковой диагностике/ В.В. Митьков, М.В. Медведев.- М.:Видар, 1996.-Т.2.-407с.

    100. Многоводие: диагностика и лечение / Н.М. Побединский, М.А. Ботвин, А.П. Кирющенков и др. // Акушерство и гинекология. 2004. - №1. -С.7- 10.

    101. Морфолопиеская структура плодных оболочек при фшиологической и осложненной поздним токсикозом беременности / Н.С. Золотухин, В.К. Чайка, И.А. Могилевкина, Л.И. Хламанова // Вопросы охраны материнства и детства. 1990. - №3. - С. 65-66.

    102. Недоношенность: пер. с англ. / под ред. В.Х.Ю. Виктора, Э.К. Вуда. М.: Медицина, 1991. - 368 с.

    103. Никонов, А.П. Генитальный герпес и беременность/ А.П. Никонов, О.Р. Асцатурова//Акушерство и гинекология.-1997.-№1.-С.11-13.

    104. Новые подходы к диагностике в1гутриутробной инфекции / Н.М. Пасман, Е.Р. Черных, А.А. Останин и др. // Мать и дитя: матер. V Российского форума. М., 2003.- С. 165-166.

    105. Околоплодные воды. Химический состав и биологические функции / В.И. Орлов, Т.И. Погорелова, Т.С. Длужевская и др.. Ростов н / Д.: Изд- во МП Книга, 1998. - 216 с.

    106. Определение количества околоплодных вод при помощи УЗ метода исследования / Е.Н. Кондратьева, С.Д. Семятов, Ч.Г. Гагаев, Д.А. Оразмурадов // Матер, науч.-практич. конф. и сборов акушеров-гинекологов Московского гарнгоона. -М., 1998. С. 57.

    107. Определение показаний к проведению амниоцентеза при диагностике врожденной и наследственной патологии у плода / Н.Б. Седова, Т.П. Жукова // Журн. Российской ассоциации акушеров- гинекологов. 2002. -№3.-С. 15-16.

    108. Определитель бактерий Берджи / под ред. Дж. Хоулта, Н. Крига, П. Сшгга и др.. М.: Мир, 1997 - Т.2. - 560 с.

    109. Орджоникидзе, Н.В. Особенности обследования пациенток с высоким инфекционным риском до наступления и в период беременности / Н.В. Орджоникидзе // Мать и дитя: матер. IV Российского форума. М., 2002. -Ч.1.-С. 445-447.

    110. Орджоникидзе, Н.В. Цитомегаловирусная инфекция и беременность / Н.В. Орджоникидзе, B.JI. Тютюнник // Акушерство и гинекология. -2002. -№3.- С. 59-63.

    111. Ордиянц, И.М. Микробиоценоз и иммунорезистентность родовых путей при кольпитах и вагинозах у беременных / И.М. Ордиянц, E.JI. Серебрянник // Вестн. Российской ассоциации акушеров- гинекологов. -1999.-№2.-С. 15-18.

    112. Ордынский, В.Ф. Эхографическая оценка количества околоплодных вод у беременных, больных сахарным диабетом / В.Ф. Ордынский // Ультразвуковая диагностика в акушерстве, гинекологии и педиатрии. -1993.-№2. -С. 39-44.

    113. Особенности течения беременности и исходы родов при внутриутробном инфицировании плода / И.С. Сидорова, И.О. Леаноров, А.А. Сидорова и др. // Российский вестн. перипатологии и педиатрии. -1997. №1. - С. 15-20.

    114. Особенности течения беременности, родов и послеродового периода при инфекции / В.Л. Тютюшшк, З.С. Зайдиева, А.С. Аракелян и др. // Мать и дитя: матер. V Российского форума. М., 2003.- С.239-240.

    115. Особенности течения цитомегаловирусной инфекции у беременных с урогешггальными заболеваниями / Т.Г. Тареева, М.В. Федорова, А.В. Шумина и др. // Вестн. Российской ассоциации акушеров-гинекологов. 1998.-ЖЗ.-С. 15-18.

    116. Отраслевые стандарты и объемы в исследовании последов в практике патологоанатомов / В.Н. Серов, B.C. Музыкантова, О.Г. Фролова и др. //Мать и дитя: матер. IV Российского форума. М., 2002. - 4.1. - С. 101102.

    117. Панина, О.Б. Развитие эмбриона (плода) и оболочек плодного яйца в I триместре беременности по данным эхографии / О.Б. Панина, ЕЛО. Бучеренко, Л.Г. Сичинава // Вестн. Россиийской ассоциации акушеров-гинекологов. 1998. - №2. - С. 59-65.

    118. Пасхина, И.Н. Проблемы неонатального периода при многоводии инфекционного генеза // Мать и дитя: матер. IV Российского форума. -М., 2002. Ч. I. - С.542-543.

    119. Перинатальные инфекции и многоводие / И.Н. Пасхина, Н.В. Орджоникидзе, З.П. Пономарева // Акушерство и гинекология. 2004.-№3.-С. 5-8.

    120. Перинатальные исходы при хронической плацентарной недостаточности / Л.Е. Мурашко, Ф.С. Бадоева, Г.У. Асымбекова, С.В. Павлович // Акушерство и гинекология. 1996. -№4. - С. 43-45.

    121. Перинатальные исходы у беременных с инфекционными заболеваниями и плацентарной недостаточностью / В.Н. Серов, В.Л. Тютюнник, В.В. Зубков, З.С. Зайдиева // Акушерство и гинекология.- 2002.-№3.-С, 16-21.

    122. Пиганова, П.Л. Хориоамнионит / Н.Л. Пиганова, В.А. Голубев // Акушерство и гинекология. 1998. - №2. - С. 9-12.

    123. Пигарева, Е.И. Морфология, биохимия и биометрия хориона человека при врожденных аномалиях развития плода и многоводии: автореф. дис. . канд. мед. наук. Барнаул, 1975. - 23 с.

    124. Плацентарная недостаточность / Г.М. Савельева, М.В. Федорова, П.А. Клименко и др.. М, 1991.-271 с.

    125. Плацентарная недостаточность при инфекции / Н.В. Орджоникидзе, Б.Л. Гуртовой // Мать и дитя: матер. V Российского форума. М., 2003.-С. 154-156.

    126. Подобед, Н.Д. Использование компьютерного мониторинга в диспансеризации беременных возможность объективной оценки перинатального риска / Н.Д. Подобед // Мать и дитя: матер. IV Российского форума. - М., 2002. - 4.1. - С. 84-88.

    127. Прилепская, В.Н. Вагинальный кандидоз / В.Н. Прилепская, А.С. Анкирская, Г.Р. Байрамова. М., 1997. - 24 с.

    128. Прогностическое значение маркеров герпетической инфекции у женщин с осложненным течением беременности / О.В. Островская, М.А. Власова, Д.Х. Ян, JT.B. Максимчук // Акушерство и гинекология. 2000. -№2.-С. 52-53.

    129. Профилактика и терапия осложненной беременности при многоводии: метод, рекомендации / сост. М.Х. Каттаходжаева; Ташк. гос. мед. ин-т. -Ташкент, 1983. 13 с.

    130. Радзинский, В.Е. Патология околоплодной среды / В.Е. Радзинский, Е.Н. Кондратьева, А.П. Милованов. Киев, 1993. - 128 с.

    131. Радзинский, В.Е. Перинатальная инфекция / В.Е. Радзинский // Инфекция матери, плода, новорожденного. Ашхабад: Б.и., 1991. - С. 312.

    132. Радзинский, В.Е. Перинатальные аспекты урогенитального хламидиоза /

    133. B.Е. Радзинский, А.В. Федотова // Российский мед. журн. 1995. - №5.1. C. 28-31.

    134. Рева, H.JT. Фшиологические свойства фибробластов плодных оболочек человека / H.JL Рева, С.А. Дворянский, В.И. Цирюш // Акушерство и гинекология. -2001. -№1. С. 16-19.

    135. Резервы по снижению перинатальной смертности / Н.В. Рымашевский, А.Е. Волков, А.Ф. Михельсон, Н.Е. Бычкова // Мать и дитя: матер. IV Российского форума. М., 2002. - 4.1. - С. 94-96.

    136. Репродуктивное здоровье: в 2 т./ под ред. Б. Ларсен М.: Медицина, 1988. - Т. 1: Общие инфекции / под ред. Л.Г. Гейта и др.. - 400 с.

    137. Розенфельд, Б.Е. Роль допплерометрии в оценке состояния плода во время беременности / Б.Е. Розенфельд // Ультразвуковая диагностика. -1995.-№3.-С. 21-26.

    138. Роль гениталыюй вирусной инфекции в привычном невынашивании беременности / НЛО. Владимирова, Е.П. Когут, Е.Б. Наговицина и др. // Акушерство и гинекология. 1997. - №6. - С. 23-25.

    139. Роль уреамикоплазмы и хламидийной инфекции в акушерской практике / Е.Н. Фомичева, Е.Н. Зарубина, В.И. Минаев и др. // Акушерство и гинекология. 1997. - №2. - С. 55-57.

    140. Руководство по безопасному материнству / В.И. Кулаков, В.Н. Серов и др..-М., 1998.-135 с.

    141. Савельева, Г.М. Пути снижения перинатальной заболеваемости и смертности / Г.М. Савельева // Вести. Российской ассоциации акушеров-гинекологов. 1998. - №2. - С. 101-105.

    142. Савичева, A.M. Акушерские и микробиологические аспекты патогенеза и диагностики гениталыюго хламидиоза: автореф. дне. . д-ра мед. наук. -СПб., 1991.-31 с.

    143. Семенова, Т.В. Клиника и диагностика гениталыюго герпеса у женщин / Т.В. Семенова, Д.Г. Красников // Акушерство и гинекология. 1990. -№6. - С. 70-74.

    144. Серов, В.Н. Плацентарная недостаточность при вирусных инфекциях /

    145. B.Н. Серов, B.C. Музыкантова, В.Н. Кузьмин // Мать и дитя: матер. IV Российского форума. М., 2002. - 4.1. - С. 532-533.

    146. Серов, В.Н. Практическое акушерство / В.Н. Серов, А.Н. Стр1гжаков,

    147. C.А. Маркин. М.: Медицина, 1997. - 362 с.

    148. Серов, В.Н. Проблемы перинатального акушерства / В.Н. Серов // Мать и дитя: матер. III Российского форума. М., 2001. - С. 187-189.

    149. Серов, В.Н. ЦМВ- инфекция в патологии беременности и родов / В.Н. Серов, И.Б. Манухин, В.М. Кузьмин // Акушерство и гинекология. -1997. -№6. -С. 15-19.

    150. Сидорова, И.С. Внутриутробные инфекции: хламидиоз, микоплазмоз, цитомегалш / И.С. Сидорова, И.Н. Чсрниенко // Российский вестн. перинатологии и педиатрии. 1998. - Т. 43, №3. - С. 7-13.

    151. Сидорова, И.С. Диагностика и лечение внутриутробной инфекции по триместрам беременности / И.С. Сидорова, И.О. Макаров, С.М. Воеводин // Мать и дитя: матер. IV Российского форума. М., 2002. -4.1.-С. 558-560.

    152. Сидорова, И.С. Профилактика осложненного течения беременности по триместрам ее развития / И.С. Сидорова, И.О. Макаров // Мать и дитя: матер. IV Российского форума. М., 2002. - Ч. 1. - С. 553-558.

    153. Сидорова, И.С. Фетоплацентарная недостаточность. Клинико-диагностические аспекты / И.С. Сидорова, И.О. Макаров. М.: Знание, 2000.- 160 с.

    154. Сидорова, И.С. Эхографические критерии развития плаценты / И.С. Сидорова, А.Н. Баранов, О.И. Волкова // Акушерство и гинекология. -1989. -№1.- С. 77-80.

    155. Сичинава, Л.Г. Ультразвуковая плацентометрия во время беременности / Л.Г. Снчинава, О.Б. Панина, Н.И. Фирсов // Акушерство и гинекология. -1989. №9.-С. 32-34.

    156. Совершенствование методов диагностики многоводия у беременных с бактериальной и/ или вирусной инфекцией / Е.К. Ушницкая // Мать и дитя: матер. V Российского форума. М., 2003.- С.243-244.

    157. Современные аспекты ВУИ / Н.Е. Кап, Н.В. Орджоникидзе // Мать и дитя: матер. V Российского форума. М., 2003.- С.85-86.

    158. Современные представления о внутриутробной инфекции / В.Л. Тютюнник // Мать и дитя: матер. V Российского форума. М., 2003.-С.238-239.

    159. Современные представления о многоводии / Е.К. Ушницкая, Н.В. Орджоникидзе // Акушерство и гинекология. 2004. - №2.- С. 6-9.

    160. Стрелец, О.Б. Роль гениталыюй инфекции в досрочном прерывании беременности, патологии плода и новорожденного: автореф. дис. . канд. мед. наук. Иваново, 1999. - 24 с.

    161. Стрижаков, А.Н. Клиническая трансвагинальная эхография / А.Н. Стрижаков, А.И. Давыдов. М., 1994. - 1 Юс.

    162. Стрнжаков, А.Н. Ультразвуковая диагностика в акушерской практике / А.Н. Стрнжаков, А.Т. Бунин, М.В. Медведев. М.: Медицина, 1990. -239 с.

    163. Стыгар, A.M. Ультразвуковое исследование плаценты, пуповины и околоплодных вод / А.М Стыгар, М.В. Медведев // Клиническое руководство по ультразвуковой диагностике / под ред. В.В. Митькова, М.В. Медведева. М.: Видар, 1996. - Т.2. - С. 73-75.

    164. Стыгар, A.M. Эхографические аспекты физиологии и патологии последа / A.M. Стыгар // Ультразвуковая диагностика. 1996. - №2. - С. 58-69.

    165. Титченко Л.И. Ультразвуковая диагностика патологии пуповины / Л.И. Титченко, Л.И. Пырсикова // Вестн. Российской ассоциации акушеров-гинекологов. 2002. - №2. - С. 24-29.

    166. Трубникова, Л.И. Критерии структур биологических жидкостей при плацентарной недостаточности / Л.И. Трубникова, С.Н. Шатохина, Т.В. Кузнецова // Мать и дитя: матер. III Российского форума. М., 2001. - С. 228-229.

    167. Тютюнник, В.Л. Оценка эффективности прегравидарной подготовки у женщин с инфекцией / В.Л. Тютюнник // Мать и дитя: матер. III Российского форума. М., 2001. - С. 235.

    168. Тютюнник, В.Л. Оценка эффективности тактики ведения беременных, рожениц и родильниц при инфекции / В.Л. Тютюнник, Б.Л. Гуртовой // Мать и дитя: матер. IV Российского форума. М., 2002. - 4.1. - С. 611613.

    169. Тютюнник, В.Л. Перинатальные аспекты цитомегаловирусной инфекции / В.Л. Тютюнник, Н.В. Орджоникидзе, Н.А. Зыряева // Акушерство и гинекология. 2002. - №1. - С. 9-11.

    170. Тютюнник, В.Л. Факторы риска развития плацентарной недостаточности при инфекции у беременных / В.Л. Тютюнник // Мать и дитя: матер. IV Российского форума. М., 2002. - 4.1. - С. 609-610.

    171. Тютюшшк, B.JI. Факторы риска развития плацентарной недостаточности у женщин с инфекцией / В.Л. Тютюшшк, З.С. Зайдиева, Н.В. Орджоникидзе // Мать и дитя: Материалы III Российского форума. М., 2001.-С. 236-237.

    172. Ушницкая, Е.К. Акушерские осложнения и перинатальные исходы у пациенток с многоводием инфекционного генеза / Е.К. Ушницкая, Н.В. Орджоникидзе // Мать и дитя: матер. IV Российского форума. -М.,2002.- 4.1. -С. 615-616.

    173. Федорова, М.В. Плацента и ее роль при беременности / М.В. Федорова, Е.П. Калашникова. М.: Медицина, 1986. - 253 с.

    174. Федорова, М.В. Пренатальная диагностика и лечение внутриутробной инфекции / М.В. Федорова, М.Г. Тареева. // Сб. тр. М.: Медицина, 1996.-С. 4-16.

    175. Фетоплацентарная недостаточность: патогенез, диагностика, акушерская тактика / А.Н. Стрижаков, И.В. Игнатко, О.Р. Баев // Мать и дитя: матер. V Российского форума. М., 2003.- С.222-225.

    176. Фролова, О.Г. Медико-социальные аспекты, здоровья матери и новорожденного / О.Г. Фролова, Е.И. Николаева, 3.3. Токова // Акушерство и гинекология. 1994. -№4. - С. 34-37.

    177. Фукс, М.А. Ультразвуковая диагностика у беременных группы риска по внутриутробному инфицированию / М.А. Фукс, А.Н. Грибань // Акушерство и гинекология. 1991. -№8. - С. 37-40.

    178. Функциональное и структурное состояние плаценты и амниональной оболочки у беременных с многоводием / Н.И. Кондриков, Н.В. Орджоникидзе, Е.К. Ушницкая и др. // Мать и дитя: матер. V Российского форума. М., 2003.- С. 103-104.

    179. Характеристика микрофлоры и антибиотикорезистентности микрооргашомов, выделенных у беременных группы риска / O.K. Бичуль, С.В. Рыжков, В.И. Орлов и др. // Мать и дитя: матер. IV Российского форума. М., 2002. - 4.1. - С. 189-191.

    180. Характеристика штаммов родов Proteus, Klebsiella, Enterobacter и Citrobacter / В.Г. Петровская, В.М. Бондаренко, Р. Маринова и др. // Журнал микробиологии. 1993. - №8. - С. 25-31.

    181. Хламидиоз. Клиника, диагностика, лечение: метод, рекомендации / В.Н. Серов, В.И. Краснопольский, В.В. Делекторский и др.. -М., 1996. 22 с.

    182. Ходжаева, З.С. Вагинальный кандидоз у беременных: принципы этиотропной терапии / З.С. Ходжаева // Вестн. Российской ассоциации акушеров-гинекологов. 2000. - №2. - С. 79-81.

    183. Цапок, П.И. Околоплодные воды в системе "мать- плацента- плод" /П.И. Цапок, В.Н. Дроздов. Кемерово, 1986. - 103 с.

    184. Цвел ев, Ю.В. Диагностика бактериального амнионита / Ю.В. Цвелев, И.В. Берлев, В.И. Кочеровец // Акушерство и гинекология. 1994. - №6. - С. 27-30.

    185. Цитологическое исследование амниотической жидкости при многоводии / О.А. Пустотина, Т.Б. Младковская, Н.И. Бубнова // Мать и дитя: матер. V Российского форума. М., 2003.- С. 179.

    186. Шабалов, Н.П. Внутриутробные (анте и шггранатальные) инфекции / Н.П. Шабалов // Вопросы охраны материнства и детства. 1982. - №1. -С. 16-22.

    187. Элин, Р. Дж. Иммунологические аспекты инфекционных заболеваний / Р. Дж. Элин, Д. Макези, Дж. II М.Акерс. 1982. - 574 с.

    188. Эль- Кашфер, Х.М. Перинатальное инфицирование плода хламидиями: автореф. дис. канд. мед. наук. Харьков, 1994. - 23 с.

    189. Этапы обследования и лечения беременных с восходящей внутриутробной инфекцией / А.Н. Стрижаков, П.В. Буданов, О.Р. Баев и др. // Мать и дитя: матер. IV Российского форума. М., 2002. - 4.1. -С. 576-577.

    190. Ярцева, М.А. Поздний токсикоз беременных при многоводии и исходы для плода / М.А. Ярцева // 1-й съезд акушеров-гинекологов Башкирской АССР: тез. докл. Уфа, 1984. - С.37-38.

    191. Ярцева, М.А. Угроза прерывания беременное™ и многоводие / М.А. Ярцева // Вопросы охраны материнства и детства. -1985. №8. - С. 70-72.

    192. Abhyankar, S. Indomethacin therapy in hydramnios / S. Abhyankar, V.S. Salvi //J. Postgraduate Med. 2000. - Vol. 46, №3. - P. 176-178.

    193. Acute polyhydramnios / Т.К. Denchy, D.I. Hollander, A. Dembner, I.L. Brein // Int. J. Obstet. Gynaecol. 1989. - Vol. 21, №2. - P. 181-184.

    194. Acute recurrent polyhydramnios amniotic prolactin / M. De Santis, A.F. Cavaliere, G. Noia et al. // Prenatal diagnosis. 2000. - Vol. 20, №4. - P. 397-398.

    195. Alvarez, H. Ultrasonographic normal et pathologique du cerveau foetal / II. Alvarez, S. Levi // Ultrasound. Med. Biol. 1984. - Vol. 10, №1. - P. 61-77.

    196. Amniotic fluid index measurments during pregnancy / J.P. Phelan, M.O. Ahn, C.V. Smith et al. // J. Reprod. Med. 1987. - №32. - P. 601-602.

    197. Amniotic fluid index variations after amniocentesis, amnionfusion and amnioreduction: preliminary data / D. Gramellini, G. Piantelli, O. Marino et al. // Clin. Exp. Obstet. Gynaecol. 1997. - Vol. 24, №2. - P. 70-73.

    198. Amniotic fluid index: an appropriate predictor of perinatal outcome / S.M. Shmoys, M. Sivkin, C. Dery et al. // Am. J. Perinatal. 1990. - Vol. 7, №3. -P.266-269.

    199. Amniotic fluid volume assessment with the four- quadrant technique at 36-42 weeks gestation / J.P. Phelan, C.V. Smith, P. Broussard et al. // J. Reprod. Med. -1987.-Ж32.-Р. 540.

    200. Antenatal diagnosis of twin- twin transfusion syndrome by ultrasound / B.G. Wittman et al. // Obstet. Gynaecol. 1981. - Vol. 58. - P. 123.

    201. Athey, P.A. Ultrasound in Obstetrics and Gynaecology / P.A. Atliey, P.P. Hadlock. St. Louis: Mosby Corp., 1985. - 382 p.

    202. Barnhard, Y. Is polyhydramnios in an ultrasonographically normal fetus an indication for genetic evaluation? / Y. Barnhard, J. Bar- Hava, M.Y. Divon // Am. J. Obstet. Gynaecol. 1995. - Vol. 173, №5. - P. 1523-1527.

    203. Barry, A.P. Hydramnios: a survey of 100 cases / A.P. Barry // Br. J. Med. Sci. 1953.-Vol. 61.-P. 257.

    204. Bates, H.R. Hydramnios and the fetal lung. A selective review / H.R. Bates // Am. J. Obstet. Gynaecol. 1979. - Vol. 135, №1. - P. 154.

    205. Baumann, P. Intraamniotic infection, cytokines and premature labor / P. Baumann, R. Romero // Wien. Klin. Wochenschr. 1995. - Bd. 107, №20. - S. 598-607.

    206. Bromley, B. Solid masses on the fetal surface of the placenta: differential diagnosis and clinical outcome / B. Bromley, B.R. Benacerraf// J. Ultrasound Med. 1994. - Vol.13, №11. -P883-886.

    207. Cabrol, D. Treatement de g' hydramnios par L' indometacine / D. Cabrol, M. Uzan, C. Sureau //Rev. P. Gynecol. Obstet. 1983. - Vol. 78, №10. - P. 643.

    208. Cabrol, D. Treatment of symptomatic polyhydramnios with indomethacin / D. Cabrol, D. Jannet, E. Pannier // Eur. J. Obstet. Gynaecol. Reprod. Biol. -1996. -Vol.66.-№l.-P. 11-15.

    209. Campbell, S. The antenatal assessment of utero- placental and feto- placental blood flow using Doppler ultrasound / S. Campbell, T. Cohen- Overbeer, M. Pearce // Ultrasound Med. Biol. 1985. - Vol. 11, №2. - P. 329-339.

    210. Cardvveil, M.S. Polyhydramnios: A review / M.S. Cardweil // Obstet. Gynecol. Surv. 1987. - Vol. 42, №10. - P. 612-617.

    211. Chau, A.C. Ultrasonographic measurement of amniotic fluid volume in normal diamniotic twin pregnancies / A.C. Chau, S.L. Kjos, B.W. Kovaes // Am. J. Obstet. Gynaecol. 1996. - Vol. 174, №3. - P. 1003-1007.

    212. Chlamydia trachomatis infection in pregnancy and effect of treatment on outcome / G.M. Ryan, Th.N. Abdella, S.G. Me Neeley et al. // Am. J. Obstet. Gynecol. 1990. - Vol. 162, №1. -P. 34-39.

    213. Chorioamnionitis: its association with pregnancy outcome and microbial infection / P.A. Quinn, J. Butany, J. Taylor, W. Hannah // Am. J. Obstet. Gynecol. 1987. - Vol. 156, №2. - P. 379-387.

    214. Cooperstock, M. Circadian incidence of labor onset hour in preterm birth and chorioamnionitis / M. Cooperstock, J.E. England, R.A. Wolfe // Obstet. Gynecol. 1987. - Vol. 70, №6. - P. 852-855.

    215. Desmedt, E.J. The significance of polyhydramnios diagnosed during labour or at caesarean section / E.J. Desmedt, O.A. Henry, N. A. Beischer // Aust. N. Z. J. Obstet. Gynaecol. 1990. - Vol. 30, №3. - P. 201-202.

    216. Diagnosis of twin twin transfusion at 18 weeks gestation / B.R. Elajalde, M.M. Elajalde, A.M. Wagner et al. // J. Clin. Ultrasound. 1983. - Vol. 11, №8.-P. 442-446.

    217. Dodson, M.G. Microorganisms and premature labor / M.G. Dodson, S.J. Fortunate III. Reprod. Med. 1988. - Vol. 33, №1 (Suppl.). - P. 87-96.

    218. Doerr, H.W. Cytomegalovirus: infection in pregnancy / H.W. Doerr // J. Virol. Method. 1987. - Vol. 17, №1-2. - P. 127-132.

    219. Doppler asessment of the renal blood flow velocity waveform during indomethacin therapy for preterm labor and polyhydramnios / G. Mari, K.J. Moise Jr., R.L. Deter et al. // Obstet. Gynaecol. 1990. - Vol. 75, №2. - P. 199-201.

    220. Doubilet, P.M. Sonografic evalution of intrauterine growth retardation / P.M. Doubilet, C.B. Benson //Am. J. Roentgenol. 1995. - Vol. 164, №3. - P. 709711.

    221. Duenhalter, I.H. Fetal respiration, quantitative measurement of amniotic fluid inspired near term by human and rhesus fetuses / I.H. Duenhalter, LA. Pritchard //Am. J. Obstet. Gynaecol. 1977. - Vol. 78. - P. 158-164.

    222. Efficacy and safety of indomethacin therapy for polyhydramnios / F. Carmona, S. Marthner- Komon, C. Mortera et al. // Eur. J. Obstet. Gynaecol. Reprod. Biol. 1993. - Vol. 52, №3. - P. 175-180.

    223. Elevations of amniotic fluid macrophage inflammatory protein-1 alpha concentrations in women during term and preterm labor / D.J. Dudley, C. Hunter, M. Michell, M.W. Varner// Obstet. Gynecol. 1996. - Vol. 87, №1. -P. 94-98.

    224. Faber, B.L. Recurrent acute polyhydramnios treated with indomethacin / B.L. Faber // South Afr. Med. J. 1990. - Vol. 78, №4. - P. 215-216.

    225. Frequency of fetal anomalies in sonographycally defected polyhydramnios / N. Damato, R.A. Filly, R.B. Goldstein et al. // J. Ultrasound Med. 1993. -Vol. 12, №1.-P. 11-15.

    226. Gibbs, R.S. Chorioamnionitis and bacterial vaginosis / R.S. Gibbs// Am. J. Obstet. Gynecol. 1993. - Vol. 169, №2. - Pt.2. - P. 460-462.

    227. Gibbs, R.S. Infection diseases of the female genital tract / R.S. Gibbs, R.S. Sweet. 3'rd ed. - London, 1995. - 792 p.

    228. Gilbert, R. Toxoplasmosis / R. Gilbert // Congenital and prenatal infections. -Cambrige university press, 2000. P. 305-320.

    229. Grannum, P.A. The ultrasonic changes in the maturing placenta and their relation to fetal pulmonic maturity / P.A. Grannum, R.L. Berkowitz, J.C. Hobbins // Am. J. Obstet. Gynec. 1979. - Vol. 133, №8. - P. 915-922.

    230. Hansmann, M. Ultrasound diagnosis in obstetrics and gynecology / M. Hansmann, B.J. Hackeloer, A. Staudach. Berlin: Springer-Verlag, 1986. -495 p.

    231. Healy, D.L. Chronic idiopathic polyhydramnios evidence fora defect in the chorion leave receptor for lactogenic hormones / D.L. Healy, A.C. Herington, С. O' Herliny // J. Clin. Endocrinol. Metab. 1983. - Vol. 56. - P. 520-523.

    232. Hebertson, R.M. Amniotic epithelial ultrastructure in normal, polyhydramnic and oligohydramnic pregnancies / R.M. Hebertson, M.E. Hommond, MJ. Bryson // Obstet. Gynecol. 1986. - Vol. 68, №1. - P. 74-79.

    233. Hill, L.M. Oligohydramnios: ultrasonicaly detected incidense and subsequent fetal outcome / L.M. Hill, R. Breeckle, K.P. Wolfgram // Am. J. Obstet. Gynecol. 1983. - Vol. 147, №4. - P. 407-410.

    234. Histologic chorioamnionitis in pregnancies os various gestational ages: implications in preterm rupture of membranes / R.P. Perkins, Sn.M. Zhou, Butler C., B.J. Skipper // Am. J. Obstet. Gynecol. 1987. - Vol. 70, №6. - P.856-860.

    235. Histologic chorioamnionitis, microbial infection, and prematurity / F.J. Zlatnic, T.M. Gellhaus, J.A. Benda et al. // Obstet. Gynecol. 1990. - Vol. 76, №3. - P. 355-359.

    236. Hohmann, M. Hydramnios. Etiology, diagnosis and possible therapy / M. Hohmann, W. Konzel // Gynakologe. 1995. - Vol. 28, №3. - P. 163-167.

    237. Hormonal and biochemical parameters in polyhydramnios / I. Phocas, E. Salamalchis, A. Sarandakon, P.A. Zourias // Eur. J. Obstet. Gynaecol. Reprod. Biol. 1987. - Vol. 25, №4. - P. 277-286.

    238. Huskinson, I. Toxoplasma antigens recognized by immunoglobulin G subclasses during acute and chronic infection / I. Huskinson, P.N.N. Stepick-Bien, F. Aranjo // J. Clin. Microbiol. 1989. - Vol. 27, №9. - P. 2031-2038.

    239. Hydramnios and maternal renal failure relief with fetal therapy / A.E. Seeds, R.C. Cefalo, W.N.P. Herberd, W.A. Bowes // Obstet. Gynaecol. 1977. - Vol. 64.-P. 265-290.

    240. Indomethacin and the fetal non function syndrome / D.Keersema, P.A. De Zong et al. // Eur. J. Obstet. Gynaecol. Reprod. Biol. 1983. - Vol. 16. - P. 113-121.

    241. Indomethacin and the fetal renae non function syndrome / D. Veersema, P.A. De Long et al. // Eur. J. Obstet. Gynaecol. Reprod. Biol. 1983. - Vol. 16. -P. 113-121.

    242. Indomethacin therapy and fetal urinae production in twins with polyhydramnios / D.J. Rosen, M.D. Fejgin, R. Rabinowitz et al. // J. Perinat. Med. 1991. - Vol. 19, №3. - P. 173-176.

    243. Isolation of Chlamydia trachomatis from amniotic fluid G.B./ Thomas, J. Jones, A.J. Sbarra et al. // Obstet. Gynecol. 1990. - Vol. 76, №3. - P. 519520.

    244. Khaidar, A. Changes in the amniotic fluid volume in fetal structural anomalies / A. Khaidar, A. Khadzheiv // Akush. Ginekol. Sofiia. 1997. - T. 36, №1. - C. 18-21.

    245. Kirshoon, B. Indomethacin therapy in the treatment of symptomatic polyhydramnios / B. Kirshoon, G. Man, K.J. Moise Jr. // Obstet. Gynaecol. -1990 Vol. 75, №2. - P. 202-205.

    246. Kitterman, J.A. Fetal breathing movements and ingibitors of prostaglandin synthesis / J.A. Kitterman, G.C. Liggins // Semin. Perinatal. 1980. - Vol. 4. -P. 97-100.

    247. Kodriguez, M.H. Polyhydramnios: does reducting the amniotic fluid volume decrease the incidence of prematurity? / M.H. Kodriguez // Clin. Perinatol. -1992. Vol. 19, №2. - P. 359-366.

    248. Krause, S. Polyhydramnios with maternal lithium treatment / S. Krause, F. Ebbesen, A.P. Lange // Obstet. Gynacol. 1990. - Vol. 75. - P. 504-506.

    249. Krohn, M.A. Characteristics of women with clinical intra-amniotic infection who deliver preterm compared with term / M.A. Krohn, S.Z. Hitti // Am. J. Epidemiol. 1998. - Vol. 147, №2. - P. 111-116.

    250. Kuijak, A. An atlas of ultrasonography in obstetrics and gynecology. N.Y., 1987.-P. 113-136.

    251. Kuijak, A. Transvaginal color Doppler. N.Y.: The Parthenon Publishing Group, USA, 1991.-P. 53-64.

    252. Kurulilla, A. Use of continuous fluid drainage for severe polyhydramnios due to twin transfusion syndrome / A. Kurulilla, G. Busby, S. Ramsevvak // Clin. Experimen. Obstet. Gynaecol. 2001. - Vol. 28, №2. - P. 123-125.

    253. Large- volume therapeutic amniocentesis in the treatment of hydramnios / J.P. Elliott, A.T. Sawyer, Т.О. Kadin, R.E. Strong // Obstet. Gynaecol. 1994. -Vol. 84, №6. - P. 1025-1027.

    254. Lower genital tract swabs in the prediction of intrauterine infection in preterm prelabour rupture of the membranes / S.G. Carroll, S. Papaioannou, I.L. Ntumazah et al. // Br. J. Obstet. Gynecol. 1996. - Vol. 103, №1. - P. 54-59.

    255. Machin, G.A. Hydramnios in twin pregnancy / G.A. Machin, K. Still // Am. J. Obstet. Gynaecol. 1990. - Vol. 162, №6. - P. 1625-1626.

    256. Martenal indomethacin therapy in the treatment of polyhydramnios / M. Mamopoulos, E. Assimakopoulos, E.A. Reece et al. // Am. J. Obstet. Gynaecol. 1990. - Vol. 162, №5. - P. 1225-1229.

    257. Maternal smoking and the risk of polyhydramnios / W. Myhra, M. Davis, B.A. Mueller, D. Hickok // Am. J. Public. Health. 1992. - Vol. 82, №2. - P. 176-179.

    258. Melvin, G. Transvaginal ultrasound / G. Melvin, C. Dodson. N.Y.: Livingston, 1995.-352 p.

    259. Mendelsohn, C. Primary pulmonary hypoplasia / C. Mendelsohn, G.M. Hutchins //Am. J. Dis. Child. 1977. - Vol. 131. - P. 1220.

    260. Moise, K.J.Jr. Polyhydramnios / K.J. Moise Jr. // Clin. Obstet. Gynaecol. -1997. Vol. 40, №2. - P. 266-279.

    261. Moise, K.J.Jr. Polyhydramnios: problems and treatment / K.J. Moise Jr. // Semin. Perinatol. 1993. - Vol. 40, №2. - P. 197-209.

    262. Moore, T.R. Clinical assessment of amniotic fluid / T.R. Moore // Clin. Obstet. Gynaecol. 1997. -Vol. 40, №2. - P. 303-313.

    263. Moore, T .R. Superiority of the four- quadrant sum over the single- deepest-pocket technique in ultrasonografic identification of abnormal amniotic fluidvolume / T.R. Moore // Am. J. Obstet. Gynaecol. 1990. - Vol. 163, №3. - P. 762-767.

    264. Moore, Th.R. The amniotic fluid index in normal human pregnancy / Th.R. Moore, J.E. Cayle // Am. J. Obstet. Gynaecol. 1990. - Vol. 162, №5. - P. 1168-1179.

    265. Much, D.H. Prevalence of Chlamidia infection in pregnant patients / D.H. Much, S.V. Veh // Public Health Rep. 1991. - Vol. 106, №5. - P. 490-493.

    266. Mueller- Heubach, E. Histologic choriomnionitis and preterm delivery in different patient populations / E. Mueller- Heubach, D.N. Rubinstein, S.Sh. Schwarz // Obstet. Gynecol. 1990. - Vol. 75, №4. - P. 622-626.

    267. Nalbanski, B. Excessive hydramnion, its management and complication during delivery / B. Nalbanski, D. Nikolovv // Akusherstvo i ginecologiia Sofiia. 2000. -Vol. 39, №1. - P. 44-45.

    268. Newton, E.R. Bacterial vaginosis and intraamniotic infection / E.R. Newton, J. Piper, W. Pearis // Am. J. Obstet. Gynecol. 1997. - Vol. 176, №3. - P. 672- 677.

    269. Nordstrum, L. Indomethacin treatment for polyhydramnios. Effective but potentially dangerous? / L. Nordstrum, M. Westgren // Acta. Obstet. Gynaecol. Scand. 1992. -Vol. 71, №3. - P. 239-241.

    270. Panting- Kemp, A. Substance abuse and polyhydramnios / A. Panting- Kemp, T. Nguyen, L. Castro // Am. J. Obstet. Gynaecol. 2002. - Vol. 187, №3. - P. 602-605.

    271. Pathophysiology of polyhydramnios in twin transfusion syndrome / P. Wieacker, C. Wilhelm, H. Prumpeler et al. // Fetal. Diagn. Ther. 1992. -Vol. 7, №2. - P. 87-92.

    272. Phelan, J.P. Polyhydramnios: fetal and neonatal implications / J.P. Phelan, G.I. Martin // Clin. Perinatal. -1989. Vol. 16, №4. - P. 987-994.

    273. Physiomorphology of twin transfusion syndrome / S. Sekija et al. // Obstet. Gynaecol. 1977. - Vol. 50. - P. 288.

    274. Placental histology and clinical characteristics of patients with preterm premature rupture of membranes / F. Arias, A. Victoria, K. Cho, F. Kraus // Obstet. Gynecol. 1997. - Vol. 89, №2. - P. 265-271.

    275. Pollard, J.K. Intrauterine infection and the effects of inflammatory mediators on prostaglandin production by myometrial cells from pregnant women / J.K. Pollard, M.D. Mitchell // Am. J. Obstet. Gynecol. -1996. Vol. 174, №2. - P. 682-686.

    276. Polyhydramnios e gravidanza. Revisione di 296 casi / F. Pepe, F. Nardo, T. Baldacchino et al. //Minerva ginecol. 1988. - Vol. 40, №1. - P. 19-26.

    277. Polyhydramnios: Ultrasonically Detected Prevalence and Neonatal Outcome / L.M. Hill, R. Breeckle, M.G. Thomas, I.K. Fries //Obstet. Gynaecol. 1987. -Vol. 69, №1.-P. 21-25.

    278. Prenatal diagnosis of congenital human cytomegalovirus infection / U. Nicolini, A.Kusterman, B. Tasis et al. // Prenatal Diagn. 1997. - Vol. 14. -P. 903-906.

    279. Primary cytomegalovirus infection in adolescent pregnancy / M.G. Kumar, E. Gold, J. Jacobs et al. // Pediatrics. 1984. - Vol. 74. - P. 493-500.

    280. Prophylactic adenine arabinoside following marrow transplantation / K.G. Kraemer, P.E. Neuman, W.G. Ruves, E.D. Thomas // Transplant. Practice. -1978.-Vol. 10.-P. 237-240.

    281. Quantifiable polyhydramnios. Diagnostic and Management / D.E. Carlson, L.D. Plaft, A.Z. Medearis, J. Horenstein // Obstet. Gynaecol. 1990. - Vol. 75, №6. - P.989-993.

    282. Queenan, J.T. Polyhydramnios and oligohydramnios / J.T. Queenan // Contemp. Obstet. Gynecol. -1991. №36. - P. 60.

    283. Queenan, J.T. Polyhydramnios: chronic versus acute / J.T. Queenan, E.G. Cadow //Am. J. Obstet. Gynaecol. 1970. - Vol. 108, №3. - P. 349-355.

    284. Quinlan, R.W. Hydramnios. Ultrasound diagnosis and its impact on perinatal management and pregnancy outcome / R.W. Quinlan, A.C. Cruz, M. Martin // Am. J. Obstet. Gynaecol. 1983. - Vol. 145, №3. - P. 306-318.

    285. Rapid detection of human cytomeralovirus in the urinae of humans / G. Alpert, M.C. Mazeron, R. Colimon, S. Plotkin // J. Infect. Dis. 1985. - Vol. 152, №3.-P. 631-633.

    286. Redestad, A. Acute polyhydramnios in twin pregnancy of retrospective study with special reference to therapeutic amniocentesis / A. Redestad, P.A. Thomassen //Acta. Obstet. Gynaecol. Scand. 1990. - Vol. 69, №4. - P. 297300.

    287. Relation of mild idiopathic polyhydramnios to perinatal outcome / C.V. Smith, R.D. Plambeck, W.F. Rayburn, K.J. Albaugh // Obstet. Gynaecol. -1992. Vol. 79, №3. - P. 387-389.

    288. Relationship between fetal urinae production and amniotic fluid volume in normal pregnancy complicated by diabetes / L.C. Van Otterlo, J.M. Wladimiroff, H.C.S. Wallenburg // Br. J. Obstet. Gynaecol. 1977. -Vol. 84. - P. 205-209.

    289. Relationships of vaginal Iactobacillus, species, cervical Chlamydia trachomatis, and bacterial vaginosis to preterm birth / J. Martius, M.A. Krohn, Sh.L. Hillier et al. // Obstet. Gynecol. 1988. - Vol. 71, №1. - P. 89-95.

    290. Resolving polyhydramnios: clinical significance and subsequent neonatal outcome / L.M. Hill, N. Lazebnik, A. Many, J.G. Martin // Ultrasound Obstet. Gynaecol. 1995. - Vol. 6, №6. - P. 421-424.

    291. Robertson, A.W. Amniocentesis indications / A.W. Robertson // Nebr. Med. J. 1987. - Vol. 77, №9. - P. 263-264.

    292. Safar, E. Indometacine et fonction renale foetal / E. Safar, B. Maria, I. Barrat // Nouv. Press. Med. 1983. - Vol. 12. - P. 96.

    293. Second- trimester polyhydramnios: evaluation with us / C.J. Sivit, M.C. Hill, J.W. Zarsen, J.M. Zande // Radiology. 1987. - Vol. 165, №2. - P.467-461.

    294. Seeds, A.E. Current concepts of amniotic fluid dynamics / A.E. Seeds // Am. J. Obstet. Gynaecol. 1980. - Vol. 138, №5. - P. 575-586.

    295. Significance of oligohydramnios complicating pregnancy / L. Shenker, K.L. Reed, C.F. Anderson et al. // Am. J. Obstet. Gynec. 1991. - Vol. 164. - P. 1597-1599.

    296. Smith, C.V. Amniotic fluid assessment / C.V. Smith // Obstet. Gynaecol. Clin. North. Am. 1990. - Vol. 17, №1. - P. 187-200.

    297. Sonographic detection of polyhydramnios / N.M. Zamah, M.S. Gillieson, I.H. Waeters et al. // Am. J. Obstet. Gynaecol. 1982. - Vol. 142, №5. - P. 523527.

    298. Strivastava, R. Amniotic fluid cytology as an indicator of foetal maturity / R. Strivastava, M.S. Uerma // J. Obstet. Gynaecol. India. 1984. - Vol. 34, №2. -P. 245-238.

    299. Subjective ultrasonografic assessment of amniotic fluid depth: comparison with the amniotic fluid index / M. Hallak, B. Kirhon, E. O' Brian Smith et al. //Fetal. Diagn. Ther. 1993. - Vol. 8, №4. - P. 256-260.

    300. The association between decreased amniotic fluid volume and treatment with nonsteroid antiinflammatory agents for preterm labor / D.E. Hickok, K.A. Hollenbach, S.F. Reilley et al. // Am. J. Obstet. Gynaecol. 1989. - Vol. 160, №6.-P. 1525-1531.

    301. The association between polyhydramnios and preterm delivery / A. Many, L.M. Hill, N. Lazebnic, J.G. Martin // Obstet. Gynaecol. 1995. - Vol. 86, №3.-P. 389-391.

    302. The four- quadrant assessment of amniotic fluid volume. An adjunct to antepartum fetae heart rate testing / S.E. Rutherford et al. // Obstet. Gynecol. 1987.-Vol. 70.-P. 353.

    303. Treatment of polyhydramnios with prostaglandin synthetase inhibitor (indomethacin) / D. Cabrol, R. landesman, R. Muller et al. // Am. J. Obstet. Gynaecol. 1987. - Vol. 157, №2. - P. 422-426.

    304. Ultrasound evaluation of amniotic fluid volume. II. The relationship of increased amniotic fluid volume to perinatal outcome / P.F. Chamberlain, F.A. Manning, E. Morrison et al. // Am. J. Obstet. Gynaecol. 1984. - Vol.150, №3.-Р. 250-254.

    305. Vang, N. Amnion infections syndrom / N. Vang // Gynaec. Prax. 1980. -Vol. 4, №1.-P. 37-46.

    306. Vintzileos, A.M. The use and misuse of fetal biophysical profile / A.M. Vintzileos, W.A. Campbell, D.J. Nochimson // Am. J. Obstet. Gynec. 1987. - Vol. 156, №3.-P. 527-533.

    307. Vogel, M. Plazenta / M. Vogel // Pathologic. Berlin: Springer - Verlag, 1984.-Vol. 3.-P. 511-570.

    308. Weir, P.E. Acute polyhydramnios- a complication ofmonozygens twin pregnancy / P.E. Weir, G.J. Ratten, N.A. Beisher // Br. J. Obstet. Gynaecol. -1979. Vol. 86, №11. - P. 849-853.

    309. Weissman, A. Acute polyhydramnios recurrent in four pregnancies. A case report / A. Weissman, E.R. Zimmer // J. Reprod. Med. 1987. - Vol. 32, №1. -P. 65-66.

    310. Williams, K. Correlation of subjective assessment of amniotic fluid with amniotic fluid index / K. Williams, B.K. Wittmann, J. Dansereau // Eur. J. Obstet. Gynaecol. Reprod. Biol. 1992. - Vol. 46, №1. - P. 1-5.

    Рlacental chorioangiomas: diagnosis and management | Shelaeva

    Введение

    Хорионангиомы, или гемангиомы плаценты, — наиболее распространенные доброкачественные опухоли плаценты, частота которых составляет 0,2–139 случаев на 10 000 родов. По данным исследования секционного материала хорионангиомы обнаруживают в 1 % всех плацент, подвергнутых морфологическому исследованию [1, 2]. Большие опухоли (диаметром более 5 см) встречаются реже — в 0,2–4 случаях на 10 000 родов.

    Хорионангиомы являются нетрофобластическими опухолями и развиваются из примитивной хориальной мезенхимы приблизительно на второй-третьей неделе беременности и представлены большим количеством новообразованных сосудов капиллярного типа [1, 2].

    По данным литературы, сроки первичного обнаружения таких опухолей при ультразвуковом исследовании составляют 19–36 недель беременности. Выявить хорионангиомы в первом триместре беременности, как правило, не удается. Хорионангиомы крупных размеров могут  осложнять течение беременности. Так, преждевременные роды в таких случаях наблюдаются в три раза чаще, чем при неосложненной беременности [1, 2]. Кроме того, в литературе есть указания на частое сочетание хорионангиом с многоводием, кровотечениями при беременности, сердечной недостаточностью, развивающейся на их фоне у плода, а также внутриутробной гибелью плода [1–4]. Однако в большинстве случаев при наличии хориоангиомы плаценты наблюдается неосложненное течение беременности [1, 2].

    Ультразвуковое исследование является ведущим методом диагностики опухолей плаценты. Небольшие опухоли, не имеющие клинического значения, при ультразвуковом исследовании во время беременности обычно обнаружить не удается [1, 3–5].

    Для иллюстрации возможностей ультразвуковой диагностики при выявлении хорионангиом плаценты в статье приводятся несколько самостоятельных клинических наблюдений, а также обсуждается алгоритм тактики ведения пациенток при данной патологии плаценты.

    Клинические наблюдения

    1. Повторнородящая C., 42 года, обратилась в НИИ АГиР им. Д.О. Отта в 24 недели беременности с диагнозом: «Опухоль плаценты, острое многоводие». В анамнезе у пациентки было двое срочных физиологических родов и 6 искусственных абортов без осложнений. Опухоль плаценты при настоящей беременности впервые была обнаружена в 20 недель при выполнении скринингового ультразвукового исследования.

    При ультразвуковом исследовании, осуществленном в 24 недели в НИИ АГиР им. Д.О. Отта, было обнаружено, что на плодовой поверхности плаценты на расстоянии 2 см от места отхождения пуповины определяется солидное образование однородной эхоструктуры, средней эхогенности (близкой к ткани плаценты) размером 38 × 24 мм (рис. 1). Размеры плода по данным фетометрии соответствовали менструальному сроку. Было обнаружено выраженное многоводие — амниотический индекс составил 320 мм. При доплерометрическом исследовании плацентарный кровоток был не нарушен. Пациентка была госпитализирована в дородовое отделение института для динамического наблюдения.

     

    Рис. 1. Наблюдение 1. Беременность 25 недель. Размеры опухоли плаценты 38 × 25 мм

     

    В дородовой клинике с целью профилактики острого многоводия пациентке была назначена терапия индометацином, проводилась профилактика развития у новорожденного респираторного дистресс-синдрома путем инфузии глюкокортикоидов. С целью оценки функцио нального состояния плода и динамики роста опухоли и количества околоплодных вод ультразвуковые осмотры и доплерометрию плацентарного кровотока проводили с частотой два раза в неделю.

    При ультразвуковом исследовании, выполненном в 25–26 недель, отмечено увеличение количества околоплодных вод; амниотический индекс составил 470 мм. При доплерометрии плацентарного кровотока нарушений не было. В этих обстоятельствах было решено произвести разгрузочную амниоредукцию, при которой было эвакуировано 3400 мл светлых околоплодных вод.

    В дальнейшем было произведено еще 3 разгрузочных амниоцентеза: в 27–28, 31–32 и 33 недели беременности, при которых было удалено 2100, 3000 и 1700 мл амниотической жидкости соответственно. В целом с 25-й по 33-ю неделю беременности было удалено более 10 л амнио тической жидкости. При этом в амниоцитах методом QF-PCR были исследованы молекулярные маркеры 21, 13 и 18-й хромосомы, что позволило исключить хромосомные заболевания у плода.

    При динамическом ультразвуковом наблюдении отмечался рост опухоли: ее размеры увеличились в два раза и в 33–34 недели составили 79 × 54 мм (рис. 2). После 30-й недели беременности по плодовой поверхности опухоли появились множественные тонкостенные сотоподобные полости, заполненные анэхогенным содержимым (рис. 3). Кроме того, при цветном доплеровском картировании (ЦДК) отмечено появление признаков гиперваскуляризации опухоли: в центре и по периферии образования визуализировались сосуды диаметром 5–9 мм, имеющие артериальный и венозный спектр кривых скорости кровотока, с низкой периферической резистентностью (рис. 4).

     

    Рис. 2. Наблюдение 1. Беременность 33–34 недели. Размеры опухоли плаценты 79 × 54 мм

     

    Рис. 3. Наблюдение 1. Тонкостенные кистозные сотоподобные полости с геморрагическим содержимым по плодовой поверхности плаценты

     

     

    Рис. 4. Наблюдение 1. ЦДК поверхностных сосудов опухоли плаценты, формирующих артериовенозный шунт

     

    С 30-й недели беременности у плода появилась умеренная вентрикуломегалия (диаметры задних рогов боковых желудочков составляли до 12 мм). При этом в 33–34 недели беременности по данным ультразвуковой фетометрии плод соответствовал 34–35 неделям. Доплерометрические показатели маточно-плацентарного и плодово-плацентарного кровотоков были в пределах нормы. Максимальная систолическая скорость кровотока в средней мозговой артерии плода не превышала физиологическую норму для срока беременности.

    В связи с нарастающим многоводием и ростом размеров опухоли пациентка была родоразрешена досрочно операцией кесарева сечения при сроке беременности 33–34 недели. Родилась живая девочка массой 2580 г, длиной 44 см с оценкой по шкале Апгар 7 баллов.

    При визуальном осмотре у новорожденной определялись ярко-розовые кожные покровы, отечность кожных покровов головы и верхней части туловища. В первый день жизни в крови новорожденной были выявлены признаки полицитемии. Клинический анализ крови: количество лейкоцитов — 26 ∙ 106/л, эритроцитов — 6 ∙ 1012/л, гемоглобин — 235 г/л, гематокрит — 69,5 %. Количество тромбоцитов — в пределах нормы. По данным нейросонографии, выполненной на первый день жизни, у новорожденной была выявлена умеренная вентрикулодилатация. В раннем неонатальном периоде состояние новорожденной было удовлетворительным, респираторных нарушений не наблюдалось.

    В течение первых дней жизни новорожденной проводилась инфузионная терапия. На фоне дегидратирующей терапии окружность головы ребенка уменьшилась на три сантиметра, диаметр задних рогов боковых желудочков мозга постепенно уменьшался с 18 мм (в первый день) до 11 мм на третий день жизни и до 9 мм на 7-й день жизни. При нейросонографическом исследовании, осуществленном через месяц после рождения, признаки вентрикулодилатации и неврологические нарушения у ребенка отсутствовали. В настоящий момент девочке 5 лет, и она развивается в соответствии с возрастной нормой.

    При визуальном осмотре плаценты в краевом ее отделе вблизи места отхождения пуповины на плодовой поверхности обнаружен опухолевый узел размером 7,5 × 6,0 × 5,0 см эластичной консистенции, четко отграниченный от окружающих тканей, на разрезе — серовато-красноватого цвета (рис. 5, 6, 8). На плодовой поверхности образования определялись множественные тонкостенные полости с геморрагическим содержимым (рис. 7). Кроме того, на поверхности образования определялись крупные сосуды, имеющие связь с сосудами пуповины (рис. 9). При разрезе опухоли обнаружена полость с геморрагическим содержимым размером 20 × 10 мм (рис. 8).

     

     

    Рис. 5. Наблюдение 1. Макропрепарат: плодовая поверхность плаценты, общий вид опухоли, расположенной по периферии плаценты рядом с местом отхождения пуповины

     

    Рис. 6. Наблюдение 1. Макропрепарат: материнская поверхность плаценты, общий вид опухоли

     

     

    Рис. 7. Наблюдение 1. Макропрепарат: тонкостенные кистозные сотоподобные полости с геморрагическим содержимым по плодовой поверхности плаценты

     

     

    Рис. 8. Наблюдение 1. Макропрепарат: солидная часть опухоли плаценты

     

    Рис. 9. Наблюдение 1. Макропрепарат: cосуды на поверхности опухоли, формирующие артериовенозный шунт: 1 — хорионангиома, 2 — пуповина, 3 — артерии, 4 — вена

      

    При гистологическом исследовании плаценты была отмечена морфологическая картина нетрофобластической доброкачественной опухоли, представленной большим количеством мелких сосудов микроциркуляторного русла, преимущественно капиллярного типа, местами с уплощенной эндотелиальной выстилкой, наличием фокусов некробиотических и некротических изменений ткани, перифокальными зонами выраженного кальциноза и отека. Морфогистологическое заключение — гемангиома плаценты (хорионангиома).

    1. Повторнородящая Л., 32 года, поступила в НИИ АГиР им. Д.О. Отта в 24 недели беременности с диагнозом: «Опухоль плаценты, угрожающие преждевременные роды, многоводие, изосенсибилизация по системе АВО». В анамнезе у пациентки были две беременности: срочные неосложненные роды и неразвивающаяся беременность 5–6 недель, осложнившаяся повторным выскабливанием полости матки в связи с кровотечением. Опухоль плаценты при настоящей беременности впервые была выявлена в 22–23 недели при выполнении скринингового ультразвукового исследования.

    При ультразвуковом исследовании, осуществленном в 24 недели в НИИ АГиР им. Д.О. Отта, в верхнем полюсе плаценты в месте вхождения пуповины было обнаружено эхонеоднородное образование с солидным компонентом средней эхогенности (близкой к ткани плаценты) и жидкостными сотоподобными включениями на плодовой поверхности размером 87 × 55 мм (рис. 10, 11). Образование содержало сосуды пуповины, и при ЦДК определялись множественные сосуды с характерным спектром. Размеры плода по данным фетометрии соответствовали менструальному сроку. Было обнаружено выраженное многоводие — амниотический индекс составил 340 мм. При доплерометрическом исследовании плацентарный кровоток был не нарушен. В дородовой клинике с целью профилактики острого многоводия пациентке была назначена терапия индометацином, с целью профилактики респираторного дистресс-синдрома новорожденного — глюкокортикоиды. Получала сохраняющую и антибактериальную терапию. От проведения разгрузочного амниоцентеза пациентка отказалась.

     

    Рис. 10. Наблюдение 2. Беременность 24–25 недель. Размеры опухоли плаценты 87 × 55 мм

     

     

      Рис. 11. Наблюдение 2. Беременность 24–25 недель. ЦДК сосудов пуповины в составе опухоли плаценты

     

    При ультразвуковом исследовании, выполненном в 26–27 недель, отмечено увеличение количества околоплодных вод, амнио тический индекс составил 450 мм. Также отмечен рост опухоли: ее размеры увеличились до 105 × 104 мм (рис. 12). Кроме того, методом ЦДК отмечено появление признаков гиперваскуляризации опухоли: увеличилось количество сосудов, имеющих характерный для сосудов пуповины артериальный и венозный спектр кровотока. На фоне острого многоводия отмечено усиление симптомов угрозы прерывания беременности.

     

    Рис. 12. Наблюдение 2. Беременность 26–27 недель. Размеры опухоли плаценты 105 × 104 мм

     

     

    В 27–28 недель беременности произошли спонтанные преждевременные роды. Родилась живая недоношенная девочка массой 1270 г, длиной 39 см, в состоянии асфиксии с оценкой по шкале Апгар 3/3 балла. Проводилась респираторная терапия в режиме ИВЛ и вводился куросурф. В связи с изосенсибилизацией по АВО со вторых суток после рождения отмечалась желтуха, гипербилирубинемия и гепатомегалия. В клиническом анализе крови при рождении выявлен лейкоцитоз: количество лейкоцитов — 30 ∙ 106/л, эритроцитов — 4 ∙ 1012/л, гемоглобин — 179 г/л, гематокрит — 54 %, количество тромбоцитов — в пределах нормы. С четвертых суток развилась внутриутробная пневмония. Проводилась инфузионная, фото- и антибактериальная терапия. С 4-х суток отмечено появление неврологической симптоматики по типу угнетения ЦНС. На 12-й день жизни для дальнейшего лечения ребенок переведен в детскую городскую больницу.

    В родах проводилось ручное отделение и выделение плаценты, в связи с чем плацентарная ткань и опухолевая поверхность были значительно повреждены. При визуальном осмотре после родов плаценты в месте отхождения пуповины по плодовой поверхности обнаружен плотный белесый опухолевый узел диаметром до 8–9 см плотной консистенции, четко отграниченный от окружающих тканей (рис. 13). При морфогистологическом исследовании — хорионангиома плаценты с нарушенной целостностью, большим количеством сосудов, выраженным ангиоматозом и наличием дистрофических и некротических изменений.

     

    Рис. 13. Наблюдение 2. Макропрепарат: солидная часть опухоли плаценты

     

     

    1. Повторнородящая Ч., 35 лет, в анамнезе одна беременность, закончившаяся плановым оперативным родоразрешением в связи с предлежанием плаценты. При данной беременности в связи с наличием биохимических маркеров хромосомной патологии в 13 недель была проведена инвазивная пренатальная диагностика — хорионбиопсия. В 31 неделю беременности при выполнении третьего скринингового ультразвукового исследования в НИИ АГиР им. Д.О. Отта были впервые визуализированы опухоли плаценты. В нижних отделах низко расположенной и утолщенной до 45–55 мм плаценты, ближе к хориальной пластинке, на расстоянии 4 см от места отхождения пуповины, обнаружены три солидных образования однородной эхоструктуры и средней эхогенности (близкой к ткани плаценты). Размеры образований составили 20 × 20, 16 × 16 и 27 × 17 мм и не изменялись при наблюдении в динамике. В двух образованиях при цветовом доплеровском картировании обнаружены сосуды со спектром, характерным для артерии пуповины со средней периферической резистентностью. Третье образование было бессосудистым (рис. 14). Размеры плода по данным фетометрии соответствовали менструальному сроку. Было обнаружено умеренное многоводие — амниотический индекс составил 240 мм. При доплерометрическом исследовании маточно-плацентарный кровоток был не нарушен. Пациентка госпитализирована в дородовое отделение в НИИ АГиР им. Д.О. Отта в 34–35 недель беременности в связи с появлением симптомов угрожающих преждевременных родов и нарастанием многоводия. В динамике отмечено увеличение количества околоплодных вод (амниотический индекс составил 320 мм).

     

    Рис. 14. Наблюдение 3. Беременность 34 недели: солидные образования плаценты однородной эхо структуры

     

    В 36 недель беременности пациентка была родоразрешена операцией кесарева сечения в связи преждевременным излитием околоплодных вод. Родился живой мальчик массой 2750 г, длиной 49 см с оценкой по шкале Апгар 7 баллов. В клиническом анализе крови: количество лейкоцитов — 18 ∙ 106/л, эритроцитов — 5 ∙ 1012/л, гемоглобин — 176 г/л, гематокрит — 50 %. Количество тромбоцитов — в пределах нормы. Ранний неонатальный период осложнился умеренно выраженными респираторными нарушениями и пневмонией.

    При визуальном осмотре плаценты в краевом отделе ее плодовой поверхности обнаружены множественные сероватые узлы плотной консистенции, на разрезе — серовато-красноватого цвета диаметром до 25 мм (рис. 15). Морфогистологическое заключение — гемангиомы плаценты с нарушением питания и гиалинозом.

     

    Рис. 15. Наблюдение 3. Макропрепарат: солидные образования плаценты

     

    1. Повторнородящая Б., 32 года, наблюдалась в НИИ АГиР им. Д.О. Отта с 12 недель беременности. В анамнезе у пациентки двое срочных физиологических родов. Течение настоящей беременности осложнилось гестационным сахарным диабетом. Опухоль плаценты при настоящей беременности впервые была обнаружена в 22 недели при выполнении рутинного ультразвукового исследования. В верхнем полюсе плаценты на плодовой поверхности на расстоянии 2,5 см от места отхождения пуповины обнаружено солидное образование однородной эхоструктуры пониженной эхогенности (несколько ниже эхогенности окружающей ткани плаценты) размером 50 × 25 мм (рис. 16, 17). Размеры плода по данным фетометрии соответствовали менструальному сроку. Околоплодные воды были в переделах нормы — амниотический индекс составил 120 мм. С 26 недель наблюдалось многоводие, без прогрессирования, амниотический индекс — 240–250 мм. На протяжении беременности наблюдался умеренный рост опухоли плаценты без изменения ее эхоструктуры с сохранением умеренной васкуляризации. При сроке беременности 37–38 недель размеры опухоли составили 75 × 45 мм (рис. 18), были выявлены признаки диабетической фетопатии, предполагаемая масса плода составила 4000 г, окружность живота плода была более 90-й процентили, определялся второй контур головы и живота плода, подкожная жировая клетчатка у плода была утолщена до 6,2 мм. При сроке 38 недель беременности пациентка была родоразрешена операцией кесарева сечения. Родился живой мальчик массой 4000 г, длиной 53 см с оценкой по шкале Апгар 8 баллов с признаками диабетической фетопатии. Ранний нео натальный период протекал без осложнений. Клинический анализ крови: количество лейкоцитов — 16 ∙ 106/л, эритроцитов — 4,5 ∙ 1012/л, гемоглобин — 140 г/л, гематокрит — 45 %. Количество тромбоцитов — в пределах нормы.

     

    Рис. 16. Наблюдение 4. Беременность 22–23 недели: солидное эхооднородное образование пониженной эхогенности размером 50 × 25 мм

     

     

     

    Рис. 17. Наблюдение 4. Беременность 22–23  недели: 1 — солидное эхооднородное образование пониженной эхогенности, 2 — сосудистая ножка, опухоли, 3 — пуповина

     

    Рис. 18. Наблюдение 4. Беременность 36–37 недель: размеры опухоли 76 × 47 мм

     

    При визуальном осмотре плаценты на амниональной поверхности вблизи места отхождения пуповины обнаружен белесоватый узел эластичной консистенции, соединенный с пуповиной сосудистой ножкой длиной 3 см. На разрезе — однородный узел темно-красноватого цвета, в тонкой капсуле. Микроскопически: опухоль была представлена кровеносными сосудами, преимущественно капиллярного типа, расположенными в развитой строме. Морфогистологическое заключение — гемангиома плаценты.

    Обсуждение

    При наличии опухолей в плаценте характер развивающихся на этом фоне осложнений у беременной и плода непосредственно зависит от размеров опухоли и ее гистологического строения. Хорионангиомы, имеющие крупные размеры, обычно вызывают наибольшее количество осложнений беременности.

    Ведущим методом диагностики новообразований плаценты является ультразвуковое исследование, при котором, как правило, обнаруживаются одиночные, редко множественные, имеющие четкие границы солидные и/или кистозные образования, расположенные на плодовой поверхности вблизи места отхождения пуповины, окруженные четко выраженной капсулой или псевдокапсулой. Опухоли могут находиться в толще плацентарной ткани или на плодовых оболочках и иметь сосудистую ножку. Нередко определяется связь их кровоснабжения с сосудами пуповины. Оценить степень васкуляризации и смоделировать структуру сосудистого русла опухоли позволяет цветное доплеровское картирование и доплеромерия кровотока ее сосудов [7, 16, 18].

    Ультразвуковые находки при хорионангиомах плаценты весьма разнообразны. Известно три гистологических типа хорионангиом, которые во многом определяют эхографические признаки опухоли: клеточный, ангиобластический и дегенеративный [11]. Для первого типа характерно преобладание низкодифференцированного клеточного компонента, который обусловливает преимущественно солидную структуру опухоли. Второй тип — ангиобластический, наиболее типичный для хорионангиомы. В этом случае преобладает сосудистый тип, или выраженный ангиоматоз. При третьем варианте в опухоли преобладают дегенеративные изменения. Однако нередко обнаруживают смешанное гистологическое строение опухолей.

    Ангиобластический вариант строения хорионангиомы, при котором выявляется разветвленная сеть новообразовавшихся сосудов, как правило, сопровождается максимальным количеством осложнений. При таком типе хорионангиомы фетальные потери составляют до 30 %. При этом сосудистое русло опухоли, как правило, формирует артериовенозный шунт. Артериовенозный шунт приводит к неадекватному газообмену в терминальных ворсинах и депонированию крови. Аномальный сосудистый шунт может направлять кровь в обоих направлениях от плода и к плоду, создавая предпосылки для тяжелых гемодинамических и метаболических нарушений. Следствием таких изменений, при сбросе крови от плода, является развитие у плода анемии, тромбоцитопении, печеночной недостаточности, гипопротеинемии, сердечной недостаточности, также формируется многоводие. Во втором варианте (к плоду) происходит увеличение венозного возврата к сердцу плода; у него наблюдается гиперволемия, полицитемия, сердечная недостаточность, развивается многоводие. Результатом обоих вариантов течения может быть антенатальная гибель плода.

    Хорионангиомы дегенеративного типа обычно имеют солидное строение и низкую васкуляризацию. При ультразвуковом исследовании некротические и дегенеративные изменения в хорионангиоме могут проявляться появлением анэхогенных бессосудистых полостей в центре и/или по периферии опухоли.

    Многоводие является патогномоничным симптомом хорионангиомы и развивается в 14–33 % случаев. Существует прямая корреляция между размерами, степенью васкуляризации опухоли и выраженностью многоводия [4, 9, 10]. В свою очередь при выраженном многоводии частым осложнением течения беременности является ее невынашивание. Имеются данные о разрешении многоводия при применении индометацина [11].

    Во всех описанных нами случаях отмечалось многоводие, более выраженное при крупных опухолях. В двух случаях острого многоводия терапия индометацином оказалась неэффективной. Пролонгировать беременность и получить жизнеспособного новорожденного, минимизировать постнатальные осложнения при остром многоводии позволили проведенные нами серийные разгрузочные амниоцентезы.

    В первых двух описанных нами случаях данные морфофункционального и гистологического исследований крупных опухолей плаценты свидетельствовали о наличии дегенеративно-ангиобластического типа хорионангиом. Выраженная внутриопухолевая сосудистая сеть привела в первом случае к формированию артериовенозного шунта и увеличению венозного возврата к сердцу плода. Результатом этого явилась полицитемия, обнаруженная в крови новорожденного. Появление умеренной вентрикулодилатации, выявленной у плода и новорожденного, быстро разрешившейся в раннем постнатальном периоде, по-видимому, связано с повышенным венозным возвратом к сердцу плода и гиперволемией. Во втором и третьем случаях в гистологической структуре хорионангиом преобладал клеточный компонент с низкой васкуляризацией, что сопровождалось минимальным количеством осложнений и благоприятными перинатальными исходами.

    В литературе описаны случаи успешного внутриутробного инвазивного лечения хорионангиом. Считают, что при выявлении ультразвуковых признаков тяжелой анемии у плода (повышении максимальной систолической скорости кровотока в средней мозговой артерии при наличии или отсутствии у него водянки) показано проведение плоду внутриматочных внутрисосудистых гемотрансфузий [12, 13]. Также есть указание на эффективность операций, направленных на деваскуляризацию опухоли: внутриопухолевого введения 100 % этилового спирта или эмболизации сосудов опухоли под ультразвуковым контролем [12]. Кроме того, прекращение внутриопухолевого кровотока возможно при фетоскопической лазерной или электрокоагуляции сосудов опухоли [14, 15]. Особенно эффективным является сочетание внутриутробных трансфузий и манипуляций, направленных на деваскуляризацию опухоли. Успех инвазивных вмешательств, как считают авторы, во многом зависит от исходного функционального состояния плода (наличия или отсутствия признаков сердечной недостаточности и выраженности гемодинамических нарушений у плода) [12–15].

    В литературе имеются отдельные наблюдения, описывающие сочетание хорионангиомы плаценты с хромосомной патологией у плода, чаще с болезнью Эдвардса. При этом у таких плодов помимо хорионангиомы определялись и другие маркеры хромосомной патологии [16]. Таким образом, показания для проведения пренатальной диагностики хромосомной патологии плода при хорионангиоме обсуждаются с учетом дополнительных рисков.

    При планировании способа родоразрешения помимо функционального состояния плода следует учитывать и ряд факторов, способных осложнить течение родового акта: в первую очередь это большие размеры и локализация опухоли. Планируя роды, следует учитывать риск травматизации опухоли с развитием кровотечения из ее сосудов. При гиперваскулярных хорионангиомах в четыре раза чаще, чем в популяции, встречаются такие осложнения беременности, как отслойка плаценты (4 %) и преэклампсия (16,8 %) [1–3, 9]. Значительные размеры опухоли, обусловливающие высокий риск кровотечения, прогрессирование признаков ее гиперваскуляризации и формирование множественных жидкостных образований на поверхности опухоли, являются показанием для оперативного родоразрешения, которое с учетом функционального состояния плода может быть выполнено досрочно.

    Дифференциальная диагностика

    В связи с тем что в плацентарной ткани встречаются различные типы опухолей, выявление в ней объемных образований нередко требует дифференциальной диагностики. Описанные выше ультразвуковые характеристики позволяют отличить хорионангиомы от тератом, метастатических опухолей, опухолей трофобласта (частичный пузырный занос и хорионкарцинома), субмукозных миом матки и ретроплацентарных гематом [1–3, 11, 17, 18].

    Тератомы плаценты исключительно редкие опухоли, обычно имеющие смешанное солидно-кистозное строение со слабой васкуляризацией, а в 10–20 % имеют исключительно кистозное строение, 40 % плацентарных тератом кальцифицированы.

    Источником появления метастатических опухолей в плаценте может быть опухолевый процесс у плода (нейробластома, гигантский пигментный невус, лейкемия) или первичные злокачественные опухоли матери (меланомы, лимфомы, саркомы, опухоли молочных желез и яичников). Более половины меланом метастазируют в плаценту — это около 30 % метастазов плаценты. 27 % метастазов проникают в плод, из них 18 % приходится на меланому.

    Ультразвуковое изображение в достаточной степени отражает морфологические характеристики двух видов трофобластических опухолей. При частичном пузырном заносе в пределах опухолевого узла наблюдаются гипо- и анэхогенные зоны округлой формы. Для хорионкарциномы характерно наличие узла солидного строения и зоны повышенной васкуляризации в толще миометрия с высокой периферической резистентностью.

    Дифференциальный эхографический диагноз следует проводить также с миомой матки, особенно при вторичных изменениях в узле (отек, некроз). Ретроплацентарные гематомы расположены, как правило, ближе к базальной поверхности плаценты и характеризуются отсутствием васкуляризации.

    Выводы

    Таким образом, ключевым моментом диагностики и определения тактики ведения беременности при хорионангиоме является ультразвуковое исследование. Динамическое ультразвуковое наблюдение с использованием аппаратов с высокой разрешающей способностью позволяет рано выявить опухоль плаценты и сделать предположение о ее гистологическом типе, а также своевременно обнаружить признаки гиперваскуляризации опухоли и пред положить формирование патологического сосудистого шунта. Инвазивные вмешательства (амниоцентез и амниоредукция) при хорион ангиоме являются эффективным методом терапии острого многоводия и позволяют пролонгировать беременность. Крупные размеры гиперваскуляризированной опухоли, имеющей артериовенозный шунт, являются показанием для досрочного оперативного родоразрешения.

    В ожидании неожиданного

    Для Райана и Лорен Коул рождение ребенка всегда было частью их плана. Итак, вскоре после свадьбы в октябре 2017 года они узнали, что их новая семья из двух человек скоро вырастет до трех. Хотя для некоторых пар путь к беременности может быть долгим, Райан и Лорен забеременели довольно быстро, и все, казалось, шло по плану для будущих родителей.

    Доктор Полли Трейнор, врач-акушер-гинеколог Riverview Health, работала врачом Лорен более 10 лет и теперь будет помогать ей создавать семью.Хотя Райан и Лорен уже планировали роды в Riverview Health из-за их существующих отношений с доктором Трейнором, экскурсия по родильному центру - это то, что заключило для них сделку.

    «Можно было сказать, что это была небольшая среда, но очень профессиональная, с чистыми большими комнатами», - сказала Лорен. «Медсестры также осмотрели все палаты в непосредственной близости, что было приятно знать».

    После завершения родильного тура они продолжили подготовку к рождению ребенка.Они купили необходимые детские товары, отмечали каждый визит к врачу и посещали занятия по грудному вскармливанию. Но даже несмотря на всю их подготовку, никто из них не мог спланировать то, что должно было произойти.

    «На 36 неделе ультразвуковое исследование показало, что у меня слишком много жидкости», - сказала Лорен. «Мне поставили диагноз многоводие. Это было удивительно, потому что у меня действительно не было никаких симптомов ».

    Многоводие возникает при чрезмерном количестве околоплодных вод, окружающих ребенка в матке.В большинстве случаев это не причиняет вреда маме или ребенку, но следует внимательно следить за беременностью.

    Лорен пошла на очередной визит к акушерству на следующей неделе и прошла нестрессовый тест из-за многоводия. Доктор Трейнор сообщил ей, что в течение следующей недели ее нужно будет вызвать.

    «Рекомендуется вызвать в 38 недель с диагнозом многоводие», - сказал д-р Трейнор. «Избыток жидкости вокруг ребенка позволяет ребенку больше двигаться, что увеличивает вероятность неправильного предлежания тазового предлежания и попадания ребенка в пуповину.”

    Райан и Лорен встретят своего ребенка раньше, чем они ожидали. «Во всяком случае, мы думали, что доставим поздно, потому что мы всегда слышали, что это типично для вашего первого», - сказала Лорен. «Поэтому, когда нам сказали, что нас заставят спровоцировать на 38 неделе, это было шоком».

    В понедельник, 5 ноября 2018 г., нервничая и взволновавшись, Райан и Лорен зарегистрировались в родильном доме Riverview Health.

    Спустя почти 24 часа Лорен не добилась больших успехов. Доктор Трейнор упомянула возможность кесарева сечения (кесарево сечение), но дала понять, что она будет избегать его, насколько это возможно.

    «Доктор. Трейнор всегда честен с нами и предлагает варианты, но я доверяла ее мнению », - сказала Лорен. «Я слышала о других мамах, оказавшихся в подобных ситуациях, как моя, когда врачи так быстро переходили к кесарево сечению, но доктор Трейнор был непреклонен в отношении этого».

    Той ночью Лорен благодарит свою ночную медсестру Грету Шок за то, что ей удалось полностью раскрыть рот.

    «Клянусь, именно Грета заставила меня набрать 10 сантиметров», - сказала Лорен. «Во время моей второй ночи в больнице она убедилась, что я переворачиваюсь и лежу в разных положениях.Она была просто отличной поддержкой ».

    Конечно же, когда дневная медсестра Лорен, Меган Брофи, штат Мэриленд, пришла ее проверить, она с радостью сообщила, что у Лорен было почти полное расширение. То, как Райан и Лорен описывают эту часть родов, больше похоже на оживление, чем на больничную палату с мамой, которая рожала почти 40 часов.

    «Я чувствовала, что Меган была более взволнована, чем я», - вспоминала Лорен. «Энергия в комнате, когда я делал упражнения, была такой положительной.Медсестры позабавились. Они были так воодушевлены, и можно было сказать, что они гордились мной ».

    Тем временем был вызван доктор Трейнор, который готовился приветствовать новорожденного Райана и Лорен. Пора было идти.

    Взволнованный тем, что они избежали кесарева сечения, доктор Трейнор помог Лорен пройти заключительные этапы, и вот так - прибыла девочка Ривер. Но после долгого ожидания, чтобы наконец встретить своего ребенка, Коулс пришлось еще немного отложить радостную встречу.

    «Медсестры положили Ривер мне на грудь всего на 10 секунд, прежде чем они подняли ее обратно», - сказала Лорен.

    Комнату наполнила тишина. Первого крика, который указывает на то, что легкие новорожденного работают нормально, никогда не было. Райан ясно помнит, как радостное, волнующее настроение полностью изменилось, когда был вызван детский госпиталь из персонала. Из-за избытка жидкости в матке Лорен Ривер вдохнула жидкость во время родов, что вызвало у нее проблемы с дыханием.

    Благодаря партнерству с детской больницей Пейтон Мэннинг, в родильном доме Riverview Health круглосуточно и без выходных работают педиатры для оказания помощи новорожденным и педиатрическим стационарным пациентам.

    «Я смогла сразу же добраться до постели Ривер», - сказала доктор Кристал Видау, педиатр в больнице Riverview Health. «Это было критически важно для благополучия Ривер. Мне удалось отсосать из нее довольно много жидкости, которую она проглотила во время родов, и начать эффективно ее вентилировать, или, по сути, дышать за ребенка ».

    После быстрого вмешательства доктора Видау Ривер смогла самостоятельно дышать, и ее перевели на постоянное положительное давление в дыхательных путях (CPAP) - дополнительный кислород, который помогает держать дыхательные пути ребенка открытыми.

    Новоиспеченные родители Райан и Лорен опасались худшего, поскольку их ребенок был доставлен в ясли для младенцев, нуждающихся в интенсивной терапии, уровня II.

    «Мы смогли наблюдать за Ривер здесь, в нашем собственном отделении интенсивной терапии уровня II в Ривервью, без необходимости переводить ее в учреждение более высокого уровня», - сказал д-р Видау. «Это было замечательно для семьи, поскольку мама и папа могли продолжать заниматься физическими упражнениями и работать над сцеживанием, а также грудным вскармливанием, когда Ривер была достаточно стабильной».

    Ривер медленно отлучили от CPAP в течение примерно 36 часов, и к пятнице - через два дня после ее рождения - Райан и Лорен смогли забрать ее домой.

    «К тому времени, когда нас выписали вечером в пятницу, все было в порядке», - сказала Лорен. «Ривер - отличный ребенок, и он очень хорошо спит дома».

    Как это часто бывает с молодыми родителями, Райан и Лорен учатся на ходу, и один урок, который они быстро усвоили, - это ожидать неожиданного.

    Многоводие (слишком много околоплодных вод)

    Многоводие - это когда вокруг ребенка во время беременности слишком много околоплодных вод. Амниотическая жидкость - это жидкость, которая окружает вашего ребенка в утробе матери.

    Слишком много околоплодных вод обычно выявляется во время осмотра на поздних сроках беременности.

    Обычно это не является признаком чего-либо серьезного, но вам, вероятно, придется пройти несколько дополнительных осмотров. Обычно вам рекомендуют рожать в больнице.

    Будет ли у меня здоровая беременность и ребенок?

    У большинства женщин с многоводием не будет серьезных проблем во время беременности, и они будут иметь здорового ребенка.

    Но есть несколько повышенный риск осложнений при беременности и родах, например:

    Вам потребуются дополнительные обследования для выявления этих проблем. Обычно вам рекомендуют рожать в больнице.

    Симптомы многоводия

    Многоводие имеет тенденцию к постепенному развитию и может не проявляться заметных симптомов.

    У некоторых женщин наблюдаются такие симптомы, как:

    Это могут быть общие проблемы для беременных и не обязательно вызваны многоводием.Поговорите со своей акушеркой, если у вас есть эти симптомы и вы беспокоитесь.

    В редких случаях жидкость может быстро скапливаться вокруг ребенка. Обратитесь к акушерке или врачу, если ваш животик внезапно увеличился.

    Анализы, проверки и лечение, если у вас многоводие

    В течение оставшейся части беременности у вас, вероятно, будет:

    Иногда вам может потребоваться лечение для уменьшения количества жидкости. Некоторые могут быть осушены с помощью иглы, или вам могут дать лекарство, чтобы остановить выработку большего количества жидкости.

    Ваша акушерка или врач также могут поговорить с вами о любых изменениях в вашем плане родов.

    Что вы можете сделать, если у вас многоводие

    Если вам сказали, что у вас многоводие:

    • постарайтесь не беспокоиться, помните, что многоводие обычно не является признаком чего-то серьезного. можете подумать о начале отпуска по беременности и родам. вашему ребенку, например, если у вас появятся какие-либо новые симптомы, вы почувствуете себя очень некомфортно или ваш животик внезапно увеличится в размерах

    Возможно, вам будет полезно поговорить с другими женщинами, у которых было многоводие.Вы можете попробовать присоединиться к онлайн-форуму, например, к форуму NCT HealthUnlocked.

    Роды и роды при многоводии

    Обычно вам рекомендуют рожать в больнице. Таким образом, любое оборудование или лечение, необходимое вам или вашему ребенку, легко доступны.

    Обычно можно подождать, пока роды начнутся естественным путем. Иногда может потребоваться индукция (начало родов с помощью лекарств) или кесарево сечение (операция по рождению ребенка), если есть риск для вас или вашего ребенка.

    Вероятно, при родах у вас будет выделяться много жидкости - это нормально, и беспокоиться не о чем. Во время родов также может потребоваться пристальное наблюдение за сердцебиением вашего ребенка.

    После родов ваш ребенок пройдет обследование, чтобы убедиться, что он здоров, и ему, возможно, сделают несколько анализов. Например, им через глотку можно провести зонд, чтобы проверить наличие проблем с кишечником.

    Причины многоводия

    Часто неясно, почему во время беременности иногда накапливается слишком много жидкости, но это может быть вызвано:

    Большинство детей, чьи матери имеют многоводие, будут здоровы.Если вы обеспокоены или имеете какие-либо вопросы, поговорите со своим врачом или акушеркой.

    Последняя проверка страницы: 4 мая 2020 г.
    Срок следующего рассмотрения: 4 мая 2023 г.

    Многоводие

    Многоводие - это когда у вас слишком много околоплодных вод. Амниотическая жидкость - это жидкость, которая окружает ребенка в матке (матке). Это очень важно для развития вашего ребенка.

    Как узнать, есть ли у вас многоводие?

    У многих женщин с многоводием симптомы отсутствуют.Если у вас много околоплодных вод, у вас могут возникнуть боли в животе и затрудненное дыхание. Это потому, что матка давит на ваши органы и легкие.

    Ваш лечащий врач использует ультразвук для измерения количества околоплодных вод. Есть два способа измерения жидкости: индекс околоплодных вод (AFI) и максимальный вертикальный карман (MPV).

    AFI проверяет глубину околоплодных вод в четырех областях матки. Затем эти суммы складываются. Если ваш AFI больше 24 сантиметров, у вас многоводие.

    MPV измеряет самую глубокую область матки, чтобы проверить уровень околоплодных вод. Если ваш MPV больше 8 сантиметров, у вас многоводие.

    Спросите своего поставщика, если у вас есть вопросы об этих измерениях.

    Какие проблемы может вызвать многоводие?

    Многоводие может увеличить риск этих проблем во время беременности:

    • Преждевременные роды - Рождение до 37 недель беременности
    • Преждевременный разрыв плодных оболочек (PROM) - когда амниотический мешок разрывается после 37 недель беременности, но до начала родов
    • Отслойка плаценты - когда плацента частично или полностью отделяется от стенки матки до рождения
    • Мертворождение - когда ребенок умирает в утробе матери после 20 недель беременности
    • Послеродовое кровотечение - сильное кровотечение после родов
    • Неправильное положение плода - когда ребенок не опущен головой и может потребоваться родить путем кесарева сечения

    Что вызывает многоводие?

    Примерно в половине случаев мы не знаем, что вызывает многоводие.В других случаях мы можем определить причину. Некоторые известные причины:

    • Врожденные дефекты, особенно те, которые влияют на глотание ребенка. Глотание ребенка поддерживает постоянный уровень жидкости в матке.
    • Диабет - слишком много сахара в крови
    • Несоответствие между вашей кровью и кровью ребенка, например, резус-фактор и болезни Келла
    • Синдром переливания крови между близнецами (TTTS) - Если вы вынашиваете однояйцевых близнецов, это означает, что один из близнецов получает слишком большой кровоток, а другой - слишком мало.
    • Проблемы с пульсом ребенка
    • Инфекция у ребенка

    Как лечится многоводие?

    Когда ультразвуковое исследование показывает, что у вас слишком много околоплодных вод, ваш врач проводит более подробное ультразвуковое исследование, чтобы проверить наличие врожденных дефектов и TTTS.

    Ваш врач также может порекомендовать анализ крови на диабет и амниоцентез. Амниоцентез - это тест, при котором берется немного околоплодных вод вокруг ребенка для выявления проблем, таких как врожденные дефекты.

    Во многих случаях легкое многоводие проходит само по себе. В других случаях он может исчезнуть, когда проблема, вызвавшая его, будет устранена. Например, если причиной проблемы является частота сердечных сокращений вашего ребенка, иногда ваш поставщик медицинских услуг может дать вам лекарство, чтобы исправить это.

    Если у вас многоводие, вам обычно проводят УЗИ еженедельно или чаще для проверки уровня околоплодных вод. Вы также можете сдать анализы, чтобы проверить здоровье вашего ребенка.

    Избыток околоплодных вод может вызвать у вас дискомфорт.Ваш врач может прописать вам лекарство под названием индометацин. Это лекарство помогает снизить количество мочи, выделяемой вашим ребенком, поэтому оно снижает количество околоплодных вод. Амниоцентез также может удалить лишнюю жидкость.

    Если к концу беременности у вас наблюдается легкое многоводие, но тесты показывают, что вы и ваш ребенок здоровы, лечение обычно не требуется.

    Распространено ли многоводие?

    Около 1 из 100 (1 процент) беременных женщин имеет слишком много околоплодных вод.Обычно это происходит, когда жидкость накапливается медленно во второй половине беременности. У небольшого числа женщин жидкость накапливается быстро. Это может произойти уже на 16 неделе беременности и обычно вызывает очень ранние роды.


    Последняя проверка: июнь 2013 г.

    Высокое содержание околоплодных вод во время беременности

    Многоводие или обычно называемое «поли» - это относительно редкое заболевание, которое встречается примерно у одного процента беременностей .Многоводие возникает, когда в матке во время беременности накапливается избыток околоплодных вод. Избыток околоплодных вод противоположен олигогидрамниону, что означает низкий уровень околоплодных вод. В большинстве случаев многоводие безвредно, но может вызвать серьезные осложнения при беременности.

    Каковы симптомы многоводия?

    Легкий случай многоводия может не вызывать никаких симптомов. Это нормально, потому что легкое многоводие обычно не приводит к каким-либо осложнениям при беременности.
    Умеренное и тяжелое многоводие может вызывать следующие симптомы:

    • Затрудненное дыхание
    • Отеки нижних конечностей
    • Отек вульвы
    • Снижение выработки мочи
    • Запор
    • Изжога
    • Чувство огромности или стеснения в животе

    Вышеуказанные симптомы возникают в результате чрезмерно увеличенной матки, оказывающей давление на другие органы.
    Ваш врач может определить симптомы многоводия, которые вы не можете определить.Если ваша матка чрезмерно велика (измерения на две или более недели вперед) или если вашему врачу сложно почувствовать ребенка или определить его сердцебиение, у вас может быть многоводие.
    Многоводие может возникнуть уже на 16 неделе беременности, но в большинстве случаев это случается только на более поздних сроках беременности. Раннее появление многоводия свидетельствует о более высокой вероятности осложнений беременности.

    Причины

    Во многих случаях причина неизвестна. Легкое многоводие, вероятно, вызвано постепенным накоплением околоплодных вод в течение беременности.
    Следующие состояния могут вызывать многоводие от умеренной до тяжелой:

    • Врожденный дефект или врожденная инвалидность. Иногда многоводие является побочным эффектом врожденного дефекта, который ухудшает способность ребенка глотать. Находясь внутри матки, младенцы проглатывают околоплодные воды, а затем мочатся, поддерживая постоянный уровень околоплодных вод. Если ребенок не может глотать из-за генетического дефекта, в нем накапливаются околоплодные воды.
    • Сахарный диабет у матери - Повышенный уровень глюкозы в крови может привести к чрезмерному скоплению околоплодных вод.Это осложнение может возникнуть в тех случаях, когда мать болела диабетом до беременности или заболела диабетом во время беременности (гестационный диабет).
    • Синдром переливания крови между близнецами (TTTS). Если вы вынашиваете однояйцевых близнецов, возможно, у вас может быть осложнение, при котором один из близнецов получает слишком много крови, а другой - слишком мало.
    • Несоответствие группы крови - Если у матери резус-отрицательная группа крови, а у ее ребенка резус-положительная группа крови, существует риск развития у ребенка резус-фактора или резус-болезни, типа анемии.Это заболевание может вызывать, помимо других осложнений, многоводие.

    Осложнения

    Как упоминалось ранее, легкое многоводие обычно не вызывает осложнений. Но в тяжелых случаях есть определенные риски, в том числе:

    Проверка на многоводие

    Если ваш врач подозревает у вас многоводие на основании ваших симптомов или внешнего вида ультразвукового исследования, он или она проведет более подробное ультразвуковое исследование, чтобы оценить, сколько околоплодных вод находится в вашей матке.Если вы находитесь выше порога, ваш врач может также провести следующие анализы:

    Лечение

    Лечение зависит от тяжести состояния и его причины. Легкие случаи многоводия обычно не требуют лечения. Ваш врач, вероятно, попросит вас прийти на дополнительные осмотры, чтобы убедиться, что состояние не стало серьезным. Но вы должны иметь возможность родить здорового ребенка без осложнений и родов.
    В тяжелых случаях план лечения может быть сосредоточен на основном заболевании.Если, например, ваш врач определит, что ваше многоводие является результатом частоты сердечных сокращений вашего ребенка, он или она может дать вам лекарство для коррекции сердечного ритма, тем самым скорректировав многоводие.
    Многоводие можно вылечить, регулярно откачивая околоплодные воды из матки с помощью большой иглы. Эта процедура сопряжена с риском осложнений, поэтому ваш врач порекомендует ее только в том случае, если опасность продолжения беременности с нелеченным многоводием превышает риск слива жидкости.
    Многоводие также можно лечить с помощью лекарств, уменьшающих количество мочи, выделяемой плодом. Этот препарат действительно несет в себе риск повреждения сердца ребенка, поэтому вам нужно будет регулярно проходить осмотры, чтобы контролировать сердцебиение ребенка.
    В некоторых тяжелых случаях ваш врач может решить, что лучший способ действий - вызвать роды на ранней стадии, на 37 неделе или даже раньше.
    Случаи умеренного многоводия, обнаруженные на более поздних сроках беременности, можно лечить с помощью постельного режима. Рекомендуется лежать горизонтально и отдыхать, чтобы как можно дольше отсрочить любые преждевременные роды.Многим женщинам трудно двигаться или передвигаться, и они описывают это как ощущение, будто вот-вот начнут "хлопать". Это чувство может быть в некоторой степени правдой, когда речь идет о том, что вода может преждевременно прорваться из-за давления.
    Важно, чтобы вы следовали указаниям врача, чтобы помочь вам и вашему ребенку добиться наилучших возможных родов.


    Составлено с использованием информации из следующих источников:

    1. Марш десяти центов, Осложнения беременности: многоводие.

    https: // www.marchofdimes.org/complications/polyhydramnios.aspx

    2. ГСЗ, многоводие (слишком много околоплодных вод).

    https://www.nhs.uk/conditions/polyhydramnios/Pages/polyhydramnios.aspx

    3. Клиника Мэйо, болезни и состояния: многоводие.

    https://www.mayoclinic.org/diseases-conditions/polyhydramnios/basics/definition/con-20034451

    Слишком много околоплодных вод (многоводие): признаки, причины и риски

    Женщины испытывают многоводие, когда слишком много околоплодных вод окружает плод в утробе.Этот избыток жидкости может немного увеличить риск осложнений во время беременности и родов. В результате врачи обычно регулярно контролируют уровень жидкости, пока женщина не будет готова к родам.

    Количество околоплодных вод в матке неуклонно увеличивается примерно до 1 литра к 36 неделе беременности. По истечении этого времени количество жидкости имеет тенденцию уменьшаться.

    В этой статье мы рассмотрим признаки и симптомы избытка околоплодных вод. Мы также покрываем возможные причины и потенциальные риски для женщины и ребенка.

    Поделиться на PinterestКоличество околоплодных вод в матке должно уменьшиться после 36 недели беременности.

    Многоводие, или гидрамнион, относится к чрезмерному количеству околоплодных вод вокруг плода в матке.

    Почки плода производят околоплодные воды, которые попадают в матку с мочой плода.

    Затем плод глотает жидкость и реабсорбирует ее своими дыхательными движениями. Этот акт глотания помогает сбалансировать количество околоплодных вод в матке.

    Этот процесс поддерживает динамический баланс между производством и абсорбцией околоплодных вод. Когда нарушение баланса влияет на равновесие, у женщины и плода могут возникнуть осложнения.

    У женщин с многоводием часто отсутствуют признаки или симптомы. Когда симптомы действительно возникают, они могут включать затрудненное дыхание, преждевременные схватки или, если многоводие сильное, боль в животе.

    Когда матка больше, чем ожидается для возраста плода, это может указывать на то, что околоплодных вод слишком много.Женщина обычно может сказать, что ее живот растет очень быстро.

    Многоводие может развиваться по нескольким причинам, например:

    • многоплодная беременность, когда в утробе матери находятся два или более плода
    • диабет матери, который врачи также называют гестационным диабетом
    • плод, испытывающий трудности с глотанием амниотическая жидкость
    • плод, выделяющий повышенное количество мочи
    • врожденные пороки развития, такие как закупорка желудочно-кишечного тракта или мочевыводящих путей, или аномальное развитие головного и спинного мозга
    • проблемы, влияющие на генетический состав плода, легкие, или нервная система
    • инфекция у плода
    • анемия или недостаток эритроцитов у плода

    Иногда врач не может найти причину многоводия.В этих случаях они описывают причину как идиопатическую.

    Исследования связывают многоводие с повышенным риском некоторых осложнений как для женщины, так и для ребенка.

    Возможные осложнения для женщины:

    • более длительные роды
    • преждевременные схватки, ведущие к преждевременным родам
    • преждевременное отделение плаценты от стенки матки
    • слишком раннее отхождение воды
    • затрудненное дыхание
    • чрезмерное расслабление и отсутствие тонуса матки после родов
    • неконтролируемое кровотечение после родов

    Возможные осложнения для ребенка включают:

    • врожденные аномалии
    • аномальный размер или положение, которое может привести к трудностям при родах
    • опасное расположение матки пуповина, из-за которой пуповина может зажать плод, ограничивая подачу кислорода
    • в наиболее тяжелых случаях, смерть

    Врачи диагностируют многоводие еще до рождения ребенка.Для постановки диагноза проведут ультразвуковое исследование. С помощью ультразвуковых волн они измеряют количество околоплодных вод в матке и ищут любые аномалии плода.

    Врачи также могут проверить женщину на наличие проблем, которые могут вызвать многоводие. Эти тесты могут включать:

    • анализы крови для проверки наличия у матери диабета или инфекции
    • процедуру, называемую амниоцентезом, при которой врач собирает образец околоплодных вод из матки и отправляет его в лабораторию для генетического анализа

    Чтобы лечат многоводие, врачи стараются уменьшить количество околоплодных вод в утробе матери.Это может продлить беременность и улучшить самочувствие женщины.

    Врач может использовать один из следующих методов для уменьшения объема жидкости:

    • Уменьшающий амниоцентез, также называемый амниоредукцией . Это процедура, при которой врачи извлекают жидкость из матки. Однако медицинское сообщество еще не пришло к соглашению о том, сколько жидкости нужно удалить или как быстро ее выводить.
    • Лекарства . К ним могут относиться ингибиторы простагландинсинтетазы или сулиндак, который является нестероидным противовоспалительным препаратом.

    Многоводие может увеличить риск осложнений, поэтому врачи обычно внимательно наблюдают за плодом, начиная с 32 недели беременности.

    Многоводие - это медицинский термин, обозначающий наличие слишком большого количества околоплодных вод в утробе матери. Это имеет несколько возможных причин, включая материнский диабет, многоплодную беременность или аномалии плода. В некоторых случаях врачи не могут определить причину.

    Женщины с многоводием могут испытывать преждевременные схватки, более длительные роды, затрудненное дыхание и другие проблемы во время родов.Состояние также может вызвать осложнения для плода, включая анатомические проблемы, неправильное положение и, в тяжелых случаях, смерть.

    Лечение направлено на удаление излишков околоплодных вод. Врач может удалить жидкость с помощью процедуры, называемой амниоредукцией, или порекомендовать лекарства. В большинстве случаев врачи будут внимательно наблюдать за плодом, чтобы проверить наличие признаков осложнений.

    Многоводие, гидрамнион, избыток околоплодных вод

    Что такое многоводие?

    Многоводие означает избыток околоплодных вод.(Это заболевание также известно как гидрамнион.) Это происходит примерно в 1-2 процентах беременностей. Когда околоплодных вод слишком мало, это называется олигогидрамнионом.

    В большинстве случаев многоводие протекает в легкой форме и возникает, когда околоплодные воды постепенно накапливаются на более поздних сроках беременности. Легкие случаи часто проходят сами по себе, но в тяжелых случаях могут возникнуть осложнения.

    Что такое околоплодные воды?

    Амниотическая жидкость заполняет мешок, окружающий вашего развивающегося ребенка, и играет несколько важных ролей:

    • Она смягчает вашего ребенка, защищая его от травм (например, если вы упадете).
    • Он предотвращает сжатие пуповины, которое может снизить снабжение ребенка кислородом.
    • Помогает поддерживать постоянную температуру в утробе матери.
    • Защищает от заражения.
    • Позволяет вашему ребенку двигаться, чтобы его мышцы и кости развивались должным образом.
    • Он помогает развитию пищеварительной и дыхательной систем, когда ваш ребенок глотает и выделяет его, «вдыхает» и «выдыхает» из легких.

    Откуда берутся околоплодные воды?

    В течение первых 14 недель беременности жидкость из вашей системы кровообращения попадает в амниотический мешок.В начале второго триместра ваш ребенок начинает глотать жидкость и выделять мочу, которую он затем глотает снова, рециркулируя полный объем околоплодных вод каждые несколько часов. (Да, это означает, что большая часть жидкости в конечном итоге оказывается мочой вашего ребенка!)

    Таким образом, ваш ребенок играет важную роль в поддержании необходимого количества жидкости в амниотическом мешке. Иногда, однако, эта система выходит из строя, что приводит либо к слишком большому, либо к слишком маленькому количеству жидкости - и то, и другое может создавать проблемы.

    Сколько мне нужно околоплодных вод?

    В нормальных условиях количество околоплодных вод увеличивается до начала третьего триместра.На пике от 34 до 36 недель у вас может быть около литра околоплодных вод. После этого постепенно уменьшается, пока вы не родите.

    Как я узнаю, что у меня слишком много околоплодных вод?

    Ваш лечащий врач может заподозрить эту проблему, если ваша матка растет быстрее, чем следовало бы. Вы можете почувствовать одышку сильнее, чем обычно, как будто вы не можете полностью расширить свои легкие. У вас также может быть необычный дискомфорт в животе, усиление боли в спине и сильные отеки в ступнях и лодыжках.Ваш ребенок может находиться в ягодичном (или другом ненормальном) положении. Если у вас есть эти симптомы, ваш врач отправит вас на УЗИ.

    Сонограф измеряет самые большие карманы околоплодных вод в четырех разных частях матки и складывает их вместе, чтобы увидеть, где вы оцениваете индекс околоплодных вод (AFI). Нормальный размер для третьего триместра составляет от 5 до 25 сантиметров (см). Высокой считается высота более 25 см.

    Что может быть причиной этой проблемы?

    Специалисты не знают, что вызывает много случаев многоводия, особенно легких.Наиболее частые причины многоводия:

    .

    Сахарный диабет у матери У вас может закончиться высокий уровень жидкости, если у вас диабет, и вам сложно с ним справиться. Это потому, что вы, вероятно, вынашиваете большого ребенка в результате своего диабета. Многоводие диагностируется примерно у 10 процентов беременных диабетиков, обычно в третьем триместре.

    Вынашивание близнецов или близнецов Если вы вынашиваете близнецов или близнецов, у вас повышенный уровень жидкости, потому что, опять же, они будут производить больше жидкости, чем один ребенок.Полигидрамнион особенно вероятен в случае синдрома переливания крови между близнецами, при котором у одного близнеца слишком мало околоплодных вод, а у другого - слишком много.

    Другие, гораздо менее распространенные причины многоводия включают:

    Генетические аномалии Младенцы с очень высоким уровнем жидкости с большей вероятностью будут иметь генетические аномалии, такие как синдром Дауна.

    Аномалии плода В редких случаях у ребенка могут быть проблемы со здоровьем или врожденный дефект, из-за которых он перестает глотать жидкость, а его почки продолжают производить больше.Это может включать любое состояние, которое затрудняет глотание, такое как стеноз привратника, расщелина губы или неба или какая-то закупорка желудочно-кишечного тракта. Некоторые неврологические проблемы, такие как дефект нервной трубки или гидроцефалия, также могут препятствовать глотанию ребенка.

    Анемия плода В еще более редких случаях многоводие может быть признаком того, что у ребенка тяжелая анемия, вызванная несовместимостью резус-фактора крови или инфекцией, такой как пятое заболевание. В обоих случаях проблему можно лечить с помощью внутриутробного переливания крови.Ребенок с пятой болезнью может выздороветь без лечения.

    Инфекция во время беременности . Некоторые материнские инфекции, такие как токсоплазмоз и сифилис, могут привести к многоводию.

    Опасно ли многоводие для моего ребенка?

    Не волнуйтесь. В большинстве случаев многоводие протекает в легкой форме и, как правило, не опасно. Это связано с постепенным накоплением околоплодных вод во второй половине беременности.

    В редких случаях многоводие может вызвать осложнения. Чем больше у вас излишков околоплодных вод и чем раньше у вас будет многоводие, тем выше вероятность осложнений.Это может подвергнуть вас и вашего ребенка повышенному риску:

    Что будет, если мне поставят диагноз многоводие?

    Если вам поставили диагноз многоводие, ваш врач назначит ультразвуковое исследование с высоким разрешением для проверки на аномалии и, возможно, амниоцентез для проверки на генетический дефект и инфекции.

    Вам также необходимо будет регулярно проходить нестрессовые тесты или УЗИ до конца беременности, чтобы следить за развитием вашего ребенка. И вы будете внимательно следить за признаками преждевременных родов.Если вы еще не проходили тестирование на гестационный диабет (этот тест обычно проводится между 24 и 28 неделями), вы пройдете тестирование сейчас.

    Если ваше многоводие по-прежнему вызывает беспокойство, ваш опекун подготовится к возможности преждевременных родов. Она может прописать кортикостероиды, чтобы ускорить развитие легких и некоторых других органов вашего ребенка, чтобы он стал сильнее во время родов.

    Очень редко проводят амниоцентез для слива излишков околоплодных вод.

    Из-за повышенного риска осложнений (см. Выше) ваш опекун попросит вас явиться в больницу в начале родов - или сразу же, если у вас отойдет вода перед родами.За вами будут внимательно наблюдать во время родов, а также внимательно следить за вами после родов. (Послеродовое кровотечение более вероятно, потому что ваша чрезмерно растянутая матка не сможет нормально сократиться.)

    История Сары

    «В ноябре 2016 года я ждала свою столь желанную вторую дочь после года бесплодия по необъяснимым причинам. травматические роды с моей первой дочерью, и я надеялся на выздоровление и усиление родов во второй раз - без вмешательства, без лекарств и без длительного пребывания в общей больничной палате вдали от моего партнера и малыша дома.Меня приняли в программу непрерывного ухода под руководством акушерки, и меня должны были рожать в родильном доме в моей местной больнице. Беременность протекала без осложнений, за исключением умеренного многоводия (избытка околоплодных вод в амниотическом мешке). третий триместр. Во втором триместре мой ребенок был поперечным, а затем в тазовом предлежании. Врач послал меня на сканирование роста и сказал, что мы рассмотрим индукцию на 38 неделе. Сканирование показало, что мой ребенок повернулся и обвился головой вниз, но, похоже, она находилась в неудобном положении и мало двигалась.Я попросил техника сделать цветной допплер-сканирование шнура, что она и сделала. Кровоток в пуповине был меньше по сравнению с моим предыдущим сканированием, но он все еще был в пределах нормы. Через два дня после сканирования я почувствовал и увидел, что наш ребенок прижимается к моему животу. Был один момент безумного удара ногой. Это длилось всего несколько секунд. Мы с напарником решили, что отправимся в больницу, если это повторится. Это не так. Через восемь дней я проснулась и поняла, что мой ребенок вообще перестал двигаться.Я позвонила своей акушерке, которая посоветовала мне пойти в родильный дом для наблюдения. Я уже была в декрете и была дома с двухлетней дочкой. Я позвонила партнеру по работе и объяснила, что нам нужно в больницу, так как я не чувствую, как ребенок двигается. Я начал готовиться. Я принял теплый душ и, стоя под водой, заплакал. Я знал, что она ушла. На протяжении всей беременности у меня было необъяснимое чувство, что она не закончится хорошо. И вот это сбылось. Мне жаль, что я не прислушивался к себе и ценил свою интуицию больше, но было слишком поздно.Позже я узнал, что это обычное явление для потерявших мать - иногда вы просто знаете. По прибытии в родильный дом меня попросили подождать, пока освободится комната для осмотра. Это казалось вечностью. Мой партнер парковал машину, и моя дочь была с ним. Я сидела одна на стуле и смотрела, как акушерки суетятся над документами. Никто не казался особенно обеспокоенным тем, что у меня уменьшились движения, что, возможно, вместо того, чтобы быть чрезмерно тревожной будущей матерью, я была той из шести в день, у которой действительно умер ребенок.Мой партнер и дочь устремились по коридору, и вскоре после того, как нас, наконец, провели в комнату для осмотра. Меня уверили, что, наверное, все в порядке, но это не так. Акушерка не могла уловить сердцебиение. Я не мог смотреть ни на кого из медицинского персонала, только на мою бедную маленькую семью, лица которой были бледны от шока. Я видела, как разбивается сердце моего партнера, когда он видел, как наш драгоценный ребенок неподвижно лежит на мониторе, и мы все слышали эти слова - извините, я не могу найти сердцебиение. Мы бродили по больнице большую часть дня и рано вечером.Я ожидал получить копию больничного справочника, чтобы помочь нам сориентироваться в том, чего ожидать теперь, когда ваш ребенок умер, но все, что мы получили, - это фотокопия брошюры с номерами похоронных бюро, кое-что о вскрытиях и списком горячих линий поддержки. Нас познакомили с социальным работником. Она сказала, что свяжет нас с консультантом по тяжелой утрате. Пройдет четыре месяца, прежде чем мы воспользуемся их услугами. Приехала моя акушерка и сказала, что я могу подождать, пока у меня начнутся роды естественным путем или у меня возникнут роды.Я был усталым и эмоциональным. Я не мог уловить большую часть того, что говорили люди. Я просто хотел, чтобы все это закончилось. Поэтому я решил, что на следующий день меня побудят. Мне разрешили рожать в родильном доме, и у нас был весь центр для себя - ни рожающих матерей, ни плачущих новорожденных, ни возбужденных посетителей - только тишина. Комната была светлой и просторной. Акушерка предоставила нам много места и уединения. Я спокойно принимал душ и отказывался от обезболивающих. По иронии судьбы, я получил исцеление и рождение, о котором так отчаянно мечтал.После относительно непродолжительных родов моя дочь родилась на 37 неделе и 5 днях, и ее пуповина дважды обернулась вокруг шеи. Также присутствовал тугой «настоящий узел». Две акушерки, присутствовавшие при ее рождении, предположили, что это был узел, который, скорее всего, убил моего ребенка. Настоящий узел встречается редко и встречается примерно в 1% беременностей. Плотный настоящий узел еще реже встречается в 1 в 2000 г. Моя прекрасная дочь была передана мне на руки. Ей было тепло, и она выглядела идеально, как будто спала. Она весила 2:52 кг и была в длину 49 см.Я боялся родить смерть. Что, если бы я мысленно и эмоционально не справился с этим, но, обнимая ее в тот день, я чувствовал только силу, мир и благодать. Я родила без страха, и странным образом она родила меня. Я был так благодарен: нас побуждали держать ее и купать, а также снимать отпечатки рук и ног. Детская кроватка была доступна для использования, но, к сожалению, мы включили ее слишком поздно. В детских кроватках есть охлаждаемый матрас, который охлаждает детей, поэтому их тела не портятся слишком быстро, давая семьям больше времени, чтобы попрощаться.К нам пришел фотограф и сфотографировал. Сначала это казалось болезненным и странным. Наш ребенок был мертв. Как ты улыбаешься в камеру, когда держишь труп? Фотограф был таким добрым и чутким. Когда мы расслабились, проводя время с нашим ребенком, мы сосредоточились только на невероятной любви, которую мы испытывали к ней и друг к другу. На этих фотографиях мы видим любовь, а не смерть. Фотографии вашего ребенка так важны, когда все, что у вас есть, - это воспоминания. Мы сожалели только о том, что мы не включили ее старшую сестру.Мы думали, что этот опыт будет слишком пугающим для маленького ребенка. Сейчас ей пять лет, и она часто спрашивает, почему ее нет на фотографиях, и говорит, что хотела бы встретить свою сестру. Мы не решили устроить похороны, хотя они были предложены бесплатно. Мы попрощались втроем в похоронном бюро. Мы накрыли небольшой белый гроб распечатанными фотографиями семейных воспоминаний почти за 9 месяцев, красной розой из нашего сада, несколькими письмами и открытками. Затем распорядитель похорон добавил их в гроб.Мой партнер отнес гроб к ожидающей машине и поставил его на заднее сиденье, которое было покрыто тюлем и детскими безделушками. В похоронном бюро было так много заботы, чтобы признать нашу малышку личностью и достойно провести ее. Наша дочь была кремирована в положенный срок. Она остается дома с нами, что сейчас кажется правильным. Много месяцев спустя вскрытие подтвердило, что причиной ее смерти был настоящий плотный узел. Мы решили провести патологоанатомическое исследование, так как знали о ценности участия в сборе данных и исследованиях.Мы встретились с заведующим отделением акушерства и гинекологии в больнице, куда мы родили, а также с врачом отделения медицины плода в другой больнице. Оба заверили мою напарницу и меня, что ничего нельзя было сделать, чтобы предотвратить ее смерть. Нам просто очень не повезло. Я все еще сомневаюсь в этом. Мне посоветовали следить за движениями моего ребенка и, если он уменьшился, выпить чего-нибудь холодного и позвонить своей акушерке. Никто не упомянул, что одноразовая резкая смена движений тоже вызывает беспокойство.Может быть, если бы мы пошли в больницу той ночью, наша дочь могла бы выжить. Наш ребенок страдал от дистресса плода. Клинические рекомендации по дородовой помощи и обучению должны быть основаны на фактических данных и регулярно пересматриваться. Когда мы узнали о доступных исследованиях, для нашей дочери было уже слишком поздно. К счастью для других, осведомленность общественности об одном эпизоде ​​неистового движения, являющемся фактором риска мертворождения, постепенно начинает расти, в основном благодаря таким организациям, как Still Aware.Мертворождение настолько распространено в Австралии, когда случается с вами или кем-то из ваших знакомых. Это внезапно повсюду. Ежегодно от мертворождения страдают около 2000 австралийских семей. Уровень мертворождений у нас не изменился за 20 лет, а у коренных австралийцев он вдвое выше. Однако до того, как это случилось со мной, и я никогда не думал, что младенцы могут умереть в утробе матери. Об этом никогда не говорят. Недостаточно просвещения и осведомленности общественности. Врач сказал мне о повышенном риске выпадения пуповины с многоводием, но никто не упомянул, что у меня повышенный риск гибели плода.Дородовое образование и уход должны в большей степени учитывать разнообразие исходов родов. Это поможет избавиться от стигмы и непонимания, которые испытывают родители.

    Горе настолько многомерно, что потеря ребенка во время беременности или после родов - это то, чего большинство людей не понимают и не понимают - вы получаете много сочувствия, но не сочувствия. Я нахожу утешение в общении с другими родителями, которые пережили выкидыш, мертворождение и смерть новорожденного. Есть много семей, как и моя, которые чувствуют себя изолированными и ищут сообщества.Несмотря на то, что наш опыт уникален, нас объединяет общая связь, полученная благодаря общему пониманию такого глубокого жизненного опыта.


    Я участвую в онлайн-группах поддержки и общаюсь с людьми, потерявшими близких, и защитниками интересов, повышая осведомленность и рассказывая их истории в социальных сетях. Я хожу ежемесячно лицом к лицу в группу по оздоровлению скорби, которую проводит Bears of Hope, а в прошлом году я посетила трехдневный ретрит для матерей, потерявших близких. Я начал учиться, чтобы стать доулой, родившейся и понесшей тяжелую утрату, потому что считаю, что рождение может быть положительным и воодушевляющим опытом независимо от результата.Мой партнер организовал местную мужскую группу для отцов, потерявших близких, чтобы они могли по существу поговорить о горе и жизни. Они ежемесячно встречаются у костра, готовят, едят и разговаривают. Многие поверхностные дружеские отношения, которые у нас были до потери дочери, ушли на второй план. Люди не понимали, что потерять ребенка не переживешь, а просто учишься жить с ним. Иногда вы растете так, как никогда не представляли. Иногда нужно отречься, отдохнуть и спрятаться от мира. Наша дочь всегда будет частью нашей семьи, и мы будем всегда уважать ее и скучать по ней.Мы бесконечно благодарны за то, как она продолжает обогащать нашу жизнь и людей, которых мы встретили благодаря ей ».

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *