Пмр в онкологии: В 2020 году число впервые выявленных онкологических пациентов уменьшилось — Министерство здравоохранения ПМР

Содержание

В 2020 году число впервые выявленных онкологических пациентов уменьшилось — Министерство здравоохранения ПМР

Рубрика #ПоводЗадуматься: 4 февраля - Всемирный день борьбы с раковыми заболеваниями

На протяжении последних десяти лет в Приднестровье наблюдалась тенденция к росту заболеваемости злокачественными новообразованиями: грубые интенсивные показатели (на 100 тыс. населения) возросли на 17,8% (с 321,9 в 2009 г. до 391,5 в 2019 г.).  Но пандемия коронавируса повлияла на общую статистику.

«В прошлом году многие обследования были приостановлены, соответственно, снизилось и выявление онкологических заболеваний. Также наши граждане старались свести к минимуму посещения общественных мест, в том числе и медучреждений, боясь заразиться коронавирусом, соответственно число впервые выявленных онкологических пациентов в 2020 году уменьшилось», — отмечает главный онколог республики Алина Андреева.

В 2020 г. в ПМР впервые было выявлено 1 584 случаев злокачественных новообразований, что на 13% меньше, чем в 2019-м. На конец года контингент больных, состоявших на учете в онкологических кабинетах республики, составил 11 765 человек. Наиболее распространенные виды рака – рак молочной железы, кожи, трахеи, бронхов, легкого и колоректальный рак.  Максимальный уровень совокупной онкологической заболеваемости отмечается в возрастной группе 70 и старше. (34,3%).

«Из впервые выявленных онкологических пациентов, 53,2% были выявлены врачами на I-II стадиях и 21,4% выявлены на IV стадии.  В 2019г – на ранних стадиях обнаружена в 55,4 %  и 18,4 % — на финальной.  Видно, что ситуация с временным прекращением ранней диагностики рака вылилась в рост количества запущенных стадий заболевания на 3%», — подчеркнула Алина Андреева.

Вместе с этим специалист подчеркивает, что в условиях пандемии коронавируса COVID-19 помощь онкологическим больным в республике осуществлялась в полном объеме, врачи не прекращали работу.

Ни одно онкологическое отделение, ни онкологический диспансер не были закрыт, потому что было принято решение не перепрофилировать онкологические койки. Проводились операции и лекарственная терапия, пациенты направлялись на лучевую терапию.

«Самая большая проблема в нашей области — лечение нельзя приостановить. Рак — не плановая ситуация. Он продолжает расти и метастазировать при любом вирусе», — отметила Алина Андреева.

Онкологические пациенты, попадают в группу риска по тяжелому течению COVID-19. Особенно опасен коронавирус для больных с не мелкоклеточным раком легкого в возрасте старше 60 лет. В связи с этим необходимо разобщение людей и уменьшение числа посещений онкологических стационаров.

«Российское общество клинической онкологии по оказанию онкологической помощи в условиях пандемии COVID-19 предложило подразделить больных на три категории. Первая — пациенты, нуждающиеся в немедленном начале лечения онкологического заболевания или продолжении лекарственного лечения, поскольку риски прогрессирования или смерти от основного заболевания выше риска инфицирования коронавирусом.

Поэтому, какой бы сложной ни была эпидемическая обстановка, онкоцентры продолжают работать и лечить — с соблюдением всех норм безопасности. Сама тактика лечения не меняется — хирургия, химиотерапия, лучевая терапия, и ни один из видов лечения — будь то хирургия, химиотерапия или облучение — не является более предпочтительным способом в условиях пандемии коронавируса. Важно соблюдение общих эпидемиологических требований.  Но, с другой стороны, если у человека верифицирован рак, не требующий срочного вмешательства, например, опухоли на грани со злокачественностью, опухоли кожи, базалиомы или небольшие полипы кишечника, то здесь мы рекомендуем пациентам подождать, отложить приезд в больницу.

Вторая категория — те, кого пандемия застала на стадии лечения: химиотерапии, лучевой терапии. Тут нужно рассматривать каждый конкретный случай, есть ли возможность отложить курс. (например, пациенты, уже получившие несколько линий паллиативной химиотерапии по поводу прогрессирования онкологического процесса и не имеющие симптомов заболевания)

Третья группа онкобольных — пациенты, прошедшие курс лечения, у которых на данный момент нет явных признаков заболевания, но им нужны регулярные контрольные обследования, а в случае развития болезни, продолжение лечения. Таким больным надо однозначно находиться дома, на карантине. Потому что риск получить инфекцию очень высок, и если нет жалоб, два-три месяца можно и подождать. Таких пациентов много, им следует соблюдать все рекомендованные меры по самоизоляции, режиму и питанию. А при возникновении жалоб связаться с лечащим врачом.

К посещению стационаров во время пандемии допускаются только пациенты первой группы», — рассказала Алина Андреева.

Специалист напомнила о минимальных обследованиях, которые рекомендуются каждому: 

  • Рентгенография или флюорография лёгких. Это обязательный метод скрининга для всех слоёв населения старше 18 лет для исключения туберкулеза и онкологии лёгких.
  • Скрининг рака шейки матки заключается в регулярном исследовании цитологических мазков из шейки матки. Позволяет выявить патологию при минимальных клеточных изменениях в эпителии. Анализ на цитологию берут в смотровом кабинете. А вот процедуру кольпоскопию выполняет врач — осматривает шейку матки в увеличительное стекло и при необходимости берет биопсию.
    Проведение полноценного скрининга рака шейки матки позволяет снизить заболеваемость раком шейки матки на 80% и смертность от этого заболевания на 72%. Также рекомендуется каждой женщине раз в год выполнять УЗИ органов малого таза для исключения патологии со стороны яичников.
  • Скрининг рака молочной железы подразумевает под собой выполнение маммографии для женщин в возрасте 45-70 лет с частотой раз в два года. Для женщин с мастопатией в анамнезе или отягощенной наследственностью (например, рак груди у матери) рекомендуется производить маммографию раз в год. Для женщин более молодого возраста для исключения патологии железы лучше делать УЗИ, так как в возрасте до 45-50 лет молочные железы плохо поддаются визуализации при маммографии, а метод УЗИ будет более информативным.
  • Скрининг рака толстой кишки заключается в сдаче анализа кала на скрытую кровь – гемокульттест. Он назначается ежегодно всем людям старше 50 лет. Чтобы обеспечить чистоту и точность исследования, необходимо на три дня отказаться от мяса, печени и всех продуктов, содержащих железо (шпинат, яблоки, фасоль и т.
    д.). Если же тест кала на скрытую кровь окажется положительным, то необходимо пройти исследование — колоноскопию. Если в ходе процедуры доктор наткнётся на полип, то он обязательно его удалит с выполнением последующей биопсии тканей.

«Будьте внимательны к себе и своему здоровью. Откажитесь от курения, придерживайтесь умеренных доз в потреблении алкогольных напитков, питайтесь правильно и сбалансированно, будьте физически активны. Не откладывайте обследования или обращения к врачу за консультацией. Берегите себя и своих близких», — заключила главный онколог ПМР.

В Приднестровье утверждена Государственная Целевая программа «Онкология: совершенствование онкологической помощи населению ПМР на 2021-2025г.», которая должна способствовать повышению эффективности мероприятий по профилактике онкологических заболеваний, обеспечению диагностики на ранних стадиях заболеваний, внедрению своевременных эффективных методов лечения и реабилитации онкологических больных, снижению показателей инвалидности и смертности при злокачественных новообразованиях.

Оцениваться эффективность реализации программы будет по ряду целевых индикаторов и показателей. В частности, во внимание примут, к примеру, изменения показателей доли больных с визуальными локализациями злокачественных новообразований, выявленных в I и II стадиях заболевания, в общем числе больных с визуальными локализациями опухоли, впервые взятых на учет. Во-вторых, учтут динамику показателей доли, умерших от злокачественных новообразований в течение года с момента установления диагноза в числе больных, впервые взятых на учет в предыдущем году, а также снижение смертности от злокачественных новообразований на 100 тысяч населения. Планируется, что, благодаря реализации этой программы смертность от онкологических заболеваний снизится, возрастет количество случаев выявления злокачественных образований на ранних стадиях, удастся добиться увеличения продолжительности и улучшения качества жизни у больных с онкологическими заболеваниями.

В Приднестровье на учёте 11700 онкологических пациентов — Министерство здравоохранения ПМР

Онкология – одна из наиболее страшных и труднораспознаваемых на ранних стадиях болезней в мире. Борьба с раком может длится долгие месяцы и годы, но даже после «победы» риски возвращения болезни существуют.

«На сегодняшний день у нас на учёте состоит 11700 пациентов. Это те, кто ещё лечится, и те, кто уже победил рак («победителей» с учёта не снимаем, остаются под наблюдением врача ещё много лет). На учёте состоит 81 ребёнок, у 53 выявлена злокочественная опухоль. Самой маленькой нашей пациентке 2 года, лечится она уже 12 месяцев. Всего выявляем 2-3 детей в год и направляем их в Кишинёв или в Москву. Лечение онкобольных бесплатное по госпрограммам

», – отметила заведующая республиканским онкодиспансером ГУ «РКБ», главный онколог минздрава ПМР Алина Андреева.

Профилактика злокачественных новообразований, раннее выявление и более эффективное лечение могут предотвратить до 60% всех случаев заболевания раком. Выделяют несколько видов профилактики: первичная – ведение здорового образа жизни (9 из 10 смертей, вызванных раком лёгких, обусловлены пристрастием к табаку. Отказавшись от этой вредной привычки, можно предотвратить 90% всех случаев заболевания) и устранение канцерогенных факторов окружающей среды; вторичная – скрининг и ранняя диагностика, лечение предраковых состояний; третичная – диспансеризация излеченных онкологических больных, предупреждение рецидивов (возврата) болезни.

Врач объясняет: если предраковая патология будет выявлена и пролечена, то до раковой опухоли не дойдёт. Поэтому рекомендует женщинам после 35 лет ежегодно проходить рентген-маммографию молочных желез и сдавать тест на цитологию, чтобы исключить патологию. Мужчинам – каждый год посещать уролога и сдавать анализы на выявление рака кишечника.

Болезнь легче предупредить, чем лечить, поэтому так важна профилактика заболеваний. Необходимо следить за своим здоровьем. Поздняя выявляемость онкологических заболеваний на III-IV стадии – это сложное лечение, и процент выздоровления в таких случаях крайне низок.

Теорий развития рака много. Он может проявиться на фоне вируса и снижения иммунитета, при хронической травматизации (например, родинка на лице постоянно травмируется при бритье), часто встречается при патологии кожи. Под воздействием тех или иных факторов запускается процесс неконтролируемого клеточного деления, и возникает мутация (новообразование). То есть раковая опухоль – это сбой деления клетки.

Алина Евгеньевна призывает внимательнее относиться к своему здоровью, регулярно проходить обследования, при малейших изменениях в организме обращаться к врачу.

Источник : газета «Приднестровье»

Состоялось открытие трёхдневного круглого стола, посвящённого лечению онкологических заболеваний

На базе Приднестровского государственного университета состоялось открытие круглого стола «Международное сотрудничество в рамках клинических исследований» с участием российских онкологов – Анастасии Мочаловой и Виталия Огородникова. Медики приехали поделиться своим опытом диагностики и лечения онкологических заболеваний с приднестровскими коллегами. На открытии присутствовали министр здравоохранения ПМР Кристина Албул, вице-спикер Верховного Совета Галина Антюфеева, руководители и сотрудники лечебных учреждений республики, преподаватели и студенты медицинского факультета. Модератором мероприятия являлась главный онколог Алина Андреева.

С приветственным словом к российским гостям и участникам обратилась Кристина Албул: «От всей души рада приветствовать вас сегодня. Для меня и моих коллег подобного рода обмен опытом является уникальной возможностью познакомиться с новыми достижениями в онкологии и обменяться мнениями по важным вопросам оказания онкологической службы. К сожалению, рак остаётся одним из самых распространённых заболеваний в мире, и после сердечно-сосудистых заболеваний занимает второе место по количеству заболевших. Именно поэтому нам нужно объединиться и искать новые пути решения».

Презентацию о ситуации с онкологическими заболеваниями в Приднестровье представила Алина Андреева. По данным специалиста, заболеваемость раком на 100 тыс. населения составляет 340,3 случая. Отмечается увеличение пациентов, состоящих на учёте. Эта цифра растёт в том числе за счёт увеличения выявляемости и улучшения качества лечения. Но к сожалению, имеется тенденция омоложения некоторых форм онкопатологии. Что касается половой принадлежности, то женщины болеют чаще – их среди пациентов 55%.

С основным докладом выступила Анастасия Мочалова – врач-онколог, химиотерапевт, заведующая отделением противоопухолевой лекарственной терапии в одном из московских центров федеральной сети МЕДСИ. Она отметила, что необходимо развивать международное сотрудничество для помощи докторам и пациентам Приднестровья. Только общими усилиями можно продлить жизнь больным и диагностировать рак на ранних стадиях. Актуальность проблемы лечения онкологических заболеваний никогда не снижалась. В России основной проблемой лечения рака остаётся позднее выявление, связанное с недостаточным охватом населения скрининговыми исследованиями, а также кадровым дефицитом в сфере здравоохранения.

Анастасия Мочалова подробно рассказала об одном из главных достижений в области онкологии. В настоящее время в России пациенты могут бесплатно участвовать в программах международных клинических исследований. Это возможность применить в лечении самые современные и передовые технологии, например, таргет-терапию и иммунную терапию. Участие доступно и для граждан других государств. В качестве примера докладчик привела приднестровского пациента, который благодаря участию в программе получает терапию и спустя четыре курса у него не обнаружено образования новых метастазов. В настоящее время мужчина находится на поддерживающем лечении.

После выступления докладчика из России Кристина Албул отметила, что уже второй год Минздрав активно внедряет новые лекарственные препараты для лечения злокачественных образований. Для наших граждан это возможность получить качественную медицинскую помощь на территории республики. Подобных препаратов для обеспечения населения на бесплатной основе нет в Молдове.

«Для нас это шаг вперёд. Уже в следующем году, видя определённые результаты, мы сможем расширить перечень препаратов для онкобольных, которые помогут в лечении», – подвела итог глава Минздрава.

Кристина Албул напомнила участникам, что обменяться мнениями и поучаствовать в дискуссиях можно будет в пятницу на заседании секции по онкологии.

Круглый стол с российскими экспертами-онкологами

В актовом зале ПГУ им. Т. Г. Шевченко 28 октября прошел круглый стол «Международное сотрудничество в рамках клинических исследований» с участием приднестровских и российских медиков. Послушать российских экспертов пришли преподаватели и студенты медицинского факультета ПГУ.

На встрече присутствовали заведующая отделением противоопухолевой лекарственной терапии одной из московских клиник сети МЕДСИ Анастасия Сергеевна Мочалова и московский врач-онколог Виталий Алексеевич Огородников. В форуме приняли участие депутат Верховного Совета Галина Михайловна Антюфеева, министр здравоохранения Кристина Валерьевна Албул, депутат Тираспольского городского совета Вера Михайловна Васильева, главный онколог ПМР Алина Евгеньевна Андреева, ректор ПГУ Степан Иорданович Берил. Коллеги обменялись статистическими данными по заболеваемости онкологией в России и Приднестровье. Эксперты РФ рассказали о клиническом исследовании, которое в уже на данный момент помогает сохранять жизнь пациентам даже с запущенными формами рака.

Открыла встречу Кристина Валерьевна Албул. «Рак является самым распространенным заболеванием во всем мире и требует особого внимания. Статистика неумолима. По числу заболевших онкология остается на втором месте после сердечно-сосудистых заболеваний. И по данным Всемирной организации здравоохранения число заболевших будет расти. Именно поэтому, как никогда, нам нужно объединиться, обменяться мнениями и искать новые пути решения этих проблем», — отметила министр здравоохранения.

Галина Михайловна Антюфеева отметила, что будущий год в Приднестровье будет Годом здоровья. И поэтому встреча с российскими врачами как никогда актуальна не только по причине разворачивающейся в мире пандемии, но и для борьбы с другими смертельными заболеваниями. Депутат Верховного Совета подчеркнула, что круглый стол отвечает интересам государства, поскольку на данный момент сфера здравоохранения является приоритетной для развития и проходит период трансформации, внедряются инновационные методы лечения, обновляется оборудование, инфраструктура. Кроме того, открытие дискуссионной площадки с российскими коллегами отвечает и интересам укрепления связей с Российской Федерацией.

Описывая ситуацию с онкологией в Приднестровье, Алина Евгеньевна Андреева подчеркнула, что заболеваемость раком на 100 тыс. населения составляет 340,3 случая. Постепенно происходит увеличение количества пациентов, состоящих на учёте. Рост объясняется тем, что выявление рака на данный момент происходит чаще в том числе и на ранних стадиях, и качество лечения значительно улучшилось. Женщины болеют чаще – их среди пациентов 55%, сообщила главный онколог ПМР.

В своем докладе онколог Анастасия Сергеевна Мочалова отмечает, что выявление рака и для России остается одной из главных проблем. При этом клинические исследования злокачественных образований позволяют пациентам с онкологией не только получать качественное, но и доступное с финансовой точки зрения лечение. Описывая действие нового метода противоопухолевой терапии, российские эксперты привели в пример несколько клинических случаев, в том числе связанных с пациентами из Приднестровья. Завершилась лекция обсуждением внедрения новых революционных форм лечения онкологии в ПМР.

Татьяна Опренчук

Огородников Виталий Александрович – Онкология – Международный центр онкологии МЕДСИ

Дополнительная информация

Образование: Приднестровский государственный университет им. Т. Г. Шевченко, 2007 г.

Специальность по диплому: лечебное дело.

Профессиональные достижения и опыт:

  • Награжден Благодарственным письмом Президента Приднестровской Молдавской Республики за внесенный вклад в развитие медицины Приднестровской Молдавской Республики, 2011 г.
  • Благодарность руководителя Департамента здравоохранения города Москвы «За высокую оценку профессиональной деятельности медицинских работников населением города Москвы», 2016 г.
  • Благодарность Председателя комитета Государственной Думы Российской Федерации по охране здоровья «За высокий профессионализм, добросовестный труд и большой вклад в развитие отечественного здравоохранения», 2019 г.
  • Защитил магистерскую диссертацию по теме «Особенности государственно-частного партнерства в оказании онкологической помощи пациентам, страдающим злокачественными новообразованиями в системе обязательного медицинского страхования», присвоена степень магистра, 2020 г.
Ординатура: Приднестровский государственный университет им. Т. Г. Шевченко, 2009 г.

Курсы повышения квалификации:

  • Прошел обучение на рабочем месте в Республиканском онкологическом диспансере г. Тирасполь, Приднестровье, Молдова. Цикл «Общая онкология», 2009–2010 гг.
  • Прошел обучение на рабочем месте на базе отделения торакоабдоминальной онкологии федерального государственного бюджетного учреждения «Московский научно-исследовательский онкологический институт им. П. А. Герцена», 2010 г.
  • Прошел тематическое усовершенствование на базе федерального государственного бюджетного учреждения «Московский научно-исследовательский онкологический институт им.  П. А. Герцена», г. Москва, по теме «Современные подходы к выбору оперативного доступа и объема вмешательства при раке толстого кишечника, прямой кишки и гепатобилиарной зоны», 2011 г.
  • Прошел первичную переподготовку на базе Российского национального исследовательского медицинского университета имени Н. И. Пирогова по специальности «Онкология», 2013 г.
  • Прошел первичную переподготовку на базе федерального государственного бюджетного образовательного учреждения дополнительного профессионального образования «Российская медицинская академия последипломного образования» по специальности «Ультразвуковая диагностика», 2015 г.
  • Прошел тематическое усовершенствование на базе Европейского медицинского центра Медицинской школы EMC по теме «Психиатрические аспекты клинической онкологии. Практика суицидального риска у онкологических больных», 2015 г.
  • Прошел тематическое усовершенствование на базе Академической университетской клиники «Асклепиос», Германия, Гамбург, по теме «Инновационные технологии в онкологии», 2016 г.
  • Прошел первичную специализацию на базе Московского государственного медико-стоматологического университета по специальности «Паллиативная медицинская помощь», 2016 г.
  • Прошел тематическое усовершенствование на базе федерального государственного бюджетного образовательного учреждения дополнительного профессионального образования «Российская медицинская академия последипломного образования» по специальности «Маммология», 2016 г.
  • Прошел тематическое усовершенствование на базе федерального государственного бюджетного образовательного учреждения дополнительного профессионального образования «Российская медицинская академия последипломного образования» по теме «Химиогормонотерапия злокачественных опухолей», 2017 г.
  • Прошел тематическое усовершенствование на базе Российского университета дружбы народов по теме «Основы клинической и эстетической маммологии», 2017 г.
  • Окончил магистратуру по специальности «Организация и управление в здравоохранении» на базе Российского университета дружбы народов, 2020 г.
Участие в семинарах, конференциях, профессиональных объединениях: участвует в конференциях и конгрессах по вопросам онкологии, паллиативной помощи как в Российской Федерации, так и в других странах мира.

Публикации, статьи: автор более 10 статей.

Знание иностранных языков: английский.

Сфера практических интересов:

  • Рак молочной железы
  • Рак легких
  • Меланома
  • Рак желудка
  • Рак толстой и прямой кишки
  • Паллиативная помощь
  • Клинические исследования новых препаратов

Пузырно-мочеточниковый рефлюкс — WMT клиника высоких технологий


Пузырно-мочеточниковый рефлюкс (ПМР) – заболевание, при котором происходит обратный ток мочи из мочевого пузыря в мочеточники. Патология встречается как у взрослых, так и у детей, и без своевременного лечения приводит к нарушению функционирования всей мочевыделительной системы.

ПРИЧИНЫ ПМР

Пузырно-мочеточниковый рефлюкс бывает первичным и вторичным. Первичный возникает из-за аномалий мочевых органов во внутриутробном периоде и чаще всего встречается у детей. Вторичный возникает после перенесённых заболеваний и операций на органах мочевыделительной системы, проявляется чаще у взрослых.

Основные причины развития рефлюкса:

  • Перенесенные инфекционные заболевания мочевыделительной системы
  • Обструкция уретры
  • Гиперплазия предстательной железы
  • Злокачественные опухоли
  • Сморщенный мочевой пузырь
  • Нейрогенный мочевой пузырь

КАК ПРОЯВЛЯЕТСЯ ПМР?

  • Частые позывы к мочеиспусканию
  • Болезненность при мочеиспускании и в покое
  • Мочеиспускание малыми порциями
  • Мутный цвет мочи
  • При воспалительных осложнениях повышение температуры тела, озноб
  • Сильные боли в пояснице
  • При развитии вторично сморщенной почки – явления артериальной гипертонии и почечной недостаточности

ДИАГНОСТИКА ПМР

Для полноценного лечения необходимо точно определить причину заболевания, а затем ее устранить. С этой целью в клинике WMT врачи-урологи проводят комплексную диагностику:

  • Общий осмотр
  • Сбор анамнеза
  • Ультразвуковая диагностика
  • Компьютерная томография
  • Контрастная рентгенография мочевого пузыря

ЛЕЧЕНИЕ ПМР

В клинике WMT врачи-урологи выполняют все виды лечения заболевания:

  • При незначительном и неосложнённом рефлюксе возможно применение консервативной терапии. Она включает профилактику инфекционных осложнений, периодическую самокатетеризацию, обязательное мочеиспускание каждые 2 часа.
  • Оперативное лечение включает различные способы устранения проблемы: от введения препаратов, образующих объем, в область устья мочеточников до реконструктивных операций.

ЗАПИСЬ НА ПРИЁМ

Запишитесь на консультацию к урологу клиники WMT по телефону 8 (861) 206-03-03 или оставьте заявку на сайте.

Онкологи обсудили актуальные вопросы диагностики и лечения патологий

На медфакультете ПГУ прошла международная научно-практическая конференция, посвященная самым острым вопросам по этому заболеванию. Она состоялась в рамках проводимой Минздравом информационной кампании «Мир против рака», которая проходит в республике в 6-й раз. Цель – выявление заболевания на ранней стадии. Делиться опытом приехали специалисты и онкоинститута Молдовы. Были заслушаны в режиме онлайн доклады ведущих онкологов России, рассказала главный онколог Министерства здравоохранения ПМР Алина Андреева:
«Лечение хронического болевого синдрома — это некоторые подходы в курсах химиотерапии, это дисциплинарный подход, потому что сейчас в онкологии мы говорим о персонализированном подходе, т.е. в индивидуальном подходе к каждому пациенту».

«Онкология – довольно-таки быстроразвивающаяся, динамично развивающаяся отрасль медицины, поэтому нужно идти в ногу со временем, постоянно обучаться».  
Рак — одна из основных причин заболеваемости и смертности в мире. Ежегодно его диагностируют у 14-ти миллионов человек. В Приднестровье на сегодняшний день зарегистрированы 10 тысяч. Если раньше в группу риска попадали люди старше 60-ти лет, то сейчас, как отмечают специалисты, рак «молодеет» и все чаще на учет становятся пациенты от 30-ти до 40 лет. И чем раньше обнаружена болезнь, тем больше шансов её вылечить, говорит  завотделением торакальной хирургии Института онкологии Молдовы Сергей Дорук:
«В некоторых вопросах мы продвинулись очень хорошо. И выживаемость даже при четвертых стадиях, допустим, при лимфомах может быть 80%. Некоторые проблемы остаются, к сожалению, на низком уровне, что обуславливает очень агрессивное распространение опухолевого процесса, неспособность человеческого организма бороться и, в общем, развитие науки в целом. Потому что мы зависим от тех достижений, которые нам может предоставить мировая наука». 
Врачи-онкологи во всем мире стремятся к увеличению общей выживаемости, но главное – отношение человека к своему здоровью. Ведь самый зловредный рак – это рак, не обнаруженный вовремя, считают специалисты. Ранняя диагностика – залог успешного лечения.

Ревматическая полимиалгия и ее связь с раком

Ревматология (Саннивейл). Авторская рукопись; Доступен в PMC 2016 май 7 мая 703

Опубликовано в окончательной редактированной форме AS:

PMCID: PMC4681516

NIHMSID: NIHMS742616

, MD, 1 , MS, 2, 3 , MS, 2 и, MD, MPH 3, 4 4 4

Эмили C Pfeifer

1 Департамент внутренней медицины, Мейо Клиника, Рочестер, МН, США

Cynthia S CROORSON

2 Отдел биомедицинской статистики и информатики, Отдел медицинских исследований, Клиника Мэйо, Рочестер, Миннесота, США

3 Отделение ревматологии, отделение внутренней медицины, Клиника Мэйо, Рочестер, Миннесота, США

Brittny T Major

2 Отделение Биомедицинской статистики и информатики, Отдел медицинских исследований, Клиника Мэйо, Рочестер, Миннесота, США

Eric L Matteson

3 Отделение ревматологии, отделение внутренних болезней icine, клиника Мэйо, Рочестер, Миннесота, США

4 Отделение эпидемиологии, Департамент научных исследований в области здравоохранения, клиника Мэйо, Рочестер, Миннесота, США

1 Отделение внутренних болезней, клиника Майо, Рочестер, Миннесота, США

2 Отделение биомедицинской статистики и информатики, Отдел медицинских исследований, Клиника Мэйо, Рочестер, Миннесота, США

3 Отделение ревматологии, Отделение внутренних болезней, Клиника Мэйо, Рочестер, Миннесота, США

4 Отделение эпидемиологии, Департамент научных исследований в области здравоохранения, Клиника Мэйо, Рочестер, Миннесота, США

Автор, ответственный за переписку: Эрик Л. Matteson, MD, MPH, 200 First Street SW, Rochester, MN 55905, телефон: 507-284-8450, факс: 507-284-0564, [email protected] См. другие статьи PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Объектив

Ревматическая полимиалгия (ПМР) является распространенным ревматологическим заболеванием у пожилых людей. Исследования взаимосвязи между ПМР и раком дали неоднозначные результаты и были ограничены множеством факторов. В этом исследовании изучалась связь между ПМР и развитием рака в когорте населения.

Методы

Популяционная когорта из 359 пациентов с ПМР, диагностированной в период с 01.01.1970 по 31.12.1999 и наблюдаемая до 31.12.2013, была собрана вместе с когортой для сравнения из 357 субъектов. Записи субъектов PMR и сравнения были просмотрены для получения подробной информации о диагностике рака. Кумулятивную заболеваемость злокачественными новообразованиями у пациентов с ПМР и без нее, с поправкой на конкурирующий риск смерти, оценивали и сравнивали с использованием методов Грея. Модели пропорциональных рисков Кокса использовались для оценки тенденций развития злокачественных новообразований с течением времени.

Результаты

Не было существенной разницы в распространенности злокачественных новообразований до ПМР дата возникновения/индексная дата между двумя группами со злокачественными новообразованиями в анамнезе у 41 (11%) пациентов с ПМР и 50 (14%) пациентов без ПМР. Субъекты PMR (значение p = 0,31). Кроме того, не было различий в кумулятивной заболеваемости злокачественными новообразованиями через 10 лет после возникновения ПМР между пациентами с ПМР и без ПМР (кумулятивная заболеваемость через 10 лет ± SE: PMR 13,8 ± 2,0, контрольная группа 13,1 ± 2.0; p-значение = 0,89).

Заключение

Нет повышенного риска злокачественных новообразований у пациентов с диагнозом ПМР по сравнению с субъектами без ПМР в этой популяционной когорте.

Ключевые слова: ревматическая полимиалгия, рак 50 лет.Заболеваемость ПМР увеличивается с возрастом, и ожидается, что по мере взросления населения в ближайшие годы эти цифры будут расти (1).

Этиология ПМР в настоящее время неизвестна, и часто ее трудно отличить от других воспалительных состояний, включая ревматоидный артрит, спондилоартропатии или метаболические и злокачественные заболевания (2). Было обнаружено, что некоторые из этих аутоиммунных заболеваний, включая ревматоидный артрит и системную красную волчанку, связаны с некоторыми формами рака (3–4).Напротив, у пациентов с диагнозом гигантоклеточный артериит (ГКА), состояние, связанное с ПМР, было обнаружено меньше злокачественных новообразований до постановки диагноза ГКА по сравнению с контрольной группой, и, конечно же, не было повышенного риска развития рака (5). Связь между ПМР и раком неясна, поскольку предыдущие исследования дали неоднозначные результаты: от увеличения риска рака на 69% в первые 6 месяцев после постановки диагноза ПМР до ​​других исследований, не обнаруживших связи (6–9).

Взаимосвязь между ПМР и развитием злокачественных новообразований неясна.Подтвержденная положительная ассоциация предполагает пользу от более широкого скрининга рака в этой популяции. Целью этого исследования было дальнейшее изучение возможной связи между ПМР и развитием рака.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Субъекты исследования

Это исследование было проведено с одобрения внутренних наблюдательных советов Медицинского центра Олмстед и клиники Майо среди населения округа Олмстед, штат Миннесота, США. Эта популяция хорошо подходит для лонгитюдных популяционных когортных исследований пациентов с ПМР, поскольку для просмотра доступны полные медицинские записи всех жителей, обращавшихся за какой-либо медицинской помощью в течение более 60 лет подряд.Система связи медицинских карт Рочестерского эпидемиологического проекта (REP) позволяет получить доступ к полным стационарным и амбулаторным записям всех поставщиков медицинских услуг для местного населения, включая клинику Майо и ее дочерние больницы, медицинский центр Олмстеда и его дочернюю общественную больницу, местные дома престарелых и местные частные врачи. Потенциал этой системы данных для популяционных исследований был описан ранее (10, 11) и обеспечивает практически полную клиническую информацию для всех субъектов PMR и сравнения среди жителей округа Олмстед, штат Миннесота.

Для этого исследования использовалась ранее созданная когорта, включающая пациентов с диагнозом ПМР в период с 1 января 1970 г. по 31 декабря 1999 г., за которыми наблюдали до смерти, миграции или 31 декабря 2013 г. (12). Всем больным диагноз был поставлен врачом. Включение требовало выполнения следующих 3 критериев: (1) возраст ≥ 50 лет, (2) двусторонняя боль и утренняя скованность (не менее 30 минут), сохраняющиеся в течение не менее 1 месяца с вовлечением как минимум 2 из следующих областей: шея/туловище , плечи/проксимальные отделы рук и бедер/проксимальные отделы бедер и (3) скорость оседания эритроцитов > 40 мм/ч (метод Вестергрена).Пациентов с ответом (определенное улучшение симптомов в течение 24 часов) на терапию низкими дозами кортикостероидов (≤ 20 мг преднизолона в день) также считали ПМР. Другие заболевания, которые могли бы объяснить симптомы, такие как ревматоидный артрит, были исключены. Для каждого субъекта ПМР был выбран субъект сравнения без ПМР на момент постановки диагноза ПМР пациента, и ему была назначена индексная дата, которая соответствовала дате возникновения ПМР. Критериями соответствия были такие же год рождения (± 3 года), пол и длина истории болезни, что и у субъекта PMR.

Сбор данных

Записи пациентов с ПМР и субъектов сравнения без ПМР были проанализированы для получения подробной информации о диагностике рака. Каждый диагноз рака был затем перекрестно проиндексирован с Реестром рака клиники Майо, чтобы гарантировать полное установление случая. Для каждого злокачественного новообразования собирали дату постановки диагноза, локализацию и тип злокачественного новообразования.

Статистические методы

Описательная статистика (среднее значение, пропорции и т.д.) использовалась для суммирования данных для групп PMR и не-PMR.Доля пациентов со злокачественными новообразованиями до даты возникновения/индекса PMR сравнивалась между когортами с использованием критерия хи-квадрат.

Совокупная заболеваемость злокачественными новообразованиями у пациентов с ПМР и без него с поправкой на конкурирующий риск смерти оценивалась и сравнивалась с использованием критерия Грея. Эти методы аналогичны методу Каплана-Мейера с цензурированием пациентов, которые еще живы при последнем осмотре. Тем не менее, пациенты, которые умерли до появления злокачественных новообразований, были должным образом учтены, чтобы избежать переоценки частоты возникновения злокачественных новообразований, что могло бы произойти, если бы такие субъекты были просто подвергнуты цензуре в момент смерти.Пациенты со злокачественными новообразованиями до даты возникновения/индекса PMR были исключены из этих анализов.

Модели пропорциональных рисков Кокса использовались для сравнения скорости развития злокачественных новообразований, как в целом, так и по локализации, между пациентами с ПМР и контрольной когортой без ПМР. Эти же модели также использовались для оценки тенденций развития злокачественных новообразований с течением времени.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Первоначально в это исследование были включены 364 пациента с диагнозом ПМР и 364 субъекта сравнения без ПМР. На момент оценки у 12 из этих лиц не было разрешения на проведение исследований, в результате чего было 359 пациентов в когорте PMR и 357 пациентов в когорте сравнения без PMR. Люди в этих двух сравниваемых группах были схожи по возрасту (средний возраст в годах ± SD: PMR 73,5 ± 8,5, не-PMR 73,3 ± 8,5), полу (PMR 66,6% женщин, не-PMR 66,9% женщин) и времени наблюдения. (среднее время наблюдения в годах ± SD: PMR 11,8 ± 6,7, не-PMR 10,7 ± 7,4).

Не было существенной разницы в распространенности злокачественных новообразований до даты заболеваемости/индекса ПМР между двумя группами, с предшествующими злокачественными новообразованиями у 41 (11%) пациентов с ПМР и 50 (14%) пациентов без ПМР (p -значение 0.31). Дальнейшая оценка, в частности изучение солидных и гематологических злокачественных новообразований с последующими отдельными отдельными злокачественными новообразованиями (головы/шеи, желудка, поджелудочной железы, лимфомы, лейкемии и т. д.), также не выявила различий между двумя группами (11).

Таблица 1

Распространенность злокачественных новообразований у пациентов с ПМР и без ПМР до ​​даты заболеваемости/индекса ПМР

4 4 7 0 9014
Злокачественное новообразование Злокачественные новообразования до ПМР заболеваемости/не-ПМР дата индекса (№) p-значение сравнения предшествующих событий *
Любое злокачественное новообразование 41 / 50 0. 31
Solid 39/49 0.26
4 2/1 1,00
Глава / шея 3/1 0.62
Желудочный 0
Поджелудочная 0
Печень 0
колон / Ректальное 5 / 5 1. 0
Другое пищеварение 1/0 1/0
0.62
4 Прочая грудная клетка
Bone
Мягкие ткани 0/3 0. 12
Skin 4/0 0.12
Грудь (только для женщин) 13/16 0,70
DCIS 0/1 0.56
Яичник (только для женщин) 0
Другое гинекологическое (только для женщин) 2/4 0. 69
9/13 0.38
почек 0 / 2 0.25
мочевого пузыря 3/6 0,34
Другое мочеполовая 0
офтальмологический 1/0 1,00
Центральная нервная система 0/1 0/1 0. 5 0.5
Lymphoma 0
Leukemia 2/1 1.00
Множественная миелома 0
Миелопролиферативный синдром 0
МДС 0
Другое 0

После заболеваемости ПМР оценка кумулятивной заболеваемости злокачественными новообразованиями через 10 лет у пациентов с ПМР и без ПМР также не показала различий между двумя группами (кумулятивная заболеваемость за 10 лет ± SE : ПМР 13. 8 ± 2,0, контроль 13,1 ± 2,0; р-значение 0,89). Опять же, солидный и гематологический, а также отдельные подтипы рака были проанализированы отдельно, и было обнаружено, что их частота не различалась между двумя группами (). Таблица 2 заболеваемость через 10 лет для пациентов с ПМР (±SE) Кумулятивная заболеваемость через 10 лет для пациентов без ПМР (±SE) p-значение **

Любое злокачественное новообразование 92 62 13.8 ± 2.0 13.1 ± 2.0 13.1 ± 2.0 0.89 Solid 64 / 1,9 64 / 1,9 11,4 ± 1,8 11. 4 ± 1,8 0.58 Гематологические 5/5 5/5 1.2 ± 0,6 1.1 ± 0,6 0.99 7 4/5 0,3 ± 0.3 1.2 ± 0,6 0,74 Gautric 0/4 0. 0 0.6 ± 0.4 0,6 ± 0.04 0.049 4 Pancreatic 2/1 0,6 ± 0,4 0.0 0.56 Liver 1/1 0,3 ± 0,3 0. 0 0.0 0.0 9.99 толстой кишки / ректального 3,5 ± 1,0 3,5 ± 0,6 1.2 ± 0,6 0.23 0,23 3 Другие пищеваны 0/1 0.0 0 0. 3 ± 0.3 0.32 Lung 11/12 2,0 ± 0,7 3.2 ± 0,9 0,2 ± 0,9 0.63 Другое грудная клетка 0 0.0 0.0 — — Кость 0 0. 0 0.0 — — Мягкие ткани 2/2 0,3 ± 0,3 0.6 ± 0.4 0.47 0,97 Skin 6/1 0,6 ± 0,4 1.2 ± 0,6 0, Грудь (Только для женщин) 11/11 2. 7 ± 1.1 2.7 ± 1.1 0.96 DCIS 1/1 0,3 ± 0.3 0.4 ± 0,4 0,48 Яичники (только для женщин) 1 0 0.0 0 0.0 0.0 0. 32 4 Другие гинекологические (женские только) 3/0 1,3 ± 0.7 0.0 0.33 Простата (только для мужчин) 10 10.0 ± 2.9 10,0 ± 2.9 6.8 ± 2.5 0.34 почек 2/1 0. 0 0.3 ± 0.3 0.58 Модный пузырь 3/4 0.6 ± 0,4 1,2 ± 0,6 0,67 Другое мочеполовая 0/3 0,0 0,6 ± 0,4 0,08 офтальмологический 0 0,0 0. 0 — Центральная нервная система 0 0.0 0.0 — — Lymphoma 0/1 0.0 0 0.3 ± 0.3 0.31 7 Leukemia 5/19 5/016 0,9 ± 0. 5 0,9 ± 0.5 0.74 Несколько миелома 0 0.0 0.0 — — Миелололиферативный синдром 0 0.0 0.0 — — Миелодиспластический синдром 0 0. 0 0 0.0 — Другое 0/4 0.0 0.0 0,9 ± 0,0 0,9 ± 0,0150 0.043 0.043

Наконец, анализирует анализ временной тенденции отсутствие доказательств разницы в относительном злокачественстве. показатели в ПМР по сравнению с не-ПМР в течение календарного времени (p = 0,70) или на протяжении всего периода наблюдения после даты возникновения/индекса ПМР (p = 0,85).

ОБСУЖДЕНИЕ

В этом популяционном когортном исследовании не было выявлено повышенного риска злокачественных новообразований у пациентов с диагнозом ПМР по сравнению с субъектами без ПМР.Это оказалось верным как до появления PMR, так и после постановки диагноза.

В последние годы ряд исследований показал, что риск развития рака повышается при других ревматологических состояниях, особенно при ревматоидном артрите, а также при системной красной волчанке (3, 4). Поскольку ПМР является аналогичным воспалительным заболеванием, недавно был изучен риск злокачественного новообразования в этой популяции. Было несколько сообщений о ПМР и связи с раком, при этом некоторые предполагали ПМР как паранеопластический феномен (7, 13, 14), в то время как ряд других исследований, включая текущий отчет, не показали повышенного риска злокачественных новообразований при ПМР. (8, 9).

Большое административное исследование базы данных из Швеции, в которое были включены 35 918 пациентов с ГКА и ПМР, сообщило о повышенном риске развития рака в течение первого года после постановки диагноза ПМР. В этом исследовании использовался Шведский регистр выписки из больниц, в котором диагнозы ПМР основаны на кодировании и не подтверждаются просмотром индивидуальных медицинских карт (7). ПМР может быть трудно точно диагностировать из-за неспецифических симптомов, отсутствия окончательного тестирования, которое могло бы подтвердить диагноз, и отсутствия установленных и точных диагностических критериев.Таким образом, диагноз ПМР является клиническим и основывается на знаниях отдельных медицинских работников (1).

Исследование, проведенное в 2013 году с использованием Базы данных исследований общей практики Соединенного Королевства, показало повышение риска злокачественных новообразований у пациентов с ПМР на 69% в течение первых 6 месяцев после постановки диагноза. Пациентов в этом исследовании также идентифицировали на основе медицинского кодирования, а не просмотра медицинской карты; диагноз был подтвержден требованием, чтобы пациенты должны были получить по крайней мере два рецепта на кортикостероиды после постановки диагноза ПМР. Это дополнительное требование, возможно, улучшило точность диагностики ПМР в этом исследовании, однако не было доступных данных относительно ответа на лечение. Предвзятость эпиднадзора, возможно, также сыграла свою роль в этих результатах, поскольку было отмечено, что пациенты с диагнозом ПМР чаще обращаются за медицинской помощью по сравнению с населением в целом, при этом, возможно, более высокая частота выявления рака связана с более частым контактом с системой здравоохранения (6).

Наконец, в недавнем систематическом обзоре (15) обобщены имеющиеся исследования, изучающие связь между ПМР/ГКА и диагностикой рака.В конечном итоге это включало 6 исследований с объединенным статистическим анализом, показывающим 14% избыточный риск злокачественного новообразования у пациентов с ГКА/ПМР. Риск малигнизации оказался выше в первые 6–12 месяцев после постановки диагноза. Однако, когда был проведен анализ чувствительности, за исключением одного из шести исследований из-за возможной систематической ошибки при отборе, совокупный коэффициент риска снизился до 8% и не достиг статистической значимости. Это исследование было ограничено несколькими факторами, включая предвзятость публикаций и направлений, а также включение пациентов с ГКА.Большинство включенных исследований характеризовались малыми размерами выборки, систематической ошибкой направления, неполной диагностической и соответствующей клинической информацией, отсутствием адекватных групп сравнения и/или ограниченным временем наблюдения (6,7,8 и 9).

Наши результаты противоречат недавним сообщениям в литературе, предполагающим повышенный риск злокачественных новообразований у лиц с диагнозом ПМР. Несмотря на то, что он был завершен с использованием меньшей популяции, наш подход позволил устранить некоторые важные ограничения предыдущих исследований. При использовании подхода, основанного на популяции, удалось избежать предвзятости при отборе и направлении.Для изучения вопроса о раке была тщательно подобрана сравнительная когорта субъектов, у которых никогда не диагностировали ПМР. Благодаря ресурсам Рочестерского эпидемиологического проекта были доступны полные медицинские записи для каждого субъекта исследования, а перекрестные ссылки с онкологическим реестром клиники Майо гарантировали, что ни одно злокачественное новообразование не будет пропущено. Использование доступных полных медицинских карт также позволило подтвердить точные диагнозы ПМР у испытуемых, что невозможно при использовании только кодирования.Наконец, за субъектами исследования в этом случае наблюдали в течение не менее 10 лет после постановки диагноза PMR с оценкой времени диагностики каждого злокачественного новообразования.

Потенциальные ограничения этого исследования включают тот факт, что население округа Олмстед, штат Миннесота, преимущественно белое; хотя наши результаты должны отражать большинство пациентов с ПМР, наблюдаемых в западных странах (16, 17). Однако размер нашей выборки пациентов с ПМР был ограничен относительно небольшой численностью населения округа Олмстед.Таким образом, наше исследование было недостаточно мощным для обнаружения небольшого увеличения (увеличение риска менее чем в 1,5 раза) частоты злокачественных новообразований у субъектов с ПМР по сравнению с пациентами без ПМР, но было бы обнаружено более значительное значительное увеличение. Наконец, это исследование, как и все другие, о которых сообщалось ранее, не включало данные о немеланомном раке кожи.

В заключение, наши результаты показывают, что риск развития рака у людей с ПМР не выше, чем у людей, не страдающих этим заболеванием.В этом исследовании была предпринята попытка избежать ограничений предыдущих исследований, изучающих тот же вопрос, и в результате более вероятно, что он представляет истинную связь между PMR и раком. Основываясь на этих результатах, мы предполагаем, что скрининг рака у пациентов с ПМР должен проводиться в соответствии с национальными рекомендациями по возрасту и полу пациента.

Благодарности

Источник финансирования: Эта работа стала возможной благодаря Рочестерскому эпидемиологическому проекту (R01 AG034676 Национального института старения) Национального института здравоохранения США.С. Служба общественного здравоохранения.

Сноски

Содержание является исключительной ответственностью авторов и не обязательно отражает официальную точку зрения Национальных институтов здравоохранения.

Ссылки

1. Кермани Т.А., Уоррингтон К.Дж. Достижения и проблемы в диагностике и лечении ревматической полимиалгии. The Adv Musculoskelet Dis. 2014 фев; 6 (1): 8–19. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]2. Сальварани С., Кантини Ф., Хундер Г.Г. Ревматическая полимиалгия и гигантоклеточный артериит.Ланцет. 2008; 372: 234–245. [PubMed] [Google Scholar]3. Смиттен А.Л., Саймон Т.А., Хохберг М.С. и соавт. Метаанализ заболеваемости злокачественными новообразованиями у взрослых пациентов с ревматоидным артритом. Артрит Res Ther. 2008;10:R45. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]5. Кермани Т.А., Шафер В.С., Кроусон К.С., Хундер Г.Г., Иттерберг С.Р., Маттесон Э.Л., Габриэль С.Е., Уоррингтон К.Дж. Рак, предшествующий гигантоклеточному артерииту: исследование случай-контроль. Ревмирующий артрит. 2010;62(6):1763–1769. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]6.Мюллер С., Хайдер С.Л., Белчер Дж., Хеллиуэлл Т., Маллен С. Связан ли рак с ревматической полимиалгией? Когортное исследование в Базе данных исследований общей практики. Энн Реум Дис. doi: 10.1136/annrheumdis-2013-203465. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]7. Джи Дж., Лю С., Сандквист К. и др. Риск рака у пациентов, госпитализированных с ревматической полимиалгией и гигантоклеточным артериитом: последующее исследование в Швеции. Ревматология. 2010;49:1158–63. [PubMed] [Google Scholar]8. Haga HJ, Eide GE, Brun J и др.Рак в сочетании с ревматической полимиалгией и височным артериитом. J Ревматол. 1993; 20:1335–1339. [PubMed] [Google Scholar]9. Myklebust G, Wilsgaard T, Jacobsen BK, et al. Нет повышения частоты злокачественных новообразований при ревматической полимиалгии и височном артериите. Проспективное лонгитюдное исследование 398 случаев и контрольная группа населения. J Ревматол. 2002; 29: 2143–7. [PubMed] [Google Scholar] 10. Курланд Л., Молгаард К. История болезни пациента в эпидемиологии. наук Ам. 1981; 245: 54–63. [PubMed] [Google Scholar] 11.Мелтон Л. История Рочестерского эпидемиологического проекта. Клиника Мэйо Proc. 1996; 71: 266–274. [PubMed] [Google Scholar] 12. Доран М.Ф., Кроусон К.С., О’Фаллон В.М., Хундер Г.Г., Габриэль С.Э. Тенденции заболеваемости ревматической полимиалгией за 30-летний период в округе Олмстед, штат Миннесота, США. J Ревматол. 2002; 29:1694–7. [PubMed] [Google Scholar] 13. Нашиц Дж. Э. Ревматические синдромы: ключи к скрытой неоплазии. Курр Опин Ревматол. 2001; 13:62–6. [PubMed] [Google Scholar] 14. Раканелли В., Прете М., Минойя С., Фавойно Э., Пероса Ф.Ревматические заболевания как паранеопластические синдромы. Аутоиммун Рев. 2008;7(5):352–358. [PubMed] [Google Scholar] 16. Сент-Совер Дж. Л., Гроссардт Б. Р., Зевок Б. П., Мелтон Л. Дж., 3-й, Панкрац Дж. Дж., Брю С. М., Рокка В. А. Профиль ресурсов данных: Система увязки медицинских записей Рочестерского эпидемиологического проекта (REP). Int J Эпидемиол. 2012;41:1614–1624. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]17. Gran JT, Myklebust G. Заболеваемость ревматической полимиалгией и височным артериитом в графстве Ауст-Агдер, южная Норвегия: проспективное исследование 1987–94. Журнал ревматологии. 1997; 24:1739–1743. [PubMed] [Google Scholar]

Связан ли рак с ревматической полимиалгией? Когортное исследование в Базе данных исследований общей практики

Введение

Распространенность ревматической полимиалгии (РМР) в течение жизни составляет 2,4% у женщин и 1,7% у мужчин1. Это наиболее распространенное воспалительное ревматическое заболевание у взрослых в возрасте ≥50  лет2. Обычно его диагностируют и лечат в условиях первичной медико-санитарной помощи.3,4 Классический симптомы включают двустороннюю боль, ноющую боль и скованность в плечах и тазовом поясе, обычно сопровождающиеся повышением воспалительных маркеров.Ожидается, что по мере старения населения5 число случаев ПМР будет расти.

Уже давно известно, что воспалительные ревматологические заболевания, такие как ревматоидный артрит (РА) и системная красная волчанка (СКВ), связаны с повышенной частотой некоторых форм рака (РА6,7; СКВ8,9). Несмотря на это, было проведено только одно крупномасштабное исследование связи между ПМР и раком. Ji et al. 10 обнаружили 19%-ное увеличение риска рака у пациентов, госпитализированных с ПМР и гигантоклеточным артериитом (ГКА). ) в Швеции по сравнению с населением в целом.Эта ассоциация со временем уменьшилась до 6% увеличения после первого года. Небольшие исследования рассматривали связь ГКА или комбинации ПМР и ГКА с раком в соответствующих проспективных когортах,11–13, но не обнаружили никакой связи. Однако на сегодняшний день ни одно крупномасштабное когортное исследование не исследовало потенциальную связь между ПМР и раком в обществе, где большинство пациентов диагностируются и лечатся исключительно.3,4

Учитывая противоречивые данные, истинная связь между ПМР и раком в обществе остается неясной.В этом исследовании используется База данных исследований общей практики (GPRD) для проспективной оценки потенциальной связи между PMR и последующим диагнозом рака.

Методы

База данных исследований общей практики

GPRD содержит электронные медицинские карты пациентов, зарегистрированных в учреждениях общей практики в Англии и Уэльсе. Практики в целом репрезентативны для всех в Англии и Уэльсе по географическому распределению, размеру списка и возрастному и половому распределению зарегистрированных пациентов.GPRD включает демографическую информацию, сведения о назначении, клинические события, оказанную профилактическую помощь, направления к специалистам, госпитализации и их основные исходы, закодированные с использованием иерархической системы, известной как коды чтения.14,15 Практики, входящие в GPRD, должны соответствовать строгим критериям качества. для предоставления «стандартных» данных.16 Недавние обзоры подтверждают, что данные имеют хорошее качество для исследований,15 хотя кодирование было лучше для хронических состояний, таких как ПМР и рак, чем для острых состояний.17

Идентификация участника

Все пациенты с инцидентным диагнозом ПМР (один диагностический код чтения для ПМР) в период с 1 января 1987 г. по 31 декабря 1999 г. были идентифицированы персоналом GPRD и сопоставлены с пятью лицами без ПМР по году рождения, полу и практике. Дата индекса была принята как дата первого кода чтения PMR для тех, у кого был PMR, и соответствующая совпадающая дата для тех, у кого его не было. Все включенные участники были в возрасте ≥50  лет на дату индексации, не имели записей о сосудистых событиях до индексации и имели не менее 2  лет стандартных записей до даты индексации.

Определение рака

Диагноз рака был идентифицирован с помощью кодов считывания. Было принято то же определение рака, что и в предыдущем исследовании рака в GPRD18: коды в главе B (новообразования), за исключением подраздела B7 (незлокачественные новообразования). Считанные коды были преобразованы в медицинские коды GPRD для идентификации консультаций в базе данных.

Критерии включения участников

Чтобы обеспечить дополнительную уверенность в точности диагноза PMR, был использован метод, ранее использовавшийся исследователями с использованием GPRD.16 Пациенты с PMR, все еще зарегистрированные в практике через 6  месяцев или более после индексной даты, должны были получить по крайней мере два рецепта на пероральные кортикостероиды в течение этого периода. Пациенты, которые перестали быть зарегистрированными в практике в течение 6  месяцев с даты индексации, должны были иметь один или несколько рецептов на пероральные кортикостероиды между датой индексации и окончанием их регистрации. Пациенты с кодированным Ридом диагнозом ПМР, но не отвечающие этим критериям назначения, были исключены из дальнейшего анализа.Лица без ПМР, но которые соответствовали исключенным пациентам с ПМР, также были исключены. Пациенты с диагнозом рака до постановки диагноза PMR или соответствующей даты были исключены. Процесс выбора участников показан на рисунке 1.

Рисунок 1

Блок-схема выбора участников. ПМР, ревматическая полимиалгия.

Показатели результатов

Исходом интереса был диагноз рака. За участниками наблюдали до даты первого диагноза рака, смерти, перевода из практики GPRD или до конца выдержки данных (последняя дата — май 2011 г.), в зависимости от того, что наступило раньше.

Дополнительные факторы риска

Статус курения был определен в соответствии с информацией, предоставленной непосредственно GPRD. Каждый человек был классифицирован как когда-либо или никогда не куривший.

Медицинские коды

GPRD и связанные с ними определения использовались для определения всех других заболеваний и доступны у авторов вместе с определением перорального стероида.

Статистический анализ

Был проведен апостериорный расчет мощности для определения мощности, доступной в образце для выявления 20% повышенного риска рака у пациентов с ПМР по сравнению с пациентами без ПМР.

Связь между PMR и раком была исследована с использованием графика Каплана-Мейера и была формально определена количественно с использованием моделей пропорциональных рисков Кокса. Время наблюдения было разделено на интервалы, которые считались клинически значимыми (6  месяцев, 1, 2, 5 и 10  лет после постановки диагноза PMR), и был проведен тест на взаимодействие со временем. Анализы были скорректированы для потенциальных соучредителей по возрасту, полу и статусу курения.

Возрастная группа (50–59, 60–69, 70–79, ≥80  лет), курение и секс также считались модификаторами потенциального эффекта, и такой эффект был проверен с помощью теста Мантеля-Хензеля.

надежных SE (например, White19) использовались для корректировки результатов для сопоставления пациентов с PMR и без них. Предположение о пропорциональных опасностях было проверено с использованием остатков Шенфельда.

Чтобы выяснить, похожи ли типы рака у пациентов с ПМР и без него, диагнозы рака были сгруппированы в соответствии с пораженными анатомическими системами. Затем сравнивали распределение этих категорий среди людей с ПМР и без него, где были видны различия в частоте любого рака.

Анализы были выполнены с использованием Stata V.12.1, и все точечные оценки были рассчитаны с соответствующими 95% ДИ.20

Это исследование получило одобрение Независимого научного консультативного комитета по исследованиям в базе данных Агентства по регулированию лекарственных средств и изделий медицинского назначения (номер протокола 10_109AR). Люди анонимно включаются в GPRD без получения явного информированного согласия.

Результаты

В общей сложности было выявлено 3925 человек с кодом PMR Read и отсутствием ранее существовавших сосудистых заболеваний. Из них диагноз ПМР мог быть подтвержден у 3318 человек, которым были назначены подходящие стероиды, и в общей сложности 13 016 человек не имели ПМР (рис. 1). После исключения лиц с диагнозом рака до даты постановки диагноза ПМР для анализа были доступны 2877 человек с диагнозом ПМР и 9942 человека без ПМР.

Предполагая уровень значимости 5% и частоту диагностики рака 20% в ходе исследования, этот размер выборки дает почти 97% мощности для обнаружения ОР, равного 1.2 в совпадающей выборке 1 : 4.

Как и следовало ожидать из совпадающего характера исследования, пациенты с ПМР были того же возраста и пола, что и лица без ПМР (таблица 1), хотя когда-либо курившие чаще встречались у пациентов с ПМР (44,1% против 41,7%).

Таблица 1

Характеристики образца в зависимости от степени воздействия ПМР

В ходе исследования медиана времени наблюдения составила 7,8  лет (МКИ 3,4, 12,3). За период наблюдения рак развился у 667 (23,2%) пациентов с ПМР и у 1938 (19,5%) пациентов без ПМР. Эта связь показана графически на рисунке 2. Между статусом PMR и временем наблюдалась значительная взаимосвязь, а это означает, что связь между PMR и раком была различной в каждый период времени (таблица 2). Не было никаких доказательств того, что связь между статусом PMR и раком зависит от возрастной группы, пола или статуса курения. В окончательной модели остаточные проверки не показали нарушения допущения о пропорциональных опасностях.

Таблица 2

Связь между воздействием ПМР и всеми диагнозами рака, по периодам времени

Рисунок 2

График Каплана-Мейера связи между временем от диагностики ревматической полимиалгии (ПМР) и диагнозом рака.Усечено в 15  лет.

У лиц с ПМР вероятность развития рака была значительно выше, чем у лиц без этого заболевания, в течение первых 6  месяцев после постановки диагноза (скорректированный ОР (95% ДИ): 1,69 (от 1,18 до 2,42)) (таблица 2). По прошествии этого времени статистически значимой связи не наблюдалось, и хотя доверительные интервалы были широкими, точечные оценки были близки к нулевому значению 1,

.

Из-за небольшого числа случаев невозможно формально сравнить частоту развития каждого типа рака в первые 6  месяцев у пациентов с ПМР и без него.Однако оказалось, что увеличилась частота рака предстательной железы и лимфатических узлов (таблица 3). Есть также предположение, что у пациентов с ПМР может быть более высокий уровень рака, поражающего кровь и женские репродуктивные органы.

Таблица 3

Показатели диагностики рака по анатомической системе в первые 6  месяцев после постановки диагноза ПМР

Обсуждение

Это исследование выявило 69-процентное повышение риска диагноза рака в течение первых 6  месяцев после постановки диагноза ПМР.Было невозможно установить, отличался ли риск в PMR от риска контрольной группы, кроме этого момента. Не было найдено убедительных доказательств того, какие типы рака наблюдаются у пациентов с диагнозом ПМР в течение этих 6  месяцев, хотя данные указывают на избыток рака мочеполовой, лимфатической, гематологической и нервной систем.

Начинают появляться проспективные исследования связи ПМР и ГКА с раком. Акцент в этих исследованиях часто делается на ГКА, состоянии, которое совпадает с ПМР примерно в 25% случаев.21 Большинство этих исследований не смогли окончательно показать, существует ли связь между ПМР/ГКА и раком,11–13, хотя они, как правило, были небольшими и были сосредоточены на пациентах с ГКА. Ji et al 10 провели крупнейшее исследование, в котором сравнивали 36 918 человек в Швеции, госпитализированных с ПМР или ГКА, с контрольной популяцией и, как и в нашем исследовании, не обнаружили повышенного риска рака в долгосрочной перспективе, но выявили избыточное количество диагнозов рака в течение первый год. Kermani et al. 11 также обнаружили аналогичную, но незначительную тенденцию, свидетельствующую о раннем развитии рака у пациентов с первичным диагнозом ГКА, получающих вторичную помощь.

Наше исследование представляет собой крупнейшую на сегодняшний день выборку населения с доступными анонимными данными отдельных пациентов. Это позволило сопоставить пациентов с ПМР с аналогичными пациентами без заболевания, более точно учитывая потенциально искажающие факторы возраста и пола, чем в шведском исследовании Ji et al .10 Это также позволило провести тестирование на смешивание курения в анамнезе. Однако, как и во многих исследованиях баз данных, мы смогли рассмотреть только базовую демографическую информацию и конкретные клинические диагнозы, внесенные в медицинскую карту, поскольку более описательная информация, такая как показатели активности заболевания, часто не записывается.

Несмотря на то, что у части пациентов с ПМР в этом исследовании развилось родственное состояние ГКА или другие ревматологические заболевания, такие как РА, исключение этих пациентов из выборки исследования не изменило наши результаты.

Другие исследования успешно использовали GPRD для выявления больных раком.18 Однако GPRD включает данные, собранные в обычной практике, и может быть подвержен задержкам, упущениям и неправильному кодированию. Однако такие недостатки, вероятно, будут одинаковыми в обеих группах в этом исследовании.Можно утверждать, что включение необходимости назначения кортикостероидов в определение ПМР в этом исследовании изменило связь ПМР-рак, либо замаскировав, либо подчеркнув ее. Однако повторный анализ данных без этого критерия не изменил общего вывода об увеличении числа диагнозов рака в раннем периоде после постановки диагноза ПМР и не показал наличия долгосрочной связи. Хотя в предыдущем исследовании был описан повышенный риск некоторых видов рака кожи у пациентов, длительно получающих кортикостероиды,22 мы считаем, что повышенный риск всех видов рака в нашем исследовании вряд ли можно объяснить использованием стероидов по ряду причин. .Во-первых, если бы за это увеличение были ответственны стероиды, оно, вероятно, сохранялось бы более 6  месяцев. Во-вторых, около трети лиц в исследовании Sørensen et al. 20 получали более сильные кортикостероиды (бетаметазон, триамцинолон), чем преднизолон в нашем исследовании, и, в-третьих, хотя и основанные на небольшом числе, наши данные свидетельствуют о том, что рак кожи возникал в очень аналогичные показатели в первые 6  месяцев после постановки диагноза PMR в нашем исследовании.

Увеличение частоты рака в течение первых 6  месяцев после постановки диагноза PMR может происходить по нескольким причинам; наиболее очевидным из которых является ошибочный диагноз.Сложность диагностики ПМР признается в недавних рекомендациях Британского общества ревматологов,2 в которых активный рак указан в качестве основного критерия исключения. Тем не менее, есть некоторые доказательства того, что системное воспаление, на которое указывает повышенный уровень С-реактивного белка, может увеличить риск последующего рака толстой кишки (например, Tsilidis и др. 23), хотя доказательства этого в отношении других видов рака отсутствуют. 24 Кроме того, Ji et al ,10 в согласии с нашим исследованием отметили рост лимфатического и гематопоэтического рака, что может указывать на дисрегуляцию иммунной системы как на потенциальную общую причину как PMR, так и этих видов рака.Однако маловероятно, чтобы эти биологические факторы имели столь ограниченный во времени эффект. Из этих данных невозможно сделать вывод о том, почему у пациентов с ПМР наблюдается ранний рост диагноза рака. Необходимы дополнительные данные для четкого разграничения типов рассматриваемого рака, что может помочь выяснить причину этой связи и привести к улучшению стратегий лечения.

В отсутствие «золотого стандарта» диагностического теста и симптомов, которые часто расплывчаты и неспецифичны, поставить точный диагноз ПМР в сообществе сложно.Клиницисты должны быть осведомлены о возможности альтернативных диагнозов, включая рак, и тщательно контролировать тех, у кого диагностирован ПМР, особенно в течение нескольких месяцев после первоначального диагноза, для лечения и наблюдения за развитием рака.

Сопутствующие заболевания при ревматической полимиалгии: систематический обзор | Arthritis Research & Therapy

  • Michet CJ, Matteson EL. Ревматическая полимиалгия. Бр Мед Дж. 2008;336:765–9. https://doi.org/10.1016/S0140-6736(97)05001-0.

    Артикул Google ученый

  • Чуанг Т.Ю., Хундер Г.Г., Ильструп Д.М., Курляндия Л.Т. Ревматическая полимиалгия: 10-летнее эпидемиологическое и клиническое исследование.Энн Интерн Мед. 1982; 97 (5): 672–80.

    КАС Статья Google ученый

  • Salvarani C, Macchioni PL, Tartoni PL и др. Ревматическая полимиалгия и гигантоклеточный артериит: 5-летнее эпидемиологическое и клиническое исследование в Реджо-Эмилии, Италия. Клин Эксперт Ревматол. 1987;5(3):205–15.

    КАС пабмед Google ученый

  • Дасгупта Б., Борг Ф.А., Хассан Н. и др.Рекомендации BSR и BHPR по лечению ревматической полимиалгии. Ревматология. 2010;49(1):186–90. https://doi.org/10.1093/rheumatology/kep303a.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Кларсон Л., Чандратре П., Хайдер С. и др. Повышенная сердечно-сосудистая смертность, связанная с подагрой: систематический обзор и метаанализ. Eur J Prev Кардиол. 2013;22(3):335–43. https://doi.org/10.1177/2047487313514895.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Авина-Зубиета Дж.А., Томас Дж., Садацафави М., Леман А.Дж., Лакайль Д.Риск возникновения сердечно-сосудистых событий у пациентов с ревматоидным артритом: метаанализ обсервационных исследований. Энн Реум Дис. 2012;71(9):1524–9. https://doi.org/10.1136/annrheumdis-2011-200726.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Памук О.Н., Юнлю Э., Чакир Н. Роль резистентности к инсулину в увеличении частоты атеросклероза, обнаруженного с помощью УЗИ сонных артерий при ревматоидном артрите. J Ревматол. 2006;33(12):2447–52.

    КАС пабмед Google ученый

  • Jonsson SW, Backman C, Johnson O, et al. Повышенная распространенность атеросклероза у больных среднесрочным ревматоидным артритом. J Ревматол. 2001;28(12):2597–602 pmid: 11764203.

    CAS пабмед Google ученый

  • Кумеда Ю., Инаба М., Гото Х. и др. Увеличение толщины интима-медиа артерий, выявляемое при УЗИ у больных ревматоидным артритом.Ревмирующий артрит. 2002;46(6):1489–97. https://doi.org/10.1002/art.10269.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Dessein PH, Norton GR, Woodiwiss AJ, Joffe BI, Wolfe F. Влияние неклассических сердечно-сосудистых факторов риска на точность прогнозирования субклинического атеросклероза при ревматоидном артрите. J Ревматол. 2007;34(5):943–51.

    ПабМед Google ученый

  • Браун К.Ревматоидное заболевание легких. Proc Am Thorac Soc. 2007; 4: 443–8. https://doi.org/10.1513/pats.200703-045MS.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Чен Ю.Дж., Чанг Ю.Т., Ван Си.Б., Ву Си.Ю. Риск рака у пациентов с ревматоидным артритом: общенациональное когортное исследование на Тайване. Ревмирующий артрит. 2011;63(2):352–8. https://doi.org/10.1002/art.30134.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Дежако С., Сингх Ю.П., Перел П. и др.Рекомендации 2015 г. по лечению ревматической полимиалгии: совместная инициатива Европейской лиги против ревматизма и Американского колледжа ревматологов. Энн Реум Дис. 2015;74:1799–807. https://doi.org/10.1136/annrheumdis-2015-207492.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Сальварани С., Кантини Ф., Боярди Л., Хундер Г.Г. Ревматическая полимиалгия и гигантоклеточный артериит. N Engl J Med. 2002;347(4):261–71.

    Артикул Google ученый

  • Weyand CM, Goronzy J. Гигантоклеточный артериит и ревматическая полимиалгия.Энн Интерн Мед. 2003; 139: 505–16.

    Артикул Google ученый

  • Мохер Д., Либерати А., Тетцлафф Дж., Альтман Д.Г., гр. П. Предпочтительные элементы отчетности для систематических обзоров и метаанализов: заявление PRISMA (перепечатано из Annals of Internal Medicine). ПЛОС ОДИН. 2009;6(7):1-6. https://doi.org/10.1371/journal.pmed.1000097.

    Артикул Google ученый

  • Бирт Т., Бишоп Дж., Карлин Дж.Б.Предвзятость, распространенность и каппа. Дж. Клин Эпидемиол. 1993;46(5):423–9. https://doi.org/10.1016/0895-4356(93)-V.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Дасгупта Б., Чиммино М.А., Кремерс Х.М. и др. 2012 Критерии предварительной классификации ревматической полимиалгии: совместная инициатива Европейской лиги против ревматизма и Американского колледжа ревматологии. Ревмирующий артрит. 2012;64(4):943–54. https://doi.org/10.1002/ст.34356.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Бен А.Р., Перера Т., Майлз А.Б. Ревматическая полимиалгия и кортикостероиды: сколько и как долго? Энн Реум Дис. 1983;42(4):374–8. https://doi.org/10.1136/ard.42.4.374.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Габриэль С.Е., Сунку Дж., Сальварани С., О’Фаллон В.М., Хундер Г.Г.Неблагоприятные исходы противовоспалительной терапии у больных ревматической полимиалгией. Ревмирующий артрит. 1997; 40 (10): 1873–8. https://doi.org/10.1002/art.1780401022.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Mazzantini M, Torre C, Miccoli M, et al. Побочные эффекты при длительном лечении ревматической полимиалгии низкими дозами глюкокортикоидов: ретроспективное исследование. J Ревматол. 2012;39(3):552–7. https://doi.org/10.3899/jrheum.110851.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Провен А., Габриэль С.Э., Оркес С., О’Фаллон В.М., Хундер Г.Г. Глюкокортикоидная терапия при гигантоклеточном артериите: продолжительность и неблагоприятные исходы. Ревмирующий артрит. 2003;49(5):703–8. https://doi.org/10.1002/art.11388.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Паскинс З., Уиттл Р., Султан А.А. и др.Риск переломов у пациентов с ревматической полимиалгией и гигантоклеточным артериитом: популяционное исследование. БМС Мед. 2018;16(4):1–9. https://doi.org/10.1186/s12916-017-0987-1.

    Артикул Google ученый

  • Шбиб И., Халла Д., Рахил С., Кроусон С.С., Маттесон Э.Л. Сопоставимые показатели нежелательных явлений, связанных с приемом глюкокортикоидов, у пациентов с ревматической полимиалгией и сопутствующими заболеваниями в общей популяции. Уход за артритом Рез.2018;70(4):643–7. https://doi.org/10.1002/acr.23320.

    КАС Статья Google ученый

  • Альбрехт К., Хушер Д., Буттгерайт Ф. и др. Длительное лечение глюкокортикоидами у пациентов с ревматической полимиалгией, гигантоклеточным артериитом или обоими заболеваниями: результаты из национальной базы данных ревматологов. Ревматол Интерн. 2018;38(4):569–77. https://doi.org/10.1007/s00296-017-3874-3.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Уэллс Г., Ши Б., О’Коннелл Д., Петерсон Дж., Уэлч В., Лосос М.Шкала Ньюкасла-Оттавы (NOS) для оценки качества нерандомизированных исследований в мета-анализах. Доступно по адресу: http://www.ohri.ca/programs/clinical_epidemiology/oxford.htm. По состоянию на 1 ноября 2016 г.

  • Higgins JPT, Green S. Cochrane Handbook for Systematic Reviews of Interventions. Версия 5.1.0 [обновлено в марте 2011 г.]. Кокрановское сотрудничество; 2011. Доступно на http://handbook.cochrane.org.

  • Бенгтссон Б.А., Мальмвалл Б.Э. Эпидемиология гигантоклеточного артериита, включая височный артериит и ревматическую полимиалгию. Частота различных клинических проявлений и глазных осложнений. Ревмирующий артрит. 1981; 24(7):899–904.

    КАС Статья Google ученый

  • Боунесс П., Шотлифф К., Миддлмисс А., Майлз А.Б. Распространенность гипотиреоза у пациентов с ревматической полимиалгией и гигантоклеточным артериитом. Br J Ревматол. 1991;30(5):349–51.

    КАС Статья Google ученый

  • Хага Х., Эйде Г., Брун Дж., Йохансен А., Лангмарк Ф.Рак в сочетании с ревматической полимиалгией и височным артериитом. J Ревматол. 1993;20(8):1335–139.

    КАС пабмед Google ученый

  • Juchet H, Labarthe M, Ollier S, Vilain C, Arlet P. Распространенность гипотиреоза и гипертиреоза у пациентов с гигантоклеточным артериитом или ревматической полимиалгией: контролируемое исследование в ста четырех случаях. Rev du Rhum English Ed. 1993; 60 (7–8): 406–11.

    Google ученый

  • Шауфельбергер К., Бенгтссон Б.А., Андерссон Р.Эпидемиология и смертность у 220 пациентов с ревматической полимиалгией. Br J Ревматол. 1995;34(3):261–4. https://doi.org/10.1093/rheumatology/34.3.261.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Гран Дж.Т., Мюклебуст Г., Уилсгаард Т., Якобсен Б.К. Выживаемость при ревматической полимиалгии и височном артериите: исследование 398 случаев и контрольная группа населения. Ревматология. 2001;40(11):1238–42 http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/11709607.

    КАС Статья Google ученый

  • Уддхаммар А., Эрикссон А.-Л., Нистрём Л. и др. Повышенная смертность от сердечно-сосудистых заболеваний у пациентов с гигантоклеточным артериитом в северной Швеции. J Ревматол. 2002;29(4):737–42.

    ПабМед Google ученый

  • Myklebust G, Wilsgaard T, Jacobsen BK, Gran TJ. Нет повышения частоты злокачественных новообразований при ревматической полимиалгии и височном артериите.Проспективное лонгитюдное исследование 398 случаев и контрольная группа населения. J Ревматол. 2002;29(10):2143–7.

    ПабМед Google ученый

  • Доран М.Ф., Кроусон К.С., О’Фаллон В.М., Хундер Г.Г., Габриэль С.Э. Тенденции заболеваемости ревматической полимиалгией за 30-летний период в округе Олмстед, штат Миннесота, США. J Ревматол. 2002; 29(8):1694–7.

    ПабМед Google ученый

  • Myklebust G, Wilsgaard T, Jacobsen BK, Gran JT.Причины смерти при ревматической полимиалгии. Проспективное лонгитюдное исследование 315 случаев и соответствующих популяционных контролей. Scand J Ревматол. 2003;32(1):38–41. https://doi.org/10.1080/030010000382.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Кремерс Х.М., Рейнальда М.С., Кроусон К.С., Цинсмайстер А.Р., Хундер Г.Г., Габриэль С.Е. Прямые медицинские расходы при ревматической полимиалгии. Ревмирующий артрит. 2005;53(4):578–84. https://doi.org/10.1002/арт.21311.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Eaton WW, Rose NR, Kalaydjian A, Pedersen MG, Mortensen PB. Эпидемиология аутоиммунных заболеваний в Дании. J Аутоиммун. 2007;29(1):1–9.

    Артикул Google ученый

  • Кремерс HMH, Reinalda MMS, Crowson CCS, Davis JMJ, Hunder GGG, Gabriel SES. Глюкокортикоиды и сердечно-сосудистые и цереброваскулярные события при ревматической полимиалгии.Уход за артритом Рез. 2007;57(2):279–86. https://doi.org/10.1002/art.22548.

    КАС Статья Google ученый

  • Warrington KJ, Jarpa EP, Crowson CS, et al. Повышенный риск заболевания периферических артерий при ревматической полимиалгии: популяционное когортное исследование. Артрит Res Ther. 2009;11(2):R50. https://doi.org/10.1186/ar2664.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Eaton WW, Byrne M, Ewald H, et al.Ассоциация шизофрении и аутоиммунных заболеваний: связь датских национальных регистров. Am J Психиатрия. 2006;163(3):521–8. https://doi.org/10.1176/appi.ajp.163.3.521.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Ji J, Liu X, Sundquist K, Sundquist J, Hemminki K. Риск рака у пациентов, госпитализированных с ревматической полимиалгией и гигантоклеточным артериитом: последующее исследование в Швеции. Ревматология. 2010;49(6):1158–63.

    Артикул Google ученый

  • Кан Дж. Х., Шеу Дж. Дж., Лин Х. К.Ревматическая полимиалгия и риск инсульта: трехлетнее последующее исследование. Цереброваскулярная дис. 2011;32(5):497–503. https://doi.org/10.1159/000332031.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Hemminki K, Liu X, Ji J, Sundquist J, Sundquist K. Аутоиммунное заболевание и последующий рак пищеварительного тракта по данным гистологии. Энн Онкол. 2012;23(4):927–33. https://doi.org/10.1093/annonc/mdr333.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Золлер Б., Ли Х., Сандквист Дж., Сандквист К.Риск последующего ишемического и геморрагического инсульта у пациентов, госпитализированных по поводу иммуноопосредованных заболеваний: общенациональное последующее исследование, проведенное в Швеции. БМК Нейрол. 2012;12:41. https://doi.org/10.1186/1471-2377-12-41.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Li X, Sundquist J, Sundquist K. Последующие риски болезни Паркинсона у пациентов с аутоиммунными и родственными расстройствами: общенациональное эпидемиологическое исследование, проведенное в Швеции.Нейродегенер Дис. 2012;10(1–4):277–84. https://doi.org/10.1159/000333222.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Hemminki K, Liu X, Ji J, Sundquist J, Sundquist K. Влияние аутоиммунных заболеваний на смертность и выживаемость при последующем раке пищеварительного тракта. Энн Онкол. 2012;23(8):2179–84. https://doi.org/10.1093/annonc/mdr590.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Хемминки К., Лю С., Джи Дж. , Форсти А., Сандквист Дж., Сандквист К.Влияние аутоиммунных заболеваний на риск и выживаемость при раке у женщин. Гинекол Онкол. 2012;127(1):180–5. https://doi.org/10.1016/j.ygyno.2012.07.100.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Zöller B, Li X, Sundquist J, Sundquist K. Риск последующей ишемической болезни сердца у пациентов, госпитализированных по поводу иммуноопосредованных заболеваний: общенациональное последующее исследование, проведенное в Швеции. ПЛОС Один. 2012;7(3):1–8. https://doi.org/10.1371/журнал.поне.0033442.

    КАС Статья Google ученый

  • Hemminki K, Li X, Sundquist J, Sundquist K. Риск астмы и аутоиммунных заболеваний и связанных с ними состояний у пациентов, госпитализированных по поводу ожирения. Энн Мед. 2012;44(3):289–95.

    Артикул Google ученый

  • Fallah M, Liu X, Ji J, Forsti A, Sundquist K, Hemminki K. Лимфома Ходжкина после аутоиммунных заболеваний по возрасту при постановке диагноза и гистологическому подтипу. Энн Онкол. 2014;25(7):1397–404. https://doi.org/10.1093/annonc/mdu144.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Фаллах М., Лю С., Джи Дж., Форсти А., Сандквист К., Хемминки К.Аутоиммунные заболевания, связанные с неходжкинской лимфомой: общенациональное когортное исследование. Энн Онкол. 2014;25:2025–30. https://doi.org/10.1093/annonc/mdu365.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Hancock AT, Mallen CD, Muller S, et al. Риск сосудистых осложнений у пациентов с ревматической полимиалгией. Can Med Assoc J. 2014;186(13):495–501.

    Артикул Google ученый

  • Пфайфер Э.К., Кроусон К.С., майор Б.Т., Маттесон Э.Л. Ревматическая полимиалгия и ее связь с раком. Ревматология (Саннивейл). 2015; (Приложение 6): 003.https://doi.org/10.4172/2161-1149.S6-003.Полимиалгия.

  • Pujades-Rodriguez M, Duyx B, Thomas SL, Stogiannis D, Smeeth L, Hemingway H. Связь между ревматической полимиалгией и гигантоклеточным артериитом и 12 сердечно-сосудистыми заболеваниями. Сердце. 2016;102(5):383–9.

    КАС Статья Google ученый

  • Беллан М., Богджио Э., Сола Д. и др. Связь между ревматическими заболеваниями и раком: результаты когортного исследования клинической практики.Стажер Emerg Med. 2017;12(5):621-7. https://doi.org/10.1007/s11739-017-1626-8.

    Артикул Google ученый

  • Askling J, Klareskog L, Hjalgrim H, Baecklund E, Bjorkholm M, Ekbom A. Повышают ли стероиды риск лимфомы? Исследование случай-контроль риска лимфомы при ревматической полимиалгии/гигантоклеточном артериите. Энн Реум Дис. 2005; 64 (12): 1765–8.

    КАС Статья Google ученый

  • Андерсон Л.А., Пфайффер Р.М., Ландгрен О., Гадалла С., Берндт С.И., Энгельс Э.А.Риски миелоидных новообразований у пациентов с аутоиммунными заболеваниями. Бр Дж Рак. 2009;100(5):822–8.

    КАС Статья Google ученый

  • Андерсон Л.А., Гадалла С., Мортон Л.М. и др. Популяционное исследование аутоиммунных состояний и риска специфических лимфоидных злокачественных новообразований. Инт Джей Рак. 2009;125(2):398–405.

    КАС Статья Google ученый

  • Ланой Э., Энгельс Э.А.Рак кожи, связанный с аутоиммунными состояниями у пожилых людей. Бр Дж Рак. 2010;103(1):112–4.

    КАС Статья Google ученый

  • Кристинссон С.Ю., Ландгрен О., Самуэльссон Дж., Бьоркхольм М., Голдин Л.Р. Аутоиммунитет и риск миелопролиферативных новообразований. Гематология. 2010;95(7):1216–20. https://doi.org/10.3324/haematol.2009.020412.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Линдквист Э.К., Голдин Л.Р., Ландгрен О. и др. Личный и семейный анамнез заболеваний, связанных с иммунитетом, увеличивают риск нарушений плазматических клеток: популяционное исследование. Кровь. 2011;118(24):6284–91.

    КАС Статья Google ученый

  • Chen SJ, Chao YL, Chen CY, et al.Распространенность аутоиммунных заболеваний у стационарных больных шизофренией: общенациональное популяционное исследование. Бр Дж. Психиатрия. 2012; 200:374–80. https://doi.org/10.1192/bjp.bp.111.0.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Scrivo R, Gerardi MC, Rutigliano I, et al. Ревматическая полимиалгия и дивертикулярная болезнь: всего два разных возрастных расстройства или больше? Результаты исследования случай-контроль. Клин Ревматол. 2018;37(9):2573-7.https://doi.org/10.1007/s10067-018-4137-8.

    Артикул Google ученый

  • Йейтс М., Грэм К., Уоттс Р., МакГрегор А. Распространенность гигантоклеточного артериита и ревматической полимиалгии в первичной медицинской помощи Великобритании. BMC Расстройство опорно-двигательного аппарата. 2016;17:285.

    Артикул Google ученый

  • Barraclough K, Liddell WG, du Toit J, et al. Ревматическая полимиалгия в первичной медико-санитарной помощи: когортное исследование диагностических критериев и результатов.Фам Практ. 2008;25(5):328–33.

    Артикул Google ученый

  • Hellgren K, Baecklund E, Backlin C, Sundstrom C, Smedby KE, Askling J. Ревматоидный артрит и риск злокачественной лимфомы: риск все еще повышен? Артрит Ревматолог. 2017;69(4):700–8. https://doi.org/10.1002/art.40017.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Флорис А., Пига М., Каули А., Сальварани С., Матье А.Ревматическая полимиалгия: zn аутовоспалительное заболевание? РМД открыт. 2018;4(1):2–6. https://doi.org/10.1136/rmdopen-2018-000694.

    Артикул Google ученый

  • Haut ER, Pronovost PJ. Предвзятость надзора в отчетах о результатах. ДЖАМА. 2011;305(23):2462–3. https://doi.org/10.1001/jama.2011.822.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Piccirillo JF, Vlahiotis A, Barrett LB, Flood KL, Spitznagel EL, Steyerberg EW.Изменение распространенности сопутствующих заболеваний в возрастном спектре. Crit Rev Oncol Hematol. 2008;67(2):124–32. https://doi.org/10.1016/j.critrevonc.2008.01.013.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Метастатический рак предстательной железы, имитирующий ревматическую полимиалгию

    59-летний мужчина доставлен в отделение неотложной помощи с четырехмесячной прогрессирующей болью в проксимальных мышцах и слабостью с повышенной скоростью оседания эритроцитов и С-реактивным белком.Первоначально ему поставили диагноз ревматическая полимиалгия (ПМР), и он был госпитализирован. Во время госпитализации у него был обнаружен метастатический рак простаты, который, как считалось, был причиной его ПМР-подобного синдрома. Признавая сходство между метастатическим злокачественным новообразованием и ревматологическими заболеваниями, врач неотложной помощи может повысить точность диагностики.

    1. Введение

    Ревматическая полимиалгия (ПМР), наиболее распространенное воспалительное ревматическое заболевание пожилых людей, характеризуется болью и ригидностью проксимальных мышц с повышенной скоростью оседания эритроцитов (СОЭ) и С-реактивным белком (СРБ) [1]. , 2].Однако диагностика не всегда однозначна [3]. Проблемы в диагностике возникают из-за неоднородности клинических проявлений с частыми атипичными симптомами [3, 4], большой дифференциальной диагностики состояний, имитирующих ПМР [2, 4–6], и отсутствия согласованных диагностических критериев [1, 7–10]. ]. Когда пациент поступает в отделение неотложной помощи с синдромом, подобным ПМР, цель состоит в том, чтобы выявить любые потенциально серьезные или опасные для жизни состояния, ответственные за это. Поэтому врач скорой помощи должен знать, что многие болезненные процессы напоминают ПМР, некоторые из которых требуют срочного вмешательства или госпитализации для дальнейшего обследования.

    2. Описание случая

    59-летний мужчина без анамнеза в анамнезе поступил в отделение неотложной помощи с диффузной, прерывистой болью и субъективной лихорадкой в ​​течение четырех месяцев. Боль была наиболее выражена в проксимальных группах мышц, особенно в бедрах, плечах, шее и нижней части спины. Симптомы начались четыре месяца назад с субъективной лихорадки и периодических болей в мышцах и прогрессировали, включая ежедневную лихорадку с потливостью, усиливающуюся боль, слабость, утомляемость и одышку.Он сообщил о трех других поездках в отделение неотложной помощи в последующие месяцы, где у него неоднократно обнаруживали повышенную скорость оседания эритроцитов (СОЭ) и С-реактивный белок (СРБ). Его лечили обезболивающими препаратами и назначили амбулаторное ревматологическое наблюдение. Он впервые был осмотрен ревматологом в день текущей презентации, и было отмечено, что он выглядит больным. Его немедленно направили обратно в отделение неотложной помощи для дальнейшего обследования. При обзоре систем в отделении неотложной помощи он отрицал височную боль, изменения зрения или жалобы на мочеиспускание.

    Его жизненные показатели по прибытии в отделение неотложной помощи были следующими: температура 98,5 градусов по Фаренгейту, артериальное давление 135/77 мм рт.ст., частота пульса 102 уд/мин, частота дыхания 20 вдохов/мин и насыщение кислородом 99% на комнатном воздухе. Физикальное обследование было примечательным для пациента с патологическим ожирением, дискомфортом, с болезненностью при пальпации мышц, особенно в поясах конечностей, и общей слабостью, возможно, связанной с болью. Общая сила составила 4/5, объем движений был уменьшен во всех конечностях, но чувствительность и рефлексы были сохранными.Его обследование HEENT отличалось отсутствием фокальной болезненности над висками. Остальная часть его физического осмотра была в пределах нормы.

    Обследование сердца было отрицательным, а рентгенограмма грудной клетки не выявила острого процесса. Были отправлены культуры крови, которые позже не показали роста. Соответствующие лабораторные показатели включали гемоглобин 8,4  г/дл (нормальный диапазон 13,2–17,3  г/дл), СОЭ > 140  мм/ч (нормальный диапазон 0–19  мм/ч), СРБ > 380  мг/л (нормальный диапазон <10  мг). /л), АЛТ 48 ЕД/л (норма 10–40 ЕД/л), АСТ 56 ЕД/л (норма 5–34 ЕД/л), Щелочная фосфатаза 2285 ЕД/л (норма 38–38 ЕД/л). 126 Ед/л) и креатинкиназы 175 Ед/л (нормальный диапазон 37–174 Ед/л).

    Первоначально у него была диагностирована ревматическая полимиалгия, ему в отделении неотложной помощи назначали обезболивающие и стрессовые дозы стероидов, после чего он был госпитализирован для дальнейшего обследования. Во время госпитализации он наблюдался у ревматолога и получал преднизолон 60 мг перорально ежедневно. Ультразвуковое исследование правого верхнего квадранта показало несколько неспецифических поражений печени, и в контексте его общей картины, заметного повышения щелочной фосфатазы и умеренного повышения трансаминаз, был предпринят поиск основного злокачественного новообразования.Компьютерная томография грудной клетки, брюшной полости и таза выявила увеличенную предстательную железу и обширные поражения костей, а также легочные и печеночные узлы, указывающие на метастатическое злокачественное новообразование. ПСА был повышен до 7,47 нг/мл (нормальный диапазон <4,00 нг/мл). Преднизолон постепенно уменьшали во время госпитализации. Его симптомы расценивались как ПМР-подобный синдром, вторичный по отношению к метастатическому раку простаты. Позже сканирование костей дало положительный результат на диффузное остеобластическое метастатическое заболевание, а биопсия предстательной железы выявила аденокарциному.Его выписали в стабильном состоянии, позже была начата химиотерапия.

    3. Обсуждение

    Это случай метастатического рака предстательной железы с признаками и симптомами, напоминающими ПМР. Недавние руководства рекомендуют поэтапный подход к диагностике ПМР, включающий оценку основных критериев включения, основных критериев исключения и оценку ответа на стероиды [1]. Основные критерии включения включают возраст > 50 лет, продолжительность > 2 недель, двустороннюю боль в плече и/или тазовом поясе, утреннюю скованность и признаки острофазового ответа [1].Все эти критерии соблюдались у нашего пациента, возможно, за исключением утренней скованности. Основными критериями исключения являются активная инфекция, активное злокачественное новообразование и активный гигантоклеточный артериит (ГКА) [1].

    Атипичные признаки ПМР у нашего пациента включали слабость, очень высокие СОЭ и СРБ, заметно повышенную щелочную фосфатазу, выраженные системные симптомы, продолжительность > 2 месяцев и возраст < 60 лет [1]. Однако системные симптомы, такие как лихорадка, недомогание и утомляемость, присутствуют у 40% пациентов с ПМР [2].Кроме того, в то время как слабость обычно считается отсутствующей при ПМР, при этом заболевании была описана трудность отличить истинную слабость от нежелания двигать суставом из-за боли, а также умеренная слабость от атрофии без нагрузки [3]. СОЭ < 40 или > 100 считается нетипичным [1], но щелочная фосфатаза может быть повышена [11].

    ПМР как проявление метастатического злокачественного новообразования хорошо известно, но относительно редко [12]. Ранее сообщалось о случаях метастатического рака предстательной железы, имитирующего ПМР [13].Другие злокачественные новообразования, имитирующие ПМР, включают солидные опухоли почек, желудка, толстой кишки, легких, поджелудочной железы, матки и яичников, а также гематологические злокачественные новообразования, такие как множественная миелома и лимфома [4, 5, 14]. Ревматологические синдромы в контексте рака могут быть связаны с паранеопластическим синдромом или метастатическим поражением суставов. Однако иммунная дисрегуляция, которая может сначала вызвать ревматологическую болезнь, может привести к злокачественной трансформации в более позднем течении заболевания [15].

    Многие утверждают, что поиск скрытой злокачественности не нужен при классических проявлениях ПМР, но необходим при наличии атипичных признаков [5, 12, 13, 15, 16].Как показано в нашем отчете о клиническом случае, в таких ситуациях могут быть полезны расширенные методы визуализации и онкомаркеры. В частности, в отношении рака предстательной железы некоторые выступают за пальцевое ректальное исследование или ПСА у всех пациентов мужского пола с подозрением на ПМР, особенно с атипичными признаками [13].

    Помимо злокачественных новообразований, за ПМР обычно принимают другие ревматологические заболевания [4–6]. К ним относятся ревматоидный артрит, синдром RS3PE, системная красная волчанка, спондилоартропатия, воспалительная миопатия, болезнь отложения пирофосфата кальция и васкулиты [4, 5].Неревматологические заболевания, которые могут напоминать ПМР, включая инфекционный эндокардит, гипотиреоз, гиперпаратиреоз, стеноз шейки матки, болезнь Паркинсона, статин-индуцированную миалгию и фибромиалгию [2, 4–6].

    Подсказки к диагнозу, отличному от ПМР, следует искать в анамнезе, физическом осмотре, диагностических исследованиях и клиническом течении. К ним относятся отсутствие обострения боли при движении, диффузная боль, минимальная утренняя скованность, высокая лихорадка, дистальный артрит, увеличение органов, безболезненная лимфаденопатия, цитопения, незрелые клетки крови, моноклональная гаммапатия, трансаминит, повышение уровня мышечных ферментов, гематурия и плохой ответ на стероиды. [1, 4].У пациента с недавно диагностированным ПМР неэффективность стероидной терапии может свидетельствовать о ГКА, злокачественном новообразовании, инфекционном эндокардите, спондилоартропатии или амилоидозе [5]. Другие подсказки, которые могут конкретно указывать на злокачественность, включают личный или семейный анамнез злокачественных новообразований, воздействие канцерогенов, сосуществующие паранеопластические синдромы и серологические онкомаркеры [15].

    Случайное сходство между злокачественными новообразованиями и ПМР создает проблему не только для диагностики злокачественных новообразований, но и для диагностики ПМР. Сообщалось о случаях, когда у пациентов с установленным раком предстательной железы развивалась наложенная ПМР, но симптомы изначально приписывались раку, что затрудняло диагностику ПМР и откладывало лечение [11].

    Врач неотложной помощи должен знать о вышеупомянутых состояниях, которые напоминают ПМР, но также должен оценить ГКА, серьезное состояние в том же спектре заболеваний, что и ПМР. Признаки ГКА у пациента с подозрением на ПМР включают внезапное начало височной головной боли, болезненность в височной области при осмотре, изменения зрения, перемежающуюся хромоту челюсти или языка, выпячивание или выпуклость височной артерии, уменьшение пульса в височной области, параличи черепных нервов и хромоту конечностей [1]. .При подозрении на ГКА необходимо немедленно ввести стероиды, так как промедление может привести к слепоте. Однако при подозрении на ПМР без признаков ГКА стероидную терапию можно отложить до установления диагноза ПМР и, при необходимости, начать поиск других заболеваний, таких как злокачественные новообразования [1].

    Наш пациент сообщил о четырехмесячной истории прогрессирующих симптомов с многократными посещениями отделения неотложной помощи до текущей презентации, поскольку он ждал амбулаторного ревматологического обследования. Детали его более ранних представлений не были полностью известны, но можно было предположить, что ключи к его истинному диагнозу были упущены.Оценивая пациентов с ПМР-подобным синдромом на наличие атипичных признаков, врач скорой помощи может способствовать более раннему выявлению серьезных состояний, таких как ГКА и метастатическое злокачественное новообразование.

    Ревматическая полимиалгия Выявление лимфомы: отчет о двух случаях

    Введение . Ревматическая полимиалгия (ПМР) является одним из наиболее частых видов воспалительного ревматизма у пожилых людей. Связь между раком и ПМР является предметом дискуссий. Методы .Мы сообщаем о двух случаях ПМР, приведших к диагностике лимфомы, и о растущем интересе к ПЭТ-ТЛМ по этому показанию. Результаты . 84-летний мужчина с идиопатической нейтропенией поступил в течение одного месяца с воспалительной артромиалгией пояса конечностей. Анализы крови выявили наличие моноклонального клона В-клеток. Костный мозг заключён на В-клеточную лимфому маргинальной зоны. Его успешно лечили преднизолоном в дозе 0,3 мг/кг/сутки, и ответ сохранялся через 6 месяцев.73-летний мужчина с неоплазией предстательной железы в стадии ремиссии в течение 5 лет жаловался на артромиалгию пояса конечностей в течение одного месяца. ПЭТ-КТ выявила бурсит бедер и плеч, отсутствие рецидива рака предстательной железы и метаболически активную подвздошную лимфаденопатию, патологоанатомическое исследование которой показало фолликулярную лимфому низкой степени злокачественности. Его успешно лечили преднизолоном в дозе 0,3 мг/кг/сутки. Заключение . Эти наблюдения могут означать, что лимфома иногда уже присутствует при диагностике ПМР, а ПЭТ-КТ является полезным инструментом при начальной оценке ПМР, позволяющим избежать пропуска неоплазии.

    1. Введение

    Ревматическая полимиалгия (ПМР) — одно из наиболее частых воспалительных заболеваний у пожилых людей [1]. Его диагностика часто затруднена и заключается в сочетании клинических, биологических и ультразвуковых признаков [2]. Патогенез ПМР точно не установлен, и он может проявляться как изолированный синдром или возникать одновременно с гигантоклеточным артериитом или раком на фоне паранеопластического синдрома [3]. Связь между раком и ПМР является предметом дискуссий [4].Этот паранеопластический синдром чаще встречается при солидных опухолях, тогда как случаи, связанные с гематологическими злокачественными новообразованиями, встречаются редко. Лимфома – злокачественная патология иммунной системы. Это может быть следствием или быть связано с аутоиммунными и воспалительными заболеваниями [5]. Эта связь между лимфомой и ПМР известна и показывает участие В-лимфоцитов в физиопатологии этих аутоиммунных заболеваний [6, 7].

    2. Презентация кейсов
    2.
    1. Случай 1

    84-летний мужчина с идиопатической нейтропенией в анамнезе поступил в течение одного месяца с воспалительной артромиалгией пояса конечностей.Он описал утреннюю скованность в течение часа и улучшение симптомов в течение дня. Не было ни синовита, ни аргументов в пользу гигантоклеточного артериита. Рентгеновское изображение было нормальным, а анализы крови выявили воспалительный синдром (СРБ: 53 мг/л), нейтропению (1200 G/мм 3 ), отсутствие аутоантител и наличие моноклонального клона В-клеток. При аспирации костного мозга выявлена ​​лимфоцитарная инфильтрация менее 1%, сделан вывод о В-клеточной лимфоме маргинальной зоны.На торакоабдоминальной КТ выявлены множественные медиастинальные и шейные лимфаденопатии. Лечение лимфомы не требовалось, и гематологи дали свое согласие на лечение преднизоном для лечения ПМР. Симптомы купировались через 3 дня лечения преднизолоном в дозе 0,3  мг/кг/сутки с устойчивым ответом через 12 месяцев лечения с уменьшением дозы преднизолона.

    2.2. Случай 2

    73-летний мужчина с неоплазией предстательной железы в анамнезе, пролеченной простатэктомией и находящейся в ремиссии в течение 5 лет, поступил с артромиалгией пояса конечностей в течение одного месяца.Анализы крови выявили воспалительный синдром (СРБ 63 мг/л), неопределяемый ПСА и отсутствие аутоантител (ревматоидный фактор, антинуклеарные и анти-ЦЦП отрицательные). Наконец, ПЭТ-КТ выявила метаболически активную подвздошную лимфаденопатию, отсутствие рецидива рака предстательной железы и бурсит бедер и плеч (рис. 1). Патологическое исследование этой лимфаденопатии показало фолликулярную лимфому низкой степени злокачественности. Лечение лимфомы не требовалось, и гематологи дали согласие на терапию преднизоном.Пациент был успешно пролечен преднизолоном в дозе 0,3 мг/кг/сут с исчезновением воспалительных симптомов через 3 дня лечения. Шесть месяцев спустя воспалительные симптомы все еще контролировались преднизоном, но лимфома прогрессировала, что потребовало назначения ритуксимаба.

    3. Обсуждение

    Эти случаи предполагают возможную связь между ПМР и лимфомой. Эта ассоциация была описана на начальной стадии симптомов, и только три других случая описаны в базе данных PubMed [8-10].В то же время установлено, что при ПМР существует риск лимфомы [6, 7]. В этих исследованиях стандартизированные коэффициенты заболеваемости неходжкинской лимфомой и лимфомой Ходжкина составляли, соответственно, 1,4 (95% IC: 1,2–1,6) и 2,2 (95% IC: 1,4–3,5). Интересно, что эти лимфомы чаще всего диагностировались в течение первого года после постановки диагноза ревматической полимиалгии. Эти наблюдения могут означать, что лимфома иногда уже присутствует, когда диагностируется ПМР, и первоначально улучшается с помощью преднизолона.

    Во втором случае ПЭТ-КТ продемонстрировала два преимущества. Во-первых, это позволило поставить положительный диагноз ПМР и выявить метаболически активные лимфаденопатии. Еще один случай сопутствующей лимфомы ПМР был диагностирован с помощью ПЭТ-КТ. В настоящее время интерес к этой процедуре визуализации растет [11]. Действительно, ПЭТ-КТ устанавливает положительный диагноз ПМР с выделением множественного воспалительного бурсита [12] в различных анатомических участках (плечо, бедра, межостистое пространство, седалищный бугор и большой вертел).Кроме того, это помогает выявить опухолевые процессы, которые могут остаться незамеченными на начальной стадии ПМР. ПЭТ-КТ может сыграть важную роль в начальной оценке ПМР, чтобы избежать пропуска неоплазии. Учитывая высокую стоимость применения ПЭТ-КТ, его следует ограничить пациентами с опухолями в анамнезе и пациентами, не отвечающими на преднизолон.

    В будущем было бы интересно узнать, увеличится ли, благодаря вкладу ПЭТ-КТ, распространенность ПМР в виде паранеопластического синдрома и увеличится ли распространенность лимфомы, связанной с ПМР.

    Конкурирующие интересы

    Авторы заявляют, что у них нет конкурирующих интересов.

    Copyright

    Copyright © 2016 Frank Verhoeven et al. Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии надлежащего цитирования оригинальной работы.

    Риск рака у пациентов, госпитализированных с ревматической полимиалгией и гигантоклеточным артериитом: последующее исследование в Швеции | Ревматология

    Аннотация

    Цели. Исследования, сообщающие о риске рака после ПМР и ГКА, немногочисленны, но это остается проблемой как для беспокойства, так и для противоречий. Мы изучили общий и специфический риск рака у шведских субъектов после госпитализации по поводу этих заболеваний.

    Методы. пациента с ПМР и ГКА были идентифицированы из Шведского регистра выписки из больниц и путем их связи с Раковым регистром. Наблюдение за пациентами проводилось с момента последней госпитализации по 2006 г. У этих пациентов были рассчитаны стандартизированные коэффициенты заболеваемости (СОЗ) по сравнению с лицами без заболеваний.

    Результаты. Всего за период с 1965 по 2006 г. было госпитализировано 35 918 пациентов с ПМР и ГКА; частота госпитализаций увеличивалась к позднему возрасту. В общей сложности у 3941 пациента впоследствии развился рак, что дает общий SIR 1,19; а для рака, диагностированного позднее 1 года наблюдения, SIR составил 1,06. Значительное превышение было отмечено для опухолей кожи (плоскоклеточный рак и меланома), желудка, легких, предстательной железы, почек, нервной системы и желез внутренней секреции, а также для неходжкинской лимфомы, миеломы и лейкемии.Отмечено снижение риска рака эндометрия.

    Выводы. Пациенты, госпитализированные по поводу ПМР и ГКА, имели незначительно повышенный риск развития рака, причем самый высокий риск отмечался в течение первого года после госпитализации. Тем не менее, для конкретных видов рака, таких как рак кожи и лейкемия, увеличение по-прежнему было значительным для пациентов, диагностированных позже, чем через 1 год после госпитализации, что позволяет предположить, что это может быть истинная связь, но механизмы еще предстоит установить.

    Введение

    PMR и GCA являются тесно связанными заболеваниями, которые обычно возникают вместе [1]. Тем не менее, они представляют собой одно и то же заболевание с разными клиническими проявлениями, которые основаны на сходных клинических особенностях, таких как развитие у пожилых людей, одинаковое соотношение мужчин и женщин с большим числом женщин в обеих группах, быстрый ответ на лечение глюкокортикостероидами и сходный исход. [1]. Заболеваемость ПМР и ГКА увеличилась в последние годы, причем самые высокие показатели отмечены в странах Северной Европы и в Миннесоте (США).Однако увеличение заболеваемости может быть связано с недостаточной отчетностью или недостаточной диагностикой в ​​​​1970-х и 1980-х годах или из-за того и другого по сравнению с последними годами [2]. ПМР встречается в два-три раза чаще, чем ГКА [3]. В клинических условиях ПМР и ГКА проявляются воспалением слизистой оболочки суставов или сосудов в результате перепроизводства воспалительных цитокинов, полученных из макрофагов [4, 5]. Причина аномальной реакции иммунной системы неизвестна. Семейные исследования показали, что риск увеличивается, когда члены семьи страдают этими заболеваниями, что предполагает вклад генетических факторов риска [1].

    Было показано, что у пациентов с нарушением регуляции иммунной функции, таких как астма, ревматоидный артрит и псориаз, повышена частота возникновения рака [6–8]. Однако в относительно небольших опубликованных исследованиях [9–12] не установлено определенной связи ПМР и ГКА с раком. Мы провели продольное когортное исследование для количественной оценки последующего риска развития рака у госпитализированных пациентов с ПМР и ГКА с использованием общенациональных регистров Швеции. Настоящее исследование, безусловно, является крупнейшим по этой теме, охватывающим 35 918 пациентов и позволяющим провести отдельный анализ пациентов с многократными госпитализациями.

    Пациенты и методы

    Мы использовали Шведский регистр выписки из больниц, созданный в 1964–1965 гг. Национальным советом здравоохранения и социального обеспечения с полным национальным охватом с 1987 г., для создания когорты пациентов с ПМР и ГКА. Всего в регистре выявлено 35 918 больных. Когорта исследования была связана с национальным шведским раковым регистром, основанным в 1958 г., с почти 100% охватом для выявления всех случаев рака с начала последующего наблюдения до 31 декабря 2006 г.Были проведены дополнительные увязки с данными национальной переписи для получения индивидуального профессионального статуса, национального регистра причин смерти для определения даты смерти и эмиграционного регистра для определения даты эмиграции.

    Человеко-годы рассчитывались с момента последней госпитализации по поводу ПМР и ГКА до постановки диагноза рака, смерти, эмиграции или даты закрытия (31 декабря 2006 г.), в зависимости от того, что наступит раньше. Время наблюдения было разделено на четыре периода: <1, 1–4, 5–9 и ⩾10 лет. Стандартизированные коэффициенты заболеваемости (SIR) рассчитывались как отношение наблюдаемого числа случаев к ожидаемому. Ожидаемые числа были рассчитаны с использованием показателей заболеваемости для всех лиц без ПМР и ГКА в качестве эталона, а показатели были стандартизированы по 5-летней возрастной группе, полу, типу опухоли, периоду (5-летняя группа), социально-экономическому статусу (шесть группы) и жилой массив (три группы) [13]. 95% доверительные интервалы SIR были рассчитаны с учетом распределения Пуассона, и они были округлены до ближайших двух знаков после запятой [13]. Все анализы были выполнены с использованием статистического пакета SAS (версия 9.1; Институт SAS, Кэри, Северная Каролина, США).Комитет по этике Лундского университета, Швеция, одобрил это исследование.

    Результаты

    В общей сложности 35 918 пациентов были госпитализированы в Швеции по поводу ПМР и ГКА в период с 1969 по 2006 г.; среди них 29 831 пациент (83%) были госпитализированы только один раз, а 6087 пациентов (17%) посещали больницу неоднократно. Сроки наблюдения варьировали от 0 до 35 лет, медиана наблюдения составила 8 лет. Госпитализация чаще встречалась у женщин, чем у мужчин, но частота госпитализаций увеличивалась к позднему возрасту независимо от пола.Скорость значительно увеличилась после 50 лет, но несколько снизилась после 80 лет (данные не представлены).

    В общей сложности у 3941 пациента развился последующий рак после госпитализации по поводу ПМР и ГКА, что дает общий SIR 1,19 и SIR 1,06 для рака, диагностированного позднее, чем через 1 год после последней госпитализации (все 1+), как показано в таблице. 1. Были перечислены только те локализации рака, в которых за весь период наблюдения было зарегистрировано не менее 20 случаев. Риск некоторых видов рака, таких как рак почки и лейкемия, был очень высоким в течение первого года, вероятно, из-за сопутствующего диагноза.Таким образом, мы показываем данные как за весь период наблюдения, так и за 1+. Общий риск рака желудка, легких, предстательной железы, почек, кожи (меланома и плоскоклеточный рак), нервной системы, желез внутренней секреции и лимфо-кроветворных тканей (неходжкинская лимфома, миелома и лейкемия) был значительно повышен. Однако, исключая случаи рака в течение первого года после госпитализации, значительное превышение было отмечено только для рака предстательной железы и кожи (меланомы и плоскоклеточного рака) и для лейкемии.Для определенных подтипов лейкемии риск острого миелоидного лейкоза был значительно повышен (SIR 2.15). Риск рака эндометрия значительно снизился. Мы рассчитали последующий риск рака после госпитализации ПМР и ГКА отдельно, и риски были одинаковыми для двух заболеваний (данные не показаны).

    Таблица 1

    SIR последующего рака у госпитализированных пациентов с ПМР и ГКА по времени наблюдения

    3 , 1.37 0 A B 0 A
    Место рака . Интервал наблюдения, лет
    .
    . <1
    .
    1–4
    .
    5–9
    .
    ≥10
    .
    Все
    .
    Все 1+
    .
    . О . СЭР . 95% ДИ . О . СЭР . 95% ДИ . О . СЭР . 95% ДИ . О . СЭР . 95% ДИ . О . СЭР . 95% ДИ . О . СЭР . 95% ДИ .
    15 9 9 0,75 19 1.19 22 22 1.11 0,69, 1,68 62 1,00 0,76, 1,28 56 1,01 0. 76, 1.31
    eSophagus 4 1.31 0.34, 3.40 6 0.64 0.23, 1.40 8 1.07 0,46, 2.11 6 0.66 0.24 , 1.45 24 0.83 0.53, 1.23 20 0,77 0,47, 1.19 0,47, 1.19
    28 2,21 A 1.47, 3.20 43 1.15 0.83, 1.55 37 1.30 0,92, 1.80 31 1.00 0.68, 1.43 139 0 1.27 A 1.07, 1.50 111 1.15 0.94, 1.38
    COLON 50 1.56 A 1.16, 2.06 113 1.13 0,93, 1.36 69 0.88 0.68, 1.11 0.68, 1.11 70 0.78 B 0. 61, 0.99 302 , 1.01 0,90, 1.13 252 252 , 1.06 0,83, 1.06
    Rectum 16 0.98 0.56, 1.59 0.56, 1.59 44 0.87 0.63, 1.16 40 1,00 0,71, 1.36 38 0.81 0,57, 1.11 138 138 0.89 0.75, 1.06 122 0.88 0,73, 1.06 9150 29 29 0 1.72, 3.69 36 1.06 0,74, 1.47 28 1.07 0,71, 1.55 17 17 0.59 B 0,34, 0,95 110 1.10 0,90, 1.32 81 0.91 0.72, 1.13 0.72, 1.13
    Pancreas 0 18 1,76 B 1.04, 2.79 37 1. 21 0.85, 1.67 24 1.01 0.65, 1.51 29 1.09 0,73, 1.57 108 1.18 0.97, 1.43 90 1.11 9189, 1.37 Lung 68 2.79 A 2.16, 3.54 76 1.01 0,80150 58 0.96 0.73, 1.24 85 1.13 0,90, 1.40 287 1.22 A 1.08, 1.37 219 1.04 0,91, 1.19 0,91, 1.19
    52 1.07 0,80, 1.40 131 0.85 0.71, 1.00 138 1.09 0.91, 1.28 144 144 0.77, 1.08 465 0,95 0.87, 1.04 413 0,94 0,85, 1.04
    шейки матки 1. 14 1.14 0.30, 2.94 7 7 0,25, 1.33 8 8 0.92 0.39, 1.82 8 0.78 0.33, 1.54 29 0.81 0.53, 1.18 23 23 0.77 0.49, 1.16
    8 0.64 0.27, 1.26 27 0.66 B B 0.44, 0,97 34 1.03 0.71, 1.44 32 32 0.82 0.56, 1.16 101 0.81 B 0.66, 0.98 93 0.83 0.67, 1.01 0.67 20 A 1.42, 3.61 24 0,90 0.58, 1.35 21 1.00 0.62, 1.53 20 0.82 0.50, 1.27 85 1.05 0,84, 1. 30 65 9150 0, , 1.15 4 Простата 168 3.33 A 2.84, 3.87 172 1.12 0,96, 1.30 144 0 1.20 B 1,01, 1.41 179 1.14 0,98, 1.32 663 1.38 A , 1.49 1.27, 1.49 495 1.15 A 1,05, 1.25 1.05, 1.25
    почек 46 5,07 A 3.71, 6.77 34 1,24 0,86, 1.73 18 0.83 0.49, 1.32 32 1.26 0.86, 1.79 130 1.56 A 1.30, 1.85 84 1.13 1.13 0,90, 1.40
    мочеиспускательный пузырь 41 2,39 A 1. 71, 3.25 53 1,00 0,75, 1.31 41 41 0.98 0.71, 1.33 50 1.00 0.74, 1.31 185 1.14 0.98, 1.32 144 144 0.99 0.84, 1.17
    Melanoma 10 1.09 0.09 0.52, 2.02 45 1.55 A 1.13, 2.07 22 29 0.57, 1.38 39 1.23 0.87, 1.68 116 1.23 B 1.02, 1.48 106 1.25 B 1.02, 1.51 1,02, 1.51
    Skin, сквамонная клетка 38 1.92 A 1.36, 2.63 84 1.32 B 1.05, 1.64 85 1.68 A 1.34, 2.08 80150 8012 A 1. 11, 1.74 287 1,50 B 1.33, 1.69 249 1.45 A 1.28, 1.65 1.28, 1.65 13 13 1.85 0.98, 3.17 25 1.16 0,75, 1.71 29 1.53 1.01, 2.23 23 1.00 0.63, 1.50 88 1.27 B 1.02, 1.56 75 1.20 0,95, 1,51
    22 4,05 A
    2,53, 6.14 24 1.41 0,90, 2.09 18 1.30 0.77, 2.06 0.77, 2.06 16 0.96 0.55, 1.56 80 1.51 A 1.20, 1.88 58 1.22 0.92, 1.57
    соединительной ткани 10 492 A 2.34, 9. 08 7 1.11 0.44, 2.29 2 0,40150 0,04, 1.46 4 0.67 0,17, 1.73 23 1.19 0,75, 1.78 13 13 0,75 0,40, 1.28 0,40150134 1240150 52 3.46 A 2.58, 4.54 61 1.29 0,99, 1.66 39 0.98 0.69, 1.35 41 0,91 0.65, 1.23 191 1.32 A 1.14, 1.52 139 1.07 0,90, 1.26 0,
    Myeloma 24 4,42 A 2.83, 6.58 24 1.43 0.92, 2.13 17 1.29 0.75, 2.07 10 0.66 0.31, 1.21 75 1.48 A 1.17, 1.86 51 1.13 0,84, 1. 48
    Leukemia 31 0 A 353, 7.39 45 45 243 A 1.77, 3.25 22 1.50 0.94, 2.27 24 1.40 0.89, 2.08 122 0 216 A 1.80, 2.58 91 A 1.45, 2.22
    Острый Myeloid Leukemia 15 7.20 A 4.02, 11.90 17 17 0 2,62 A 1.52, 4.20 10 1.94 0,92, 3.57 11 1.84 0.91, 3.30 53 2.69 A 9169 2.01, 3.52 38 915 1.52, 2.96 1.52, 2.96
    783 2.26 A 0 2.10, 2.42 1174 1. 09 A 1.03, 1.15 952 1.11 A 1.04, 1.18 1032 1.00 0.94, 1.06 3941 3941 1.15, 1.23 3158 1.06 A 1.03, 1.10 1.03, 1.10
    A 0 B A 0 A 0

    2,10, 2.42

    A
    Рак . Интервал наблюдения, лет
    .
    . <1
    .
    1–4
    .
    5–9
    .
    ≥10
    .
    Все
    .
    Все 1+
    .
    . О . СЭР . 95% ДИ . О . СЭР . 95% ДИ . О . СЭР . 95% ДИ . О . СЭР . 95% ДИ . О . СЭР . 95% ДИ . О . СЭР . 95% ДИ .
    Верхний Аэродозитивный тракт 6 0.93 0.33, 2.03 15 0,75 0.42, 1.25 19 1.19 0.72, 1.86 22 1.11 0.69, 1.68 62 1.00 0.76, 1.28 56 1.01 0,76, 1.31
    Esopagus 4 1.31 0.34, 3.40 6 0.64 0.23, 1.40 8 1.07 0,46, 2.11 6 0.66 0. 24, 1.45 24 0.83 0.53, 1.23 20 9 150
    28 221 A 1.47, 3.20 43 1.15 0.83, 1.55 37 1.30 0,92, 1.80 31 1.00 0.68, 1.43 139 1,27 A 1.07, 1.50 111 1,15 0,94, 1.38
    Colon 50 A 1.16, 2.06 113 1.13 0.93, 1.36 69 0.88 0.68, 1.11 70 0,78 B 0,61, 0,9 0,61, 0,9 302 1.01 0,90, 1.13 252 0.94 0,83, 1.06
    Rectum 16 0.98 0.56, 1.59 44 44 0.87 0. 63, 1.16 40 1.00 0.71, 1.36 38 0.81 0.57, 1.11 138 0.89 0.85, 1.06 122 0.88 0,73, 1.06
    печень 29 2,57 A 1.72, 3.69 36 1.06 0,74, 1.47 28 1.07 0.71, 1.55 17 0.59 B 0.34, 0,95 110 1.10 0,90, 1.32 81 0.91 0.72, 1.13
    18 1.76 B 1.04, 2.79 37 1.21 0.85, 1.67 24 1.01 0.01 0.65, 1.51 29 1.09 0,73, 1.57 108 1.18 9168, 1.43 90 1.11 0.89, 1.37
    Lung 68 2,79 A 2. 16, 3.54 76 1.01 0,80, 1.26 58 58 0.96 0.73, 1.24 85 1.13 0,90, 1.40 287 0 1.22 A 1.08, 1.37 219 1.04 0,91, 1.19 4 52 1.07 0,80, 1.40 131 0.85 0.85 0.71, 1.00 138 1.09 0,91, 1.28 144 0,92 0,77, 1,08 465 0,95 0.87, 1.04 413 0.94 0.85, 1.04 4 1.14 0.30, 2.94 7 0.64 0.25, 1.33 8 0.92 0.39 , 1.82 8 0.78 0.33, 1.54 27 27 0.81 0.53, 1.18 23 0.77 0.49, 1.16 0. 49, 1.16
    Эндометрию 8 0.64 0.27, 1.26 27 0.66 B 0.44, 0,97 34 1.03 0.71, 1.44 32 0.82 0.56, 1.16 101 0.81 b 0.66, 0.98 93 0.83 0.67, 1.01 0.67, 1.01
    Яичник 20 234 A 1.42, 3.61 24 0.90 0.58, 1.35 21 1.00 0.62, 1.53 20 0.82 0.50, 1.27 85 1.05 0.84, 1.30 65 0,90 0,70, 1.15
    Простата 168 3,33 A 2.84, 3.87 172 172 1.12 0,96, 1.30 144 1.20 B 1.01, 1.41 179 1. 14 0,98, 1.32 663 1.38 A 1.27, 1.49 495 0 1.15 A 0 1.05, 1.25 1.05 Почки 46 5.07 A 3.71, 6.77 34 1.24 0,86, 1.73 18 0.83 0,49, 1.32 32 1.26 0.86, 1,79 130 1.56 A 1.30, 1.85 84 1.13 0,90, 1.40 134 0 41 0 2,39 A 1.71, 3.25 53 1.00 0,75, 1.31 41 0.98 0.71, 1.33 50 1.00 0,74, 1.31 185 1.14 0.98, 1.32 144 0.99 0.84, 1.17 10 1.09 0.52, 2.02 45 1,55 A 1. 13, 2.07 22 0.91 0.57, 1.38 39 1.23 0,87, 1.68 116 1.23 B 1.02, 1.48 106 1.25 B 1.02, 1.51
    Skin, плока клетки 38 1.92 A 1.36, 2.63 84 1.32 B 1.05, 1.64 85 1.68 A 1.34, 2.08 80 1.40 A 1.11, 1.74 287 1.50 B
    1.33, 1.69 249 1.45 A 1.28, 1.65
    нервная система 13 1.85 0,98, 3.17 25 1,16 0,75, 1.71 27 1.53 1.01, 2.23 23 1.00 0,63, 1.50 88 1.27 B 1. 02, 1.56 75 1,20 0,95, 1.51
    Эндокринные желез 22 4.05 A 2.53, 6.14 24 1.41 0,90, 2.09 18 1.30 0.77, 2.06 16 0.96 0.55, 1.56 80150 1.51 A 1.20, 1.88 58 1.22 0,92, 1.57 0,92, 1.57 143
    Соединительная ткань 10 4,92 A 2.34, 9.08 7 1.11 0.44, 2 2 0.40 0.04, 1.46 4 4 0,17, 1.73 23 1.19 0.75, 1.78 13 0,75 0,40, 1.28
    Non-Hodgkin’s Lymphoma 52 3,46 A 2.58, 4.54 61 61 1. 29 0,99, 1.66 37 0,98 0.69, 1.35 41 0.91 0.65, 1.23 191 1.32 1.14, 1.52 139 1,07 , 1.26 0,
    Myeloma 24 4.42 A 2.83, 6.58 , 6.58 24 1.43 0.92, 2.13 17 1.29 0,75, 2,07 10 0.66 0,31, 1.21 75 75 1.48 A 1.17, 1.86 51 1.13 0,84, 1.48
    Leukemia 31 5.20 A 3.53, 7.39 45 2.43 A 1.77, 3.25 22 1.50 0.94, 2.27 24 1.40 0.89, 2.08 122 2.16 A 1.80, 2.58 91 1,81 0 1. 45, 2.22
    15 9.2080 15 9.2080 4,02, 11.90 17 262 A 1.52 , 4.20 10 1.94 0,92, 3.57 11 1.84 0.91, 3.30 53 9169 A 2.01, 3.52 38 2.15 A 1.52, 2.96
    Все 783 2.26
    1174 0 1.09 A 1.03, 1.15 952 1.11 A 1.04, 1.18 1032 1,00 0.94, 1.06 3941 1.19 A 1.15, 1.23 3158 1.06 A 1.03, 1.10 
    Таблица 1

    SIR последующего рака у госпитализированных пациентов с ПМР и ГКА по срокам наблюдения

    0 A 0 1.13, 2.07 B A 0
    Место рака . Интервал наблюдения, лет
    .
    . <1
    .
    1–4
    .
    5–9
    .
    ≥10
    .
    Все
    .
    Все 1+
    .
    . О . СЭР . 95% ДИ . О . СЭР . 95% ДИ . О . СЭР . 95% ДИ . О . СЭР . 95% ДИ . О . СЭР . 95% ДИ . О . СЭР . 95% ДИ .
    Верхний Аэродозитивный тракт 6 0. 93 0.33, 2.03 15 0.75 0,42, 1.25 19 1.19 0.72, 1.86 22 1.11 0.69, 1.68 62 1.00 0.76, 1.28 56 1.01 0,76, 1.31 0,76, 1.31
    4 4 1.31 0.34 , 3.40 6 0.64 0.23, 1.40 8 1.07 0,46, 2.11 6 0.66 0.24, 1.45 24 0.83 0.53, 1.23 20 0.77 0,47, 1.19 28 28 2.21 A 1.47, 3.20 43 1.15 0.83, 1.55 37 1.30 0.92, 1.80 31 1.00 0.68, 1.43 139 1,27 A 1.07, 1.50 111 1. 15 0.94, 1.38
    CULON 50 1.56 A 1.16, 2.06 113 1.13 0.93, 1.36 69 0.88 0.68, 1.11 70 0.78 B B 0.61, 0.99 302 1.01 0,90, 1.13 252 0.94 0.83, 1.06
    Rectum 16 0.98 0.56, 1.59 44 0.87 0.63, 1.16 40 1.00 0.71, 1.36 38 0.81 0.57, 1.11 138 0.89 0,75, 1,06 122 0.88 0,73, 1.06
    0 29 2,57 A 1.72, 3.69 36 1.06 0,74, 1.47 28 1.07 0,71, 1.55 17 B 0. 34, 0,95 110 1.10 0,90, 1.32 81 0.91 0.72, 1.13
    Pancrease 18 1.76 B 1.04, 2.79 37 1.21 0.85, 1.67 24 24 1.01 0,65, 1.51 29 1.09 0,73, 1.57 108 1.18 0,97, 1.43 90 1.11 0.89, 1.37 916 68 68 2,79 A 2.16, 3.54 76 1.01 0,801 0.80, 1.26 58 0.96 0,73, 1.24 85 1.13 0,90, 1.40 287 1.22 A 1.08, 1.37 219 1.04 0,91, 1.19 52 1.07 0,80150 131 0.85 0,71, 1.00 138 1. 09 0.91 , 1.28 144 0.92 0.77, 1.08 465 0.95 0.87, 1.04 413 0.94 0,85, 1.04
    шейки матки 4 1.14 0.30, 2.94 0.30, 2.94 7 0.25, 1.33 8 8 0.92 8 8 0.78 0.33, 1.54 27 0.81 0.53, 1.18 23 0.77 0.49, 1.16
    8 8 0.64 0.27, 1.26 27 0.66 B 0,44, 0.97 34 1.03 1.03 0.71, 1.44 32 0.82 0.56, 1.16 101 101 0 0,66, 0,0 93 93 0.67, 1.01
    Яичник 20 2.34 A A 1. 42, 3.61 24 0.58, 1.35 21 1.00 0.62, 1.53 20 0.82 0.50, 1.27 85 1.05 0.84, 1.30 65 , 1.15 0,70134 168 168 0 3.33 A 2.84, 3.87 172 1.12 0,96, 1.30 144 1.20 B 1.01, 1.41 179 1.14 0,98, 1.32 663 1.38 A 1.27, 1.49 495 1.15 A 1.05, 1.25 1,05
    46 5.07 A
    3.71, 6.77 34 1.24 0.86, 1.73 18 0.83 0.83 0.49, 1.32 32 1.26 0,86, 1.79 130 1.56 A 1.30, 1.85 84 1. 13 0.90, 1.40
    мочеиспускательный пузырь 41 2.39 A 1.71, 3.25 53 1,00 , 1.31 41 0,98 0.71, 1.33 50 1.00 0.74, 1.31 185 1.14 0,98, 1.32 144 144 0.99 0.84, 1.17 143
    Melanoma 10 1.09 0.52, 2.02 45 1.55 A 22 0.91 0.57, 1.38 39 1.23 0.87, 1.68 116 1.23 B 1.02, 1.48 106 1.25 B 1.02, 1.51 1,02, 1.51 143
    Кожа, плока 38 1.92 A 1.36, 2.63 84 84 0 1.32 B 1. 05, 1.64 85 1.68 A 1.34, 2.08 80 8012 A 1.11, 1.74 287 1.50 B 1.33, 1.69 , 1,69 249 1,45 A 1.28, 1.65 1.28, 1.65 14 Нервная система 13 1.85 0,98, 3.17 25 1.16 0.75, 1.71 27 1.53 1.01, 2.23 23 1,00 0.63, 1.50 88 1.27 B 1.02, 1.56 75 1.20 0,95, 1.51
    Эндокринные в Гланда 22 4,05 A 2.53, 6.14 24 1.41 0,90, 2.09 18 1.30 0.77, 2.06 16 0.96 0.55, 1.56 80 1.51 A 1. 20, 1.88 58 58 1.22 0,92, 1.57
    Соединительная ткань 10 4.92 A 2.34, 9.08 7 1.11 0.44, 2.29 2 0.40 0,04, 1.46 4 0.67 0.17, 1.73 23 1.19 0,75, 1.78 13 0.40, 1.28

    34

    Non-Hodgkin’s Lymphoma 52 3,46 A
    2.58, 4.54 61 1.29 0.99, 1.66 37 0.98 0.69, 1.35 41 0,91 0,65, 1.23 191 1.32 A 1.14, 1.52 139 1.07 0.07 0,90, 1.26
    Myeloma 24 442 A 2.83, 6.58 24 1.43 0,92, 2. 13 17 1.29 0.75, 2.07 10 0.66 0.31, 1.21 75 1.48 A 1.17, 1.86 51 1.13 0,84, 1.48 9150 Leukemia 31 5.20 A 3.53, 7.39 45 2.43 A 1.77, 3.25 22 1.50 0.94, 2.27 24 1.40150 9168, 2.08 122 2.16 A 1.80, 2.58 91 1,81 A 1.45, 2.22 1,45, 2.22 Острый миелоидный лейкемия 15 7.20 A 4.02, 11.90 17 2.62 A 1.52, 4.20 10 1.94 0,92, 3.57 11 1.84 0.91, 3.30 53 2,69 A 2. 01, 3.52 38 2.15 A 1.52, 2.96 Все 71680 Все 783 2,26 A 2.10, 2.42 1174 1.09 A 0 1.03, 1.15 952 1.11 A 1.04, 1.18 1032 1.00 1.06 3941 1.19 A 1.15, 1.23 3158 1,06 a   1,03, 1,10
    A 0 0 B A 0 A 0

    2,10, 2.42

    A
    Очаг рака . Интервал наблюдения, лет
    .
    . <1
    .
    1–4
    .
    5–9
    .
    ≥10
    .
    Все
    .
    Все 1+
    .
    . О . СЭР . 95% ДИ . О . СЭР . 95% ДИ . О . СЭР . 95% ДИ . О . СЭР . 95% ДИ . О . СЭР . 95% ДИ . О . СЭР . 95% ДИ .
    Верхние дыхательные пути 6 0.93 0.33, 2.03 15 0.75 0.42, 1.25 19 1.19 0,72, 1.86 22 1.11 0.69, 1.68 62 1,00 0,76, 1.28 56 1.01 0,76, 1.31
    1.31 0.34, 3.40 6 6 0. 64 0.23, 1.40 8 1.07 0,46, 2.11 6 0.66 0.24, 1.45 24 0.83 0.53, 1.23 20 0,77 0,47, 1.19

    34
    28 2.21 A 1.47, 3.20 1,47, 3.20 43 1.15 0.83, 1.55 37 1.30 0,92, 1.80 31 1.00 0,68, 1.43 139 139 1.07, 1.50 111 1.15 1.38 14 Colon 50 1.56 A
    1.16, 2.06 113 1.13 0.93, 1.36 69 0.88 0.68, 1.11 70 70150 B 0,61, 0,9 302 1.01 0.90, 1.13 252 0.94 0. 83, 1.06
    16 , 1.59 44 44 0.87 0.63, 1.16 40 1.00 1.00 0.71 , 1.36 38 0.81 0.57, 1.11 138 0.89 0.75, 1.06 122 122 0.88 0.73, 1.06 134 Liver 29 2.57 A 1.72, 3.69 36 1.06 0,74, 1.47 28 1.07 0.71, 1.55 17 0.59 B 0,34, 0,95 110 1.10 0,90, 1.32 81 0.91 0.72, 1.13 0,72, 1.13
    18 1,76 B 1.04, 2.79 37 1.21 0.85, 1.67 24 1.01 0,65, 1.51 29 1. 09 0,73, 1.57 108 1.18 9168, 1.43 90 1.11 0.89, 1.37
    Lung 68 2,79 A 2.16, 3.54 76, 3,54 76 1.01 0,80, 1.26 58 0,96 0,73, 1.24 85 85 1.13 0,90, 1.40 287 0 1.22 A 1.08, 1.37 219 1.04 0,91, 1.19 4 52 1.07 0,80, 1.40 131 0.85 0.71, 1.00 138 1.09 0,91, 1.28 144 0,92 0,77, 1,08 465 0.95 0,87, 1.04 413 0.94 0.85, 1.04 4 1.14 0.30, 2.94 7 0.64 0.25, 1.33 8 0,92 0. 39, 1.82 8 0.378 0.33, 1.54 27 29 23 23 0,77 , 1.16 4 Эндометрию 8 0.64 0.27, 1.26 27 0.66 B 0.44, 0,97 34 1.03 0.71, 1.44 32 0.82 0.56, 1.16 101 0.81 b 0.66, 0.98 93 0.83 0.67, 1.01 0.67, 1.01
    Яичник 20 234 A 1.42, 3.61 24 0.90 0.58, 1.35 21 1.00 0.62, 1.53 20 0.82 0.50, 1.27 85 1.05 0.84, 1.30 65 0,90 0,70, 1.15
    Простата 168 3,33 A 2. 84, 3.87 172 172 1.12 0,96, 1.30 144 1.20 B 1.01, 1.41 179 1.14 0,98, 1.32 663 1.38 A 1.27, 1.49 495 0 1.15 A 0 1.05, 1.25 1.05 Почки 46 5.07 A 3.71, 6.77 34 1.24 0,86, 1.73 18 0.83 0,49, 1.32 32 1.26 0.86, 1,79 130 1.56 A 1.30, 1.85 84 1.13 0,90, 1.40 134 0 41 0 2,39 A 1.71, 3.25 53 1.00 0,75, 1.31 41 0.98 0.71, 1.33 50 1.00 0,74, 1.31 185 1.14 0. 98, 1.32 144 0.99 0.84, 1.17 10 1.09 0.52, 2.02 45 1,55 A 1.13, 2.07 22 0.91 0.57, 1.38 39 1.23 0,87, 1.68 116 1.23 B 1.02, 1.48 106 1.25 B 1.02, 1.51
    Skin, плока клетки 38 1.92 A 1.36, 2.63 84 1.32 B 1.05, 1.64 85 1.68 A 1.34, 2.08 80 1.40 A 1.11, 1.74 287 1.50 B
    1.33, 1.69 249 1.45 A 1.28, 1.65
    нервная система 13 1.85 0,98, 3.17 25 1,16 0,75, 1. 71 27 1.53 1.01, 2.23 23 1.00 0,63, 1.50 88 1.27 B 1.02, 1.56 75 1,20 0,95, 1.51
    Эндокринные желез 22 4.05 A 2.53, 6.14 24 1.41 0,90, 2.09 18 1.30 0.77, 2.06 16 0.96 0.55, 1.56 80150 1.51 A 1.20, 1.88 58 1.22 0,92, 1.57 0,92, 1.57 143
    Соединительная ткань 10 4,92 A 2.34, 9.08 7 1.11 0.44, 2 2 0.40 0.04, 1.46 4 4 0,17, 1.73 23 1.19 0.75, 1.78 13 0,75 0,40, 1. 28
    Non-Hodgkin’s Lymphoma 52 3,46 A 2.58, 4.54 61 61 1.29 0,99, 1.66 37 0,98 0.69, 1.35 41 0.91 0.65, 1.23 191 1.32 1.14, 1.52 139 1,07 , 1.26 0,
    Myeloma 24 4.42 A 2.83, 6.58 , 6.58 24 1.43 0.92, 2.13 17 1.29 0,75, 2,07 10 0.66 0,31, 1.21 75 75 1.48 A 1.17, 1.86 51 1.13 0,84, 1.48
    Leukemia 31 5.20 A 3.53, 7.39 45 2.43 A 1.77, 3. 25 22 1.50 0.94, 2.27 24 1.40 0.89, 2.08 122 2.16 A 1.80, 2.58 91 1,81 0 1.45, 2.22
    15 9.2080 15 9.2080 4,02, 11.90 17 262 A 1.52 , 4.20 10 1.94 0,92, 3.57 11 1.84 0.91, 3.30 53 9169 A 2.01, 3.52 38 2.15 A 1.52, 2.96
    Все 783 2.26
    1174 0 1.09 A 1.03, 1.15 952 1.11 A 1.04, 1.18 1032 1,00 0.94, 1.06 3941 1.19 A 1. 15, 1.23 3158 1.06 A 1.03, 1.10 

    Многократные госпитализации могут отражать тяжесть заболевания, и мы исследовали риск рака среди пациентов с ПМР и ГКА по количеству госпитализаций (табл. 2). Из анализа были исключены пациенты, диагностированные в течение первого года наблюдения; наблюдение начато с момента последней госпитализации. Для определенных локализаций рака SIR был выше для рака почки и кожи (меланома и плоскоклеточный рак), а также для лейкемии, когда пациенты с PMR и GCA неоднократно госпитализировались.Риск был снижен до 0,57 для рака прямой кишки и эндометрия у пациентов с многократными госпитализациями.

    Таблица 2

    SIR для последующего рака у пациентов с ПМР и ГКА по числу госпитализаций

    3
    . Количество госпитализаций
    .
    . 1
    .
    ≥2
    .
    Место рака . О . СЭР . 95% ДИ . О . СЭР . 95% ДИ .
    Верхний Аэродозитивный тракт 50 1.06 0,79, 1.40 6 0,70150 0.25, 1.54 0,25, 1,54 150 16 16 0.42, 1.19 4 0.98 0.25, 2.53
    , 1.29 27 27 0 1.71 A 1.12, 2.49 1,12
    Culon 209 0.94 0.82, 1.08 43 0,92 0.67, 1.24 0.67, 1.24 109 0,95 0,78, 1.14 13 0.57 A 0. 30, 0.97

    50
    0,74, 1.20 11 0.72 0.36, 1.29 4 77 1.15 0,90 , 1.43 13 0.94 0.50, 1.61 0.50, 1,61
    Lung 189 1.06 0,92, 1.23 30 0,90 0.61, 1.29
    348 0.97 0.87, 1.08 65 0.81 0.62, 1.03
    22 0.89 0.56, 1.36 1 0.19 0,00, 1.09
    Endometrium 81 0,89 0,70, 1.10 12 12 0 0,29, 0.99 0.29, 0.99 143
    Яичник 58 0.99 0.75, 1.28 7 7 0.21, 1.10 0.21 425
    425 1. 13 1.13 A 1,03, 1.24 70 1.28 0,99, 1.61
    почек 64 1.03 0.03 0.79, 1.31 20 1.66 A 1.01, 2,57
    мочеиспускательный мочевой пузырь 125 1.02 0.85, 1.22 19 0.85 0.51, 1.33 0.51 88 1.23 0.99, 1.52 18 1.34 0.79, 2.12
    Кожа, Квапотная клетка 200 1.41 B 1.22, 1.62 49 1.64 1.22, 2.17 912, 2,17 Нервная система 58 1.10 0.84, 1.43 17 1.73 1.01, 2.78 1,01, 2.78
    1.09 9161, 1.80 3 1.09 0. 21, 3.23
    Эндокрин Гленд 49 1.24 0,92, 1.64 9 9 1.09 0.50, 2.09
    Соединительная ткань 8 0.55 0.24, 1.09 5 1.76 0.56, 4.14 9168, 4.14
    118 1.09 , 1.30 21 21 , 1.48

    34
    Myeloma 41 1.09 0,78, 1.48 10 1.32 0.63, 2.43 0,63, 2.43
    Leukemia 75 1.79 B 1.41, 2.24 16 1.90 A 1.08, 3.09 143
    Острый миелоидный Leukemia 33 225 B 1.55, 3.16 5 1.68 0.53, 3.95
    Все 2649 2649 1. 07 B 1.03, 1.11 509 1.05 0,96, 1.14
    912 A 3 0 1.01, 2.57 3
    . Количество госпитализаций
    .
    . 1
    .
    ≥2
    .
    Место рака . О . СЭР . 95% ДИ . О . СЭР . 95% ДИ .
    Верхние дыхательные пути 50 1.06 0,79, 1.40 6 0,25, 1.54 0.25, 1,54 16 0.73 0.42, 1.19 4 4 0.98 0.25, 2.53
    Желудок 84 1.04 0,83, 1.29 27 1. 71 A 1.12, 2.49 1.12 150
    Colon 209 0.94 0.82, 1.08 43 0.92 0.67, 1.24
    109 0,95 0.78, 1.14 13 0.57 A 0.30, 0,97
    печень 70 0.95 0.94, 1.20 11 11 0.72 0.36, 1.29 0.36, 1.29
    77 1.15 0,90, 1.43 13 0.94 0.50, 1.61
    Lung 189 1.06 0.92, 1.23 30 0,90 9161, 1.29

    43
    348 0,97 0.87, 1.08 65 0.81 0.62, 1.03 22 22 0.89 0.56, 1.36 1 0. 19 0,00, 1.09 4 Эндометрию 81 0.89 0,70, 1.10 12 0.57 A 0.29, 0.99 58 58 0,9 0.75, 1.28 7 0.53 0.21, 1.10
    Простата 425 1.13 A 1.03, 1.24 70150 70150 70150 0,99, 1.61 143
    почек 64 1.03 0,79, 1.31 20 1.66 A
    125 1.22 19 19 0.85 0.51, 1.33
    Melanoma 88 1.23 0,99, 1.52 18 18 1.34 0.79, 2.12 0.79, 2.12
    Кожа, плоскоклеточная клетка 200 1. 41 B 1.22, 1.62 49 1.64 1.22, 2.17 1.22, 2.17 58 1.10 0.84, 1.43 17 1.73 1.01, 2.78
    щитовидная железа 15 1.09 0.09 0.61, 1.80 3 1.09 0.21, 3.23 143
    Эндокринные желез 49 1.24 0.92, 1.64 9 1.09 0.50, 2.09 0.50, 2.09

    34
    8 0.55 0.24, 1.09 5 1.76 0.56, 4.14 -Джоккинская лимфома 118 1.09 0,90, 1.30 21 0,60, 1.48 0,60150
    Myeloma 41 1.09 0.78, 1.48 10 1.32 0.63, 2.43
    Leukemia 75 1,79 B 1. 41, 2.24 16 1,90 A 1.08, 3.09
    Острый миелоидный Leukemia 33 2.25 B 1.55, 3.16 5 1.68 0.53, 3.95 143
    Все 2649 1.07 B B 0 1.03, 1.11 509 1.05 0,96, 1.14
    Таблица 2

    Сэр для последующего рака в PMR и пациентам GCA по количеству госпитализации

    3
    . Количество госпитализаций
    .
    . 1
    .
    ≥2
    .
    Место рака . О . СЭР . 95% ДИ . О . СЭР . 95% ДИ .
    Верхний Аэродозитивный тракт 50 1.06 0,79, 1.40 6 0,70150 0.25, 1.54 0,25, 1,54 150 16 16 0.42, 1.19 4 0.98 0.25, 2.53
    , 1.29 27 27 0 1.71 A 1.12, 2.49 1,12
    Culon 209 0.94 0.82, 1.08 43 0,92 0.67, 1.24 0.67, 1.24 109 0,95 0,78, 1.14 13 0.57 A 0.30, 0.97

    50
    0,74, 1.20 11 0.72 0.36, 1.29 4 77 1.15 0,90 , 1.43 13 0. 94 0.50, 1.61 0.50, 1,61
    Lung 189 1.06 0,92, 1.23 30 0,90 0.61, 1.29
    348 0.97 0.87, 1.08 65 0.81 0.62, 1.03
    22 0.89 0.56, 1.36 1 0.19 0,00, 1.09
    Endometrium 81 0,89 0,70, 1.10 12 12 0 0,29, 0.99 0.29, 0.99 143
    Яичник 58 0.99 0.75, 1.28 7 7 0.21, 1.10 0.21 425
    425 1.13 1.13 A 1,03, 1.24 70 1.28 0,99, 1.61
    почек 64 1.03 0.03 0.79, 1.31 20 1. 66 A 1.01, 2,57
    мочеиспускательный мочевой пузырь 125 1.02 0.85, 1.22 19 0.85 0.51, 1.33 0.51 88 1.23 0.99, 1.52 18 1.34 0.79, 2.12
    Кожа, Квапотная клетка 200 1.41 B 1.22, 1.62 49 1.64 1.22, 2.17 912, 2,17 Нервная система 58 1.10 0.84, 1.43 17 1.73 1.01, 2.78 1,01, 2.78
    1.09 9161, 1.80 3 1.09 0.21, 3.23
    Эндокрин Гленд 49 1.24 0,92, 1.64 9 9 1.09 0.50, 2.09
    Соединительная ткань 8 0. 55 0.24, 1.09 5 1.76 0.56, 4.14 9168, 4.14
    118 1.09 , 1.30 21 21 , 1.48

    34
    Myeloma 41 1.09 0,78, 1.48 10 1.32 0.63, 2.43 0,63, 2.43
    Leukemia 75 1.79 B 1.41, 2.24 16 1.90 A 1.08, 3.09 143
    Острый миелоидный Leukemia 33 225 B 1.55, 3.16 5 1.68 0.53, 3.95
    Все 2649 2649 1.07 B 1.03, 1.11 509 1.05 0,96, 1.14
    912 A 3 0 1.01, 2.57 3
    . Количество госпитализаций
    .
    . 1
    .
    ≥2
    .
    Место рака . О . СЭР . 95% ДИ . О . СЭР . 95% ДИ .
    Верхние дыхательные пути 50 1.06 0,79, 1.40 6 0,25, 1.54 0.25, 1,54 16 0.73 0.42, 1.19 4 4 0.98 0.25, 2.53
    Желудок 84 1.04 0,83, 1.29 27 1.71 A 1.12, 2.49 1.12 150
    Colon 209 0.94 0.82, 1.08 43 0.92 0.67, 1.24
    109 0,95 0. 78, 1.14 13 0.57 A 0.30, 0,97
    печень 70 0.95 0.94, 1.20 11 11 0.72 0.36, 1.29 0.36, 1.29
    77 1.15 0,90, 1.43 13 0.94 0.50, 1.61
    Lung 189 1.06 0.92, 1.23 30 0,90 9161, 1.29

    43
    348 0,97 0.87, 1.08 65 0.81 0.62, 1.03 22 22 0.89 0.56, 1.36 1 0.19 0,00, 1.09 4 Эндометрию 81 0.89 0,70, 1.10 12 0.57 A 0.29, 0.99 58 58 0,9 0.75, 1.28 7 0. 53 0.21, 1.10
    Простата 425 1.13 A 1.03, 1.24 70150 70150 70150 0,99, 1.61 143
    почек 64 1.03 0,79, 1.31 20 1.66 A
    125 1.22 19 19 0.85 0.51, 1.33
    Melanoma 88 1.23 0,99, 1.52 18 18 1.34 0.79, 2.12 0.79, 2.12
    Кожа, плоскоклеточная клетка 200 1.41 B 1.22, 1.62 49 1.64 1.22, 2.17 1.22, 2.17 58 1.10 0.84, 1.43 17 1.73 1.01, 2.78
    щитовидная железа 15 1. 09 0.09 0.61, 1.80 3 1.09 0.21, 3.23 143
    Эндокринные желез 49 1.24 0.92, 1.64 9 1.09 0.50, 2.09 0.50, 2.09

    34
    8 0.55 0.24, 1.09 5 1.76 0.56, 4.14 -Джоккинская лимфома 118 1.09 0,90, 1.30 21 0,60, 1.48 0,60150
    Myeloma 41 1.09 0.78, 1.48 10 1.32 0.63, 2.43
    Leukemia 75 1,79 B 1.41, 2.24 16 1,90 A 1.08, 3.09
    Острый миелоидный Leukemia 33 2.25 B 1.55, 3.16 5 1.68 0.53, 3. 95 143
    Все 2649 1.Обсуждение

    В этом популяционном исследовании 35 918 пациентов с ПМР и ГКА были идентифицированы из Шведского регистра выписки из больниц, и они наблюдались до 2006 г. В целом было отмечено увеличение заболеваемости раком на 19%, а риск был незначительно выше единицы ( 1.06) об исключении случаев, диагностированных в течение первого года наблюдения.Этот избыток был в значительной степени связан с раком кожи (меланомой и плоскоклеточным раком) и лейкемией.

    К преимуществам настоящего исследования относятся большее количество пациентов из общероссийской популяции, его проспективный дизайн и полнота динамического наблюдения за пациентами. Все данные взяты из общенациональных баз данных, гарантирующих достоверную информацию. Однако в этом гистологическом когортном исследовании у нас не было информации об индивидуальных факторах риска среди этих пациентов, потому что эти регистры не были созданы для целей исследования, что могло привести к потенциальной систематической ошибке. Однако отсутствие информации об индивидуальных факторах риска может быть частично компенсировано корректировкой социально-экономического статуса, который тесно связан со многими факторами риска развития рака, такими как курение и диета [1, 14]. В это исследование были включены только госпитализированные пациенты, вероятно, с тяжелым диагнозом, что привело к систематической ошибке при отборе. Таким образом, данные этого исследования не могут быть применимы ко всем пациентам с ПМР и ГКА. Информация о других переменных, таких как лекарства и лечение, которые играют важную роль в смешивании, в нашем исследовании отсутствует, что может затруднить вывод наших выводов.Из-за многочисленных сравнений некоторые выводы могут быть случайными. Формальный подход к решению проблемы состоит в том, чтобы приспособить CI к количеству сравнений; однако, поскольку нет единого мнения о том, как следует проводить корректировку, мы подчеркиваем значение высоких SIR и 99% CI [15]. Другими указателями являются биологическое правдоподобие и согласие с предыдущими гипотезами и результатами. [1].Однако уровень госпитализации был несколько ниже зарегистрированного уровня заболеваемости в странах Северной Европы [12, 16], что позволяет предположить, что некоторые из этих пациентов могут лечиться в амбулаторных условиях. Женщин госпитализировали чаще, чем мужчин, но разница была меньше, чем зарегистрированная разница заболеваемости (в два или три раза чаще у женщин, чем у мужчин) [1].

    Насколько нам известно, это первое исследование, показавшее увеличение общей заболеваемости раком среди пациентов с ПМР и ГКА. Большинство предыдущих исследований были основаны на небольшом количестве раковых заболеваний [9–12], и многие из них использовали дизайн исследования случай-контроль с возможными ошибками отзыва и отбора.Однако самый высокий риск в этом исследовании был отмечен в течение первого года после последней госпитализации по поводу ПМР и ГКА, что могло быть связано с погрешностью времени выполнения из-за сопутствующего диагноза. Однако точность диагностики рака не снижается из-за предвзятости во времени, хотя она может сместить диагноз раньше [17, 18]. Поскольку диагностические критерии, особенно для ПМР, не были ни чувствительными, ни специфичными, и мы не можем контролировать диагностику этих пациентов, ошибочная диагностика основных видов рака, таких как ПМР и ГКА, может в некоторой степени способствовать избыточной частоте рака в течение первого года.Более того, ПМР и ГКА сами по себе могли быть паранеопластическими заболеваниями, поскольку риск развития рака был самым высоким в первый год и ослаблялся с увеличением продолжительности наблюдения, но у нас не было конкретных данных об этих пациентах, что исключало нашу экстраполяцию.

    Для определенных видов рака в 11 локализациях рака наблюдался повышенный риск в течение всего периода наблюдения. Тем не менее, некоторые из этих видов рака, вероятно, были в избытке из-за усиленного медицинского наблюдения за пациентами. Высокий риск опухолей эндокринных желез в течение первого года наблюдения может быть связан с усиленным наблюдением, поскольку большинство этих опухолей представляют собой относительно индолентные аденомы. Действительно, только четыре локализации рака оставались значительно избыточными после исключения первого года. О росте частоты плоскоклеточного рака кожи и меланомы ранее не сообщалось. Считается, что эти два вида рака являются признаками нарушения регуляции иммунитета, что согласуется с доказательствами того, что ПМР и ГКА являются иммуноопосредованными расстройствами. Однако повышенный риск неходжкинской лимфомы, еще одного признака нарушения регуляции иммунитета, ограничивался только годом после последней госпитализации.Самый высокий риск был отмечен для лейкемии, особенно для острого миелоидного лейкоза. Риск оставался очень высоким (2,15), даже когда мы исключили острый миелоидный лейкоз, диагностированный в течение первого года наблюдения, что позволяет предположить наличие истинной биологической связи. Рост острого миелоидного лейкоза также наблюдался в недавнем исследовании в США [19]. Исследование клинических случаев показало, что у нескольких пациентов с ПМР был повышен уровень простат-специфического антигена, и впоследствии у них был диагностирован рак предстательной железы, что соответствовало нашим наблюдениям относительно предельного избытка рака предстательной железы [20]; однако биологические механизмы ассоциации неизвестны и требуют дальнейшего изучения. Интересно, что риск рака эндометрия был значительно снижен, и менее частое возникновение рака эндометрия также было отмечено у пациентов с ревматоидным артритом и астмой [6, 8], что позволяет предположить, что нарушение регуляции иммунной функции может влиять на выработку эстрогена [21]. Кроме того, у пациентов с многократными госпитализациями уменьшилось количество случаев рака прямой кишки.

    Далее мы определили популяцию пациентов по количеству посещений больницы, используя это в качестве суррогатного показателя тяжести и хронизации заболевания.Общий риск рака не был связан с количеством госпитализаций. Однако для конкретных видов рака превышение по раку кожи и лейкемии было наиболее выражено у пациентов с многократными госпитализациями. Наиболее высокий риск лейкемии отмечен среди пациентов с многократными госпитализациями. Многократные госпитализации связаны с тяжестью заболевания, но, кроме того, повышенный риск рака кожи и лейкемии должен вызывать дополнительную озабоченность, что может потребовать медицинского наблюдения.

    Таким образом, заболеваемость раком незначительно увеличилась среди пациентов, госпитализированных по поводу ПМР и ГКА, с самым высоким риском, отмеченным в течение первого года после госпитализации, что может быть связано с предвзятостью времени упреждения или ошибочным диагнозом. Тем не менее, для конкретных видов рака, таких как рак кожи и лейкемия, увеличение по-прежнему было значительным для пациентов, диагностированных позже, чем через 1 год после госпитализации, особенно для пациентов с многократными госпитализациями, что позволяет предположить, что это может быть истинная связь, но механизмы еще предстоит изучить. и установлен дальше.

    Благодарности

    Финансирование : Это исследование было поддержано Deutsche Krebshilfe, Шведским онкологическим обществом и Шведским советом по трудовой жизни и социальным исследованиям.

    Заявление о раскрытии информации : Авторы заявили об отсутствии конфликта интересов.

    Каталожные номера

    1,  ,  .

    Ревматическая полимиалгия и гигантоклеточный артериит

    ,

    Ланцет

    ,

    2008

    , том.

    372

     (стр. 

    234

    45

    )2,  ,  .

    Гигантоклеточный артериит и ревматическая полимиалгия: ключи к ранней диагностике

    52

     (стр.

    38

    40, 43–4

    )3,  .

    Эпидемиология ревматической полимиалгии

    ,

    Clin Exp Rheumatol

    ,

    2000

    , том.

    18

     (стр.

    S9

    11

    )4,  ,  .

    Иммунопатогенез при гигантоклеточном артериите и ревматической полимиалгии

    3

     (стр. 

    46

    53

    )5,  ,  ,  ,  .

    Семейная агрегация ревматической полимиалгии и гигантоклеточного артериита: генетический анализ и анализ репертуара Т-клеток

    19

     (стр. 

    259

    64

    )6,  ,  ,  .

    Риск рака у госпитализированных пациентов с ревматоидным артритом

    ,

    Ревматология

    ,

    2008

    , том.

    47

     (стр. 

    698

    701

    )7,  ,  ,  ,  .

    Риск рака у госпитализированных пациентов с псориазом: последующее исследование в Швеции

    100

     (стр. 

    1499

    502

    )8,  ,  ,  ,  ,  .

    Риск рака у госпитализированных больных астмой

    100

     (стр. 

    829

    33

    )9,  ,  ,  .

    Отсутствие увеличения частоты злокачественных новообразований при ревматической полимиалгии и височном артериите

    Проспективное лонгитюдное исследование 398 случаев и контрольной группы населения.J Rheumatol

    ,

    2002

    , том.

    29

     (стр. 

    2143

    7

    )10,  ,  ,  ,  .

    Ревматическая полимиалгия и височный артериит: ретроспективное исследование 111 пациентов

    14

     (стр. 

    650

    5

    )11,  ,  ,  ,  .

    Рак в сочетании с ревматической полимиалгией и височным артериитом

    20

     (стр.

    1335

    9

    )12,  ,  .

    Эпидемиология и смертность у 220 пациентов с ревматической полимиалгией

    34

     (стр. 

    261

    4

    )13,  ,  .

    Статистические методы исследования рака

    1994

    Лион

    IARC

    14,  ,  ,  ,  .

    Шведская база данных семейного рака 2009 г.: перспективы гистологических исследований и исследований иммигрантов

    Int J Cancer

     15,  ,  .

    Частота и семейные риски при аденоме гипофиза и ассоциированных опухолях

    14

     (стр. 

    103

    9

    )16,  .

    Заболеваемость ревматической полимиалгией и височным артериитом в графстве Ауст-Агдер, Южная Норвегия: проспективное исследование, 1987–94 гг.

    24

     (стр. 

    1739

    43

    )17,  ,  ,  ,  ,  .

    Риск рака у госпитализированных пациентов с саркоидозом: последующее исследование в Швеции

    20

     (стр. 

    1121

    6

    )18,  ,  ,  .

    Риск рака у пациентов с язвенным колитом

    ,

    Int J Cancer

    ,

    2008

    , vol.

    123

     (стр. 

    1417

    21

    )19,  ,  ,  ,  ,  .

    Риски миелоидных новообразований у пациентов с аутоиммунными заболеваниями

    100

     (стр.  

    822

    8

    )20,  .

    Рак предстательной железы с ревматической полимиалгией

    ,

    Ревматология

    ,

    2003

    , vol.

    42

     (стр. 

    385

    7

    )21,  ,  ,  ,  ,  .

    Пол и риск аутоиммунных заболеваний: возможная роль эстрогенных соединений

    ,

    Environ Health Perspect

    ,

    1999

    , том.

    107

     

    Доп. 5

    (стр.

    681

    6

    )

    © The Author 2010. Опубликовано Oxford University Press от имени Британского общества ревматологов. Все права защищены. Для разрешений, пожалуйста, по электронной почте: журналы.разрешения@oxfordjournals.org

    Реабилитация рака | Физическая медицина и реабилитация | Мичиган Медицина

    Что такое реабилитация рака?

    Специалисты по реабилитации рака являются экспертами в лечении опорно-двигательного аппарата, неврологических, когнитивных и других побочных эффектов рака или лечении рака (включая облучение, химиотерапию, хирургию и т. д.).

    В Мичиганском университете действует одна из самых надежных и быстрорастущих программ реабилитации от рака в стране, в которой участвует большая команда врачей, физиотерапевтов и специалистов по трудотерапии, психологов, логопедов и других специалистов.

    Симптомы, которые обычно лечат в клиниках реабилитации рака, включают, но не ограничиваются:  

    • Боль в суставах
    • Боль в спине
    • Боль в шее
    • Невропатия
    • Мышечная слабость и боль
    • Боль от опухолей
    • Фиброз и рубцевание (часто в результате облучения или операции)
    • Мышечные судороги
    • Усталость
    • Декондиционирование
    • Лимфедема
    • Поздние последствия лучевой терапии
    • Когнитивные нарушения («Хемомозг» и др.)
    • Проблемы с кишечником и мочевым пузырем
    • Депрессия и тревога, связанные с изменениями вашей физической или когнитивной функции
    • Проблемы с раскрытием челюсти (тризм)

     

    Что ожидать    

    Поскольку история болезни каждого человека уникальна, вам будет предоставлен индивидуальный план, который поможет вам справиться с симптомами, связанными с раком, и вылечиться от них.

    Как правило, это начинается с посещения клиники врачом физической медицины и реабилитации (PM&R), иногда называемым физиотерапевтом, но может также включать многих других членов команды. Ваш врач-реабилитолог также поможет вам связаться с любыми другими поставщиками медицинских услуг, которые могут вам помочь.

    Во время визита в клинику вы встретитесь с врачом, который уже изучит вашу предыдущую историю рака и лечение. После обсуждения ваших симптомов и ваших целей ваш врач-реабилитолог обратится к вашим проблемам и будет работать с ВАМИ, чтобы определить, как лучше всего действовать для восстановления качества вашей жизни.Это может включать любую комбинацию методов лечения, процедур, упражнений, лекарств и многого другого. Это может также включать проведение диагностических тестов, чтобы лучше понять вашу проблему.

    Иногда вас направят непосредственно к специалисту по трудотерапии или физиотерапевту из вашей онкологической бригады. В зависимости от ваших симптомов, ваш терапевт поможет вам пройти курс лечения. В программе реабилитации рака Мичиганского университета работают физиотерапевты и эрготерапевты, обладающие специальными знаниями и многолетним опытом лечения пациентов с раком в анамнезе, и они адаптируют вашу программу конкретно к вашим потребностям.


         


    Группа реабилитации рака

    Шон Смит, доктор медицины : Врач-реабилитолог

    Коди Эндрюс, доктор медицины : Врач-реабилитолог от рака

     


    Записаться на курс реабилитации от рака   

    . Свяжитесь с отделом физической медицины и реабилитации: 734-936-7175 и попросите, чтобы вас осмотрел врач по реабилитации от рака для оценки врача, чтобы разработать план реабилитации и устранить ваши симптомы.Сайты наших клиник включают:   

    Лечение симптомов рака и поддерживающая терапия в Med Inn  
    1500 E. Medical Center Dr.C320 (нажмите здесь, чтобы открыть карту)
    Ann Arbor, MI 48109
    Телефон: (877) 907-0859
    Примечание. Если вы не можете чтобы связаться с номером клиники, позвоните нашим операторам по телефону (734) 936-4000.

    Michigan Medicine Physical Medicine and Rehabilitation at Burlington
    325 E Eisenhower Pkwy Ste 100  (нажмите здесь, чтобы открыть карту)
    Ann Arbor, MI 48108-3364
    Телефон: 734-936-7175    

    Педиатрия

    Начиная с августа 2017 г. программа реабилитации больных раком распространяется и на педиатрических пациентов.Вас и вашего ребенка осмотрят врач-реабилитолог и педиатр-реабилитолог. Клиники проходят поочередно по понедельникам и вторникам в Детской больнице Мотта.

    Если вас интересуют наши исследования или образовательные мероприятия, связанные с реабилитацией рака, посетите наши страницы, посвященные этим областям:

     

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.