Виктимное поведение: Виктимное поведение жертвы. / Прокуратура (новости) / Официальный сайт городского округа Егорьевск

Содержание

Виктимное поведение жертвы. / Прокуратура (новости) / Официальный сайт городского округа Егорьевск

Психологи уже давно обратили внимание, что одни люди, как будто бы магнитом притягивают к себе несчастья, и становятся жертвами преступлений, а другие практически не сталкиваются в своей жизни с такими ситуациями. Очень часто потерпевшие сами своим поведением способствуем совершению в отношении них криминальных деяний. Существует даже целая наука, изучающая жертв преступления и потерпевших — виктимология. Зачастую человек сам провоцирует преступников в совершении правонарушений и преступлений. Происходит это либо в силу личностных характеристик жертвы, либо в результате ее ненадлежащего поведения.
Выделяют несколько основных варианта поведения, провоцирующих совершение преступления: неосторожное или самонадеянное поведение жертвы либо действия потерпевшего, вызывающие неадекватные поступки преступника. При неосторожном поведении жертва сама создает практически все условия для того чтобы в отношении неё было совершено преступление.

Это и оставленные ценные вещи в салоне автомобиля или ношение кошельков в прозрачном полиэтиленовом пакете, позднее возвращение домой в коротком платье или ношение солидной суммы денег и ее явное афиширование.
Самонадеянное поведение наиболее характерно для «ярких» оптимистов, которые считают, что с ним несчастье случиться и не может. Так, часто дамы становятся жертвами изнасилования, принимая приглашение посетить жилье малознакомого мужчины. Так 30.11.2011 года в Егорьевском городском суде состоялся приговор в отношении Кашина С.В. В ходе судебного заседания было установлено, что  25.05.2011  на аллее во 2 микрорайоне гражданка П. познакомилась с ранее неизвестным ей Кашиным С.В. Он пошел провожать её домой, по дороге они распивали пиво. Гражданка П. предложила Кашину С.В. попить пива  в подъезде, на что он предложил ей пойти к нему домой, поскольку его квартира свободна. Она согласилась, т.к. Кашин С.В. внешне внушал доверие. В результате гражданка П. была изнасилована. Именно легкомысленное поведение жертвы может вызвать неадекватную реакцию со стороны преступника, не следует бравировать своим бесстрашием, пытаясь задержать преступника, а также не следует вступать с правонарушителем ни в какие дебаты, чтобы не спровоцировать его на незапланированное преступление.
  В этом случае лучше всего действовать в соответствии с золотым правилом: «береженого бог бережет».     Помощник городского прокурора юрист 3 класса                                                                            Климанов А.Н.    

Виктимное поведение. Как не стать жертвой преступника.

Виктимность, виктимное поведение (от англ. victim — жертва) — предрасположенность человека попадать в ситуации, связанные с опасностью для его жизни и здоровья. В частности, это действия и поступки человека, которые провоцируют желание на него напасть. Более мягкий вариант — это действия человека, которые усиливают вероятность того, что он попадет в какую-нибудь прескверную ситуацию. Зачастую люди сами привлекают к себе повышенное внимание злоумышленников. Например, человек пересчитывает в людном месте довольно крупную сумму денег, а затем направляется в темный переулок, не задумываясь о последствиях или же девушка, которая ночью садится в автомобиль к неизвестному человеку, занимающемуся частным извозом, чтобы добраться до дома, хотя могла бы попросить о помощи родственника или воспользоваться услугами официальной службы такси.

Помимо вышеуказанных обстоятельств бывает множество случаев, когда люди попадают в опасные ситуации, при которых злоумышленнику удобно осуществить в отношении них противоправные действия, ведь часто преступления совершается не лицами, тщательно готовившимися к ним, а попавшими в максимально готовую ситуацию для совершения преступления, когда преступник случайно сталкивается лицом к лицу с жертвой преступления или с материальными ценностями жертвы.

Что бы минимизировать вероятность стать жертвой преступника необходимо придерживаться следующих советов:

— если у вас возникла необходимость пройтись по улице в темное время суток, выбирайте не короткий путь, а безопасный – тот который лучше освещен, на котором находится больше людей;

— избегайте на своем пути пустынных скверов, дворов, неосвещенных подземных переходов. Старайтесь не ходить вдоль производственных построек, глухих заборов, даже если это удлинит ваш путь и потребует дополнительное время на дорогу;

— идя по тротуару, держитесь ближе к проезжей части улицы — так меньше шансов, что на вас могут напасть из подворотни или из-за угла, если на малолюдной улице навстречу идет не трезвая компания или шумная группа людей, перейдите на другую сторону, не поворачивайте назад, резкий разворот непосредственно перед ними может спровоцировать конфликт, поскольку они почувствуют неуверенность с вашей стороны;

— не держите в одном кармане, кошельке или сумке крупную сумму денег. Перед выходом на улицу разложите деньги по разным карманам, помещайте кошельки и документы во внутренние карманы одежды, это затруднит доступ к ним в плотном потоке людей;

— если заметите, что вас кто-то преследует, поспешите в людное место, громко зовя на помощь;

— войдя в салон общественного транспорта, особенно в позднее время, осмотритесь и оцените обстановку с позиций личной безопасности. Может, лучше вообще выйти на первой же остановке: разумнее пропустить один трамвай (троллейбус, автобус), чем подвергать свою жизнь опасности, безопасней находиться ближе к кабине водителя или к устройству переговоров связи с ним. Без нужды не вступайте в разговор с незнакомыми попутчиками, не держите на виду ценные вещи, особенно малогабаритные, такие как мобильные телефоны и планшеты, поскольку их легко выхватить из рук. Если угрожающие вам лица намереваются выйти вслед за вами на той же остановке — либо останьтесь в салоне автобуса, либо немедленно обратите внимание граждан на остановке на ваших преследователей, попросите их вызвать полицию.

Не покидайте остановку в одиночку, пока не убедитесь, что угроза нападения миновала.

— не обсуждайте с неизвестными людьми ваше материальное положение, недавно приобретенные ценности, недвижимость, или готовность их приобрести, поскольку это может натолкнуть преступников на мысль, что вы обладаете крупной суммой денег;

— не теряйте бдительности в общественных местах, держите сумки при себе, не ставьте их на пол и не теряйте из виду при нахождении в транспорте, кафе, при примерке одежды и обуви.

Межрайонная прокуратура разъясняет, что виктимологическая профилактика — одно из наиболее важных направлений борьбы с преступностью, когда предупредительные усилия реализуются, образно говоря, не со стороны преступника, а со стороны жертвы. Это деятельность правоохранительных органов, общественных организаций, социальных институтов по выявлению и устранению обстоятельств, формирующих «виновное» поведение жертвы, установление людей, составляющих группу криминального риска, и применение к ним профилактических мер.

БЕРЕГИТЕ СЕБЯ! ПРОЧИТАВ СТАТЬЮ, ПРОАНАЛИЗИРУЙТЕ СВОЁ ПОВЕДЕНИЕ И ПОСТАРАЙТЕСЬ ИСКЛЮЧИТЬ ИЗ НЕГО ВСЁ ТО, ЧТО МОЖЕТ СПРОВОЦИРОВАТЬ ДРУГОГО ЧЕЛОВЕКА НА ПРЕСТУПЛЕНИЕ!

Кунцевская межрайонная прокуратура

ПРОФИЛАКТИКА ВИКТИМНОГО ПОВЕДЕНИЯ

ПРОФИЛАКТИКА ВИКТИМНОГО ПОВЕДЕНИЯ У МЛАДШИХ ПОДРОСТКОВ ПОСРЕДСТВОМ КОММУНИКАТИВНОГО ТРЕНИНГА

Габдулхакова Александра Андреевна

На социализацию ребёнка в условиях современного мегаполиса влияют множество факторов, на которые индивид может реагировать по-разному, в том числе и отрицательно — страх, тревожность, агрессия, выражающиеся в различных формах насилия.

Человек, являясь как субъектом, так и объектом социализации, всё же может стать и жертвой такого процесса. Ведь именно культура, традиции, обычаи, особенности семейного воспитания могут стать теми обстоятельствами, которые деформируют нормальное развитие, не дают реализовать заложенные способности. Таким образом, насилие, присутствующее в процессе социализации, изменяет личность, направляя её по пути выбранного виктимного поведения.

Виктимность – это склонность человека становиться жертвой в определенных ситуациях. [3] Так же выделяют термин виктимное поведение, то есть такое поведение, в результате особенностей которого повышается вероятность превращения лица в жертву преступления, обстоятельств или несчастного случая.

[2]

Исходя из ряда исследований, можно сделать вывод, что больше всего в классификации по возрасту жертвами становятся подростки и пожилые люди.[5] Это обусловлено их статусом – они находятся в зависимости в силу обстоятельств, и не могут переломить ситуации, прекратив тем самым насилие над своей личностью.

Исследование, проведенное нами по русифицированным методикам, апробированным в рамках международного проекта «Quality of life of immigrant and native adolescents. AcomparativestudybetweenPortugal, Spain, Russia, BelarusandUkraine», дают возможность говорить о том, что дети уже в 5-6 классах ощущают на себе насилие в семье. Исследование проводилось в МОУ СОШ №90, где респондентами выступали учащиеся 6 и 11 классов в равных соотношениях мальчиков и девочек. Данное решение было принято в связи с тем, что наибольший интерес представляет сопоставление данных старшеклассников, которые уже близки к взрослой жизни, и позиция тех школьников, которые ещё дети, но уже имеющие возможность осознавать и замечать негативные проявления в свой адрес.

Наиболее значимыми для нашего исследования были следующие аспекты: «Общее состояние», «Дом и семья», «Проявление насилия», «Стрессовые ситуации за последние 5 лет».

Анализ аспекта «Общее состояние», в котором нас заинтересовал вопрос: «Ощущали ли Вы давление за последнюю неделю?», дал следующие результаты.

Таблица 1. Данные по ответам респондентов на вопрос «Ощущали ли Вы давление за последнюю неделю?» в процентах.

 

6 класс

11 класс

Никогда

16%

80%

Редко

48%

20%

Очень часто

16%

Всегда

20%

Из ответов видно, что шестиклассники более дифференцируют своё состояние, нежели старшеклассники. Возможно, причины этого связаны с категоричностью, присущей возрастным особенностям выпускников. Так же можно увидеть, что дети младшего возраста чаще подвергаются насилию со стороны родителей.

В категории «Дом и семья» было 6 вопросов, но для исследования мы решили выбрать наиболее интересные. Одним из первых задавался вопрос «Поступали ли родители по отношению к тебе несправедливо?». Большинство школьников – 55% — и 6, и 11 классов ответили «всегда». Далее у шестиклассников варианты «редко» — 30% и «очень часто» — 15%. У старшеклассников «довольно часто» — 45%. Шестиклассники давали более разнообразные ответы, что говорит об их особом восприятии проблемы.

Следующий вопрос для анализа: «Был ли ты счастлив дома?». Большинство старшеклассников, а именно 55 %, отвечали, что «всегда» по сравнению с 25% у шестиклассников. Вариант «очень часто» был выбран 45% старшеклассников и 20% шестиклассников. «Довольно часто» ответили 19% выпускников и 55% шестиклассников. Таким образом, шестиклассники реже, чем старшеклассники ощущают эмоциональный комфорт дома.

Последний вопрос, представляющий интерес для нашего исследования, звучал как «Уделяли ли тебе родители достаточно внимания?». В отличие от старшеклассников, шестиклассники выбирали ответ «никогда» — 10%. Большинство старшеклассников – 60% — отвечали «очень часто» в противовес 18% шестиклассников. Из опрошенных шестиклассников 55% «всегда» уделяли внимание родители, а старшеклассникам – 25%. Так же вариант «редко» выбрали 17% шестиклассников, а вариант «довольно часто» — 15% выпускников. Таким образом, шестиклассники более чувствительно относятся к недостатку внимания, нежели старшеклассники, так как именно они выбирали варианты «никогда» и «редко».

Следующим аспектом, представляющим интерес для исследования, являются результаты анкеты на тему «Стрессовые ситуации за последние 5 лет». В перечне различных ситуаций нужно было выбрать те моменты, которые повлияли на несовершеннолетнего и указать в балльном количестве степень этого влияния. Как показывает анализ ответов, сильная раздражительность и ссоры между родителями одинаково влияют и на старшеклассников – 32% — и на шестиклассников – 28%опрошенных.

В категории «Проявление насилия» рассматриваются вопросы, касающиеся проявления давления и жестокости в среде сверстников. Одним из наиболее важных вопросов был «Боялись ли Вы кого-нибудь из мальчиков или девочек». Из опрошенных 22% шестиклассников никогда не боялись никого из сверстников, а у старшеклассников эта цифра больше – 70%. Таким образом, шестиклассники больше боятся своих сверстников. Однако на вопрос«Высмеивали ли тебя другие мальчики или девочки» процент шестиклассников, которые боялись сверстников, совпадает. То есть, шестиклассники бояться сверстников не просто так, а из-за того, что они их высмеивают. У старшеклассников же всё наоборот: из 70 % опрошенных, которые боялись сверстников, только 30 % высмеивали. То есть, у старшеклассников боязнь сверстников не зависит от опыта высмеивания.

Чтобы изменить сложившуюся ситуации и воспитать уже в учениках средней школы умение отстаивать свои права и не превратиться в жертву, мы считаем, что нужно воспитать в детях способность свободно и не боясь выражать свои мысли, желания и потребности. Умение правильно и грамотно защищать свои права возможно в рамках коммуникативного тренинга, так как это позволит использовать как теорию, так и практику – ролевые игры и упражнения.

Мы предлагаем именно тренинг, потому что по теории «семи интеллектов», выдвинутой американским психологом Говардом Гарднером, нас интересуют два вида интеллекта – межличностный и внутриличностный. Межличностный интеллект отвечает за способность понимать других людей и сотрудничать с ними, он выражается в том, как мы воспринимаем настроение, темперамент и потребности других людей, как мы реагируем на них. Внутриличностный же интеллект – это наша способность понимать свой собственный внутренний мир, он позволяет воспринимать наши чувства, установки и предрассудки и ориентировать поведение из наших собственных желаний. [6]

Коммуникативный тренинг — это тренинг, целью которого является рост личности через расширение сферы осознания себя и других, а так же процессов, происходящих в обществе. Группа используется как лаборатория для развития и отработки умений межличностного общения. Плюс каждый наблюдает за поведением других. У всех есть возможность дать и получить обратную связь, что позволяет развивать умение эффективного общения. [1]

Тренинг поможет достичь три вида целей:

  1. . Когнитивных, направленных на передачу знаний о проблеме;
  2. . Аффективных, направленных на эмоциональное воспитание детей;
  3. . Прагматических, направленных на формирование конкретных знаний и умений.

Таблица 2. Структура целей коммуникативного тренинга.

Когнитивные цели

Аффективные цели

Прагматические цели

А1. Знание симптомов насилия над несовершеннолетним в семье

В1. Установка на предотвращение насилия

С1.Умение противостоять насилию

А2. Понимание опасности насилия над несовершеннолетними

В2.Уверенность в защите взрослых

С2. Умение открыто говорить о своих страхах перед наказанием

А3.Знание видов насилия и круга насилия

В3. Ощущение возможности разорвать круг насилия

С3. Умение разглядеть факторы-провокаторы насилия и распознать их

А4. Понимание, что бывают ситуации, когда необходимо настаивать на своих потребностях

В4. Ценность своей личности и своего самочувствия

С4. Умение грамотно донести свою позицию и аргументировать её

Основное содержание будут составлять следующие типы упражнений:

-ролевые игры, направленные на проигрывание конфликтных ситуаций и анализ выхода из них, отстаивание своей точки зрения;

-упражнения, направленные на вербализацию чувств;

-упражнения, направленные на формирование уверенности в себе и развитие ассертивности.

Изменение поведения в результате тренинга будем ожидать по следующим критериям:

-повышение уровня самооценки и самосознания у учащихся;

-умение аргументировано отстаивать своё мнение и убеждать остальных;

-улучшение психологического климата в классе.

Таким образом, мы рассматриваем коммуникативный тренинг, ориентированный на достижение уверенной коммуникации, средством профилактики виктимного поведения у младших подростках.

Список литературы:

  1. Алиева М.А., Гришанович Т.В., Лобанова Л.В., Травникова Н.Г., Трошихина Е.Г. Я сам строю свою жизнь. / Под ред. Е.Г. Трошихиной. – Спб.: Речь, 2006. – 216 с.
  2. Андронникова О.О. Методика исследования склонности к виктимному поведению http://spsi.narod.ru/5.htm
  3. Малкина-Пых И.Г. Виктимология. Психология поведения жертвы. — М: Эксмо, 2010. — 864 с.
  4. Монина Г.Б., Лютова — Робертс Е.К. Коммуникативный тренинг (педагоги, психологи, родители). — М.:Речь, 2005. — 224 с.
  5. Ривман Д. В. Криминальная виктимология — СПб.: Питер, 2002. — 304 с.
  6. Фопель К. Эффективный воркшоп. Динамическое обучение. Пер.с нем. – М: Генезис, 2003. – 368 с.
  7. Oliva, A., Jiménez, J., Parra, Á. & Sánchez-Quejiga, I. (2008). Acontecimientos vitales estresantes, resiliencia y ajuste Revista de Psicopatología y Psicología Clínica,13, 53-62.
  8. Matos M., Simões C., Carvalhosa S. et al. (2000). A saúde dos adolescentes portugueses. Estudo Nacional da Rede Europeia HBS/OMS. Lisboa: FMH / PEPT.
  9. Nunes, C., Lemos, I., & Guimarães, S. (2011). Questionário de dados sócio-demográficos para adolescentes (DASA). Documento não publicado, Universidade do Algarve, Faro, Portugal.
  10. The KIDSCREEN Group Europe. (2006). The Kidscreen questionnaires. Quality of life questionnaires for children and adolescents. Berlin: Pabst Science Publs.

 

Габдулхакова Александра Андреевна

специалист по социальной работе отделения

психолого-педагогической помощи семье и детям

МБУ «КЦСОН Свердловского района»

Диагностика и профилактика виктимного поведения подростков

Выпускная квалификационная работа по теме: «Диагностика и профилактика виктимного поведения подростков» содержит 53 страницы текстового документа, 48 использованных источников, 1 рисунок, 2 приложения. ВИКТИМНОСТЬ, ВИКТИМНОЕ ПОВЕДЕНИЕ, ПОДРОСТКИ. Ежегодно проводится множество исследований, посвященных проблеме виктимного поведения у подростков. В подростковом возрасте повышенный уровень виктимности определяется такими психофизическими качествами, как: любопытство, жажда приключений, повышенная внушаемость, доверчивость, неумение выходить из конфликтной ситуации и т.д., а также социальными ролями, положением в семье и в системе отношений в социуме. Цель работы: изучение виктимного поведения подростков и его профилактики. Обобщая результаты исследования виктимного поведения подростков, мы пришли к выводу, что у 33% испытуемых выявлены признаки виктимного поведения, у 19% школьников имеются тенденции к развитию склонности к виктимному поведению. Для них характерны тревожность, склонность к депрессии, импульсивность, общительность. У таких подростков преобладает чувство страха, а также присутствует склонность к избеганию ответственности за происходящее. На основе полученных результатов нами разрботана система занятий, направленная на профилактику виктимного поведения подростков, которая может служить ориентиром для педагога-психолога при организации сопровождения данной категории детей.


Автор (фамилия, имя, отчество): 

Губайдуллина Милана Рашитовна

Заглавие (тема): 

Диагностика и профилактика виктимного поведения подростков

Тип документа: 

Выпускная квалификационная работа бакалавра

Направление, направленность (профиль): 

44.03.02 Психолого-педагогическое образование

Программа: 

44.03.02.05 Психология и социальная педагогика

Руководитель: 

Басалаева Наталья Владимировна, кандидат психологических наук, доцент, заведующий кафедрой психологии развития личности ЛПИ — филиала СФУ

Кафедра: 

Кафедра психологии развития личности

Год издания/защиты: 

Место издания: 

Издатель: 

Сибирский федеральный университет

Загрузить материал: 

Виктимное поведение. Особенности поведения жертвы

«Раненый зверь привлекает хищников!» ©В. Леви

Что такое жертва? Что такое виктимное поведение?

Роль жертвы — это прежде всего потеря контроля над собственной жизнью,
В общем смысле, жертвой также является человек, который является объектом манипуляции и обмана. Итак, ключевое слово здесь – контроль.

Как только вы перестаете контролировать и управлять собой и своей жизнью, вами сразу же начинают манипулировать другие.

 

Поведение жертвы в психологии называют виктимным поведением. Виктимология как наука изучает особенности поведения жертвы.

Виктимность и особенности поведения жертвы

  • Жертвы – это прежде всего те люди, которые проводят свою жизнь под диктовку своего окружения.
  • То есть совершают поступки, которые не приносят им удовольствие, как бы в удовольствие другим людям. Не стоит оправдывать чужие ожидания
  • Жертвы часто добровольно переходят в подчиненное положение, позволяют помыкать собой, потому что часто считают себя недостаточно умными и сильными для того, чтобы быть ответственными за свою жизнь.

  • Роль жертвы выбирают те, кто боятся самостоятельно принимать решения, считают себя не состоятельным во всем и даже несчастным, второсортным человеком.

В поведении жертвы заметно самоуничижение, постоянное беспокойство, страх за самого себя, проявление слабости и не умение постоять за себя.

Виктимология утверждает, что человек редко становится жертвой в тех случаях, когда он сам того не допускает!

Виктимное поведение. Как же перестать быть жертвой?

Роль жертвы нам очень знакома. В детстве участь жертвы уготована человеку просто в силу занимаемого им в семье положения. Весь контроль над ребенком находится в руках родителей, и он едва ли может этому контролю сопротивляться. В детстве нам ничего не оставалось, как признать свою зависимость неизбежной реальностью.

Повзрослев, мы склонны сохранить многие из привычек детства, которые часто можно оправдать, но все-таки следует признать опасными, поскольку они подталкивают человека к роли жертвы.

Профилактика виктимного поведения. Как избавиться от роли жертвы?

Умение освободиться от роли жертвы включает выработку новых привычек:
— научиться оценивать жизненные ситуации;
— выработать запас ожиданий и настроений свободной личности;
— обрести умение распознавать наиболее распространенные в нашей культуре и повседневной жизни способы обращения в жертву:
— выработать ряд принципов, из которых следуют конкретные стратегии поведения в духе философии решительного отказа от статуса жертвы.

Чтобы избавиться от роли жертвы, вы должны научить других относиться к вам должным образом. А самим научиться противостоять тиранам, пытающимся превратить вас в жертву.

Все перемены личности начинаются с формирования новых взглядов! Как ещё можно избавиться от роли жертвы?

1. Для начала избавьтесь от ожидания неизбежности нападок и оскорблений. Поймите, что к вам относились плохо не потому, что это кому — то было выгодно. А потому что вы сами научили других так к себе относиться. Сфокусируйте свое внимание не на злонамеренности других, а на ваших собственных ожиданиях  Критика и разумное отношение к ней

2. Перестаньте жаловаться, если хотите избавиться от роли жертвы. Прекратите обвинять кого — либо в том, что к вам плохо относятся. Не допускайте выражений типа «Это он виноват, я здесь не при чем», «Я ничего не мог поделать» и так далее.

 

3. Если некоторые члены вашей семьи привыкли перекладывать на вас свои обязанности, а вы лишь жалуетесь и покорно тянете лямку, помните: вы сами научили их вести себя подобным образом. В следующий раз решительно ставьте всех на место.  Что такое эмоциональный шантаж?

4. Учитесь добиваться как можно большего не словами жертвы, а поведением свободного человека. Никому не прощайте оскорблений.

Чтобы избавиться от роли жертвы работайте над такими ответными действиями, которые будут шокировать потенциальных манипуляторов и тиранов. С самого начала освоения нового поведения проявляйте твердость в борьбе с ролью жертвы. Ваши сигналы о том, что вы не потерпите неуважительного отношения, должны быть громкими и недвусмысленными.

Коррекция виктимного поведения

5. Не позволяйте тирану вызывать у вас чувство вины за обретенную напористость. Боритесь с искушением пасть духом, когда манипулятор бросает на вас обиженный взгляд, жалобно умоляет о чем-то, пытается подкупить или изливает свой гнев. Навязанное чувство вины

Как правило, те, кого вы научили относиться к себе как к жертве, не знают, как реагировать на ваше новое поведение. Не путайте искреннюю обиду с продуманными попытками манипулировать вами с целью удержания в уже привычном состоянии безропотной жертвы. Распознать тирана. Как?

6. Отказывайтесь выполнять обязанности, которые вам неприятны и которые вы выполнять не обязаны. И вообще учитесь почаще отказывать. Умение говорить «нет» дает отпор манипулятору и является важным качеством в борьбе с ролью жертвы.

Люди больше уважают решительный отказ, чем попытки ходить вокруг да около, скрывая истинные мысли и намерения. Да вы и сами начнете испытывать к себе большее уважение, научившись использовать в нужный момент это короткое слово.  Как научиться отказывать?

7. Проявляйте твердость характера, независимо от встречных действий, которые в большинстве своем вполне предсказуемы. Так вы избавитесь от роли жертвы. И пройдет не так много времени, и окружающие, которые наконец проникнутся серьезностью ваших намерений, начнут относиться к вам так, как вы научите их это делать, – с должным уважением.

8. Старайтесь не сердиться, общаясь с теми, кого сами научили злить вас с тем, чтобы легче было вами манипулировать. Как перестать злиться?

9. Ведите дневник, фиксируя словесные попытки других людей превратить вас в жертву. Измученной детьми матери рекомендуем записывать, сколько раз в день она слышит: «Мама, мама, что мне делать?», «Сделай это за меня» или «Ничего страшного, мама сделает».

 

Увидев, какие слова используют близкие, подчеркивая ваш статус жертвы, вы сможете лучше подготовиться к битве за независимость, так что дневник в подобных ситуациях крайне полезен.

Что значит «Любить себя?» 

10. Работайте над развитием свойств свободной личности, например, давая другим понять, что имеете право тратить часть времени по своему усмотрению. Относитесь к своему отдыху как к делу первостепенной важности, никому не позволяйте вторгаться в эту сферу вашей жизни.

Перестаньте рассчитывать на то, что со временем все само собой образуется. Если надеяться, что люди перестанут оскорблять вас, можно прождать всю жизнь. Приступайте к их воспитанию прямо сейчас, не ждите, что все само изменится к лучшему.  Основы саморазвития. С чего начать?

Виктимное поведение простыми словами — Секреты успеха!

Автор GarageBiz На чтение 4 мин. Опубликовано

 

 

Вы не раз наверное слышали про понятие «виктимное поведние». Сегодня мы разберем это понятие. Если коротко — у некоторых людей есть психология жертвы. Они неосознанно ведут себя таким образом, что притягивают к себе неприятности.

Действительно у некоторых людей есть знакомые, которых можно смело назвать магнитом для неприятностей. И зачастую дело далеко не только в везении или невезении. Такие люди сами притягивают к себе проблемы.

Поведение, которое неосознанно провоцирует неприятности — принято называть виктимным поведением.

Victima — от латинского существо, которое приносят в жертву. Victim от английского — жертва.

В криминалистике называют виктимным поведение — действия, которые привели к совершению преступления. Зачастую виктимное поведение может носить незаконный или безнравственный характер. Сами жертвы не хотят становиться жертвами, но все равно попадают в неприятные ситуации.

Самый очевидный пример виктимного поведения — это когда девушка в мини-юбке и вызывающем виде ходит по ночам одна в неблагополучных малолюдных районах с плохой репутацией и проходит мимо сомнительных людей. Не с первого раза, так с третьего — такое может привести к совершению разного рода преступлений. Начиная от грабежа и заканчивая сексуальными домогательствами.

Если в вашем окружении есть люди, притягивающие к себе проблемы, то стоит задуматься о том, чтобы поменьше с ними общаться или полностью исключить их из круга своего общения. Дело в том, что наше окружение прямо или косвенно влияет и на нас самих. И мы невольно перенимаем что-то от нашего окружения. Мы уже писали о том, что окружение влияет на успех.

Жертву видно издалека

Люди, склонные к жертвенному поведению — обычно видны издалека и они притягивают к себе мошенников или людей, которые могут осуществить психологическое или физическое насилие.

«Лохи» при помощи невербальных жестов выдают свой страх и тем самым потенциальные преступники чувствуют. В офисе или на учебе над такими людьми могут подшучивать или психологически давить на них. Чтобы противостоять подобному давлению нужно заниматься саморазвитием. В частности — развивать уверенность в себе. Также вам нужно учиться отстаивать свое мнение. Все это непросто и тесно связано с выходом из зоны комфорта.

Тут мы плавно подходим к трем крайностям:

Часто организаторы финансовых пирамид вроде МММ и других мошеннических компаний ловят лохов предлагая заманчивые условия для жертв виктимного поведения. Люди теряют рассудок из-за жадности и ведутся на заманчивые обещания — в итоге становятся жертвами мошенничества.

Экстримальные виды спорта

Не обязательно виктимное поведение связано с робким поведением. Это могут быть и экстримальные виды спорта, а также вождение мотоциклов. Сноуборды, скейтборды, горные лыжи, парку, мотоциклы, прыгание на велосипедах, маневрирование на личном авто — все это тоже разновидности жертвенного поведения.

Желание выпендриваться

Те, кто выставляют свои достижения напоказ повышают свой шанс стать жертвами преступления. Люди, которые предпочитают демонстративное потребление хотят доминировать, но могут получить неожиданный эффект от того, что трясут пачками денег в людных местах к месту и не к месту, а также покупают предметы роскоши.

Другие виды жертвенного поведения

Алкоголь становится причиной бед как для самих людей, так и для их окружения. После сильной попойки вы рискуете как сами стать жертвой, так и сами наворотить дел.

Хождение по ночным клубам и кокетничание с незнакомыми мужчинами — прямая дорога к совершению насилия — считают криминалисты. Во всяком случае, намного безопаснее заводить знакомства в библиотеке или университете.

Если вы постоянно попадаете в неприятности, то возможно вам свойственна такая черта характера или образа действий как виктимность. Проанализируйте свое поведение, подумайте что именно может притягивать к вам неприятности. Благодаря нейропластичности — вы сможете со временем поменять свои привычки и образ действий.

Виктимное поведение по Николаю Козлову

Итак, виктимное поведение — это действия, которые или провоцируют вред имуществу или жизни и здоровью жертвы или повышают вероятность такого события. Жертвы виктимного поведения не желают становиться жертвами, но все равно попадают в ситуации из-за бездумных действий или ошибок в поведении:

  • беспомощное поведение, невербальные сигналы неуверенности в себе,
  • провокации или неосторожное поведение в сомнительных ситуациях,
  • агрессия на агрессию, неумение держать себя в руках — также один из видов неверного поведения.

Письмо: «Виктимное поведение»: evo_lutio — LiveJournal

Виктимное поведение — это баги.

Чем хуже у вас границы, тем больше вам прилетает за то, что вы все время раздражаете других или липнете к ним.

Вот эта автор все письмо старается нарываться, искажать все, что читала в блоге, врать, провоцировать, переворачивать с ног на голову.

Она жалуется на свою ничтожность, но в каждом слове — ее грандиозность и презрение к другим.

Поэтому когда она пишет, что ее часто травят, возникает сочувствие к тем людям. Понятно, как она их достала.

Автор догадывается о своей аутоагрессии.

Аутоагрессия — это ненависть + трусость, вы хотите разрушить других, но боитесь и поэтому разрушаете себя.

Проанализируйте, на чем основано виктимное поведение автора и ее аутоагрессия.

В конце письма — вранье. Вообще факты в письме все искажены, на них даже внимания не надо обращать, анализируйте только ее самопрезентацию.

valgery

Здравствуйте, Эволюция. Я писала Вам письмо: https://evo-lutio.livejournal.com/634302.html

Вы как-то рассказывали про виктимное поведение, я не вполне уверена, но мне кажется, что это, мой случай. Меня травили сколько я себя помню, лет с трех, наверное. В любом коллективе, в любых отношения, куда я попадала. Со мной было разное, в том числе и из арсенала фильмов ужасов.

Я много лет реально, на полном серьезе считала себя худшим человеком на земле. Будто во мне есть какой-то ужасный недостаток, который окружающие сразу видят, поэтому мне нужно быть очень-очень милой только для того, чтобы меня согласились терпеть рядом. При этом мне все говорили, что моя проблема в том, что я грубая и заносчивая (это, кстати, была правда – я не уважала саму себя, при этом находилась в слиянии с человеком, считала его своей частью, поэтому не уважала и его за компанию).

Я в детстве делала такой фокус, чтобы успокоиться: представляла себе, будто я нахожусь внутри прекрасного хрустального бокала. Внутри нечего бояться, потому что там нет ничего, кроме меня, а окружающего бояться не стоит, потому что бокал защитит от всех бед. Только нужно самой не выходить и внутрь ничего не пускать. Знаю, что звучит бредово, но это очень конкретное такое физическое ощущение, как еще одна кожа. Думаю, я так визуализировала локус и границы.

С этим бокалом происходят всякие разные штуки. От неуважения к окружающим, отсутствия интереса и доброжелательности, он мутнеет, становится очень скучно. Сидишь, пялишься только на саму себя, тоже мне интересное зрелище. Но это еще не самое плохое, потому что от страха он вообще разлетается на куски.

А пугалась я всегда, когда сталкивалась с чужой агрессией. Неважно даже, мной она была спровоцирована или какими-то другими причинами – я была уверена, что виновата я. До знакомства с Вашим блогом, светлая мысль, что у других людей, особенно тех, что мне нравятся, тоже бывают баги, меня не посещала.

Я вообще понимаю, что конфликты решаются как-то так:
– Ты мне не нравишься, – условно говорит человек.
– А я считаю тебя героем, – отвечаю я и ухожу. Это, вообще-то, шар, но работает как пика. Человек после такого чувствует себя последней сволочью.
Или еще так можно:
– Ты мне не нравишься.
– А ты мне очень даже. У тебя противокозелок красивый.
– Кто? – против воли спрашивает удивленный и польщенный человек. Ну и все, он попался. (Если что, противокозелок – это часть хряща в ухе. Я художница, обращаю внимание на такие вещи).

Но я такое могу только когда спокойна и уверена. Когда теряюсь, пугаюсь, чувствую себя виноватой, я уже ничего не могу, только плакать.. И такое тоже бывает нередко.

Ну а теперь я закончу со скучной рефлексией и перейду к экшну.

История из прошлого письма закончилась плохо. Бедный парень. Он встретился на моем пути, когда я пыталась сформировать собственные границы, но не совсем поняла, что фишка не в хитровывернутых щипцах, а во внутреннем локусе. Короче, мы разругались окончательно. Потом вмешалась наша начальница, которая заметила конфликт. Потом я испугалась и истерически попыталась как-то уладить конфликт, чтобы не потерять работу. Потом меня уволили. Ну, не до конца, просто перевели в другой отдел. А потом я успокоилась и, не знаю, как объяснить, выключила свою любовь к нему. Убрала щипцы, что ли, только в абсолютной форме.

А потом меня уволили и из нового отдела. И из следующего. Причем в этот раз совсем, вообще из компании.

Кстати, мои отношения с начальниками – это отдельная песня. До этой истории я работала только фрилансером, начальников у меня не было. Я никак не могла понять, как выстраивать с ними границы. Мне как-то казалось, что начальник – это такой человек, который по определению лучше меня разбирается во всем на свете и никогда не совершает ошибок. Мне как-то не приходило в голову, что если отделом разработки сайтов руководит программист, он может немного хуже меня разбираться в дизайне, даже если сам считает иначе. Тоже своего рода корона, только в обратную сторону.

При этом я абсолютно не могла как-то адекватно выразить, что меня что-то не устраивает. Просто от страха отнимались мозг и язык, казалось, что проще уж подчиниться, чем как-то выстраивать границы. Короче, со мной даже самые милые и адекватные люди превращались в злобных монстров.

Через пару недель после увольнения со мной связался владелец студии, извинился от лица компании и попросил вернуться с повышением в должности и зарплате.

Я не знаю, как его описать. Герой? Негодяй? Герой, которого требования бизнеса иногда заставляют совершать фантастически жесткие поступки. Герой, совесть которого постоянно находится в остром конфликте с этими самыми жесткими поступками. Герой, который точно знает, что он великий герой, весь мир крутится вокруг него, единственная цель окружающих – выполнять его желания, а планеты движутся по его воле (и тут есть доля правды). Ну как в него можно было не влюбиться?

До моего увольнения мы встречались иногда, шутили, самую капельку флиртовали. Это ему я про противокозелок рассказывала. Он смеялся, а я радовалась его улыбкам.

После моего возвращения мы начали плотно работать вместе над проектом, которым я теперь руководила. Кроме того, мы много общались вне работы: ходили на лекции и мероприятия в клуб по соседству. Разговаривали об искусстве и немного о философии на самом бытовом уровне. Все в рамках обычного дружеского общения, ничего лишнего.

Но работа ставила меня в тупик. Мне платили раза в полтора больше, чем другим сотрудникам на той же должности. Он прочил мне огромное будущее, рассказывал, как верит в меня и мой талант, какие прекрасные перспективы меня ждут.

Я смотрела в ужасе. Того, что он расписывал, нельзя было добиться моими скромными ресурсами. Там нужно было человек двадцать в проект и кучу денег. Мне казалось, что за мою большую зарплату он хочет содрать с меня три шкуры. На самом деле, от меня ничего не требовалось. Мою работу никто не контролировал, мне даже не обязательно было являться на работу каждый день. Никаких серьезных задач мне не поручали.
Думаю, дело было так: он относился к этому проекту как к собственной блажи, филантропии, к тому же вмешалось его чувство вины. Типа, дам шанс милой талантливой девочке, пусть сидит, что-то там рисует, а я профинансирую. Не буду ничего от нее требовать, пусть только творчеством занимается. Какой я хороший человек, аж самому приятно. Тут еще, видимо, примешивалось то, что этого он хотел для себя: снять весь ужасный груз ответственности и рисовать, и чтобы при этом ему еще и платили. Как человек, я ему нравилась, а вот как профессионал не особенно.

Я сильно удивилась, когда это поняла: других таких проектов в компании не было. Я не подозревала в нем такой склонности к филантропии. Ну и тут у меня упала корона. Он еще радостно намекнул, что длиться это счастье будет не один год. И никаких перспектив к динамике нет.
Вместо того, чтобы набраться дзенского спокойствия и подождать, я сначала пыталась попросить себе какую-нибудь важную для бизнеса задачу, чтобы выполнить и поднять свою профессиональную значимость. Но он злился и обижался, справедливо говорил, что я лезу не в свое дело. Я потеряла уверенность в себе. Баги множились, мы ссорились. Я тут читаю это и думаю, что нет у меня никакого виктимного поведения, это самообман, просто огромная корона, прикрывающая дыру в ресурсах.

Короче я потеряла интерес к проекту. Потом пришла в себя, выключила истерику, решила попробовать творческие эксперименты в проекте, посмотреть на него с другой стороны. Но было уже поздно. Он обиделся, заметил пробелы в моей работе. Я почувствовала себя виноватой, испугалась и тут же слилась. Кончилось тем, что он понизил меня в должности и перевел под начало к другой руководительнице.

Издалека она всегда казалась мне очень милой. А вблизи оказалась очень жестким человеком, который признавал только закручивание гаек. Короче, угадайте, кто испугался и слился первым, кто работал по 12 часов без выходных и кого первым уволили. Объяснить причину она не смогла, как всегда. Просто раздражаю я ее.

С ним мы не виделись. Только через некоторое время встретились на улице. Он улыбался тепло и ласково. Начал спрашивать, как у меня дела. Но я была в смятенных чувствах, поэтому сразу ушла. Но хотя бы поняла, что ему не все равно.

Он перестал приходить на все лекции, куда мы ходили вместе. Может, ему было некогда. Может, просто надоело. Может, его мучило чувство вины. Последний вариант мне нравился больше всего.

А потом я пришла на одно мероприятие, куда он раньше ходил без меня. Мы лично не разговаривали, только поздоровались.

Мы начали регулярно видеться раз в неделю, но почти не общались. Через месяц он сказал, что нашел для меня должность. Только я должна буду пообещать, что буду хорошо себя вести и не устраивать скандалов. Я отказалась. Он обиделся. Сказал, что я могу поливать его презрением сколько захочу (я не поливала его презрением), но бизнес есть бизнес. Существуют правила, которые должны соблюдать все. И если мне на них плевать, то меня увольняют, такова жизнь. Я согласилась и ушла.

Потом он несколько раз пытался со мной заговорить. Я не грубила, но на его вопросы не отвечала, зато с интересом слушала то, что он говорил о себе.

А вчера он сказал, что ему очень нужно со мной поговорить. Мы пошли в местную кофейню. Он сказал, что просит меня вернуться в компанию. На руководящую должность с высокой зарплатой, реально руководящую. И вообще, очень рад меня видеть и все такое. Ну а потом наши отношения вышли за рамки деловых. Прям совсем вышли, дальше некуда.

И теперь я в смятении. Не знаю, что делать. Я этого хотела, конечно, но вполне готова была обойтись. Но он был такой теплый и ласковый, что я не выдержала. Я боюсь, что теперь карета превратится в карету и я пойду по этому кругу ужаса, из которого никак не могу выбраться.
Буду очень благодарна Вам за разбор письма.

Психология жертвы: причины, симптомы и многое другое

У всех нас бывают взлеты и падения в жизни. Плохие вещи могут случаться с вами или людьми, которых вы знаете каждый день. Но есть люди, которые утверждают, что это никогда не их вина. Они утверждают, что не могут контролировать сложные ситуации и проблемы, с которыми они сталкиваются. С ними это просто всегда происходит.

Люди, которые постоянно обвиняют других людей или ситуации в событиях своей жизни, обладают менталитетом жертвы.

Что означает менталитет жертвы?

«Я не виноват. Человек с менталитетом жертвы утверждает, что все происходящее с ним происходит по вине других. Это может быть вина его партнера, семьи, коллеги или друга. Они постоянно жалуются на плохие вещи, которые происходят в их жизни. . Они не берут на себя никакой ответственности, утверждая, что обстоятельства не в их власти.

Это не комплекс мученика. Менталитет жертвы иногда можно спутать с комплексом мученика. Это два схожих поведения, но есть некоторые отличия.Жертвы принимают вещи на свой счет. Даже если комментарий или утверждение были адресованы не им, они все равно воспримут их, как если бы они были. «Чем я заслужил это?» это частый вопрос для них.

С другой стороны, человек с комплексом мученика часто старается изо всех сил брать на себя дополнительные задачи для других людей, даже если они не хотят этого. Они жертвуют собой ради других, но часто чувствуют себя обиженными после этого.

Без копировальных механизмов. Люди с менталитетом жертвы обычно пережили травмы или тяжелые времена, но не выработали надлежащего способа справиться с этим.В результате у них формируется отрицательный взгляд на жизнь. Поскольку они не думают, что в чем-то виноваты, у них мало или совсем нет чувства ответственности за свою жизнь. Просто с ними такое случается.

Если кто-то пытается помочь или предложить решение, он часто составляет список причин, по которым это не сработает. Люди, которые пытаются помочь, часто остаются разочарованными и сбитыми с толку.

Зачем быть жертвой?

Что такого привлекательного в том, чтобы быть жертвой? В роли жертвы есть некоторые преимущества.

Нет отчетности. Ответственность за свою жизнь означает, что вы находитесь за рулем. Вы берете на себя ответственность. Это может напугать человека с менталитетом жертвы. Вы должны признать, что жизнь — это не только результат действий других. Принятие на себя ответственности разрывает защитный пузырь жертвы.

Вторичная прибыль. Некоторые проблемы людей продолжаются из-за вторичных выгод. Сочувствие, внимание и доступ к лекарствам или средствам — частые примеры вторичной выгоды.Кто-то с менталитетом жертвы может даже не осознавать, что получает эти преимущества, и часто очень огорчается.

Удовлетворяет бессознательные потребности. Люди с менталитетом жертвы, особенно когда это происходит из-за прошлой травмы, бессознательно ищут одобрения и помощи у других. Они постоянно разыгрывают карту «бедный я». Это может вызвать сочувствие и помощь со стороны окружающих.

Избегайте рисков. Проецирование вины на других — ключевая часть менталитета жертвы.Это способ не быть по-настоящему уязвимым и рисковать.

Признаки менталитета жертвы

Быть неудовлетворенным в некоторых сферах жизни — это нормально. Но важно смотреть на картину в целом. Если вы замечаете похожие модели в разных сферах своей жизни, возможно, у вас менталитет жертвы.

Первым шагом к решению проблемы является ее выявление и подтверждение. Поищите в себе эти признаки, чтобы понять, возможно ли, что вы приняли менталитет жертвы:

  • ‌ Вы обвиняете других в своей жизни
  • ‌ Вы действительно думаете, что жизнь против вас
  • ‌ Вам трудно справляться с проблемами в своей жизни и чувствуете себя бессильным против них
  • ‌Вы чувствуете себя застрявшим в жизни и подходите к чему-либо с негативным отношением
  • ‌ Вы чувствуете нападение, когда кто-то пытается предложить полезный отзыв
  • ‌Чувство плохого самочувствия приносит вам облегчение или удовольствие
  • ‌ Вы привлекаете людей, которые обвиняют других и жалуются на свою жизнь
  • ‌Трудно проверить себя и внести изменения

Как перестать быть жертвой

Менталитет жертвы — это приобретенное поведение.

Другими словами, это не то, с чем вы родились. Это то, чему вы научитесь в социальной среде. Об этом можно узнать от членов семьи или в результате травмы. Однако у вас есть силы преодолеть это. Сделайте первые шаги следующими способами.

Возьмите на себя ответственность. Вы единственный, кто контролирует свои действия. Возможно, вы не в состоянии контролировать других, но вы контролируете свою реакцию на них. Вы контролируете, с кем и где проводите время. Реализуйте свой потенциал и сядьте на место водителя в своей жизни.

Забота о себе и сострадание. Менталитет жертвы подсознательно воспринимается как способ справиться, часто с прошлой травмой. Будьте сострадательны к себе в своем выздоровлении. Практикуйте заботу о себе и любовь к себе. Ведение дневника может быть полезным инструментом для проработки ваших чувств.

Начни говорить «нет». Вы можете сказать «нет» тому, чего не хотите делать. Все нормально. Даже если другие люди чувствуют, что вы их подводите, позаботьтесь о своей энергии и расставьте приоритеты для себя.

Самообразование. Прочтите книги о менталитете жертвы и о том, как он влияет на вашу жизнь. Рассмотрите возможность обращения за терапией. Чем больше вы изучаете эту тему, тем больше у вас шансов не сбиться с пути выздоровления и избежать возврата к старому образу мышления.

Распутывая мышление жертвы

Быстро: Оцените, насколько вы согласны с каждым из этих пунктов по шкале от 1 («совсем не я») до 5 («это так я»):

  • Для меня важно, чтобы люди, причинившие мне боль, признавали, что по отношению ко мне была сделана несправедливость.
  • Я думаю, что в своих отношениях с другими людьми я более сознателен и нравственен по сравнению с их отношением ко мне.
  • Когда близкие мне люди чувствуют себя обиженными из-за моих действий, для меня очень важно разъяснять, что справедливость на моей стороне.
  • Мне очень трудно перестать думать о несправедливости, которую сделали со мной другие.

Если вы набрали высокие баллы (4 или 5) по всем этим пунктам, у вас может быть то, что психологи определили как «склонность к межличностной жертве».

СОЦИАЛЬНАЯ СПОСОБНОСТЬ

Социальная жизнь полна двусмысленности. Свидания не всегда отвечают на ваши текстовые сообщения, друзья не всегда улыбаются вам в ответ, когда вы им улыбаетесь, а у незнакомцев иногда бывает расстроенное выражение на лицах. Возникает вопрос: Как вы интерпретируете эти ситуации? Вы принимаете все на свой счет или считаете, что более вероятно, что у вашего друга просто плохой день, ваше новое свидание все еще интересно, но хочет сыграть это круто, и что незнакомец на улице рассердился на что-то и не скрывал даже не заметил, что ты был там?

Хотя большинство людей склонны относительно легко преодолевать социально неоднозначные ситуации — регулируя свои эмоции и признавая, что социальная неоднозначность является неизбежной частью социальной жизни, — некоторые люди склонны считать себя постоянными жертвами.Рахав Габай и ее коллеги определяют эту тенденцию к межличностной жертве как «постоянное ощущение себя жертвой, которое распространяется на многие виды отношений. В результате виктимизация становится центральной частью личности человека ». Те, кто имеет постоянное мышление жертвы, обычно имеют «внешний локус контроля»; они верят, что жизнь человека полностью находится под контролем внешних сил, таких как судьба, удача или милосердие других людей.

Основываясь на клинических наблюдениях и исследованиях, исследователи обнаружили, что тенденция к межличностной виктимности состоит из четырех основных измерений: (а) постоянное стремление к признанию своей жертвы, (б) моральный элитизм, (в) отсутствие сочувствия к боли и страданиям. других, и (d) частые размышления о прошлой виктимизации.

Важно отметить, что исследователи не отождествляют переживание травмы и виктимизации с мышлением жертвы. Они указывают на то, что мышление жертвы может развиваться без серьезных травм или виктимизации. И наоборот, переживание серьезной травмы или виктимизации не обязательно означает, что у кого-то разовьется мышление жертвы. Тем не менее, мышление жертвы и виктимизация действительно имеют определенные психологические процессы и последствия.

Кроме того, хотя четыре выявленные ими характеристики мышления жертвы были определены на индивидуальном уровне (на выборке израильтян-евреев) и не обязательно применимы к уровню групп, обзор литературы предполагает, что есть некоторые поразительные параллели с этим. коллективный уровень (на что я укажу ниже).

Сняв эти предостережения, давайте немного углубимся в основные характеристики мышления вечной жертвы.

РАЗУМ ЖЕРТВА

Постоянно добивается признания своей жертвы. Те, кто имеет высокие баллы по этому параметру, постоянно нуждаются в признании своих страданий. В общем, это нормальная психологическая реакция на травму. Переживание травмы имеет тенденцию «разрушать наши представления» о мире как о справедливом и нравственном месте. Признание своей жертвы является нормальной реакцией на травму и может помочь восстановить уверенность человека в том, что он воспринимает мир как справедливое и справедливое место для жизни.

Кроме того, потерпевшие могут требовать, чтобы виновные брали на себя ответственность за свои проступки, и выражали чувство вины.Исследования, проведенные на основе свидетельств пациентов и терапевтов, показали, что подтверждение травмы важно для терапевтического восстановления после травмы и виктимизации (см. Здесь и здесь).

Чувство моральной элитарности. Те, кто имеет высокие баллы по этому параметру, считают себя обладающими безупречной моралью и считают всех остальных аморальными. Моральный элитизм может использоваться для контроля над другими, обвиняя других в аморальности, несправедливости или эгоизме, при этом считая себя в высшей степени моральным и этичным.

Моральный элитизм часто развивается как защитный механизм от глубоко болезненных эмоций и как способ поддерживать положительное представление о себе. В результате люди, находящиеся в бедственном положении, склонны отрицать свою агрессивность и деструктивные импульсы и проецировать их на других. «Другой» воспринимается как угроза, тогда как «я» воспринимается как преследуемый, уязвимый и морально превосходящий.

Хотя разделение мира на «святых» и «чистое зло» может защитить себя от боли и ущерба их самооценке, это в конечном итоге тормозит рост и развитие и игнорирует способность видеть себя и мир во всех его сложностях.

Отсутствие сочувствия к боли и страданиям других. Люди, получившие высокие баллы по этому параметру, настолько озабочены своей собственной жертвой, что не обращают внимания на боль и страдания других. Исследования показывают, что люди, с которыми только что обидели, или которым напомнили времена, когда с ними обидели, чувствуют себя вправе вести себя агрессивно и эгоистично, игнорируя страдания других и принимая больше для себя, оставляя меньше другим. Эмили Зитек и ее коллеги предполагают, что такие люди могут чувствовать себя так, как будто они достаточно пережили, поэтому они больше не чувствуют себя обязанными заботиться о боли и страданиях других. В результате они упускают возможность помочь тем, кто, по их мнению, находится в их чужой группе.

На уровне группы исследования показывают, что повышенное внимание к виктимизации внутри группы снижает сочувствие как к противнику, так и к другим противникам. Было показано, что даже простая инициация виктимности увеличивает продолжающиеся конфликты, причем прайминг приводит к снижению уровня сочувствия к противнику, и люди с большей готовностью принимают меньшую коллективную вину за текущий вред.Фактически, исследование «конкурентной жертвы» показывает, что члены групп, вовлеченных в насильственные конфликты, склонны рассматривать свою виктимизацию как исключительную и склонны минимизировать, умалять или прямо отрицать страдания и боль своего противника (см. Здесь и здесь).

Группа, полностью озабоченная своими собственными страданиями, может развить то, что психологи называют «эгоизмом жертвы», когда участники не могут видеть вещи с точки зрения конкурирующей группы, не могут или не хотят сочувствовать страданию. соперничающей группы и не желают брать на себя ответственность за вред, причиненный их собственной группой (см. здесь и здесь).

Часто размышляет о прошлой виктимизации. Те, кто имеет высокие баллы по этому параметру, постоянно размышляют и говорят о своих межличностных нарушениях, их причинах и последствиях, вместо того, чтобы думать или обсуждать возможные решения. Это может состоять из ожидаемых будущих преступлений или прошлых преступлений. Исследования показывают, что жертвы склонны размышлять о своих межличностных преступлениях, и что такие размышления снижают мотивацию к прощению, увеличивая стремление к мести.

На групповом уровне анализа виктимизированные группы часто размышляют о своих травмирующих событиях. Например, широкое распространение материалов о Холокосте в школьных программах, культурных продуктах и ​​политическом дискурсе евреев Израиля с годами увеличилось. Хотя современные израильтяне-евреи, как правило, не являются непосредственными жертвами Холокоста, израильтяне все больше озабочены Холокостом, размышляя о нем и опасаясь, что он может повториться снова.

ПОСЛЕДСТВИЯ РАЗУМА

В межличностном конфликте все стороны мотивированы поддерживать положительное моральное представление о себе.В результате разные стороны могут создать две очень разные субъективные реальности. Правонарушители склонны преуменьшать серьезность правонарушения, в то время как жертвы склонны воспринимать мотивы правонарушителей как произвольные, бессмысленные, аморальные и более серьезные.

Следовательно, складывающееся мышление человека — жертвы или преступника — оказывает фундаментальное влияние на то, как ситуация воспринимается и запоминается. Габай и ее коллеги определили три основных когнитивных предубеждения, которые характеризуют тенденцию к межличностной жертве: предубеждения интерпретации, атрибуции и памяти.Все три этих предубеждения способствуют нежеланию прощать других за их предполагаемые проступки.

Давайте углубимся в эти предубеждения.

Ошибка интерпретации

Первая ошибка интерпретации связана с воспринимаемой оскорбительностью социальной ситуации. Исследователи обнаружили, что люди с более высокой склонностью к межличностной виктимности воспринимали как правонарушения малой степени тяжести (например, отсутствие помощи), так и правонарушения высокой степени тяжести (например, оскорбительные заявления относительно их целостности и личности) как более серьезные.

Вторая ошибка интерпретации связана с ожиданием причинения вреда в неоднозначных ситуациях. Исследователи обнаружили, что люди с большей склонностью к межличностным жертвам с большей вероятностью предполагали, что новый менеджер в их отделе проявит меньше внимания и готовности помочь им еще до того, как они на самом деле встретятся.

Атрибуция вредного поведения

Те, кто склонен к межличностной жертве, также с большей вероятностью приписывали негативные намерения со стороны правонарушителя, а также с большей вероятностью испытывали большую интенсивность и продолжительность негативных эмоций после обидного события.

Эти результаты согласуются с работой, показывающей, что степень, в которой люди считают взаимодействие обидным, связана с их восприятием того, что обидное поведение было преднамеренным. Люди со склонностью к межличностной жертве могут более интенсивно переживать правонарушения, потому что они приписывают преступнику более злой умысел, чем те, у кого склонность к межличностной жертве ниже.

Было обнаружено, что эта предвзятость существует и на коллективном уровне.Социальный психолог Ноа Шори-Эйал и его коллеги обнаружили, что те, кто набрал более высокие баллы по шкале «Постоянная ориентация на внутреннюю жертву», измеряющей уверенность в том, что члены группы постоянно подвергаются преследованиям и преследованиям со стороны разных врагов и в разные периоды времени, имели большая тенденция классифицировать чужие группы как враждебные внутренней и быстрее реагировать на такую ​​категоризацию (предполагая, что это было более автоматическим). Лица, набравшие высокие баллы по этой шкале, также с большей вероятностью приписывали злонамеренные намерения членам вне группы в неоднозначных ситуациях; и когда они были наполнены напоминаниями об исторической групповой травме, они с большей вероятностью приписывали злонамеренные намерения чужой группе.

Также примечательно, что в их исследовании, даже несмотря на то, что большинство их участников были евреями-израильтянами, все еще было довольно много различий в степени, в которой люди одобряли постоянную ориентацию на внутригрупповую жертву. Это еще одно свидетельство того, что то, что кто-то стал жертвой, не означает, что он должен считать себя жертвой. Мышление жертвы — это не то же самое, что реальное переживание коллективной и / или межличностной травмы, и существует ряд людей, которые пережили ту же травму, но отказались воспринимать себя как постоянные жертвы внутри группы.

Смещение памяти

Те, у кого больше склонность к межличностной жертве, также имели большее негативное смещение памяти, вспоминали больше слов, представляющих оскорбительное поведение и чувство обиды (например, «предательство», «гнев», «разочарование»), и больше напоминали отрицательные эмоции. без труда. Тенденция к межличностной виктимности не была связана с положительными интерпретациями, атрибуциями или воспоминанием положительных эмоциональных слов, предполагая, что именно отрицательные стимулы активировали мышление жертвы. Эти результаты согласуются с предыдущими исследованиями, которые показали, что размышление способствует усилению негативного воспоминания о событиях и распознаванию в различных психологических ситуациях.

На уровне группы группы, вероятно, будут одобрять и запоминать события, которые затронули их наиболее эмоционально, включая события, в которых внутренняя группа стала жертвой другой группы.

Прощение

Исследователи также обнаружили, что люди с высокой склонностью к межличностным жертвам были менее склонны прощать других после преступления, выражали повышенное желание мести, а не простое избегание, и на самом деле были более склонны вести себя мстительно.Исследователи утверждают, что одним из возможных объяснений низкой склонности к избеганию может быть более высокая потребность в признании среди тех, кто имеет высокие баллы в склонности к межличностной жертве. Важно отметить, что этот эффект был опосредован взглядом на перспективу, что отрицательно коррелировало со склонностью к межличностной жертве.

Подобные результаты были обнаружены на групповом уровне. Сильное чувство коллективной жертвы связано с низкой готовностью прощать и повышенным желанием мести.Этот вывод был воспроизведен в различных контекстах, включая размышления о Холокосте, конфликте в Северной Ирландии и израильско-палестинском конфликте.

ИСТОКИ УМА

Откуда взялось мышление жертвы? На индивидуальном уровне определенную роль играет множество различных факторов, в том числе реальная виктимизация в прошлом. Однако исследователи обнаружили, что тревожный стиль привязанности был особенно сильным предшественником тенденции к межличностной жертве.

Тревожно привязанные люди обычно зависят от одобрения и постоянного одобрения других. Они постоянно ищут поддержки, исходя из сомнений в своей социальной ценности. Это приводит к тому, что тревожно привязанные люди смотрят на других весьма неоднозначно.

С одной стороны, тревожно привязанные люди ожидают отказа от других. С другой стороны, они чувствуют себя зависимыми от других в оценке своей самооценки и ценности. Что касается прямой связи между тревожной привязанностью и тенденцией к межличностной жертве, исследователи отмечают, что «с мотивационной точки зрения склонность к межличностной жертве, кажется, предлагает тревожно привязанным людям эффективную основу для построения их небезопасных отношений с другими, которые включает в себя привлечение их внимания, сострадания и оценки, и в то же время переживание тяжелых негативных чувств и их выражение в своих отношениях.”

На групповом уровне Габай и ее коллеги указывают на потенциальную роль процессов социализации в развитии коллективной виктимности. Они отмечают, что убеждениям жертвы, как и любому другому человеческому убеждению, можно научиться (см. Здесь и здесь). Через множество различных каналов, таких как образование, телепрограммы и социальные сети в Интернете, члены группы могут узнать, что жертва может быть использована как силовая игра и что агрессивность может быть законной и справедливой, если пострадала одна сторона. Люди могут узнать, что усвоение менталитета жертвы может дать им власть над другими и защитить их от любых последствий онлайн-моббинга и стыда, которые они могут навязывать членам воспринимаемой чужой группы.

ОТ ПОБЕДЫ К РОСТУ

По правде говоря, в настоящее время мы живем в культуре, где многие политические и культурные группы и отдельные лица подчеркивают свою идентичность жертвы и соревнуются в «Олимпийских играх по борьбе с жертвами». Чарльз Сайкс, автор книги « Нация жертв: распад американского характера» , , отметил, что это частично проистекает из права групп и отдельных лиц на счастье и самореализацию.Опираясь на работу Сайкса, Габай и ее коллеги отмечают: «Когда это чувство права сочетается с высокой индивидуальной склонностью к межличностной жертве, борьба за социальные перемены с большей вероятностью примет агрессивную, унизительную и снисходительную форму».

Но вот в чем дело: если процессы социализации могут привить людям мышление жертвы, то наверняка те же самые процессы могут привить людям установку на личностный рост. Что, если бы мы все узнали в молодом возрасте, что наши травмы не должны определять нас? Что возможно пережить травму и что жертва не является основой нашей идентичности? Что можно даже вырасти из травмы , стать лучше, использовать опыт, полученный в нашей жизни, для работы, чтобы вселить надежду и возможности другим, находящимся в подобной ситуации? Что, если бы мы все узнали, что можно иметь здоровую гордость за свою группу, не испытывая ненависти извне? Что, если вы ожидаете доброты от других, стоит быть добрым и самому? Что никто не имеет права ни на что, но все мы достойны того, чтобы к нам относились как к людям?

Это был бы настоящий сдвиг парадигмы, но он соответствовал бы последним социальным наукам, которые ясно дают понять, что постоянное мышление жертвы приводит нас к тому, чтобы смотреть на мир в розовых очках.С помощью прозрачной линзы мы могли бы увидеть, что не все в нашей чужой группе злые, и не все в нашей внутренней группе — святые. Мы все люди, у которых одни и те же основные потребности: принадлежать, быть увиденным, быть услышанными и иметь значение.

Как можно более ясное видение реальности — важный шаг к долгосрочным изменениям, и я считаю, что одним из важных шагов на этом пути является отказ от постоянного мышления жертвы в пользу чего-то более продуктивного, конструктивного, обнадеживающего и поддающегося построению позитивных отношений с другими. .

4 признака вашего менталитета жертвы (и как с ним избавиться)

Вы один из тех, кто попал в ловушку менталитета жертвы? Спросите себя: когда случаются плохие вещи, вы берете на себя ответственность или вините мир?

Если последнее, скорее всего, да. Когда в жизни возникают проблемы, легко позволить эмоциям взять верх над собой и предположить, что весь мир стремится к вам. Время от времени устраивать вечеринки жалости — это нормально. Однако, если он выйдет из-под контроля, легко начать барахтаться в роли жертвы.

Невозможно быть водителем своей жизни, если все, что вы делаете, это разыгрываете карту жертвы. На мой взгляд, это самый быстрый способ потерять силу. У вас есть два выбора: верить, что жизнь происходит для вас или с вами.

Что такое менталитет жертвы?

Люди с менталитетом жертвы верят, что жизнь случается с ними, а не с ними. В результате они быстро начинают чувствовать себя жертвами, когда что-то идет не так, как планировалось.

Менталитет жертвы — это приобретенная черта личности, при которой человек склонен признавать или считать себя жертвой негативных действий других.По своей сути менталитет жертвы — это форма избегания. Это способ сказать: «Я отказываюсь нести ответственность за себя и свою жизнь».

В результате вы можете избегать выхода за пределы своей зоны комфорта, принятия трудных решений или любых действий для улучшения состояния своей жизни. Короче говоря, вы остаетесь застрявшим и парализованным страхом. Я думаю, мы все можем согласиться с тем, что это звучит как плохое место.

Стив Мараболи сказал это лучше всего,

«Менталитет жертвы заставляет вас танцевать с дьяволом, а затем жаловаться, что вы в аду.

К сожалению, такой образ мышления приносит огромные плоды. Вам дается возможность устроить вечеринку жалости, игнорировать беспорядочные эмоции и получить сочувствие от других.

Только когда вы будете готовы изменить свою точку зрения и увидеть события своей жизни в полной мере под вашим контролем, вы сможете вступить в свою силу.

Как узнать, есть ли у меня менталитет жертвы?

Давайте рассмотрим четыре признака того, что у вас менталитет жертвы, и найдем способы освободиться от него.

1. Вы разрушаете все свои проблемы

Люди, которые усугубляют проблемы, всегда думают о худшем. Катастрофизация ваших проблем — это когда вы позволяете себе верить, что даже самые маленькие неудобства — это конец света.

Если вы всегда предполагаете, что произойдет худшее, Вселенная вас выслушает и даст именно то, о чем вы просите. В следующий раз, когда вы поймаете себя на мысли о том, насколько что-то ужасно, постарайтесь представить свой опыт в перспективе.

Спросите себя: «Что может случиться в худшем случае?» Это поможет напомнить вам, что результат может быть не таким плохим, как вы ожидаете.

2. Вы чувствуете себя бессильным

Когда вы живете с менталитетом жертвы, одна из самых сложных вещей — это чувствовать себя беспомощным. Когда случаются плохие вещи, легко чувствовать, что вы не контролируете ситуацию.

Когда вы попадаете в одну из этих ситуаций, сосредоточьтесь на том, что вы можете изменить. Обретение чего-то, что вы можете контролировать, может помочь вам почувствовать, что к вам вернулась часть своей силы, и это большой шаг.

Еще один способ избавиться от чувства бессилия — научиться говорить «нет». Вам необязательно делать все, что от вас ожидают. Это нормально — ставить на первое место собственные потребности.

3. Вы ведете негативный разговор с самим собой

Неуверенность в себе тесно связана с жертвой. Как только кто-то попадает в ловушку менталитета жертвы, он подсознательно саботирует все свои усилия, чтобы они соответствовали своему сознательному разуму.

Если вы считаете, что недостойны, вам всегда будет казаться, что весь мир пытается вас заполучить.Деструктивные убеждения подпитывают поведение жертвы до такой степени, что принижение себя становится нормой. Будет трудно сохранять мотивацию в жизни, когда вы постоянно говорите о себе свысока.

4. Вы думаете, что мир не за вами

Если вы чувствуете, что мир постоянно пытается причинить вам боль или сделать вас несчастным, вы знаете, что вы превратились в жертву. Жизнь не для того, чтобы тебя достать. На самом деле, если вы выбираете установку на рост, она всегда пытается работать в вашу пользу.

В жизни произойдут многие вещи, которые находятся вне вашего контроля. Ваша задача — решить, как вы собираетесь реагировать на эти события. Когда вы начинаете рассматривать проблемы как возможности для роста, вы внезапно начинаете замечать, что жизнь вынуждает вас повышать уровень, что является замаскированным благословением.

Как мне остановить эту ментальность?

Первый шаг к избавлению от менталитета жертвы — это понять и принять то, что он у вас есть. Следующий шаг — переключить ваши мысли с ощущения себя жертвой на осознание того, что вы выжили.Это невероятно освобождает, когда понимаешь, что больше не являешься жертвой своих жизненных обстоятельств.

Если вы хотите по-настоящему выжить, вам нужно меньше сосредотачивать свое внимание на защите и безопасности и больше на развитии положительной самооценки.

Выжившие знают, что они главные исполнительные директора в своей жизни, а это означает, что они берут на себя полную ответственность за все, что происходит — как хорошее, так и плохое. Кроме того, вместо того, чтобы смотреть на мир через черно-белые линзы, выжившие открыты для нового образа мышления и поведения, если это будет способствовать их росту и эволюции.

1. Выявление и оспаривание ограничивающих убеждений

Убеждения — это обусловленное восприятие, построенное на старых воспоминаниях о боли и удовольствии. Эти воспоминания основаны на том, как мы интерпретировали и эмоционально преобразовывали наши переживания с течением времени.

Если эти убеждения бессильны по своей природе, они приводят к саботажу и чувству беспомощности. Если вы хотите перестать быть жертвой, вы должны сначала определить критический внутренний голос, создавший чувство жертвы и несправедливости.

Когда в вашей жизни впервые сформировались чувства жалости к себе, низкой самоэффективности и ложной вины? Менталитет жертвы обычно восходит к детству как механизм выживания или как усвоенное поведение, которое мы наблюдали у наших родителей.

Когда вы начинаете понимать, почему вы чувствуете то же самое, вы берете на себя ответственность за мысли и понимаете, что у вас есть сила изменить и сдвинуть повествование от жертвы к победителю.

2. Возьмите на себя ответственность за свою жизнь

Когда вы берете на себя ответственность за свою жизнь, вы берете на себя ответственность за свои мысли, чувства и действия.Вы проектируете жизнь на своих условиях, потому что знаете, что в вашей власти создавать свою реальность.

Момент, когда вы перестанете обвинять мир, — это момент, когда вы превратитесь из жертвы в победителя. Внезапно жизнь начинает работать в вашу пользу, потому что вы решили проявить себя.

3. Проявите чувство благодарности

Жертва основана на чувстве «нехватки», как будто чего-то никогда не хватает. Противоположностью «недостатка» является «изобилие», в котором проявляется благодарность.

Самый быстрый способ перестать быть жертвой — проявить благодарность. Возьмите за привычку спрашивать себя: «За что я благодарен сегодня?»

Благодарность — это просто сознательное признание того, что приносит вам радость в настоящий момент. Когда вы перестанете зацикливаться на своих вещах и посмотрите на картину в целом, вы начнете понимать, насколько вам в действительности повезло.

4. Думай позитивно

Жертва процветает на негативных мыслях. Лучший способ превратиться из жертвы в победителя — это изменить свое мышление.Вместо того, чтобы искать в чем-то плохое, найдите лучшую сторону в каждом вызове.

Ваши мысли создают вашу реальность. Когда вы начинаете сосредотачиваться на хорошем, вы привлекаете в свою жизнь больше положительных вещей. Это момент, когда вы откроетесь, чтобы жить полной жизнью, полной позитивного роста и изменений, которые могут изменить вашу жизнь.

По словам Мартина Селигмана,

«Оптимизм очень важен для полноценной жизни. Твердо веря в хорошее будущее, вы можете направить свою жизнь к самому важному.”

Последние мысли

Если вы устали изображать жертву, решите, что вы готовы стать хозяином своей жизни, и действуйте в соответствии с этим. Вы способны на великие дела, если верите в себя и действуйте в соответствии со своими убеждениями.

Пришло время вернуть контроль над своей жизнью. Вы готовы?

Дополнительные советы о том, как избавиться от менталитета жертвы

Изображение предоставлено: Remy_Loz через unsplash.com

14 явных признаков того, что кто-то всегда играет жертву

Сколько из нас обвиняли нашу младшую сестру или брата в том, что они сломали семейную реликвию? Многие ли из нас указывали пальцем на своего коллегу за то, что он что-то напортачил на работе? Играть жертвой — это то, что многие из нас сделали, даже не осознавая этого.

К сожалению, играя жертвой, редко кто получает то, что хочет. Более того, люди, считающие себя жертвами, склонны отталкивать друзей, семью и коллег.

Давайте рассмотрим 14 признаков того, что кто-то разыгрывает карту жертвы, и что им нужно делать вместо этого.

1. Они не берут на себя ответственность

Играя жертву, человек отказывается брать на себя ответственность за обстоятельства, в которых он находится. Вместо этого они указывают пальцем, чтобы заставить других чувствовать себя виноватыми, или просто игнорируют свою роль в увековечивая проблему.

Какое здесь лекарство? Каждое обстоятельство, ситуация и событие в их жизни предлагают жертве возможность роста. Они могут не нести полной ответственности за то, что произошло, но всегда могут спросить, внесли ли они какой-либо вклад.

Ответ на этот вопрос побуждает человека быть ответственным, зрелым и склонным к сотрудничеству. К тому же это поможет им избежать подобных ситуаций в будущем.

2. Они застыли в своей жизни

Жертвы верят, что они находятся во власти всех и всего вокруг.Обычно жертва не добивается прогресса или прогресса в своей жизни, потому что считает себя бессильной. В результате их жизнь замирает.

Если бы вы спросили их, почему, они ответили бы вам подробным списком причин, по которым они застряли. Настоящим камнем преткновения здесь является то, что жертва обычно не говорит вам, что она планирует делать в связи с отсутствием прогресса в жизни.

Чтобы исправить это, так называемая жертва должна увидеть, что небольшое поведение или изменение отношения могут принести большие плоды.Постарайтесь помочь им составить список небольших достижимых шагов, которые они могут предпринять для достижения цели в своей жизни. Призовите их к ответственности и попросите их привлечь к ответственности и самих себя, чтобы вывести их из роли жертвы.

3. Они держат обиду

Жертва любит цепляться за старые обиды и заставлять других чувствовать себя плохо из-за своих действий. Они носят их, как оружие, на случай, если кто-нибудь когда-нибудь попытается привлечь их к ответственности. Жертва будет вспоминать старые воспоминания и события, в которых они, вероятно, были причинены на законных основаниях, но они используют их как причины, по которым они не могут изменить свое отношение, свою жизнь или свои обстоятельства в настоящем.

Чтобы двигаться вперед и перестать изображать жертву, люди, проявляющие такое поведение, должны видеть, что сдерживание обид — это их только сдерживание. Жертве необходимо осознать, что освобождение других от вины на самом деле возвращает жертве всю силу и самообладание.

4. У них проблемы с напористостью

Жертва на самом деле не верит, что может контролировать свою жизнь, поэтому ей трудно заявить, что ей нужно, чего она желает или чего заслуживает. В жизни жертвы обычно повторяются модели покорности и пассивности.Этот паттерн пагубно сказывается на самооценке и личном развитии. Жертва, как правило, не может нарушить этот шаблон и страдает потенциальным тревожным или депрессивным расстройством.

Какое здесь лекарство? Первая рекомендация — обратиться за помощью к профессиональному психологу, консультанту или тренеру по жизни. Это шанс для жертвы изменить направление своей жизни.

В конечном счете, научиться быть напористым — не быстрое решение. Это потребует времени, практики, обучения, неудач и попыток снова и снова.В конце концов, однако, он / она больше не будет чувствовать того мучительного чувства бессилия и жалости к себе, которое сдерживало их так долго.

Подробнее о том, как улучшить навыки уверенного общения, можно узнать здесь.

5. Они чувствуют себя бессильными

Это может быть теневое поведение, означающее, что жертва внешне не демонстрирует своего бессилия. Вместо этого жертва будет пытаться манипулировать, принуждать и закулисно получать то, что ей нужно.

Возможно, вы имели дело с кем-то, кто испытывал такое бессилие.Обычно жертва — это тот, кто с подозрением относится к другим, чувствует себя неуверенно и постоянно нуждается в последних сплетнях, играя жертву.

Не играйте с ними как со сторонним лицом. Держитесь подальше от игры — сплетничать, слушать их истории о манипуляциях или рассказывать истории о незащищенности. Дайте им понять, что вы здесь для того, чтобы поддержать их и выслушать их, но не для того, чтобы способствовать их чувству бессилия.

6. Они не доверяют другим

Это проблема не только недоверия другим.Это проблема того, что жертва не верит, что она сама заслуживает доверия. Жертва делает предположение, что другие люди в точности такие же, как они: ненадежные.

Чтобы решить эту проблему, жертва должна изучить доказательства. В мире есть надежные люди и люди, которые хотят для вас самого лучшего. Работа жертвы — начать пересматривать свои старые предположения о людях, вместо того, чтобы всегда изображать жертву.

7. Их мало, когда достаточно

В отношениях жертвы не знают границ.Они не знают, когда сказать, что достаточно. Им сложно устанавливать границы как для себя, так и для других.

Чтобы исправить это, решающее значение имеют границы. Какой максимум они готовы взять в отношениях или в любой конкретной ситуации? Ответственность за определение этих границ лежит на жертве.

Если вы друг или любимый человек, вам также следует установить границы с «жертвой». Решите, с какой частью их поведения вы готовы мириться, прежде чем откланяться.

8. Они много спорят

У жертвы проблемы с выбором битвы. Для них каждая битва — это война. Они чувствуют, что все время подвергаются нападкам, и им трудно понять, что не все связано с ними.

Какое здесь лекарство? Жертва должна понимать, что расхождение во взглядах или критика не обязательно касаются ее. Это вполне могло быть о другом человеке. Жертва должна осознать, что у нее есть выбор, позволить ли ей вступать в мелкие споры и решить, чего это для нее стоит.

9. Они чувствуют жалость к себе

Жертвы имеют привычку жалеть себя. В их зеркале отражается беззащитный ребенок, который не может постоять за себя. Поскольку другие люди обычно не проявляют к ним сочувствия или сочувствия, они пытаются дать это себе, только чтобы потенциально казаться незрелыми для других. Это еще больше заманивает их в ловушку и заставляет играть жертву.

Жертва должна осознавать, что у всех людей бывают тяжелые дни и плохие события. Даже самые удачливые люди пережили печальные события.Он / она должен научиться не думать, что он единственный человек в мире, который пережил печальные, трудные или несправедливые обстоятельства.

10. Они постоянно сравнивают себя с другими

Жертва обычно борется с привычкой сравнивать себя с другими в негативном свете. На самом деле всем нам не хватает какого-то уважения по сравнению с другими, поэтому всегда будет легко проявить такое поведение или ход мыслей.

Чтобы улучшить это, жертве необходимо изменить свое мнение.Они должны признать, что обладают хорошими качествами и, вероятно, тоже испытали привилегии. Это также поможет их психическому здоровью в целом.

11. Они видят в жизни постоянный недостаток

Даже когда случается что-то хорошее, жертва будет искать то, чего не хватает или чего не хватает. Жертва будет жаловаться на жалобы, а затем будет жаловаться на то, что они не могут перестать жаловаться.

Вместо этого они должны считать свои благословения. Жертва должна ценить все хорошее в своей жизни и развивать новую привычку быть позитивным и оптимистичным через благодарность.Они должны стремиться быть самыми благодарными и обнадеживающими людьми, которыми они могут быть.

12. Они критичны

У жертвы есть потребность унижать других и искать недостатки в людях, чтобы чувствовать себя хорошо. Делая это, они получают мимолетное чувство превосходства, играя жертву.

Какое здесь лекарство? Жертва должна забрать всю свою энергию и использовать ее для укрепления других. Это тоже отразится на них положительно.

13. Они думают, что они идеальны

По иронии судьбы, когда есть шанс, что жертва может быть уличена в ошибке, они внезапно становятся идеальными. Это высокомерие и нарциссизм не позволяют жертве иметь по-настоящему доверительные отношения сотрудничества.

Вместо того чтобы думать таким образом, им нужно удалить слово «идеальный» из своего словаря и признать, что они люди и несовершенны по своей природе. Фактически, жертва должна осознавать, что чем больше она признает свои ошибки и неудачи, тем больше к ней будут тянуться другие.

14. Они вырезают людей из их жизни

Если жертва сталкивается с трудным или сложным моментом с кем-то в своей жизни, она, скорее всего, ответит тем, что вычеркнет кого-то из своей жизни.Такое эмоциональное поведение порождает хаос в отношениях.

Жертва должна распознать свою модель отсечения людей, поскольку это обычно не приводит к разрешению проблем и конфликтов. Они всегда могли выбрать другой, более позитивный подход, например, вместо этого позволить людям узнать свои чувства.

Итог

В конце концов, игра в жертву никуда не приведет. Жертва столкнется с болезненными последствиями в своей жизни и отношениях, если она не изменит свое поведение, приняв конструктивную критику и превратив ее в позитивные действия.

Как и в большинстве случаев в жизни, существуют альтернативные варианты. Мы просто должны быть готовы их найти и начать.

Подробнее об идентификации поведения жертвы

Кредит на выбранную фотографию: LoboStudio Hamburg через unsplash.com

Личность жертвы | Психология сегодня

Источник: через Pixabay

Мы все знаем этого человека. Все плохое, что с ними происходит. Они кажутся эгоцентричными, но странно негативным образом.Мир стремится их заполучить. Это не паранойя, но это может показаться бредом из-за того, как они постоянно интерпретируют вещи как намеренные причинить им вред и наказать. На самом деле они ни в чем не виноваты из-за всего того плохого, что с ними происходит. И они не несут ответственности за свои плохие поступки, потому что они через многое прошли, и они просто получают часть своего назад. В 2014 году я писал о росте культуры жертвы, которая стимулирует и усиливает восприятие себя как вечной жертвы.

Теперь исследователи опубликовали исследование, которое предполагает, что видение себя жертвой на самом деле может быть отдельным и стабильным аспектом личности. Израильские исследователи Габай, Хамейрио, Рубель-Лифшиц и Надлер провели набор из восьми отдельных исследований для выявления, тестирования и измерения личностного конструкта, который они называют «склонностью к межличностным жертвам» или TIV.

Они определяют TIV как «стойкое ощущение того, что я является жертвой различных типов межличностных отношений.Исследователи выделяют несколько основных компонентов TIV, в том числе:

  • Потребность в признании — когда люди имеют высокий уровень потребности в том, чтобы их виктимизация была замечена и признана другими
  • Моральный элитизм — видение себя морально чистым или «безупречным» и видение тех, кто противостоит, критикует или «преследует» себя, как полностью и полностью аморальных и несправедливых
  • Отсутствие сочувствия — отсутствие сочувствия или беспокойства о страданиях других, потому что ваша собственная жертва намного больше, чем страдания других. Также включает право действовать эгоистично или вредно по отношению к другим, не осознавая их боль или опыт
  • Руминация — сильная тенденция размышлять и оставаться чрезвычайно сосредоточенными на времени, образах и отношениях, в которых они испытали виктимизацию и были использованы в своих интересах.

Исследователи обнаружили, что конструкция TIV воспроизводилась в разных популяциях и образцах и оставалась стабильной во времени. Кроме того, они обнаружили, что люди с высоким уровнем TIV обращали внимание на негативные аспекты межличностных отношений гораздо больше, чем другие.Они с гораздо большей вероятностью приписывали отрицательные намерения или злобу действиям других и с гораздо большей вероятностью вспомнили или запомнили отрицательные вещи по сравнению с положительными. Они были склонны приписывать негатив другим людям и редко себе.

В лабораторной модели, которая исследует межличностные отношения с помощью теории игр, участники играли в «Игру диктатора» на компьютере, где они думали, что играют против другого человека, но на самом деле играют против компьютера. В одном из условий тестирования участникам сказали, что их «противник» был эгоистичным, оставив почти все деньги в игре себе и лишив участника. Когда у людей был высокий уровень TIV, они проявляли более высокий уровень реваншистских ответов своему оппоненту, отбирая деньги у своего оппонента, даже когда они знали, что сами не «получат» деньги в игре. Чем сильнее отрицательные эмоции, которые испытывали участники, тем выше вероятность того, что они будут стремиться к мести.

Источник: через Pixabay

Лица, у которых была высокая склонность считать себя жертвами, чувствовали себя более интенсивно, чувствовали эту боль дольше и с большей вероятностью вспомнили эту боль в более позднее время. Они сильнее реагировали на негативные раздражители. Люди, считавшие себя стойкими жертвами, с большей вероятностью затаили обиду, мстили и чувствовали себя вправе вести себя аморально, чтобы наказать других. Кажется, они видят в людях, которые «преследуют» их, «всех плохих», что оправдывает назначенную месть.

Люди с высоким уровнем TIV, как правило, имели более тревожный стиль привязанности, но с меньшей вероятностью избегали в отношениях. Таким образом, они могут беспокоиться о том, что им будет причинен вред или будут использоваться в отношениях, но не будут избегать отношений или межличностных связей. Связь между восприятием себя жертвой и историей реальной травмы в этом исследовании была неясной.

Применение этого исследования в клинической практике может быть полезным, поскольку потенциально может помочь раскрыть и оспорить основные предположения и сосредоточиться на негативе, лежащем в основе самоидентификации жертвы и питающем ее.Позитивная психология, мотивационное интервью, а также стратегии терапии принятия и приверженности — все они предлагают вмешательства, которые помогают людям исследовать поведение и ценности и укреплять положительные стороны. Возможно, помогая людям, которые чувствуют себя жертвами, сосредоточиться или даже признать потенциальные положительные интерпретации и сочувствовать другим, можно опосредовать отрицательные эффекты личности жертвы.

Facebook изображение: Prostock-studio / Shutterstock

23 признака того, что вы страдаете ментальностью жертвы ⋆ LonerWolf

Когда у нас есть менталитет жертвы, мы фильтруем наше все существование через узкую параноидальную ментальную линзу, которая используется для восприятия других людей и реальности.

Хотя важно претендовать на роль жертвы, если мы действительно стали жертвами или оскорблениями, мы не сможем жить дальше, пока не выйдем из роли жертвы и не перейдем к роли оставшегося в живых.

Что такое менталитет жертвы?

Менталитет жертвы — это психологический термин, обозначающий тип дисфункционального мышления, который стремится чувствовать себя преследуемым, чтобы привлечь внимание или избежать ответственности за себя. Люди, которые борются с менталитетом жертвы, убеждены, что жизнь не только находится вне их контроля, но и намеренно стремится причинить им вред. Эта вера приводит к постоянным обвинениям, обвинениям и жалости, которые подпитываются пессимизмом, страхом и гневом.


Проще говоря, менталитет жертвы означает, что вы обвиняете других людей и обстоятельства в своих несчастьях.

Как развивается самовиктимизация

Никто не рождается с менталитетом жертвы, так же как никто не рождается клинически подавленным или тревожным. Напротив, менталитет жертвы — это приобретенная черта личности, а это означает, что она является результатом обусловливания и механизмов выживания в раннем детстве.

Большинство жертв в детстве так или иначе подвергались виктимизации, будь то физическое насилие, сексуальное насилие, эмоциональное насилие или психологическое насилие. Самовиктимизация также может развиваться через созависимые отношения, которые у нас были с нашими родителями, или просто наблюдая и принимая нездоровый менталитет жертвы, проявляемый одним или несколькими членами нашей семьи.

Однако, хотя то, что происходит с нами в детстве, полностью вне нашего контроля, мы, как взрослые, несем ответственность за то, чтобы взять на себя ответственность за свое счастье.

9 преимуществ быть жертвой

Игра в жертву на самом деле имеет ряд интересных преимуществ. Эти награды очень затрудняют избавление от такого мышления, поэтому кажется, что большинство жертв так эмоционально вкладываются в сохранение этого типа токсичного поведения.

Некоторые из перков включают следующее:

  • Отсутствие ответственности ни за что.
  • Другие люди, уделяющие вам внимание
  • Другие люди, которым вас жаль
  • Другие люди с меньшей вероятностью будут критиковать или расстраивать вас
  • У вас есть «право» жаловаться
  • Вы у вас больше шансов получить то, что вы хотите
  • Вы чувствуете себя интересным, потому что можете рассказывать людям все свои истории
  • Вам не нужно скучать, потому что происходит слишком много драмы
  • Вы можете избежать и обойти гнев потому что вы слишком заняты грустью

Можете ли вы увидеть, как здесь начинают проявляться некоторые основные закономерности?

Игра в роли жертвы на самом деле дает вам много силы: способность избегать ответственности, способность чувствовать «праведную» печаль и преследование, способность избегать неприятных эмоций и способность манипулировать другими людьми.

Темная сторона игры за жертву

Большинство людей, играющих жертву, делают это бессознательно или непреднамеренно. Даже в этом случае роль жертвы включает в себя огромное количество манипуляций и дерганий за веревочки. Люди, состоящие в отношениях или дружбе с жертвами, часто сообщают, что чувствуют себя марионетками, которые превращаются в то, что жертва считает или хочет, чтобы они были.


Позволить другим людям вас пожалеть — это простой способ обернуть их вокруг вашего мизинца. Это бессознательное стремление контролировать других посредством их симпатий на самом деле является для разума лишь способом укрепить свою веру в эго-идентичность «Я — жертва».

Разыгрывание личности жертвы дает много комфорта и искусственной «безопасности». Это не только вознаграждает вас тем, что вам не нужно брать на себя ответственность за любое ваше поведение (потому что «другие люди» всегда несут ответственность), но также предотвращает переживание неприятных эмоций, таких как чувство вины и гнева, и в то же время заставляет вас чувствовать «О которых заботятся» другие.

Игра жертвой также часто используется жестокими людьми и / или социопатами, которые используют эту роль, чтобы держать своих близких на привязи. Например, нарциссический человек может постоянно подавлять своего партнера, а затем зацикливаться на одном моменте, когда его партнер щелкнул и назвал его «монстром», создавая впечатление, что он на самом деле «подвергся насилию». Или человек, совершающий физическое насилие, может использовать предлог, что ему «всегда приходится мириться с другим человеком», как повод для избиения своего партнера.

Как мы видим, установка «бедный я» может использоваться с обеих сторон человеческого спектра: как с кажущимися «нормальными» людьми, так и с более экстремальными и дисфункциональными психопатическими людьми. Например, в созависимых отношениях самовиктимизация может использоваться инициатором и обидчиком, а иногда и тем и другим одновременно в своего рода борьбе за власть.

Не существует какого-то одного «типа» человека, который подходил бы для роли жертвы, поэтому неправильно говорить, что только нарциссисты или социопаты принимают на себя эту роль. Я лично видел, как все люди играют эту роль: от милых старых бабушек до подростков, матерей, отцов, профессионалов и даже «духовно пробужденных» людей.

23 Признаки менталитета жертвы

Вы или кто-то, кого вы любите, играете жертву? Вот некоторые общие признаки, на которые следует обратить внимание:

  • Вы постоянно обвиняете других людей или ситуации в том, что вы чувствуете себя несчастным
  • У вас есть философия «жизнь против меня»
  • Вы циничны или пессимистичны
  • Вы видите свои проблемы как катастрофы и раздуваете их
  • Вы думаете, что другие намеренно пытаются причинить вам вред
  • Вы считаете, что подверглись жестокому обращению только в отношении вас
  • Вы продолжаете вспоминать прошлые болезненные воспоминания, которые заставляли вас чувствовать себя жертвой
  • Даже когда все идет хорошо, вы находите что-то, что нужно жаловаться на
  • Вы отказываетесь рассматривать другие точки зрения, когда говорите о своих проблемах
  • Вы чувствуете себя бессильным и неспособным эффективно справиться с проблемой или жизнью в целом
  • Вы чувствуете нападение, когда вас критикуют конструктивно
  • Вы верите себе ‘ Вы не несете ответственности за то, что происходит в вашей жизни (другие несут ответственность)
  • Вы верите, что всем «лучше», чем вам
  • Кажется, вам нравится жалеть себя
  • Вы привлекаете таких же людей, как вы (которые жалуются, обвиняют и чувствуют себя жертвами жизни)
  • Вы верите, что мир — это страшное, в основном плохое место
  • Вам нравится делиться своими трагическими историями с другими людьми
  • У вас есть привычка обвинять, нападать и обвинять тех, кого вы любите, за то, как вы себя чувствуете
  • Вы чувствуете себя бессильным изменить свои обстоятельства
  • Вы ожидаете получить сочувствие от других, а когда вы этого не понимаете , вы расстроены
  • Вы отказываетесь анализировать себя или улучшать свою жизнь
  • Вы склонны «на равных», когда дело доходит до обмена травмирующим опытом
  • Вы постоянно унижаете себя

Как мы видим, постоянное ощущение себя жертвой глубоко разрушительно как внутри, так и снаружи.

Как перестать быть жертвой

Если вы читаете эту статью, потому что подозреваете, что цепляетесь за менталитет жертвы, вот несколько советов, которые помогут вам выйти из этой токсичной роли:

1. Начните заменять «вы» на «I»

Например, вместо того, чтобы сказать «ты меня так злишь», вы можете заменить это утверждение на «Я так злюсь, когда слышу, как ты это говоришь». Этот простой прием поможет вам научиться брать на себя большую ответственность за свое счастье.

2. Считайте себя выжившим

Жертва спорит с жизнью, выживший обнимает ее. Жертва живет в прошлом, оставшийся в живых живет в настоящем. Жертва считает себя беспомощной, а оставшийся в живых возвращает себе контроль над своей жизнью. Хотя менталитет жертвы вызывает привыкание, менталитет выжившего дает гораздо больше возможностей в долгосрочной перспективе. Как только вы начнете воспринимать себя как выжившего, вы начнете лучше относиться к жизни и будете привлекать других людей по правильным причинам.Слушать выжившего намного освежает и вдохновляет, чем слушать, как жертва погружается в жалость к себе.

3. Будьте добры и сострадательны к себе

Другими словами, будьте осторожны, чтобы не стать жертвой стать жертвой! Эту роль вы не выбираете: вы развили ее в результате детских обстоятельств. Будьте нежны с собой и проявляйте любовь к себе. Изучите свои основные раны и основные убеждения, которые усугубляют вашу личность жертвы, и замените ненависть к себе состраданием к себе.Если вы изо всех сил пытаетесь преодолеть роль жертвы, попрактикуйтесь в уходе за собой, посоветовавшись с терапевтом. Поэкспериментируйте с такими практиками, как ведение дневника, аффирмации, НЛП, КПТ и другими формами любви к себе. Если вам нужен управляемый подход к более глубокой любви к себе, возможно, вас заинтересует наш Журнал любви к себе.

4. Изучите свои ошибочные убеждения

Ошибочные убеждения вызывают тревогу, депрессию, гнев и обвинения. Многие из этих убеждений укоренились в теневой стороне нашей психики, и их можно исследовать только с помощью глубокой теневой работы.Вы, вероятно, будете ошеломлены тем, сколько типов ошибочных убеждений вы бессознательно приняли!

5. Спросите: «Какая мысль вызывает это страдание?»

Все страдания происходят из убеждений, которые не подвергаются сомнению и не исследуются в нашем сознании. Когда мы привязываемся к этим мыслям, мы страдаем. Помните, что вам не нужно верить мыслям в своей голове: мысли — это просто колебания энергии, которым мы придаем значение. Практика медитации может помочь вам заметить преходящие мысли.

6. Практикуйте благодарность

Благодарность — это простой, но действенный способ напомнить себе, что жизнь не так несчастна, как вы думаете. Каждый день старайтесь находить десять вещей, за которые вы благодарны. Вы можете вести дневник благодарности, в который записывать эти десять вещей или просто называть их мысленно. Попытайтесь почувствовать искреннюю благодарность за то, что у вас есть все это.

Узнайте больше о том, как вести дневник.

7. Подтвердите личную ответственность

Начните замечать все способы обхода ответственности.Будьте безжалостно честными и исследуйте, как получение сочувствия со стороны других людей заставляет вас чувствовать себя особенным и продолжает цикл показывать пальцем на других. Вы можете использовать такие утверждения, как «Я несу ответственность за свою жизнь» или «Я уполномочен создавать изменения», чтобы помочь вам перепрограммировать эту бессознательную потребность играть роль жертвы. Вы также можете сделать что-то, что укрепит вашу уверенность и на самом деле покажет вам, что вы способны… или поразмышляйте над чем-то в прошлом, с чем вы успешно справились.

8. Сделайте доброе дело для другого

Когда мы играем жертву, мы, как правило, сосредоточены исключительно на себе. Выйдите из головы, сделав что-нибудь хорошее для другого человека, которого вы любите. Осознание того, что вы можете чувствовать себя хорошо, не манипулируя другим человеком, — важный способ избавиться от зависимости от самопожертвования.

Как справиться с комплексом жертвы в

Другие человек

Мы все встречали людей, которые постоянно хандрили и жалуются на свою жизнь.

Эти люди, кажется, несут веру в то, что мир против них, и им почти нравится чувствовать себя несчастными. В области психологии таких людей называют людьми, страдающими комплексом жертвы; тип невроза, который вращается вокруг получения жалости от других людей.

Что такое комплекс жертвы?

Комплекс жертвы — это образ мышления, который развивается в течение жизни и запускается, главным образом, в результате обусловленности в детстве. Люди, страдающие комплексом жертвы, постоянно видят себя жертвами других людей или обстоятельств.Это искаженное самовосприятие приводит к желанию получить привязанность и внимание других людей, одновременно избегая ответственности и обвинений.

В чем разница между менталитетом жертвы и

Комплекс жертвы ?

Они оба звучат так похоже… так в чем же на самом деле разница?

Хотя и то, и другое может (и действительно) пересекаться, менталитет жертвы — более распространенная проблема. Большинство людей в тот или иной момент в течение жизни борются с менталитетом жертвы.Комплекс жертвы , а с другой стороны, — это коварный и глубоко укоренившийся поведенческий паттерн, который определяет весь взгляд на жизнь человека. В отличие от менталитета жертвы (который обычно бывает недолговечным), комплекс жертвы может определять жизнь человека на годы, даже на всю жизнь.

Другими словами, комплекс жертвы гораздо более серьезен и патологичен, чем менталитет жертвы.

14 Признаков комплекса жертвы

Люди, страдающие комплексом жертвы, будут демонстрировать большой процент следующих симптомов:

  • Они будут постоянно унижать себя
  • Они будут обвинять других людей или ситуации в том, что они чувствуют себя несчастными
  • Они откажутся анализировать себя, чтобы чувствовать себя лучше в жизни
  • У них есть философия «жизнь против меня»
  • Они чувствуют себя бессильными или беспомощными, чтобы изменить свои обстоятельства
  • Они думают, что другие намеренно пытаются причинить им вред
  • Им нравится делиться своими трагическими историями с другими
  • Даже когда дела идут хорошо, они все равно находят, на что жаловаться
  • Они считают, что мир — в основном плохое и опасное место
  • Они расстраиваются и реагируют на конструктивную критику
  • Они считают, что всем «лучше», чем им
  • Они склонны обвинять, нападать и обвинять тех, кого они любят, за то, как они чувствовать
  • Они видят в своих проблемах катастрофу и раздувают их.
  • Они не берут на себя ответственность за т. наследник счастья

Я понимаю, насколько неприятно жить с самопровозглашенной жертвой, работать с ней или просто находиться рядом с ней.Я имел дело со своей справедливой долей тех, кто борется с комплексами жертвы, но здесь важно помнить, что эти люди на самом деле страдают в результате своего мышления. Эти люди искренне верят, что они беспомощны и полностью зависят от других людей и жизни. Эта выученная беспомощность не развивается как способ манипулирования вами (хотя ее можно использовать таким образом), она возникла в результате жестокого обращения с вами в раннем детстве. Поэтому важно, чтобы мы проявляли сострадание к людям в нашей жизни, страдающим от комплексов жертвы, не допуская, конечно, их искаженного самовосприятия.

Как поступать с самопровозглашенными жертвами

Итак, вопрос теперь в том, как вы можете справиться с жертвами, не причинив им вреда?

Справиться с теми, кто борется с комплексом жертвы, может быть непросто, особенно потому, что прямая конфронтация только усиливает их чувство преследования. Вот несколько советов, которые могут вам помочь:

1. Не поддавайтесь их чувствам

Помните, что жертвы бессознательно ищут внимания и признания.Однако, когда вы даете им то, чего они хотят, вы эмоционально запутаетесь в них, что плохо как для вас, так и для них. Старайтесь быть пассивным слушателем, не вовлекая себя активно в их вечеринку жалости. Помните, что они будут обращаться к вам за сочувствием как к способу укрепить свой менталитет жертвы, но не выражайте им сочувствие. Просто оставайтесь нейтральными, если не решите практиковать пункт 3 (ниже).

2. Сделайте это своей проблемой

Люди, страдающие комплексным заболеванием, всегда найдут способ возложить вину и ответственность на другого человека, чтобы не брать на себя ответственность.Они также будут пытаться убедить вас согласиться с ними, чтобы укрепить их чувство «правоты». Вместо того, чтобы соглашаться, выразите, насколько вы уверены в их способности справиться с ситуацией в зрелом возрасте.

3. Искренне согласен

В этой практике используется немного обратной психологии: полностью согласитесь с их сопротивлением, чтобы полностью раздуть проблему. Поэтому, если жертва говорит, насколько ужасна ее жизнь в данный момент, согласитесь с ней: жизнь для нее действительно ужасна и ужасна.Эта тактика может заставить жертву изменить свою мелодию, говоря: «Ну, я думаю, жизнь не , что плохо…»

4. Не давайте советов

Истина в том, что жертвы не хотят решать свои проблемы, потому что это подорвет их чувство жертвы! Поэтому давать им советы — это то же самое, что говорить со стеной: вы зря затаиваете дыхание. Когда жертвы обращаются за «советом и советом», на самом деле они хотят свидетельства того, что вам не все равно. Это печально о жертвах: они путают жалость с любовью.


Журнал теневой работы:

Отправьтесь в путешествие по самым глубоким и темным уголкам своей души. Примите своих внутренних демонов, раскройте свои скрытые дары и достигните следующего уровня своего духовного роста. Это глубокая и мощная работа!

Попробуйте применить эти советы на практике, и вы обнаружите, что жертва либо начинает брать на себя ответственность за свою жизнь, либо ищет сочувствия в другом месте. В любом случае вам больше не нужно быть «жертвой».

Наконец, не забывайте, что комплекс жертвы — это форма психического заболевания.Сохраняйте открытое и сострадательное сердце, но не помогайте.

***

Менталитет жертвы и комплекс жертвы — это поистине коварные и разрушительные формы поведения: они портят дружбу, разрушают отношения и разрушают вашу самооценку. Но, применяя советы из этой статьи, мы надеемся, что вы почувствуете вдохновение и силу, а не будете жертвой того, что с вами происходит.

Вы боретесь с менталитетом жертвы? Или, возможно, у вас есть любимый человек или коллега, который страдает комплексом жертвы.Не стесняйтесь поделиться и высказаться ниже!

Психология жертвы, не обвиняйте жертву, статья Офера Цура, доктора философии.

Офер Цур, доктор философии

В этот документ внесены некоторые незначительные изменения и дополнения по сравнению с исходной статьей: Зур, О. Переосмысление «Не вините жертву»: Психология жертвы.
Журнал парной терапии , 4 (3/4), 15-36. Авторские права и разрешение на публикацию публикации Haworth Press, Inc.


Аннотация

Ученые и клиницисты в значительной степени игнорировали психологию жертв и динамику виктимности.Если в прошлые годы была тенденция обвинять жертв, то в последнее время ситуация изменилась. Сейчас политически некорректно исследовать роль жертв в системах насилия, поскольку изучение психологии жертв стало синонимом обвинения жертвы. Избегая обвинений, эта статья исследует семейные и культурные корни жертвы, характеристики жертв, их отношения с преступниками и предлагает типологию жертвы. По мере того, как мы переходим от обвинения к более сложному пониманию насильственных систем, сохранения этих систем в нашей культуре и роли, которую жертвы играют в этих системах, мы предоставляем себе лучшие инструменты для прогнозирования и предотвращения дальнейшей виктимизации.

Эта статья исследует редко исследуемую политически чувствительную тему природы жертвы. Хотя психология преступников и свидетелей, а также динамика посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) были тщательно изучены (Ochberg & Willis, 1991; Viano, 1990; Walker, 1979), психология виктимности как личного и культурного феномена еще не изучена. .

Иерархия, неравенство и насилие всегда были частью человеческих социальных структур. Всегда были правители и управляемые, лидеры и последователи, удачливые и нуждающиеся, сильные и слабые.Различные культуры по-разному относились к неравенству в статусе, власти, богатстве и способностях. Буддисты подчеркивают аспект кармы и судьбы, в то время как на современном Западе основное внимание уделяется свободе и выбору, а также индивидуальному контролю судьбы. В этом западном мировоззрении неравенство и различия часто ассоциируются с несправедливостью и виктимизацией.

Традиционно в нашем взгляде на виктимизацию на современном Западе преобладали два основных подхода. В первом подходе палец обвиняет жертву (Brownmiller, 1975; Ryan, 1971; Sundberg, Barbaree, & Marshall, 1991; Walker, 1979).Это может быть избитая жена, изнасилованная женщина, цветное лицо или экономически неблагополучное лицо. Второй подход рассматривает мужчин как единоличную ответственность за насилие, будь то солдаты на полях сражений, политики в правительстве или мужья, участвующие в домашнем насилии (Hughes, 1993; Keen, 1991; Zur & Glendinnning, 1987). Эти два подхода к обвинению не только не смогли разрешить насилие и страдания, но на самом деле, как объясняется в этой статье, имели тенденцию увековечивать и усугублять их.

Это расследование пытается описать сложную взаимосвязь между разнообразными и взаимодополняющими ролями, которые преступники и жертвы в целом и мужчины и женщины в частности берут на себя в динамике насилия. Он не пытается обвинить, а скорее применяет системный анализ для улучшения нашего понимания динамики и происхождения жертвы и различных типов жертв. В нем основное внимание уделяется взрослым жертвам и образцам виктимности, сложившимся в раннем возрасте, а не последствиям единственной травмы.Он фокусируется на интимном насилии, а не на случайных инцидентах между сторонами, не имеющими отношения друг к другу в прошлом.

Вероятным ответом на эту статью могло бы быть мнение, что целью является обвинение жертв. С самого начала я хотел бы заявить, что цель этой статьи — помочь жертвам и преследователям прекратить их оскорбительные отношения. Обвинение контрпродуктивно, но политически корректное отношение к отказу от обвинения, когда оно создает атмосферу, запрещающую исследование роли жертв в системах насилия, также опасно.Страх быть обвиненным сохраняет и увековечивает системы злоупотреблений и виктимизации. Я надеюсь, что эта статья будет полезна жертвам и преступникам, а также профессионалам, которые помогают тем, кто участвует в насильственных системах.

Начало страницы

Подход обвинения

Гражданские права и феминистские движения пролили свет на крайнюю несправедливость возложения на бедных, жертв изнасилования или инцеста, меньшинства или инвалидов ответственность за их несчастья (Ryan, 1971).Наиболее очевидными проявлениями этого подхода «винить жертву» являются дела об изнасилованиях. Женщин-жертв слишком часто обвиняют в том, что они провокационные, соблазнительные, наводящие на размышления, предлагают, дразнят или просто «просят об этом» (Brownmiller, 1975; Keen, 1991; Russel, 1984). Мужчины в этом мифе рассматриваются как беспомощно похотливые, сексуально неудовлетворенные существа, отвечающие сексуально провокационным женщинам. Точно так же в случаях домашнего насилия женщин обвиняли в мазохизме, утаивании и, опять же, в том, что они «просят об этом» или «заслуживают этого» (Sundberg, Barbaree, & Marshall, 1991; Walker, 1979; Yollo & Bogard, 1988).Афроамериканцы считаются ленивыми и неспособными, если они не имеют работы (Ryan, 1971), девочек-жертв сексуального насилия обвиняют в соблазнительности, а матери дочерей, подвергшихся сексуальному насилию, считаются сексуально холодными, эмоционально холодными и в целом не поддерживали своих мужей (Caplan & Hall-McCorquodale, 1985).

Второй подход также концентрируется на обвинении; однако в этом полностью виноваты мужчины. Этот подход продвигается брендом феминизма, который возлагает на патриархальную систему, в которой доминируют мужчины, ответственность за все зло в мире.Будь то войны и политика, домашнее насилие и сексуальные надругательства, токсичные свалки и корпорации или ядерное оружие и военно-промышленный комплекс, в виноватых указывают на мужчин. В основе этого подхода лежит разделение между агрессивной и агрессивной природой мужчин и присущей женщинам добродетелью (более подробное обсуждение см. В Keen, 1991; Sykes, 1992; Zur, 1989, и Zur & Glendinning, 1987).

Начало страницы

Переосмысление вины

Мэрион Бэрри, бывший мэр Вашингтона Д.C., которого поймали с поличным за курением крэка, обвинил в этом ту «суку», которая «подставила меня», а позже настаивал на том, что его прокуроры были мотивированы на расовой почве. Г-жа Роуз Чиполлоне обвинила табачную промышленность в смертельном раке легких, который у нее развился после непрерывного курения в течение 40 лет. Мужчина, который прыгнул перед движущимся поездом в Нью-Йорке, в результате чего ему ампутировали две ноги, подал в суд на инженера и систему метро за халатность.

Не только люди хотят претендовать на статус жертвы; правовая и политическая системы также продвигают и законодательно закрепляют его.Мэрион Бэрри шлепнула только по запястью. Суды присудили г-же Чиполлоне 400 000 долларов в качестве компенсации за ущерб от производителя сигарет, а человек, который сознательно и добровольно прыгнул под поезд метро Нью-Йорка, получил 650 000 долларов в качестве возмещения ущерба.

Виктимизация — явление не недавнее и не сугубо североамериканское. Тем не менее, американская культура предоставила уникальную и все более плодородную почву для культивирования виктимизации. Американский упор на свободу и выбор также подразумевает, что мы несем ответственность за свою судьбу.Будь то упорная работа, чтобы продвинуться вперед, подтягивание себя за шпильки или социальная и политическая активность, мы считаем, что не только можем, но и фактически должны полностью контролировать нашу индивидуальную и социальную судьбу.

В отличие от буддистов, принимающих зло, неравенство и иерархию, в западной культуре и особенно в североамериканской культуре сложились представления о свободе выбора человека, аморальной природе социального неравенства и неотъемлемом праве каждого человека на поиски счастья.В рамках этой культурной психологии, и особенно в психотерапии, лежит вера в неотъемлемую способность людей изменять себя и свое окружение. С насилием и жертвенностью, такими как зло и неравенство, необходимо бороться и искоренять. Соответственно, когда происходит насилие и страдают жертвы, или когда существует неравенство, это интерпретируется не как стихийное бедствие или проявление кармы, а как неудача, которую необходимо исправить. Такой взгляд на «неудачу» легко ведет к обвинениям и обвинениям.

американцев, в отличие от жителей Дальнего Востока, Ближнего Востока или русских, ожидают, что все будет хорошо.Конституционное обещание всем американцам, что они имеют право на поиски счастья, порождает ожидание того, что американцы должны чувствовать себя счастливыми. Отсутствие чувства счастья указывает на какую-то неудачу. Жертва говорит: «Это определенно не моя вина».

Культура виктимизации тесно связана с тем, что Амитаи Этциони (1987), социолог из Джорджтаунского университета, назвал «индустрией прав». Эта «индустрия» — собирательный термин для тех, кто борется за права групп, например женщин. , подвергшиеся насилию дети, представители меньшинств, бездомные, подопытные животные, жертвы СПИДа или нелегальные иммигранты.

Понятия «права» и «жертвы» часто тесно связаны. Борьба за «право» означает, что в праве было отказано. Хотя это и не всегда так, многие притязания на права предъявляют моральные претензии к кому-то другому, как, например, в битве между курильщиками и некурящими и очень часто между мужчинами и женщинами. Слишком часто бороться за свои права — значит претендовать на статус жертвы. Как ни странно, движение за права часто преследует одну группу, освобождая другую. То, что кажется благородным, оправданным, давно назревшим актом защиты жертвы, может легко превратиться в обвинение и войну.Когда это происходит, конфликты, несправедливость и преследования увековечиваются, а возможность разрешения и исцеления уничтожается.

Подобно движению за права, движение восстановления. В последнее десятилетие мы стали свидетелями взрыва программ «12 шагов», направленных на бесконечно растущий список зависимостей. Многие из программ «12 шагов» помогают своим членам справиться с выздоровлением и избавляют от чувства вины и чувства жертвы. Однако в рамках движения за выздоровление некоторые программы, такие как ACA (Взрослые дети алкоголиков) и CODA (Анонимные созависимые), могут легко увековечить у членов чувство виктимизации вместо того, чтобы усиливать их чувство самообладания и личной власти (Kaminer, 1992. ; Таврис, 1993).Идентифицировать себя в первую очередь и в течение длительного периода времени как взрослого ребенка алкоголика — значит принять постоянную идентичность раненой жертвы. Осознание изначальной семейной дисфункции и ее влияния на человека часто необходимо для исцеления, но это только первый шаг. Пребывание в группах ACA на неопределенный срок не только удерживает людей в образе жертвы, но также мешает им вырасти до места расширения возможностей и выбора. В то время как такие программы, как AA, NA, GA и OA, занимаются определенными зависимостями, движение совместной зависимости до смехотворности предполагает, что 96% населения являются жертвами болезни, которую они называют «созависимостью» (Schaef, 1986). .

Мы стали нацией жертв, где все перепрыгивают друг через друга, публично соревнуются за статус жертвы, и где каждый определяется как своего рода выживший. Многие выздоравливающие люди бесстыдно сравнивают свои индивидуальные саги о жестоком обращении в семьях алкоголиков или сексуальных домогательствах на работе с опытом переживших Холокост во время Второй мировой войны, переживших зверства концентрационных лагерей (Герман, 1992). Сегодня модно быть жертвой. Такие знаменитости, как Опра Уинфри, Китти Дукакис, Элизабет Тейлор и Майкл Рейган, возглавляют эту новейшую тенденцию.Шоу Опры, Джеральдо и Донахью насыщены жертвами из всех слоев общества, гордо признающимися в своих преследованиях на национальном телевидении (Hughes, 1993; Kaminer, 1992; Sykes, 1992; Tavris, 1993).

Подход «обвинение — жертва» не ограничивается движением за права или восстановление. Это также лежит в основе подхода правовой системы, которая пытается реагировать на несправедливость и нарушения путем выявления и судебного преследования виновных и выплаты компенсации жертвам (Sykes, 1992; Hughes, 1993).Недостатком этого правового подхода является упор на упрощенное, линейное, краткосрочное и чистое правосудие. Он связан с различением двух противоположных полюсов: правильное от неправильного, виновный от невиновного или осуждение от оправдания, и нечувствителен к ситуациям, когда ответственность разделяют как ответчик, так и истец.

Заявляя о статусе жертвы и перекладывая всю вину на других, человек может достичь морального превосходства, одновременно отказываясь от ответственности за свое поведение и его последствия.Жертвы «просто» ищут справедливости и справедливости. Если они прибегают к насилию, то только в крайнем случае, в порядке самообороны. Позиция жертвы — мощная. Жертва всегда морально права, не несет ответственности и не несет ответственности и всегда имеет право на сочувствие.

В основе подхода обвинения лежит система ведения войны, которая сосредоточена на исходе моральных или юридических битв, а не на разрешении конфликта и предотвращении насилия в будущем. Таким образом, он не уменьшает патологию и не защищает жертву.Отправка жестокого мужа в тюрьму останавливает избиения и может дать жене чувство справедливости и мести. Это не поможет мужу справиться с его агрессивным поведением и не научит жену более тонкой роли в жестоких отношениях. Правовое решение, подтверждающее статус жены как жертвы, может увековечить дальнейшее насилие. С одной стороны, заключенный в тюрьму муж может покинуть тюрьму с большей яростью и склонностями к насилию, чем когда он был в заключении, а с другой стороны, жена может просто найти себе другого жестокого мужчину.Независимо от того, были ли обвинены, осуждены или заключены в тюрьму их жестокие мужья, женщины, подвергшиеся насилию в детстве, скорее всего, будут вступать в жестокие отношения, если не произойдет какое-либо исцеление (Viano, 1990). Надежда для жертв заключается не в подходе к обвинению или правовой системе. Надежда появляется, когда жертвы приобретают более высокую самооценку, учатся различать любовь и насилие и когда они чувствуют, что имеют право на любовные отношения.

Тогда возникает вопрос: если работники психиатрической службы преданы делу исцеления и профилактики, почему подход обвинения так широко распространен? Ответ заключается в понимании того, что работники психиатрической службы не только отражают общую культуру виктимизации, но также придерживаются негласного политкорректного правила, согласно которому НЕ следует исследовать роль жертвы в насильственных системах.

Начало страницы

Переосмысление «не обвиняйте жертву»

В ответ на десятилетия расового угнетения движение за гражданские права возглавило попытку прекратить обвинять жертв. Вызвав понятную негативную реакцию, Уильям Райан написал свою книгу « обвиняя жертву » (1971). В нем он утверждает, что обвинение жертвы — это метод сохранения статус-кво в интересах группы, находящейся у власти. Вывод был ясен: «Не вините жертву.Несмотря на то, что это сообщение актуально в своем историческом контексте, оно также привело к тому, что в последующие десятилетия замолчали любое исследование жертвы, непреднамеренно увековечив дальнейшую виктимизацию.

Теории виктимологии и исследования сосредоточены в основном на домашнем насилии, влиянии травм на жертв (включая исследования посттравматического стрессового расстройства), преступников и прохожих, а также на лечении. Очень немногие авторы предостерегали от нереалистичного и, в конечном счете, покровительственного изображения жертв преступлений как совершенно невинных (Viano, 1990), в то время как большинство ученых вообще избегали этой области, опасаясь обвинений в «обвинении жертвы».«Не обвинять жертву было переведено как: не исследуй роль жертвы.

Сексуальное принуждение преследует женщин на протяжении многих тысячелетий, аналогично тому, как доминирующие культуры порабощают, эксплуатируют и уничтожают более слабые (Brownmiller, 1992, Herman, 1992). Феминистские движения и движения за гражданские права сыграли важную роль в попытке исправить эту вопиющую несправедливость, борясь за равные права и достоинство для всех людей. Хотя принципы феминизма и гражданских прав бесспорно справедливы, некоторые довели эти принципы до нелогичных крайностей.Есть те, кто сочтет виновным женщину, сознательно встречавшуюся с мужчиной, который ранее ее изнасиловал, наравне с девушкой, ставшей жертвой изнасилования ребенка.

Хотя очевидно, что жестокое обращение с женщинами со стороны мужчин не может быть оправдано ни при каких обстоятельствах, тем не менее важно различать относительные степени ответственности. Придерживаться идеологии жертвы, согласно которой жертвы всегда и полностью невиновны, абсурдно. Еще предстоит широко понять, что освобождение всех женщин или любой жертвы от любой и всей ответственности за предсказание, предотвращение или даже подсознательное призывы к насилию означает превращение их в беспомощных, недееспособных существ и, по сути, их повторную виктимизацию.

В своей популярной книге The Battered Woman, Walker (1979) использует теорию «выученной беспомощности» Селигмана (1975), чтобы объяснить, почему женщины не прекращают своих мучительных отношений. Этот популярный подход подразумевает, что женщины, вступающие в жестокие отношения, как и экспериментальные собаки, не имеют абсолютно никакого выбора, права голоса и контроля над установлением и сохранением этих оскорбительных отношений. На самом деле эти две ситуации не так просто сравнивать. Нет сомнений в том, что большинство подвергшихся насилию женщин не понимают, что у них есть какие-либо жизнеспособные и безопасные варианты, такие как приюты, консультации по вопросам изнасилования или юридические услуги, специально предназначенные для женщин, подвергшихся насилию.Такое восприятие проистекает из их зачастую реалистичного страха за свою жизнь и жизнь своих детей, мрачных экономических реалий, а также высокой терпимости социальных, полицейских и правовых систем к избиению жен (Gelles & Straus, 1988; Walker, 1979). Использование модели Селигмана в ситуации избиения не только унизительно и унизительно по отношению к женщинам, но и ставит их в совершенно беспомощную роль жертвы.

Любой анализ, который предполагает, что женщины делают выбор, вносят свой вклад в свое несчастье и что они не являются ни единственными жертвами, ни полностью невинными и беспомощными, рассматривается как обвинение жертвы, предательство женщин и союз с патриархальным обществом и сексистскими мужчинами (Caplan & Hall-McCorquodale, 1985; Cook & Frantz-Cook, 1984; Herman, 1992; Sundberg, Barbaree, & Marshall, 1991; Walker, 1979; Yollo & Bogard, 1988).

Работники психиатрической службы полностью осведомлены о широком спектре саморазрушающего поведения, такого как игра в русскую рулетку или игру с курицей, вождение в нетрезвом виде, курение, злоупотребление наркотиками, навязчивые азартные игры, членовредительство и, конечно же, самоубийства. Они знают, что некоторые люди более подвержены нападкам, что некоторые постоянно попадают в неприятности и что некоторые из них легче становятся жертвами, чем другие. Несмотря на это осознание, психология жертв — это во многом пустое поле.

Чтобы лучше понять динамику систем насилия, мы должны сначала освободиться от пут политически корректного мышления.Мы должны осмелиться выявить культурные и психологические силы, ведущие к насилию, и исследовать взаимодополняющие роли, которые обидчики, оскорбленные лица и прохожие играют в таких системах.

Начало страницы

О потерпевших и потерпевших

Семья всегда считалась одним из важнейших институтов во многих культурах, в идеале обеспечивающим своих членов их основными потребностями в безопасности, еде, привязанности, близости и социализации. Фактически, конфликт в семьях неизбежен, а насилие слишком часто повсеместно.В своем смелом анализе семейного насилия и жестокого обращения Геллес и Страус (1988) утверждают: «Вы с большей вероятностью подвергнетесь физическому насилию, избиению и убийству в собственном доме от рук любимого человека, чем где-либо еще, или кем-либо еще в нашем обществе »и заключают, что« домашнее насилие — не исключение, которого мы опасаемся; это слишком часто правило, по которому мы живем »(стр. 18-19).

С самого раннего возраста нас учат не доверять незнакомцам, не брать у них конфеты и не следовать за ними к их машинам.В пакетах из-под молока и в пакетах с продуктами есть фотографии пропавших без вести детей, которые были похищены. Средства массовой информации насыщают нас рассказами о невинных жертвах, которые были изнасилованы, ограблены и убиты неизвестными людьми. Все больше и больше американцев вооружаются, забаррикадированы в своих домах и избегают посещений из опасения насильственных преступлений. Распространено мнение, что жертва и обидчики незнакомы друг с другом, но можно утверждать иное.

В то время как средства массовой информации, наши учителя и пакеты с молоком говорят нам, что опасность находится «где-то там», на самом деле дом и собственный район — это места, где человек с наибольшей вероятностью может пострадать.Статистика убийств проливает дополнительный свет на отношения между жертвами и жертвами. Это показывает, что по крайней мере 88% жертв убийств в США имели постоянные активные отношения со своими убийцами. Отношения варьировались от близких друзей (28%) до родственников (24%), знакомых и любовников (36%). Только 12% случаев касались совершенно незнакомых людей (Jain, 1990; Wolfgang & Ferracuti, 1967). ФБР. сообщает, что ежегодно похищают 1,5 миллиона детей. Агентство также утверждает, что большинство этих детей (80–90%) похищены родителями в результате спора об опеке, а не посторонними лицами (Gelles & Straus, 1988).

На политической арене очень похожая картина. Вражда возрастает с уменьшением близости и увеличением сходства между воюющими сторонами. Гражданская война и освободительные войны часто бывают более жестокими, чем войны между народами, а споры между странами, имеющими общую границу, как сообщается, более кровопролитны и с меньшей вероятностью разрешатся ненасильственными средствами, что и международные войны между странами, не имеющими общих границ. граница (Кин, 1986; Зур, 1991).

Правовые, социологические и клинические данные неоднократно показывали, что, хотя большинство насильников подвергались жестокому обращению в детстве, не все подвергшиеся насилию дети становятся насильниками.В случаях домашнего насилия исследования показали, что как преступники, так и жертвы, скорее всего, происходят из среды, в которой они подвергались или были свидетелями постоянного насилия (Gelles & Straus, 1988; Viano, 1990). Судя по всему, грань между потерпевшими и преступниками не так ясна. Человек, подвергшийся жестокому обращению, вероятно, подвергнется жестокому обращению или подвергнется жестокому обращению снова. Быть жертвой в раннем детстве, несомненно, увеличивает вероятность того, что в более позднем возрасте человек станет жертвой, жертвой или и тем, и другим.

Подводя итог, преступники и жертвы с большей вероятностью будут тесно связаны друг с другом, чем быть незнакомцами.Оскорбленные и насильники также могут быть воплощены в одном и том же человеке, в том, кто сначала подвергся насилию, а затем стал нарушителем.

Начало страницы

Психология жертв

Чтобы понять психологию жертв, мы должны понимать основные характеристики жертвы или то, что отличает жертву от не-жертв. Независимо от того, является ли травма домашним насилием, сексуальным домогательством или ситуацией с заложником, возникает вопрос: что отличает тех, кто преодолевает травму и живет осмысленно, от тех, кто долго страдает от острого посттравматического стрессового расстройства? Например, что отличает женщин, которые бросают жестоких мужей, от тех, кто этого не делает? Или что отличает ветеранов Вьетнама, которые сегодня живут осмысленной жизнью, от тех, кто стал наркоманом или живет в горах как вооруженные борцы за выживание? Разница между потерпевшими и не пострадавшими, которые действуют в одном и том же социальном, политическом, экономическом и правовом контексте, заключается не во внешних факторах, как это часто утверждается, а, как описано ниже, в том, как они видят себя, мир вокруг них. , и их отношение к травме.

В следующем разделе дается первое исчерпывающее описание психологии жертвы. В нем описываются основные характеристики жертв, их отношения с обидчиками, истоки виктимности и типология жертв.

1. Характеристики потерпевших

Локус контроля жертвы, скорее всего, будет внешним и стабильным. Внешний локус ориентации на контроль — это убеждение, что то, что происходит с человеком, зависит от событий вне его контроля, а не от того, что он делает.Стабильность в этом контексте относится к последовательности неконтролируемых чувств жертвы по сравнению с верой в то, что исход событий обусловлен удачей или случайными событиями (Роттер, 1971). Точно так же жертвы испытывают чувство собственной неэффективности, неспособности повлиять на свое окружение или свою жизнь. В соответствии с вышеупомянутыми характеристиками, жертвы, скорее всего, будут приписывать результат своего поведения ситуативным или внешним силам, а не диспозиционным силам внутри себя.Низкая самооценка, чувство стыда, вины, беспомощности, безнадежности и внутреннее чувство плохого — неотъемлемые элементы психологии тех, кто считает себя жертвами. Согласно теории социального обмена (Worchel, 1984) и поведенческой психологии, Действия жертвы, очевидно и неожиданно, приносят достаточно вознаграждения и преимуществ, чтобы поддерживать тип поведения жертвы. Это означает, что до тех пор, пока цена за то, чтобы быть жертвой, меньше, чем ее выгода, или когда поведение жертвы вознаграждается, человек будет поддерживать такое поведение.Хотя издержки и страдания жертв очевидны, выгоды гораздо более тонкие и, по большей части, неосознаваемые. Они могут включать в себя право на сочувствие и жалость, отсутствие ответственности и подотчетности, праведность или даже облегчение при наказании плохого «я».

2. Диада жертва-жертва

Соалкоголики сочетаются с алкоголиками, злоупотребляющие — с жертвами насилия, мазохисты — с садистами, а преследователи — с жертвами. Во всех этих диадах роли взаимозависимы и дополняют друг друга.Сила этих ролей наиболее ярко проявилась в отношениях с алкоголиком и со-алкоголиком, а также в интимных агрессивных отношениях. Когда алкоголик прекращает пить, отношения нередко заканчиваются, а со-алкоголик находит другого «мокрого» алкоголика. Вывод простой; потребность соалкоголика контролировать, быть компетентным, ответственным, «морально правильным» партнером перевешивает трудности жизни с алкоголиком. Точно так же в отношениях с жестоким обращением, если женщина в прошлом подвергалась жестокому обращению со стороны отца, отчима или бывших мужей и исцеления не происходило, ее, скорее всего, привлекут жестокие мужчины.Пока она связывает любовь с насилием, ее не будут привлекать не жестокие мужчины.

У жертв есть дополнительные потребности в отношениях с жертвами. Эти потребности часто проявляются в контрпереносном анализе во время психодинамической психотерапии. Терапевты, работающие с жертвами, часто испытывают агрессивные, жестокие или оскорбительные чувства. Эти чувства, вызываемые у клинициста жертвой-пациентом, и которые никогда не должны подвергаться действию, иллюстрируют способность, воплощенную в бессознательном образе жертвы, вызывать виктимизацию.

Личность жертвы и (в основном бессознательные) потребности связаны с низкой самооценкой, чувством стыда и вины, низким чувством эффективности, убежденностью в том, что они не контролируют ситуацию, и, возможно, желанием быть наказанным. Взрослых, сохраняющих в первую очередь идентичность жертвы, не будет привлекать партнер, не склонный к насилию, не потому, что они мазохисты по натуре, а из-за культурных и семейных влияний, которые определенным образом их сформировали, как это описано в следующем разделе.

3.Изготовление жертвы

Жертвы рождаются или рождаются? Этот вопрос связан с дебатами о природе и воспитании и диалектическом балансе между судьбой и выбором. Основное предположение этой статьи — отсутствие гена виктимности. На нашу жизнь больше всего влияют два типа сил: социальные / политические и семейные. Социальные и политические реалии могут систематически преследовать определенные группы, такие как женщины, меньшинства и инвалиды. Семейная среда в раннем детстве влияет на подготовку людей к принятию или отказу от роли жертвы.Единичное событие, такое как ограбление, война, авиакатастрофа или изнасилование, не превращает человека в жертву. Чтобы поднять жертву, требуется определенная последовательность в окружающей среде (Sykes, 1992).

Как «американская мечта», правовая система, «движение за права», движение за выздоровление и особенно группы взаимозависимости внесли свой вклад в развитие нации жертв, так же как и политики, адвокаты и военные. генералы часто оправдывают свои действия обвинениями. Внешняя политика США основана на заявлениях о «самообороне» и обвинениях.Америка вступила в войну во Вьетнаме и выдержала 40 лет холодной войны, чтобы не «стать жертвой» распространения коммунизма. Позже Америка почувствовала себя жертвой и угрозой со стороны крошечного острова Гранада, Норьега в Панаме и Садама Хусейна в Ираке, а совсем недавно — со стороны так называемого военного лорда Сомали Адида.

В этом политическом климате обвинения жертвы путь людей к тому, чтобы стать жертвой, часто начинается дома с жестокого обращения или покинутости. Те, кто подвергался насилию в детстве, усваивают стыд, вину и низкую самооценку.Они учатся ассоциировать любовь с насилием, близость с насилием, а заботу с предательством. Они усваивают сообщение о том, что они недостойны любви. Чтобы понять свой мир или защитить свой идеальный взгляд на родителей, они считают, что насилие вызвано их собственной плохостью, и что они должны этого заслужить.

Жертвы жестокого обращения в детстве могут стать виктимизаторами, жертвами или и тем, и другим. Боль и ярость от жестокого обращения и предательства могут обратиться внутрь или на другого человека.При внешней поддержке или внутренней устойчивости они не могут стать ни тем, ни другим (см. Рисунок 1). Когда гнев обращается внутрь себя, человек может стать либо саморазрушающим (нанесение себе увечий, самоубийство и другие саморазрушающие действия), либо уничтоженным другими (жертва). Для этих людей разрушение себя или других является последним средством сохранения чувства могущества.

Дети, подвергшиеся насилию, в детстве получали неоднократное подкрепление, чтобы действовать как жертвы. Часто это был единственный способ получить признание со стороны родителей.Выявление и имитация ролей родителей в жертвах или виктимизаторах может привести к соответствующему поведению. Если мальчик идентифицирует себя с жестоким отцом, мы можем ожидать, что он попытается повторить жестокое поведение. Точно так же девочка, которая наблюдает, как ее мать подвергается насилию, сама более склонна к такому поведению (Gelles & Straus, 1988). Нередко человек берет на себя обе роли и становится обидчиком, а также жертвой.

Социальная легитимность насилия и виктимизации в нашей культуре выходит далеко за рамки семейных полей битв.Телевизионные программы, видеоигры, фильмы, школьные площадки, кварталы, а также национальная и международная политика — все это узаконивает использование насилия для разрешения конфликтов. Будь то мультфильмы воскресным утром, интерактивная жестокая видеоигра или вооруженное вторжение на чужую землю, ясно звучит сигнал о том, что можно использовать силу как средство для достижения цели. Когда культурно-насильственные послания дополняют семейные, у детей может не быть другой системы взглядов, и они, скорее всего, попадут в роль жертв, виктимизаторов или и того, и другого.

4. Типология жертв

Основное предположение правовой системы состоит в том, что одна сторона в споре виновна и несет 100% ответственность за преступление, а другая сторона полностью невиновна. Хотя в некоторых случаях ответственность ясна, в большинстве случаев ситуация более сложная.

Ниже приводится попытка, частично основанная на первоначальной формулировке Мендельсона (1974), классифицировать жертв в соответствии с их относительной степенью ответственности и способности контролировать или влиять на ситуации.Эти категории также позволяют судить о степени вины или ответственности, от полной невиновности / отсутствия вины до 100% ответственности / полной вины.

4а. Невиновная- невиновная жертва:

В эту категорию входят жертвы, которые не разделяют ответственность за преступление с виновными. Это невинные жертвы, от которых мы не можем ожидать, что они смогут предотвратить преступление, предвидя его или предотвращая его.

    Примеры:
  • Дети, подвергшиеся сексуальному или физическому насилию или оставленные без присмотра.
  • Жертвы изнасилования или убийства, когда преступление было непредвиденным, неспровоцированным и совершено совершенно незнакомыми людьми.
  • Взрослые с тяжелыми психическими заболеваниями или инвалидами, пострадавшие или подвергшиеся эксплуатации.
  • Те, кто терпит преступление в бессознательном состоянии.
  • Жертвы случайной или беспорядочной стрельбы.
  • Жертвы неожиданного стихийного бедствия: жертвы землетрясения в неземлетрясной зоне.
  • Жертвы корпоративной жадности, например, тех, которые увековечены корпорациями, которые продают генетически модифицированные продукты, вызывающие рак, или коррумпированные банковские методы, которые обманывают людей их сбережениями или домами.

4б. Жертвы с незначительной виной:

в его категорию входят жертвы, которые с некоторой мыслью, планированием, осведомленностью, информацией или сознанием могли ожидать опасности и избежать или минимизировать нанесенный себе вред. Они «могли или должны были знать лучше».

    Примеры:
  • Взрослые жертвы повторного домашнего насилия, если есть приюты (после того, как будут установлены закономерности, и это уже не является непредсказуемым).
  • Жертвы супружеского изнасилования после нескольких первых эпизодов (когда закономерность установлена, и это уже не является неожиданностью)
  • Женщины, которых изнасиловали после того, как они решили напиться (второстепенная ответственность заключается в том, что они решили стать полностью беспомощными и потерявшими сознание, полностью отданными на милость других, в ситуации, которая потенциально может быть опасной).
  • Взрослые, которые стали жертвами из-за того, что оказались в неправильном месте и в неподходящее время, где с некоторой осведомленностью, подготовкой и осторожностью они могли бы предотвратить нападение.
  • евреев, пострадавших во время Холокоста (конечно, они не несут ответственности за зло нацистов, но они могли бы больше сопротивляться, меньше сотрудничать и не пойти, как ягнята, на бойню. Они могли бы лучше понять ситуацию и уйти в раз, как и многие из них (40%)).

4с.Жертвы, которые несут равную ответственность с преступниками:

В эту категорию входят потерпевшие, которые несут равную с правонарушителем ответственность за причиненный им вред. Это люди, которые осознают и осознают ситуацию и решили стать ее частью. Их не застали врасплох, и здравый смысл мог предвидеть нанесенный ущерб.

    Примеры:
  • Мужчина, заразившийся венерическим заболеванием от проститутки.
  • Жертвы, которые ищут, бросают вызов, дразнят или соблазняют преступника.
  • Готовые участники куриной игры, двойного самоубийства или двойного самоубийства.
  • Соалкоголики, со-наркоманы после начальной фазы их отношений (после того, как было четко установлено, что партнер является наркоманом).

4д. Жертвы, которые виноваты чуть больше преступника.

В эту категорию входят жертвы, которые являются активными участниками взаимодействия, в ходе которого они могут пострадать. В то время как они ищут опасный контакт, преступник может легко выйти из ситуации, в отличие от тех, кто находится в категории № 5, и последовать за ним.В отличие от предыдущих категорий №3, преступник несет меньшую ответственность за ущерб, чем потерпевший.

    Примеры:
  • Пьяные люди, которые беспокоят трезвых прохожих и получают травмы.
  • Члены секты, решившие вступить в секту во взрослом возрасте, а затем подверглись «промыванию мозгов» и причинению вреда. (то есть, Джонстаун, Уэйко).
  • Жестокий муж, убитый своей избитой женой (он несет основную ответственность, но, как говорится в этой статье, насилие следует рассматривать также как взаимодействие, и некоторая ответственность разделяется между парой).
  • Граждане, которые пассивно вступают в сговор в жестоких действиях своей страны и получают травмы от армий других стран (то есть политически неактивных немецких гражданских лиц, которые не боролись с нацистским режимом и были убиты атаками армии союзников)

4д. Жертвы, которые несут исключительную ответственность за свою виктимизацию:

В эту категорию входят жертвы, которые инициировали контакт и совершили действие, которое может привести к травмам. В этих случаях тот, кто причиняет ущерб, не виновен и действует исключительно в целях самообороны или в соответствии с ожиданиями со своей позиции.Эта категория предназначена для взрослых в здравом уме и клинически здравом уме.

    Примеры:
  • Насильники, убитые совершенно чужими жертвами в целях самообороны.
  • Раненые или убитые наемники.
  • Курильщики, заболевшие раком легких.
  • Самоубийство здоровых психически больных. (Психически здоровые и компетентные люди могут выбрать рационально спланированное самоубийство, за которое они несут полную ответственность)

Вышеупомянутые категории представляют собой попытку различить многие ситуации виктимности.Они представляют собой противоречивую, неубедительную и неполную сетку для определения вины или ответственности. Демографические, культурные и личные переменные, хотя и не учитываются в вышеперечисленных категориях, тем не менее имеют решающее значение для оценки вины и ответственности. При оценке степени ответственности необходимо также учитывать следующие параметры: этническая принадлежность (меньшинства более склонны к виктимизации, чем большинство), пол (женщины более склонны к виктимизации, чем мужчины), социально-экономические статус (плохой vs.богатый), физических качеств (менее привлекательный, слабый против более привлекательного, сильного), психический статус (психически больной, дисфункциональный против здорового, функциональный), семейное происхождение (злоупотребление, пренебрежение vs. любимое, воспитанное) , культурных ценностей (культуры, пропагандирующие насилие, по сравнению с культурами, способствующими гармонии).

Начало страницы

От порицания к исцелению

Насилие порождает насилие, точно так же обвинение порождает вину.Обвинение мужчин, женщин, меньшинств, богатых или бедных поддерживает гонку за статус жертвы. Человек или группа могут выиграть битву, стать жертвой года, но проиграть войну. Виновное поведение и отсутствие ответственности жертв — это именно те причины, по которым они могут продолжать получать травмы, травмы и насилие. Очевидно, что подход обвинения неэффективен ни для решения проблем насилия, ни для защиты жертвы от дальнейшей виктимизации, ни для защиты будущих поколений от продолжения цикла жестокого обращения.

Альтернативный подход — подход системного анализа (Bateson, 1979; Laszlo, 1976). Применительно к виктимизации системный анализ касается того, как развивается динамика виктимизации, как она перерастает в насилие и что может повлиять на их переход к ненасильственному разрешению. Кто прав или кто виноват, — это не проблема такого подхода. Вместо этого он предлагает способы вмешаться и, надеюсь, остановить модели насилия.

Применяя системный анализ к виктимизации, возникают следующие предположения:

  • Виктимизация, как и насилие, не запрограммирована генетически.
  • Виктимизация, как обсуждается в этой статье, происходит в контексте отношений и определенной среды или культуры. Следовательно, поведение каждого участника необходимо понимать в контексте отношений и их правового, экономического, политического и социального контекста.
  • Участники в динамике жертвы-обидчики-свидетели принимают на себя (в основном бессознательно взаимозависимые и взаимодополняющие роли.
  • Вмешательство или изменение в системе может быть инициировано в любое время любым участником.Любое изменение в поведении одного из участников может повлиять на поведение других и может привести к другому результату.
  • Взаимодействие в среде виктимизатора-жертвы-жертвы может привести к насилию или другим вариантам, таким как ненасильственное или мирное урегулирование. Ненасильственные варианты изменят роли жертвы и обидчика и могут включать прекращение отношений.
  • Культуры могут продвигать системы жертва-виктимизатор, насилие или обвинения, или они могут способствовать уважительным отношениям между своими членами, которые, в свою очередь, берут на себя твердое обязательство разрешать конфликты ненасильственным путем.

Рассмотрение различных ролей в системах потерпевших, таких как обидчик, жертва насилия и посторонние, как взаимозависимые, является краеугольным камнем этого подхода. Хотя психология насильников (Beasley & Stoltenberg, 1992; Viano, 1990) и прохожих (Lantane & Darley, 1970) была тщательно изучена, системный анализ также требует взглянуть на роль жертвы, которую обычно игнорируют.

Виктимизация — сложное явление, и любое исследование или терапия должны включать в себя несколько подходов или точек зрения.Перед любым вмешательством, когда терапевты работают в системе-жертве, следует изучить пять типов соображений, все одинаково важные. Во-первых, необходимо изучить характер взаимодействия между виктимизаторами, жертвами и окружающей средой (включая посторонних). Чрезвычайно важно, чтобы никто не обвинял или не указывал пальцем на обидчика или жертву. Во-вторых, нужно подходить к отдельной жертве с сочувствием и пытаться понять нынешнее саморазрушительное поведение в свете прошлого и эволюции жертвы.В-третьих, необходимо оценить уровень сознания, вменяемости и способности жертвы планировать и контролировать поведение. В-четвертых, необходимо учитывать культурные и субкультурные факторы, присутствующие с детства, такие как раса, экономический статус и пол. Наконец, необходимо учитывать культурный контекст, раскрываемый через правовую, образовательную и политическую системы, средства массовой информации и популярные тенденции.

Применяя эти клинические рекомендации к случаю домашнего насилия (когда муж является обидчиком), терапевты должны сначала понять взаимодействие между мужем и женой и то, как их поведение способствует поддержанию и эскалации насилия.Терапевт не должен винить ни мужа, подвергшегося насилию, ни жену, подвергшуюся насилию, а должен сосредоточиться на деструктивной системе, которую они разработали и поддерживают. Далее, поведение как жертвы, так и обидчика необходимо понимать с сочувствием в контексте их семейной истории. Особое внимание следует уделять истории жестокого обращения и оставления. Впоследствии должны быть оценены умственные, интеллектуальные, физические и экономические ресурсы женщины (при необходимости защита должна быть обеспечена соответствующим образом и / или немедленно).Затем терапевт должен попытаться понять, как пол, раса и другие факторы, такие как инвалидность, применимы к системе насилия в паре. Наконец, терапевт должен знать и понимать, как культура и субкультура, в которых действует пара (включая систему уголовного правосудия, экономические и общественные ресурсы и т. Д.), Вносят свой вклад, вступают в сговор и закрепляют свою систему насилия.

Только с пониманием вышеперечисленных компонентов и использованием теории систем (часто в сочетании с другими теоретическими направлениями) терапевт может эффективно вмешиваться.Независимо от того, работает ли терапевт с отдельными людьми или со всей системой, самая непосредственная задача — предотвратить любое неминуемое насилие. Долгосрочная цель должна заключаться в том, чтобы помочь пациенту, будь то жертва, обидчик или случайный прохожий, взять на себя новую роль и новое поведение. Конечная задача терапии — помочь всем участникам прожить свою жизнь осмысленно и с большим достоинством.

В случаях, когда приходится работать с жертвой индивидуально, нужно пройти тонкую грань между сочувствием и сговором.Не обвиняя, цель терапевта — переместить жертву от обвинения к ответственности, от беспомощности к ответственности и от безнадежности к расширению прав и возможностей. Жертвы никогда не должны брать на себя полную ответственность за свои страдания; однако они должны выработать понимание того, как они способствуют собственной виктимизации. В процессе обретения целостного самосознания жертвам необходимо помочь почувствовать себя лучше, повысить их самооценку и преодолеть наследие жестокого обращения с ними в детстве.Терапия должна позволить жертвам разорвать опасную и болезненную связь между любовью и насилием, помогая им осознать, что они заслуживают уважения и достоинства, как и любой другой человек.

Понимая типы, происхождение и режим работы жертв, терапевты и не терапевты смогут распознавать, предотвращать и вмешиваться в насильственные системы, позволяя всем участникам жить лучше. Чтобы это произошло, жертвы должны преодолеть свои чувства беспомощности, безнадежности и низкой самооценки.Они не должны сосредотачиваться на обвинении и избегать морального самодовольства. Они должны поверить в то, что они участвуют в том, что с ними происходит, и преодолеть свои привычки жертвы. Процесс исцеления должен дать им возможность стать сознательными участниками развития своей жизни, которая может стать достойной и значимой.

Начало страницы

Список литературы

Бейтсон, Г. (1979). Разум в природе. Нью-Йорк: Даттон

Beasley, R & Stoltenberg, C.Д. (1992). Личностные характеристики обидчиков мужского пола. Профессиональная психология: исследования и практика , 23 (4), 310-317.

Браунмиллер, С. (1975). Против нашей воли: мужчины, женщины и изнасилование . Нью-Йорк: Саймон и Шустер.

Каплан, Л. П. и Холл-Маккоркодейл, И. (1985). Mother Blaming в крупных клинических журналах. Американский журнал ортопсихиатрии , 55 (3), 345-353.

Кук Д. и Франц-Кук А. (1984). Систематический подход к избиению жены. Журнал супружеской и семейной терапии , 10, 83-93.

Etzioni, A. (1987). Чуткое общество . Сан-Франциско: Jossey Bass Inc.

Геллес, Р. Дж. И Штраус, М.А. (1988). Интимное насилие . Нью-Йорк: Саймон и Шустер.

Герман Дж. Л. (1992). Травма и выздоровление . Нью-Йорк: Basic Books

Хьюз Р. (1993). Культура жалобы: истощение Америки . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Джайн Р. С. (1990). Семейное насилие в отношениях жертвы и правонарушителя. In Viano, E. (Ed.), Справочник по виктимологии , (стр. 107-111), Нью-Йорк: Garland Pub., Inc.

Каминер, В. (1992). Я неблагополучный, ты дисфункциональный . Нью-Йорк: Аддисон-Уэсли Паб. Ко.

Кин, С. (1991). Пожар в чреве: О мужчине . Нью-Йорк: книги Bantam

Кин, С. (1986). Лики врага . Нью-Йорк: Харпер и Роу.

Лантейн Б. и Дарли Дж. М. (1970). Наблюдатель без ответа: Почему он не помогает? Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл.

Э. Ласло (1976). Системный взгляд на мир . Нью-Йорк: Джордж Бразиллер.

Мендельсон Б. (1974). Происхождение учения о виктимологии. В Драпкин, Л. и Виано, Э. (ред.), Виктимология. Лексингтон: Книги Лексингтона.

Охберг, Ф. М. и Уиллис, Д. Дж. (Ред.) (1991). Психотерапия с пострадавшими. Психотерапия (специальный выпуск) 28 (1).

Роттер, Дж. Б. (1971, июнь). Внешний и внутренний контроль. Психология сегодня, стр 37-42, 58-59.

Рассел, Д. Э. Х. (1984). Сексуальная эксплуатация: изнасилование, сексуальное насилие над детьми и домогательства на рабочем месте . Беверли-Хиллз, Калифорния: Sage Publications, Inc.

Райан У. (1971). Обвинение жертвы . Нью-Йорк: Винтажные книги.

Сандберг, С. Л., Барбари, Х. Э. и Маршалл, (1991). Обвинение жертвы и растормаживание сексуального возбуждения до эпизодов изнасилования. Насилие и жертвы , 16, 103–120.

Селигман, М. Э. П. (1975). Беспомощность: депрессия, развитие и смерть . Сан-Франциско: В. Х. Фриман.

Schaef, A. W. (1986). Созависимость: неправильно понят — плохо обращаются . Нью-Йорк: Харпер и Роу.

Сайкс, К. Дж. (1992). Нация жертв: Упадок американского характера . Нью-Йорк: пресса святого Мартина.

Таврис, К. (1993, январь). Остерегайтесь машины, пережившей инцест. Нью-Йорк Таймс , Книжное обозрение, стр. 1,16-18.

Виано, Э. (Ред.). (1990). Справочник по виктимологии . Нью-Йорк: Garland Pub. Inc.

Уокер, Э. (1979). Пострадавшая . Нью-Йорк: Харпер и Роу.

Вольфганг, М. Э. и Ферракути, Ф. (1967). Субкультура насилия . Нью-Йорк: Барнс и Ноубл.

Уорчел, С. (1984). Темная сторона помощи. В E. Staub et al. (Ред.). Развитие и поддержание просоциального поведения .Нью-Йорк: Пленум.

Йолло, К. и Богард, М. (ред.). (1988). Феминистские взгляды на жестокое обращение с женой 901 12. Беверли-Хиллз, Калифорния: Sage Publications, Inc.

Зур, О. (1989). Мифы о войне. J. of Humanistic Psychology , 29, 297-327.

Зур О. (1991). Любовь к ненависти: исследование вражды. История европейских идей , 13, 345-369.

Zur, O. & Glendinning, C. (1987). Мужчины / женщины — Война / мир: системный подход. В Macy, M. (Ed.), Решение проблемного мира , (стр.107-121) Боулдер, Колорадо: Earthview Press, Inc.


Начало страницы

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.