Наркоз этн что это: Анестезиология и реанимация — Эндотрахеальный наркоз до 2-х часов рядом с домом

Содержание

Эндотрахеальный (интубационный) наркоз: лечение, причины, симптомы

В СМЦ Бест Клиник работают анестезиологи высшей категории, имеющие многолетний опыт проведения эндотрахеальной анестезии с безопасными наркозными препаратами. Кроме того, наркоз в нашем медицинском центре обеспечивается посредством экспертного аппарата Fabius Tiro, который дает специалисту возможность контролировать все физиологические показатели пациента (АД, частота сердечных сокращений, насыщенность кислородом мозговых тканей, температура тела и т. д.) на протяжении всего оперативного вмешательства.

Для подачи препарата непосредственно к органам дыхания пациента используется специальная гибкая трубка, которая вводится в рот, нос или через специальное трахеостомическое отверстие, которое проделывается в шее. Это дает возможность подавать наркозный состав напрямую, осуществляя искусственное дыхание больному. Такой способ подачи наркозных препаратов обеспечивает ряд преимуществ интубационной анестезии перед любой другой методикой:

  • Точность дозировки наркозного препарата. В отличие от классического масочного наркоза, при котором пациент вдыхает газовую смесь самостоятельно, при эндотрахеальной анестезии аппарат «дышит» вместо пациента. Это позволяет контролировать уровень подачи препарата за счет изменения интенсивности легочной вентиляции во время анестезии. Таким образом, полностью устраняется риск преждевременного выхода больного из состояния наркозного сна.

  • Возможность проведения длительных операций. Благодаря высокому уровню контроля именно интубационная анестезия – приоритетный метод для проведения объемных продолжительных операций, которые длятся дольше 1 часа.

  • Возможность обеспечения проходимости дыхательных путей. В первую очередь интубация позволяет исключить вероятность западания языка и перекрытия дыхательного тракта слюной или рвотными массами, что может стать причиной летального исхода при других видах наркоза. Также данный способ анестезии позволяет удалять мокроту и гной, используя специальный катетер.

  • Возможность комбинированного использования в миорелаксантами.  Многие операции требуют полного расслабления мышц пациента. При этом добиться такого эффекта не всегда возможно при использовании масочного наркоза, поскольку вместе с расслаблением мускулатуры тела повышается риск остановки дыхания. При использовании интубационного наркоза осуществляется искусственная вентиляция легких, что гарантирует нормальный газообмен при любом состоянии мышц. Это значит, что эндотрахеальный наркоз совместим с любыми миорелаксантами и седативными препаратами.

Перед проведением оперативного вмешательства пациент обязательно должен пройти первичную консультацию анестезиолога. Врач подбирает оптимальный препарат для интубационного наркоза с учетом индивидуальных особенностей пациента. Накануне проведения эндотрахеального наркоза пациенту назначается прием успокоительных средств и седативных препаратов, что необходимо для устранения спазма мускулатуры, что может стать препятствием для последующей интубации.

Сама наркозная методика предполагает проведение следующих этапов:

  • Премедикация – подготовка больного к интубации при помощи введения специально подобранных седативных препаратов;

  • Вводный наркоз – погружение пациента в глубокий наркозный сон при помощи введения в кровь барбитуратов;

  • Расслабление мышц – добиться полной релаксации мускульных структур организма удается путем введения в кровь определенной дозы миорелаксанта;

  • Эндотрахеальная интубация – непосредственное введение в дыхательные пути пластиковой трубки для подачи заранее подобранного наркозного препарата;

  • Пробуждение – на данном этапе пациента контролируемо выводят из состояния наркоза и следят за полноценным восстановлением дыхательной функции.

Интубационный наркоз крайне редко сопровождается осложнениями,  в связи с чем не имеет абсолютных противопоказаний. Именно этот факт стал определяющим для столь широкой распространенности данной методики анестезии.

Обратившись в СМЦ Бест Клиник, вы сможете получить консультацию квалифицированного врача-анестезиолога и провести любой вид оперативного вмешательства с применением индивидуально подобранной методики обезболивания. 

Эндотрахеальная анестезия

Очень часто пациенты, готовясь лечь под нож хирурга, боятся, как это ни странно, больше не саму операцию, а общий наркоз. Кого-то пугает неизвестность, кто-то опасается неожиданно проснуться во время самой операции – страхов много. На самом деле общий наркоз призван как раз помочь нам пережить эту стрессовую как для организма, так и для психики ситуацию. Однако первостепенная задача любой анестезии – избавить пациента от боли во время операции.

Да, некоторые пластические процедуры проводят под местным наркозом, когда замораживается лишь участок тела, а сам пациент при этом остается в сознании.

Но, к примеру, такие операции как ринопластика, проводятся в большинстве случаев под общим наркозом – так легче и для самого человека, который не получает психологического шока, и для хирурга, которому не приходится оперировать под испуганным взглядом пациента.

Существует 2 вида общей анестезии – внутривенная и масочная. На их основе существует и несколько смешанных техник. Самая распространенная – анестезия эндотрахеальная.

В пластической хирургии чаще всего используют именно эндотрахеальный наркоз.

Как любой другой наркоз, эндотрахеальный или интубационный, как его еще называют, выполняет следующие функции:

  • погружает человека в глубокий сон;
  • ограждает пациента от физической боли во время операции;
  • не допускает возникновения психологического шока или стресса пациента;
  • расслабляет все мышцы, что, в свою очередь, облегчает работу хирургов.

По сравнению с другими видами общей анестезии, этот метод имеет ряд преимуществ.

Эндотрахеальный наркоз помогает избежать таких серьезных осложнений как острая дыхательная или сердечная недостаточность.

Перед операцией пациенту в трахею (дыхательные пути) вводится тонкая трубочка. Эта манипуляция гарантирует, во-первых, стабильное дыхание во время сна и, во-вторых, препятствует попаданию в легкие крови, тем самым не давая развиться такому заболеванию как пневмония.

Конечно же, никто не будет заталкивать в вас никакие трубочки, пока вы находитесь в сознании. Сначала пациенту вводят небольшую порцию внутривенного наркоза, который также является сильным анальгетиком, он погружает человека в состояние глубокого сна – наркоза – и уже после этого анестезиолог делает интубацию трахеи.

Это очень удобно, так как, с одной стороны, как мы уже говорили, по специальной трубочке в легкие человеку поступает кислород и выводится углекислый газ, так как во время операций не все могут дышать самостоятельно. А с другой стороны, при эндотрахеальной анестезии наркоз подается пациенту так же, как и кислород, дозировано, причем порции при этом очень точные.

Немаловажным является и тот момент, что в любую секунду дозировку как наркоза, так и кислорода можно изменить.

Еще один плюс эндотрахеальной анестезии в том, что она гарантирует хорошее ровное дыхание без каких-либо помех, как это может случиться, например, при использовании только масочного наркоза, когда есть риск западения языка. Кроме того, благодаря герметичности интубационной трубочки в дыхательные пути никогда не пройдут слюна или любые другие желудочные выделения, каким-либо образом оказавшиеся в полости рта пациента.

В пластической хирургии эндотрахеальный наркоз применяется довольно часто, обычно там, где необходимо полное расслабление мышц, при длительных или обширных операциях.

Так, например, некоторые эстетические операции в области носа проводятся под местным наркозом, однако более сложные вмешательства, при которых затрагиваются костные или хрящевые ткани, делаются именно под эндотрахеальным наркозом.

Под ним же проводятся фейслифтинг или круговая подтяжка лица, маммопластика, операции по коррекции передней брюшной стенки – абдоминопластика, обширные липосакции и т. п.

Когда сама операция закончилась и уже наложены последние швы, начинается процедура пробуждения пациента. Современные анестетики или средства анестезии, в нашем случае подаваемые через интубационную трубочку в легкие, а через них – в кровь, перестают воздействовать на человека уже через 5-10 минут после того, как их прекращают подавать. Ласковый голос хирурга зовет вас по имени, вы слышите это сквозь сон и постепенно просыпаетесь.

Наркозы | Центр Эндохирургичеких технологий

В современном обществе почти каждому человеку рано или поздно приходится столкнуться с наркозом и испытать на себе, что это такое. Неведомое всегда вызывает беспокойство. Выяснить достоверную информацию о наркозе из научно-популярной литературы очень сложно. От того, что показывают в кино и описывают в художественных книгах, некоторых впечатлительных людей просто пугает. Подавляющее количество фильмов, где затрагивается медицинская тематика, профессионал смотреть просто не может. Ясно, что нужно заинтересовать зрителей, но такое просто нельзя снимать. Наркоз для человека не связанного с медициной – это большая таинственная область со своими слухами и домыслами.

У специалистов наркоз называют анестезиологическим пособием, потому что, это очень обширное понятие. Работа анестезиолога это не только сделать внутривенный укол или наложить на лицо маску (как представляют большинство обывателей). Основная задача анестезиолога защитить пациента от операционного стресса в целом и боль это только одна из его составляющих. Анестезиолог должен не только сделать так, чтобы вам не было больно и страшно, но и поддержать ваш организм во время и после операции, подстраховать вас от всяких случайностей. Это защитник, а не агрессор. Смысл анестезиологической помощи в том, чтобы уменьшить риск операции, а не увеличить его, минимализировать влияние операции на организм, а не усугублять его. То есть операция с наркозом должна быть безопаснее и безвреднее, чем операция без наркоза. Прогресс хирургии за последние полтора века обеспечен в основном прогрессом анестезиологии и интенсивной терапии.

Многие операции в «доанестезиологическую» эпоху были просто невыполнимы, на другие можно было решиться только по жизненным показаниям, потому что сама операция представляла собой серьезную угрозу.

А что сегодня? Чего стоит бояться, чего нет? Каковы реальные риски, которым подвергает себя человек, решившийся на операцию. Как их минимализировать, не будучи специалистом. Как нужно вести себя, чтобы все было хорошо.

Чтобы принять правильное решение в любой ситуации, главное-информация, знание. Панический ужас, основанный на мифах и слухах, такой же плохой советчик, как наивная беззаботность.

Сначала разберемся в терминологии.

Анестезия. В дословном переводе — состояние бесчувственности. Очень широкое понятие, которое необходимо детализировать.

Местная анестезия. Проводится путем введения местного анестетика, вещества блокирующего проведение болевого импульса по нервному волокну, непосредственно в зону операции. Анестетик наносится либо в виде аппликации на слизистую или кожу, либо, чаще, путем инфильтрации, т. е. шприцевого введения в ткани. Создается как бы подушка из местного анестетика, в пределах которой и оперирует хирург.

Проводниковая, регионарная анестезия. Местный анестетик вводится около нервного ствола. Происходит временное «выключение» нервного проводника, обратимое обезболивание и обездвиживание в зоне его «ответственности». Блокируются либо нервные сплетения, либо нервные корешки, отходящие от спинного мозга. В последнем случае это либо спинальная, либо эпидуральная (перидуральная) анестезия. При спинальной анестезии анестетик вводится под оболочку, которая, как мешок, покрывает спинной мозг (твердая мозговая оболочка, dura mater). Спинной мозг внутри нее плавает в спинномозговой жидкости, ликворе. С этой жидкостью и смешивается анестетик. При эпидуральной анестезии твердая мозговая оболочка не прокалывается, анестетик вводится в так называемое эпидуральное пространство, заполненное клетчаткой, через которое проходят нервные корешки. Следует особо подчеркнуть, что ни игла, ни анестетик не вводится в сам спинной мозг или нервные сплетения, а около них. Чаще всего эти виды анестезии проводятся в поясничном отделе позвоночника, куда спинной мозг не спускается.

Общая анестезия или наркоз. Это состояние глубокого сна, когда человек ничего не чувствует, в том числе боль. В зависимости от того, каким путем вводятся средства для наркоза, выделяется внутривенная анестезия и ингаляционная( анестетик вдыхается). Часто пути введения анестетиков комбинируются. Если анестетик вдыхается через маску при самостоятельном дыхании пациента-это масочный наркоз. Для обеспечения проходимости дыхательных путей и их защиты в дыхательное горло(трахею) может вводиться специальная трубка — это интубационный или эндотрахеальный наркоз. С той же целью может использоваться так называемая ларингеальная маска, тоже трубка, но с надувной маской на конце, которая охватывает гортань. Во время наркоза кроме средств, вызывающих сон и обезболивание, часто применяются миорелаксанты-препараты, вызывающие расслабление скелетных мышц. Это позволяет обеспечить хирургам удобные условия для работы, не вводя чрезмерных количеств анестетиков.

Внутривенная седация. При этом виде анестезиологического пособия вводится снотворный препарат в таких дозах, чтобы не вызвать наркоз, а только успокоение, дремотное, психологически комфортное состояние, иногда поверхностный сон. При этом сама по себе седация не вызывает обезболивания. Ее задача убрать страх, тревогу. Как правило она сочетается с местной или регионарной анестезией. В ходе операции пациент доступен контакту, у него самостоятельное адекватное дыхание, он может глотать, кашлять, выполнять инструкции врача. Он заторможен, но ведет себя вполне адекватно. Операция ему кажется короче, иногда полностью стирается из памяти. В целом, это похоже на состояние между сном и бодрствованием, которое все мы испытываем, когда ночью засыпаем.

Как уже говорилось, анестезиологическое пособие должно не увеличивать риск операции, а снижать его. Каков же риск самой анестезии? Любое действие в нашей жизни сопряжено с каким-то риском. Важна его степень. За последние 25 лет риск для жизни при проведении наркоза снизился более чем в 10 раз. Сейчас он статистически, по разным оценкам, 1/100 000-200 000. Для наглядности — риск в течении года попасть под колеса поезда выше, риск погибнуть в автокатастрофе несоизмеримо выше. При этом 1/200 000 это, средние величины. Риск повышается при выполнении экстренных операций, при выполнении травматичных операций ( кардиохирургия, нейрохирургия, онкология, пересадка органов и т.д.), при выраженной сопутствующей патологии и в пожилом возрасте. В плановой, малотравматичной хирургии, не сопряженной с массивной кровопотерей и травмой жизненно важных органов, риск ниже. То есть о нем можно просто не думать. Опасности, подстерегающие нас в повседневной жизни, значительно больше. Все вроде бы замечательно. Но есть одно «но». Значительное снижение риска наркоза произошло не само по себе, оно обусловлено целенаправленным внедрением в анестезиологию стандартов безопасности, современной техники и анестетиков. Эти стандарты включают в себя: постоянное присутствие в операционной анестезиолога с достаточным уровнем квалификации, постоянный мониторинг целого ряда показателей: артериального давления, электрокардиограммы, частоты сердечных сокращений, насыщения крови кислородом, концетрации вдыхаемого кислорода и газообразных анестетиков, концентрации углекислого газа в выдыхаемой смеси, температуры тела и т. д. Кроме того, наркозно-дыхательный аппарат должен отслеживать объем вдыхаемой смеси, минутный объем вентиляции, давление в дыхательных путях, герметичность дыхательного контура и сигнализировать о возникающих отклонениях.

Нельзя нарушать определенные правила, просто нельзя и все. Эксперименты тут недопустимы. Экспериментировать нужно на мышах. К людям должны применяться проверенные методики. Всякая аналогия хромает, но сравнение с авиацией в данном случае будет уместно. Самолет является самым безопасным видом транспорта, но только в том случае, если это хороший самолет хорошей авиакомпании с грамотным пилотом в кабине. В авиации разработана целая система мер безопасности. Соблюдать их дорого и хлопотно, зато самолеты в этом случае не падают. Наркоз не является естественным, физиологичным состоянием человека. Поэтому он потенциально опасен. Но точно так же для человека не является естественным состояние полета. Тем не менее, мы все каждый год летаем, часто по многу раз. Одним словом, если это возможно, выберите себе клинику, где не жалеют средств на анестезиологию и безопасность, и забудьте о риске. Думайте о более приятных вещах.

Панический, ни на чем не основанный страх перед наркозом иногда приводит к тому, что люди принимают неправильные, даже трагические решения. Отказываются от необходимых операций, диагностических процедур. Изводя себя беспочвенной тревогой, не замечают настоящих угроз. Тот, кто шарахается от теней, рискует упасть в канаву.

Выбор вида анестезии. Нельзя сказать в общем, какой вид анестезии лучше, какой хуже. Выбор метода анестезии зависит от характера, объема, длительности операции, исходного состояния здоровья пациента, его анатомических, физиологических и характерологических особенностей. Анестезиолог должен подобрать метод анестезии, оптимальный именно для вас в данной конкретной ситуации. Осведомленность анестезиолога во всех нюансах этого выбора объективно на несколько порядков выше вашей. Поэтому естественно довериться в этом выборе ему. Но он обязан обосновать этот выбор, подробно и в доступной форме объяснить преимущества и недостатки того или иного вида анестезии, сообщить вам о возможных осложнениях. Если клиника позиционирует себя, как хирургическая, в ней должна быть обеспечена возможность проведения всех основных современных методов анестезии. Ведь любая местная анестезия или «маленький наркозик» всегда могут перейти в «большой». Должна быть обеспечена возможность маневра, гибкой тактики. От этого зависит ваша безопасность. Если вам упорно предлагают какой-то один вид анестезии, например местную анестезию с седацией, это может настораживать — не исключено, что в этой клинике просто экономят на анестезии. Часто можно предложить несколько альтернативных вариантов обезболивания, тогда выбор остается за вами. Например, абсолютным противопоказанием для проведения эпидуральной или спинальной анестезии является нежелание пациента. Вас не могут заставить их выбрать, но могут постараться объяснить их преимущества.

Особенно хочется остановиться на некоторых устойчивых стереотипах, касающихся выбора анестезии. Местная инфильтрационная анестезия несомненно является самой безопасной, но только в определенных пределах, только при выполнении небольших операций. Как и все препараты, местные анестетики безобидны только в определенной дозе. При превышении ее они становятся грозными ядами, возникают такие осложнения, как нарушения сердечного ритма, значительное снижения артериального давления, судороги с нарушением дыхания, кома. Если выполняется обширная операция, то перед хирургом встает альтернатива: или снизить концетрацию местного анестетика (тогда пациенту будет просто больно), или превысить максимально допустимую дозу местного анестетика. То есть либо неполноценная анестезия, либо недопустимый риск. Кроме того, во многих областях хирургии проведение полноценной местной анестезии просто невыполнимо. Собственно поэтому и пришлось в свое время разрабытывать методы общей анестезии. Токсическое действие местных анестетиков может проявиться и без превышения дозы, при случайном введении анестетика не в ткани, а в сосуд. Тогда концетрация местного анестетика в крови резко возрастает со всеми вытекающими последствиями. Развившееся тяжелое состояние иногда неверно интерпретируется врачом как «анафилактический шок». Истинный анафилактический шок, то есть бурная аллергическая реакция, конечно, встречается, но вовсе не так часто, как в нашей медицинской статистике. «Золотым стандартом» при выполнении небольших хирургических операций во всем мире становится местная анестезия с умеренной внутривенной седацией, которую проводит анестезиолог. Пациент при этом не в состоянии наркоза, он дремлет, адекватен, может отвечать на вопросы. Такой подход позволяет, с одной стороны, сделать операцию комфортной для пациента, уменьшить тревогу, страх, с другой стороны, присутствие анестезиолога на операции значительно уменьшает риск всевозможных непредвиденных обстоятельств. Такой метод анестезии часто практикуется в амбулаторной хирургии.

При больших, длительных операциях разумной альтернативы наркозу или проводниковой анестезии нет. Выбор между общей анестезией с самостоятельным дыханием (обычно в обиходе называемой внутривенной анестезией) и интубационным наркозом тоже не так прост. Людей страшит интубационная трубка, искуственная вентиляция легких. Внутривенный наркоз представляется безобиднее. «Ну там, введут чего -нибудь в вену, я посплю, и все». Между тем, во время внутривенного наркоза с самостоятельным дыханием и интубационного наркоза вводятся практически одни и теже препараты. Все они в той или иной степени угнетают самостоятельное дыхание. Поэтому наркоз без интубации и искуственной вентиляции легких возможен только при непродолжительных операциях и при свободном, неограниченном доступе анестезиолога к дыхательным путям пациента, чтобы он всегда мог помочь пациенту дышать. «Маленький» внутривенный наркоз может в любой момент перейти в интубационный, все для этого должно быть готово. Понятно, когда хирурги работают в области лица и головы, доступ этот ограничен. Заранее введенная интубационная трубка (или установленная ларингеальная маска) как раз и призвана обеспечить безопасность пациента, полную управляемость ситуации. В данном случае риск интубационного наркоза ниже, чем внутривенного или с применением лицевой маски. Интубационный наркоз позволят гарантированно обеспечить адекватную вентиляцию пациента, кроме того гораздо проще обеспечить стабильное артериальное давление на нужном уровне. Если анестезиолог рекомендует интубационный наркоз, он заботится прежде всего о Вашей безопасности. Зачастую интубационный наркоз позволяет ввести пациенту даже меньше анестетиков, чем это было бы сделано в той же ситуации при внутривенном наркозе. Введение интубационной трубки или установку ларингеальной маски вы не почувствуете, вы уже будете в наркозе. Их уберут, как только вы начнете просыпаться, скорее всего вы не вспомните этого момента. После больших травматичных операций в других областях хирургии наркоз иногда намеренно продлевают после окончания операции и продолжают искуственную вентиляцию легких. Это связано с тяжелым состоянием пациента и необходимостью временного протезирования его дыхательной функции. Иногда после интубационной трубки пациент какое- то время чувствует в горле дискомфорт, першение. Все эти симптомы проходят через несколько часов, редко через сутки.

Перидуральная и спинальная анестезия чаще применяются при операциях ниже реберной дуги, хотя и в грудной хирургии они нашли свое место. Риск при проведении этих методов анестезии сопоставим с риском при наркозе. Осложнения очень редки, но крайне неприятны для пациентов-это различные неврологические нарушения в зоне анестезии. Главное в их профилактике-опытные руки анестезиолога и использование наборов для анестезии и анестетиков только самого высокого качества. У этих методов есть определенные преимущества в некоторых областях хирургии, например в акушерстве. Перидуральная анестезия может быть продолжена и после операции. При травматичных операциях это позволяет эффективно решать проблему послеоперационного обезболивания, быстрой активизации пациента, что очень важно для достижения окончательного хорошего результата лечения.

О вреде наркоза. Современные анестетики малотоксичны. Они, конечно, не могут быть совершенно безразличны для организма, как и все медикаменты, но прямого повреждающего действия на печень, почки, мозг и другие органы не оказывают. Изменения, происходящие под их воздействием в органах, незначительны и быстрообратимы. Это позволило расширить показания для наркоза. Такие процедуры, как гастроскопия, колоноскопия в развитых странах теперь не принято проводить без участия анестезиолога. Появилась возможность оперировать очень пожилых пациентов, пациентов с серьезной сопутствующей патологией. На самом деле, теперь некорректен вопрос: перенесет ли пациент наркоз? Правильнее спросить: перенесет ли пациент операцию? Наркоз не бьет кувалдой по организму, не травит его. Хорошая вечеринка, скорее всего, принесет вашему организму больший ущерб, чем наркоз. Кстати, этиловый спирт в свое время пытались использовать в качестве анестетика, вводя его в вену. Он ведь и усыпляет, и обезболивает, это всем известно. В принципе, этанол — это анестетик. Но оказалось, что он слишком токсичен и плохо управляем.

Все, что сказано выше, относится к современным анестетикам. В нашей стране ситуация с обеспечением ими лечебных учреждений довольно пестрая. Зачастую анестезиологам приходится работать с тем, что есть в наличии. Отсюда всякие доморощенные » коктейли» и неудовлетворенность пациентов наркозом.

Несмотря на свою низкую токсичность, современные анестетики безопасны только в руках хорошо обученного специалиста, оснащенного соответствующей аппаратурой. Дело в том, что все они, в той или иной степени, вызывают угнетение самостоятельного дыхания, влияют на гемодинамику, то есть на артериальное давление, тонус сосудов, производительность сердца. Для того и нужен анестезиолог, чтобы применить анестетики вам во благо, а не во вред. Жутким примером ненадлежащего применения средств для наркоза является нелепая смерть Майкла Джексона. Он умер от дипривана (он же пропофол). Препарат этот сейчас является одним из базовых в анестезиологии. Он прекрасно себя зарекомендовал, является одним из самых безопасных и комфортных для пациентов. Но его нельзя применять дома, без постоянного наблюдения анестезиолога и соответствующего мониторинга. Когда я узнал о причине гибели Джексона, я был ошарашен. Как!!! В Штатах!!! Врач!!! Ввел или позволил ввести пациенту пропофол и куда- то ушел!!! Для меня объяснение этой нелепицы только одно: видимо это был «карманный» прикормленный врач, который за деньги мог позволить пациенту делать все, что угодно. Даже если вы очень богаты, никогда не поступайте так. Природа равнодушна к денежным знакам, и очень жестока к тем, кто с ней не считается.

Чего обычно боятся пациенты. Одни боятся не уснуть, другие не проснуться. По порядку. Проблема восстановления сознания во время наркоза сейчас широко обсуждается как в профессиональном кругу, так и в околопрофессиональном. Она действительно есть. Ежегодно в мире проводятся миллионы наркозов. Есть сообщения о том, что пациенты просыпались во время наркоза, некоторые из них даже чувствовали боль. В США посыпались иски. Создана ассоциация людей, перенесших эту серьезную психотравму. Понятно, что некоторые люди просто пытаются заработать, журналисты раздувают тему в погоне за сенсацией. В общем, ажиотаж как всегда гипертрофирован. Но проблема-то есть. Когда и почему такое может случиться? Подавляющее большинство таких случаев зарегистрировано в акушерской практике, кардиохирургии и при очень тяжелой травме. Во всех этих ситуациях анестезиолог выбирает из двух зол меньшее. В акушерстве при проведении наркоза он вынужден думать о том, чтобы не навредить ребенку, не усыпить вместе с мамой и его. Поэтому он стремится ввести анестетиков поменьше. Такая дилемма явилась одной из причин, почему в акушерстве стараются проводить не наркоз, а спинальную или эпидуральную анестезию. При травме состояние пациента бывает настолько тяжелым, что ему нельзя вводить много средств для наркоза, все они снижают давление. Врач пытается спасти пациенту жизнь, и заведомо идет на риск его пробуждения. Такой приоритет естественен и психологически понятен. В кардиохирургии такие ситуации тоже не редки. Чтобы анестезиолог все-таки мог пройти между Сциллой и Харибдой, сейчас все шире внедряются специальные мониторы глубины наркоза. Что касается плановой малотравматичной хирургии, то здесь ситуация гораздо проще. Действия анестезиолога здесь не лимитированы тяжелым состоянием пациента. Имея современные анестетики и аппаратуру можно гарантировать пациенту, что он не проснется во время операции.

Можно ли не проснуться после наркоза? Действие анестетиков прекращается само по себе. Организм их успешно разрушает и выводит. Иногда, после длительных, травматичных оперативных вмешательств, или при очень значительном нарушении функции печени или почек, это происходит не быстро, но все равно происходит. Не проснуться после наркоза нельзя. Трагические случаи комы после операции и наркоза связаны не с прямым действием анестетиков на мозг. Это всегда результат катастрофы. Как правило, кома является следствием нарушения доставки в мозг кислорода. Или дыхание страдает, или кровообращение, или то и другое вместе. Причины могут быть разными. Объективные причины — это кровопотеря, тяжелая инфекция, фатальное поражение сердца или сосудов и т. д. Но это все не про плановую, малотравматичную хирургию. В малотравматичной хирургии оперируются относительно здоровые люди и операции не столь агрессивны. Здесь главное исключить субъективный фактор, ошибку, несчастный случай. Для этого есть правила безопасности, которые должны выполняться неукоснительно.

Наиболее частые осложнения наркоза:

Тошнота, рвота после наркоза. Это бывает. Современная анестезиология обладает серьезным арсеналом средств для профилактики этих осложнений. Частота их несравненно ниже, чем лет 10 назад, но, тем не менее, проблема эта полностью не решена. Вероятность того, что вам придется это испытать, низка, но не равна нулю.

Озноб. Это тоже бывает. Пациент во время операции неподвижен, если она достаточно длительная, он просто охлаждается. С этим борются, но, как и тошноту, озноб не удается исключить в 100 процентах случаев.

Что Вам нужно сделать, чтобы минимализироваать риск наркоза.

Во-первых, если возможно, вам нужно выбрать клинику, где думают о вашей безопасности. Во-вторых, вам нужно заранее и продуктивно пообщаться с анестезиологом. Вы оба заинтересованы в одном и том же: в том, чтобы ваша операция прошла для вас безопасно, безвредно и с максимальным для вас комфортом. Анестезиолог обязательно расспросит вас о вашем здоровье, о хронических заболеваниях, предшествующих операциях. Если вы до этого где- то лечились или обследовались, захватите с собой выписки из истории болезни или данные обследования. Ничего не скрывайте. Вся информация, сообщенная вами — конфиденциальна. Если Вы чем-то больны, не нужно бояться, что ваша операция не состоится из-за ваших болезней. Обсудите это с анестезиологом. Возможно, вам придется пройти дополнительное обследование, консультацию соответствующего специалиста, предварительный курс лечения. Вам откажут, только если операция для вас действительно опасна. В таком случае пытаться прооперироваться во что бы то ни стало не нужно. Вы подвергнете себя серьезному риску. Это уже не мифическая страшилка о «вреде» наркоза, это реальная угроза.

Анестезиолог расскажет вам о предстоящей анестезии, о том что вы почувствуете, о возможных осложнениях.

Задавайте анестезиологу вопросы. Обо всем, что вас страшит, непонятно, все что угодно. Вы должны прийти к вашей операции с ясным пониманием, что вам предстоит. Не стыдитесь самых «глупых» вопросов. Вы не специалист. Вы имеете право знать, что с вами будет. Умный анестезиолог рад любым вашим вопросам. Ему это поможет найти с вами контакт, успокоить вас, познакомиться с вами, как с личностью. Это важно. Лучше поступать в операционную, когда там не чужие люди.

Анестезиолог даст Вам инструкции, как вести себя до и после операции. Эти инструкции не рекомендательны, они обязательны. Эта небольшая статья носит ознакомительный характер. Вы можете задать мне вопросы на нашем сайте. В любом случае, только личное общение с Вашим анестезиологом может дать Вам исчерпывающую информацию о Вашей анестезии.

Для записи на консультацию: e-mail: [email protected], тел.: +7 (391) 297-52-52, 298-91-27

Страница не найдена |

Страница не найдена |

404. Страница не найдена

Архив за месяц

ПнВтСрЧтПтСбВс

       

       

     12

       

     12

       

      1

3031     

     12

       

15161718192021

       

25262728293031

       

    123

45678910

       

     12

17181920212223

31      

2728293031  

       

      1

       

   1234

567891011

       

     12

       

891011121314

       

11121314151617

       

28293031   

       

   1234

       

     12

       

  12345

6789101112

       

567891011

12131415161718

19202122232425

       

3456789

17181920212223

24252627282930

       

  12345

13141516171819

20212223242526

2728293031  

       

15161718192021

22232425262728

2930     

       

Архивы

Фев

Мар

Апр

Май

Июн

Июл

Авг

Сен

Окт

Ноя

Дек

Метки

Настройки
для слабовидящих

Севоран инструкция по применению: показания, противопоказания, побочное действие – описание Sevorane жидкость д/ингал.

: фл. 250 мл 1 или 6 шт. (5884)

Со стороны ЦНС и периферической нервной системы: ажитация, сонливость после выхода из общей анестезии, головокружение; в единичных случаях после применения севофлурана отмечались кратковременные судороги. Хотя после прекращения подачи севофлурана сознание обычно восстанавливается через несколько минут, тем не менее, состояние интеллектуальных возможностей в течение 2-3 дней после наркоза не изучалось. В течение нескольких дней после применения севофлурана (как и других средств для наркоза) могут отмечаться небольшие изменения настроения.

Со стороны дыхательной системы: дозозависимое угнетение дыхания, усиление кашля, дыхательные нарушения (апноэ после интубации, ларингоспазм).

Со стороны сердечно-сосудистой системы: дозозависимое угнетение сердечной деятельности, снижение или повышение АД, брадикардия, тахикардия.

Со стороны пищеварительной системы: тошнота, рвота, повышенное слюноотделение; в отдельных случаях — преходящие нарушения показателей функции печени.

Аллергические реакции: в отдельных случаях — сыпь, крапивница, зуд, бронхоспазм, анафилактические или анафилактоидные реакции.

Со стороны лабораторных показателей: возможны преходящее повышение уровня глюкозы и числа лейкоцитов.

Прочие: озноб, лихорадка.

У предрасположенных пациентов мощные средства для ингаляционного наркоза, включая севофлуран, могут вызвать состояние гиперметаболизма скелетных мышц, что приводит к увеличению их потребности в кислороде и развитию клинического синдрома, известного как злокачественная гипертермия. Первым признаком этого синдрома является гиперкапния, а клинические симптомы могут включать ригидность мышц, тахикардию, тахипноэ, цианоз, аритмии и/или нестабильность АД. Некоторые из этих неспецифических симптомов могут также появиться при легком наркозе, острой гипоксии, гиперкапнии и гиповолемии. Позднее может развиться почечная недостаточность (следует контролировать и по возможности поддерживать диурез).

Большинство побочных реакций являются легкими или умеренными и преходящими.

Методы общей анестезии, основанные на закиси азота (веселящем газе), против методов общей анестезии без закиси азота

Вопрос обзора

Мы проанализировали доказательства о вредном влиянии закиси азота на людей, которым проводится общая анестезия (наркоз).

Актуальность

Закись азота является анестезирующим газом, который более 160 лет используется для индукции анестезии и поддержания наркоза на протяжении всей операции. Он также известен как «веселящий газ». Это бесцветный негорючий газ с приятным, слегка сладковатым запахом и вкусом. Его дешевизна и низкая токсичность сделали закись азота на сегодняшний день наиболее часто используемым средством для общей анестезии (наркоза). Однако, некоторые исследования показали, что добавление оксида азота может привести к пагубным последствиям. Это побудило многих анестезиологов задаться вопросом о его дальнейшем рутинном использовании в различных операционных условиях.

Мы хотели выяснить, действительно ли использование закиси азота для общей анестезии было лучше или хуже, нежели его неиспользование.

Характеристика исследований

Мы изучили доказательства, имеющиеся к 17 октября 2014 года. Мы включили 35 испытаний с общим числом 13,872 взрослых участников, которые были рандомизированы в группы, получающие закись азота или не получающие закись азота. Испытания охватывали различные ситуации во время общей анестезии.

Основные результаты

Мы обнаружили, что общая анестезия с закисью азота повышала риск ателектаза легких (т.е. неспособность легких полностью расправиться). Когда мы ограничили результаты только результатами из исследований самого высокого качества, мы обнаружили, что закись азота может потенциально увеличить риск развития пневмонии, тяжелой тошноты и рвоты. Однако, закись азота не оказывала никакого влияния на выживаемость пациентов, частоту инфаркта миокарда, инсульта, раневой инфекции, возникновения тромбов в венах, продолжительности пребывания в стационаре, или длительности пребывания в отделении интенсивной терапии.

Качество доказательств

Доказательства, связанные с выживанием участников, были среднего качества, так как у нас не было достаточно данных. Доказательства, связанные с некоторыми вредными эффектами: неспособность легких полностью расправиться и сердечные приступы, были высокого качества, в то время как для других вредных эффектов, таких как инсульт и возникновение тромбов в венах, доказательства были среднего качества. Для других исходов, таких как пневмония, тяжелая тошнота и рвота, и раневая инфекция, доказательства были низкого качества. Доказательства, связанные с длительным пребыванием в больнице, были среднего качества.

Выводы авторов

Отказ от закиси азота может быть разумным для участников с уже существующей недостаточной функцией легких или с высоким риском послеоперационной тошноты и рвоты.

Аденотонзиллэктомия у детей под местной анестезией или под наркозом?, статьи о лечении

Несмотря на значительные успехи консервативных методов  лечения  хронического тонзиллита и аденоидов, наиболее частыми ЛОР-операциями в детском возрасте остаются аденотомия и тонзиллэктомия. Техника их выполнения разработана давно и продолжает оставаться наиболее применяемой среди российских оториноларингологов. Под каким обезболиванием проводить такие операции? 

До сих пор в литературе продолжается дискуссия о достоинствах и недостатках местной анестезии и общего обезболивания. Сторонники применения местных анестетиков, к которым относится немалое количество российских врачей, считают основными преимуществами этого метода:1)  быстроту проведения операции; 2) минимальное количество персонала и   оборудования и, следовательно, весьма ограниченные затраты. Самым серьезным доводом в пользу этого метода они считают повышенную кровоточивость при общем обезболивании и постнаркозные осложнения в виде головокружения тошноты, рвоты. В то же время по данным многих авторов (разделяю эту точку зрения полностью), частота кровотечений при общей анестезии меньше. Я согласен с теми авторами, которые считают, что аденотонзиллэктомию в детском возрасте предпочтительнее проводить под эндотрахеальным наркозом.  
  
Несмотря на увеличение трудоемкости, затрат времени и средств, применение наркоза дает большие преимущества. Прежде всего, стоит помнить о психоэмоциональной   травме, неизбежно возникающей у детей. Этим нужно руководствоваться, начиная с первого же знакомства с ребенком. Для щажения детской психики, на мой взгляд, никогда нельзя разобщать пациентов с их родителями, за исключением времени пребывания в операционной. Кроме того, какие бы местные анестетики не использовались, у ребенка на всю жизнь остаются тяжелые воспоминания об операции,  особенно об аденотомии.  Для общего обезболивания обычно применяется фторотаново-закисный эндотрахеальный наркоз со спонтанным дыханием с использованием миорелаксантов. С целью предупреждения аспирации используем интубационные трубки с надувной манжетой. Операция производится при положении больного лежа на спине. Применение роторасширителя со встроенным шпателем дает большую возможность для манипуляции левой рукой. 

Пребывание больного в состоянии наркотического сна позволяет в спокойной обстановке, тщательно и аккуратно выделить и удалить миндалины, используя при этом любые методики и инструменты, например, холодноплазменную. При этом имеются более широкие возможности для остановки кровотечения. Например, становится доступен весьма эффективный способ гемостаза – электрокоагуляция (при холодноплазменной методике риск кровотечения минимален). В ходе операции приходится однократно менять положение интубационной трубки в полости рта, что не представляет никаких трудностей и не занимает много времени. Удаление аденоидных вегетации под общим обезболиванием также имеет ряд существенных преимуществ. Не секрет, что качество выполнения данной операции зависит во многом от поведения ребенка. В условиях наркоза операция может быть выполнена более тщательно, так как имеется возможность ревизии носоглотки не только с помощью пальцевого исследования, но и  визуального контроля. Для осуществления гемостаза используется кратковременная (5-10 мин.) тампонада с кровоостанавливающими средствами местного применения. В случае необходимости более длительной тампонады, последняя производится по традиционной методике, причем значительно легче подобрать размер тампона и правильно установить его в носоглотке, не преодолевая активное сопротивление пациента. Если же такая процедура производится под местным обезболиванием, ребенку неизбежно наносится сильная психоэмоциональная травма. 

С моей точки зрения, несомненным преимуществом аденотонзиллэктомии в  условиях эндотрахеального наркоза является полная невозможность аспирации резецированных кусочков миндаликовой и аденоидной ткани. В случае обтурации трахеи или бронхов больному требуется немедленная бронхоскопия с применением специальных инструментов. Под местным обезболиванием такая опасность существует даже при применении специальных аденотомов с захватами и ловушками. Из этих же соображений не стоит рисковать использованием другими способами общего обезболивания, такими как масочный и внутривенный наркоз. В условиях эндотрахеального наркоза этих осложнений может не бояться даже начинающий хирург. Применение общего обезболивания у детей должно стать правилом, а не исключением, в том числе и с точки зрения щадящего отношения к психике ребенка. Таким образом, родителям, детям которых показана аденотомия или (и) тонзилэктомия, настоятельно рекомендую соглашаться только на операцию под наркозом.

Этническая принадлежность может повлиять на потребность в анестезии | Анестезиология

ЛАБОРАТОРНЫЕ исследования модельных организмов показывают, что изменения в генах могут влиять на потребность в ингаляционных анестетиках. Например, у Caenorhabditis elegans мутации в unc-1/stomatin1 и синтаксин2 влияют на потребность в анестезии; у Drosophila изменения в генах, кодирующих определенные транспортеры ABC, могут влиять на реакцию на анестезию3; у мышей мутации в рецепторах глицина 4, двухпоровых доменных калиевых каналах 5 и стоматине 1 изменяют минимальную альвеолярную концентрацию (MAC).Эти генетические модификации в основном внедряются в животных, чтобы понять, как работают анестетики, и не имеют непосредственного отношения к проведению клинической анестезии у людей. Но даже в нормальных здоровых популяциях есть доказательства генетического влияния на потребность в анестетиках. Среди инбредных лабораторных мышей МАК различается в зависимости от штамма. 6 У рыжеволосых пациентов МАК выше, чем у других пациентов7, вероятно, либо из-за вариантов генов, определяющих цвет волос ( e.г. , меланокортин8) влияют на MAC, или гены, тесно связанные с генами, определяющими цвет волос, влияют на MAC. В этом выпуске журнала «Анестезиология» Эзри и др. .9 опираются на этот фон и показывают, что этническая принадлежность может влиять на MAC.

Эти исследователи определили MAC севофлурана у трех этнических групп еврейских пациентов, перенесших операцию: европейские евреи, восточные евреи и евреи из горного региона Кавказа. Пациенты были демографически схожи, за исключением этнической принадлежности.Они обнаружили, что MAC между группами варьировался до 24%, при этом европейские евреи имели самый низкий MAC, кавказские евреи имели самый высокий MAC, а восточные евреи находились между ними.

Что может объяснить эту изменчивость? В общих чертах изменчивость может быть (1) технической, например. , от ошибки измерения; (2) генетические, как обсуждалось выше; (3) негенетические, но биологические, категория, которая включает многие хорошо известные факторы, влияющие на МАС, такие как температура, беременность, циркадные ритмы и возраст; (4) факторы окружающей среды, такие как употребление наркотиков и диета; и (5) взаимодействия генов и окружающей среды, которые могут быть важны для многих заболеваний и поведенческих фенотипов.Эзри и др. .9 осмотрительны, приписывая своим наблюдениям биологическую основу. Но, проводя слепое исследование с теми же исследователями в одной больнице, они значительно снизили вероятность систематических технических ошибок. Аналогичным образом, изучая пациентов в одно и то же время суток, исключая беременных пациентов и пациентов с хронической болью в анамнезе или с применением обезболивающих или седативных препаратов, они устранили несколько потенциальных искажающих факторов. Фактически, тщательно ограничивая источники изменчивости, они приводят разумные доводы в пользу генетической основы описанных этнических различий в MAC, хотя, как они отмечают, это потребует дальнейшего изучения.

Предположим, что разные варианты (аллели) генов, важных для МАК, действительно присутствуют в трех исследованных этнических группах и хотя бы частично объясняют обнаруженную разницу в МАК. Можно ли использовать различия MAC в этих популяциях для идентификации этих генов? Используя традиционные подходы, вероятно, нет. Эти подходы используют либо анализ сцепления, либо подход гена-кандидата. Анализ сцепления используется для выявления аллелей генов, связанных с более высокими или более низкими значениями фенотипа, например MAC.Для этого потребуется родословная родственных особей с разными MAC, а не группы неродственных особей, родословная, которая никогда не была идентифицирована. Исследования генов-кандидатов используют знания биохимии и физиологии для выявления генов, которые могут правдоподобно влиять на фенотип. Этот метод лучше всего применять на животных, а не на людях, где можно манипулировать генами и непосредственно измерять их влияние. Действительно, этот подход активно применялся на мышах при изучении механизмов ингаляционной анестезии в течение примерно десяти лет со смешанными результатами.10 

Тем не менее, исследование Эзри и др. .9 относится к благоприятному моменту. Новые методы, основанные на последних достижениях в области геномики, теперь можно применять к популяциям неродственных особей для определения генетической основы фенотипических (, например, , MAC) различий. Этому способствовали два события. Во-первых, это технология массива ДНК, позволяющая быстро и точно идентифицировать различия отдельных нуклеотидов в последовательностях ДНК (называемые полиморфизмами одиночных нуклеотидов [SNP]).Текущая коммерчески доступная технология позволяет генотипировать сотни тысяч SNP на человека. Второй — работа проекта International HapMap.11 Этот консорциум стремится сгруппировать соседние SNP, которые наследуются вместе, в блоки, называемые гаплотипами . Теоретическая причина для этого заключается в том, что каталогизация гаплотипов должна в конечном итоге позволить идентифицировать модели наследования генетических вариантов, которые лежат в основе восприимчивости к лекарствам и болезням. На практике это знание уменьшает объем генотипирования, необходимого в любом исследовании ассоциации генов: поскольку SNP внутри гаплотипа наследуются вместе, для каждого гаплотипа необходимо генотипировать только один SNP.Следует отметить исследование Ezri et al .9 Эти гаплотипы идентифицируются путем генотипирования SNP индивидуумов из разных этнических групп.

Эти технологии обеспечивают концептуально простой дизайн исследования. Во-первых, измерьте MAC у большого количества субъектов. Во-вторых, провести исчерпывающее генотипирование субъектов по одному SNP на блок гаплотипа. В-третьих, определите, какие блоки гаплотипов связаны с более высоким и более низким MAC: гены в этих блоках гаплотипов должны лежать в основе различий в MAC в исследуемой популяции. Недавнее полногеномное ассоциативное исследование сахарного диабета 2 типа12 обеспечивает доказательство принципа для этого типа исследования. В этом исследовании было изучено почти 1400 субъектов (больные плюс контрольная группа). Субъекты были генотипированы примерно по 400 000 уникальных SNP. Исследование подтвердило связь с ранее идентифицированным переносчиком цинка. Что еще более важно, он обнаружил ассоциации с другим переносчиком цинка, экспрессируемым только в секреторных везикулах инсулин-продуцирующих β-клеток, и с двумя гаплотипическими блоками, содержащими гены, участвующие в развитии поджелудочной железы.Обнаружение новых генов, варианты которых влияют на развитие сахарного диабета 2 типа, иллюстрирует возможности полногеномных ассоциативных исследований. Хотя логистические проблемы проведения такого исследования с ингаляционными анестетиками были бы огромными, идентификация этнических групп с различиями в MAC открывает дверь для идентификации генов, определяющих чувствительность к анестетикам через исследование ассоциации всего генома у людей.

Copyright © 2007, Американское общество анестезиологов, Inc.Липпинкотт Уильямс и Уилкинс, Инк.

2007

Расовые и этнические различия в доступе к местной анестезии при пластике паховой грыжи

https://doi.org/10.1016/j.jss.2021.04.026Получить права и контент местная анестезия при герниопластике.

Пациенты афроамериканского происхождения имели лучшие результаты при использовании местной анестезии.

Необходимо изучить факторы, вызывающие эти различия в медицинском обслуживании.

АННОТАЦИЯ

История вопроса

Многие исследования выявили расовые различия в сфере здравоохранения, но лишь немногие описали различия в использовании методов анестезии. Мы изучили расовые различия в использовании местной и общей анестезии при пластике паховой грыжи. Мы предположили, что афроамериканцы и латиноамериканцы реже, чем кавказцы, будут получать местную анестезию при пластике паховой грыжи.

Материалы и методы

Мы включили 78 766 пациентов в возрасте ≥ 18 лет в базу данных Программы повышения качества хирургии по делам ветеранов, которым в период с 1998 по 2018 год была проведена плановая односторонняя открытая пластика паховой грыжи под общей или местной анестезией.Мы использовали множественную логистическую регрессию для сравнения использования местной и общей анестезии и 30-дневных послеоперационных осложнений в зависимости от расы/этнической принадлежности.

Результаты

Всего 17 892 (23%) пациента получили местную анестезию. Пациенты европеоидной расы чаще получали местную анестезию (15 009; 24%), по сравнению с афроамериканцами (2353; 17%) и латиноамериканцами (530; 19%), P < 0,05. После поправки на ковариаты мы обнаружили, что афроамериканцы (ОШ 0,82, 95% ДИ 0,77–0,86) и латиноамериканцы (ОШ 0.77, 95% ДИ 0,69–0,87) значительно реже подвергались операции по удалению грыжи под местной анестезией по сравнению с европеоидами. Кроме того, местная анестезия была связана с меньшим количеством послеоперационных осложнений у афроамериканских пациентов (ОШ 0,46, 95% ДИ 0,27–0,77).

Выводы

Несмотря на то, что местная анестезия была связана с более быстрым выздоровлением у афроамериканских пациентов, у них реже выполнялась герниопластика паховых грыж под местной анестезией, чем у представителей европеоидной расы. Устранение этого несоответствия требует лучшего понимания того, как хирурги, анестезиологи и факторы, связанные с пациентом, могут влиять на выбор метода анестезии для герниопластики.

Ключевые слова

Ветераны

Расовое неравенство

Этническое неравенство

Местная анестезия

Пластика паховой грыжи

Рекомендованные статьиСсылки на статьи (0) Inc.2 Inc.2 защищены

Полный текст

Рекомендуемые статьи

Ссылки на статьи

Расовые и этнические различия в доступе к местной анестезии при пластике паховой грыжи — Юго-западный медицинский центр Техасского университета

TY-JOUR

Лечение грыжи

AU — Мейер, Дженни

AU — Стивенс, Одри

AU — Бергер, Майлз

AU — Хоган, Тимоти П.

AU — Рейш, Джоан

AU — Каллум, К. Манро

AU — Ли, Саймон К.

AU — Скиннер, Селетт Сагг

AU — Зех, Герберт

AU — Браун, Синтия Дж.1

AU — Балентайн, Кортни Дж.

N1 — Информация о финансировании: Эта работа была поддержана грантом GEMSSTAR от Национального института старения (1R03AG056330; для CJB). Доктор Браун был частично поддержан премией VA Rehabilitation Merit Award (1 I01 RX001995). Компания MB выражает благодарность Национальному институту здравоохранения Beeson K76AG057022 за финансовую поддержку и дополнительную поддержку Национального института здравоохранения P30AG028716 и Отделения анестезиологии Duke.Авторское право издателя: © 2021

PY — 2021/10

Y1 — 2021/10

N2 — Исходная информация. Многие исследования выявили расовые различия в сфере здравоохранения, но лишь немногие описали различия в использовании методов анестезии. Мы изучили расовые различия в использовании местной и общей анестезии при пластике паховой грыжи. Мы предположили, что афроамериканцы и латиноамериканцы реже, чем кавказцы, будут получать местную анестезию при пластике паховой грыжи.Материалы и методы: мы включили 78 766 пациентов в возрасте ≥ 18 лет в базу данных Программы повышения качества хирургии по делам ветеранов, которым в период с 1998 по 2018 год была проведена плановая односторонняя открытая пластика паховой грыжи под общей или местной анестезией. Мы использовали множественную логистическую регрессию для сравнения использования местной и общей анестезии и 30-дневных послеоперационных осложнений в зависимости от расы/этнической принадлежности. Результаты. Всего 17 892 (23%) пациента получили местную анестезию. Пациенты европеоидной расы чаще получали местную анестезию (15 009; 24%), по сравнению с афроамериканцами (2353; 17%) и латиноамериканцами (530; 19%), P < 0.05. После поправки на ковариаты мы обнаружили, что афроамериканцы (ОШ 0,82, 95% ДИ 0,77–0,86) и выходцы из Латинской Америки (ОШ 0,77, 95% ДИ 0,69–0,87) значительно реже подвергались операции по удалению грыжи под местной анестезией по сравнению с европеоидами. . Кроме того, местная анестезия была связана с меньшим количеством послеоперационных осложнений у афроамериканских пациентов (ОШ 0,46, 95% ДИ 0,27–0,77). Выводы. Несмотря на то, что местная анестезия была связана с более быстрым выздоровлением у афроамериканских пациентов, у них реже выполнялась герниопластика паховых грыж под местной анестезией, чем у представителей европеоидной расы.Устранение этого несоответствия требует лучшего понимания того, как хирурги, анестезиологи и факторы, связанные с пациентом, могут влиять на выбор метода анестезии для герниопластики.

AB — Предыстория: Многие исследования выявили расовые различия в сфере здравоохранения, но лишь немногие описали различия в использовании методов анестезии. Мы изучили расовые различия в использовании местной и общей анестезии при пластике паховой грыжи. Мы предположили, что афроамериканцы и латиноамериканцы реже, чем кавказцы, будут получать местную анестезию при пластике паховой грыжи.Материалы и методы: мы включили 78 766 пациентов в возрасте ≥ 18 лет в базу данных Программы повышения качества хирургии по делам ветеранов, которым в период с 1998 по 2018 год была проведена плановая односторонняя открытая пластика паховой грыжи под общей или местной анестезией. Мы использовали множественную логистическую регрессию для сравнения использования местной и общей анестезии и 30-дневных послеоперационных осложнений в зависимости от расы/этнической принадлежности. Результаты. Всего 17 892 (23%) пациента получили местную анестезию. Пациенты европеоидной расы чаще получали местную анестезию (15 009; 24%), по сравнению с афроамериканцами (2353; 17%) и латиноамериканцами (530; 19%), P < 0.05. После поправки на ковариаты мы обнаружили, что афроамериканцы (ОШ 0,82, 95% ДИ 0,77–0,86) и выходцы из Латинской Америки (ОШ 0,77, 95% ДИ 0,69–0,87) значительно реже подвергались операции по удалению грыжи под местной анестезией по сравнению с европеоидами. . Кроме того, местная анестезия была связана с меньшим количеством послеоперационных осложнений у афроамериканских пациентов (ОШ 0,46, 95% ДИ 0,27–0,77). Выводы. Несмотря на то, что местная анестезия была связана с более быстрым выздоровлением у афроамериканских пациентов, у них реже выполнялась герниопластика паховых грыж под местной анестезией, чем у представителей европеоидной расы. Устранение этого несоответствия требует лучшего понимания того, как хирурги, анестезиологи и факторы, связанные с пациентом, могут влиять на выбор метода анестезии для герниопластики.

KW — Этническое неравенство

KW — Пластика паховой грыжи

KW — Местная анестезия

KW — Расовое неравенство

KW — Ветераны

UR — http://www.scopus.com/record/inward? scp=85108694915&partnerID=8YFLogxK

UR — http://www.scopus.com/inward/citedby.URL? SCP = 85108694915 & PartnerId = 802915

U2 — 10.1016 / j.jsss.2021.04.026

do — 10.1016 / j.jss.2021.04.026

м3 — Статья

C2 — 34087620

AN — Scopus: 85108694915

VL — 266

SP — 366

EP — 372

Jo — Журнал хирургических исследований

JF — Журнал хирургических исследований

SN — 0022-4804

ER —

расовых и этнических различий в режиме Анестезия при кесаревом сечении

Резюме

Расовые и этнические различия были выявлены в обеспечении нейроаксиального обезболивания родов. Эти различия могут существовать и в других ключевых аспектах акушерской анестезии. Мы стремились определить, существуют ли расовые/этнические различия в способах анестезии при кесаревом сечении (CD). Женщины, перенесшие БК в период с 1999 по 2002 год в 19 различных акушерских центрах в Соединенных Штатах, были идентифицированы в Регистре кесарева сечения Сети отделений медицины матери и плода. Раса / этническая принадлежность были классифицированы как: европеоиды, афроамериканцы, латиноамериканцы и другие неиспаноязычные (NHO). Вид анестезии классифицировали как нейроаксиальную анестезию (спинальную, эпидуральную или комбинированную спинально-эпидуральную анестезию) или общую анестезию.Чтобы учесть акушерские и неакушерские ковариаты, которые могли повлиять на режим анестезии, был проведен множественный логистический регрессионный анализ с использованием последовательных наборов ковариат. В когорту исследования вошли 50 974 женщины, перенесшие БК. Показатели общей анестезии среди расовых / этнических групп были следующими: 5,2% для представителей европеоидной расы, 11,3% для афроамериканцев, 5,8% для латиноамериканцев и 6,6% для НОЗ. После поправки на акушерские и неакушерские ковариаты у афроамериканцев были самые высокие шансы получить род…-Ontinue Чтение

Список литературы

Список литературы

1, 1988 · acta abstetricia et gynecologica Скандинавица · b line, j · lancet · bm morgana trojanowski

1 июня 1983 · Анестезиология · SE Cohen , WA Woods

1 августа 1997 г.·Canadian Journal of Anesthesia = Journal Canadien D’anesthésie·OP RosaegB Krepski

1 марта 2000 г.·Social Science & Medicine·M van Ryn, J Burke

24 мая 2001 г.·Journal of Health Care for the Poor and Underserved · TE ObstG M Buck

10 октября 2003 г. · American Journal of Public Health · Scarlett Lin GomezLilia O’Connor

18 ноября 2003 г. · Анестезия · JG Jenkins, MM Khan

1 сентября , 2005 · Анестезиология · Бренда А. Баклин, Фред А. Ульрих

, 2 января 2007 г. · Анестезиология · Лоран Г. Взгляд, Эндрю В. Дик

, 23 ноября 2007 г. · Ежегодный обзор общественного здравоохранения · Нэнси Э. Адлер, Дэвид Х. Рекопф

, 2092 января ·Акушерство и гинекология·Елена В КуклинаСэмюэл Ф Познер 9 0011

1 мая 2009 г.·BMC Medicine·Charles S AlgertChristine L Roberts

13 мая 2009 г.·Current Opinion in Anaesthesiology·Vegard Dahl, Ulrich J Spreng

20 августа 2009 г.·Педиатрическая и перинатальная эпидемиология·Alyaron S Bryuganthe

3 ноября 2010 г. · Международный журнал акушерской анестезии · A PalanisamyL C Tsen

26 ноября 2010 г. · Акушерство и гинекология · Cynthia J BergZsakeba Henderson

22 декабря 2010 г. · Акушерство 1Wamilli 90 MineJoy L Gynecology 18 июня 2011 г. · Анестезия и обезболивание · Дейл Глейзер, Рэндольф Х. Хастингс

9 августа 2011 г. · Анестезия и обезболивание · Франклин Декстер Йоханнес Ледольтер

23 августа 2011 г. · Британский журнал анестезии · PS TsaiC-J Huang , 2011 · Педиатрия · Рэндалл П. Флик, Дэвид О Уорнер

, 18 января 2012 г. · Текущее мнение в области акушерства и гинекологии · Сюзанна Санто, Диого Айрес-де-Кампос,

, 9 июня 2012 г. · The Australian & New Zealand Journal of Ob stetrics & Gynaecology · Michael Beckmann, Susan Calderbank

14 августа 2012 г. · Анестезия и обезболивание · Allison BryantBrian T Bateman

4 января 2013 г. · Рождение · Sierra Washington Allison S Bryant

Pritical Medicine 8 мая 2013 г. · JonaCritical Medicine WandererBrian T Bateman

3 июля 2013·Акушерство и гинекология·Elizabeth A HowellNatalia Egorova

6 сентября 2013·BMC Беременность и роды·Joyce K EdmondsTiffany A Moore Simas

birth 24 октября 2013·BMC Maggenson Pregnancy and Child Maggnane and Child Redshaw


Citations

25 марта 2017 г. · Журнал медицины матери и плода и новорожденного: официальный журнал Европейской ассоциации перинатальной медицины, Федерации перинатальных обществ Азии и Океании, Международного общества перинатальных акушеров ·Sharon Orbach-ZingerAlexander Ioscovich

10 марта 2017·Current Opinion in Anaesthesiology·Thomas T KlumpnerSachin Kheterpal

Нет v 8, 2017·Акушерство и гинекология·Lynn M YeeUNKNOWN Eunice Kennedy Shriver National Institute of Child Health and Human Development (NICHD) Mother-Fetal Medicine Units (MFMU)

1 октября 2019·Анестезиология·Jonathan P Wanderer, James P Rathmell

30 января 2020 г. · Journal of Comparative Effectiveness Research · Briana Lui, Robert S White

23 января 2016 г. · Анестезия и обезболивание · Aaron B Caughey

23 февраля 2019 г. · Анестезиология · Jean GuglielminottiGuohua 901 901 2019 · Анестезиология · Джилл М. Майр, Первез Султан

14 июня 2020 г. · Журнал расовых и этнических различий в здоровье · Джулия М. Розенблум Маргарита Алегрия

22 января 2020 г. · Анестезиология BMC · Жан Гульельминотти, Гуохуа Ли

90, июль 22,

90 июль 21 9021 90 о расовых и этнических различиях в состоянии здоровья·Christine G JetteT Anthony Anderson

14 октября 2018 г.·BMC Public Health·V Благоева Атанасова Сантьяго Гарсия-Тисон Ларрока

27 октября 2020 г.·Материалы·Kaitlyn Cleve NGERMICHAEL P HOFKAMP

17 ноября, 2020 г. · Журнал боли Исследования · Malini Ghoshalmichael E Schatman

26 января, 2021 · Международный журнал здоровья женщин · Базилия Гонсалезжилл Mhyre

февраля 26, 2021 · · нынешнее мнение в Анестезиологии · Одинкачукву эхиьерексендра Бастиен

2 марта 2021 г. · Текущие отчеты по анестезиологии · Лоуренс Ринг Карлос Дельгадо

23 декабря 2020 г. · Летопись хирургии · Кашмира С. Чавла Крейг Д. Макклейн

28 июля 2020 г. · Журнал клинической анестезии 20, 2021·Current Opinion in Anaesthesiology·Kyra Bernstein, Ruth Landau

1 июня 2021·American Journal of Perinatology·Jacqueline G ParchemUNKNOWN Eunice Kennedy Shriver Национальный институт детского здоровья Отделения медицины матери и плода (MFMU) Network

1 июня 2021 г. · Международные анестезиологические клиники · Элизабет М.С. Ланге, Палома Толедо

12 июня 2021 г. · Журнал Национальной медицинской ассоциации on · Рафаэль Ортега, Рэйчел А. Ачу

5 июня 2021 г. · Журнал хирургических исследований · Дженни Мейер Кортни Дж. Балентин

15 июля 2021 г. · Журнал пластической, реконструктивной и эстетической хирургии: JPRAS · Сумун Хетпал Дерек М. Штайнбахер

9000 апр. 9, 2021 · Анестезия и обезболивание · Даниэль Кац Лиза Лефферт

3 декабря 2021 г. · Американский журнал перинатологии · E Nicole TealBiftu Mengesha

20 января 2022 г. · Клиническое акушерство и гинекология · Ruth LandauLaurence E Ring

4 Ретроспективная оценка влияние этнической принадлежности пациентов на использование эпидуральной анестезии или переливания крови у детей, перенесших обширные онкологические операции | Периоперационная медицина

В этом ретроспективном исследовании детей и подростков, перенесших обширные абдоминальные или тазовые операции по поводу резекции опухоли, использование эпидуральной анальгезии или переливания крови не ассоциировалось с этнической принадлежностью пациентов.Кроме того, ранние послеоперационные результаты, включая оценку боли в течение первых 24 часов после операции, первое послеоперационное значение гемоглобина, частоту тяжелых осложнений, продолжительность пребывания в стационаре и 30-дневную частоту повторных госпитализаций, были одинаковыми у детей европеоидной и неевропеоидной расы.

В нескольких исследованиях сообщалось о влиянии этнической принадлежности пациента на принятие эпидуральной анестезии (Ochroch et al. , 2007; Orejuela et al., 2012). Например, в запланированном телефонном опросе пациентов, которым была назначена плановая операция, афроамериканская раса была единственным фактором, который предсказывал отказ или согласие на эпидуральную анестезию (Ochroch et al., 2007). В другом проспективном обсервационном исследовании лечения боли при родах среди преимущественно латиноамериканского населения 72% пациенток отказались от эпидуральной анестезии при поступлении (Orejuela et al., 2012). Причины непринятия эпидуральной анестезии у меньшинств остаются неясными. Были предложены такие факторы, как социально-экономический статус и уровень образования (Ochroch et al., 2007). Однако в исследовании, оценивающем этнические различия в обеспечении эпидуральной анальгезией пациентам с низким доходом, показатели были ниже для чернокожих, латиноамериканских и азиатских женщин, чем для белых женщин.Эти различия в использовании эпидуральной анестезии сохранялись даже с поправкой на возраст, проживание в сельской или городской местности и наличие анестезиологов, что указывает на роль культурных предпочтений в наблюдаемом несоответствии (Rust et al. , 2004).

В большом академическом учреждении, таком как наше, где все пациенты имеют медицинскую страховку, предпочтения пациента могут играть более важную роль в решении об использовании эпидуральной анальгезии, чем социально-экономические факторы. В нашей практике информирование о преимуществах эпидуральной анальгезии проводится как во время хирургического вмешательства, так и во время предоперационных посещений с анестезией, что, возможно, приводит к улучшению информированного процесса принятия решений.Кроме того, несмотря на то, что об этом не сообщалось широко, исследования показывают, что на выбор пациентами вариантов анестезии влияют обсуждения с их хирургами. Например, в телефонном опросе по сценарию, проведенном Ochroch и коллегами (Ochroch et al., 2007), частота принятия эпидуральной анальгезии увеличилась с 64%, когда ее рекомендовал только анестезиолог, до 78,5%, когда ее рекомендовал оба хирурга. и анестезиолог. Основываясь на вышеизложенном, мы можем предположить, что наша практика обучения пациентов как во время хирургического вмешательства, так и во время предоперационных посещений анестезии, возможно, повлияла на восприятие родителями эпидуральной анальгезии и уменьшила количество родителей неевропеоидной расы, которые, возможно, отказались дать согласие на проведение операции. использование эпидуральной анестезии у детей.С другой стороны, не все исследования продемонстрировали связь между этнической принадлежностью пациентов и применением нейроаксиальной анальгезии. Например, в ретроспективном исследовании с сопоставлением предрасположенности взрослых, перенесших операцию по замене коленного и тазобедренного суставов, этнические различия в использовании нейроаксиальной анальгезии не наблюдались после учета нескольких важных демографических и клинических факторов (Elsharydah et al., 2018). Это повышает вероятность того, что в группах пациентов с относительно схожими предоперационными характеристиками, таких как наша, связь между использованием эпидуральной анальгезии и этнической принадлежностью пациента может быть менее значимой.

Результаты исследований по оценке этнических различий в лечении боли противоречивы (Goyal et al., 2015; Nafiu et al., 2017). Например, в перекрестном исследовании детей с диагнозом аппендицит чернокожие дети недостаточно лечились как от умеренной, так и от сильной боли (Goyal et al. , 2015). Авторы предположили существование другого порога купирования боли у чернокожих детей. Напротив, в проспективном обсервационном исследовании детей, перенесших амбулаторное хирургическое вмешательство, дети из этнических меньшинств чаще получали внутривенные опиоиды для купирования легкой боли (Nafiu et al., 2017). В нашем исследовании дозы опиоидов, вводимых во время операции, и показатели боли в течение первых 24 часов после операции были одинаковыми у детей европеоидной и неевропеоидной расы. Наши выводы, похоже, усиливают противоречивость публикаций по этой теме. Это может быть связано со сложным взаимодействием нескольких факторов, включая источник боли (Goyal et al., 2015), отношение детей и родителей к боли (Twycross et al., 2015), этнические различия в восприятии боли (Green et al., 2003) и языковые барьеры (Fortier et al., 2011). Интраоперационный и ранний послеоперационный периоды также уникальны тем, что такие факторы, как гемодинамические параметры, тип и продолжительность операции, могут оказывать более существенное влияние на лечение боли, чем этническая принадлежность пациента или влияние родителей. Хотя это не совсем ясно, разница в результатах может также свидетельствовать о том, что протокол лечения, используемый в ближайшем послеоперационном периоде и в вышеупомянутом проспективном обсервационном исследовании, может более точно соответствовать потребностям пациентов.

Исследования показывают, что по сравнению с пациентами европеоидной расы у чернокожих пациентов, перенесших серьезную операцию, могут быть более высокие показатели переливания крови (Maher et al., 2018; Qian et al., 2014). В нашем исследовании показатели переливания крови были ниже у детей неевропеоидной расы. Однако скорректированная модель не продемонстрировала связи между переливанием крови и этнической принадлежностью пациента, но, как и ожидалось, продемонстрировала значительную связь с продолжительностью операции. Группирование чернокожих пациентов с другими пациентами неевропеоидной расы могло повлиять на наши результаты.Тем не менее, сообщалось об аналогичных показателях переливания крови между черными и белыми пациентами, перенесшими колэктомию (Qian et al. , 2014). Это повышает вероятность того, что этнические различия в переливании крови могут зависеть от типа операции или диагноза.

Важным результатом этого исследования было то, что ранние послеоперационные результаты, включая первое послеоперационное значение гемоглобина, частоту тяжелых осложнений, продолжительность пребывания в стационаре и 30-дневную частоту повторных госпитализаций, были одинаковыми у детей европеоидной и неевропеоидной расы.Наши выводы могут быть отражением нашей институциональной практики постоянного анализа результатов лечения пациентов и принятия мер по улучшению. Кроме того, несколько детей в этом исследовании получали лечение в соответствии с установленными междисциплинарными протоколами исследований, некоторые из которых содержали конкретные предоперационные, интраоперационные и послеоперационные инструкции (Subbiah et al., 2018). Например, у детей, перенесших циторедуктивную операцию с гипертермической внутрибрюшинной химиотерапией, ставились строгие периоперационные цели переливания крови и жидкости. Это было начато до операции путем госпитализации детей за день до операции и начала инфузии кристаллоидов в 1,5 раза выше поддерживающей скорости во время голодания и подготовки кишечника. Во время операции переливали кристаллоиды и/или коллоиды для поддержания диуреза ≥ 2 мл/кг/ч (Owusu-Agyemang et al., 2012). В течение первых 48 часов после операции кристаллоидные растворы переливали в 1,5 раза чаще, чем при поддерживающей терапии. Кроме того, потери жидкости (диурез и диурез из брюшной полости) восполняли в соотношении 1:1 кристаллоидными растворами (Mauricio et al., 2010). Что касается переливания крови или продуктов крови, то уровень гемоглобина менее 10  г/дл или аномальный показатель коагуляции вызвали разговор с хирургом о целесообразности переливания. Этот протоколированный подход мог уменьшить потенциальные различия в уходе и привести к аналогичным результатам.

Другим важным открытием этого исследования было то, что дети европеоидной расы подвергались более длительным процедурам, имели более высокую долю процедур, включающих резекцию опухоли как в брюшной полости, так и в тазу, чаще переливали кровь и получали большие объемы кристаллоидов и коллоидов. Это говорит о том, что у детей европеоидной расы могло быть заболевание более распространенного или прогрессирующего характера, чем у их неевропеоидных сверстников. Другие исследования детей с онкологическими заболеваниями показали обратное: у чернокожих и латиноамериканских детей вероятность развития солидных опухолей на поздних стадиях выше, чем у белых детей (Baker et al., 2002; Henderson et al., 2011). Причины различий в наших выводах не совсем ясны и заслуживают дальнейшего изучения. Одной из возможностей могло быть то, что в наше учреждение для лечения было направлено больше детей европеоидной расы с запущенными заболеваниями.Несмотря на наличие медицинской страховки, социально-экономические факторы могли ограничивать возможности некоторых семей с более низким социально-экономическим статусом путешествовать и переезжать на время лечения. Исследования показали, что социально-экономический статус тесно связан с этнической принадлежностью: чернокожие и латиноамериканцы обычно демонстрируют более низкие средние доходы, чем белые (Williams et al. , 2016).

Наше исследование имеет несколько ограничений, которые в основном связаны с его ретроспективным характером и небольшим размером выборки.Таким образом, значительный отбор и информационная предвзятость являются важным недостатком этой работы. Кроме того, у нас не было доступа к информации о социально-экономическом статусе и других факторах, которые могли бы повлиять на предпочтения пациентов или лиц, осуществляющих уход, в отношении обезболивания. Кроме того, группировка всех детей европеоидной и неевропеоидной расы могла ограничить нашу способность определять конкретные проблемы, связанные с конкретными этническими группами. Что касается эпидуральной анестезии, ограничение размера выборки одним хирургом уменьшило вариабельность информации, которая была представлена ​​семьям во время предоперационного визита.Это могло быть источником систематической ошибки в этом исследовании.

Афроамериканская этническая принадлежность как фактор риска респираторных осложнений после аденотонзиллэктомии | Гематология | JAMA Отоларингология – Хирургия головы и шеи

Цель  Определить, является ли афроамериканская этническая принадлежность фактором риска серьезных респираторных осложнений после аденотонзиллэктомии (T&A).

Дизайн  Ретроспективное когортное исследование.

Учреждение  Канадский центр третичной медицинской помощи.

Пациенты  Дети в возрасте от 0 до 18 лет, прошедшие Т&А в нашем учреждении с 2002 по 2006 год с плановой или внеплановой послеоперационной госпитализацией.

Основные показатели результатов  Мы оценили связь между этнической принадлежностью и нашим основным показателем результатов, основными периоперационными респираторными осложнениями T&A. Родительский отчет об этнической принадлежности был доступен для 23% нашей когорты. В нашем учреждении афроамериканские дети проходят стандартный предоперационный серповидно-клеточный тест (TestSC).Данные о TestSC были включены для всех детей. Мы установили, что наличие TestSC было точным показателем афроамериканской этнической принадлежности (чувствительность 96%, специфичность 93%, положительная прогностическая ценность 77%, отрицательная прогностическая ценность 99%).

Результаты  Семьдесят четыре из 594 детей перенесли серьезные респираторные осложнения (12,5%). По сравнению с детьми, у которых не было серьезных респираторных осложнений, те, у кого был TestSC ( P  = .01), были в возрасте 2 лет или младше ( P  < .001) и имели более низкий вес для возраста z баллов ( P  = 0,04), обструктивное апноэ во сне от умеренной до тяжелой степени ( P  = 0,003) и сопутствующие заболевания ( P  < 001). При контроле этих переменных в многомерном анализе дети афроамериканской этнической принадлежности (TestSC использовался в качестве прокси) подвергались более высокому риску серьезных периоперационных респираторных осложнений (скорректированное отношение шансов, 1,82 [95% ДИ 1,05-3,14]) ( P  = 0,003).

Выводы  Дети афроамериканской национальности (TestSC используется в качестве прокси) почти в два раза чаще испытывают серьезные респираторные осложнения, связанные с T&A. Этническая принадлежность может быть дополнительным независимым фактором риска, который клиницисты должны учитывать при планировании T&A.

Аденотонзиллэктомия (ТиА) является наиболее часто выполняемой хирургической процедурой у детей во всем мире, с ежегодной нагрузкой в ​​США приблизительно 500 000 случаев. , который чаще всего связан с синдромом обструктивного апноэ сна (СОАС). 1 -3 Обструктивное апноэ сна характеризуется повторяющимися эпизодами частичной или полной обструкции верхних дыхательных путей во время сна, что часто связано с гипоксемией, гиперкапнией, увеличением усилия вдоха и пробуждениями. Отсутствие лечения СОАС связано с сердечно-сосудистыми, метаболическими и нейроповеденческими последствиями. 4 -6 У детей школьного возраста наиболее частой причиной СОАС является аденотонзиллярная гипертрофия, и основным методом лечения является ТА. 7

Хотя T&A обычно считается безопасной процедурой, некоторые факторы риска увеличивают частоту периоперационных респираторных осложнений. Известные факторы риска отрицательных результатов T&A включают СОАС средней и тяжелой степени, ожирение, молодой возраст (≤2 лет) и сопутствующие заболевания, такие как астма и черепно-лицевые пороки развития. 8 -10 Имеются некоторые данные о том, что СОАС встречается чаще 11 ,12 и тяжелее 13 у афроамериканских детей, чем в общей детской популяции, и что морфологические характеристики дыхательных путей 14 у Афроамериканские дети могут подвергать этих детей риску обструкции, возникающей при ОАС, потенциально подвергая афроамериканских детей повышенному риску респираторных заболеваний, вторичных по отношению к T&A.

Насколько нам известно, нет исследований, специально изучающих связь между афроамериканской этнической принадлежностью и периоперационными респираторными осложнениями у детей, перенесших T&A. Мы провели ретроспективное когортное исследование, чтобы установить взаимосвязь между афроамериканской этнической принадлежностью и периоперационными респираторными осложнениями у детей после T&A. Мы предположили, что афроамериканская этническая принадлежность связана с повышенной частотой периоперационных респираторных осложнений, независимо от других известных факторов риска хирургической заболеваемости после T&A.

Исследование было одобрено советом по этике исследований Детской больницы Монреаля (MCH). Данные из отделения анестезии MCH, лаборатории сна и административных баз данных легли в основу этого исследования.

Респираторные осложнения

База данных отделения анестезии MCH, о которой сообщалось в предыдущем исследовании, 15 , была основной базой данных для нашего исследования.В общей сложности 594 ребенка имели полные периоперационные данные и соответствовали нашим критериям включения (в возрасте от 0 до 18 лет; прошли ТИА в нашем учреждении в период с 2002 по 2006 год; и были госпитализированы после операции как минимум на 1 ночь). Периоперационные респираторные осложнения классифицировались как серьезные или незначительные в зависимости от того, требовалось ли вмешательство врача или медсестры соответственно. 16 Основные вмешательства были определены как искусственная вентиляция легких/маска, повторная интубация и/или введение лекарств.Малые вмешательства были определены как дополнительная оксигенотерапия сверх обычного послеоперационного периода, изменение положения пациента при обструкции верхних дыхательных путей и/или инструментальная обработка дыхательных путей ротоглоточно-назофарингеальным воздуховодом.

Возникновение серьезного респираторного осложнения было нашим основным исходом, учитывая, что оно хорошо задокументировано персоналом больницы и представляет наибольшую клиническую озабоченность и риск для пациента. Вторичными исходами были все периоперационные респираторные осложнения, как малые, так и большие.

Учитывая, что наша основная база данных не содержит информации об этнической или расовой принадлежности пациентов, мы искали другой доступный источник этих данных. База данных Лаборатории сна MCH содержит демографическую и клиническую информацию обо всех детях, прошедших тестирование на нарушение дыхания во сне с 2005 по 2009 год. В частности, эта база данных включает родительский отчет об этнической принадлежности детей. Родителей просят заполнить анкету в рамках клинического обследования их ребенка.Родителей просят указать этническую принадлежность их ребенка, ответив на следующий вопрос: «Некоторые проблемы с дыханием могут чаще встречаться в определенных культурах или расовых группах. Пожалуйста, укажите, что из следующего лучше всего описывает происхождение вашего ребенка: белый, черный, азиат, американский индеец, инуит, латиноамериканец, другое». В дополнение к выбору 1 из категорий родителям предоставляется пустое место, где они могут указать дополнительные сведения. В тех случаях, когда родители сообщали только письменные данные, этническая принадлежность ребенка классифицировалась по названным категориям.Если письменная информация и выбор категории противоречили, письменная информация использовалась для категоризации этнической принадлежности. Эти данные об этнической принадлежности были доступны только для подмножества детей в нашей основной базе данных (139 из 594 [23%]). Поэтому мы рассмотрели альтернативный источник данных об этнической принадлежности.

Тестирование на серповидно-клеточную анемию как показатель афроамериканской этнической принадлежности

Мы использовали предоперационное тестирование серповидно-клеточной анемии (TestSC) в качестве косвенного показателя афроамериканской этнической принадлежности детей после предварительного статистического анализа, который подтвердил достоверность использования этого косвенного показателя.В нашем учреждении все дети, подверженные риску серповидноклеточной анемии, перед операцией проходят скрининг с помощью электрофореза гемоглобина сыворотки. Поэтому мы решили оценить точность предоперационного теста TestSC в качестве косвенного показателя афроамериканской этнической принадлежности. Мы провели обширный обзор административной базы данных нашей больницы, а также медицинских карт пациентов, чтобы выяснить статус и сроки TestSC для всех детей в нашей основной базе данных. Тесты, проведенные в любой момент до или в день T&A, считались предоперационными.Для детей с доступными данными об этнической принадлежности (n = 139) была оценена взаимосвязь между этнической принадлежностью, о которой сообщили родители, и статусом TestSC. Наш анализ показал, что использование TestSC является точным показателем афроамериканской этнической принадлежности: TestSC имел чувствительность 96%, специфичность 93%, положительное прогностическое значение 77% и отрицательное прогностическое значение 99% (таблица 1). .

Определение переменных настройки

Наши корректирующие переменные в моделях многомерной регрессии были определены на основе известных факторов риска респираторных осложнений после T&A 8 -10 и результатов наших сравнений между группами.

Подгруппа детей была обследована на предмет подозрения на СОАС до T&A. Объективный диагноз СОАС был поставлен либо с помощью полисомнографии, либо с помощью ночной пульсоксиметрии в домашних условиях с использованием утвержденной шкалы оксиметрии Макгилла (MOS). 17 Классификация тяжести СОАС была основана на наших институциональных диагностических критериях; нет единого мнения относительно клинической классификации тяжести СОАС у детей. Наша местная практика определяет СОАС от умеренной до тяжелой степени как индекс обструктивного апноэ-гипопноэ 10 или более событий в час (оценка с помощью полисомнографии) или MOS 2, 3 или 4 (оценка с помощью домашней ночной оксиметрии).

Ожирение определялось на основе ИМТ на уровне 95-го процентиля или выше и, если данные о росте были недоступны, профиля массы тела к возрасту на уровне 95-го процентиля или выше. 18

Сопутствующие заболевания, определенные при просмотре записей пациентов, были классифицированы как астма, нервно-мышечные заболевания, черепно-лицевые заболевания, аномалии сердца, синдром Дауна и другие. Другие сопутствующие заболевания включали аномалии легких и дыхательных путей, кроме астмы, генетические/метаболические состояния, гастроэзофагеальную рефлюксную болезнь, общую задержку развития, неврологическое заболевание, недоношенность, гематологические нарушения и неклассифицированные.

Для первичных и вторичных исходов мы оценили различия между группами с помощью t тестов для непрерывных переменных и χ 2 тестов для категориальных переменных. Мы провели одномерный анализ, чтобы проверить связь между TestSC (наш показатель для афроамериканской этнической принадлежности) и основными периоперационными респираторными осложнениями. Также был проведен многофакторный логистический регрессионный анализ с поправкой на известные факторы риска респираторных осложнений ТА (возраст ≤2 лет, соотношение массы тела к возрасту z баллов, ОАС средней и тяжелой степени и сопутствующие заболевания).Для всех анализов статистическая значимость была установлена ​​на уровне P  < 0,05. Версия 17.0 программного обеспечения SPSS (SPSS Inc) использовалась для управления базой данных и статистического анализа.

В нашу исследуемую группу вошли 594 ребенка, которые соответствовали нашим критериям включения.

Основные респираторные осложнения

Семьдесят четыре ребенка перенесли 1 или более тяжелых периоперационных респираторных осложнений (12.5%). В таблице 2 перечислены демографические характеристики нашей популяции и проведено сравнение детей с серьезными респираторными осложнениями и без них. В таблице 3 представлены вмешательства, проводимые медицинскими работниками в ответ на серьезные респираторные осложнения. По сравнению с детьми, у которых не было серьезных респираторных осложнений, дети, у которых были серьезные респираторные осложнения, были моложе ( P  = 0,02) (в частности, в возрасте ≤2 лет [ P  < 001]) и имели более высокий процент TestSC ( P  = . 01), более низкое соотношение массы тела к возрасту из баллов ( P  = 0,04) и более высокие показатели ОАС от умеренной до тяжелой степени ( P  = 0,003) и сопутствующих заболеваний ( P  < 001). Сопутствующие заболевания в группе с серьезными респираторными осложнениями включали астму (14%), нервно-мышечные нарушения (11%), черепно-лицевые дефекты (3%), болезни сердца (1%) и другие состояния (31%).

Одномерный анализ показал, что среди детей, у которых был TestSC (наш показатель для афроамериканской этнической принадлежности), у 19% возникали серьезные респираторные осложнения по сравнению с 10% детей, у которых не было TestSC ( P  = .01). Таким образом, дети с TestSC почти в два раза чаще имели серьезные периоперационные респираторные осложнения, чем те, у кого не было TestSC (отношение шансов [ОШ], 1,96 [95% ДИ, 1,17–3,28]) ( P  = 0,01). Многофакторный анализ включал следующие корректирующие переменные: возраст пациента 2 года или младше, вес к возрасту z баллов, ОАС от умеренной до тяжелой степени и сопутствующие заболевания. Как и ожидалось, у детей младшего возраста, детей с ОАС средней и тяжелой степени и детей с сопутствующими заболеваниями частота серьезных респираторных осложнений была выше ( P  < .001, P  < 0,003 и P  < 001 соответственно). Следует отметить, что у детей с более низким значением соотношения массы тела к возрасту ( z баллов) был повышен риск осложнений ( P  = 0,04). Скорректированное ОШ серьезных периоперационных респираторных осложнений у детей, перенесших TestSC, составило 1,82 (95% ДИ, 1,05–3,14) ( P  = 0,003).

Все (малые и большие) респираторные осложнения

Сто семьдесят пять (29.5%) детей перенесли периоперационное респираторное осложнение ПА (как большое, так и малое). По сравнению с детьми, у которых не было хирургических осложнений, дети с периоперационными респираторными осложнениями были моложе ( P  = 0,03) (в частности, возраст ≤2 лет [ P  < 001]), мужчины ( P  = . 03) и страдали ОАС от умеренной до тяжелой степени ( P  < 001) и сопутствующими заболеваниями ( P  = 005).

Наш однофакторный анализ показал, что у детей, перенесших TestSC, вероятность развития периоперационных респираторных осложнений примерно в два раза выше, чем у детей, которым не проводили TestSC (ОШ, 1.89 [95% ДИ, 1,28-2,80]) ( P  = 0,001). После поправки на возраст 2 года и младше, массу тела к возрасту из баллов, СОАС от умеренной до тяжелой степени и сопутствующие заболевания, скорректированное ОШ периоперационных респираторных осложнений у детей, перенесших TestSC, составило 1,70 (95% ДИ, 1,13-2,57). ( P  = 0,001).

Насколько нам известно, это первое опубликованное исследование, оценивающее этническую принадлежность как фактор риска периоперационных респираторных осложнений при T&A у детей.Мы обнаружили, что у детей, прошедших TestSC (используемый в качестве косвенного показателя афроамериканской этнической принадлежности), почти в два раза чаще возникали серьезные периоперационные респираторные осложнения T&A по сравнению с детьми, которые не подвергались этому гематологическому тестированию. Эта взаимосвязь между афроамериканской этнической принадлежностью и серьезными периоперационными респираторными осложнениями оставалась значимой даже после поправки на известные факторы риска осложнений (например, молодой возраст, ожирение, умеренное или тяжелое ОАС и другие сопутствующие заболевания). 8 -10 Аналогичная связь была обнаружена между TestSC и всеми периоперационными респираторными осложнениями T&A, как незначительными (вмешательства под руководством медсестры), так и серьезными (вмешательства под руководством врача).

Предрасположенность афроамериканских детей к развитию периоперационных респираторных осложнений при T&A, вероятно, является многофакторной и может включать биологические/физиологические и экологические/социально-экономические факторы.

Морфологические характеристики дыхательных путей

С помощью акустической фарингометрии Patel et al. 14 показали, что площадь поперечного сечения дыхательных путей у афроамериканских детей, как правило, меньше, чем у белых.Также стоит отметить, что среди показателей дыхательных путей минимальная площадь поперечного сечения лучше всего различается между детьми с ОАС и без него, и эта характеристика дыхательных путей в значительной степени наследуется между членами семьи. Небольшие размеры дыхательных путей могут быть генетически передаваемой морфологической характеристикой, которая подвергает афроамериканских детей, подвергающихся ТА, риску неблагоприятных респираторных событий.

Повышенная склонность к сверхбыстрому метаболизму кодеина

Поскольку в нашем исследовании респираторные осложнения чаще всего возникали в стационаре (47 %) и реже всего в операционной (11 %), возможно, определенную роль в этих нежелательных явлениях сыграл пероральный прием кодеина. За исключением нескольких детей, кодеин назначали после операции для обезболивания. В общей популяции существует небольшое подмножество сверхбыстрых метаболизаторов кодеина , которые из-за дупликации аллеля CYP2D6 будут преобразовывать кодеин в морфин в печени со значительно повышенной скоростью. Сверхбыстрый метаболизм кодеина может привести к угнетению дыхания и был связан со смертью молодого пациента с ОАС после ТА. 19 Частота генотипа сверхбыстрого метаболизма различается среди этнических групп и по сравнению с северными европейцами (около 3%), чаще встречается в южноевропейском (5–10%), а также арабском и северо-восточном африканском населении ( 10%-30%).Текущая практика в нашем учреждении заключается в том, что кодеин больше не дается пациентам с АП после операции, но в настоящем исследовании использовались данные процедур, проведенных с 2002 по 2006 год, когда это явление было менее изучено. Таким образом, вполне вероятно, что некоторые из респираторных осложнений, с которыми столкнулись наши пациенты, могли быть связаны с эффектами метаболитов кодеина, и мы ожидаем, что это явление будет более вероятным у наших афроамериканских пациентов.

Снижение функции легких, возможно, связанное с низкой массой тела при рождении.

Исследования показывают, что у афроамериканских детей показатели легочной функции снижены по сравнению с белыми детьми. 20 -23 Масса тела при рождении, которая у афроамериканцев ниже, чем у белых младенцев, может частично объяснить разницу в функции легких между этими группами детей. 20 В настоящее исследование мы не включили показатели легочной функции и не смогли учесть массу тела при рождении, поэтому неизвестно, в какой степени эти аспекты физиологических характеристик афроамериканских детей и истории болезни могли поставить их на первое место. риск респираторных осложнений после T&A.

Экологические и/или социально-экономические переменные

Помимо биологических соображений, социальные факторы могут лежать в основе повышенной восприимчивости к респираторным осложнениям у афроамериканских детей, проходящих ТА. Harik-Khan et al. 20 показали, что снижение функции легких у афроамериканских детей по сравнению с белыми детьми было связано с социально-экономическими факторами, такими как статус занятости главы семьи, образование и пол; размер домохозяйства; и индекс бедности.Факторы окружающей среды, в том числе внутриутробное и бытовое воздействие дыма, в некоторой степени способствуют снижению функции легких у афроамериканских детей. 20 Таким образом, может быть задействован не только ряд потенциальных биологических/физиологических и экологических/социально-экономических факторов, но и уникальное взаимодействие этих факторов может добавить еще один уровень сложности к определению причины учащения периоперационных респираторных осложнений при T&A у африканцев. американские дети.

Ограничением нашего исследования было использование TestSC в качестве прокси для этнической принадлежности.Однако, учитывая, что данные об этнической принадлежности родителей были доступны для разумной части нашей исследуемой популяции (139 из 594 [23 %]), мы смогли подтвердить, что действительно практически все афроамериканские дети (т. е. 99 ​​%) получали TestSC в соответствии с нашими текущие практические рекомендации учреждения. Среди 8 детей, у которых был TestSC, но которые были классифицированы как не афроамериканцы по отчету родителей, 7 были определены как арабы, африканцы или средиземноморцы на основании более подробного анализа карт. Шесть из 7 детей подверглись электрофорезу гемоглобина для оценки анемии и/или талассемии.Для 1 пациента, который, согласно отчету родителей, был классифицирован как афроамериканец, после тщательного изучения карты остается неясным, почему тестирование на серповидно-клеточную анемию не проводилось до операции.

Также не все дети проходили обследование на ОАС; таким образом, невозможно сказать, что у непроверенных детей был или не был СОАС. Непроверенные дети и дети с неубедительными результатами оксиметрических тестов (т. е. MOS 1) были классифицированы как не имеющие ОАС от умеренной до тяжелой степени в наших усилиях контролировать влияние ОАС от умеренной до тяжелой степени, что является хорошо документированным фактором риска респираторных осложнений. Т&А. 8 Следует отметить, что дети, у которых был TestSC (68%), прошли объективное тестирование ОАС с той же частотой, что и дети, которые не прошли TestSC (62%) ( P  = 0,13). Кроме того, хотя мы контролировали СОАС, который связан с афроамериканской этнической принадлежностью, 11 -13 , мы не контролировали социально-экономические факторы (т.е. показатели бедности), которые были связаны с диагнозом СОАС у детей 24 и может частично опосредовать связь между афроамериканской этнической принадлежностью и респираторными осложнениями.

В группу нашего исследования входили дети, у которых была запланированная или незапланированная госпитализация после операции и, следовательно, у них была более высокая вероятность наличия сопутствующих заболеваний, включая ОАС средней и тяжелой степени. Это отражено как в наших характеристиках пациентов (например, 46% имели ОАС средней и тяжелой степени, 26% имели сопутствующие заболевания), так и в нашей высокой частоте серьезных периоперационных осложнений, которая была почти вдвое выше, чем сообщалось ранее. 8

Особо следует отметить, что наша исследуемая группа была отобрана из детей, живущих в городе и прилегающих районах Монреаля, столичного региона с социально-экономическими и этническими характеристиками, которые могут отличаться от других столичных регионов в других странах, таких как Соединенные Штаты.Кроме того, все канадцы имеют доступ к всеобщему медицинскому обслуживанию. Эти два фактора (т. е. характеристики населения и системы здравоохранения) могут ограничивать степень экстраполяции наших результатов на детей, живущих в других странах.

Таким образом, наше исследование предполагает, что афроамериканская этническая принадлежность может быть фактором риска учащения периоперационных респираторных осложнений у детей, перенесших T&A. Хотя мы признаем, что наши результаты должны быть подтверждены в проспективном исследовании, мы считаем, что наши результаты имеют важное клиническое значение.Определение этнической принадлежности можно рассматривать как часть предоперационной оценки и планирования детей, подвергающихся ТИА, не только для выявления детей с серповидно-клеточной анемией и связанной с ней заболеваемостью, но и потому, что афроамериканская этническая принадлежность, по-видимому, представляет собой независимый фактор риска периоперационного респираторного заболевания. осложнения этой часто выполняемой детской операции. Будущая работа должна определить биологические/физиологические и экологические/социально-экономические факторы, которые могут подвергнуть афроамериканских детей повышенному риску серьезной хирургической заболеваемости.

Переписка: Двойные авторы-корреспонденты: Лили Х.П. Нгуен, доктор медицины, магистр наук, и Эвелин Константин, доктор медицины, магистр эпидемии, Детская больница Монреаля, Медицинский центр Университета Макгилла, 2300 Таппер-стрит, комнаты B-240 (д-р Нгуен) и C-508 (д-р Константин), Монреаль, QC h4H 1P3, Канада ([email protected] и [email protected]).

Подано для публикации: 22 апреля 2012 г.; окончательная редакция получена 11 сентября 2012 г.; принят 31 октября 2012 г.

Опубликовано в Интернете: 17 января 2013 г. doi:10.1001/jamaoto.2013.1321

Вклад авторов: Г-жа Хорвуд и д-р Константин имели полный доступ ко всем данным исследования и несут ответственность за их целостность. и точность анализа данных. Концепция и дизайн исследования : Хорвуд, Нгуен, Браун, Пачи и Константин. Сбор данных : Хорвуд, Браун, Пачи и Константин. Анализ и интерпретация данных : Хорвуд, Нгуен, Браун, Пачи и Константин. Составление рукописи : Хорвуд, Браун, Пачи и Константин. Критический пересмотр рукописи на предмет важного интеллектуального содержания : Хорвуд, Нгуен, Браун, Пачи и Константин. Статистический анализ : Хорвуд, Браун, Пачи и Константин. Административная, техническая и материальная поддержка : Константин. Надзор за исследованием : Хорвуд, Нгуен, Браун и Константин.

Раскрытие информации о конфликте интересов: Не сообщалось.

Финансирование/поддержка: Г-жа Хорвуд получила гранты на поездку от Института человеческого развития, здоровья детей и молодежи Канадского института исследований в области здравоохранения и Университета Макгилла для финансирования ее поездки на конференцию Американского общества детской отоларингологии в Сан-Диего, Калифорния, за ее приглашенную презентацию на подиуме (21 апреля 2012 г. ). Доктора Нгуен, Браун и Константин являются членами Научно-исследовательского института Медицинского центра Университета Макгилла, который частично поддерживается Фондом исследований Квебека-Санте (FRQ-S).Доктор Константин получил грант от FRQ-S в качестве исследователя клинических исследований и благодарит их за поддержку.

Предыдущая презентация: Это исследование легло в основу приглашенной презентации на ежегодном собрании Американского общества детской отоларингологии в 2012 году; 21 апреля 2012 г.; Сан-Диего, Калифорния.

1. Эриксон Б.К., Ларсон Д.Р., Сент-Совер Дж.Л., Меверден Р.А., Орвидас Л.Дж. Изменения частоты и показаний к тонзиллэктомии и аденотонзиллэктомии, 1970-2005 гг.  Отоларингол для хирургии головы и шеи . 2009;140(6):894-

467411PubMedGoogle ScholarCrossref 2.van den Akker EH, Schilder AG, Kemps YJ, van Balen FA, Hordijk GJ, Hoes AW. Текущие показания к (адено)тонзиллэктомии у детей: обзор в Нидерландах.  Int J Pediatr Otorhinolaryngol . 2003;67(6):603-60712745152PubMedGoogle ScholarCrossref 3.Bhattacharyya N, Lin HW. Изменения и закономерности в эпидемиологии детской аденотонзиллярной хирургии, 1996-2006 гг.  Отоларингол для хирургии головы и шеи .2010;143(5):680-68420974339PubMedGoogle ScholarCrossref 4.Гозал Д. Нарушение дыхания во сне и успеваемость в школе у ​​детей.  Педиатрия . 1998;102(3 Pt 1):616-6209738185PubMedGoogle ScholarCrossref 5.Amin R, Somers VK, McConnell K, и другие. 24-часовое амбулаторное артериальное давление с поправкой на активность и ремоделирование сердца у детей с нарушением дыхания во сне.  Гипертония . 2008;51(1):84-9118071053PubMedGoogle ScholarCrossref 6.Гозал Д, Капдевила О.С., Хейрандиш-Гозал Л.Метаболические изменения и системное воспаление при обструктивном апноэ сна у детей препубертатного возраста без ожирения и с ожирением. Am J Respir Crit Care Med . 2008;177(10):1142-114918276939PubMedGoogle ScholarCrossref 7. Раздел детской пульмонологии, Подкомитет по синдрому обструктивного апноэ сна. Американская академия педиатрии. Клинические рекомендации: диагностика и лечение синдрома обструктивного апноэ сна у детей.  Педиатрия . 2002;109(4):704-71211927718PubMedGoogle ScholarCrossref 8.Уилсон К., Лахирам И., Мориелли А., Бруйетт Р., Браун К. Может ли оценка обструктивного апноэ во сне помочь предсказать респираторные осложнения после аденотонзиллэктомии?  Анестезиология . 2002;96(2):313-32211818762PubMedGoogle ScholarCrossref 9.Нафиу О.О., Грин Г.Э., Уолтон С., Моррис М., Редди С., Тремпер К.К. Ожирение и риск периоперационных осложнений у детей, перенесших аденотонзиллэктомию.  Int J Pediatr Otorhinolaryngol . 2009;73(1):89-9518996603PubMedGoogle ScholarCrossref 10. Браун К.А., Морин И., Хики С., Манукян Дж.Дж., Никсон Г.М., Бруйетт РТ. Срочная аденотонзиллэктомия: анализ факторов риска, связанных с послеоперационной респираторной заболеваемостью.  Анестезиология . 2003;99(3):586-59512960542PubMedGoogle ScholarCrossref 11.Redline S, Tishler PV, Hans MG, Tosteson TD, Strohl KP, Spry K. Расовые различия в нарушении дыхания во сне у афроамериканцев и европеоидов. Am J Respir Crit Care Med . 1997;155(1):186-192

10PubMedGoogle Scholar12.Розен С.Л., Ларкин Э.К., Киршнер Х.Л., и другие. Распространенность и факторы риска нарушений дыхания во сне у детей в возрасте от 8 до 11 лет: связь с расой и недоношенностью. J Pediatr . 2003;142(4):383-38912712055PubMedGoogle ScholarCrossref 13. Степански Э., Зайяд А., Нигро С., Лопата М., Баснер Р. Нарушение дыхания во сне у педиатрической популяции преимущественно афроамериканцев.  J Sleep Res . 1999;8(1):65-7010188138PubMedGoogle ScholarCrossref 14.Patel SR, Frame JM, Larkin EK, Redline S.Наследуемость размеров верхних дыхательных путей, полученная с помощью акустической фарингометрии.  Eur Respir J . 2008;32(5):1304-130818579548PubMedGoogle ScholarCrossref 15. Raghavendran S, Bagry H, Detheux G, Zhang X, Brouillette RT, Brown KA. Протокол анестезиологического обеспечения для уменьшения респираторных осложнений после аденотонзиллэктомии у детей с тяжелым апноэ во сне.  Анест Анальг . 2010;110(4):1093-110120142343PubMedGoogle Scholar16. Макколли С.А., Эйприл М.М., Кэрролл Дж.Л., Наклерио Р.М., Лафлин Г.М.Дыхательная недостаточность после аденотонзиллэктомии у детей с обструктивным апноэ сна.  Arch Otolaryngol Head Neck Surg . 1992;118(9):940-9431503720PubMedGoogle ScholarCrossref 17.Nixon GM, Kermack AS, Davis GM, Manoukian JJ, Brown KA, Brouillette RT. Планирование аденотонзиллэктомии у детей с обструктивным апноэ сна: роль ночной оксиметрии.  Педиатрия . 2004;113(1 часть 1):e19-e2514702490PubMedGoogle ScholarCrossref 18.Cole TJ. Метод LMS для построения нормализованных стандартов роста.  Eur J Clin Nutr . 1990;44(1):45-602354692PubMedGoogle Scholar19.Ciszkowski C, Madadi P, Phillips MS, Lauwers AE, Koren G. Кодеин, генотип сверхбыстрого метаболизма и послеоперационная смерть. N Engl J Med . 2009;361(8):827-82819692698PubMedGoogle ScholarCrossref 20.Харик-Хан Р.И., Мюллер Д.К., Уайз Р.А. Расовые различия в функции легких у афроамериканских и белых детей: влияние антропометрических, социально-экономических, пищевых и экологических факторов.  Am J Epidemiol .2004;160(9):893-496542PubMedGoogle ScholarCrossref 21.Биндер Р.Е., Митчелл К.А., Шенберг Дж.Б., Боуис А. Функция легких у черных и белых детей.  Am Rev Respir Dis . 1976;114(5):955-959984585PubMedGoogle Scholar22.Hsu KH, Jenkins DE, Hsi BP, и другие. Вентиляционные функции нормальных детей и молодых людей — мексикано-американцев, белых и черных, I: спирометрия. J Pediatr . 1979;95(1):14-23479997PubMedGoogle ScholarCrossref 23. Шварц Д.Д., Кац С.А., Фегли Р.В., Токман М.С.Анализ спирометрических данных национальной выборки здоровых людей в возрасте от 6 до 24 лет (NHANES II).  Am Rev Respir Dis . 1988;138(6):1405-14143202495PubMedGoogle Scholar24.Brouillette RT, Horwood L, Constantin E, Brown K, Ross NA. Апноэ во сне в детстве и неблагополучие по соседству. J Pediatr . 2011;158(5):789-795, e121146181PubMedGoogle ScholarCrossref

Профиль Итана Джексона, доктора медицины | Стэнфордские профили

Первая мультиорганная трансплантация легких и почек после заражения COVID-19. Журнал трансплантации сердца и легких: официальное издание Международного общества трансплантации сердца Гентхарт, Б.А., Кришнан, А., Алассар, А., Мадхок, Дж., Какол, М., Миллер, С., Коул, С.П., Рао, В.К., Асеро, Н.М., Хилл, К.С., Чунг, К., Джексон, Э.К., Файнштейн, И., Цай, А.Х., Муни, Дж.Дж., Фам, Т., Эллиотт, И.А., Лиу, Д.З., Ла Франческа, С., Шудо, Ю., Хизингер, В., Макартур, Дж.В., Брар, Н., Берри, Г.Дж., Маккарра, М.Б., Десаи, Т.Дж., Диллон Г.С., Ву Ю.Дж. 2021
Аннотация

По мере того, как мир реагирует на глобальный кризис пандемии COVID-19, все большее число пациентов испытывают повышенную заболеваемость в результате поражения нескольких органов. Из них небольшая часть будет прогрессировать до терминальной стадии болезни легких, станет зависимой от диализа или и того, и другого. Здесь мы описываем первый зарегистрированный случай успешной комбинированной трансплантации легких и почек у пациента с COVID-19.Трансплантация легких, изолированная или объединенная с другими органами, возможна и должна рассматриваться для отдельных пациентов, пораженных этим смертельным заболеванием.

См. подробности для DOI 10.1016/j.healun.2021.02.015

Посмотреть подробности для PubMedID 34059432

Отчет о трепанации черепа в сознании у пациента с синдромом Эйзенменгера. Практика A&A Heifets, B.D., Crawford, E.n., Jackson, E.n., Brodt, J.n., Jaffe, R.A., Бербридж, Массачусетс 2018; 10 (9): 219–22
Аннотация

Мы представляем подробный отчет о краниотомии в сознании пациента по поводу рецидива коллоидной кисты третьего желудочка у пациента с тяжелой легочной артериальной гипертензией на фоне синдрома Эйзенменгера, выполненной через 6 недель после того, как мы лечили того же пациента по более консервативной методике. Этот пациент имеет высокий риск периоперационной смертности и может быть особенно восприимчив к периоперационным изменениям гемодинамики или сдвигу жидкости.Риски индукции и выхода из общей анестезии должны быть сбалансированы с рисками, присущими краниотомии в сознании, в каждом конкретном случае.

Посмотреть подробности для PubMedID 29708913

Отчет о трепанации черепа в сознании у пациента с синдромом Эйзенменгера. Отчеты о делах A & A Heifets, B.D., Crawford, E.n., Jackson, E.n., Brodt, J.n., Jaffe, R.A., Burbridge, M.A. 2017
Аннотация

Мы представляем подробный отчет о краниотомии в сознании пациента по поводу рецидива коллоидной кисты третьего желудочка у пациента с тяжелой легочной артериальной гипертензией на фоне синдрома Эйзенменгера, выполненной через 6 недель после того, как мы лечили того же пациента по более консервативной методике.Этот пациент имеет высокий риск периоперационной смертности и может быть особенно восприимчив к периоперационным изменениям гемодинамики или сдвигу жидкости. Риски индукции и выхода из общей анестезии должны быть сбалансированы с рисками, присущими краниотомии в сознании, в каждом конкретном случае.

Посмотреть подробности для DOI 10. 1213/XAA.0000000000000664

Посмотреть подробности для PubMedID 29135526

Легочный гипертонический криз после склеротерапии этанолом сложной сосудистой мальформации Журнал перинатологии Кордеро-Шмидт, Г., Валленштейн М., Озен М., Шах Н., Джексон Э., Овсепян Д., Пальма Дж. 2014; 34 (9): 713-715 Роль кетамина в лечении легочной гипертензии и правожелудочковой недостаточности. Журнал кардиоторакальной и сосудистой анестезии Максвелл, Б.Г., Джексон, Э. 2012 г.; 26 (3): е24-5 Метод быстрой надежной респираторной синхронизации для МРТ ДЕТСКАЯ РАДИОЛОГИЯ Васанавала С.С., Джексон Э. 2010 г.; 40 (10): 1690-1692 Влияние дексмедетомидина на электрофизиологию сердца у детей АНЕСТЕЗИЯ И АНАЛГЕЗИЯ Хаммер, Г.Б., Дровер, Д. Р., Цао, Х., Джексон, Э., Уильямс, Г. Д., Рамамурти, К., Ван Харе, Г. Ф., Никш, А., Дубин, А.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.